Депрессия в пожилом возрасте

Депрессии в пожилом возрасте

Особенности клиники эндогенной депрессии у больных пожилого возраста изучены несравненно лучше, чем у детей. Еще Е. Kraepelin (1904) отметил, что ее отличительной особенностью является наличие тревоги. При сопоставлении двух больших групп больных депрессией (старше 55 лет и младше 35 лет) В. Л. Ефименко (1975) обнаружила тревогу у 71 % больных пожилого возраста и только у 30 % молодых. Выраженный страх был отмечен у 25 % в старшей возрастной группе и только у 2,7 % — в младшей. У пожилых больных чаще наблюдались раздражительность, эмоциональная лабильность, угрюмость и реже — тоска. Им свойственны идеи ущерба и обнищания, реже, чем у молодых, возникают идеи самообвинения и малоценности, но чаще — ипохондрические. Намного чаще в пожилом возрасте депрессия протекает с ажитацией и, соответственно, реже наблюдается психомоторная заторможенность. Тем не менее мы встречали больных МДП в возрасте 70 лет и выше, у которых депрессивная фаза протекала с достаточно типичным меланхолическим синдромом. Депрессивные фазы в пожилом возрасте имеют тенденции к затяжному течению и обычно хуже поддаются терапии.

В литературе давно обсуждался вопрос, за счет чего эндогенная депрессия в старости приобретает характерные черты. Как справедливо отмечают Г. Л. Воронков и соавт. (1983), здесь играет роль сочетание ряда факторов (преморбидные особенности личности, усиливающиеся с возрастом и иногда приобретающие утрированный характер, повышенная ранимость, большое влияние факторов внешней среды, сосудистая патология и др.). Именно поэтому так затруднена классификация депрессивных состояний в позднем возрасте. Очевидно, именно тревога в сочетании со свойственным депрессии ощущением бессилия, беспомощности и бесперспективности и присущим старости сознанием ограниченности своих сил, зависимости от других, неуверенности в будущем порождает бред обнищания. Вызванные атеросклерозом нарушения памяти создают базу для идей ущерба, обкрадывания, повышенная ранимость и реагирование на незначительные внешние факторы обусловливают «малый размах», бытовой характер бредовых идей. Интенсивная бредовая симптоматика может развиться у больных с относительно легкой депрессий. При сильной тревоге у пожилых больных нередко формируется бред Котара.

До сих пор продолжается дискуссия о том, является ли инволюционная меланхолия самостоятельным заболеванием или фазой МДП, начавшейся в инволюционном возрасте. Выделяя инволюционную меланхолию, Е. Kraepelin исходил из позднего начала и особенностей клинической картины (интенсивная тревога, часто гетерогенные для классической депрессии бредовые идеи преследования, отношения и т. п., галлюцинации и, главное, более неблагоприятное течение и плохой прогноз). Однако после того, как в 1907 г. G. Dreyfus повторно обследовал 85 больных, отнесенных Е. Kraepelin к инволюционной меланхолии, было выяснено, что более чем у половины из них в прошлом отмечались депрессивные эпизоды а у 2/3 депрессия сменилась полноценным светлым промежутком. Эти данные заставили Е. Kraepelin в последующем издании руководства по психиатрии объединить инволюционную меланхолию с МДП.

Таким образом, существуют две полярные точки зрения: согласно первой, инволюционная меланхолия — самостоятельная нозологическая форма аффективного психоза, которая имеет отчетливые критерии (позднее начало, интенсивная тревога, затяжное течение, плохой выход), своеобразные личностные черты в преморбидном состоянии: ригидность, тревожность, плохая адаптивность и т. п., а также меньшая наследственная отягощенность [Titley W., 1936]. Согласно другой — это поздний приступ монополярной эндогенной депрессии, окрашенный свойственной инволюционному периоду тревогой. Об этом свидетельствуют данные о частоте субклинических депрессивных эпизодов в прошлом и то, что в инволюционном периоде за счет присоединения тревоги меняется симптоматика депрессивных фаз у больных с длительной историей заболевания и типичными до этого депрессиями.

Вероятно, эти расхождения в значительной мере обусловлены гетерогенностью групп больных, отобранных только по клиническим критериям. Данные дексаметазонового и диазепамового тестов и результаты терапии анксиолитиками и антидепрессантами показывают, что среди больных, отвечающих клинической характеристике инволюционной меланхолии, выделяются две группы: 1. Больные, у которых дексаметазоновый тест был патологическим, диазепамовый тест — депрессивного или, чаще, промежуточного типа, а антидепрессанты оказывали положительный терапевтический эффект той или иной степени. У части этих больных при внимательном расспросе выявились неглубокие депрессивные состояния в прошлом. 2. Больные, у которых дексаметазоновый тест был чаще нормальным или сомнительным, диазепамовый—-тревожного типа, терапевтический эффект достигался применением анксиолитиков (обычно феназепама). У них часто обнаруживаются описанные выше преморбидные черты личности, наследственность в большинстве случаев не отягощена, а если в роду есть психически больные, то это чаще всего инволюционные, соматогенные и экзогенные психозы. У этих больных, как правило, отмечался синдром предменструального напряжения. Таким образом, заболевание первой группы больных может быть отнесено к эндогенной депрессии, протекающей с интенсивной тревогой, а второй — к состояниям тревоги психотического уровня. Вопрос о соотношении этих клинических форм более подробно рассмотрен в гл. 10.

Кратно суммируя вышеизложенное, можно заключить, что эндогенная депрессия по своей структуре достаточно сложна. Эта сложность проявляется не в большом количестве и многообразии симптомов, а в сложности каждого отдельного симптома, который определяется несколькими факторами. Наиболее важный из них — аффективная структура синдрома, т. е. соотношение тоски и тревоги. Тревога, наряду с тоской, участвует в формировании многих симптомов эндогенной депрессии: идей виновности и малоценности, ипохондрических идей, суицидных тенденций, ажитации и психомоторной заторможенности, играет доминирующую роль в генезе ряда соматических симптомов, проявлений деперсонализации. Наличие и характер депрессивных идей в большой степени определяются преморбидными особенностями личности больного, факторами культуры. Проявления депрессивной симптоматики в значительной мере зависят от возрастных особенностей. При этом проявляется четкая обратная связь между глубиной «биологической», аффективной патологии и влиянием личностных, ситуативных и возрастных факторов, а также факторов культуры: чем глубже депрессия, тем меньше они сказываются на клинической картине, и, наоборот, при легкой депрессии они могут даже маскировать ее проявления.

В этой связи возникает вопрос, какое место в структуре депрессии занимают такие симптомы, как снижение уровня побуждений, инертность мышления, снижение способности к волевому усилию: их можно рассматривать как проявление аффекта апатии, как это делают О. П. Вертоградова и В. М. Волошин (1983), либо, по нашим представлениям, они являются проявлениями общего снижения психического тонуса, уровня психической активности, которое, вероятно, лежит в основе эндогенной депрессии, являясь ее первичным, базисным компонентом.

studfiles.net

Особенности клиники эндогенной депрессии у больных пожилого возраста изучены несравненно лучше, чем у детей. Еще Е. Kraepelin (1904) отметил, что ее отличительной особенностью является наличие тревоги. При сопоставлении двух больших групп больных депрессией (старше 55 лет и младше 35 лет) В. Л. Ефименко (1975) обнаружила тревогу у 71 % больных пожилого возраста и только у 30 % молодых. Выраженный страх был отмечен у 25 % в старшей возрастной группе и только у 2,7 % — в младшей.

В литературе давно обсуждался вопрос, за счет чего эндогенная депрессия в старости приобретает характерные черты. Как справедливо отмечают Г. Л. Воронков и соавт. (1983), здесь играет роль сочетание ряда факторов (преморбидные особенности личности, усиливающиеся с возрастом и иногда приобретающие утрированный характер, повышенная ранимость, большое влияние факторов внешней среды, сосудистая патология и др.). Именно поэтому так затруднена классификация депрессивных состояний в позднем возрасте. Очевидно, именно тревога в сочетании со свойственным депрессии ощущением бессилия, беспомощности и бесперспективности и присущим старости сознанием ограниченности своих сил, зависимости от других, неуверенности в будущем порождает бред обнищания. Вызванные атеросклерозом нарушения памяти создают базу для идей ущерба, обкрадывания, повышенная ранимость и реагирование на незначительные внешние факторы обусловливают “малый размах”, бытовой характер бредовых идей. Интенсивная бредовая симптоматика может развиться у больных с относительно легкой депрессий. При сильной тревоге у пожилых больных нередко формируется бред Котара.

Кратно суммируя вышеизложенное, можно заключить, что эндогенная депрессия по своей структуре достаточно сложна. Эта сложность проявляется не в большом количестве и многообразии симптомов, а в сложности каждого отдельного симптома, который определяется несколькими факторами. Наиболее важный из них — аффективная структура синдрома, т. е. соотношение тоски и тревоги. Тревога, наряду с тоской, участвует в формировании многих симптомов эндогенной депрессии: идей виновности и малоценности, ипохондрических идей, суицидных тенденций, ажитации и психомоторной заторможенности, играет доминирующую роль в генезе ряда соматических симптомов, проявлений деперсонализации. Наличие и характер депрессивных идей в большой степени определяются преморбидными особенностями личности больного, факторами культуры. Проявления депрессивной симптоматики в значительной мере зависят от возрастных особенностей. При этом проявляется четкая обратная связь между глубиной “биологической”, аффективной патологии и влиянием личностных, ситуативных и возрастных факторов, а также факторов культуры: чем глубже депрессия, тем меньше они сказываются на клинической картине, и, наоборот, при легкой депрессии они могут даже маскировать ее проявления.

Андрей Курпатов "Средство от депрессии" СПб.: Издательский дом "Нева", 2003

Демьянов Ю. Г. Диагностика психических нарушений: Практикум/ Оформл. обл. А. С. Андреева.—СПб.:МиМ, Респекс, 1999.— 224 с.

Джеймс МакКаллоу "Лечение хронической депрессии" М.: Речь, 2003

Кооб О. "Темная ночь души. Пути выхода из депрессии." М.: Добрая книга, 2002

Нуллер Ю. Л., Михаленко И. Н. Депрессии в пожилом возрасте // psychiatry/

Ю. В. Ковалев, О. Н. Золотухина "Депрессия" М.: НГМА, 2001

xreferat.com

Депрессия в старческом возрасте

У пожилых больных чаще наблюдались раздражительность, эмоциональная лабильность, угрюмость и реже — тоска. Им свойственны идеи ущерба и обнищания, реже, чем у молодых, возникают идеи самообвинения и малоценности, но чаще — ипохондрические. Намного чаще в пожилом возрасте депрессия протекает с ажитацией и, соответственно, реже наблюдается психомоторная заторможенность. Тем не менее мы встречали больных МДП в возрасте 70 лет и выше, у которых депрессивная фаза протекала с достаточно типичным меланхолическим синдромом. Депрессивные фазы в пожилом возрасте имеют тенденции к затяжному течению и обычно хуже поддаются терапии.

В литературе давно обсуждался вопрос, за счет чего эндогенная депрессия в старости приобретает характерные черты. Как справедливо отмечают Г. Л. Воронков и соавт. (1983), здесь играет роль сочетание ряда факторов (преморбидные особенности личности, усиливающиеся с возрастом и иногда приобретающие утрированный характер, повышенная ранимость, большое влияние факторов внешней среды, сосудистая патология и др.). Именно поэтому так затруднена классификация депрессивных состояний в позднем возрасте. Очевидно, именно тревога в сочетании со свойственным депрессии ощущением бессилия, беспомощности и бесперспективности и присущим старости сознанием ограниченности своих сил, зависимости от других, неуверенности в будущем порождает бред обнищания. Вызванные атеросклерозом нарушения памяти создают базу для идей ущерба, обкрадывания, повышенная ранимость и реагирование на незначительные внешние факторы обусловливают “малый размах”, бытовой характер бредовых идей. Интенсивная бредовая симптоматика может развиться у больных с относительно легкой депрессий. При сильной тревоге у пожилых больных нередко формируется бред Котара.

У пожилых людей с органическими изменениями мозга, вызванными атеросклерозом, депрессия протекает с картиной типичной сосудистой деменции. Грубые нарушения памяти и интеллекта делают невозможным продуктивный контакт с больным, что затрудняет выявление собственно депрессивной симптоматики и оценку ее роли в структуре синдрома. Лишь после спонтанного окончания депрессивной фазы или применения антидепрессантов обнаруживается, что деменция носит обратимый характер. Однако при затяжных депрессиях или частых повторных фазах в последующих светлых промежутках все больше проявляются изменения личности по сосудистому типу. Для оценки роли депрессии в клинической картине сосудистой деменции Р. А. Алимовой (1983) были применены фармакологические пробы: введение имизина (имипрамина) и диазепама. Полученные данные позволяют прогнозировать выбор и эффективность терапии.

Очень редко депрессия маскируется клинической картиной деменции и у молодых больных. Мы наблюдали 26-летнюю больную, у которой чрезвычайно грубые нарушения памяти заставляли думать об остром начале какого-то грубого органического процесса. Однако после окончания депрессии каких-либо интеллектуально-мнестических отклонений выявить не удалось. В дальнейшем больная перенесла несколько более типичных депрессивных фаз, в которых психическая заторможенность была непропорционально сильно выражена по сравнению с другими проявлениями депрессии. Очевидно, столь сильная заторможенность в сочетании с тревогой, которая в первой фазе была интенсивнее, чем в последующих, привела к грубой дезорганизации мышления. У больных пожилого возраста с сосудистыми изменениями мозга для дезорганизации мышления нет необходимости в столь глубокой депрессии и тревоге, поскольку аффективные нарушения у этих больных лишь проявляют уже существующий дефект.

Кратно суммируя вышеизложенное, можно заключить, что эндогенная депрессия по своей структуре достаточно сложна. Эта сложность проявляется не в большом количестве и многообразии симптомов, а в сложности каждого отдельного симптома, который определяется несколькими факторами. Наиболее важный из них — аффективная структура синдрома, т. е. соотношение тоски и тревоги. Тревога, наряду с тоской, участвует в формировании многих симптомов эндогенной депрессии: идей виновности и малоценности, ипохондрических идей, суицидных тенденций, ажитации и психомоторной заторможенности, играет доминирующую роль в генезе ряда соматических симптомов, проявлений деперсонализации. Наличие и характер депрессивных идей в большой степени определяются преморбидными особенностями личности больного, факторами культуры. Проявления депрессивной симптоматики в значительной мере зависят от возрастных особенностей. При этом проявляется четкая обратная связь между глубиной “биологической”, аффективной патологии и влиянием личностных, ситуативных и возрастных факторов, а также факторов культуры: чем глубже депрессия, тем меньше они сказываются на клинической картине, и, наоборот, при легкой депрессии они могут даже маскировать ее проявления.

1. Андрей Курпатов "Средство от депрессии" СПб.: Издательский дом "Нева", 2003

2. Демьянов Ю. Г. Диагностика психических нарушений: Практикум/ Оформл. обл. А. С. Андреева.—СПб.:МиМ, Респекс, 1999.— 224 с.

3. Джеймс МакКаллоу "Лечение хронической депрессии" М.: Речь, 2003

4. Кооб О. "Темная ночь души. Пути выхода из депрессии." М.: Добрая книга, 2002

5. Нуллер Ю. Л., Михаленко И. Н. Депрессии в пожилом возрасте // http://www.psychiatry.ru/

6. Ю. В. Ковалев, О. Н. Золотухина "Депрессия" М.: НГМА, 2001

mirznanii.com

Как избавиться от депрессии в пожилом возрасте

Почему пожилые люди склонны к депрессии? Что провоцирует ее появление и как с ней бороться?

У каждого человека в жизни бывают неприятности, и как следствие плохое настроение. Это нормально. Но если негативный психологический настрой не покидает вас долгое время – это уже не нормально. Если все это время вы испытываете чувство подавленности, тревоги, ощущение собственной неполноценности, следует говорить о депрессии. Это не просто неприятное состояние. Оно может привести к возникновению многих соматических болезней и спровоцировать появление серьезных нервно-психических отклонений.

Ученые подсчитали, что к 2020 году депрессии станут второй распространенной причиной серьезных расстройств со здоровьем после ишемической болезни сердца.

Депрессия в пожилом возрасте — реальная угроза

Депрессии, как и любви, все возрасты покорны. Специалисты считают, что для людей старше 55 лет депрессия является достаточно распространенным недугом. Причем у пожилых женщин депрессия наблюдается в 2 раза чаще, чем у мужчин в этом возрасте. Правда, для пожилых людей чаще характерна так называемая легкая форма депрессии. Но она склонна затягиваться и переходить в хроническую стадию.

Что провоцирует появление депрессии у пожилых?

Пожилые люди склонны к депрессии, потому что в их жизни зачастую слишком много событий, которые создают предпосылки для возникновения отрицательных эмоций.

  • Болезни и боль. С возрастом появляются болезни, которые ухудшают самочувствие, сопровождаются болями и ограничивают возможности человека. Диабет, болезни сердца, артрит и гипертония — все эти и многие другие заболевания могут вызывать угнетенное состояние.
  • Упущенные возможности. В возрасте человека начинают посещать мысли о том, что многое из задуманного не сделано. Кажется, что большая часть жизни уже прожита, что она была не достаточно яркой и насыщенной, и время безвозвратно потеряно.
  • Чувство одиночества. У пожилых людей чаще появляется чувство одиночества и ненужности. Часто это связано со смертью супруга или друзей. Уход на пенсию и слишком большое количество свободного времени также могут провоцировать эти чувства.
  • Социальная необеспеченность. Неудовлетворительные условия жизни могут приводить к возникновению депрессивных настроений. Необходимость жить на маленькую пенсию и чувство, что ты не в состоянии обеспечивать свою жизнь на достойном уровне, могут очень сильно угнетать и приводить к психологическому дискомфорту.
  • Боязнь смерти с возрастом ощущается особенно сильно и может быть причиной возникновения депрессий.
  • Кроме того к факторам, увеличивающим вероятность появление депрессии, относятся:

    • прием некоторых лекарств
    • генетическая предрасположенность к депрессии
    • злоупотребление алкоголем

    Лечение: психотерапия или лекарства?

    С депрессией можно бороться с помощью лекарств. Антидепрессанты (амитриптилин и др) довольно эффективны для устранения этой проблемы, но некоторые из них имеют побочные эффекты и могут вступать во взаимодействие с другими препаратами. Поэтому подбирать препараты обязательно должен врач.

    Другой способ лечения депрессии – психотерапия. Индивидуальное общение со специалистом или посещение специальных реабилитационных групп помогут преодолеть эту проблему. И не нужно стесняться идти с этим вопросом к врачу. Посещение психотерапевта или психиатра может действительно помочь.

    Еще одним вариантом психотерапии является общение с родственниками и друзьями. Важно чтобы пожилой человек мог ощущать, что нужен кому-нибудь, чувствовать заботу и внимание со стороны других, мог поделиться своими проблемами. Все это будет для него психотерапией, направленной на устранение депрессии.

    Можно совмещать психотерапевтические способы с приемом лекарств.

    Важно также обратить внимание на лечение сопутствующих болезней и устранить боль, если таковая имеется.

    Кривая счастья выведет!

    Депрессия в пожилом возрасте — вещь распространенная, но совсем не обязательная. Более того, ученые выяснили, что старость – время, когда люди могут почувствовать себя по-настоящему счастливыми.

    Ученые вывели кривую счастья, которая, как оказалось, имеет U-образную форму. По их мнению, счастливыми мы, чаще всего, ощущаем себя в детстве и юности, и в возрасте за 65 лет. Получается, что пожилой человек может получить порцию счастья с большей вероятностью, чем человек среднего возраста. Для этого очень важно ощущать удовлетворенность своей жизнью.

    www.likar.info

    Старческая депрессия

    Депрессия – самое распространенное расстройство психического здоровья среди пожилых людей. Усталость, бессонница, нехватка жизненных сил, беспокойство или волнение могут быть симптомами начинающейся депрессии. Депрессия в пожилом возрасте может проявляться исключительно физическими симптомами, к примеру, отсутствием аппетита, потерей веса, необъяснимыми болями, а также расстройствами пищеварительной системы. Другие симптомами могут быть бессилие, трудности концентрации внимания и невозможность переживать радость.

    Депрессия оказывает влияние на дееспособность пожилого человека. Может быть затруднено исполнение повседневной рутины, пожилой человек может стремиться к самоизоляции. Депрессия также снижает желание двигаться. Тем не менее, двигательные упражнения являются эффективным способом преодоления депрессии, поэтому недостаток двигательной активности усугубляет состояние еще сильнее. Малоподвижность снижает дееспособность пожилого человека. По этой причине к даже легкой депрессии следует отноститься серьезно и лечить ее должным образом.

    Легкая депрессия зачастую развивается на фоне переживания утаты или стресса по поводу снижения дееспособности. Вызываемые жизненными изменениями скорбь и уныние являются естественными переживаниями, однако, затягиваясь, они могут провоцировать развитие депрессии, нуждающейся в лечении.

    С точки зрения развития депрессии, наибольший риск представляют вдовство, сокращение социальных контактов и финансовые трудности. Если депрессия проявлялась уже в молодом возрасте, тогда наиболее вероятно, что вызванный жизненными изменениями стресс спровоцирует новую вспышку депрессии.

    Помимо изменений жизненной ситуации, фоном для развития депрессии у пожилых людей может быть, к примеру, расстройство памяти или какое-либо соматическое заболевание. Если человек впервые заболевает депрессией только в пожилом возрасте, причиной может быть именно физическое заболевание. При диагностике депрессии у пожилых людей всегда следует обследовать состояние соматического здоровья. Иногда депрессия развивается после выздоровления от соматического заболвания. Например, раковые заболевания характеризуются риском возникновения депрессии.

    Иногда трудно отличить депрессию от расстройств памяти, т.к. симптомы, к примеру, забывчивость и изменения личности, могут быть очень похожими. Депрессия может быть симптомом, указывающим на начало расстройства памяти. Дополнительную информацию о расстройствах памяти вы можете получить на сайте Союза памяти (Muistiliitto). Если вы подозреваете расстройство памяти или депрессию у себя или у вашего близкого, целесообразно обратиться к врачу.

    Старческую депрессию трудно заметить

    Пожилым людям и их родственникам следует быть внимательными, т.к. старческую депрессию может быть трудно выявить. Симптомы можно спутать с обычным стрессом или трактовать как свойственные возрасту. Среди пожилых людей особенно распространена так называемая легкая депрессия. В этих случаях симптоматика может не отвечать тем критериям, по которым ставится диагноз депрессии. Поэтому депрессия может остаться не продиагностированной и не пролеченной.

    «От нас, родственников, потребовалась много усилий, чтобы организовать нашей бабушке лечение депрессии».

    Пожилой человек может часто обращаться к врачу за помощью по разным проблемам, и не только по поводу соматических заболеваний, но так и не получит лечения непосредственно от депрессии. Концентрация на физических симптомах может ввести в заблуждение даже профессионального медика, особенно если сам пожилой человек не рассказывает подробнее о своем психическом состоянии. Пожилой человек может рассказывать врачу только о физических симптомах хотя бы потому, что ему и в голову не приходила мысль о том, что психическое состояние может быть симптомом болезни. Иногда может быть и так, что пожилой человек не считает возможным пожаловаться врачу на психические симптомы, т.к. психические расстройства могут быть связаны с переживанием сильного чувства стыда.

    Также возможно, что депрессия проявляется как тревожность, которая может возникать в связи с депрессией. Однако действительная депрессия не лечится лекарствами от тревожности.

    Лечение старческой депрессии

    Лечение депрессии обычно включает в себя разговорную и лекарственную терапию. В отношении пожилых людей также следует помнить, что исключительно лекарственное лечение не является достаточным и адекватным методом. Разговорную помощь обычно предоставляет психиатрический медицинский работник поликлиники. Пожилой человек может ходатайствовать также о психотерапии, но Пенсионный фонд не компенсирует психотерапию лицам старше 65 лет, и обрщаться за услугами психотерапевта необходимо самостоятельно. Читать далее о психотерапии.

    «Важно помнить, что депрессия – весьма распространенное заболевание среди финнов и поддается лечению, как и другие заболевания. При подозрении на депрессию следует всегда проконсультироваться с врачом, дабы депрессия не осталась без лечения».

    При легкой форме депрессии, как правило, рекомендуется укрепление социальных контактов и увелечение других видов активной деятельности. Помощь можно найти в занятиях увлечениями и знакомстве с другими людьми. Также необходимо заботиться о питании и уходе за собой. Поддержка близких также всегда важна. Страдающие депрессией пожилые люди часто нуждаются в конкретной практической помощи, например, заботе о своевременном приеме лекарств или походах в магазин.

    Различные занятия и увлечения имеют большое значение, но принуждать к ним не следует. Рекомендуется ласково поощрять и не забывать о том, что иногда необходим и отдых. Важно, чтобы деятельность была для пожилого человека интересной и подходящей. Так как в случае депрессии речь идет о сумме различных аспектов, влияние на них многопланово и помочь могут даже очень незначительные вещи.

    Тем не менее, важно помнить, что для хорошего самочувствия чрезвычайно важны встречи с другими людьми. Находящийся в депрессии человек легко замыкается в своем доме, но посещение кружков или дневного стационара для престарелых даже несколько раз в неделю способствует выздоровлению.

    www.mielenterveysseura.fi

    Депрессия в пожилом возрасте

    Современные демографические тенденции во всем мире связаны с увеличением продолжительности жизни. В настоящее время 10% всей мировой популяции составляют пожилые люди (старше 65 лет). Прогно зируется, что в недалеком будущем эта пропорция увеличится до 30%. Одна из ведущих проблем здоровья пожилых – инволюционные психи ческие нарушения.

    Психическое функционирование пожилых людей ухудшается не только за счет нейродегенеративных заболеваний (болезнь Альцгеймера и др.), но также из-за аффективных нарушений. Один из 10 пожилых больных имеет отчетливые депрессивные симптомы, достигающие синдромального уровня. Депрессия крайне негативно влияет на общее здоровье пожилого пациента, его повседневную активность, качество жизни близких пациенту лиц, поэтому диагностика и лечение депрессии у пожилых лиц является одной из приоритетных задач клиницистов, работающих с этой категорией больных.

    Заболеваемость депрессией в пожилом возрасте

    Согласно европейским исследованиям, в среднем распространенность депрессии у лиц пожилого возраста составляет 12,3% (14,1% у женщин и 8,6% у мужчин). Результаты эпидемиологических исследований свидетельствуют о том, что дистимия и мягкая депрессия встречаются значительно чаще у пожилых, чем в других возрастных категориях, в то время как большой депрессией чаще страдают лица среднего возраста. Депрессивные состояния у пожилых имеют четкую тенденцию к рецидивирующему или хроническому, затяжному течению. Распространенность депрессии прогрессивно увеличивается с ухудшением соматического статуса пожилого больного и инвалидизации (усиление зависимости от окружающих). Так, среди лиц, обращающихся за помощью в поликлинику, депрессивная симптоматика синдромального уровня выявляется в 17–30% случаев, а у нуждающихся в повседневном уходе – в 30–45%.

    Этиология депрессии позднего возраста

    Традиционно считается, что в основе депрессии лежат личностные конституциональные факторы, а триггерами – негативные жизненные события. От развития депрессии защищают психологические факторы, составляющие социальную поддержку, которая включает благоприятное семейное окружение, профессиональную занятость, материальную обеспеченность, религиозную убежденность, позитивное восприятие жизненных событий и т.д. Именно взаимовлиянием этих факторов определяется, разовьется у человека депрессия или нет. Этим также объясняется, почему у одних людей развивается депрессия даже при отсутствии негативных жизненных событий, а у других даже тяжелые жизненные испытания не всегда приводят к депрессии.

    Влияние генетической предрасположенности менее значим о для развития депрессии у лиц пожилого возраста по сравнению с депрессией, начинающейся в молодом и зрелом возрасте. Число негативных жизненных событий (хронических социальных стрессоров) со временем накапливается. Жизнь пожилого человека полна утрат. Эпидемиологические исследования показывают, что у овдовевших лиц старше 60 лет депрессивные расстройства встречаются в 9 раз чаще, чем у живущих в браке. У одиноких пожилых людей депрессивные симптомы сохраняются годами. Утрата значим ых лиц, профессиональная незанятость, «уход» детей из семьи приводят к одиночеству, изоляции, и в итоге к значим ой редукции социальной поддержки. Наиболее существенным стрессорным фактором является ухудшение физического здоровья. Физическое недомогание в пожилом возрасте приводит к песси мист ической оценке будущего, нарушение сенсорных функций (ухудшение зрения, слуха) снижает коммуникативные возможности, усугубляет изоляцию, утрата способности самообслуживания делает пациента зависимым. В целом чем тяжелее инвалидизация пожилого человека, тем более вероятно появление у него депрессивных симптомов.

    Биологические факторы в генезе депрессии у пожилых играют большую роль, чем у молодых. Большинство исследователей рассматривают участие как биологических механизмов, специфичных для определенного соматического заболевания, или лекарственного средства, так и общих механизмов, связанных с патологическими изменениями в головном мозге. При многих соматических заболеваниях, поражающих пожилых людей, обнаружена устойчивая связь с депрессией (табл. 1). Депрессия, коморбидная соматическому заболеванию, имеет многофакторную природу. Связь между депрессией и соматическим заболеванием двусторонняя. Например, не только пациенты, перенесшие мозговой инсульт, имеют повышенный риск развития депрессии, но и больные с депрессией так же имеют больший риск развития цереброваскулярного заболевания. Эта двусторонняя связь позволяет обсуждать общие патогенетические механизмы обоих заболеваний, которые облегчают развитие одного заболевания при наличии другого. При некоторых заболеваниях механизмы развития депрессии очевидны, при других остаются менее изученными. При болезни Паркинсона обсуждается связь между депрессией и истощением серотонинергического метаболизма. Предполагается, что у пациентов с цереброваскулярной болезнью микроваскулопатия или флюктуация церебральной перфузии за счет микроэмболии или экстрацеребральной патологии приводят к дисфункции субкортикальных стриато-паллидо-таламо-кортикальных путей и нарушению циркуляции нейротрансмиттеров, участвующих в регуляции настроения.

    В развитых странах заболеваемость хроническими болевыми синдромами продолжает неуклонно расти частично за счет пожилых людей. У пожилых людей, страдающих несколькими заболеваниями, встречается, как правило, боль комплексной этиологи и. Источником хронической боли может быть любая ткань в организме, при этом чувство боли может поддерживаться за счет разных механизмов. Согласно экспериментальным исследованиям, эмоции и настроение являются центральным модулятором болевого ощущения, а тревога и депрессия – неспецифическим «усилителем» боли. Действительно, результаты клинических исследований показывают, что депрессия увеличивает риск появления боли, хронифицирует ее, влияет на ее интенсивность.

    Наличие длительно существующих состояний, сопровождающихся болью, приблизительно увеличивает в 2 раза риск развития большой депрессии. Пациенты с депрессией испытывают более интенсивные болевые ощущения. Оказалось, что пациенты, страдающие депрессией, употребляют больше обезболивающих препаратов. С биологических позиций сосуществование боли и эмоциональных нарушений объясняется недостаточностью серотонинергической и норадренергической трансмиссии, что приводит к нарушению настроения, с одной стороны, и ослаблению ингибирования сенсорных сигналов в нисходящих спинальных трактах – с другой.

    Нарушения настроения у пожилых людей могут быть обусловлены лекарственными медикаментами, используемыми хронически (табл. 2). На практике чаще депрессогенный эффект отмечается при приеме пожилыми лицами стероидов, антигипертензивных препаратов и анальгетиков, особенно содержащих кодеин.

    Истинная распространенность депрессии, вызванной лекарственной терапией, не известна, но большинство исследователей считают, что она может быть существенно выше, чем это предполагалось ранее. По оценкам специалистов только β -блокаторы, применяемые в монотерапии, являются причиной от 1 до 10% всех депрессивных расстройств у пожилых людей.

    В настоящее время наибольший интерес исследователей сосредоточен на изучении патологических структурных изменений в мозге, обнаруживаемых благодаря современной нейровизуализационной технике, у лиц, страдающих депрессией с началом в позднем возрасте. Данные изменения включают разрежение (повреждение) белого вещества глубинных отделов головного мозга и субкортикальное повреждение серого вещества. Эти изменения соответствуют наблюдениям, связанным с заболеваниями, в генезе которых существенную роль играет феномен корково-подкоркового разобщения, например, болезнь Паркинсона, хорея Гентингтона, некоторые формы сосудистой энцефалопатии. Эти заболевания ассоциированы с высочайшим риском развития депрессии. Связанное с возрастом изменение белого вещества головного мозга коррелирует с гипертензией, дислипидемией, ТИА, ишемическими инсультами.

    Следовательно, можно рассматривать структурное повреждение головного мозга ишемического происхождения как фактор, подтверждающий гипотез у, что в основе депрессии определенных пациентов частично лежит васкулярное заболевание. Концепция васкулярной депрессии была впервые предложена в 1997 г. G.Alexopoulos и соавт. Согласно данной концепции, васкулярная депрессия возникает у лиц, имеющих хронические факторы риска цереброваскулярной болезни, такие как гипертензия, диабет, каротидный стеноз, кардиоритмические нарушения, гиперлипидемия и др. и/или подтверждение данными магнитно-резонансной томографии поражения артерий малого и среднего калибра в виде диффузного би латерал ьного повреждения белого вещества головного мозга.

    В большинстве случаев депрессия у пожилых имеет многофакторный генез и зависит от констелляции психологических и биологических факторов.

    Клиническая картина депрессии у пожилых людей

    Согласно международной классификации болезней, диагностические критерии депрессии разделены на основные и дополнительные симптомы. Наиболее распространенный подтип депрессии у пожилых – легкая (мягкая) депрессия. Для диагностики депрессивного эпизода легкой степени тяжести достаточно двух основных и двух дополнительных симптомов.

    Возраст может актуализировать одни симптомы депрессии и подавлять другие, что приводит к модификации клинической картины депрессии у пожилых людей. Пожилые реже жалуются на грусть, чем лица более молодого возраста. В то же время апатия и низкая мотивация, как правило, легко диагностируются врачами. Необходимо всегда помнить, что апатия может быть органическим симптомом, связанным с поражением головного мозга, поэтому пациенты с выраженной апатией должны быть тщательно обследованы.

    Напротив, неспецифические соматические симптомы депрессии выдвигаются пожилыми пациентами как главные жалобы (астения, быстрая утомляемость, боли, плохой сон, снижение аппетита и др.). Субъективная жалоба на снижение памяти может быть ведущим симптомом депрессии в этом возрасте. Результаты многочисленных исследований доказывают, что существуют строгие корреляции между депрессивным настроением и субъективными жалобами на нарушение памяти, особенно у пациентов 65–75 лет. Тревога часто сопровождает депрессию позднего возраста. Симптомы депрессии и тревоги могут перекрываться. Иногда тревога доминирует и лежащая в основе клинической картины депрессия может не выявляться.

    Последствия депрессии у пожилых лиц

    Депрессия негативно влияет на здоровье пожилого человека, даже если протекает в мягкой форме. Это самый важный предиктор суицидов среди пожилых. Депрессия утяжеляет течение соматических заболеваний. Показано, что она является фактором риска госпитализаций и независимым предиктором смертности. Больные депрессией в силу снижения мотивационных возможностей хуже относятся к лечению, плохо соблюдают режим терапии основного заболевания. Стойко сниженное настроение, пессимизм, сосредоточение на болезненном самочувствии приводят к ипохондрическому самонаблюдению с тенденцией к самощажению, минимизации нагрузок. Изменение жизненной позиции влечет отказ от какой-либо деятельности, сокращение круга общения.

    Депрессия нарушает коммуникативные возможности пациентов, в том числе мешает созданию доверительного терапевтического альянса между пациентом и врачом. Мягкая и тяжелая депрессия у пожилого человека негативно влияет на течение соматического заболевания, оценку собственного здоровья и качества жизни.

    Наиболее изучено негативное влияние депрессии на течение цереброваскулярной болезни. Показано, что депрессия повышает риск развития когнитивных сосудистых нарушений, повторного инсульта даже после контроля других факторов риска (гипертонической болезни, диабета, гиперлипидемии, ишемической болезни сердца, курения). Депрессия может способствовать развитию цереброваскулярного заболевания через следующие механизмы:

    1) активацию гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси;

    2) гиперактивацию симпатико-адреналовой системы;

    3) облегчение гиперкоагуляционных процессов.

    Следствием активации гипоталамогипофизарно-надпочечниковой оси при депрессии является повышение уровня кортизола в плазме крови, которое способствует развитию атеросклероза. Избыточная концентрация кортизола ведет к активации симпатико-адреналовой системы. Повышенная секреция катехоламинов, в свою очередь, приводит к вазоконстрикции, активации тромбоцитов и учащению работы сердца. Дисбаланс между симпатической и парасимпатической отделами вегетативной нервной системы у пациентов с депрессией способствует развитию сердечных аритмий и может быть причиной внезапной смерти. При депрессии повышен уровень катехоламинов, препятствующих гипогликемическому действию инсулина, что, в свою очередь, может привести к инсулинорезистентности. Депрессия рассматривается как независимый фактор риска развития диабета типа 2.

    Известно, что гиперактивность гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси и симпатико-адреналовой системы стимулирует процесс гиперкоагуляции. К тому же показано нарушение функции тромбоцитов у пациентов с нелеченой депрессией. Реактивность тромбоцитов на 40% выше у больных, страдающих депрессией, чем у здоровых лиц.

    Практикующий врач должен рассматривать депрессивное расстройство у пожилого человека как серьезное и потенциал ьно хроническое заболевание.

    К сожалению, депрессивные расстройства у пожилых часто остаются невыявленными. Эпидемиологические исследования показывают удручающую картину: антидепрессанты назначаются менее чем 1 пациенту на 10 человек, страдающих депрессией, и более 50% пациентов получают антидепрессанты в субтерапевтических дозах, и при этом чрезвычайно широко используются бензодиазепины. В то же время адекватн ое лечение депрессии может существенно улучшить состояние и качество жизни пожилого пациента. В идеале лечение депрессии у пожилых должно быть мультимодальным, включающим врачебную, психологическую и социальную помощь.

    Депрессия с дебютом в позднем возрасте характеризуется плохим прогнозом, включая не только незначительный процент ремиссий, но и развитие осложнений, связанных с соматическими заболеваниями. Кроме того, прогноз депрессии у пожилых со структурными изменениями мозга хуже, чем у депрессивных пациентов без структурных изменений мозга. Возможно, эти пациенты нуждаются в дополнительных терапевтических стратегиях. К сожалению, большинство рекомендаций по лечению основано на доказательствах, полученных в исследованиях на популяции среднего возраста. Пациенты пожилого возраста имеют характерные особенности, в первую очередь, в отношении фармакокинетики лекарств.

    Пожилые отличаются широкой индивидуальной вариабельностью метаболизма лекарств. В связи с этим трудно прогнозировать целевые дозировки трициклических антидепрессантов (ТАД), поэтому следует начинать с низких доз и постепенно их наращивать. Этот вопрос частично решается при использовании новых антидепрессантов. В большинстве случаев клиницисты назначают новые антидепрессанты в более адекватн ых дозировках, чем ТАД. Меньший спектр побочных эффектов и низкий уровень взаимодействия с соматическими препаратами новых антидепрессантов также являются существенным преимуществом, особенно у пожилых пациентов.

    Однако ТАД по эффективности превосходят селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) как у пожилых мужчин, так и у женщин. Заслуживает внимание тот факт, что под влиянием гормональной перестройки в менопаузальный период у женщин меняется ответ на антидепрессивную терапию. Женщины в пременопаузальном периоде лучше отвечают на СИОЗС, чем женщины в менопаузе. ТАД одинаково высокоэффективны у мужчин и женщин в менопаузе. Определенной альтернативой по соотношению эффективность/переносимость у пожилых пациентов могут стать антидепрессанты двойного действия. Этот класс антидепрессантов отличается эффективностью, сопоставимой с таковой ТАД, и переносимостью с СИОЗС. Контролируемые исследования показали, что антидепрессанты двойного действия эффективнее, чем СИОЗС у женщин старше 50 лет. Кроме того, антидепрессанты двойного действия обладают способностью воздействовать на вазомоторные симптомы, что особенно важно для женщин, страдающих климактерической депрессией.

    Среди антидепрессантов двойного действия наиболее сбалансированным (имеющим приблизительно одинаковый аффинитет – сродство – к связыванию как транспортных субъединиц, осуществляющих обратный захват серотонина, так и транспортных субъединиц, осуществляющих обратный захват норадреналина) является дулоксетин. Данный препарат является одним из самых мощных антидепрессантов по сродству к связыванию транспортных субъединиц серотонина и норадреналина. Дулоксетин выделяется среди современных антидепрессантов следующими клиническими преимуществами:

    1) позитивным воздействием на труднокурабельные симптомы депрессии: депрессивное настроение, астенические симптомы, нарушения сна, соматические симптомы депрессии, боль;

    2) эффективностью у пациентов с низким ответом на лечение СИОЗС. Также дулоксетин обладает незначительным эффектом в отношении блокады обратного захвата дофамина, что теор етически позволяет предполагать позитивный эффект препарата в отношении мнестических жалоб пожилых пациентов.

    Побочные эффекты дулоксетина связаны с повышением концентрации серотонина и норадреналина, главным образом, в рецептор ах соматических клеток. Основной спектр побочных эффектов связан с серотонинергической составляющей. В отношении особенностей переносимости дулоксетина пациентами пожилого возраста следует отметить, что некоторые больные лучше переносят меньшие дозировки (30 мг/сут). Относительно значим ым побочным действием дулоксетина у лиц пожилого возраста может стать повышение артериального давления (АД).

    Согласно клиническим исследованиям дулоксетин может повышать АД максимально на 2 мм рт. ст. По сравнению с другими представителями класса антидепрессантов двойного действия гипертензионный эффект дулоксетина наименее выражен. Однако при длительном использовании дулоксетина пожилому пациенту, страдающему гипертонической болезнью, может потребоваться регулярный контроль АД. Использовать дулоксетин следует осторожно пожилым мужчинам с урологическими нарушениями, связанными с патологией предстательной железы.

    По сравнению с молодыми пациентами пожилые позже выздоравливают. Это связано как с длительным периодом титрования антидепрессантов, так и с более отдаленным развитием эффекта. Необходимо помнить, что у пожилых пациентов терапевтический эффект антидепрессантов часто задерживается, вплоть до 2 мес. Сроки лечения депрессии у пожилых лиц соответствуют стандартам лечения депрессии, которое в среднем составляет 6–12 мес.

    Оценить статью можно после того, как в обсуждении будет хотя бы одно сообщение.

    Этот материал взят из источника в свободном доступе интернета. Вся грамматика источника сохранена.

    scorcher.ru