Антибиотики и аутизм

Как я привела своего сына к аутизму

Этот рассказ может быть откровением для тех, кто до сих пор не обращал внимания на эпидемию аутизма. Автор, чье смирение сочетается с глубокой нравственностью и высокой интеллигентностью, обнажила душу в надежде спасти других детей. Хотя она берет всю ответственность за тяжелое состояние своего ребенка на себя, правда заключается в том, что современной медицине пришло время ответить за множество разрушенных жизней. — Хайди Стивенсон

Я должна начать с того, что получила католическое воспитание. Идея смирения и отпущения грехов полностью укоренилась во мне. Я выросла, исповедуясь в красивом монастыре. Я шла рядом с отцом Френсисом, пожилым монахом, который держал меня за руку, просила прощения за мои грехи и всегда чувствовала большое облегчение и безграничную любовь после проведенного с ним времени. К сожалению, отец Френсис скончался много лет тому назад, и я не была на исповеди с тех пор. Мои духовные убеждения эволюционировали и изменились за эти годы, но идея о прощении по-прежнему очень важна в моей жизни. За некоторые мои поступки, я знаю, Бог прощает меня. Тем не менее я уверена, что никогда не прощу себя за прегрешения, воплощенные в прекрасном мальчике семи лет, который говорит мне ежедневно, что я — лучшая мама в мире. Я знаю правду. И однажды он тоже узнает ее. Все мои непростительные поступки совершались с самыми лучшими намерениями, но все мы знаем, что было сказано о благих намерениях и дороге в ад. Я признаюсь здесь, чтобы об этом узнал весь мир: я привела своего сына к аутизму. Это я сделала это. Я. И никто не может этого исправить.

Итак. как же я привела своего сына к аутизму? Если бы я только могла сказать, что это было что-то одно, одно-единственное, что я могла бы убрать, и все стало бы прежним и легким! Но это было не так… Это был путь, на котором делались ошибка за ошибкой, и нападение на здоровье совершалось за нападением. Сейчас я расскажу о самых больших своих ошибках, из-за которых, я думаю, у моего сына возник аутизм. Я хочу дать ссылки не на исследования, а на такие материалы, которые легко прочитать и понять, и которые поясняют эти исследования и содержат ссылки на них. Простой поиск с помощью гугла по любой из этих тем даст информации столько, сколько вы пожелаете. Итак, вперед…

1) Ультразвук. Я прошла его по крайней мере пять раз во время беременности. Я была уверена, что он полностью безопасен. Черт возьми, да вы можете пройти его даже в торговых центрах! Поэтому я предполагала, что это довольно мягкая процедура. Заблуждение! Хотя я и не делала УЗИ в торговых центрах, я все же ничего о нем не знала. Ультразвук в самом деле способствует развитию аутизма и других неврологических расстройств. Хотя причинно-следственная связь не установлена в полной мере, многое обнаружено в исследованиях, которые следует продолжать, принимая при этом меры предосторожности. Согласно этой статье, «исследование показывает, что у подвергшихся воздействию ультразвука в четыре раза выше перинатальная смертность, чаще встречаются повреждения головного мозга, демиелинизация нервных клеток, дислексия, задержка речи, эпилепсия и трудности в обучении». Звучит знакомо?

2) Кукурузный сироп с высоким содержанием фруктозы (HFCS). Я пила кока-колу каждый день, когда была беременна. Меня ужасно тошнило, а благодаря напитку желудок успокаивался, и я чувствовала себя лучше. Потом, через несколько лет, обнаружили, что в классической кока-коле уровень содержания ртути — один из самых высоких среди всех проверенных продуктов, содержащих HFCS. Я не съела за всю беременность ни кусочка рыбы из-за страха перед ртутью. Хотя я и не знала, что ртуть содержится в коле, я должна быть честной и признаться, что мне, разумеется, было известно, что употреблять джанк-фуд нежелательно для ребенка.

3) Лортаб/ацетаминофен (парацетамол) во время беременности. У меня фибромиалгия. Обычно боль терпима, но во время беременности она была почти невыносима. Мой акушер-гинеколог назначил лортаб и объяснил, что это лекарство не проникает через плаценту и совершенно безопасно. У меня была такая боль, что я не стала углубляться в этот вопрос. Я доверяла ему полностью, и мне было необходимо чувствовать себя лучше.

Но могу ли я честно сказать, что думала, будто это хорошо для ребенка? Конечно, нет. Лортаб принадлежит к лекарствам категории С, а это главным образом означает, что лекарство не прошло достаточного тестирования на людях, чтобы квалифицировать его как безопасное, но, основываясь на исследованиях на животных, есть основания полагать, что оно может быть опасным или проблематичным. Я не смогла найти каких-либо конкретных связей между лортабом и аутизмом, но здравый смысл подсказывает, что употреблять лортаб не следовало.

4) Питоцин (синтетический аналог окситоцина. — Прим. перев.). Два УЗИ, сделанных в конце беременности, показали, что околоплодных вод становится опасно мало, и мой акушер-гинеколог решил, что следует вызвать роды. После нескольких часов капельницы с питоцином в низких дозах, больничный персонал уговорил меня подписать документ, позволяющий им увеличить дозу питоцина выше разрешенного уровня. Теперь я знаю, что это кажется абсурдным, но в то время я страдала от невыносимой боли, а мне объяснили, что процедура совершенно безопасна и лекарство в таких дозах используется по всей стране. По их словам, Монтана просто установила очень низкие допустимые дозы. Я была на питоцине 36 часов. Вот объяснение из отличной статьи о потенциальных рисках, связанных с питоцином:

При любом использовании питоцина для инициации и стимуляции родов приток крови как источника кислорода в матку значительно снижается. При естественном темпе схваток между ними имеется временной интервал, который позволяет ребенку получить достаточное количество кислорода до следующей схватки. В стимулированных и ускоренных родах схватки ближе друг к другу и продолжаются длительное время, при этом сокращаются интервалы, в течение которых ребенок получает кислород. Снижение получаемого ребенком в родах кислорода влечет за собой пожизненные последствия для функционирования мозга ребенка.

5) Кесарево сечение. Джордж Мальколм Морли, акушер-гинеколог, провел обширное исследование относительно связи кесарева сечения и аутизма и пришел к выводу, что «дети, родившиеся с помощью кесарева сечения, в 3–4 раза чаще заболевают аутизмом». Его теория заключается в том, что это, вероятно, объясняется немедленным пережатием пуповины (immediate cord clamping, ICC). И существуют действительно веские причины, чтобы задуматься, что он может быть прав. При кесаревом сечении возникает множество влияющих факторов, однако сложно точно определить специфические причины, приводящие к проблемам. Анестезия, материнская неподвижность, родовые травмы, пережатие пуповины, послеоперационные лекарства или отсутствие дружественных бактерий из-за того что ребенок не попал в родовой канал, — все эти факторы подозрительны каждый сам по себе. Легко понять, что все вместе они могут иметь негативные последствия.

Мое ошибочное решение относительно ультразвука привело к скверному решению относительно питоцина, а оно — к родовой травме, и, в конечном счете, мне сделали срочное кесарево сечение. Я не могу поверить, что есть очень много женщин, которые выбирают родоразрешение посредством кесарева сечения по косметическим причинам — я не буду подробно останавливаться на этом. Фу. Если честно, мне все еще горько говорить об этом. Я действительно хотела естественные роды. Мы с мужем посещали занятия и тренировались дома. Тридцать шесть часов медикаментозного ада, и все закончилось кесаревым сечением. И не плановым кесаревым сечением — это была настолько экстренная ситуация, что мне сделали общий наркоз, хотя до этого уже сделали местный.

6) Антибиотики. О, мой мальчик! С чего начать? У меня так много смешанных чувств по поводу антибиотиков. Вот то, что я знаю: моему сыну вводили антибиотики еще в процессе родов. Затем он получал их в течение первых двух недель жизни через грудное молоко. Затем он получил пять курсов антибиотиков еще до года из-за хронических ушных инфекций. Хотя все вместе это плохо, одно событие особенно выделяется и буквально мучит меня: одна доза аугментина в шесть месяцев. На проверке в этом возрасте обнаружили еще одну ушную инфекцию. Он получил прививки от семи различных заболеваний, несмотря на то, что был болен, и мы уехали с рецептом на амоксициллин. Шесть дней спустя у него развилась инфекция верхних дыхательных путей, а ухо стало еще хуже. Так как амоксициллин не работал, педиатр прописала курс аугментина. После одной дозы этого лекарства в течение 24 часов у моего шестимесячного ребенка 35 раз был стул кислыми жидкими испражнениями. Кожа буквально слезала с его ягодиц слоями. Ни до того, ни позже, я не видела ничего подобного. Боль, от которой он страдал, не поддается описанию. Я позвонила врачу, и она поменяла этот антибиотик на еще один, другого типа. Таким образом, в его организм за восемь дней попало три различных антибиотика. Это был важный эпизод. Кишечник сына никогда уже не вернулся к своему прежнему состоянию. Ничто не вернулось.

Вот то, что все должны знать об аугментине. Аугментин причастен к аутизму. Он состоит из амоксициллина и клавуланата калия. В процессе производства клавулановая кислота ферментируется, образуется большое количество мочевины/аммиака. Даже небольшое количество проглоченного аммиака может вызвать воспаление кишечника и мозга. Я настоятельно призываю вас разобраться и все проверить перед использованием этого препарата.

Если вы пройдете по ссылке, вы заметите, что исследование было выполнено в январе 2005 года. Моему сыну был назначен аугментин в январе 2006 года. Никто не упомянул об этом исследовании, когда мне вручили рецепт. Но если бы я тогда достаточно размышляла, я могла бы быстро найти с помощью гугла «аугментин и аутизм» и принять совсем другое решение.

7) Прививки. Я на самом деле даже не знаю, что сказать о прививках, кроме того, что, если бы мне пришлось вернуться к этому вновь, мои дети не получили бы ни одной. Если бы из всего, что я сделала неправильно, я могла на выбор вернуть только что-то одно, это однозначно были бы прививки. Вскоре после того как моему сыну исполнилось три года, мы ушли от идиотки педиатра, которая довела меня до этого ужаса. Новый врач проверила кровеносную систему и уровень металлов у сына и уверенно сообщила мне, что он пострадал от прививок, и что ему никогда нельзя было их делать. Она сказала, что из-за моей фибромиалгии и того факта, что аутоиммунные заболевания и расстройства пищеварения широко распространены в обеих линиях нашей семьи, его никогда нельзя было прививать. Добавьте к этому историю рождения и то, что у него были тяжелая желтуха и кефалогематома, которые исчезли только после шести месяцев, а также сыпь, сильный рефлюкс, хронические риниты, ушные инфекции и экзема — должно было быть совершенно ясно, что его иммунная система не функционирует должным образом. Прививки ТРЕБУЮТ, чтобы иммунная система функционировала нормально. Отсюда понятно, почему у моего сына были НУЛЕВЫЕ титры антител к болезням, против которых он был иммунизирован. Согласно Центру контроля заболеваний (CDC) и вакцинным вкладышам, детей не следует прививать, если они больны или получают антибиотики. Мой сын был болен и/или получал антибиотики почти при каждой очередной прививке. Люди, я знаю, что случилось с моим ребенком. Я ЗНАЮ. Я наблюдала за ним. Джинджер Тейлор много лет собирает исследования о связи прививок с аутизмом. В этом списке в настоящее время свыше 60 исследований.

Не утруждайте себя комментариями по поводу прививок. Я не буду публиковать их. Мне прекрасно известно, что есть дети с аутизмом, которые не были привиты. Я не считаю, что только прививки ответственны за аутизм у каждого ребенка. Я знаю, однако, что они нанесли непоправимый ущерб иммунной системе моего сына, что в конечном счете привело к его аутизму. Вот так. С этим все.

8) Ацетаминофен/парацетамол. Мой ребенок получил невероятное количество этой красной жидкой смерти. Ацетаминофен выключает производство глутатиона — детского антиоксиданта номер один. Глутатион очень важен для способности детского организма избавляться от токсинов. Так что самое плохое, что вы можете сделать, это дать ребенку парацетамол, когда он получает прививки или когда его организм пытается бороться с инфекцией. Медсестра в кабинете педиатра давала сыну ацетаминофен буквально в тот момент, когда вводила иглу шприца с вакциной. Когда в результате вреда, нанесенного прививками, начались ушные инфекции, боли в животе и лихорадка, я давала ему ацетаминофен, чтобы облегчить боль. Вы начинаете понимать, как ужасно все это сплетается? Для одной проблемы необходимо решение, которое создает еще одну проблему, а та требует решения, создающего новую проблему, и т. д. Для более подробной информации об ацетаминофене и его связи с аутизмом кликните здесь (см. по этой теме статью «Эмпирические данные подтверждают связь симптомов аутизма с воздействием алюминия и ацетаминофена». — Прим. перев.).

9) Фторид. Фторид бесит меня больше всего в этом списке, поскольку я убеждена, что программа фторирования является одной из крупнейших мошеннических схем в истории человечества, когда-либо задуманных против населения. Если у вас найдется время насладиться историей, поищите с помощью гугла историю фторирования. Она читается как роман Дэна Брауна и могла бы быть очень увлекательной, если не учитывать факт, что та самая вода, которую пьют дети, повреждает их мозг. Вы можете изучить эту тему тщательнее, но вот основы. Фторид содержит фтор. Фтор лишь немного менее токсичен, чем мышьяк, и более токсичен, чем свинец. Он является также переносчиком молекул. Фтор легко связывается с другими материалами, что еще более усиливает его токсичность. Он способен преодолевать гематоэнцефалический барьер. Так что если в организме циркулирует алюминий, например, из вакцинного адъюванта, или в соединениях водопроводных труб присутствует свинец, фтор может присоединяться к этим токсинам и вести их прямо через гематоэнцефалический барьер в мозг. По данным Национального исследовательского совета, в 36 исследованиях обнаружена связь фторидов с пониженным IQ у детей. Вот некоторые важные ссылки на информацию о фториде:

Это убедительно. Я бьюсь головой об стол, рву на себе волосы и кричу: «Балда, балда, балда!», как Крис Фарли на «Эс-Эн-Эл». У нас даже не фторировали воду. Я сама покупала ее и давала сыну специально. Мой педиатр говорила мне, что она ему необходима, так как в нашей воде нет фтора. Я покупала «детскую воду», которая поступает в милых маленьких пластиковых бутылочках с картинками, на которых изображены Берт и Эрни, а с ними Бисквитный монстр. Я также давала сыну выписанные витамины «Поли-ви-флор», содержащие фтор. После всего этого мы истратили 4000 долларов на стоматологические услуги к тому времени, когда ему исполнилось пять лет. Стоматолог работал под общим наркозом, который содержал — да, вы угадали — фтор. Фторид также присутствует во многих фармацевтических препаратах, включая антибиотик ципро — капли от ушной инфекции и дифлюкан — убийцу грибков, который мы использовали время от времени в течение многих лет. Как, черт возьми, я могла верить, что нельзя давать фторированную зубную пасту, потому что она ядовита, но давала ему фторированную воду? Если вы хотите как следует испугаться, прочитайте когда-нибудь этикетку на тюбике зубной пасты. Прием только половины тюбика этой фторированной зубной пасты со вкусом конфеты может быть смертельным для ребенка, и все же мы фторируем поступающую к нам воду. Это преступление, на мой взгляд.

Я могу вспомнить многое, что сделала неправильно и что, как я уверена, способствовало разрушению здоровья моего сына. Я упомяну диету, токсичную посуду, зубной гель бензокаин и токсичные строительные материалы, но не буду подробно останавливаться на этом, потому что нужно прислушиваться к здравому смыслу. Я пишу это обращение, пытаясь достучаться до важных персон, потому что люди действительно нуждаются в исследованиях, чтобы принимать лучшие решения, нежели принятые мной.

Я уже предвижу три различных реакции на этот пост.

1. Некоторые люди читают это и думают: «Бедная женщина. Как можно быть такой глупой? То, что ты сделала, граничит с жестоким обращением с детьми. Конечно, твой ребенок страдает аутизмом». И на это у меня нет ответа. Вы абсолютно правы. Как хорошо, что вам известно больше, чем было известно мне.

2. Некоторые из вас прочитают это и поймут в точности, как я себя чувствую, потому что их истории очень похожи. Ко всем вам у меня глубокое, искреннее сочувствие. Хотя мы всегда будем жить с нашими ошибками, лучшее, что мы можем сейчас сделать, это поделиться нашей истиной и нашей историей, чтобы помочь другим.

3. Найдутся люди, которые пожалеют меня, потому что я не в состоянии примириться сама с собой из-за моей роли в разрушении здоровья сына. Вы почувствуете необходимость обратиться ко мне с добрыми сообщениями, умоляя простить себя. Пожалуйста. не надо. Это бесполезно. Я не хожу на рыбалку за прощением, и, хотя я знаю, что у вас добрые помыслы, это мне не поможет. (Существует христианская притча о том, что Бог взял все людские грехи, бросил их в глубочайший океан и выставил огромный знак с надписью «Не рыбачить!» — Прим. перев.) Если вы действительно, действительно хотите помочь, потратьте пять минут и отправьте ссылку на этот блог всем своим знакомым, особенно беременным или тем, кто имеет детей. Хорошенько попросите их прочитать. Ни один ребенок не должен пережить то, что пережил мой. Ни одна мать не должна никогда испытывать ту мучительную вину, с которой я живу все время.

Ошибки, которые я сделала, были по большому счету рекомендациями медицинских работников. Это не оправдание. Здоровье моего сына было на моей ответственности. Я могла выбирать, следовать рекомендациям или нет. Даже поверхностное изучение могло бы изменить будущее моего сына. Пока мы тут беседуем, какие-то женщины направляются к врачу для второго или третьего УЗИ. Какие-то матери сейчас дают своим детям парацетамол перед прививками. Какие-то будущие мамы именно сейчас подключены к капельнице с питоцином. Чьи-то мамы дают своим детям ненужные антибиотики от еще одной ушной инфекции и не связывают это с ослаблением иммунной системы ребенка. Много, много матерей сейчас впервые слышат от врача: «Ваш ребенок страдает аутизмом». Помогите им.

Я искренне верю, что аутизм моего сына можно было предотвратить. Думайте. Изучайте. Сегодня вы не можете позволить себе не делать этого.

©2011 Gaia Health. All rights reserved.

1796web.com

Антибиотики могут помочь при лечении аутизма

Доктор Джон Родакис (John Rodakis) из Медицинского университета Арканзаса описал случай, когда применение одного из распространенных антибиотиков широкого спектра действия привело к уменьшению симптомов аутизма у ребенка.

Пациентом доктора Родакиса был его собственный сын, страдающий этим заболеванием. После курса приема антибиотиков, которые ребенку прописали от ангины, у него заметно изменилось поведение.

«У него появился зрительный контакт с собеседником, чего он избегал прежде, изменилась его речь, он стал более сговорчивым, заметно более энергичным, что было для него нехарактерно», — пишет Родакис в своей статье, опубликованной в журнале Microbial Ecology in Health and Disease.

Как добавляет Родакис, этот случай – не единичный: в научной литературе существуют примеры аналогичного эффекта антибиотиков на детей с аутизмом. Но специальных исследований этого вопроса на обширной популяции не проводилось.

«Безусловно, на основе описания единичных случаев говорить о том, что антибиотики целесообразно использовать при лечении аутизма, преждевременно. Но эти случаи еще раз наглядно подтверждают гипотезу о том, что существует связь между состоянием микробиома человека (как раз состав микробиома изменяется при приеме антибиотиков, ред.) и симптомами проявления аутизма. Поэтому необходимы дальнейшие исследования этого направления. Удивительно, как мало работ в настоящее время посвящено этому вопросу», — пишет Родакис.

Идея о том, что на развитие аутизма влияют особенности микробиома – всего комплекса бактерий, вирусов, архей, грибков, обитающих в организме, появилась более 15-ти лет назад. В 1999 году медики из детского госпиталя в Чикаго предположили, что микрофлора кишечника влияет на особенности течения аутизма. После этого в научной литературе стали появляться работы, посвященные этой проблеме и подтверждающие эту взаимосвязь. Например, недавняя работа медиков из Университета штата Аризона под руководством доктора Розы Краймалник-Браун (Rosa Krajmalnik-Brown), показывает, что у детей с аутизмом разнообразие видов микрофлоры кишечника меньше, по сравнению со здоровыми детьми.

Как пишет Родакис, механизм положительного эффекта антибиотиков на больных аутизмом могут объяснить несколько современных гипотез. Например, такой эффект может давать присутствие и отсутствие определенных видов бактерий в кишечнике, воздействие на нервную систему продуктов их жизнедеятельности, влияние определенного состава микробима на иммунитет. Правда, какая из этих гипотез работает на самом деле, сказать пока трудно — для этого нужны дополнительные исследования.

m.infox.ru

При цитировании ссылка на сайт обязательна, ПЕРЕПОСТ ЗАПРЕЩЕН

«Было обнаружено, что вероятность принятия ими антибиотика по поводу перенесённой инфекции во время беременности была в 8 раз выше, чем в контрольной группе ровесниц, и в 5 раз выше — вероятность длительной терапии по поводу повторяющихся инфекции во время бересенности.»

Я вот это не совсем поняла. То есть они собрали о них сведения, но не выяснили, применяли ли они антибиотики или нет, а тольо посчитали вероятность? Или имелось в виду, что мамы принимали антибиотики в 8 раз чаще?

Я, кстати, антибиотики не применяла, при беременности третьим сыном в течение 2-х недель была температура (выше 40) постоянно, и получился с высоким IQ, а не аутенок. Но это, конечно, частный случай. Сульфаты мы не проверяли у меня, а у сына была замедленная транссульфурация, но это давно, когда они по всем показателяи находили то «сверх», то ли «недо». Это же смотреть по тесту на ацетаминофен в лаббио HCys/Cys? Надо бы еще раз попробовать этот тест.

Знаете, есть масса исследований о корреляции длительного принятия витамина В6 с раком простаты? Наташа (zimcha) мне как-то ссылки давала. Но там получается сбор статистических данных, а что конкретно происходит в организме? Как именно В6 участвует в этом процессе? И не получается ли так, что это корреляция имеет какой-то смысл, но там нет причинно-следственной связи?

Ну это уже о другом, это наши вечные заморочки.:-)

Потому что такое возможно, естесственно, сказать, если фактический процент принимавших антибиотики выше у женщин с аутичными детьми, чем у женщих с нейротипичными. Почему бы это не сказать просто, что в 8 раз больше женщин с аутичными детьми имели инфекции в период беременности? Вообще-то тогда эта вероятность так вероятностью и остается, потому что вовсе необязательно антибиотики принимались, но именно данный факт имеет решающее значение для вывода из истории. если они просто имели в 8 раз больше больше инфекционных заболеваний, корреляция модет быть связана с инфекционными заболеваниями вообще (и тут мы начинает связывать это с ослаблением иммунитета, теми же проникновениями вирусов и т.д., то есть «виноваты» вирусы). А если антибиотики принимались фактически в 8 раз чаще, то можно связать с аутизмом антибиотики (при этом все же учесть и процент инфекций). Странно, что вообще получается, что мамы детей с аутизмом в 8 раз чаще принимают антибиотики в время беременности. То есть что они болели чаще — могу понять. Но на основании того, что они чаще болели, сделать вывод, что ОНИ МОГЛИ принять антибиотики. Это как в «с легким паром»: «Он может лететь? Может. И этот может. Они МОГУТ!»

autism4us-ru.livejournal.com

Российские ученые рассказали о загадках аутизма

Лев Кулаков (МГППУ), специально для проекта «Жизнь без преград»

Аутизм — это заболевание, которое необходимо лечить, или расстройство, требующее коррекции? Как он формируется и проявляется? Что может сделать общество в решении проблем аутизма? Девять известных российских ученых и специалистов в области изучения аутизма ответили на вопрос о том, что для них является самым загадочным и удивительным в этом явлении.

Екатерина Мень, президент Центра проблем аутизма:

— Самая большая загадка в поле аутизма и для меня, и для очень многих коллег, с которыми я общаюсь, — почему на этом поле столько противостояния и столько противоборства. Конечно, если говорить о проблематике аутизма, то здесь великое множество самых разных, несовпадающих групп интересов, масса возможностей для реализации конкурентных бизнес-проектов. Кроме того, тут и разнообразие социальной практики, и научных амбиций, и просто идеология…

Безусловно, аутизм – крайне сложное явление. Но ведь и онкология — это тоже сложное явление, и любое хроническое заболевание, которое не имеет единственной природы, единственной причины, единственной таблетки для лечения, оно тоже сложное и противоречивое. Тем не менее, на этих территориях все решается намного спокойнее, дружелюбнее, без попыток жестко противопоставить один «клан» другому.

Кто-то может сказать: дескать, это Россия, где в основе любого противостояния всегда лежат коммерческие интересы, борьба за распределение бюджетных и внебюджетных потоков, направляемых на проблематику аутизма.

Почему добродетельно намеренные силы, люди, группы, которые хотят творить добро и у которых приблизительно одинаковые задачи, в процессе своего движения к цели, начинают враждовать? У меня нет на это ответа. Загадка!

Елена Багарадникова, РОО помощи детям с расстройствами аутистического спектра «Контакт», член Координационного совета по делам инвалидов при ОП РФ:

— Меня как родителя мучает один и тот же вопрос: почему детей с аутизмом так много? Откуда этот взрывной, стремительный рост? И нет никаких предпосылок для того, чтобы этот ежегодный прирост на 10-15% уменьшился! При таких темпах к 2030 году у нас точно в каждой семье каждый второй ребенок будет с аутизмом. Мне кажется, ответ надо искать в другом месте. Безудержный рост аутизма связан с эволюцией, это несомненно. Связан с бурным развитием медицины, с появлением таких привычных для нас вещей, как, например, антибиотики. Мы воздействуем на природу, и при этом очень часто идем против природы.

Можно на проблему аутизма взглянуть и с другой стороны. У академика Сергея Капицы есть очень интересная работа, которая называется «История десяти миллиардов», которая посвящена демографии. Там есть данные, за которые я зацепилась. Капица приводит прогнозный график, математически точно рассчитанный, который показывает, что примерно лет через тридцать численный рост человечества остановится. Почему, ученый не объяснил. Еще одна загадка. Вероятно, у Капицы тоже не было ответа. А может, аутизм — это и есть та самая штука, которая остановит рост всего человечества?

Святослав Довбня, детский невролог, эксперт фонда «Обнаженные сердца», приглашенный профессор университета Нью-Мексико (США):

— Для меня, наверное, главная загадка аутизма заключается в том, что я, уже 25 лет занимаясь этой проблематикой, каждый год ловлю себя на мысли, что я ничего не понимаю в аутизме. Каждый раз я начинаю учиться заново, и вот это удивительно. Насколько все-таки аутизм сложная и комплексная вещь!

Елена Черенева, директор Международного института аутизма Красноярского государственного педагогического университета:

— С проблемными детьми, которых с каждым годом становится все больше, я работаю 20 лет. И вдруг, в какой-то момент, меня словно накрыло, обожгло осознание того, что аутизм является некоей призмой эволюции человечества. И эта эволюция через какое-то время обязательно приведет к новому формату homo sapiens. Аутизм вообще, возможно, некий промежуточный, особый (переломный, а не патологический!) этап, который в будущем даст нам новые, удивительные перспективы развития личности и новые достижения.

Дело в том, что в теме аутизма скомпилированы очень многие проблемы, прежде всего детского развития и детско-родительских отношений, в этом смысле ребенок с аутизмом – лакмусовая бумажка общества, в котором все мы живем. Но такой ребенок – еще и своего рода катализатор всеобщего социального развития. Потому что, пытаясь адаптировать детей с аутизмом к жизни и ее многочисленным проблемам, нам приходится осваивать новые компетенции и знания, создавать новые технологии и форматы в развитии, обучении, коррекции и лечении таких детей.

Ольга Богдашина, ассоциированный консультант Европейского Института детского образования и психологии (ICEP), международный эксперт по проблемам РАС в Международном консорциуме институтов Аутизма (Великобритания):

— Мы существуем с вами в одном физическом мире, а люди с аутизмом обитают в другом. В нашей с вами среде действуют законы Ньютона, в то время как люди с РАС живут по законам квантовой физики. Это, конечно, грубое сравнение, но надо понимать одну вещь: у детей и взрослых с аутизмом сенсорика работает абсолютно по-другому. Они видят не то и не так, как мы, у них свой – аутистический — язык, иные концепты, а потому их мир перцептуально получается абсолютно другим.

Уже 28 лет я пытаюсь свести, соединить эти два параллельных мира. И чем больше работаю над проблематикой аутизма, тем больше понимаю самою себя. Изучение аутизма – это средство самопознания. Аутизм – это не скучно, настолько все интересно и захватывающе! Но, пожалуй, самое удивительное заключается в том, что человек, отдающий себя людям с аутизмом, кардинально меняется в лучшую сторону. И главное — он становится добрым!

Игорь Шпицберг, член Правления Международной ассоциации Autism Europe, руководитель Центра «Наш солнечный мир»:

— Очень часто люди с аутизмом испытывают тяжелейшие, непереносимые страдания. И я не всегда понимаю, что является их причиной. Особенно если речь идет о невербальных людях с РАС, которые ничего не могут рассказать или как-то дать знать о своем состоянии. Но иногда даже «вербалы» не способны объяснить, почему им так плохо и так тяжело. Время от времени их жизнь превращается просто в ад.

А вот люди с аутизмом очень часто вообще не понимают, что с ними происходит. Они похожи на слепого человека, который вдруг оказался в комнате, где полно стульев или каких-то других препятствий. В любой момент можно споткнуться, удариться, упасть. И это состояние порождает чудовищное чувство тревоги, панику, страх… Как сделать так, чтобы дать зрение всем им, дать возможность видеть каждый стул? Увы, пока не знаю.

Лариса Самарина, директор Института раннего вмешательства (Санкт-Петербург):

— Я недавно смотрела фильм «Расплата» про взрослого человека с аутизмом. Ему помогали всем миром, он был не плохо социализирован, получил хорошее образование. Но при этом ключевой дефицит такого человека — невозможность выстроить взаимодействие с другими людьми — у него остался. Откуда все эти трудности в коммуникации с внешним миром? Можем ли мы на это повлиять? И сможем ли в обозримом будущем? Лично моя точка зрения, что аутизм – однозначно не заболевание. Это множество накопившихся факторов, которые сложились, соединились воедино и, видимо, привели к каким-то качественным изменениям в генотипе человека, его развитии.

Роман Золотовицкий, консультант-психолог, философ:

— Для меня главная загадка аутизма заключается в том, что ребенок, который чаще всего не разговаривает, который абсолютно не адаптирован, не приспособлен ко множеству самых элементарных вещей и отношений, ставит вызов всему обществу (чуть ли не всему миру!) самим своим способом мышления. Он требует от нас, чтобы мы посмотрели на мир совершенно другими глазами.

У нас нет ни науки, которая бы нам объяснила, что такое аутизм, ни надежных средств излечения, и в то же время есть четкий критерий нашего движения – сам ребенок. К сожалению, мы этим критерием еще недостаточно хорошо пользуемся.

Татьяна Строганова, доктор биологических наук, руководитель лаборатории исследования аутизма МГППУ:

— Что меня больше всего поразило за последние годы, так это то, какими грандиозными шагами движется наука в понимании того, что лежит в основе аутизма. Сегодня человечество включились в настоящую гонку: во всем мире, на самых разных уровнях люди, занимающиеся аутизмом, пытаются понять, каким образом изменения внутренней механики развития влияют на нашу способность взаимодействовать с другими людьми.

И это представляет собой загадку: что стало причиной таких изменений? Подавляющее большинство моих коллег в России – психологи, врачи, дефектологи просто фиксируют сложившуюся ситуацию. Что есть, то есть, и потому их основной задачей становится коррекция аутизма, помощь детям с РАС, поиск путей, способных облегчить существование семьи и ребенка. Это очень благородная задача сама по себе, к тому же медицина пока, что называется, бессильна.

Но если мы будем в стране заниматься только этим, если мы будем по-прежнему твердить, что аутизм – не болезнь, что аутизм есть особый вариант дизонтогинеза, особый вариант аномального развития, особый вариант эволюции вообще, и если мы будем и впредь соревноваться в этих лингвистических спорах, то, боюсь, мы упустим главное. А главное заключается в том, что сегодня произошел настоящий переворот в понимании того, что такое аутизм, каковы механизмы его возникновения. Появился совершенно другой взгляд на проблему.

Прежде всего, аутизм – это болезнь, тут даже нечего спорить. Болезнь, как, например, фенилкетонурия, вызванная определенными генетическими нарушениями. Они приводят к тому, что определенные обменные процессы в организме дают сбой, что в свою очередь влияет на развитие мозга. Интересно, что как только мы поняли механику возникновения фенилкетонурии, она из «таинственного варианта развития» моментально превратилась в болезнь, которую, кстати, начали лечить. То же самое происходит сегодня с аутизмом. Более того, выясняется, что аутизм – это не просто болезнь, а множество болезней, объединенных в одну группу только по сходству одного единственного симптома – неспособности к социальному общению. Все! Во всем остальном это совершенно разные болезни — по этиологии, механизмам возникновения и, что интересно, по патогенезу. Соответственно, диагностироваться и лечиться они должны по-разному.

Приведу такую аналогию. Мы же не объединяем все болезни, которые характеризуются головной болью, в одну группу? Головная боль – всего лишь симптом, а вызывается она абсолютно разными причинами: тяжелой интоксикацией, менингоэнцефалитом, ишемией мозговых сосудов… И каждое заболевание лечится своими лекарствами.

Разумеется, можно попытаться все заболевания, связанные с головной болью, объединить в одну нозологическую группу. Но тогда и лечить всех будут одинаково, например, нурофеном… А много ли от него толку при том же менингоэнцефалите? Ну, разве только частично он снимет симптом.

При таком новом подходе к аутизму, который уже принят на Западе, само понятие РАС распадается. Выходит, нет никакого спектра одного расстройства, есть абсолютные разные заболевания развития нервной системы, которые в свое время были насильственно объединены в одну группу. А между тем, из так называемого аутистического спектра уже выбыл, например, синдром Рэтта, и знаете, почему? Ученым удалось выяснить его причины, понять его нозологию, и сегодня они постепенно подбираются к пониманию патогенеза. То же самое происходит и с синдромом ломкой Х-хромосомы, который (я в этом даже не сомневаюсь) в ближайшее время «покинет» аутистический спектр.

Происходят вообще удивительные вещи. Подумайте только: прошло всего 15-20 лет, и мы, то есть, человечество, от этой полной беспомощности, полного удивления перед тем, что называется аутизмом, уже переходим к испытанию на животных моделях принципиально новых классов лекарств, предназначенных для определенной подгруппы болезней, которые входят в аутистический спектр. Это не может не потрясать.

Когда сегодня мне говорят, что на поле аутизма собрались и враждуют многочисленные кланы, я вынуждена с этим согласиться. К сожалению, это отражение плачевного состояния нашего (но не мирового) профессионального сообщества. Вообще, кланы – это культура консервной банки. Возможно, в определенной мере возникновение противоборствующих групп и связано с тем, что идет борьба за распределение денег, грантов… Но думаю, основная причина — в другом. Когда людям кажется, что какая-то проблема неразрешима (и в частности, проблема аутизма), когда они чувствуют бессилие и незащищенность перед вызовом Природы, они всегда начинают сбиваться в секты и кланы.

Как бы то ни было, я думаю, что в течение ближайших 20-30 лет, а может, даже раньше, мы начнем лечить аутизм.

Ваш комментарий будет проверен модератором

на предмет соответствия Правилам.

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

© 2018 МИА «Россия сегодня»

Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

Главный редактор: Анисимов А.С.

Адрес электронной почты Редакции: internet-group@rian.ru

Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.
  • Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

    Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

    Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

    В письме должны быть указаны:

    • Тема – восстановление доступа
    • Логин пользователя
    • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.
    • Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

      В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

      ria.ru

      Медицинское сетевое изданий

      Антибиотик поможет в лечении аутизма

      Сыну Джона Родакиса (John Rodakis) был предписан 10-дневный курс амоксициллина, и в течение всего 4 дней после начала лечения отец стал наблюдать изменения в клинических симптомах аутизма. Амоксициллин часто используется для лечения бактериальных инфекций, таких как бронхит, пневмония и тонзиллит.

      «У него появился зрительный контакт, который он раньше избегал, речь заметно начала улучшаться и проявилась энергия, которой раньше не хватало», — объясняет Родакис.

      Отец попытался понять, что вызвало изменение в симптомах сына.

      Оказалось, что многие родители сталкивались с подобными изменениями при приеме антибиотиков, которые они регулярно дают своим детям с аутизмом. Но как отмечает Родакис, у некоторых детей с аутизмом симптомы ухудшились под воздействием препарата.

      «На мой взгляд — это, скорее всего, усиливают мнение, что антибиотик может влиять на аутизм», — пишет он.

      «Внимание родителей может иметь решающее значение», — объясняет Ричард Фрай (Richard Frye). «В науке мы эти наблюдения рассматриваем через научную призму. Это то, что может привести к научному открытию и к прорыву в этой области».

      В последние годы ученые чаще стали связывать микробиому человека с аутизмом. Другой родитель ребенка с аутизмом в 1999 году предложил гипотезу, что кишечные бактерии влияют на некоторые случаи аутизма. Изучая эту гипотезу, были проведены многие научные работы.

      Роза Краймалник-Браун (Rosa Krajmalnik-Brown) из Университета штата Аризона обнаружила, что дети, страдающие аутизмом, имеют меньшее разнообразие бактерий в кишечнике.

      Родакис считает, что антибиотики могут быть полезны в качестве исследовательского инструмента и могут привести к развитию будущих методов лечения сына.

      «Я хочу лучше понять это явление, и считаю, что если бы мы поняли его биологическую основу, то получили бы представление о том, как помочь детям с аутизмом», — объясняет он. «В настоящее время исследования демонстрируют, что кишечные бактерии играют ранее неизвестную роль в здоровье и болезни человека. Я надеюсь, что, изучая влияние антибиотиков на детей, мы сможем больше узнать о биологии аутизма».

      Подробнее в научной статье:

      Rodakis, John (2015) An n=1 case report of a child with autism improving on antibiotics and a father’s quest to understand what it may mean // Microbial Ecology in Health and Disease — vol. 26

      medicalinsider.ru

      Биомедицинское лечение аутизма. Антикандидозная и антибактериальная терапия: показания, препараты

      1. Главная /
      2. Здоровье и долголетие /
      3. Физическое здоровье /
      4. Биомедицинское лечение аутизма. Антикандидозная и антибактериальная терапия: показания, препараты

      Для лечения аутизма ребенка биомедицинскими методами, помимо обогащения организма витаминами и минералами, и диетотерапии при аутизме, применяется антикандидознуая, антибактериальная и антипаразитная терапия аутизма, с поддержкой иммунной системы аутичного ребенка. Какая связь у грибов кандида и аутизма, причем тут бактерии и паразиты, и зачем нужны такие методы?

      Сейчас мы рассмотрим именно эти вопросы, а о том, какая витамино- минералотерапия необходима аутичным деткам, что означает диетотерапия при аутизме, и какой вклад в лечение аутизма ребенка оказывает выведение из организма тяжёлых металлов, вы можете прочитать в статьях:

    • • АНТИКАНДИДОЗНАЯ ТЕРАПИЯ ПРИ АУТИЗМЕ

    На первый взгляд, сочетание понятий грибки кандида и аутизм – совершенно нелепо, тем не менее, как подтверждает современная медицина, у его существования есть смысл.

    • Кандидоз и аутизм: какая связь?

    Сегодня уже всем очевидно, что кандиды содержат и продуцируют токсичные вещества, которые способны нарушать не только работу иммунной системы человека, но и его головного мозга. Много таких токсинов является не чем иным, как спиртами, производящимися дрожжевыми клетками в кишечнике из сахаров пищи. Одним из этих токсичных «сахарных спиртов» является арабинитол — сильный нейротоксин. В США уже сегодня есть возможность провести тесты на наличие данных спиртов в крови, что, по мнению некоторых ученых, особенно важно, если у пациента имеются нервно-психические проблемы или аутизм.

    Несмотря на то, что связь таких явлений, как кандидоз и аутизм является новым и пока еще спорным предположением, уже имеются исследовательские подтверждения того, что в моче аутистов встречаются аномальные уровни метаболитов. А именно, существенно превышен уровень содержания в моче винной (виннокаменной) кислоты, чем у здоровых деток (у первых детей, принимавших участие в эксперименте, он был выше в 600 раз). Как известно, винная кислота – общепризнанный токсин, поэтому и появилась теория, что она провоцирует симптомы аутизма. Учитывая то, что эта кислота в организме человека не вырабатывается, ее единственный источник — это дрожжи кандида. Соответственно, если подавить размножения в кишечнике дрожжей, то это может привести к снижению поведенческих нарушений, которые характерны для аутизма. Лечение аутизма ребенка противогрибковым антибиотиком нистатин закончилось довольно успешно и на сегодня день тысячи деток с аутичными расстройствами были пролечены именно таким образом, а хороший клинический эффект, по свидетельствам исследователей составил 80-90 процентов случаев. Тем не менее, масштабных клинических испытаний взаимосвязи кандидоз и аутизм не проводилось. Хотя и лечение аутизма ребенка данным методом выдержало испытание временем, и сегодня многие доктора его используют и рекомендуют.

    Сегодня доволь часто проводится антикандидозная терапия при аутизме с одновременной коррекцией в питании. Диета для детей аутистов назначается менее жесткая, хотя бы потому, что соблюдать ее трудно, учитывая немалые ограничения в пище по аллергическим показателям и самостоятельный отказ аутистов от некоторых продуктов, ввиду поведенческих патологий. Кроме того, на счет того следует ли абсолютно исключать из питания детей при аутизме молоко и дрожжевые продукты, единого мнения не существует, впрочем как и согласия в вопросе, как долго нужно придерживаться ограничительной диетотерапии при аутизме. Как правило, назначают такую диету для детей аутистов по обстоятельствам, от месяца до полугода.

    • Антикандидозная терапия при аутизме: анализы и показания

  • 1. Анализ стула аутичного ребенка, определяет наличие в организме аэробных грибков, однако негативный результат анаэробные грибки не исключает. Антикандидозная терапия при аутизме противогрибковыми средствами назначаться желательно должна после проведения анализов на чувствительность грибков в отношении тех или иных противогрибковых препаратов.
  • 2. Анализ мочи аутичного ребенка на органические кислоты может помочь по косвенным признакам определить разрастание грибковой инфекции и ее уровень, а также наличие анаэробной инфекции. Наличие разросшейся грибковой инфекции могут подтвердить и увеличенные уровни бета-кетоглютарата, винной кислоты и цитрамалата.
  • • Антикандидозная терапия при аутизме: лечение аутизма ребенка

    В последнее время, люди все чаще обращаются к нетрадиционным методам терапии, в том числе, если это лечение аутизма ребенка. За прошедшие десятилетия привычные противогрибковые средства, типа нистатин, начинают, мало по малу, впадать в немилость. Все чаще практикующие врачи обращаются к природным натуральным средствам лечения. Одним из таких является Saccharomyces boulardii — это естественно растущий грибок, который обладает способностью убивать другие грибковые инфекции. Еще одно немаловажное преимущество – как только прекращается его прием, сам он естественным образом исчезает из кишечника. Данное средство продается без рецепта и имеет эффективность противогрибковых медикаментов.

    Но наиболее популярными, благодаря своей эффективности, являются пробиотики при аутизме в качестве борцов с появлением кандида. Они представляют собой специально культивируемые штаммы бактерий, которые идентичны тем, что заселяют наш кишечник в норме, способные удерживать под контролем дрожжи рода Candida Albicans. Пробиотики при аутизме назначают, когда рост дрожжей подавлен при помощи диеты или лекарственных средств, для окончательного восстановления микрофлоры кишечника.

    Среди них главные — это лактобактерии и бифидобактерии, наделенные свойствами, не просто конкурировать с вредоносными дрожжами за жизненное пространство, также они увеличивают в кишечнике кислотность, создавая этим наименее благоприятные условия для размножения и роста кандида. Принимают пробиотики при аутизме либо в капсулах в сухом виде, либо в виде йогурта, что делает подобную терапию максимально удобной, просто включив пробиотики в питание детей при аутизме.

    • Антикандидозная терапия при аутизме: медикаменты

    НИСТАТИН. Выпускается в виде порошкового препарата, либо медицинского раствора на основе стевии. Применение нистатина предполагается частое — в день до 4-6 раз. Довольно много грибковых инфекций к нистатину устойчивы, поэтому для достижения требуемого результата обычно нужны более сильные противогрибковые средства.

    Побочные эффекты: препарат не токсичен, так как в системный кровоток не всасывается, оставаясь в кишечнике. Однако в результате реакции «вымирания» происходит выделение токсинов и, как правило, к временному ухудшению самочувствия, отражающегося в начале лечения на поведении и усилении поноса. Минимизировать реакцию «вымирания» может помочь активированный уголь, посредствам абсорбирования токсинов и выведения их из организма. Рекомендуется давать до 4 капсул в сутки, избегая совместного принятия пищи или каких-то других медикаментов.

    СИСТЕМНЫЕ ПРИТИВОГРИБКОВЫЕ СРЕДСТВА. Антикандидозная терапия при аутизме в качестве системных препаратов включает прием низорала (кетоконазола), дифлюкана (флюконазола), споранокса (итраконазола) или ламизила. При применении любого системного противогрибкового средства, обязательно необходимо проверять функцию печени, не менее одного раза в 3 месяца (обычно ухудшения исчезают после прекращения приема препаратов). Кроме того при использовании ламизила проверять следует и функционирование почек. Как правило, назначается 3-х недельный курс для лечения, с целью избежать токсичности печени, и по завершению проводят контрольные анализы.

    • Продолжительность антикандидозной терапии

    В действительности избавиться от грибковой инфекции довольно сложно. Понадобиться может очень длительное время применять противогрибковые средства, увеличивать дозировку, или одновременно использовать несколько средств сразу. Если у вашего ребенка склонность к дрожжевым инфекциям, то его лучше регулярно проверять на грибки. Терапия липоевой кислотой (аббревиатура ALA) или димеркаптосукциновой кислотой (аббревиатура DMSA), которая используется при лечении аутизма ребенка, может спровоцировать разрастание дрожжей, даже у деток, не имевших раньше этой проблемы.

  • • АНТИБАКТЕРИАЛЬНОЕ ЛЕЧЕНИЕ АУТИЗМА
  • Также кишечник аутиста может быть перенаселенным вредоносными бактериями и, чтобы восстановить нормальную микрофлору, их необходимо будет устранить, применив антибактериальное лечение аутизма. Чаще им подвержены дети и взрослые, часто употреблявшие антибиотики.

    • «Бактериальное» тестирование

    Чтобы выявить наличие вредных бактерий в организме используют анализ мочи на органические кислоты. В случае высокого уровня дигидроксифенилпропионовой кислоты (аббревиатура DHHPA), подозревают разросшуюся Clostridia species.

    Кроме того, имеется еще порядка 8 других показателей, обычно повышающихся при наличии в кишечнике каких-либо патологических бактерий, а также паразитирующих организмов.

    • Антибактериальное лечение аутизма: медикаменты

    БИОЦИДИН. Биоцидин является натуральным средством, позволяющим справиться с clostridia.

    ГЕНТАМИЦИН ОРАЛЬНЫЙ. Назначают 5 раз в сутки на протяжении 3-х дней. Главное его преимущество в том, что в системный кровоток он не всасывается, поэтому осложнения и побочные эффекты встречаются крайне редко.

    ФЛАГИЛ. Обычно Флагил назначают 2-недельным курсом.

    ВАНКОМИЦИН ОРАЛЬНЫЙ. Назначают препарат 5 раз в сутки, курс лечения — 3 дня. В системный кровоток не всасывается, поэтому побочные эффекты встречаются крайне редко.

    ИММУНОГЛОБУЛИН ОРАЛЬНЫЙ. Данным препарат появился недавно, он новый, но прошедший несколько исследований, которые показали, что он действительно помогает. Главное неудобство данной терапии — довольно высокая стоимость препарата.

  • • АНТИПАРАЗИТНАЯ ТЕРАПИЯ АУТИЗМА
  • Существует небезосновательное мнение о необходимости очищения кишечника,людей страдающих аутизмом, от паразитов. Довольно многие паразиты часто присутствуют в норме в образцах стула, а именно: Balantidium coli Dientamoeba fragilis, Entamoeba hartmanni, Entamoeba coli и Endolimax nana. Другие являются более опасными, в частности таковыми являются лямблии (Giardia lamblia), и дизентерийная амеба (Entamoeba histolytica).

    Необходимость антипаразитной терапии аутизма основана на способности паразитов вызывать иммунную реакцию организма на их присутствие, а это в свою очередь, может быть потенциальной причиной чувства вялости, недомогания, беспокойства, головной боли, ночной потливости, сыпи и массы других расстройств. Исследования показывают, что у части людей с аутизмом эти симптомы пропадают после того, как проводится антипаразитная терапия аутизма.

    • Антипаразитная терапия аутизма: препараты

    Для лечения назначают бактрим, септру (триметоприм/сульфаметоксазол). Суточная доза — 1 таблетка, плюс принятие гуматина (паромицина) четырежды в день. Курс терапии составляет 14 дней.

    Также могут назначить Yodoxin трижды в день на протяжении двух недель, или метронидазол таким же курсом (дозировка в зависимости от веса больного).

    Пробиотики при аутизме помогают заселить кишечник после антипаразитного лечения полезной микрофлорой.

    Среди продуктов большое значение имеют следующие виды бактерий:

  • 1. Лактобатерии — имеются в йогуртах, применять которые нельзя при безказеиновой диете для детей аутистов. Также продаются в виде препаратов.
  • 2. Бифидобактерии можно получать в виде пищевых добавок.
  • 3. Ферменты — очень эффективные источники полезных бактерий. Ферментированные продукты – «морской рис», чайный гриб, квашеная капуста, безмолочный кефир.
    • • БЕЗДРОЖЖЕВАЯ ДИЕТА ДЛЯ ДЕТЕЙ АУТИСТОВ
    • Несмотря на то, что поступающие в организм с продуктами дрожжи, причиной грибковых инфекций не являются, они способны вызывать негативную иммунную реакцию у людей, которые уже чувствительны к дрожжевым продуктам питания. Кроме того, высокое содержание углеводов и сахара в рационе дает пищу для грибковых инфекций, их размножения, в то время как они уже заселились в организме, то есть усугубляет проблему.

      • Диетическое питание детей при аутизме

      Следует избегать пищи, которая приготавливается с использованием дрожжей. Кроме того не стоит употреблять ферментированные и выдержанные продукты (то есть продукты долгой выдержки, к примеру, выдержанные сыры, вина). Нежелательно употребление соков, сухих фруктов (помимо высокого содержания сахара в них, еще и наличие плесени возможно), приправ и соусов, грибов, а также витаминов группы B, поскольку они приготовлены на дрожжевой основе. Ну и конечно, сахар, и прочие углеводы – благоприятные составляющие для развития дрожжей в организме.

      Еще немного об аутизме и лечении аутизма ребенка:

      ladyvenus.ru