Аутизм или синдром аспергера

Синдром Аспергера считается обособленной формой аутизма. Болезнь не характеризуется отставанием в умственном развитии, но выряжается в явном дефиците общения, нарушениях в восприятии окружающего мира и адаптации к нему, а также в существенном ограничении во взаимодействии с социумом.

Основные признаки синдрома Аспергера начинают проявляться у детей после пяти лет. Точный диагноз и подтверждающий его тест способствуют своевременной психологической коррекции и улучшению дальнейшего качества жизни у взрослых.

Синдром Аспергера: что это такое?

В 1944 году знаменитый английский ученый-психолог, чьим именем назван синдром Аспергера, называл эту болезнь аутической психопатией. Он наблюдал детей разных возрастов, от 6 до 18 лет. В ходе исследований врач описывал признаки поведения, отличающие этих ребят от других сверстников.

Были выявлены определенные закономерности: у детей с наблюдаемым синдромом Аспергера полностью отсутствует интерес к обществу, которое, кстати говоря, тоже стремится вытеснить этих «отшельников» из своих рядов. Маленькие изгои живут своим внутренним миром. В их скупой речи и мимике трудно угадать, о чем они думают, и что именно чувствуют. Эти характерные симптомы и стали основой для рассмотрения синдрома Аспергера как особой формы аутизма. Хотя сказать точно, что же такое синдром Аспергера – специфическое аутичное поведение или обособленное неврологическое расстройство, ученые так и не смогли.

Причиной подобных разногласий является неоспоримый факт: у наблюдаемых детей с синдром Аспергера не обнаруживается отставание в умственном развитии. Позднее психологами был разработан специальный тест на определение уровня интеллекта маленьких пациентов, который дал ошеломляющие результаты: более девяноста случаев синдрома Аспергера из ста показывают высокие умственные способности, такие как удивительно точная память и умение строить неоспоримые логические цепочки. Как это ни странно звучит, но люди, болеющие синдромом Аспергера, имеют большие шансы стать настоящими гениями, например, новым Эйнштейном или Ньютоном.

Но, несмотря на необычный логический дар, люди с синдромом Аспергера обделены творческим потенциалом, воображением, чувством юмора и способностью понимать эмоции других людей. Это создает серьезные коммуникативные проблемы и трудности во взаимодействии с обществом.

Причины возникновения

Точный механизм, запускающий синдром Аспергера, до сих пор является объектом споров мировых ученых и психологов. Но большинство из них склоняется к теории о том, что природа заболевания та же, что и у патологии, характерной для аутизма. Основные причины, которые вызывают неврологическую дисфункцию, называемую синдромом Аспергера, могут быть следующими:

  • наследственно-генетический фактор;
  • интоксикация плода во время нахождения внутри матки матери;
  • родовые и черепно-мозговые травмы.
  • Современные методы компьютерного диагностирования и специально-разработанный тест помогают выявлять причины синдрома Аспергера более точно.

    Классическая триада симптомов

    В современной психиатрии синдром Аспергера описывается через призму так называемой триады симптомов:

  • коммуникативно-социальные проблемы;
  • сложности чувственного и пространственного восприятия мира;
  • дефицит эмоций, творческого мышления и воображения.
  • Самые первые симптомы могут начать проявляться в довольно раннем возрасте. Например, неожиданные слезы у маленьких детей вызывают резкий свет, звук или сильный запах. Но такие признаки еще трудно соотнести с синдромом Аспергера. Многим родителям сложно понять такие реакции ребенка на внешние раздражители. Хотя повышенная чувствительность детей уже сама по себе свидетельствует о наличии неврологического расстройства.

    С возрастом, у детей может пропасть бурная реакция на громкие звуки или слишком яркий свет, но остаться нестандартное восприятие окружающего мира. В отдельных случаях этот феномен проявляется достаточно ярко. Например, блюдо, кажущееся нормальным для обычного человека, больному синдромом Аспергера может нестерпимо вонять. Или предметы, достаточно гладкие и приятные на ощупь, вызывают раздражение у людей с СА, которым кажется, что поверхность очень «колюча и шершава».

    У детей и у взрослых, больных синдромом Аспергера, отмечается неуклюжая походка и физическая неловкость. Они задевают предметы локтями, натыкаются на косяки дверей, оступаются на ступеньках. Это обычно связано с рассеянностью и погруженностью «в себя» пациентов. Но часто, когда нужно сосредоточиться, эти люди способны управлять своим телом вполне удовлетворительно.

    Признаки синдрома Аспергера у детей

    Если у маленьких детей замечают нервозность из-за внешних раздражителей, специалисты проводят специальный тест на светочувствительность и звуковое восприятие. Результаты современного метода могут выявить первые симптомы синдрома Аспергера в достаточно раннем возрасте.

    В основном же, у детей до 6 лет патология никак не проявляется. Напротив, синдрому Аспергера характерно нормальное развитие деток в их первые годы. Родители радуются тому, что ребенок рано начинает говорить, легко запоминает новые слова и спокойно играется одними и теми же игрушками. Ребенок также проявляет удивительные способности к счету и запоминанию большого объема иностранных слов.

    Основная проблема людей с синдромом Аспергера – это коммуникативные дисфункции. Симптомы социальной неприспособленности начинают ярко проявляться у детей в возрасте с 5-6 лет. Обычно это совпадает с периодом, когда ребенка отдают в школу или подготовительный класс, где ему приходится расширять круг общения.

    Яркие симптомы синдрома Аспергера у детей:

  • ребенок не желает участвовать в активных играх, так как из-за неуклюжести у него плохо получается манипулировать мячом и другими предметами;
  • нередко наблюдается сильное увлечение конкретным спокойным хобби, за которым ребенок может сидеть часами и просить не прерывать его любимое занятие;
  • малыши не любят веселых мультиков, так как не понимают шутки в них и раздражаются от слишком громких песен;
  • дети остро реагируют на новых незнакомых людей, могут заплакать, когда в дом приходит посторонний;
  • в большой компании ребенок часто ведет себя нелюдимо, не желает идти на контакт и предпочитает играть в одиночку.
  • Ребенок с синдромом Аспергера сильно привязан к дому и родителям, к которым он привык с самого рождения. А новая обстановка вызывает в нем сильнейшее беспокойство и ощутимый дискомфорт.

    Люди, имеющие синдром Аспергера, чувствуют себя спокойно только тогда, когда все предметы личного пользования лежат на своих местах, а в распорядке дня отсутствуют неожиданности. Если что-то меняется в привычном ходе событий, у детей случают истерики. Например, если ребенка забирает из школы мама, но вдруг приехал папа, может начаться приступ неконтролируемых слез и криков.

    Признаки синдрома Аспергера у взрослых

    Если с детства коммуникативные навыки не корректировались, у взрослых, имеющих синдром Аспергера, наблюдается острая социальная изоляция:

  • человек не может найти общие интересы с другими людьми;
  • не может поддерживать приятельские отношения;
  • не складывается личная жизнь.
  • Люди, страдающие синдромом Аспергера не способны работать менеджерами или руководителями. Они могут знать о предприятии все до мелочей, набирать высокие баллы, проходя тест на IQ, но предпочитают выполнять простую однообразную работу. Карьерные успехи таких людей совершенно не волнуют.

    У взрослых, страдающих синдромом Аспергера, практически полностью отсутствует воображение:

  • они не понимают скрытого значения метафор;
  • образные выражения воспринимают буквально;
  • не отличают правду и ложь;
  • лишены чувства юмора.
  • Зачастую люди с синдромом Аспергера становятся общественными изгоями из-за их кажущейся невежливости:

  • они привыкли говорить то, что думают;
  • могут делать нетактичные замечания;
  • не принимают общепринятые правила этикета, если не видят в них смысла;
  • могут внезапно прервать разговор и уйти, увлекшись собственными мыслями;
  • не распознают чувства собеседника;
  • нисколько не заботятся о производимом впечатлении.
  • Страсть к порядку у людей, имеющих синдром Аспергера, с возрастом только усиливается и нередко доходит до абсурда. Например, если коллега случайно отпил из его кружки, такой человек может полчаса отмывать посуду или выкинуть ее вовсе.

    У взрослых людей с синдромом Аспергера наблюдается повышенная подозрительность и перманентная боязнь болезней. Находясь в кабинете у стоматолога, такой человек сто раз переспросит врача, все ли инструменты одноразовы и безопасны для здоровья. Из-за этого окружающим достаточно трудно контактировать с людьми, имеющими синдром Аспергера и кажущимися мелочными «занудами».

    Чем опасен синдром Аспергера?

    Синдром Аспергера может не иметь прямой угрозы для жизни и здоровья человека. Многие дети, своевременно прошедшие психологическую коррекцию, вполне комфортно приспосабливаются к окружающей действительности, неплохо учатся и делают успехи в конкретной деятельности, например, в науке.

    Но часты случаи, когда синдром Аспергера серьезно мешает во взрослой жизни:

    • человеку трудно найти свое место и предназначение;
    • перемены в жизни вызывают сильнейшую депрессию;
    • развиваются различные фобии и навязчивые состояния, которые трудно поддаются психологической коррекции.
    • Задача родителей, у детей которых обнаружен синдром Аспергера, прививать ребенку коммуникативные навыки и приспособляемость к изменчивости жизни, чтобы взрослый человек, уже лишенный отчей опеки, смог полноценно сосуществовать с окружающим миром, а не закрываться наглухо в своей «внутренней раковине».

      Диагностирование болезни

      Опытный психолог способен поставить диагноз синдрома Аспергера, основываясь на наблюдении за поведением взрослых или детей, а также на изучении анамнеза жизни пациента. Однако определить всю глубину отчужденности от мира человека с синдромом Аспергера не всегда удается только по внешним признакам. Иногда симптомы болезни похожи на черты характера обычного интроверта.

      В качестве диагностирования синдрома Аспергера используют различные тесты. Они помогают выявить и сами неврологические нарушения, и степень психических отклонений.

      Тест, разработанный для выявления синдрома Аспергера у взрослого, конечно же, отличается от теста для детей сложностью вопросов. Но все опросники делятся на группы по назначению:

    • тесты, оценивающие уровень интеллекта;
    • тесты на определение сенсорной чувствительности;
    • тест на творческое воображение и др.
    • Существуют и специфические тесты, специально используемые для диагностирования синдрома Аспергера:

      1. Тест ASSQ. Проводится у детей с 6 лет. Способен выявить некоторые аутичные черты синдрома Аспергера у ребенка, на основании его восприятия различных картинок и просьб описать характер изображенных персонажей.

      2. Тест RAADS-R. Выявляет психические расстройства у взрослых, такие как социофобию, тревожные навязчивые состояния, клиническую депрессию и др. Во время опроса человеку предлагается выбрать один из вариантов его поступков в конкретных жизненных ситуациях.

      3. Опросник Aspie Quiz. Тест состоит из сотни вопросов, расшифровывающих наличие аутических черт синдрома Аспергера у взрослых, а также и их возможные причины.

      4. Торонтская шкала. Тест выявляет патологию, характерную для синдрома Аспергера, которая выражается нестандартными телесными ощущениями. Кроме этого, опросник проявляет сниженную способность к интерпретации символов и метафор.

      5. TAS-20. Тест направлен на определение дефицита эмоций у взрослых и детей, что очень характерно синдрому Аспергера. Испытуемого просят описывать ощущения, которые вызывает в нем просмотр определенных картинок и фотографий.

      Современные методики тестирования с помощью вопросов и интерпретации демонстрируемых картинок помогают выявить симптомы синдрома Аспергера и даже некоторые причины болезни, начиная с раннего возраста. На основании результатов осмотра, наблюдения и тестирования врач-специалист назначает лечение синдрома Аспергера сеансами психотерапии и, возможно, медикаментозное сопровождение.

      Людям, страдающим синдромом Аспергера, необходимы консультации специалиста-психиатра. Основное лечение для синдрома Аспергера строится на адаптации детей и взрослых к социуму и меняющимся условиям окружающего мира.

      Для лечения приступов депрессии и нервных расстройств у людей, имеющих синдром Аспергера, назначаются медицинские препараты седативного характера. В некоторых случаях не обходится без курса лечения антидепрессантами.

      Полностью изменить особенность восприятия мира у людей с синдромом Аспергера нельзя, но можно скорректировать их общественное поведение и развить навыки приспособления к изменчивым перипетиям жизни.

      Люди с синдромом Аспергера обладают незаурядной логикой, им нужно объяснять, что с ними происходит и как это можно изменить, раскладывая факты и аргументы по полочкам. Тогда человек, подверженный синдрому Аспергера, будет стремиться преодолевать свои проблемы самостоятельно.

      Чушь. Спросите у сотни Аспи — хотят ли они лечиться и входить в социум. 99 гарантированно ответят — «нет». Еще и пошлют по матушке за то, что назвали больным и предложили лечение. Поймите, нам очень комфортно в нашем состоянии! Не нужно нас социализировать и навязывать общение. Поверьте — когда мы считаем нужным — мы отлично умеем контактировать. Другое дело — чаще всего нам это просто не нужно. Любой взрослый Аспи вежлив и корректен на уровне английского дипломата. До тех пор, пока кто-то из доброхотов не начнет пытаться его «лечить». Аспи прекрасно сосуществует с человеком, который понимает его особенности и не навязывает общение. Просто оставьте нас в покое.

      ну наконец-то это обрело название. Кошмар какой-то.

      Никто,кроме самых близких родственников, живущих в одной семье,никогда не заметят и тем более не определят по внешним признакам у человека синдром Аспергера. Это очень скрытые признаки, заметив которые в раннем детстве, родители «списывают» на детство, а врачи тем более не определят, так как не живут постоянно под одной крышей с ребенком. Поэтому определить это явление в раннем детстве невозможно. И только во взрослом возрасте, живя постоянно рядом с таким человеком начинаешь замечать чудачество и странности, не присущие уже скажем 20-летнему парню. Например, взрослый уже сын в 23 года совсем по-детски вдруг закатывает истерику по поводу того, что в тарелке со вторым блюдом мама при подаче на стол порезала ему кусок мяса в гарнире, не так сказала «спокойной ночи», непременно «скажи лучше». Эдакой вот необъяснимый «синдром чудаков» можно заметить уже во взрослости, а в детстве это все «списывается» на то, что это же ребенок. Ни с чего вдруг подпрыгивает на месте или повторяет одни и те же необъяснимые движения,например часто подходит к окну и как бы всем телом тянется в окно приподымаясь на корточки. Разговаривать начал в 1 год и 3 месяца, в школе отлично учился, географию знал на зубок, в совершенстве овладел разговорным английским языком. Закончил техникум а впоследствии и академию. Но в социуме не приспособленный, не отличает ложь от правды, верит всем на слово и сам искренний и честный как дитя. У взрослых, страдающих синдромом Аспергера, практически полностью отсутствует воображение — это правда.

      Буквально вчера психолог сказал мне, что у моего ребенка (11 лет) скорее всего синдром Аспергера (были на консультации, просто беседовали: вопрос-ответ). Я в шоке. Что делать?

      Все верно. Но с возрастом во многом адаптируешься. Хотя далеко не во всем. Я совершенно не умею инициировать общение, к примеру. Стараюсь подражать другим, подлаживаться, чтобы никого не раздражать. Но все равно есть дистанция между мной и другими.

      Браво! Общаюсь только когда захочу. Как меня достало это внешнее согелашательство (а приходится) и беседы за компанию…

      prosindrom.com

      Синдром Аспергера и РАС

      493 записи к записям сообщества

      Проводящийся в апреле Месяц Принятия Аутизма противопоставляется активистами движения за права аутистов и нейроразнообразия Месяцу Показать полностью… Информирования о Проблеме Аутизма и Дню Распространения Информации об Аутизме (2 апреля), которые поддерживают крупные организации типа Autism Speaks.

      Подробнее о принципах, истории и концепции можно прочесть на сайтах Autism Acceptance Month и ASAN (Сеть Аутичных Самоадвокатов).

      Апрель бывает сложным месяцем для аутичных людей, сталкивающихся с трагической риторикой в свой адрес и с похвалами организациям, которые систематически обижают их требованиями лечения, что, по сути, является дегуманизацией. Всё это сильно давит на психическое состояние и может пагубно на нём сказаться.

      Вот несколько советов, как защитить самооценку аутичных людей и помочь им не терять присутствия духа.

      Прекратите слушать родителей, обвиняющих аутизм в своих мучениях.

      Почитайте у аутичных взрослых о том, как поддержать близкого аутичного человека.

      Держитесь подальше от любых групп и организаций (например Autism Speaks), представляющих аутизм как трагедию и способствующих ненависти к аутизму.

      Вообще исключите из общения все группы, давящие на вас в попытках формировать ваше мнение о близком человеке.

      Выключайте телевизор во время репортажей про аутизм.

      Убирайте из поля зрения газеты со статьями об аутизме.

      Предложите в этот месяц быть особенно осторожными в Интернете.

      Сообщения в духе "Информирование об Аутизме" только расстраивают аутичных людей. Помните об этом.

      Даже кажущиеся нейтральными или позитивными мероприятия в итоге могут могут расстроить, потому что используют кусок головоломки (пазл) в качестве символа аутизма или спонсируются Autism Speaks.

      Суть этого события: заявление о разнообразии, поощрение аутичных людей быть самими собой, подчеркивание необходимости принятия и поддержки аутистов, а не евгенического лечения. Покажите вашим аутичным близким статьи именно о принятии, тем самым вы продемонстрируете им поддержку со стороны людей.

      По возможности надевайте одежду красного цвета для мероприятия "Гуляем Вместе в Красном" (хэштег #WalkInRed).

      Используйте символику нейроразнообразия.

      Приходите на местные мероприятия Месяца Принятия Аутизма (или организовывайте их!). Говорите о принятии аутизма там, где находитесь.

      Увидели прославляющую разнообразие картинку? Так покажите её аутичным людям! Есть в продаже футболка с изображением принятия аутизма? Так купите несколько штук для аутичных знакомых! Такие действия подтвердят, что вы на их стороне, и помогут им гордиться своей идентичностью.

      Кусок головоломки (пазл) ассциируется с Autism Speaks и её сторонниками, потому держитесь подальше от подобной символики.

      Акция "Light It Up Blue" ("Освети синим!") проводится Autism Speaks. Помните об этом.

      Сторонники принятия аутизма предпочитают использовать знак бесконечности, символизирующий нейроразнообразие, радугу и красный цвет (хэштег #WalkInRed).

      Аутичные люди привыкли, что про их инвалидность говорят словами "эпидемия", "катастрофа", "ужасное бремя".

      Попытайтесь сказать им, что в стимминге есть и хорошее, положительно отзовитесь об их специальном интересе.

      Аутическое сообщество поможет прояснить многие вещи и предложит разные варианты поддержки вашего близкого аутичного человека.

      Видеть подобных себе помогает им в сохранении чувства собственного достоинства, а контакт друг с другом у них намного свободнее.

      Уважайте их потребности и предпочтения, дайте им возможность быть собой и получать удовольствие. Продемонстрируйте, что вы здесь и сейчас с ними для того, чтобы помогать и поддерживать, а не для того, чтобы уничтожать их идентичность или подгонять под рамки неаутистов.

      Этичная (вежливая), позитивная или нейтральная терапия допустима.

      Попытки отучить от безобидной симптоматики, примером которой может быть неразрушительный стиммиг, специальные интересы, личные причуды (например нежелание иметь много друзей), недопустимы и деструктивны.

      Поиграйте в игрушки на полу, в браслеты с бусинами, поговорите на интересующую тему. Просто побудьте с ними, если может потребоваться ваша поддержка.

      Это может помочь отвлечь аутичных людей от языка ненависти и этических проблем.

      Это поможет им понять, что они больше чем "список дефицитов". Хвалите их умение рисовать, терпеливость по отношению к младшим братьям и сёстрам, успехи в учёбе. Такое отношение поддержит их самооценку.

      Например спросите их о том, как работает ваш автомобиль, или поиграйте с ними в мяч для улучшения моторики. Так они смогут осознать, что вы любите целиком, в том числе и аутичные черты.

      Иногда у аутичных людей бывает очень низкая самооценка, что может привести к депрессии или даже суициду. Описание аутизма как трагедии и разрушающего семьи бедствия может способствовать наступлению подобных ужасных последствий. Если состояние аутичного человека движется в этом направлении, то необходима врачебная помощь.

      Особо пристальное внимание нужно тем, кто занимается самоадвокацией или борьбой со стигматизацией аутизма. У аутичных людей очень сильно чувство справедливости, потому, возможно, стоит им напомнить, что все проблемы мира не решить, даже если они много и тяжело работают.

      Месяц Информирования об Аутизме обычно сопровождается риторикой, поддерживающей страх аутичных людей быть "тяжким грузом" для своих близких. Все возможными словами и действиями доказывайте, что это не так.

      Используйте этот месяц с толком для себя: учитесь терпению и умению слушать.

      Давайте им сообразные возрасту возможности, чтобы помочь выйти из затруднения и почувствовать себя полезными.

      Поощряйте их сильные стороны и приветствуйте их успехи.

      Какой бы сильной ни была ваша поддержка, аутичные люди всё равно чувствуют себя подавленными из-за антиаутичной риторики. Не мешайте им выражать свои чувства и заверяйте в том, что ненавидящие их люди ошибаются в своих речах о сути аутизма. Аутичные люди такие, какие есть, и в этом нет ничего неправильного.

      Подтвердите правоту чувств аутичных людей.

      Если вы не сразу находитесь с ответом, то это нормально. Аутичные люди вполне понимают, что существуют сложные вопросы, на которые нет лёгких ответов.

      Ответить простыми фразами типа: "Мне жаль слышать это" и "Это плохо" тоже нормально. Иногда это всё, что можно сказать.

      Размышления мамы о том, как классический аутизм перестал быть «лицом» РАС, и детям с наибольшими потребностями начинают уделять все меньше и меньше общественного внимания

      Я понимаю, что мой опыт отличается от опыта большинства людей с аутизмом, особенно от опыта невербальных людей (мне не Показать полностью… особенно нравятся определения про «функциональность»). Однако меня огорчает, когда некоторые люди считают мой опыт аутизма «ненастоящим». Позвольте привести несколько примеров того, почему мой «высокофункциональный» аутизм нельзя назвать «легким».

      Скорее всего, большинство людей в спектре аутизма страдают от того или иного тревожного расстройства. В моем случае речь идет о тяжелом случае тревожного расстройства, и я не преувеличиваю. Иногда у меня бывает 20 панических атак в течение дня, и их может спровоцировать что угодно – пролетающий мимо мотылек или изменение в привычном распорядке дня. Я боюсь выходить из дома, так как у меня агорафобия. В результате, я нуждаюсь в постоянном сопровождении вне дома.

      Мое поведение может очень быстро меняться. Хотя я могу казаться спокойной, скорее всего, я лишь притворяюсь. Одного фактора может оказаться достаточно для появления того, что я называю «настоящая я». В этом случае мое поведение становится непредсказуемым (даже для меня самой!), потенциально оно даже может быть опасным, если сопровождающие не реагируют на него правильно. Может быть, при нашем «высокофункциональном аутизме» мы и можем «поддерживать видимость», но обычно лишь до определенного предела. Это как лебедь, который изо всех сил гребет лапками, но с вашей точки зрения он легко скользит по воде.

      Хотя я говорю… очень много говорю… я редко говорю о том, о чем мне действительно нужно сказать, например, о моих чувствах. Я не могу сказать вам, какие эмоции у меня внутри, потому что я не могу назвать их. В результате, самое обычное переживание может стать всепоглощающим вплоть до истерики. Если я больна, я с большей вероятностью скажу вам уходить, чем сообщу, что мне больно. Я больше года страдала от гастрита, пока не смогла сообщить о боли, чтобы мне поставили диагноз и назначили лечение. Если кто-то может говорить, это еще не значит, что у него нет проблем с коммуникацией.

      Опять же, я могу говорить очень хорошо, поэтому окружающие не осознают, что я очень плохо понимаю чужую речь. Хотя я не могу объяснить это с научной точки зрения (наверное, это особенности нейронных связей), эта особенность очень часто встречается у вербальных аутичных людей. Когда ты не понимаешь большую часть того, что тебе говорят в течение дня, это приводит еще к большему раздражению и новым истерикам.

      У некоторых людей с аутизмом есть расстройство обработки сенсорной информации (такое расстройство может быть диагностировано и без аутизма), и оно может влиять на все пять чувств, а также на вестибулярную систему и проприоцепцию. У каждого сенсорные особенности выражаются по-разному. Некоторые обожают громкие звуки, яркий свет, жесткую ткань, сильные запахи или вестибулярную стимуляцию (и получают эти ощущения с помощью стимминга). Другие могут не переносить все вышеперечисленное (но у них все равно может присутствовать стимминг, который помогает им отгородиться от сенсорных стимулов извне). Некоторые, например, я, не выносят стимуляцию одного или двух органов чувств, но ищут остальные сенсорные ощущения. Избыток или недостаток сенсорной информации также может привести к истерике.

      Из-за перегрузки у меня случается истерика или отключение. Во время отключения я пытаюсь блокировать любую информацию из окружающего мира до такой степени, что я фактически впадаю в ступор и не могу говорить. Во время истерики появляется проблематичное поведение, о котором я говорила выше, также я могу кричать и/или рыдать, и не могу это контролировать. Ни одно из состояний нельзя быстро и легко исправить, лучше всего просто оставить меня в покое (хотя это проще сказать, чем сделать) и не добавлять никакой новой информации. В таком состоянии я несколько раз выбегала на проезжую часть, не осознавая опасности. После отключения или истерики я несколько дней страдаю от «похмелья», и мне нужно очень много спать, чтобы прийти в норму.

      vk.com

      Психическое здоровье и синдром Аспергера

      Люди с аутизмом или синдромом Аспергера особенно уязвимы перед проблемами психического здоровья, такими как тревожные расстройства и депрессия, особенно в позднем подростковом возрасте и начале взрослой жизни (Tantam & Prestwood, 1999). Гажуддин и коллеги (1998) установили, что 65% из их выборки пациентов с синдромом Аспергера имели симптомы того или иного психиатрического расстройства.

      Тем не менее, как отмечает Хоулин (1997), «неспособность людей с аутизмом сообщить о своих негативных переживаниях, тревожности или сильном стрессе также приводит к тому, что зачастую у них трудно диагностировать депрессивные или тревожные состояния, особенно если врачи плохо знают или понимают нарушения развития». Точно так же из-за своих нарушений невербальной экспрессии такие пациенты могут не выглядеть депрессивными, даже если это не так (Tantam, 1991). Это приводит к тому, что заболевание распознается только по мере сильного прогресса, когда появляются такие симптомы как полный отказ от социальных контактов; увеличение навязчивого поведения; отказ выходить из дома, идти на работу или в ВУЗ; угрозы или попытки суицида. Также могут развиться агрессия, паранойя или алкоголизм.

      При лечении психического заболевания у пациента с аутизмом или синдромом Аспергера очень важно, чтобы психиатр или другой специалист в области психического здоровья знал, что у пациента выявлен аутизм. Как отмечает Хоулин (1997): «Критически важно, чтобы лечащий врач обладал полной информацией об обычном стиле общения данного человека, как вербальном, так и невербальном». Если это возможно, то врачу рекомендуется поговорить с родителями или иными людьми, предоставляющими уход, чтобы убедиться в надежности полученной информации, например, узнать о недавних изменениях нормальных поведенческих схем, но при этом важно уважать право на личную жизнь человека с аутизмом.

      Уинг (1996) отдельно подчеркивает, что все психиатры должны быть информированы о расстройствах аутистического спектра и их проявлениях в подростковом и взрослом возрасте, в первую очередь, о наиболее легких проявлениях таких расстройств. Только это позволит избежать ошибок при диагностике. Эттвуд (1998) также подчеркивает важность знаний о синдроме Аспергера для всех психиатров. Тем не менее, Тантам и Прествуд (1999) утверждают, что при лечении тревожности и депрессии для людей с аутизмом эффективны те же подходы, что и для людей без аутизма. По их словам, врачи и психиатры смогут оказать помощь в лечении этих расстройств, даже не обладая особыми знаниями об аутизме или синдроме Аспергера. Впрочем, как правило, если психиатр имеет опыт работы с аутизмом/синдромом Аспергера, то это огромное преимущество.

      В данной статье мы рассмотрим вопросы психического здоровья среди людей с высокофункционирующим аутизмом или синдромом Аспергера, хотя многое в этой статье можно отнести и к аутизму в целом. В первую очередь статья рассматривает вопросы депрессии, тревожности и обсессивно-компульсивного расстройства, но важно понять, что люди с синдромом Аспергера могут страдать и от других проблем, например, от импульсивного поведения и резких перепадов настроения. На настоящий момент научных исследований в этой области очень мало, но, как обнаружил Карпентер (2001), подобные проблемы могут приводить к очень серьезным ограничениям. Лечение может включать традиционные препараты для стабилизации настроения, но не менее важно помочь человеку лучше понять свое состояние.

      Депрессия – это очень распространенное расстройство среди людей с синдромом Аспергера, подобные симптомы испытывает примерно 1 из 15 таких людей (Tantam, 1991). Когда люди с синдромом Аспергера покидают дом и поступают в высшее учебное заведение, то они часто сообщают о депрессии, что отражено и в личных автобиографиях.

      Как говорит один молодой человек: «Начиная со старших классов школы я постоянно пытался справиться со злостью, разочарованием и депрессией, которые копились внутри меня». Исследование Ким и коллег (2000) также показало, что депрессия гораздо чаще встречается среди детей в возрасте 10-12 лет с аутизмом/синдромом Аспергера, чем среди детей этого же возраста в целом.

      Среди людей с синдромом Аспергера депрессия может быть связана с растущим осознанием своей инвалидности, с ощущением своих отличий от ровесников и/или неспособностью сформировать отношения или успешно участвовать в социальных занятиях. В историях людей с синдромом Аспергера о своей жизни часто упоминаются попытки завести друзей, но «я просто не знал, каковы здесь правила, что можно, а чего нельзя делать».

      В самом деле, нередко таких людей обвиняют в оскорблениях или преследованиях, когда они просто пытаются общаться, что усугубляет их депрессию и тревожность. «Я не понимал, как подойти к девушке и пригласить ее на свидание. Я просто подходил и говорил с ними, хотели они этого или нет. Некоторые обвиняли меня в домогательствах, но я искренне думал, что именно так это и делается».

      Трудности с личным пространством у людей с синдромом Аспергера часто способствуют этой проблеме. Например, они часто стоят слишком близко или слишком далеко от человека, с которым они разговаривают.

      Другие факторы, способствующие развитию депрессии, в том числе и у людей без аутизма, включают: одиночество, горе в случае чужой смерти или другой утраты, сексуальную фрустрацию, постоянные неудачи, крайние степени тревожности и т. д.

      Травматичный детский опыт, такой как травля со стороны сверстников или пережитое насилие, также приводит к депрессии, то же самое можно сказать и о случаях неверных диагнозов. Также существует вероятность, что у человека есть биологическая предрасположенность к депрессии (Attwood, 1998). Тем не менее, разумеется, есть и другие факторы, которые могут привести к депрессии, и этот список никак нельзя считать исчерпывающим.

      Тандам и Прествуд (1999) описывают депрессию при синдроме Аспергера как состояние, полностью аналогичное депрессии у людей без этого расстройства, однако сам контекст заболевания может быть при этом иным. Например, депрессия может проявляться в обострении навязчивостей и специальных интересов данного человека. В этом случае необходимо проследить, что человеку не будет ошибочно поставлен диагноз «шизофрения» или другое психотическое расстройство, а также что состояние не будет «списано» на еще одно проявление аутизма. Очень важно оценивать депрессию отдельного человека в контексте его аутизма, то есть, его социальной инвалидности, постепенных или внезапных перемен в поведении, изменения режима сна, приступов злости или самоизоляции – ко всем этим явлениям необходимо относиться с предельной серьезностью.

      Симптомы депрессии могут быть как психологическими (ухудшение внимания/памяти, мысли о смерти или самоубийстве, плаксивость), так и физическими (замедление движений или двигательная гиперактивность, постоянная усталость/нехватка энергии, проблемы со сном, нарушения аппетита (увеличение или снижение веса)).

      Кроме того, депрессия может влиять на настроение и мотивацию (например, сниженное настроение, потеря интереса и способности получать удовольствие, чувства безнадежности, беспомощности и никчемности, самоизоляция, появление странных идей и убеждений). Люди, страдающие от депрессии, также могут испытывать периоды мании.

      Лейнхарт и Фальстейн (1994) цитируют три этапа диагностики депрессии у человека с аутизмом. Во-первых, нужно обратить внимание на ухудшение когнитивных функций, речи, поведения и повседневной деятельности. Такие пациенты крайне редко жалуются на проблемы с настроением. Во-вторых, нужно рассмотреть историю жизни пациента, чтобы установить его изначальные схемы поведения и интересы. Нужно сравнить его прежнее поведение с тем поведением, которое наличествует сейчас. В-третьих, нужно попытаться оценить психическое состояние пациента, как напрямую, так и с помощью бесед с родителем или другим человеком, предоставляющим уход, если это возможно. Например, в случае депрессии могут встречаться сообщения о сильном плаче, нежелании разлучаться с родителем/другим близким человеком во время встречи с психиатром, резком повышении/или снижении двигательной активности, состоянии перевозбуждения или агрессии. Также могут присутствовать признаки увеличения случаев самоповреждений или ухудшения аутистических черт, например, рост случаев эхолалии или возобновление размахивания руками, которое ранее исчезло.

      Эттвуд (1998) также упоминает неспособность некоторых людей с синдромом Аспергера выражать уместные и тонкие эмоции. Например, они могут смеяться или хихикать в ситуации, в которой остальные люди проявляют стыд, дискомфорт, боль или грусть. Он подчеркивает, что такая необычная реакция, например, после потери близкого человека, не говорит о цинизме или психической болезни. Необходимо проявлять понимание и терпимость к тем способам выразить горе, которые естественны для данного человека.

      Для лечения депрессии при синдроме Аспергера, как правило, используются те же препараты, что и в общей практике (Carpenter, 1999). Однако очень важно понять, что эти вещества не могут повлиять на те социальные нарушения, которые непосредственно связаны с аутизмом. Гринграс (2000) подробно обсуждает фармакологическое лечение детей с аутизмом, а Сантош и Бейрд (1999) составили подробный анализ фармакотерапии детей и взрослых с интеллектуальной инвалидностью (включая аутизм).

      Как и в других случаях лечения депрессии, необходимо тщательно подбирать препарат и дозировку, которые подойдут данному конкретному человеку. Необходимо отслеживать возможные побочные эффекты, и гарантировать, что преимущества лечения перевешивают его негативные стороны (Carpenter, 1999). Не менее важно определить причину депрессии, что может потребовать психологического консультирования, обучения социальным навыкам и встреч с людьми с похожими интересами и ценностями.

      Тревожность – это распространенная проблема людей с аутизмом и синдромом Аспергера. Грандин (2000) пишет, что в период полового созревания ее основной эмоцией был страх. Любые изменения в ее школьном расписании вызывали крайнюю тревожность и страх, близкий к панической атаке. Приступы тревожности начались вскоре после ее первой менструации.

      Мурис и коллеги (1998) обнаружили, что 84,1% детей с первазивными нарушениями развития полностью соответствуют диагностическим критериям хотя бы одного тревожного расстройства (фобия, паническое расстройство, избегающее расстройство, сверхтревожное расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство). И далеко не всегда эти расстройства проходят по мере взросления ребенка.

      Эттвуд (1998) утверждает, что многие молодые люди с синдромом Аспергера сообщают о чувстве крайней тревожности, которая достигает такого уровня, что становится необходимо медикаментозное лечение. Многим людям диагноз «синдром Аспергера» был поставлен именно во время лечения тревожного расстройства.

      Как правило, тревожные расстройства у людей с синдромом Аспергера развиваются в ответ на социальные требования, которые предъявляются к ним. Как объясняет Эттвуд (1998), любой социальный контакт может вызвать у них очень сильную тревожность, поскольку они не знают, как инициировать, поддерживать и завершить разговор или совместное занятие. Изменения в повседневном распорядке также могут усиливать тревожность, как и некоторый сенсорный опыт.

      Один из способов уменьшить уровень тревожности, к которому могут прибегать люди с синдромом Аспергера – это бегство в специальный интерес. Степень одержимости специальным интересом можно использовать как показатель уровня тревожности. Чем больше человек страдает от тревожности, тем более интенсивным становится интерес (Attwood, 1998). Тревожность также может увеличить ригидность мыслительного процесса и приверженность рутине. Таким образом, чем большую тревожность испытывает человек, тем очевиднее будет проявляться его синдром Аспергера. С другой стороны, в период счастья и расслабления у человека может не наблюдаться никаких симптомов.

      Один потенциально хороший способ справляться с тревожностью – это поведенческие техники. Если речь идет о ребенке, то учителя или родители могут отслеживать симптомы, например, раскачивание или махание руками, которые говорят о тревожности данного ребенка. Взрослых и старших детей можно научить распознавать такие симптомы самостоятельно, хотя в некоторых случаях все равно нужны подсказки извне. Можно составить список ситуаций, про которые известно, что они провоцируют сильную тревожность, например, если в комнату входит незнакомый человек. Когда некие внешние или внутренние события говорят о грядущей или растущей тревожности, нужно предпринять действия, направленные на снижение тревожности – релаксацию, переключение внимания или физические упражнения.

      Выбор метода релаксации зависит от индивидуальных особенностей человека. Многие товары для релаксации, которые продаются на рынке, могут быть адаптированы для людей с аутизмом/синдромом Аспергера. Маленькие дети могут успокоиться с помощью просмотра своего любимого видео. Дети старшего возраста и взрослые могут предпочитать прослушивание успокаивающей музыки. На рынке есть много такой музыки, как в специализированных, так и в музыкальных магазинах. Очень важно, чтобы метод релаксации не требовал никакой социализации, даже самой незначительной. Также важно, чтобы в состоянии тревожности у человека был доступ к тихой комнате, где можно побыть в одиночестве.

      Другие техники включают массаж (следует проводить его очень осторожно, избегая сенсорных защитных реакций), ароматерапию, глубокое дыхание и использование позитивных мыслей. Хоулин (1997) предлагает использовать фотографии, открытки или рисунки приятных или хорошо знакомых мест. Такие изображения должны быть достаточно маленькими, чтобы человек мог всегда носить их с собой, и их следует заламинировать для защиты. Хоулин также подчеркивает, что нужно часто и регулярно практиковать выбранный метод релаксации, иначе от него не будет практической пользы в ситуации реального приступа тревожности.

      Альтернативный вариант, особенно если человек очень перевозбужден – это физические упражнения (Attwood, 1998). Они могут включать качели или батут, длительные прогулки, возможно, прогулки с собакой, либо работу по дому, которая требует физических усилий.

      Против тревожности может быть эффективно и медикаментозное лечение. Люди с синдромом Аспергера могут хорошо реагировать на буспирон, пропранилол или клоназепам (Santosh and Baird, 1999), хотя Карпентер (2001) считает более эффективными экстракт зверобоя, бензодиазепины и антидепрессанты из класса селективных ингибиторов обратного захвата серотонина. Как и в случае с любыми препаратами, может потребоваться длительное время, чтобы подобрать эффективный препарат и дозировку для конкретного человека. Подобное лечение может проводиться только квалифицированным врачом.

      Какой бы метод борьбы с тревожностью ни использовался, критически важно выявить причину тревожности. Это можно сделать, если тщательно отслеживать, после каких событий у человека повышается тревожность, и с чем она обычно связана.

      Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) – это состояние, для которого характерны повторяющиеся, навязчивые мысли (обсессии) или навязчивые действия (компульсии) (Thomsen, 1999). Томсен описывает обсессивные мысли как идеи, визуальные образы или импульсы, которые постоянно и неоднократно появляются в сознании, в то время как компульсивные действия и ритуалы – это поведение, которое повторяется снова, снова и снова.

      Барон-Коэн (1989) утверждает, что стереотипное навязчивое поведение, которое наблюдается у детей с аутизмом, отличается от поведения ребенка с ОКР. Как объясняет Томсен (1999), ребенок с аутизмом не в состоянии посмотреть на ситуацию со стороны. Хотя поведение при аутизме и ОКР зачастую описывается одинаковыми терминами, при аутизме подобное поведение не соответствует диагностическим критериям ОКР. Эти виды поведения не воспринимаются человеком как нежелательные, навязанные извне и вызывающие раздражение, что является обязательным для ОКР. Тем не менее, похоже, что ОКР часто развивается на фоне синдрома Аспергера, хотя связь между двумя этими расстройствами изучалась очень мало (Thomsen, 1999).

      Сзатмари и коллеги (1989) провели исследование в группе 24 детей. Они обнаружили, что 8% детей с синдромом Аспергера, и 10% детей с высокофункционирующим аутизмом имели диагноз ОКР по сравнению с 5% в контрольной группе детей без аутизма, но с социальными проблемами. Томсен и коллеги (1994) обнаружили, что у детей, которых они изучали, ОКР сохранилось и во взрослом возрасте.

      Люди с синдромом Аспергера иногда хорошо реагируют на стандартное поведенческое лечение симптомов ОКР. Тем не менее, как и в других случаях, это эффективно только если сам человек хочет прекратить свои навязчивости. Альтернативой могут стать препараты для уменьшения тревожности, связанной с симптомами ОКР, что позволит человеку лучше справляться с неопределенностью, без возобновления навязчивости (Carpenter, 2001).

      Нет никаких доказательств, что у людей с расстройствами спектра аутизма шизофрения развивается чаще, чем у кого-либо еще (Wing, 1996).

      Однако важно понять, что было очень много случаев, когда у людей диагностировали шизофрению, хотя на самом деле у них был синдром Аспергера. Причиной тому могли быть «странное» поведение и речь, а также необычные рассказы о событиях своей жизни или их интерпретация. Эти проявления синдрома Аспергера могли ошибочно приниматься за психическую болезнь, например, шизофрению.

      Навязчивые мысли при синдроме Аспергера во время перепадов настроения могут приобретать странный характер, что можно ошибочно принять за проявление шизофрении, в то время как в действительности речь идет об эмоциональном расстройстве.

      Тем не менее, если человек с синдромом Аспергера страдает от галлюцинаций или бредовых идей, что вызывает сильный стресс, то рекомендуется стандартное лечение нейролептиками. Однако в этом случае желательно назначать атипичные нейролептики, поскольку синдром Аспергера часто сопровождается небольшими двигательными расстройствами (Carpenter, 2001).

      Первичное психологическое лечение эмоциональных расстройств – это когнитивно-бихевиоральная терапия, поскольку она эффективно меняет то, как человек думает и реагирует в ответ на чувства тревожности, грусти и злости, решая проблемы искажений в мышлении (Attwood, 1999).

      Гэр и Пейн (1997) перечисляют способы адаптации этой психотерапии для людей с синдромом Аспергера:

      — терапевтические сессии должны иметь очень четкую структуру, например, очередь в разговоре терапевта и пациента должна определяться специальным протоколом;

      — терапию нужно адаптировать таким образом, чтобы максимально сократить продолжительность сессий, до 10-15 минут;

      — психотерапевт должен избегать любых интерпретаций;

      — сессии не должны провоцировать тревожность и вызывать какие-либо сильные эмоции: это сделает психотерапию контрпродуктивной;

      — не должна применяться групповая психотерапия.

      Не менее важно, чтобы психотерапевт обладал обширными знаниями и пониманием синдрома Аспергера, например, осознавал, что пациенту легче анализировать ситуации на интеллектуальном, а не на эмоциональном уровне. Психотерапевт и

      клиент должны вместе разработать однозначные операциональные цели, сосредоточиться на конкретных и специфических симптомах.

      Эттвуд (1999) очень подробно описывает необходимые компоненты такого психологического консультирования. Гер и Пейн (1997) подчеркивают, что подобная психотерапия – это не лечение и даже не смягчение особенностей самого синдрома Аспергера. Психотерапия лишь открывает новую дверь для людей с подобным диагнозом.

      Кататония – это комплексное расстройство, которое включает различные аномалии в осанке, движениях, речи и поведении, и которое характеризуется как чрезмерными, так и недостаточными движениями (Rogers, 1992; Bush et al, 1996; Lishman, 1998).

      Все больше исследований и клинических наблюдений говорят о том, что у некоторых людей с расстройствами спектра аутизма, включая синдром Аспергера, развиваются осложнения, напоминающие кататонию или проявления болезни Паркинсона (Shah and Wing, 2006; Wing and Shah, 2000; Realmuto and August, 1991).

      У людей с расстройствами спектра аутизма кататония начинает проявляться с одного из нижеперечисленных симптомов:

      — растущая медлительность движений и/или вербальных ответов;

      — трудности с инициацией, завершением или подавлением действий;

      — растущая зависимость от физических и вербальных подсказок других людей для регуляции действий;

      — растущая пассивность и видимое отсутствие мотивации.

      Другие проявления и сопутствующие виды поведения включают симптомы, напоминающие болезнь Паркинсона: замирание в одной позе, перевозбуждение и двигательная гиперактивность, значительное увеличение повторяющегося и ритуалистичного поведения.

      Среди людей с расстройствами спектра аутизма часто встречается резкое поведенческое и функциональное ухудшение в подростковом возрасте (Gillberg and Steffenburg, 1987). Если наблюдается ухудшение или появляются новые виды поведения, очень важно рассмотреть в качестве возможной причины кататонию. Ранняя диагностика и признание проблем необходимы для купирования кататонии на ранних стадиях. Кататония причиняет огромные страдания, которые только усиливают трудности с целенаправленными движениями и вызывают новые проблемы в поведении.

      Существует очень мало информации о причинах или эффективном лечении кататонии. В одном исследовании пациентов с расстройствами спектра аутизма было обнаружено, что у 17% из тех, кто был старше 15 лет, были проявления кататонии или симптомы, напоминающие болезнь Паркинсона, которые сильно ограничивали их подвижность, речь и выполнение повседневных обязанностей. Эти симптомы чаще встречались среди людей с легкими или тяжелыми нарушениями интеллекта, но в некоторых случаях они наблюдались и у высокофункционирующих людей. В некоторых случаях было похоже, что развитие кататонии было связано с сильным стрессом из-за постоянного нахождения в неблагоприятном окружении и неадекватных методов лечения и ухода. В большинстве случаев пациенты, страдающие от кататонии, принимали различные нейролептики.

      Существует очень мало данных насчет эффективного лечения кататонии. Ни одно медицинское лечение не оказалось эффективным для пациентов в данном исследовании (Wing and Shah, 2000). Есть изолированные сообщения о людях, которые проходили лечение антидепрессантами и электросудорожной терапией (Realmuto and August, 1991; Zaw et al, 1999).

      Учитывая нехватку информации в научной литературе и возможные побочные эффекты медицинских видов лечения, очень важно признать и диагностировать кататонию на самых ранних стадиях и начать воздействовать на ее симптомы и их причины с помощью изменений в окружающей среде, когнитивных и поведенческих методов. Необходима детальная психологическая оценка человека, его окружения, образа жизни, обстоятельств, паттерна ухудшения и кататонии, после чего разрабатывается индивидуальная программа лечения. Общие подходы к индивидуальной программе лечения кататонии обсуждаются в работе Шаха и Уинг (2001).

      Люди с синдромом Аспергера могут страдать от различных проблем психического здоровья, особенно тревожности и депрессии, а также импульсивности и перепадов настроения. У них могут ошибочно диагностировать психотические расстройства, поэтому очень важно, чтобы их лечащие психиатры были хорошо осведомлены об аутизме и синдроме Аспергера. Стандартное медикаментозное лечение может применяться для лечения депрессии, тревожности и других расстройств. Также могут быть эффективны поведенческие методы психотерапии. Однако любой метод должен тщательно подбираться в соответствии с индивидуальными потребностями и практиковаться под наблюдением квалифицированного специалиста. Нейролептики должны назначаться с крайней осторожностью, и их применение среди людей с аутизмом должно очень тщательно контролироваться из-за повышенного риска двигательных расстройств, включая кататонию.

      aspergers.ru