Аутизм ранний симптомы

Ранний детский аутизм является весьма распространенным заболеванием, этиология которого до сих пор неизвестна. Известно, что аутизм встречается с частотой 6:10000 и болеют им преимущественно мальчики.

Аутизм характеризуется нарушениями социальной адаптации, нарушениями развития коммуникации и нарушениями психики.

Группа Суламот предоставляет комплексную помощь лечения спектра аутизма: от дифференциальной диагностики проблем развития и до построением плана коррекции.

Признаки и симптомы раннего аутизма

Они проявляются еще на первом году жизни.

  1. Ребенок очень редко улыбается;
  2. Неадекватно реагирует на малые раздражители (например, свет или незначительный шум могут сильно напугать его);
  3. У ребенка отмечается задержка речи;
  4. Малыш никогда не смотрит в глаза родителям, не фокусирует взгляд на их лицах;
  5. Ребенок вообще не привязан к матери (не плачет при ее уходе и не улыбается при ее появлении);
  6. Ребенок агрессивно настроен к другим детям, не желает играть с ними и общаться;
  7. Ребенок не проявляет интереса к новым игрушкам, предпочитает играть только с одной.
  8. Классификация раннего аутизма

    Характеризуется полной отрешенностью от происходящего. При общении ребенок испытывает крайний дискомфорт. Даже родители не могут добиться от ребенка улыбки или взгляда. Ребенок может даже игнорировать голод и мокрые пеленки. Избегает взглядов глаза в глаза и телесных контактов.

    Характеризуется активным отвержением окружающей среды. Ребенок очень избирателен в своих контактах с внешним миром, общается только с родителями и близкими людьми. Привыкает к одной одежде, к определенной обстановке и еде. Любое отклонение от привычной среды приводит к нервному срыву. Ребенок этой группы наиболее остро испытывает чувство страха, реагируя на него агрессией.

    Характеризуется захваченностью аутистическими интересами. Ребенок стремится укрыться от окружающего мира в каких-либо своих интересах. Эти интересы не носят познавательного характера, они мрачные, устрашающие, агрессивного характера. Ребенок годами разговаривает на одну тему, рисует один и тот же сюжет.

    Характеризуется тем, что ребенку чрезвычайно трудно взаимодействовать с окружающей средой. Это самый легкий вариант аутизма. Ребенок данной группы отличается ранимостью и уязвимостью. Избегает отношений, если чувствует какие-то недомолвки или преграды, и очень зависим от чужого мнения.

    Синдром раннего детского аутизма – это не только проблема детского возраста, но и проблема взрослых, так как аутизм не лечиться и никуда не уходит с годами. Однако ранняя диагностика и коррекция данного заболевания помогают адаптировать больных аутизмом к окружающей среде и социуму.

    www.sulamot.ru

    Аутизм у детей: симптомы, особенности поведения и окончательный диагноз

    Многие родители волнуются, зная, что некоторые дети рождаются особенными. В частности речь идет об аутизме. В этой статье мы затронем вопрос «аутизм у детей: симптомы, причины и особенности поведения» и, возможно, снимем с многих родителей их страхи по этому поводу.

    Да, в нашем обществе есть дети, которые особенные. Это «дети солнца» или «солнечные дети» и «дети дождя». Речь идет о детях с синдромом Дауна и аутизмом.

    К сведению наших читателей, Даун – это фамилия врача, который описал данный синдром в 1866 году, а не название этого заболевания.

    Но, к счастью многих родителей, этот синдром устанавливается уже на 12-ой неделе беременности, тогда как аутизм у ребенка в момент его внутриутробного развития определить невозможно.

    Аутизм у детей, как самостоятельное расстройство в 1942 году был впервые описан Л. Каннером, сходные признаки у старших детей в 1943 г описал Г. Аспергер и С. С. Мнухин в 1947 году. В 1988 году на экраны вышел нашумевший в СМИ американский художественный фильм «Человек дождя», после показа которого аутичных детей стали называть «дети дождя».

    В семьях, воспитывающих таких детей, отчаяние борется с надеждой, разрушаются мечты, изменяются планы и уклад повседневной жизни и силы уходят на любовь и терпение.

    Разве виноваты эти дети в своем заболевании? Нет. Поэтому родителям остается только любить своих чад такими, как они есть, и не лениться посещать коррекционные центры.

    Аутизм, что это за болезнь?

    Под этим словом принято понимать психическое расстройство, связанное с нарушением развития мозга, проявляющееся в разрыве связи внутреннего мира ребенка с внешним мирозданием.

    У ребенка с аутизмом происходит уход от контакта, возникает дефицит социально общения, резко ограничены интересы.

    Такие дети или не умеют общаться вообще, или делают это в необычной причудливой форме.

    Несмотря на современные технологии далеко шагнувшей в своем развитии мировой медицины, и в наши дни не определены факторы, приводящие к нарушению синаптических связей в головном мозге, которые лежат в основе данного расстройства.

    Существуют лишь предположения, что причиной данного психического расстройства могут инфекции в период беременности, неправильно проведенные или тяжелые роды, прививки, психотравмирующие ситуации в раннем детском возрасте и др. Но научного обоснования ни одной из выдвинутой гипотезы пока нет.

    У этих детей отмечается потребность в однообразии, а также возможны проявления деструктивности: агрессии, самоповреждений, критики, негативизма и др.).

    В поведении аутичных детей прослеживается стереотипность – от многократного бесцельного повторения простых движений (раскачивания туловища, потряхивания руками, вращения головой) до достаточно сложных ритуалов.

    Ранние признаки аутизма у детей

    Проявления аутизма уже заметны с рождения и эти симптомы очень легко распознаваемы. Наблюдательные мамы сразу отметят, что у малыша нет так называемого «комплекса оживления» при виде взрослого, ребенок не улыбается и при звучании маминого голоса остается совершенно равнодушным.

    Если данные признаки еще тяжело различимы вначале первого месяца жизни, когда новорожденный может спать и по 22-23 часа в сутки, то вначале второго месяца сон суммарно длится 16-17 часов и уже можно тщательно понаблюдать за поведением малыша в периоды его бодрствований.

    Следующим «тревожным звоночком» станут такие симптомы аутизма у детей, когда с его взрослением он не будет проситься на ручки, прижиматься к маме, будет выражать полное равнодушие к ласкам.

    Обращает на себя внимание нетипичная для детей заторможенность или гиперактивность. Возможна задержка психического или физического развития.

    Основные симптомы аутизма у детей

    1. Особенности реагирования: ребенок вздрагивает /просыпается от едва уловимого шороха, потока воздуха, при этом спокойно относится к яркому свету, громким звукам,
    2. Активная манипуляция с игрушками, но без их рассматривания, ощупывания,
    3. Боязнь бытовых шумов (работающей стиральной машины, кофемолки, пылесоса и др.),
    4. Стереотипные движения руками, частая игра с бумажками, мебелью, веревочками, тряпочками, обувью,
    5. Отсутствие отклика на имя, отказ от выполнения простых команд, например, во время приучения ребенка к горшку,
    6. Безразличие к вниманию со стороны взрослых и сверстников; с таким ребенком трудно заняться общим делом,
    7. Особый порядок у игрушек, которые должны находиться в один ряд; такому малышу важно, чтобы предметы находились на определенных местах, он не переносит смены обстановки,
    8. Активное отстранение от внешнего мира, замкнутая внутренняя жизнь,
    9. Скудность в выражении эмоций,
    10. Узкосфокусированные поведение и интерес, направленные на единственную игрушку или программу,
    11. Избирательность в еде, отказ от пищи определенного вида, формы или цвета; к примеру, малыш может питаться исключительно бананами, полностью игнорируя другие фрукты, или картошкой, но только жареной/отварной.

    У таких детей игры не имеют сюжета. Игры представляют собой лишь действия с предметами. Собеседник такому ребенку на дальнейших этапах его взросления также не нужен.

    Чем старше становится малыш, тем более видны проявления этого психического расстройства

  9. вслушивание в шуршание разрываемой бумаги,
  10. открывание – закрывание дверей,
  11. переливание воды из одной емкости в другую.
  12. Часто можно услышать, что такого ребенка характеризуют как «странного, не такого, как все».

    При взгляде на такого малыша обращает на себя внимание его серьезный, «взрослый» взгляд, но при этом этот взгляд невозможно поймать, так как ребенок с аутизмом избегает прямого визуального контакта.

    Привлечь внимание такого ребенка очень сложно, что создает массу сложностей с его обучением и развитием речи. Даже имея сформированную речь, «дети дождя» ею пользуются неохотно.

    Аутизм у детей и его симптомы становятся очевидны на втором году жизни, когда дети начинают максимально уходить в себя. С 2-х до 5 лет формируются аутистические защиты, когда дети еще больше замыкаются в своем внутреннем мирке.

    К аутистическим расстройствам причисляют ряд синдромов

  13. Каннера,
  14. Ретта,
  15. Аспергера.
  16. В зависимости от формы и проявления нарушений в интеллектуальной сфере встречаются как умственно неполноценные дети, так и социальные активные и высокофункциональные аутисты, расстройство которых проявляется в:

  17. странностях при общении,
  18. многословной, педантичной речи,
  19. узости интересов.
  20. Окончательный диагноз

    Только при систематическом проявлении данных симптомов можно говорить об этом заболевании. Поэтому после длительного наблюдения, консультаций со многими специалистами может быть поставлен диагноз «аутизм». Степень заболевания, ход его развития, течение зависят от выраженности расстройства.

    Практика показывает, что только после 3-х лет возможна постановка данного диагноза. Это расстройство развития ребенка сохраняется на протяжении всей жизни и, как это ни трагично, но более 80% детей с аутизмом – инвалиды.

    В большинстве случаев дети не способны перейти к самостоятельной жизни. В 3-4 раза чаще данный диагноз ставится мальчикам. Девочки же меньше подвержены этому расстройству.

    Статистика также неумолима

    Все вышеперечисленные типичные и атипичные симптомы аутизма могут быть даже у абсолютно здоровых детей.

  21. в 2000 году считалось, что на 10.000 детского населения распространенность аутизма составляет от 5 до 26 случаев,
  22. в 2005 году на 250-300 новорожденных в среднем приходился один случай аутизма,
  23. в 2008 году – на 150 детей в среднем – 1 случай.
  24. За десять лет количество детей с аутизмом увеличилось в 10 раз! К сожалению, возрастающая тенденция сохраняется. Все симптомы аутизма можно встретить у 3-5 детей из 10.000.

    Методы лечения аутизма

    В наши дни еще нет методов, способных полностью излечить от данного недуга. Если родители не станут убегать от проблемы, фиксировать все внимание на негативных сторонах диагноза и как можно быстрее начнут лечение и коррекционные работы с психологами, дефектологами, логопедами, то тем больше шансов смягчить проявление этой болезни.

    Как уже писалось выше, в некоторых случаях возможна успешная адаптация и социализация, овладение профессией и дальнейшая результативная профессиональная деятельность. Но этот процент невысок – всего 20% от общего количества людей с данным диагнозом.

    Родителям, ребенку которых поставлен такой диагноз, следует действовать исключительно в интересах малыша, принимать его таким, какой он есть, направлять и организовывать его жизнь. И тогда им удастся достичь многого. Родителям потребуется максимум терпения и такта, любви и желания помочь своему малышу…

    www.pupsek.com

    Аутизм у детей симптомы

    Ранний детский аутизм был впервые описан Л. Каннером. Проявления раннего детского аутизма задолго до этого описали Г. Е. Сухарева (1925) и Т. П. Симеон (1929). Для синдрома Каннера характерна триада признаков:

    1. Невозможность устанавливать отношения с окружающими людьми, прежде всего, с матерью. Отсутствует эмоциональная реакция на нее (аутистическая форма), или ребенок отталкивает мать от себя (негативистическая форма). Не замечает сверстников и стремится к уединению. Наблюдается одинаковое отношение как к людям, так и к неодушевленным предметам («протодиакризис» Монакова).

    2. Расстройства речи выражаются в эгоцентрической речи, вербигерации, эхолалии, мутизме. Дети не используют по отношению к себе формы и местоимения в первом лице (например, выражая желание получить игрушку, говорит: «Дать»), Специфичной является автономная речь. Употребляются вводные слова («как говорят. видите ли. »), сложные речевые формы. Например, ребенок пяти лет поправляет врача: «Надо говорить не скучно, а скушно».

    3. Нарушения поведения связаны не только с аутизмом, но и характерными расстройствами двигательных навыков в форме стереотипных движений (раскачивание головой и туловищем, ритмические сгибания и разгибания пальцев рук, кружение вокруг своей оси, машущие движения пальцами либо всей кистью, подпрыгивания, бег на цыпочках), импульсивности, двигательных навязчивостей и ритуалов. Значительно запаздывает освоение указательных жестов, жестов «приветствие-прощание» (например, помахал рукой, стоя спиной к врачу). К особенностям мимики относят ее бедность, напряженность, иногда неподвижный «испуганный» взгляд, или отмечают красивые лица («лицо принца»).

    Интеллектуальная недостаточность вследствие задержки развития считается необязательным признаком. По методике Векслера общий интеллектуальный показатель ниже, чем у детей с нормальным развитием, но выше, чем при олигофрении.

    Для эмоциональных реакций характерно преобладание тревожной напряженности или выраженной тревоги при попытках изменить сложившийся порядок жизни, игры, расположение предметов в комнате, времени и места прогулки, приема пищи, выбора одежды (феномен «тождества»).

    Игра имеет характер стереотипных действий (верчение игрушками перед глазами, перекладывание с места на место, постукивание об пол или обнюхивание, облизывание). Ребенка стесняет одежда, обувь, нередко он стремится раздеться донага. Необычные вкусовые предпочтения выражаются в виде тяги к несъедобному. Характерны агрессивные и аутоагрессивные действия.

    Понятие «аутизм» используется преимущественно для обозначения негативной симптоматики и связанной с ней социальной недостаточности. С другой стороны, различные аспекты аутистического феномена описывались как старыми, так и современными авторами при разных формах, типах течения и стадиях шизофренического процесса. Последнее свидетельствует об актуальности понятия «аутизм», соответствии его изначального смысла клинической реальности.

    В качестве основного фактора, неблагоприятно влияющего на развитие проблематики аутизма, выступает отсутствие ясного представления о взаимосвязях между концептуальным и клиническим аспектами. Аутизм не получил собственной клинической ниши, устойчивого и четко определенного положения в клинической структуре шизофрении. Аутистические феномены сближались и отождествлялись с иными психопатологическими расстройствами — деперсонализацией, бредом, патологическими личностными формами реагирования. Аутизм, таким образом, превращался в добавочный, факультативный симптом, а его обнаружение зависело от теоретической установки исследователей.

    Качественные коммуникативные нарушения.

    Специфические интересы и стереотипное поведение.

    Манифестация симптоматики до трехлетнего возраста.

    Приверженность привычному распорядку жизни (страх перед изменениями).

    Специфические нарушения речи.

    2. Качественные нарушения общения (например, недостаточное использование речи с целью общения, недостаточный эмоциональный резонанс на вербальное и невербальное сближение с другими людьми, измененная мелодика речи) 3.Специфические интересы и стереотипное поведение (например, ригидность и приверженность рутинному порядку в повседневных занятиях, сопротивление изменениям)

    4. Неспецифические проблемы — страхи, фобии, на рушения сна и привычек приема пищи, приступы ярости, агрессия, самоповреждения

    5. Манифестация симптомов до трехлетнего возраста

    1.Качественные нарушения социального взаимодействия (например, при таких невербальных способах общения, как зрительный контакт и т.д., при установлении контактов со сверстниками, проявлении чувств)

    2.Качественное нарушение коммуникативных способностей (например, задержка или остановка в развитии речи, речевые стереотипы, отсутствие соответствующих возрасту ролевых и имитационных игр)

    3.Специфические повторяющиеся или стереотипные формы поведения, интересы и деятельность

    4. Начало до наступления возраста 3 лет и задержки или аномалии функциональных способностей

    Диагноз раннего детского аутизма устанавливают по данным анамнеза и по результатам наблюдения за ребенком в различных ситуациях. При этом в основе диагностики лежат критерии обеих международных классификаций психических расстройств и заболеваний МКБ-10 [ВОЗ, 1992] и DSM-4 [АРА, 1994].

    Дополнительными вспомогательными средствами являются стандартизированные опросы родителей или близких, а также шкалы наблюдения, позволяющие более точно и качественно оценить определенные поведенческие симптомы.

    При сборе данных анамнеза родители часто сообщают, что уже во время беременности мать испытывала трудности, наблюдались осложнения беременности и отклонения в развитии ребенка уже в первые месяцы жизни. Родители особенно обращают на это внимание в тех случаях, когда ребенок-аутист не является первым и поэтому они имеют возможность сравнивать. Матери, например, сообщают следующее: ребенок с самого начала избегал физического прикосновения и сближения, не улыбался в ответ, не реагировал на оклики или на другие звуки. V родителей создавалось впечатление, что ребенок глухой. В детском саду он не проявлял интереса к другим детям, играл в одиночестве, предпочитал играть с неодушевленными предметами, а не с людьми, использовал предметы не по назначению, совершал вращательные движения ими. Он радовался лишь тогда, когда занимался с какими-либо предметами, а не общался с другими детьми. Речь либо вовсе не развивалась, либо отмечалась выраженная задержка речевого развития. На стадии развитии речи ребенок не только отставал от других, но у него наблюдались уже описанные речевые нарушения. Эти симптомы можно было выявить как при непосредственном наблюдении, так и уточнить с помощью стандартизированных опросов и шкал наблюдения.

    В настоящее время существует целый ряд опросов, шкал и методик наблюдения, направленных исключительно на диагностику раннего детского аутизма, разработанных в основном в англоязычных странах и применяющихся в научных исследованиях. Некоторые из этих методик переведены на немецкий язык. Ниже перечислены некоторые из них.

    • Опрос для диагностики аутизма, адаптированный вариант (Autism Diagnostic Interview — ADI-R) [Lord et al., 1994].
    • Шкала наблюдения для диагностики аутизма (Autism Diagnostic Observation Schedule — ADOS) [Lord et al., 1989].
    • Шкала наблюдения для диагностики аутизма — общий вариант (Autism Diagnostic Observation Schedule-Generic; ADOS-G) [Lord et al., 1997].
    • Шкала рейтинга детского аутизма (Childhood Autism Rating Scale — CARS) [Schopler et al., 1980].
    • Поведенческий опросник для диагностики аутизма (Autism Behavior Checklist — ABC) [Krug et al., 1980].
    • Ранняя диагностика основывается на следующих критериях:

      1. Нарушения взаимоотношения мать-дитя в форме безразличного отношения к матери и отсутствии эмоциональных реакций при ее уходе.

      2. Отсутствие дифференцированных типов крика-плача в возрасте до 6 месяцев, снижение или полное отсутствие голосовых проявлений.

      3. Однообразность поведенческих актов.

      4. Низкий уровень мотиваций.

      С возраста после 6-8 лет уровень адаптации детей повышается, однако отмеченные выше качества полностью не исчезают. Более тяжелый прогноз в виде выраженного интеллектуального дефекта возникает при резидуально-органической форме аутизма.

      По мнению исследователей, синдром раннего детского аутизма наблюдается при шизофрении, конституциональной аутистической психопатии и резидуально-органическом заболевании головного мозга. При шизофрении проявление синдрома раннего детского аутизма является выражением начальной стадии процесса или постпроцессуальным изменением в результате перенесенного в раннем детстве латентного приступа.

      Анализ литературы дает основания для вывода о противоречивом положении дел в исследовании аутизма. С одной стороны, прослеживается отход современной психиатрии от взглядов Е. Bleuler.

      Дифференциальная диагностика с другими расстройствами

      Ранний детский аутизм следует прежде всего отличать от синдрома Asperger (аутистического расстройства личности). Различия между этими аутистическими синдромами заключаются прежде всего но времени начала заболевания, в сферах речевого и интеллектуального развития, а также в особенностях двигательной сферы: дети с синдромом Asperger начинают говорить раньше, их речь часто хорошо развита, а уровень интеллектуального развития соответствует возрастной норме или превышает ее. Нередко такие дети имеют выраженные специфические интересы, которым они посвящают почти все свое время, а когда становятся старше, то часто страдают навязчивыми идеями.

      Следует проводить дифференциальную диагностику также с синдромом Rett. При этом синдроме в отличие от обоих вариантов аутизма отмечается регресс с утратой приобретенных способностей, что сочетается с разнообразной неврологической симптоматикой, а также с классическими стереотипными движениями (вращательными движениями рук).

      Аутистические синдромы следует дифференцировать также с дефектами органов чувств и умственной отсталостью. Первые можно исключить путем детального исследования органов чувств. При умственной отсталости аутистическая симптоматика не является центральной в клинической картине, а сопутствует интеллектуальному недоразвитию. Кроме того, у умственно отсталых детей и подростков в меньшей степени нарушено или не нарушено совсем эмоциональное отношение к одушевленным и неодушевленным предметам окружающего мира. Часто также не отмечается речевых и двигательных проявлений раннего детского аутизма.

      Практическое клиническое значение имеет дифференциальная диагностика с шизофренией. Ее можно проводить как на основе симптоматики, так и на основе анамнеза и динамики. У детей с шизофренией, в отличие от детей-аутистов, часто выявляют бредовую симптоматику или галлюцинации, но до момента их появления анамнез обычно без особенностей; во всяком случае это касается собственно психотической симптоматики.

      Наконец, аутизм необходимо дифференцировать с госпитализмом (депривационным синдромом). Под госпитализмом понимают расстройство, развивающееся вследствие резко выраженной запущенности и дефицита факторов, стимулирующих развитие. У этих детей тоже может нарушаться способность к контакту, но это проявляется по-другому: чаще в форме депрессивной симптоматики. Иногда отсутствует дистанция в поведении, но нет типичных симптомов детского аутизма.

      Постановка диагноза бывает затруднена по перечисленным ниже причинам.

    • У некоторых детей выявляются только отдельные, но не все, симптомы аутизма.
    • Психопатологическая картина раннего детского аутизма постоянно меняется в процессе развития. Например, страх перед переменами возникает впервые на втором году жизни, когда устанавливаются связи с предметным миром. После 6 лет, особенно у детей с несильно выраженными расстройствами, многие особенности сглаживаются или исчезают совсем и все больше можно наблюдать нормализацию процессов развития.
    • Степень выраженности расстройства бывает различной.
    • Наследственные факторы

      Продолжающиеся исследования раннего детского аутизма (а области диагностики, терапии и динамики), а также прогресс в сфере генетики человека делают все более актуальным вопрос, можно ли объяснить некоторые из указанных факторов влиянием наследственности. Например, уже долгое время ведется дискуссия о том, наследуется ли артистическое расстройство как таковое или только его определенные компоненты — когнитивные, речевые или эмоциональные расстройства.

      Аргументы в пользу генетической природы раннего детского аутизма опираются в основном на семейные и близнецовые, а в последнее время также на молекулярно-биологические исследования [Rutter, 2000].

      Повреждение и нарушение функций головного мозга

      Значение повреждения и нарушения функций головного мозга в возникновении аутистических расстройств подтверждается данными изучения различных неврологических отклонений и заболеваний. Таким образом, появились теории об "аутистическом дефиците"; например, говорят о функциональных нарушениях левого полушария головного мозга [Fein et al., 1984], аномалиях стволовых отделов мозга, обусловливающих нарушения внимания [Fein, Skoff, Mirsky, 1981], о нарушениях интерпретации раздражителей и сигналов (сенсорные модуляции) [Ornitz, 1983, 1987], патологии процессов созревания головного мозга [Bauman, Kemper, 1985]. Высказываются некоторые специфические гипотезы, например, о недоразвитии червя мозжечка [Courchesne et al., 1988]. Последние наблюдения свидетельствуют о наличии зависимости развития болезни от других, одновременно созревающих систем мозга, которые достоверно связаны с памятью и эмоциональным поведением. Кроме того, высказываются суждения, что недоразвитие червя мозжечка сопряжено с когнитивными и двигательными расстройствами и что, возможно, имеются связи с другими структурами мозга, ответственными за регуляцию внимания и сенсорных колебаний.

      Анализируя время возникновения расстройства, другие исследователи обнаружили, что у 54 % аутистов имеются аномалии коры головного мозга, развившиеся до шестого месяца беременности и отсутствующие у детей без симптомов аутизма. Эти данные наряду с другими наблюдениями в области патологии головного мозга у пациентов-аутистов подчеркивают значимость фактора развития не только для формирования поведения, но и для дифференциации головного мозга и его функций. Но в то же время эти результаты показывают разнородность нарушений функций головного мозга и сложность их интеграции в рамках единой теории.

      Обобщая вышеизложенное, можно без сомнения утверждать, что повреждение и нарушение функций головного мозга играет большую роль в возникновении артистических расстройств у детей и взрослых. Однако пока нет единого мнения о связи между временем возникновения, локализацией повреждения и тяжестью расстройства.

      Биохимические особенности

      Наиболее противоречивы и неоднозначны данные биохимических исследований. При исследовании различных обменных процессов обнаружены качественные нарушения, касающиеся ряда гормонов и веществ, участвующих в проведении нервного возбуждения (нейротрансмиттеров) [Gillberg, 1990]. У детей с аутизмом найдены отклонения в уровнях адреналина и норадреналина, а также дофамина (дофамин — нейротрансмиттер, являющийся биохимическим предшественником норадреналина и адреналина). Кроме того, отмечено повышение концентрации определенных эндорфинов (опиатоподобных веществ, продуцируемых гипофизом в сочетании со снижением болевой чувствительности).

      Пока трудно оценить эти, не полностью подтвержденные, результаты. Но эффект нейролептиков (психофармакопрепаратов с антипсихотическим, успокаивающим и тормозящим воздействием на психомоторную сферу) при раннем детском аутизме позволяет сделать вывод, что обмен дофамина при данном синдроме играет важную роль.

      Многочисленные данные подтверждают, что при раннем детском аутизме имеется повреждение серотонинергической системы [Poustka, 1998]. В ходе ряда исследований показано, что примерно у 60 % детей с ранним детским аутизмом повышен уровень нейротрансмиттера серотонина в крови. Пока неясно, почему возникает эта аномалия. С одной стороны, говорится о возможном усилении синтеза серотонина у этих детей, с другой — о нарушении распада серотонина в процессе развития, что наблюдается у здоровых детей. Данные, касающиеся других трансмиттерных систем, противоречивы

      Нарушения эмоционального развития

      "Аффективная теория" Hobson опирается, с одной стороны, на работу Kanner (1943), с другой — на теорию Piagets (1923). Hobson (1986а) разделяет мнение Kanner, что аутичные дети имеют врожденное нарушение эмоциональных контактов. Такой первичный дефицит аффективности предполагает ограниченную способность воспринимать физические проявления различных состоянии других людей.

      Hobson (1984) доказал, что трудности, которые аутичные лети испытывают в понимании других людей, не обусловлены ограниченным восприятием пространства.

      Для проверки своей гипотезы Hobson (1986а) тестировал аутичных детей с нормальным интеллектуальным развитием и детей с отставанием в развитии, но без признаков аутизма. Он проверял их способность среди лиц, изображенных на рисунке или на фотографии и имеющих разные выражения (злость, счастье, несчастье, страх), выбирать те, которые совпадают с чувством, изображенным в короткой видеозаписи. Показанный в фильме человек выражал, например, страх с помощью жестов или невербальных восклицаний. Аналогичную задачу перед больными аутизмом ставили, предъявляя им объекты, не имевшие эмоционального содержания. При этом аутичные дети и дети из контрольной группы не отличались при выборе безличностных объектов на соответствующих видеозаписях. Как и ожидалось, они хуже определяли на видеозаписи лица, выражающие предлагаемые варианты чувств. В группе аутистов была выявлена зависимость между способностью правильно описать чувства и интеллектуальной зрелостью ребенка. Из этого Hobson заключил, что аутичные дети испытывают трудности в распознавании, осмыслении и связывании между собой различных проявлений соответствующих эмоций (жестов, восклицаний и т.п.). Это и свою очередь могло ухудшать их способность понимать эмоциональное состояние других людей.

      В дальнейшем при исследовании этих же детей [Hobson, 1986] ученый проверил, могут ли аутичные дети распознавать, каким образом жесты, отражающие отдельные чувства, могут сочетаться с определенными восклицаниями и мимикой. Полученные результаты подтвердили данные предыдущего исследования [Hobson, 1986а], что аутичные дети понимали значение предъявляемого материала, но испытывали трудности в синтезе конкретных проявлений чувств (мимики, жестов, звуков и т.п.).

      В целом представленные результаты опровергают мнение о генерализованном нарушении восприятия у аутичных детей. В большей мере эти данные подтверждают нарушение способа обработки информации. Rutter (1983) также полагает, что для аутичных детей характерна не недостаточная способность к интерпретации сенсорных раздражителей, а особый вид обработки стимулов, имеющих эмоциональную или социальную значимость.

      Нарушения когнитивных процессов и речевого развития

      Baron-Cohen, Leslie и Frith (1985, 1986) полагают, что предложенная "аффективная теория" недостаточна для объяснения дефицита социализации у аутичных детей. Эти ученые говорят о наличии когнитивных дефицитов и в ходе различных экспериментов доказывают, что детям-аутистам трудно представить себе, что у других людей могут быть разные душевные состоянии. Поэтому они часто неправильно понимают поведение окружающих, относятся к последним как к неодушевленным предметам и теряются, так как им сложно оценивать поведение других людей [Gillberg, 1990].

      В ходе эксперимента, проведенного Baron-Cohen, Leslie и Frith (1985), детям давали поиграть с куклой и игрушечным сурком. Затем сурка спрятали в отсутствие куклы. 80 % обследованных детей-аутистов не поняли, что отсутствующая кукла не могла знать о том, где спрятан сурок, т.е. они не смогли отделить свои собственные знания от знаний куклы. И наоборот, сравниваемые с ними нормальные дети, так же как и дети с синдромом Дауна, правильно определили, что кукла не могла знать об изменении местонахождения сурка, уподобляясь кукле, стали бы искать его на прежнем месте.

      Этот дефицит и понимании душевного состоянии других людей, их размышлений, убеждений, мыслей и желаний отмечают также Dawson и Fernald (1987), исследовавшие способность больных аутизмом увидеть ситуацию с точки зрения другого человека. Leslie и Frith (1988) также отмстили, что аутичным детям трудно понимать намерения и желания окружающих. Этот аспект болезни касается социального восприятия.

      Способность увидеть мир с точки зрения другого обозначают в литературе термином »theory of mind", или "теория психического мира". У нормально развивающихся детей начало формирования "theory of mind" приходится на конец первого года жизни.

      Продолжая описанный выше эксперимент, Baron-Cohen (1989) обследовал детей-аутистов, перед которыми ставили задачу — понять точку зрения куклы (о чем думает кукла?). В этом эксперименте исследовали, способны ли дети с аутизмом выполнить более сложное задание — понять позицию другого человека. Перед детьми разыгрывали сценку с участием трех действующих лиц, после чего они должны были ответить на вопрос: "Что думает одно из этих лиц, о чем думают другие?". Правильно ответили на вопрос 90 % нормальных детей и 60 % детей с синдромом Дауна, в то же время ни один ребенок-аутист не смог выполнить это более сложное задание на проверку "theory of mind".

      В дальнейшем оказалось, что фактор вербального интеллекта является необходимым, но недостаточным условием развития "theory of mind". Эксперименты не прояснили вопрос, почему у аутичных детей эта способность не развивается в достаточной степени.

      Обобщая результаты приведенных здесь эмпирических исследований в области когнитивной психологии, отметим, что особенности социальных и межличностных контактов аутичных детей (например, недостаточное понимание реакций окружающих или недостаточность собственных реакций на различные внешние факторы) могут быть связаны со специфическими дефектами социального восприятия. У детей с задержкой развития без признаков аутизма или у нормальных детей таких особенностей не наблюдается. Последние являются специфическими признаками аутизма. ‘"Аффективная" и "когнитивная" теории исследуют разные аспекты описанных нарушений восприятия, но не противоречат друг другу.

      Взаимодействие разных факторов

      Следует учитывать, что описанные выше этиологические факторы, обусловливающие развитие раннего детского аутизма, взаимодействуют друг с другом. Например, наследственные факторы могут сделать ребенка более восприимчивым к внешним повреждающим воздействиям. Нарушения эмоционального и когнитивного развития способны привести к отставанию в общем развитии, в связи с чем поведение больных более характерно для детей младшего возраста. Подобные, неадекватные возрасту, формы поведения вызывают в свою очередь реакции со стороны окружения ребенка, которое, возможно, не учитывает уровень его развития. Следствием структурных и функциональных нарушений головного мозга, выявленных новейшими исследованиями, являются неизбежные ошибки в понимании пациентом реакций окружающих, что не позволяет ребенку адекватно возрасту решать стоящие перед ним задачи и еще сильнее усугубляет имеющиеся нарушения.

      Значение этиологических факторов для терапии

      Изучение этиологии расстройства, к сожалению, чаще всего не сопровождается разработкой терапевтических мероприятий. Нередко проходит много времени от понимания причин до появления эффективных методов лечения. Но если вспомнить 20-30-е годы, то в этот период данные о возможной этиологии аутизма привели к существенным изменениям, оказавшим влияние и на терапию. Ниже перечислены важнейшие из произошедших перемен.

      1. Уменьшение чувства личной вины родителей и членов семьи. Родители не являются причиной аутистического поведения ребенка, что подтверждено новейшими данными о влиянии наследственных факторов. Результаты исследований последних лет свидетельствуют, скорее, о том, что при раннем детском аутизме имеет место первичное нейробиологическое расстройство, оказывающее лишь вторичное влияние на детско-родительские отношения [Remschmidt, 1987].

      2. Вряд ли можно определить одну единственную причину аутистических расстройств; все данные, полученные до сих пор, свидетельствуют, скорее, о том, что в этиологии и патогенезе данного нарушения задействованы несколько факторов. Это означает, что и в терапии адекватен комплексный подход, требующий сотрудничества разных специалистов.

      3. Явными преимуществами (по сравнению с мероприятиями, предполагающими свободное развитие и вседозволенность) обладают более структурированные лечебные мероприятия с адекватно сформулированными терапевтическими целями.

      3. Современные методы терапии не обеспечивают сенсационного успеха в развитии когнитивных функций, прежде всего интеллекта, а лишь позволяют стимулировать социальное поведение и общение. Полного устранения когнитивных и эмоциональных нарушений добиться невозможно и вряд ли этого следует ожидать в ближайшем будущем. Но из-за этого не нужно отказываться от лечения и становиться пессимистами, а, скорее, нужно формировать у аутистов более реалистичную оценку имеющихся у них нарушений, а также их способностей и адекватно воспринимать лечебные мероприятия.

      В последнее время особые надежды специалисты возлагали на методику "поддерживающих коммуникаций". Этот метод, разработанный в Австралии и пропагандируемый в США Douglas Biklen и соавт. [Biklen el al., 1992], в Германии стал известен благодаря Birger Sellin (1993). Окончательной оценки этому методу пока дать нельзя. Мнения о нем противоречивы. Во многих исследованиях обращают внимание на авторитарную роль лица, оказывающего поддержку (facilitator), с помощью которого и осуществляется эта методика [Smith, Haas, Belcher, 1994].

      5. Реабилитация аутистов представляет собой процесс взаимодействия, требующий приспособления как со стороны пациентов, так и со стороны окружающих их людей. Но в основе этого взаимного процесса — право аутиста быть самим собой и непохожим на других, что является характеристикой его личности и должно признаваться обществом.

      Терапия и реабилитация

      В этом разделе будет дано краткое описание терапии и реабилитации при раннем детском аутизме. В главе 5 лечебные мероприятия будут изложены более подробно и применительно ко всем аутистическим синдромам.

      Исследования, посвященные терапии и реабилитации при раннем детском аутизме, показали, что поведенчески ориентированные, директивные и структурированные методы лечения более эффективны по сравнению с методами, предоставляющими пациентам слишком большую свободу для собственного развития [Schopler, 1983]. Это обоснованно. Если не нацеливать детей и подростков, страдающих аутизмом, на решение определенных задач, то возникнет опасность их полного подчинения собственным стереотипным привычкам и все труднее будет их активизировать. В каждом случае терапия должна зависеть от индивидуального характера развития ребенка и быть направлена на вовлечение в лечебный процесс разных аспектов личности в зависимости от особенностей пациентов: например, формирования речевого развития, пищевого поведения, ослабления саморазрушающего поведения, социального поведения, развития практических жизненных навыков и терпимости к окружающим. Этот целенаправленный лечебный процесс должен подчиняться общей концепции и быть целостным, несмотря на стимулирование отдельных аспектов.

      В детском возрасте решающую роль играет привлечение родителей и микросоциального окружения ребенка к терапии, так как родители могут дома продолжать важные мероприятия в рамках лечебного процесса или по крайней мере придерживаться в домашней среде выбранных терапевтических принципов.

      Это касается и подросткового возраста в тех случаях, когда подростки живут дома. Первостепенными целями их терапии являются устранение поведенческих стереотипов и последовательное формирование трудовой установки, так как это в значительной степени определяет дальнейшие возможности интеграции больных и общество и обеспечение их самостоятельности.

      В лечении некоторых пациентов как дополнительное средство хорошо себя зарекомендовали медикаментозные методы, например, при лечении гиперкинетических расстройств, чрезмерной двигательной активности (психостимуляторы), при склонности к агрессивному поведению и импульсивности (нейролептики) и выраженных формах саморазрушающего поведения, если его невозможно устранить другими методами. В ряде случаев хорошие результаты были получены при применении лития.

      Насколько успешна пропагандируемая в течение последнего времени терапия принудительным удержанием, разработанная американским детским психиатром Welch (1984) и развиваемая супругами Tinbergen [Tinbergen, Tinbergen, 1984], пока неясно. При этом методе ребенка путем удерживания принуждают к вступлению в контакт, причем одновременно стремятся устранить чувство страха, утешая его. Ребенка удерживают до тех пор, пока его сопротивление не прекратится и он не расслабится. Этот процесс сходен с методикой наводнения (flooding), которая применяется при лечении страхов в поведенческой терапии. Описанные клинические наблюдения и другие исследования свидетельствуют о том, что в определенных случаях этот метод может с успехом применяться.

      В последнее время многие родители возлагают надежды на методику "поддерживающих коммуникаций", когда аутичного ребенка или подростка побуждают к письменному общению с помощью специального алфавита или компьютера, поддерживая его доминантную руку. Несмотря на сенсационные сообщения о хороших результатах в отдельных случаях, эффективность метода до сих пор научно не подтверждена.

      Школьное обучение и терапия занятостью, или трудотерапия. Что касается школьного обучения, то здесь использовались разные подходы: обучение в малочисленных группах, спецклассах и спецшколах, а также интеграция в детские сады и школы, где одновременно учатся здоровые дети. Существуют разные мнения относительно развивающих подходов к обучению. Интеграция, активно пропагандируемая в настоящее время, имеет ограничения, обусловленные поведением аутичных детей, а часто недостаточным вниманием к полноценному развитию других детей, которое при слишком сильных различиях в группе не может быть обеспечено. Аутичных детей с наиболее высоким уровнем развития ("high-functioning"-аутизм, или аутизм "с высоким уровнем функционирования") в некоторых случаях можно направлять на работу на предприятия, готовые их принять. Однако такие дети постоянно требуют к себе особого отношения, так как почти всегда с трудом адаптируются в социуме или испытывают трудности в преодолении новых, незапрограммированных ситуаций. Аутичные подростки со средним или низким уровнем функционирования могут получать профессиональные навыки лишь в поддерживающей профессиональной среде, например в мастерских для инвалидов.

      Важнейшим прогностическим фактором является уровень интеллектуального и речевого развития в возрасте 5—6 лет. Если дети к этому времени имеют относительно развитую речь и достаточный уровень интеллектуального развития (IQ>80), можно рассчитывать на сравнительно благоприятный прогноз. Для оценки динамики важно знать, что симптоматика и отклонения в поведении у аутичных детей в ходе развития постоянно изменяются. На это уже указывалось ранее. Что касается долгосрочного прогноза, то исследования, проведенные до сих пор, установили следующее: от 1 до 5 % больных аутизмом во взрослом возрасте практически не имеют отклонений, от 5 до 15 % имеют пограничные психопатологические отклонения, у 16-— 25 % сохраняются психические отклонения, которые хорошо поддаются терапии. У 60—75 % больных долгосрочный прогноз оценивают как неблагоприятный и очень неблагоприятный, т.е. эти лица постоянно нуждаются в посторонней помощи. Почти половина аутичных подростков длительное время находятся в лечебных учреждениях. Их доля возрастает с увеличением возраста пациентов. Конечно, это связано с тем, что стареющие родители все меньше способны содержать дома взрослых детей-аутистов. У детей-аутистов с хорошими интеллектуальными и речевыми возможностями, посещающих группу для детей с высоким уровнем функционирования, при дальнейшем обследовании во многих случаях обнаруживаются многочисленные отклонения в поведении, например, двигательные стереотипии, состояния страха, выраженные нарушения общения, бедность и нарушения речи. В специальной литературе постоянно обсуждается вопрос о возможности перехода раннего детского аутизма в шизофрению. Но уже Kanner (1943) полагал, что ранний детский аутизм следует отграничивать, oт шизофрении. Это подтверждено и многими клинико-динамическими исследованиями, проведенными с большой тщательностью и с использованием четких диагностических критериев. Эти исследования не подтвердили перехода раннего детского аутизма в шизофрению.

      medn.ru

      Симптомы аутизма у детей

      Аутизм важно диагностировать как можно раньше – в идеале в 1-1,5 года. Если начать корректировать поведение с этого возраста, то все пройдет легче, безболезненней для семьи и самого малыша. Как распознать признаки аутизма в раннем детстве?

      Наверное, важно будет повторить несколько известных фактов. С каждым десятилетием рождается все больше людей с аутизмом. По данным ВОЗ, количество детей с таким диагнозом растет на 13% в год. Аутизм – это не научный термин, правильнее будет говорить «расстройство аутичного спектра» (РАС). Спектр отклонений очень и очень широк, степень тяжести каждого из отклонений – индивидуальна. А значит в случае каждого ребенка диагностика должна быть индивидуальной, внимательной.

      Каких-либо анализов или инструментальных методов, способных на 100% подтвердить или опровергнуть РАС, не существует. Врач, как правило это врач-психиатр, применяет методы наблюдения за ребенком, играет с ним, анкетирует и проводит интервью с родителями. Расстройства аутичного спектра – врожденный порок, предположительно, связанный с нарушением генетики и/или органическим поражением головного мозга. Болезнь появляется отнюдь не от плохого воспитания, не из-за приобретенной душевной травмы. Отсюда следуют два очень важных вывода. Первый: родители не виноваты в аутизме своих детей. И второй: РАС коварен, и до трех лет его симптомы могут быть «списаны» как раз на плохое поведение, капризы, дурное воспитание.

      Поскольку это врожденное заболевание, увы, неизлечимо, оно остается с человеком на всю жизнь. Однако проявления аутистического поведения поддаются коррекции с помощью терапевтических занятий, которые особенно эффективны в раннем возрасте. Ребенку можно помочь – чем раньше начать заниматься, тем благоприятнее прогноз. А для этого нужно вовремя распознать болезнь.

      Спектр аутичных признаков

      Несмотря на то, что РАС проявляется очень индивидуально, для простоты предлагается объединить ключевые признаки в три группы.

    • Общение: нарушения социального взаимодействия.
    • Разговор: нарушение речи и других способов говорить (жесты, мимика).
    • Поведение: стереотипность интересов и деятельности.
    • Если говорить о них подробнее, то вот небольшой список особенностей, которые могут стать основанием для обследования. На что родителям, опекунам, родственникам и воспитателям стоит обратить внимание?

      • Зрительный контакт. Ребенок не смотрит глаза в глаза, взгляд ребенка скользит мимо ваших глаз, несмотря на ваши попытки привлечь внимание, – это самые тревожные «звоночки» для ранней диагностики.
      • Эмоциональная нейтральность. Часто дети с РАС не проявляют радости, тревоги, удивления. Бывает, они не «считывают» настроение значимого для них взрослого, не чувствуют его интонацию (ласковую, строгую). Если близкому человеку больно, ребенок вряд ли проявит сочувствие доступным для него способом: взглядом, мимикой, жестами или желанием обнять.
      • Задержка речевого развития или отсутствие речи и при этом способность повторять довольно сложные речевые конструкции, услышанные от взрослых или из мультфильмов/кино.
      • Отсутствие указательного жеста, а также неумение правильно просить могут оказаться серьезными индикаторами. Если ребенок не показывает пальчиком, а ведет или подталкивает взрослого к интересующему объекту, это повод задуматься.
      • Если ребенок не откликается на свое имя, это тоже может стать весомым поводом для профессионального осмотра. Весьма часто в таких случаях сначала консультируются с сурдологом. Если же со слухом все в порядке, то можно посоветовать обратиться к врачу-психиатру.
      • Повторяющееся поведение: вращение вокруг своей оси, пробежки из угла в угол, бег вдоль прямых линий (забор, шкаф), однообразные движения руками, хождение на цыпочках. Неестественные, то есть возникающие спонтанно, без привязки к ситуации, движения и жесты тоже должны насторожить родителя.
      • Стойкие привычки – очередной повод для консультации со специалистом. Это может быть привычка к одному типу еды, режиму дня, определенному порядку среди игрушек (как правило, выстраивание их в один ряд).
      • Фокусирование на деталях. Например, интерес не к игрушке в целом, а к ее детали: колесику, которое ребенок может крутить очень долго.
      • Отсутствие воображения, так нужного для игры – по сути единственного доступного ребенку механизма познания мира. Неумение проводить ролевые, сюжетные игры, играть со сверстниками – тоже означает, что ребенок может быть в зоне риска.
      • Не все из перечисленных признаков обязательно проявляются у ребенка с РАС. Однако если некоторых из них наблюдаются, можно пройти тест (аутизм-тест.рф).

        Что делать семье, в которой растет ребенок с расстройством аутичного спектра? Прежде всего, наверное, нужно заняться АВА-терапией (Applied Behavior Analysis). Система, разработанная в 1980-х в США, на сегодня остается единственным научно доказанным методом коррекции аутизма. Она представляет собой непрерывный и поэтапный процесс обучения с подсказками и поощрения желательного поведения. Среди многих профессионалов и родителей эта система признана наиболее эффективной. Родители могут пройти тренинги по АВА-терапии как в специализированных центрах, так и на онлайн-семинарах.

        Что говорят об аутизме родители и врачи

        Яна Сумм, организатор центра АВА-терапии, мама ребенка с аутизмом: «Коварство болезни в том, что недостатки, по которым ставится диагноз, не выглядят на трехлетнем ребенке чем-то чудовищно неправильным. Мой сын в 2 года даже ходил на обычные кружки с сестрой. Однажды я уезжала и попросила маму присмотреть за детьми. После моего возвращения она сказала: «То, что я вижу, — катастрофа. Он начал терять все свои навыки, и с каждым днем становится глупее, чем вчера». Мама испугала меня и правильно сделала. Потом я начала тщательно вспоминать детали, буквально день за днем в его жизни. В день, когда родился мой Валера, я подумала, что вот он – мой сын, но он еще немного не в себе, словно инопланетянин. Блуждающий взгляд, равнодушие ко мне, слабый сосательный рефлекс… Когда папа купил ему беговел, Валера мог по 1,5 часа ездить по кругу, что всех умиляло, но отнюдь не настораживало. Однажды босоножки очень сильно натерли ему пальчик, а он не заметил боли. Валера, как и другие аутисты, не очень хорошо чувствовал и понимал свое тело. Многих вещей я не понимала, и списывала их на характер, особенности, капризы. Очень важно до года понять, есть аутизм или нет. Три года – это уже не возраст ранней диагностики».

        Елена Бахтинская, детский психиатр: «Впервые аутизм описал в 1943 году австро-американский детский психиатр Лео Канер. В наше время знаний о заболевании несомненно больше, и само оно, увы, стало более распространенным. Диагностируется аутизм гораздо раньше, чем это было принято еще несколько лет назад. В крупных центрах умеют проводить диагностику уже в 1-1,5 года. Очень важно, чтобы родители обратились вовремя, в идеале до года. В этом возрасте можно заметить нарушение зрительного контакта: ребенок не реагирует на улыбку, взгляд, не протягивает ручки, чтобы его взяли на руки. Это должно насторожить, и очень важно, чтобы родители задали себе вопрос, почему ребенок этого не делает. Ранняя диагностика дает больше возможностей эффективно помочь ребенку. К тому же есть расстройства, которые ближе к норме, и если их начать корректировать в раннем возрасте, то ребенок сможет учиться в обычной школе, найти работу и создать семью».

        Александр Галущак, врач-психотерапевт высшей категории, кандидат медицинских наук: «Наиболее явные признаки возникают после трех лет, когда взрослые ждут от ребенка определенного уровня развития. А самые первые признаки возникают раньше – практически с первого года жизни. Прежде всего, это реакция на маму. У детей, у которых мы подозреваем аутизм, практически отсутствует реакция (оживление) на то, что мама подошла, нет реакции на ее голос. Что такое гуление? – Это когда детки издают звуки, смеются, показывают эмоцию, которую можно однозначно интерпретировать как положительную, радостную. Детки с аутизмом не гулят, проявляют эмоциональную нейтральность».

        Юлия Преснякова, клинический психолог, руководитель проекта «Инклюзия»: «Во время занятий и в бытовом общении с ребенком-аутистом самое важное – ровный эмоциональный фон. Нужно постараться все свои фразы формулировать исключительно в положительном ключе, разговаривать очень-очень спокойно и нейтрально. Не стоит загружать речь множеством дополняющих друг друга слов. Лучше спросить: «Хочешь банан?». Фраза «А не хочешь ли ты сейчас банан?» слишком перегружена смыслом. Во множестве слов речь для таких детей превращается в шум, а наша задача – сделать речь функциональной и понятной».

        lisa.ru