Адаптация и стресс у детей

Когда у вашего ребенка стресс

Казалось бы, детство и стресс – понятия противоположные. Какие у детей могут быть стрессовые ситуации, ведь они катаются с горки на ледянке, веселятся на перемене с одноклассниками, смотрят мультики и в принципе не знают, что такое взрослые заботы? Выберите возраст ребенка и узнайте о симптомах стресса из опыта мам.

Выберите возраст ребенка выше

Ребёнок поступает в детский сад,

Адаптация к новой среде может занять несколько лет.

Ребёнок поступает в школу, начинается новый процесс адаптации.

Психологическая нагрузка резко возрастает в связи с большим потоком информации,

необходимостью делать домашние задания, обилием новых людей.

впервые оказываясь вне привычной семейной среды.

— Ирина, мама 4-летней Оли

— Мария, мама 5-летнего Егора

— Наталья, мама 3-летнего Миши

— Ксения, мама 9-летней Алисы

— Дарья, мама 7-летнего Никиты

— Ольга, мама 8-летнего Арсения

Начинается половое созревание.

Гормональные изменения в организме увеличивают нагрузку на психику.

— Екатерина, мама 13-летней Лики

— Марина, мама 12-летнего Арсения

— Елена, мама 14-летнего Клима

Сложно поверить, но практически любое нарушение привычного уклада — стресс для ребенка. Мама не вернулась домой ровно в 20:00, чтобы как обычно почитать сыну сказку — стресс. Малыш привыкает к няне (пусть даже самой лучшей на свете) — стресс. Дочка перешла в новую школу и к концу первого учебного дня не обзавелась подругой — стресс. На носу итоговое сочинение — стресс…

Взрослым кажется, что эта «проблема» — пустяковая и, даже если ребенок переживает, то ничего страшного в этом нет, ведь «сейчас он расстроен, а через секунду хохотать будет». Однако здесь не все так однозначно. Стресс имеет свойство накапливаться в организме. А вот в этом точно ничего позитивного и полезного нет.

Вам знакома ситуация, когда довольно послушный малыш в один миг превращается в абсолютно неуправляемое существо, которому вдруг все не нравится – и утренние объятия, и процесс умывания, и любимое блюдо на завтрак, и даже очаровательный щенок? Он не может объяснить, что не так – он просто закатывает истерику и отвергает любой предложенный вами вариант.

Таких «капризов» может быть сколько угодно и в любом возрасте. Притом с изменяющимися условиями, в тандеме с которыми живет ребенок, (будь то поход в сад, переход в новую школу, переходный возраст) будут меняться и сами проявления стресса.

«Я не узнаю своего сына. Раньше его было не оторвать от всех собак в округе, но сейчас он при приближении любого животного вздрагивает. В торговый центр его вытащить невозможно, потому что ростовые куклы заставляют Арсения прятаться за мою спину. А спать он стал только при включенном свете. Если я его выключаю, то сын пускается в слезы».

мама 8-летнего Арсения

Непослушание, агрессия, повышенная возбудимость, энурез, заикание, нарушение аппетита… Психолог, скорее всего, назовет эти признаки внешним проявлением очередного возрастного кризиса, и посоветует быть гибче и терпимее относиться к своему ребенку. Но психологические нюансы могут быть лишь вершиной айсберга. Знаете ли вы, что недостаток магния — одна из ключевых причин проявления стресса?

Дело в том, что магний по природе своей — природный стабилизатор особых рецепторов головного мозга, которые возбуждаются при любом стрессе 1 .То есть дефицит магния —

одно из объяснений, почему может развиваться стресс.

Непослушание, агрессия, повышенная возбудимость, энурез, заикание, нарушение аппетита… Психолог, скорее всего, назовет эти признаки внешним проявлением очередного возрастного кризиса, и посоветует быть гибче и терпимее относиться к своему ребенку. Но психологические нюансы могут быть лишь вершиной айсберга. Знаете ли вы, что недостаток магния — одна из ключевых причин проявления стресса? Дело в том, что магний по природе своей — природный стабилизатор особых рецепторов головного мозга, которые возбуждаются при любом стрессе1. То есть дефицит магния — одно из объяснений, почему может развиваться стресс.

В то же самое время, ученым в ходе эксперимента, где добровольцы подвергались интенсивному шумовому воздействию, удалось выяснить, что даже такая стрессовая ситуация (а она, согласитесь, не самая глобальная в современном мире) привела к значительному увеличению выделению магния с мочой 2 . То есть стресс — один из главных виновников значительного снижения уровня магния в крови.

Раствор Магне В6 восполняет дефицит магния, что поддержит баланс в нервной системе ребенка.

Имеются противо — показания, необхо — димо проконсуль-тироваться со специалистом

В то же самое время, ученым в ходе эксперимента, где добровольцы подвергались интенсивному шумовому воздействию, удалось выяснить, что даже такая стрессовая ситуация (а она, согласитесь, не самая глобальная в современном мире) привела к значительному увеличению выделению магния с мочой. То есть стресс — один из главных виновников значительного снижения уровня магния в крови.

Получается ничто иное как замкнутый круг: стресс снижает уровень магния в организме, а недостаток этого микроэлемента существенно снижает уровень стрессоустойчивости. Обращайте внимание на то, как и в какой степени проявляются эти симптомы. Имейте в виду, что ваше настроение и поведение могут существенно повлиять на ситуацию.

Помимо стресса хронический дефицит магния вызывает серьёзные и часто необратимые изменения в организме. Нехватка магния обусловливает предрасположенность к сахарному диабету, сердечно-сосудистым патологиям, остеопорозу, психическим расстройствам и т.д.

Практически каждую неделю сын просыпается по ночам от того, что простынь под ним стала мокрой! При том, что на ночь он не пьет, с гаджетами подолгу не засиживается, да и со сном никогда проблем не возникало».

мама 7-летнего Никиты

Сколько магния нужно организму? Магний не менее важен для нашего организма, чем кальций и натрий, ведь он присутствует практически в каждой клетке нашего организма и принимает участие в жизненно-важных биохимических процессах. Не удивительно, что ежедневная потребность в магнии у ребенка очень высока: для малыша 3-6 лет нормой является 200 мг в сутки, для ребенка 6-10 лет – 250 мг, для подростка 10-17 лет – 300 мг. 2

Казалось бы, что может быть проще – потребляй в нужном количестве орехи, шпинат, сыр – и проблем не будет. Но, увы, далеко не всегда в детском рационе содержится достаточное количество ценного нутриента. Да и к тому же лишь малая часть магния из этих продуктов питания может усваиваться организмом.

В двух ампулах питьевой формы препарата, содержащего магний (доза для 3-летнего ребёнка) содержится 200 мг этого вещества. Это такое же количество магния, как…

или арахиса

  • В 300 граммах

    шоколада

  • В 400 граммах

    сыра

  • В 600 граммах

    пшеничного хлеба

  • В 1 кг помидоров

    или огурцов

  • В 2 кг яблок

    Причем исследователи отмечают падение содержания магния в индустриально выращенных овощах и фруктах. По некоторым данным, за последние 50 лет оно сократилось.

    Также в рационе появились продукты, которые ускоряют вывод магния из организма. К ним относится, например, ортофосфорная кислота, входящая в состав газированных напитков.

    Надёжный способ избежать дефицита магния — приём магниесодержащих препаратов. Питьевой раствор магния просто предложить ребенку, он имеет приятный вкус и карамельный аромат. В состав препарата входит также витамин В6 (пиридоксин). Он участвует во многих метаболических процессах и улучшает всасывание магния из желудочно-кишечного тракта и его проникновение в клетки.

    Настрой ребенка на лучшее

    Раствор Магне В6 восполняет дефицит

    магния, что поддержит баланс

    в нервной системе ребенка

    АО «Санофи Россия», ул. Тверская, 22

    Магне В6®. Раствор для приема внутрь. Действующие вещества: магния лактат, магния пидолат, пиридоксина гидрохлорид. Показания к применению: установленный дефицит магния, изолированный или связанный с другими дефицитными состояниями. Противопоказания: повышенная чувствительность к компонентам препарата, тяжелая почечная недостаточность, детский возраст до 1 года, одновременный прием леводопы.

    Инструкция по применению препарата Магне В6 ампулы. Рег. уд. № П №013203/02 Громова О. А. Дефицит магния как проблема современного питания у детей и подростков. Педиатрическая фармакология. 2014. № 11 (1). С. 20–30.

    • 1 Акарачкова Е., Вершинина С., Котова О. Алгоритм диагностики, лечения и профилактики стресса и стресс-связанных расстройств у детей и подростков //

    • Издание: Вопросы. 2014.

    • 2 Громова О., Гоголева И. Применение магния в зеркале доказательной медицины и фундаментальных исследований в терапии // Фарматека. 2007.

    magnekids.letidor.ru

    7.2.1. Детский организм и стресс

    Условия обитания предъявляют к детскому организму все возрастающее количество стрессогенных факторов. Происходят глобальные изменения окружающей среды. Увеличивается темп жизни. Растет экологическое напряжение. Все это сказывается на условиях жизни ребенка, его семьи, всего общества в целом.

    Несмотря на то что в науке стрессу в последнее время уделяется довольно пристальное внимание, возрастные его аспекты изучены сравнительно мало. Основное число исследований посвящено посттравматическому стрессу и последствиям заболеваний у детей.

    Посттравматический стресс. В работах, посвященных посттравматическому стрессу, выделяют различные типы реакций на произошедшее событие: вытеснение; разграничение «Я» на «Я-реальное» и «Я-жертва»; фиксация на психотравмирующей ситуации; тревожность; эмоциональная лабильность; психопатические поведенческие реакции; замкнутость; ослабление социальных контактов; разочарование в людях и нравственных ценностях. Отмечается роль возраста ребенка в переживании травматического стресса. К характеристикам темперамента, обеспечивающим умение справляться со стрессом, относятся следующие: предсказуемость поведения; оптимизм; адаптируемость к изменениям; более высокий уровень достижений; более высокий порог восприятия травмирующего события и реакции на него. Анализ случаев посттравматического стрессового расстройства у детей, которые были жертвами или свидетелями психотравмирующих ситуаций (стихийные бедствия, агрессия со стороны человека), показал следующее: специфичной для детского переживания травматического события является травматическая игра (эквивалентная повторному переживанию травмы у взрослых). В травматической игре переиначиваются элементы события в повторяющейся безрадостной и стереотипной форме. В некоторых случаях переживание может вызвать раздвоение личности, возвращение к травмирующему опыту, галлюцинаторные переживания травмы.

    Выделяют следующие индивидуальные формыреагирования на стресс:

    а) тормозной тип реагирования (пассивный),для которого характерны симптомы: психологическая амнезия (у детей встречается утрата навыков и умений экспрессивной речи), стремление избегать напоминаний о травме, подавленность мыслей и чувств, а также избегание активности в ситуациях, напоминающих стрессогенную;

    б) патологическая психофизиологическая возбудимость,которая проявляется в раздражительности, сверхнастороженности, повышенной пугливости, плохой концентрации внимания.

    Чувствительность каждого ребенка к стрессогенному воздействию зависит от ряда факторов: генетических, конституциональных, типологических особенностей, жизненного опыта, уровня развития, а также от содержания и интенсивности события, вызывающего стресс. Эти факторы определяют величину психологических защитных ресурсов ребенка и его способность самостоятельно справиться с ситуацией.

    Возрастные особенности реакции на стресс. В целом дети реагируют на психическую травму изменениями состояния сознания, межличностных отношений, импульсивного контроля поведения и изменением вегетативных функций. Тем не менее существуют различия в феноменологии, соответствующие фазе развития ребенка. Здесь условно выделяют три периода: дошкольный, школьный и юношеский.

    1. Дошкольный период.Способность запоминать и в словесной форме воспроизводить травматический опыт у большинства детей формируется между 2,5 и 3 годами. До этого возраста дети также могут реагировать на психотравму, но симптомы эти неспецифичны и этиология их неясна. У 3-летнего ребенка будут проявляться личностные изменения, меняться игры и появляться страхи, связанные с травматизирующим событием. Воспоминания, как правило, отрывочные. При этом отдельные, короткие травмирующие события легче вспоминаются. Когда ребенок подрастает, он приукрашивает и перерабатывает свои воспоминания. Обычны их ассоциирования с последующими неприятными событиями.

    Особенно беспомощны при столкновении с серьезной опасностью дошкольники. Им зачастую требуется серьезная помощь для восстановления душевного равновесия после психотравмирующих событий. Сталкиваясь лицом к лицу с опасностью, исходящей извне, они чувствуют себя беззащитными. Весь выбор маленького ребенка – это убежать или остаться, смотреть или нет, бодрствовать или уснуть. Все это лишь ограниченный набор действий пассивного наблюдателя, а не активного участника. Стрессовые реакции детей после четырех лет очень зависят от реакции родителей, от их видимой тревоги. Проявления этой тревоги усиливают собственную детскую беспомощность и беспокойство. Правда, дети старшего дошкольного возраста воображают в роли защитников своих старших братьев или родителей. Дошкольники чаще, чем дети других возрастных групп, реагируют на стресс подавленностью или даже психогенной немотой. Дети дошкольного возраста зачастую воспроизводят травмировавшее их событие в игре.

    2. Школьный возраст.У детей школьного возраста наблюдается более широкий диапазон когнитивных, поведенческих и эмоциональных реакций. Дети этого возраста часто проявляют сужение познавательных способностей, наблюдаемое и у взрослых. Функциональные нарушения интеллекта отражаются в падении успеваемости. Причиной ухудшения способности ребенка концентрировать внимание могут быть травмирующие его воспоминания, то, что он пытается подавлять, спонтанно возникающие в сознании мысль, а также тревога и депрессия.

    Школьники, в отличие от дошкольников, более не довольствуются ролью пассивных наблюдателей, но могут быть и участниками, хотя бы только в воображении. Воображаемые планы и действия отражают определенную неуязвимость этой возрастной группы, зачастую проявляясь в фантазиях о спасении потерпевшего в травмирующей ситуации.

    Дети более старшего возраста много времени уделяют обсуждению деталей травматического события. Делая это, они как бы временно защищаются от тревоги и страха. Это может стать формой фиксации на травме, характеризующейся неэмоциональным, почти точным отчетом о ситуации, избавляющей от психотравмы. Иногда, наоборот, ребенок находится в состоянии повторяющихся приступов возбуждения, как бы в отношении надвигающейся опасности.

    Школьники особенно чувствительны к развитию психосоматических симптомов, таких как желудочные боли и др. Они могут часто обращаться к медсестре при отсутствии у них психосоматических симптомов заболевания.

    3. Подростковый и юношеский возраст.Проявление посттравматического стрессового расстройства у юношей и подростков напоминает эти проявления у взрослых. Чувство стыда и обиды травматизирует социальную позицию ребенка и приводит его к поискам новой социальной общности.

    Травматизированная молодежь проходит через период вызывающего поведения, характеризующегося бездельем, нескромностью в сексуальном поведении, руганью и деликвентностью. Для них характерно поведение протеста, из-за которого они совершенно не воспринимают никаких авторитетов. Если им доступны автомобили и оружие, это в сочетании с низким импульсивным контролем, слабой способностью хладнокровно рассуждать и антисоциальным поведением может быть опасным для жизни.

    В старших возрастных группах проявления детского посттравматического расстройства сходны с его проявлениями у взрослых. Тем не менее есть определенные различия, отражающие фундаментальные, хотя пока еще точно не выясненные нейрофизиологические различия между детьми и взрослыми. В отличие от взрослых, перенесших травматическое событие, дети обычно не вытесняют травм. Хотя для ребенка и трудно в эмоциональном отношении описывать детали произошедшего события, они дают его ясную и четкую оценку. Пока не сообщалось об амнезии отдельных эпизодов травмирующего события у детей, скорее всего эти явления у них очень редки. Живые, яркие воспоминания об этих событиях в детстве могут сохраняться у человека на протяжении многих лет с необычайной отчетливостью. Не отрицая психотравмирующего события и не забывая его, юноши вместе с тем и не жалуются на непроизвольную ретроспекцию (на то, что в сознании непроизвольно всплывают отдельные эпизоды травмирующего события).

    Стрессорное действие болезни. В последние годы появились работы, посвященные стрессорным воздействиям заболеваний у детей. Болезнь – это всегда стресс. Исследование влияния предоперационного стресса на физиологические функции у детей и подростков показало, что в условиях эмоционального напряжения наиболее выражены реакции вегетативной сферы. Об этом можно было судить по динамике частоты сердечных сокращений и по изменениям в сердечных циклах. О нарушениях гомеостаза свидетельствовали, в частности, сдвиги, происходившие в терморегуляции. Отмечены возрастные и половые различия в вегетативном обеспечении адаптивного ответа детского организма на стрессовую ситуацию.

    Стрессором может быть и хроническое заболевание. Оно значительно отличается от вышерассмотренного стрессора – психотравмирующего события. Хроническое заболевание лишено той внезапной ударной силы, что катастрофа или преступление, но значительно по длительности и непрерывности действия. Последствия хронических заболеваний у детей связаны с проблемами в обучении и в социальной адаптации. При этом у детей младшего школьного возраста ухудшается в основном учеба, а у более старших детей основные проблемы связаны с социальной адаптацией. Для юношей характерна большая социальная дезадаптация, чем для девушек. У больных детей формируется низкая самооценка, неуверенность в себе, склонность к одиночеству.

    Помимо самой болезни, для больного ребенка стрессором может оказаться и сама процедура лечения.

    Наличие в семье хронически больного ребенка создает трудности и проблемы не только для него самого, но и для всей семьи – родителей, здоровых братьев и сестер. Для решения этих проблем применяют разнообразные меры – например, семейную психотерапию, которая преимущественно используется и в реабилитации при посттравматическом стрессе.

    studfiles.net

    Адаптация детей и подростков в условиях эмоционального стресса Текст научной статьи по специальности «Психология»

    Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Мельникова Ирина Евгеньевна

    Рассматриваются закономерности мобилизации адаптационного ресурса у детей и подростков при обеспечении когнитивной и физической деятельности . Подробно рассмотрены механизмы адаптации к деятельности на уровне вегетативного и регуляторного контура. Интегративно представлена специфика адаптации у мальчиков и девочек. Исследована роль эмоционального стресса в обеспечении адаптивных реакций. Установлено, что в процессе выполнения физической деятельности у детей и подростков на уровне регуляторного контура реализуются те же закономерности, что и при выполнении когнитивной деятельности. Наибольшее сходство этих процессов наблюдается на фоне сформированной мотивации. В группе детей, не занимающихся спортом, эти реакции оказываются более вариабельными и не всегда достаточно эффективными, тогда как в группе детей и подростков , занимающихся спортом, эти адаптивные реакции носят однонаправленный характер и характеризуются высокой эффективностью мобилизации адаптационного ресурса, уже начиная со старшего дошкольного возраста.

    Adaptation of Children and Teenagers in the Conditions of Emotional Stress

    The paper considers regularity of the children’s and teenagers’ adaptive resources mobilization when provided with cognitive physical activity. The mechanisms of adaptation to an activity on the level of the vegetative and regulatory systems are thoroughly analyzed. The article is also devoted to the specifics of boys’ and girls’ adaptation and the role of an emotional stress in providing of the adaptive reactions. It has been established that on the level of the regulatory system the same regularities characterize both the cognitive and physical activities of the children and teenagers. The closest similarity of these processes stands out against the background of the formed motivation. These reactions are more variable and not always enough effective in a group of the children and teenagers who don’t go in for sport. While in a group of those who do, these reactions become unidirectional and are characterized by high efficiency of the adaptive resources mobilization even at preschool age.

    Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Мельникова Ирина Евгеньевна,

    Текст научной работы на тему «Адаптация детей и подростков в условиях эмоционального стресса»

    ?Психология развития Developmental Psychology

    УДК 159.922.7 ББК Ю98

    Ирина Евгеньевна Мельникова,

    доктор психологических наук, профессор, Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена (Санкт-Петербург, Россия), e-mail: nad.saraeva2012@yandex.ru

    Адаптация детей и подростков в условиях эмоционального стресса

    Рассматриваются закономерности мобилизации адаптационного ресурса у детей и подростков при обеспечении когнитивной и физической деятельности. Подробно рассмотрены механизмы адаптации к деятельности на уровне вегетативного и регуляторного контура. Интегративно представлена специфика адаптации у мальчиков и девочек. Исследована роль эмоционального стресса в обеспечении адаптивных реакций. Установлено, что в процессе выполнения физической деятельности у детей и подростков на уровне регуляторного контура реализуются те же закономерности, что и при выполнении когнитивной деятельности. Наибольшее сходство этих процессов наблюдается на фоне сформированной мотивации. В группе детей, не занимающихся спортом, эти реакции оказываются более вариабельными и не всегда достаточно эффективными, тогда как в группе детей и подростков, занимающихся спортом, эти адаптивные реакции носят однонаправленный характер и характеризуются высокой эффективностью мобилизации адаптационного ресурса, уже начиная со старшего дошкольного возраста.

    Ключевые слова: эмоциональный стресс, адаптация, дети и подростки, когнитивная и физическая деятельность, закономерности мобилизации адаптационного ресурса.

    Irina Evgen’evna Mel’nikova,

    Doctor of Psychology, Professor, Gertsen Russian State Pedagogical University (Saint-Petersburg, Russia), e-mail: nad.saraeva2012@yandex.ru

    Adaptation of Children and Teenagers in the Conditions of Emotional Stress

    The paper considers regularity of the children’s and teenagers’ adaptive resources mobilization when provided with cognitive physical activity. The mechanisms of adaptation to an activity on the level of the vegetative and regulatory systems are thoroughly analyzed.

    The article is also devoted to the specifics of boys’ and girls’ adaptation and the role of an emotional stress in providing of the adaptive reactions. It has been established that on the level of the regulatory system the same regularities characterize both the cognitive and physical activities of the children and teenagers. The closest similarity of these processes stands out against the background of the formed motivation. These reactions are more variable and not always enough effective in a group of the children and teenagers who don’t go in for sport. While in a group of those who do, these reactions become unidirectional and are characterized by high efficiency of the adaptive resources mobilization even at preschool age.

    Keywords: emotional stress, adaptation, children and teenagers, cognitive and physical activity, regularity of the adaptive resources mobilization.

    В современных условиях степень воздействия как биологических, так и социальных факторов на личность постоянно уси-

    ливается. Увеличивается количество и сила воздействия неадекватных факторов, которые определяют напряжённость адаптацион-

    ных процессов. Адаптация человека затрагивает широкой спектр общебиологических закономерностей и связана, прежде всего, с саморегуляцией многокомпонентных систем функциональных систем [1; 4; 6]. Одной из важнейших проблем при этом является формирование стресса как ответной реакции организма.

    Принципиально важной стороной понимания процесса адаптации является то, что способность или неспособность человека приспосабливаться к неадекватному воздействию факторов биосоциальной среды всегда выступает как практический критерий жизнедеятельности [4; 5]. Одним из основных факторов оптимизации здоровья и повышения физической работоспособности является моторная активность, что наиболее явно проявляется в условиях гиподинамии, нарастающей по мере развития общества. При повторных двигательных нагрузках возникает адаптированность к ним, которая базируется на увеличении резервных возможностей человека и совершенствовании механизмов их мобилизации. Двигательная активность, которая часто носит соревновательный характер за счёт формирования мотивационной деятельности, с одной стороны, способствует формированию эмоционального стресса, запускающего механизмы мобилизации резервных возможностей организма, а с другой -способствует снижению воздействия дистресса и нормализует эмоциональный статус организма [3; 6]. При этом следует учитывать зависимость физического состояния, уровня функциональных резервов человека и его адаптивных возможностей от пола и возраста [7], что особенно ярко проявляется в детском возрасте.

    В течение длительного периода считалось, что адаптация к когнитивной деятельности основывается на принципиально иных механизмах и не требует включения мобилизации адаптационных ресурсов. Современные исследования доказали, что напряжённая когнитивная деятельность также обеспечивается за счёт резервных возможностей человека и осуществляется в условиях стресс-реакции [3; 8]. При этом происходит определённая трансформация сердечного ритма. Так же, как и при физической деятельности, механизмы адаптации к когнитивной деятельности совершенствуются с возрастом и имеют выраженные гендерные особенности [9; 10]. Представляется возможным выделить два контура обеспечения адаптивных реакций — вегетативный, который можно оце-

    нивать, прежде всего, по характеристикам сердечного ритма, и регуляторный, который можно оценивать по изменениям психофизиологических показателей. Подбор доступных методик, способствующих выявить изменения, возникающие в обоих контурах, позволяет выделить интегративные показатели успешности адаптации и препятствовать возникновению дезадапационных изменений.

    Целью исследования является исследование психофизиологических закономерностей мобилизации адаптационного ресурса у детей и подростков для обеспечения интеллектуальной и физической деятельности, определение полоспецифических особенностей адаптации в процессе специализации физической деятельности в условиях стресса, который возникает при соревновательном тестировании.

    Задачами данного исследования являлось:

    — Проведение исследования уровня мобилизации адаптационного ресурса у детей и подростков в процессе обеспечения когнитивной и физической деятельности.

    — Выявление психологических и психофизиологических валидных маркеров, характеризующих высокую и достаточную эффективность мобилизации адаптационного ресурса у детей и подростков при обеспечении когнитивной и физической деятельности.

    — Выявление наиболее общих закономерностей мобилизации адаптационного ресурса при обеспечении когнитивной и физической деятельности в условиях стресса.

    В исследовании принимали участие две группы испытуемых: занимающиеся (экспериментальная группа) и не занимающиеся спортом (контрольная группа). В каждой группе было представлено четыре возрастных среза: дети 6 лет, посещающие ДОУ обычного типа; дети 7 лет, посещающие общеобразовательную школу; подростки 12 лет, посещающие общеобразовательную школу или спортивный интернат; юноши и девушки 18 лет, обучающиеся на гуманитарных факультетах РГПУ им. А. И. Герцена (контрольная группа); и девушки 18 лет, обучающиеся в университете физической культуры им. П. Ф. Лесгафта (экспериментальная группа). В каждую группу входило 30 челочек -15 девочек и девушек и 15 мальчиков и юношей.

    В процессе тестирования, как при когнитивной, так и при физической деятельности, нагрузка сначала выполнялась в условиях индивидуального тестирования. Затем по его

    результатам подбирались примерно равные пары, которые выполняли данную работу в условиях соревнования. Для моделирования соревновательной ситуации участники были предупреждены, что каждый победитель парного соревнования получает приз (для детей 6 и 7 лет — игрушки; для подростков и девушек и юношей контрольной группы — канцелярские принадлежности; для девушек экспериментальной группы — предметы спортивной формы).

    В результате исследования было установлено, что ИЭП является интегративным показателем, характеризующим эффективность мобилизации адаптационных ресурсов вегетативного контура при выполнении когнитивной деятельности. Данные по изменению этого показателя у испытуемых разных возрастных групп приведены на рис. 1. Установлено, что реакции эмоционального стресса (соревновательная ситуация) оказываются более выраженными у девочек и девушек по сравнению с мальчиками того же возраста [2]. Однако имеются многочисленные данные, показывающие, что физиологические резервные возможности мужского организма оказываются значительно больше, чем женского, и эта закономерность, проявляясь в онтогенезе уже в препубертатный период, в дальней-

    шем сохраняет тенденцию к усилению различий [3]. Сопоставляя изменения, происходящие в разных возрастных группах, можно отметить, что показатель ИЭП оказывается в среднем несколько ниже у девочек 6 и 12 лет по сравнению с мальчиками даже в условиях мотивированной деятельности и выраженной стресс-реакции. В этом проявляется общая тенденция гетерохронности созревания систем обеспечения успешной адаптации в онтогенезе. По-видимому, центральным звеном обеспечения успешности протекания адаптационных реакций является зрелость и функциональное состояние регуляторного контура, обеспечивающего их мобилизацию.

    В процессе осуществления когнитивной деятельности у детей и подростков различных возрастных групп складывается специфическая система взаимодействия вегетативного и регуляторного контура при мобилизации адаптационного ресурса, наиболее эффективная на фоне сформированной мотивации. Наиболее эффективно эта система начинает функционировать с 7-летнего возраста. Однако у мальчиков-подростков мобилизация адаптационного ресурса происходит менее эффективно по сравнению с девочкам этой возрастной группы.

    инд. тест I соревноват. тест

    Рис. 1. Изменение ИЭП у детей разных возрастных групп в условиях мотивированной и слабо мотивированной деятельности (бит/удар)

    Вегетативный коэффициент (ВК), определяемый по тесту Люшера, позволяет оценить степень включения эмоциональных реакций в обеспечение успешного обеспечения адаптации (рис. 2). Стратегия эмоционального обеспечения у большинства девочек оказалась схожей: до нагрузки этот показатель достоверно выше, чем у мальчиков (р < 0,01), а после неё снижается. У мальчиков и юношей изменение этого показателя при выпол-

    нении когнитивной деятельности оказывается более вариабельным. Важно отметить, что наименее благоприятное состояние эмоциональной сферы характеризовало мальчиков 12 лет: подростки этой возрастной группы достаточно часто первыми выбирали коричневый и чёрный цвета. По-видимому, это может являться симптомом дезадаптационных изменений в эмоциональной сфере. В усло-

    виях мотивированной деятельности эти тенденции проявляются ещё более ярко.

    В процессе выполнения физической деятельности у детей и подростков на уровне регуляторного контура реализуются те же закономерности, что и при выполнении когнитивной деятельности. Наибольшее сходство этих процессов наблюдается на фоне сформированной мотивации. В группе детей, не занимающихся спортом, эти реакции оказываются более вариабельными и не всегда достаточно эффективными, тогда как в группе

    детей и подростков, занимающихся спортом, эти адаптивные реакции носят однонаправленный характер и характеризуются высокой эффективностью мобилизации адаптационного ресурса, уже начиная со старшего дошкольного возраста (рис. 2).

    Выявленные тенденции в подростковом возрасте могут свидетельствовать об общем неблагополучии эмоциональной сферы детей, которая определяется преобладанием отрицательных эмоций и дисбалансом процессов возбуждения и торможения.

    Рис. 2. Изменение вегетативного коэффициента у детей разных возрастных групп в условиях мотивированной и слабо мотивированной деятельности

    Индивидуальное тестирование | Соревноват. тестирование Индивидуальное тестирование | Соревноват. тестирование Девочки

    Рис. 3. Изменение энергетического эквивалента пульсового удара (ЭЭП, вт/удар) у детей разных возрастных групп при выполнении физической нагрузки в условиях мотивированной

    и слабо мотивированной деятельности

    Было показано, что у девочек показатель ЭЭП оказался в среднем ниже, чем у мальчиков, за исключением детей 6-ти лет в условиях индивидуального тестирования (р < 0,01). Это отражает общие тенденции

    формирования функциональных резервов и адаптационного ресурса в онтогенезе (рис. 3). В условиях сформированной мотивации у мальчиков разных возрастных групп мобилизация адаптационного ресурса у мальчиков

    осуществляется в меньшей степени, чем у девочек. Можно заключить, что у девочек и девушек более эффективно обеспечивается включение адаптивных реакций за счёт регуляторного контура. Гендерные особенности изменения ЭЭП могут поражать компенсаторные механизмы мобилизации, которые стабильно формируются у девочек уже начиная с семи лет. У мальчиков же наблюдается выраженное снижение эффективности этих реакций в подростковом возрасте.

    У детей и девушек, занимающихся спортивной деятельностью достаточно регулярно, показатели ЭЭП как в условиях индивидуального, так и соревновательного тестирования, оказывается достоверно выше, что свидетельствует о большем объёме функциональных ресурсов, уже начиная с 7-летнего воз-

    раста (рис. 4). В условиях соревновательного тестирования мобилизация адаптационных ресурсов осуществляется у них так же более эффективно, чем у детей и юношей, не занимающихся регулярно спортивной деятельностью. Следует отметить, что в этой группе испытуемых наблюдаются аналогичные тенденции у мальчиков и девочек. Это свидетельствует о том, что регулярная спортивная деятельность способствует более эффективной организации адаптационных процессов на уровне регуляторного контура. Кроме того, общий объём адаптационных ресурсов у детей и подростков, регулярно занимающихся спортивной деятельностью, существенно увеличивается, что достоверно проявляется уже в 7-летнем возрасте (р < 0,01).

    Соревноват. тестирование тестирование

    Рис. 4. Изменение энергетического эквивалента пульсового удара (ЭЭП, вт/удар) у детей разных возрастных групп, занимающихся спортом, при выполнении физической нагрузки в условиях мотивированной и слабо мотивированной деятельности

    Рис. 5. Изменение вегетативного коэффициента у детей разных возрастных групп при выполнении физической нагрузки в условиях мотивированной и слабо мотивированной деятельности

    Изменение эмоциональной направленности при осуществлении физической деятельности проявляет те же тенденции, что и при когнитивной. Видно, что у девочек показатели ВК перед началом физической работы достоверно выше, чем у мальчиков, что свидетельствует об их более высокой настроенности на предстоящую деятельность (рис. 5). Снижение этого показателя после тестирования отражает более полное использование эмоционального ресурса при выполнении физической работы, что наиболее ярко выражено у детей и подростков, занимающихся спортом. Наиболее яркие изменения происходят в группах детей 7 лет и подростков 12 лет. У юношей и девушек эти тенденции менее выражены, что может свидетельствовать о меньшей значимости для них выполнения физической нагрузки. Более выраженные изменения у детей и подростков могут быть связаны с большей выраженностью эмоционального напряжения при соревновательном выполнении физической нагрузки. Получение приза для них является значимой мотивацией обеспечения деятельности. У девушек и юношей значимость результата, а следовательно и его мотивированность, выражена в меньшей степени.

    Можно заключить, что в возрасте 7 лет усиливаются полоспецифические различия формирования адаптивных реакций, при

    этом меняется структура корреляционных связей, главным образом, для показателей функционального состояния нервной системы в обеспечении адаптивных реакций в процессе осуществления когнитивной и физической деятельности. Вне зависимости от пола, при специализации в ациклических видах спортивной деятельности происходит формирование векторной направленности корреляционных матриц.

    У детей и подростков специфика адаптивных реакций в условиях индивидуального тестирования отражает направленность тренировочного процесса, тогда как в условиях внешней мотивированной деятельности реакции протекают однонаправлено, что свидетельствует о включении единого механизма обеспечения адаптации независимо от специфики спортивной деятельности. Наибольшая групповая вариабельность отмечается в отношении регуляторного контура адаптивных реакций, который характеризуется разнонаправленностью реакций отдельных своих звеньев, тесно связан со спецификой долговременной адаптации и предполагает наличие разных типов реакций у девушек. Эти реакции наиболее явно проявляются в условиях внешнемотивированной деятельности, которая приводит к формированию эмоционального стресса.

    1. Анохин П. К. Узловые вопросы теории функциональной системы. М.: Наука, 1980. 196 с.

    2. Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб.: Питер, 2002. 544 с.

    3. Каменская В. Г., Томанов Л. В. Психофизиологические признаки различной интеллектуальной успешности нормально развивающихся детей в сравнении с их сверстниками, имеющими интеллектуальные нарушения // Экология образования: актуальные проблемы. Архангельск.: Северодвинский филиал Поморского ун-та. М., 2001. С. 187-193.

    4. Меерсон Ф. З., Пшенникова М. Г Адаптация к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам. М.: Медицина, 1988. 254 с.

    5. Медведев В. И. Адаптация человека. СПб.: Ин-т мозга РАН, 2003. 584 с.

    6. Мельникова И. Е. Особенности адаптации детей и подростков к различным видам деятельности. СПб.: ИНФО-ПРЕСС, 2005. 164 с.

    7. Николаева Е. И., Куделькина С. Г, Смирнова Н. А. Особенности адаптационных ресурсов школьников массовой школы // Здоровье и социальная адаптация: науч.-практ. семин.: СПб., 2009. С. 37-52.

    8. Томанов Л. В., Каменская В. Г, Деханова И. М. Социально-психологические характеристики и здоровье в процессе адаптации к учебному процессу студентов психолого-педаго-гических специальностей, обучающихся в различных социокультурных условиях // Здоровье и социальная адаптация: науч.-практ. семинар.: СПб., 2009. С. 19-37.

    10. Kikuchi Shogo, Rona Roberto J., Chinn Sussan. Physical fitness of 9 year olds in England. Related factors // J. Epidomiol and Community Health. 1995. 49 № 2. P. 180-185.

    1. Anohin P. K. Uzlovye voprosy teorii funktsional'noy sistemy. M.: Nauka, 1980. 196 s.

    2. Il'in E. P. Differentsial'naya psihofiziologiya muzhchiny i zhenschiny. SPb.: Piter, 2002.

    3. Kamenskaya V. G., Tomanov L. V. Psihofiziologicheskie priznaki razlichnoy intellektual'noy uspeshnosti normal'no razvivayuschihsya detey v sravnenii s ih sverstnikami, imeyuschimi intellektual'nye narusheniya // Ekologiya obrazovaniya: aktual'nye problemy. Arhangel'sk.: Severodvinskiy filial Pomorskogo Un-ta. M., 2001. S. 187-193.

    4. Meerson F. Z., Pshennikova M. G. Adaptatsiya k stressornym situatsiyam i fizicheskim nagruzkam. M.: Meditsina, 1988. 254 s.

    5. Medvedev V. I. Adaptatsiya cheloveka. SPb.: In-t mozga RAN, 2003. 584 s.

    6. Mel'nikova I. E. Osobennosti adaptatsii detey i podrostkov k razlichnym vidam deyatel'nosti.

    SPb.: INFO-PRESS, 2005. 164 s.

    7. Nikolaeva E. I., Kudel'kina S. G., Smirnova N. A. Osobennosti adaptatsionnyh resursov shkol'nikov massovoy shkoly // Zdorov'e i sotsial'naya adaptatsiya: nauch.-prakt. semin.: SPb., 2009.

    8. Tomanov L. V., Kamenskaya V. G., Dehanova I. M. Sotsial'no-psihologicheskie harakteristiki i zdorov'e v protsesse adaptatsii k uchebnomu protsessu studentov psihologo-pedagogicheskih spetsial'nostey, obuchayuschihsya v razlichnyh sotsiokul'turnyh usloviyah // Zdorov'e i sotsial'naya adaptatsiya; nauch.-prakt. seminar: SPb., 2009. S. 19-37.

    9. Henry J. P., Stephens P. M. Stress, halth and the social environment. A sociological approach to medicine // N. Y, Heidelberg-Berlin, 1977. 96 p.

    cyberleninka.ru

    7.2. Адаптация детей к социальным факторам

    Для понимания общих закономерностей адаптации важное значение имеют исследования приспособительных реакций организма детей и подростков в процессе их социализации. Приспособление организма ребенка к новым условиям социального существования, к новому режиму при поступлении в ясли, при переводе из яслей в детский сад, а из детского сада в школу сопровождается изменениями поведенческих реакций, расстройством сна, аппетита. Эти изменения, наблюдаемые во всех возрастных группах, укладываются в картину эмоционального стресса.

    Эмоциональное напряжение, составляя основу структуры синдрома адаптации детей и выступая в роли мобилизующего фактора, вызывает последовательное включение приспособительных реакций разного уровня механизмов регуляции, интенсивность и продолжительность которых уменьшается с возрастом ребенка.

    Детей раннего возраста, особенно 1-го и 2-го годов жизни, отличает наиболее генерализованная и продолжительная активация симпатоадреналовой и вегетативной нервной системы, а также системы гипофиз – надпочечники. У дошкольников интенсивность и продолжительность эмоционально-стрессовой реакции уменьшается. У многих первоклассников начальный период адаптации к школе протекает при активации лишь оперативных механизмов адаптации симпатоад-реналовой и вегетативной нервной системы, и только при длительных и интенсивных нагрузках подключаются стратегические механизмы, обеспечивающие более устойчивое приспособление школьников.

    Приспособительные реакции, кроме количественных различий, имеют качественные особенности у детей разного возраста, которые существенно влияют на течение адаптации. Дети первых двух лет жизни адаптируются при наличии адренергических механизмов и большей централизации управления, о чем свидетельствует более выраженное увеличение у них экскреции адреналина. У детей 3-4-го годов жизни, на фоне уменьшения продолжительности, реакции адаптации протекают при активации и адренергических, и холинергических систем, а экскреция норадреналина преобладает над адреналином. Детей 5-го и 6-го года жизни характеризует более отчетливое преобладание симпатического отдела симпатоадреналовой системы над хромаффиновым, повышение в процессе адаптации активности автономного контура регуляции и влияния центрально-гуморальных механизмов. У первоклассников сдвиг вегетативного гомеостаза отличается волнообразностью при меньшей, чем в предыдущих группах, централизации управления и активности адренергических механизмов.

    Эффективность вегетативного обеспечения приспособительных реакций детей также имеет возрастные особенности. Степень вовлечения в них сердечно-сосудистой системы наибольшая у детей раннего возраста, особенно 1-го и 2-го годов жизни. Сдвиг показателей центрального (ударный объем, минутный объем крови, сердечный индекс, ЧСС) и периферического (периферическое сопротивление, все параметры артериального давления) кровообращения у них достигает соответственно 55,3 и 38,5 % от исходного уровня с длительным (до 70 дней) периодом восстановления и преобладанием сосудистого компонента реакции над сердечным. Увеличение МОК достигается ростом как УО, так и ЧСС. Устойчивость, эффективность реакции и резервные возможности сердечно-сосудистой системы в ответ на эмоциональный стресс у детей раннего возраста ограничены, на что указывает наличие почти у половины детей разнонаправленных, колебательных и неблагоприятных для адаптации типов индивидуального реагирования.

    Результаты реоэнцефалографических исследований показали, что адаптация детей раннего возраста сопровождается наиболее выраженными и продолжительными изменениями мозговой гемодинамики. При значительном увеличении сосудистого тонуса, времени наполнения сосудов и замедленном венозном оттоке кровенаполнение мозга ухудшается, несмотря на небольшое повышение скорости притока крови в исследуемую область. Продолжительность этих сдвигов колеблется для разных показателей от 5 до 55 дней. Такая относительно неблагоприятная динамика показателей церебрального кровотока характерна в основном для детей 1-го и особенно 2-го года жизни. У 3-летних детей тонус мозговых сосудов в процессе адаптации почти не изменяется, в то время как пульсовой приток увеличивается при меньшей продолжительности сдвига (5-15 дней).

    Адаптивные изменения мозгового кровообращения у школьников отличаются волнообразностью в течение учебного года. В начале адаптации к школе, в конце 3-й и 4-й четверти сосудистый тонус, количественные и скоростные параметры кровенаполнения мозга увеличиваются. В конце года значительно увеличивается межполушарная асимметрия за счет левого полушария, свидетельствуя об утомлении школьников.

    Система местной защиты активно вовлекается в эмоционально-стрессовую реакцию у детей всех возрастных групп. Это касается неспецифических и гуморальных ее факторов. Лизоцим, как компонент местной неспецифической защиты, первым включается в нее. У 76,2 % детей раннего, 66,7 % дошкольного и у 38,3 % младшего школьного возраста активность слюны оказалась сниженной, главным образом за счет детей 1, 2 и 4-го годов жизни. Снижение лизоцимной активности слюны является одной из причин заболеваемости детей.

    Таким образом, по мере роста и развития ребенка в результате улучшения качества и адекватности реакций, их устойчивости и возрастной перестройки структуры функциональных связей между органами и системами, надежность функциональной системы адаптации в целом повышается.

    Резкое изменение поведенческих реакций наблюдается у детей при поступлении в школу, особенно если организация учебных занятий и режима продленного дня не отвечает требованиям гигиены. У школьников регистрируются неадекватные реакции и представления о своих способностях и возможностях, отрицательное отношение к учебной ситуации, к учителю, отклонения в психоневрологической сфере. К этим симптомам присоединяются снижение уровня гемоглобина и сдвиги в иммунной реактивности. Отмечены сначала однократные, затем частые сдвиги в функционировании верхних дыхательных путей, приводящие к заболеваниям. Констатируется нарушение процессов роста и развития.

    Результаты исследований показали, что роль средовых и генетических влияний в развитии таких показателей, как тотальные размеры тела и окружность головы, на разных этапах онтогенеза различна. Каждому показателю соответствует определенная динамика соотношений средовых и генетических воздействий. Например, в изменчивости длины тела, окружности грудной клетки и окружности головы увеличение влияния средовых факторов выявлено в возрасте 7–9 лет, массы тела – 4–6 и 10–12 лет. Длина тела как показатель зрелости организма имеет наибольшую диагностическую ценность в возрасте 4–6 и 10–15 лет.

    Вариабельность высших кортикальных нейродинамических признаков в наибольшей степени определяется средовыми влияниями, среди которых важная роль принадлежит факторам социальным. Изучение процесса акселерации показало также, что в результате закрепления индивидуальных генетических изменений под влиянием ряда факторов на протяжении нескольких поколений образовались массовые изменения физического развития детей. Поскольку эти факторы средовые, главным образом социальные, то вытекает вывод, что именно социальная среда явилась источником и причиной изменений биологических свойств человека. Доказательством этого положения служат результаты многочисленных научных исследований, показавших, что акселерация в нашей стране носит всеобщий характер, несмотря на резкие различия в климатических условиях и на наличие различных национальных особенностей детей и подростков.

    Установлена одинаковая степень сдвигов в сторону улучшения показателей физического развития независимо от социального положения родителей и климатических условий. Динамика работоспособности, адаптации и дезадаптации детей к учебной нагрузке и условиям ее организации взаимосвязана с рядом социальных факторов.

    Образовательный ценз родителей, их квалификация, благополучие семьи сказываются на воспитании детей в семье, степени упорядоченности режима дня и проявляются у школьников I и II классов в подготовленности их к обучению, в беглости чтения, в качестве подготовки уроков, в успеваемости, особенно по общеобразовательным предметам.

    Степень упорядоченности режима суток небезразлична для работоспособности учащихся. Длительные вечерние просмотры телепередач, сокращение установленных нормативов пребывания на воздухе и ночного сна препятствуют восстановлению, а еще более – упрочению работоспособности к утру последующего дня. Обучение в школе предъявляет к ребенку большие требования, с которыми он может справиться только в том случае, если его организм достиг необходимого уровня морфологического и функционального развития. Индивидуальные особенности интеллектуального развития и функционального состояния нервной системы обусловливают разную степень успеваемости учащихся. У неуспевающих учеников отмечается эмоциональная неуравновешенность, более низкий уровень интеллектуальной деятельности, пониженный тонус корковых систем. Анализ анамнестических данных показал, что причинами этого являются патогенные воздействия на ранних этапах онтогенетического развития, а также неблагоприятные социально-бытовые условия.

    studfiles.net