Детский аутизм спб

Институт Мозга в Санкт-Петербурге ТКМП

детский аутизм Обсуждаем медицинские и реабилитационные учреждения, которые работают с детьми аутичного поведения Медицинские и реабилитационные учреждения для аутистов Форум родителей детей с аутизмом

Форум ребёнок-инвалид »

Институт Мозга в Санкт-Петербурге ТКМП

Институт Мозга в Санкт-Петербурге ТКМП

NEW! Сообщение отправлено: 31 июля 2013 23:16

NEW! Сообщение отправлено: 1 августа 2013 9:35

NEW! Сообщение отправлено: 4 августа 2013 23:47

NEW! Сообщение отправлено: 5 августа 2013 9:59

NEW! Сообщение отправлено: 5 августа 2013 15:41

NEW! Сообщение отправлено: 5 августа 2013 19:25

NEW! Сообщение отправлено: 5 августа 2013 22:57

NEW! Сообщение отправлено: 8 августа 2013 20:19

NEW! Сообщение отправлено: 8 августа 2013 22:34

NEW! Сообщение отправлено: 9 августа 2013 20:53

NEW! Сообщение отправлено: 9 августа 2013 21:34

Обычно все хорошо помогает в том случае, если ребенок обучаем, хоть и не уровне нормы, без психиатрии сильной. Какие связи есть в голове, такие и простимулируются А если там не так густо, то и результат соответствующий. Вот и смотрите по своему ребенку.

Оксан, вообще-то этот метод старательно подают именно в плане, что связи типа, наобразует

Иногда у меня в голове крамольная мысль — а вот отстать от детей, дать спокойно расти в среде сверстников, заниматься, играть, спорт обязательный. Чем прверять на них (за свои деньги) чьи-то теории и материалом для диссеров им служить.

NEW! Сообщение отправлено: 9 августа 2013 23:08

Честно говоря, я бы своего на микрополяризацию не потащила. Наблюдала за детками, что у нас посещают: деньги офигенные, результатов не вижу пока. Может, потом что получится. По-моему, дешевле и качественней самой с ребенком позаниматься, благо литературы полно — читай, выбирай — не хочу!

NEW! Сообщение отправлено: 10 августа 2013 15:49

NEW! Сообщение отправлено: 10 августа 2013 19:56

Связи образуются только от «научили! » В книге Жуковой так и написано о лечении. Научили, появилось, закрепили ноотропами. Но если перепады температуры, давление, весна, осень, у наших связи распадаются. Забывают. Сюда бы еще невролога, сосуды, ВЧД не выпускать из вида. Помогать организму.

Но одного можно только надрессировать (слово некрасивое!) но и это уже не так мало.

А другого правильно научить. И все полусится.

Диссеры спокойно списывают. Часто берут нашумевший метод, который применяется совершенно для другого и собирают на этом деньги. Народ же согласен. Микрополяризацию делают уже давно. И последствия очень не хорошие. Не у тех, кто там сделал один раз свои деньги. Это не фигуранты. Это подзаработать. Делали детям с дет домов. Они ничейные, мед карты, контроль в ПНД на всю жизнь. Там последствия печальные.

NEW! Сообщение отправлено: 10 августа 2013 20:02

Только социум развивает. Условия, в которых нужно думать самому. А дидактика это «психологическая ортопедия» Это Выгодский.

В клинике собирает психотерапевт группу и они разыгрывают игру «остров сокровищ» задает им ситуацию, а дети учатся ладить, думают, как выкручиваться с неприятностей А то эмоции, которые развивают.

NEW! Сообщение отправлено: 10 августа 2013 20:06

invamama.ru

Лечение в НИПНИ им. Бехтерева

Обсуждаем медицинские и реабилитационные учреждения, которые работают с детьми аутичного поведения Медицинские и реабилитационные учреждения для аутистов Форум родителей детей с аутизмом

Вы смотрите мобильную версию форума «Инвамама«.

Если Вы не используете мобильное устройство, то настоятельно рекомендую перейти на полную версию форума:

Лечение в НИПНИ им. Бехтерева

Лечение в НИПНИ им. Бехтерева

NEW! Сообщение отправлено: 8 ноября 2012 13:44

Моей доченьке Соне 8 лет, диагноз у нее — ранний аутизм, хотя проявился он не так уж рано — в 2 года. Сейчас она учится во 2 классе коррекционной школы и у нас куча проблем — эхолалия, не успевает по школьной программе и пр. Подробней напишу позднее, сейчас тороплюсь за ней в школу. Я прочитала, что среди вас есть те, кто ездил в НИПНИ им. Бехтерева, мы собираемся туда 20 ноября. Скажите, какие там условия (проживания и отношения к пациентам), назначают ли сильнодействующие препараты (не очень хотелось бы, т.к. ребенок довольно спокойный, она добрая, послушная девочка). Любые советы, подсказки приму с благодарностью. Аня.

NEW! Сообщение отправлено: 9 ноября 2012 17:39

Сообщение отредактировано: 9 ноября 2012 17:42

Спрашивайте, что ещё интересует.

А в общем, мы довольны поездкой, результатами, лет в 17 повторим, нужно знать с чем на взрослую МСЭК выходить.

NEW! Сообщение отправлено: 12 ноября 2012 10:19

Мне важно, чтобы не назначали сильных препаратов, потому что я до сих пор помню, какая доча у меня была на Сонапаксе. Это был тихий ужас, она натыкалась на притолоки, ходила, как тень. Подскажите, как тактично отказаться от психокорректоров? Или просто сказать, нет и все?

Мне одна мама советует попросить для ребенка Рисполепт, но я знаю, что это тоже сильный препарат, сомневаюсь. проблема в том, что ребенок очень неусидчивый в прямом смысле слова, она там, боюсь, тоже спокойно сидеть не будет, во все залезет, хотя совершенно не агрессивная.

Какие вы там проходили процедуры, кроме ТКМП?

NEW! Сообщение отправлено: 12 ноября 2012 18:50

NEW! Сообщение отправлено: 12 ноября 2012 20:47

NEW! Сообщение отправлено: 12 ноября 2012 20:49

NEW! Сообщение отправлено: 12 ноября 2012 21:15

NEW! Сообщение отправлено: 12 ноября 2012 21:21

Мы еще ни разу не делали МРТ, но, наверное, сделаем там.

Скажите, пожалуйста, как Вам рисполепт, нравится его действие, справился ли он с аутичными проявлениями (если есть аутизм)?

NEW! Сообщение отправлено: 12 ноября 2012 21:45

Моему чаду 14 лет. Учимся в 6 классе по 7 виду, на дом. обучении, учится на твёрдую 4, по математике 5. Гуманитарные предметы даются сложно, с пересказом проблемы. хотя сейчас на вопросы отвечает и даже распространёнными предложениями (иногда) Ну а от особенностей поведения никак не избавимся, смирились, что будет «белая ворона».

NEW! Сообщение отправлено: 12 ноября 2012 22:04

NEW! Сообщение отправлено: 13 ноября 2012 11:15

NEW! Сообщение отправлено: 13 ноября 2012 20:05

NEW! Сообщение отправлено: 13 ноября 2012 20:54

NEW! Сообщение отправлено: 14 ноября 2012 13:36

NEW! Сообщение отправлено: 19 ноября 2012 21:28

NEW! Сообщение отправлено: 26 ноября 2012 1:12

Сима, скажите, вы сами занимаетесь с ребенкои или приходит кто-то на дом?

NEW! Сообщение отправлено: 26 ноября 2012 8:17

NEW! Сообщение отправлено: 26 ноября 2012 14:03

NEW! Сообщение отправлено: 27 ноября 2012 13:16

NEW! Сообщение отправлено: 27 ноября 2012 19:08

NEW! Сообщение отправлено: 6 декабря 2012 15:42

NEW! Сообщение отправлено: 23 февраля 2013 14:51

NEW! Сообщение отправлено: 16 апреля 2013 14:38

NEW! Сообщение отправлено: 17 апреля 2013 16:31

NEW! Сообщение отправлено: 17 апреля 2013 18:32

NEW! Сообщение отправлено: 9 мая 2013 19:24

NEW! Сообщение отправлено: 21 августа 2013 22:47

NEW! Сообщение отправлено: 23 августа 2013 0:24

Сообщение отредактировано: 23 августа 2013 0:25

Что не понравилось. Назначают Томатис и микрополяризацию одновременно. Так нельзя. Узнала об этом, когда дело было уже сделано. Еще там Томатис представлен другой слуховой терапией. Я не говорю, что она хуже. Просто не знаю. Но когда мы на нее ходили, я искренне верила, что ходим на Томатис. Узнала тоже случайно, уже по приезде.

Очень понравилось ЛФК и мозжечковая стимуляция, хотя и дороговато. Обследованием и лечащим врачом тоже довольна.

NEW! Сообщение отправлено: 29 августа 2013 21:04

invamama.ru

Шигашов Д.Ю., Фесенко Ю.А., Краснов Б.Ю.

СПб ГКУЗ «Центр восстановительного лечения «Детская психиатрия» имени С.С. Мнухина»

Аутизм: проблемы сегодняшнего дня и перспективы

В соответствии с Международной классификацией болезней 10-го пересмотра диагноз аутизм входит в состав достаточно разнородной группы заболеваний «Общие расстройства психологического развития», в которой представлены: детский аутизм (F 84.0), аутизм вследствие других причин (F 84.02), атипичный аутизм (F 84.1), синдром Ретта (F 84.2), другое дезинтегративное расстройство (F 84.3), синдром Аспергера (F 84.5) и др.

В Санкт-Петербурге на сегодняшний день нет центров научно-исследовательского направления для детей с ранним детским аутизмом (РДА). Поэтому дети с РДА наблюдаются в амбулаторных психоневрологических отделениях или в стационаре СПб ГКУЗ ««Центр восстановительного лечения «Детская психиатрия» имени С.С. Мнухина». Такая ситуация объясняется тем, что детей с этим диагнозом крайне мало. По данным отечественной статистики, в России регистрируется от 0,2 до 2 детей с ранним аутизмом на 10000 детского населения, что полностью совпадает с европейскими данными, и несколько ниже по данным, полученным в США – 50 на 10000 детского населения. По данным отечественной статистики, в России регистрируется 8 детей с синдромом аутизма на 10000 детского населения. Несомненно, что разница в приводимых данных также зависит от качества и своевременности диагностики.

В.Е. Каган связывает «эпидемию детского аутизма» с различными причинами, ведущими к гипердиагностике: «Разумеется, можно было бы предъявлять претензии к действующим основным классификациям (МКБ и DSM), диагностические критерии ДА в которых не совсем идентичны и по сравнению с критериями Л. Каннера выглядят достаточно расширенными и менее определенными. В известном смысле, можно согласиться с E. Fombonne, полагающим, что в 1980-х гг. концепция Л. Каннера была вытеснена концепцией первазивных расстройств развития. Действительно, будучи по своему существу продолжением нозологической парадигмы психиатрии, МКБ и DSM лишь пытаются очертить круг детских расстройств, не укладывающихся в представление о шизофрении и о расстройствах личности шизоидного круга. Как он отмечает, наиболее часто иcпользуемая диагностическая категория — атипичный аутизм (NOS), т.е. случаи, в которых дифференциальная диагностика затруднена или невозможна. Такая диагностика аутизма просто снимает необходимость дифференциальной диагностики синдрома Геллера, РДА Каннера, синдрома Аспергера, части случаев психического недоразвития и детской шизофрении (синдром Ретта в силу его достаточно демонстративных особенностей продолжает описываться в рамках казуистики). Безусловным недостатком существующих классификаций является отсутствие динамических критериев. Как мы отмечали, ДА (синдромы Каннера и Аспергера) представляет собой замедленное и неравномерное развитие коммуникативной функции, будучи в строгом смысле слова "расстройствами развития", что принципиально отличает ДА и от шизофрении с ее прогредиентностью, и от синдрома Геллера с его катастрофическим руинированием психики, и от синдрома Ретта с его характерными чертами u1080 и отсутствием потенций развития коммуникативности.

Однако, приведенные выше данные об умственном развитии при ДА едва ли дают основания возложить всю ответственность за гипердиагностику ДА только на недостаточность диагностических критериев. К тому же, обе классификации отнюдь не претендуют на окончательность и преследуют, прежде всего, статистические и научные цели — в частности, обеспечение сопоставимости диагностики тех или иных расстройств при изменении клинических представлений о них.

В пределах нозологической парадигмы проблемы диагностики ДА, строго говоря, неразрешимы. Предложенная Э. Крепелином парадигма регистров и отправляющаяся от нее новая парадигма Ю. Л. Нуллера в этом плане гораздо перспективнее, но на сегодняшнем уровне развития психиатрии они носят поисковый характер. Они могут быть существенным подспорьем в клинической диагностике, хорошей стартовой площадкой для инноваций, однако противоположны по своей методологической ориентации: в гештальте нозологической парадигмы структура является фигурой, а система — фоном, тогда как в парадигме Крепелина-Нуллера — наоборот. Последняя не укладывается в рамки классификационных — даже очень гибких — решеток. МКБ и DSM остаются важным инструментом психопатологии. Другое дело — как мы этим инструментом пользуемся. Именно с этим может быть связана гипердиагностика ДА и первазивных расстройств NOS (сведений о гипердиагностике других первазивных расстройств практически нет). Едва ли, например, наличие стереотипий и ограничений социального поведения у ребенка с IQ порядка 20-50 является достаточным основанием для диагностики ДА, а постановка двух диагнозов (ДА и психотическое расстройство NOS) — сколько-нибудь оправданной даже в рамках широко понимаемой коморбидности. Между тем, такого рода диагностика распространена очень широко и, скорее всего, объясняет львиную долю роста "распространенности" ДА в последнее время.

Причины ее очень близки к тому, что часто называют "социальным диагнозом", т.е. диагнозом, не столько отражающим место расстройства в существующей системе научных представлений и особенности состояния данного пациента, сколько определяющим представления о "благе" пациента».

По официальным данным организационно-методического отделения СПб ГКУЗ ««Центр восстановительного лечения «Детская психиатрия» имени С.С.Мнухина» на 31.12.2013 г. в Санкт-Петербурге детей в возрасте до 18 лет, страдающих расстройствами аутистического спектра – 337 человек. При этом детей с ранним детским аутизмом – 97 человек: детей с РДА (F 84.0 по МКБ-10) – 13 и детей с синдромом Аспергера (F 84.5) – 8, остальные 76 детей – с аутистическими расстройствами, обусловленными органическими заболеваниями головного мозга, и вследствие других причин (F 84.1-84.3). У оставшихся 240 детей диагностировано аутистическое расстройство с умственной отсталостью (F 84.11). Всё детское население города – 745583 человек.

Диагноз и раннего детского аутизма, и расстройства аутистическго спектра устанавливается врачом-психиатром. Данная группа заболеваний отличается как неоднородностью клинических проявлений, так и различными подходами к терапии и реабилитации пациентов. Тактика ведения таких больных различается принципиально: детям с ранним детским аутизмом (кроме поддерживающего медикаментозного лечения) в первую очередь необходимо социально-педагогическое сопровождение (коррекционное обучение и воспитание с использованием особых форм и методов); у детей с расстройствами аутистического спектра на первый план выходит биологическая терапия в соответствии с тяжестью поражения центральной нервной системы с последующей медико-психолого-педагогической абилитацией. Условия, в которых должны осуществляться лечение и социальная адаптация таких пациентов, так же имеют принципиальные различия: детям с детским аутизмом необходимо первоначальное ограничение социальных контактов с последующей многолетней постепенной психолого-педагогической интеграцией в социальную среду; для детей же с расстройствами аутистического спектра, на фоне других органических поражений ЦНС, напротив необходимо наиболее раннее начало социальной реабилитации/абилитации.

На взгляд специалистов СПб ГКУЗ ЦВЛ «Детская психиатрия» имени С.С.Мнухина сочетание «под одной крышей» пациентов с аутистичесими состояниями, требующих различных подходов к терапии не приведет к решению проблем данной группы пациентов, но может дискредитировать саму идею создания специализированного Центра. Вместе с тем, места для пациентов аутистического спектра и больных аутизмом должны быть специально предусмотрены в рамках учреждения, оказывающего мультдисциплинарную помощь детям с психическими нарушениями. Специалисты нашего учреждения поддерживают мнение о необходимости разработки комплексной поэтапной межведомственной и междисциплинарной лечебно-реабилитационной программы помощи таким пациентам с участием врачей-психиатров, педиатров, неврологов, генетиков, медицинских психологов, логопедов, дефектологов, педагогов, специалистов функциональной диагностики. Для реализации такого проекта должна быть создана система медико-психолого-педагогической реабилитации детей с аутизмом, основанная на дифференцированном подходе (в зависимости от возраста, тяжести состояния и пр.), и возможности вовлечения в работу на разных временных этапах различных учреждений образования, здравоохранения и социальной защиты населения. При этом, учитывая тяжесть заболевания, понадобится пожизненная программа социального сопровождения таких больных. Не вызывает сомнения и необходимость создания специальных классов для аутичных детей в массовых и специальных школах других типов, что, по нашему мнению, должно решаться на уровне Комитета по образованию (с консультативным участием Комитета по здравоохранению). Также в целях реализации такого проекта понадобится подготовка (Министерством образования) специальных педагогов для работы с аутичными детьми.

Мы уверены, что квалифицированную помощь должны получать все без исключения дети, в ней нуждающиеся, даже, если их количество измеряется единицами или десятками. Однако положительное решение таких вопросов должно осуществляться с согласованием на самом высоком государственном уровне, учитывая и научные, и практические, и финансовые составляющие рассматриваемой проблемы.

Так, на сегодняшний день в Москве при содействии ГКУЗ «Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков Департамента здравоохранения города Москвы (5-й Донской проезд, д. 21А) на основании Договора о взаимодействии в сфере лечения и реабилитации тяжелых заболеваний у детей и подростков осуществляется благотворительный проект «Оказание комплексного содействия лечению и реабилитации детей, страдающих аутизмом». Задачами проекта является организация дневного стационара с возможностью в режиме полного дня осуществлять необходимую индивидуальную коррекционно-развивающую работу с детьми, выписанными из круглосуточного стационара, либо теми, чьи родители не имеют возможности круглосуточного пребывания, организация обучения (с обеспечением занятости на весь день) детей, страдающих аутизмом, в отделениях НПЦ ПЗДП, а также подготовить специалистов первичного звена (педиатров, неврологов) с целью раннего выявления у детей расстройств аутистического спектра. Однако, подобные проекты носят лишь благотворительный характер, не являясь государственной программой.

Сегодня у психиатров и психологов сформировалось представление об аутизме, как об особом отклонении психического развития, из чего следует необходимость не только медикаментозного лечения, но и коррекционного обучения и воспитания с использованием особых, специфических для РДА форм и методов. Такая точка зрения была официально закреплена решением Президиума АПН СССР еще в 1989 году. Однако, несмотря на значительные успехи в научных медицинских и психологических исследованиях, а также на интересные, обнадеживающие результаты экспериментально-методической работы, государственная система комплексной помощи детям и подросткам, страдающим ранним аутизмом, в России не создана.

С нашей стороны в рамках Плана мероприятий по модернизации психиатрической службы Санкт-Петербурга на 2012-2014 г.г. рассматриваются перспективы в организации специализированной помощи детям с аутистическими расстройствами в условиях отделения при дневном стационаре, где будет вестись диагностическая и лечебная работа. Нами планируется тесное сотрудничество с учреждениями образования, специальной педагогики и психологии, социальными службами в рамках системы медико-психолого-педагогической реабилитации детей с аутизмом.

www.cvl.spb.ru

Игорь Владимирович Макаров в программе ОТР «Гамбургский СЧЕТ»

Трудность в социальных отношениях, расстройство аутистического вида, слабость эмоциональной связи ребенка с окружающей его действительностью называют детским аутизмом.

Ученые патологии и разновидностям – аутистическому расстройству, инфантильному аутизму и психозу, синдрому Каннера уделили внимание еще в девятнадцатом веке, а симптоматика «инфальтивного аутизма» была подробно описана уже в сороковых голах прошлого столетия.

Расстройство характерно в большей степени для мальчиков, которые подвержены заболеванию приблизительно в четыре раз чаще, чем девочки. Статистика также говорит о 0, 005 % соотношении больных детей с данным расстройством по сравнению с теми, кто таких проблем не имеет.

Условия, причины и источники возникновения расстройства – предмет изучения психологами, психиатрами и специалистами смежных областей. Патология, и ее источник, до конца пока не исследована.

Тем не менее, ряд факторов говорят о вероятности подтверждения гипотезы этиопатогенеза. Это, прежде всего:

  • Слабо выраженные инстинкты и аффекты.
  • Блокирование поступающей информации, нарушенное восприятие.
  • Нарушенная слуховая обработка, как фактор сведения до минимума контактов.
  • Уменьшение роли ретикулярной формации мозга.
  • Нарушенная работа лобно-лимбического отдела и, как следствие, невозможность правильной мотивации и рациональности поведения.
  • Серьезная проблема обменных процессов, связанных с серотонином.
  • Нарушенная связь между полушариями головного мозга.
  • Кроме физиологической стороны вопроса необходимо также учитывать психологический и генетический факторы. Доказано, что проблема аутизма локализуется в основном в семьях, где заболевание переходит через некоторых родственников из поколения в поколение.

    Существует также некоторая часть детей с органическими мозговыми нарушениями еще в период вынашивания плода, или во время родов.

    Соотношение с эпилептическими припадками – от 2% до 4 %.

    Были выявлены и редкие случаи мягкие неврологические нарушения.

    ЭЭГ: патологические признаки – от 10% до 80% детей с аутизмом.

    Симптоматика заболевания

    Основные признаки патологии были описаны еще в середине прошлого столетия. К ним относятся:

    • Заболевание начинается в двухлетний период нормального предыдущего развития. У таких детей характерное красивое и задумчивое выражение лица. Отрешенность и сонность – заметный признак патологии.
    • Неспособность проявления и налаживания эмоциональных связей – это так называемое аутистическое одиночество. Ребенок не способен отвечать на ласку и заботу со стороны родителей, улыбаться и реагировать позитивно на прикосновения. Он не хочет быть на руках и одинаково равнодушен и к чужим и к близким людям. Дети с аутизмом обычно не делают различия между одушевленными и неодушевленными предметами. Одинаково ведут себя с людьми и предметами, из которых выбирают себе игрушки. Незнакомая обстановка их не пугает, а разлука с родителями не приносит эмоциональных переживаний. Характерная особенность – отсутствие необходимости в зрительном контакте.
    • Нарушения или задержка речи. Часто ребенок так и не приобретает вербальных навыков. Но бывает и так, что уже появившаяся способность постепенно нивелируется. В результате – страдает память и мыслительный процесс в целом. Общение у таких детей происходит на уровне нерациональных шумов, хрипов, щелчков и непонятных слогов. У них вырабатывается шаблонный набор определенных звуков, которыми они выражают свое нежелание общения. Их вербализация в очень примитивной форме строится на эхолалиях и стереотипных слоганах без смысла и привязки к контексту темы. Характерным признаком также можно назвать неумение пользоваться местоимениями. Дети для обозначения себя употребляют имя или второе лицо вместо имени.
    • Однообразность проявления. Стремление к ритуальным действиям. Желание стереотипного порядка вещей. Это проявляется в категоричном неприятии перемен, в предпочтении определенной одежды и питания, в упрощении игр, которые также строятся по одному примитивному шаблону. Такие игры обычно монотонны, и неинтересны в своей форме повторяющихся до бесконечности однообразных движений.
    • Странное манерное поведение. Ребенок, например, однообразно и длительно топает ножкой, крутится вокруг своей осин или раскачивается со стороны в сторону.
    • Неструктурированные игры – времяпрепровождение с глиной, песком, илом, водой. Такие игры не несут в себе функциональной и социальной направленности. Дети не умеют играть с игрушками и часто заменяют их разнообразными предметами.
    • Нерациональное проявление реакций на внешние стимулы – болевые ощущения и сенсорные раздражители в целом. Ответ или слишком слабый, или, наоборот, неоправданно сильный. Отмечена также реактивная избирательность. Дети чаще всего не хотят отвечать на вопросы, зато интересуются различными хаотичными шумами и звуками.
    • Другие симптомы у детей с аутизмом:

    • неожиданная агрессивность;
    • раздражение;
    • беспричинный страх;
    • гиперактивность;
    • растерянность;
    • удары головой в стену и предметы;
    • царапание, желание кусать себя;
    • нарушенный сон и режим питания;
    • недержание мочи;
    • иногда судороги.
    • У половины детей с аутизмом наблюдается тяжелая умственная отсталость, но некоторые могут проявлять определенные способности в несложных сферах деятельности.

      Проблема диагностики

      При грамотном диагностировании и работе с больными детьми необходимо учитывать:

    • их неспособность к отношениям с окружающей действительностью;
    • отгороженность от внешней среды вплоть до определенного болевого порога;
    • бедность речи;
    • нежелание визуальных контактов;
    • так называемый феномен тождества – стремление к однообразности;
    • повторы заданных им вопросов;
    • задержку саморазвития;
    • игровую стереотипность с предметами обихода;
    • появление признаков заболевания до трехлетнего возраста.
    • Дифференциальный подход

      Ввиду того, что частичные синдромы – явление не редкое, необходима тщательная дифференциация. Аутизм требует отделения от проявлений психоза, психопатии, шизофрении и других расстройств. Например, шизофренические симптомы становятся явными только после семи лет. Но при этом у ребенка не отмечено умственных проблем и судорог.

      Необходимо отметить, что нарушения слуха приводят к задержке общего развития и трудностям в вербальном произношении, поэтому их следует различать от аутизма. Годовалые дети с плохим слухом в отличие от малышей с аутизмом нормально лепечут. Кроме того, такие больные способны на невербальные контакты и адекватную реакцию на раздражители. Для дифференциации проблемы ребенка направляют на проведение аудиограммы.

      Детский аутизм нуждается еще и в разделении симптоматики по характерным признакам умственной отсталости:

    • отсталые в развитии дети проявляют в своих реакциях соответствие своим возрастным характеристикам;
    • используют речевые навыки в той мере, как их усвоили, и по назначению;
    • у детей нет несбалансированной задержки развития с выпячиванием некоторых чрезмерно усиленных функций;
    • при аутизме больше всего поражаются речевые способности.

    Психоз, как расстройство, начинается после трех лет, быстро развиваясь до максимума нарушений в интеллектуальной сфере и поведении, которое приобретает характер примитивных шаблонов и нерациональной манерности.

    Лечебный процесс при патологии

    Лечение представляет собой сложный комплекс нескольких направлений:

  • Коррекция поведения.
  • Совместное специализированное усилие медиков, психологов и педагогов.
  • Включение в лечебный процесс семьи.
  • Всю необходимую помощь в смягчении проблемы педагогами и медиками следует сконцентрировать на период от пяти до семи лет.

    Примечание. Медикам и ученым совершенно ясна сложность проблемы и необходимость координации совместных усилий многих специалистов, разноплановый и разносторонний подход, комплексность в принятии всех необходимых реабилитационных мер при полном единстве биологических и психологических факторов.

    Медикаментозная помощь

    Максимальный эффект от лекарственных препаратов врачами отмечен в период от семи до восьми лет. После этого возраста медикаментозное лечение оправдано лишь в форме симптоматического действия.

    Основным психотропным препаратом для лечения детей нешкольного возраста с аутизмом является амитриптилин в небольших дозах. Один курс назначается сроком на четыре месяца. Используется также витамин В6 и некоторые нейролептики. Например, рисполепт, который дети принимают на протяжении нескольких лет.

    Примечание. Необходимо учитывать, что при назначенном курсе может наблюдаться значительная поведенческая редукция, снижение активности, стереотипных реакций, нерациональной суетливости или обособленности, заметно ускорение процесса обучения.

    Расстройство поведенческих функций лечат с помощью фенфлурамина.

    Иногда врачи назначаю детям бензодиазепины.

    Воздействие нейролептиками в настоящее время вызывает неоднозначную оценку. Необходимо выбирать медикаменты без сильного седативного воздействия, например, галоперидол или в небольших дозах неулептил. Но в целом нейролептики картину в сторону позитивных изменений практически не изменяют, поэтому лучше использовать заместительную терапию с пирацетамом и подобными препаратами на протяжении нескольких лет повторяющимися курсами с перерывами.

    www.bekhterev.ru

    О проблеме аутизма в России предпочитают не говорить, зачастую называя этот недуг шизофренией, а людей с этой болезнью – психами. Пока во всем цивилизованном мире специалисты разрабатывают методики развития и адаптации таких людей к обществу, у нас в стране аутисты фактически оставлены на произвол судьбы, их будущее зависит только от помощи родственников и близких. Однако и в России появился маленький просвет – в Петербурге открылся центр творчества для аутистов «Антон тут рядом».

    Это первый проект подобного рода. Творческие занятия станут для воспитанников центра одним из методов социальной реабилитации. Планируется открыть бумажную, декораторскую и швейную мастерские. Центр создается силами режиссера, киноведа и сооснователя фонда содействия решению проблемы аутизма в РФ «Выход» Любови Аркус (подробнее — здесь). В новом центре будут оказывать адекватную и постоянную помощь аутистам. Его официальное открытие состоится в марте 2014 года, а пока он функционирует в пилотном режиме.

    Что же такое аутизм? Как живется людям с этим заболеванием у нас в стране? И почему им так важна и нужна поддержка и помощь? Постараемся подробно ответить на эти вопросы, поскольку, уверены, что многие россияне вообще не знают о существовании и проблемах аутистов.

    Аутизм и аутисты

    Как самостоятельное расстройство аутизм впервые описал Л. Каннер в 1942 году. Аутизм – это тяжелое нарушение психического развития человека, при котором страдает способность к общению и социальному взаимодействию. Дети с аутизмом ведут себя очень стереотипно, что может проявляться в многократном повторении элементарных движений (подпрыгивания или потряхивания руками), и нередко деструктивно (агрессия, крики, самоповреждение, негативизм).

    Уровень интеллектуального развития при этом недуге может быть разным: от умственной отсталости до потрясающей одаренности в отдельных сферах знаний и искусства. Зачастую у детей с аутизмом отсутствует речь, отмечаются отклонения в развитии внимания, моторики, восприятия, эмоциональной и прочих сфер психики. Свыше 80% аутистов – инвалиды.

    В 2000 году распространенность аутизма составляла 5-26 случаев на 10 тысяч детского населения. Но уже в 2005-м в среднем на 250-300 новорожденных приходился один аутист. Отметим, что это чаще, чем изолированные слепота и глухота вместе взятые, сахарный диабет, синдром Дауна или онкологические заболевания у детей. Исследования Всемирной организации аутизма показали, что в 2008 году один случай аутизма приходился на 150 детей. В 2012 году каждый 88-й ребенок в США болел аутизмом. Согласно европейским данным, количество людей с таким диагнозом составляет примерно 1% населения страны. В России такой статистики не ведется, но однозначно можно сказать, что число аутистов с каждым годом постоянно увеличивается.

    Следует отметить, что помочь больным аутизмом можно. В этом нет ничего нереального и сложного. Все системы и методики давно уже опробованы и успешно действуют в мире, поэтому России не нужно изобретать велосипед. Необходимо только не закрывать глаза на проблему и хотеть действительно помочь этим людям, а не отказываться от них и запирать в специнтернаты, как «психов и ненормальных».

    Причем эти меры не требуют от государства дополнительных финансовых затрат. По большому счету нужно только частично реорганизовать имеющиеся механизмы и системы в области здравоохранения, социальной сферы и образования.

    Первоочередная задача – наладить в стране раннюю диагностику аутизма, для этого понадобится срочно провести дополнительное обучение психиатров и педиатров. Следует прописать простейший перечень симптомов, при наличии которых малыш должен обязательно направляться на специализированную диагностику, которая сможет поставить точный диагноз.

    Если выявить заболевание до 1,5 лет и своевременно провести комплексные коррекционные мероприятия, то в первый класс может пойти уже вполне здоровый ребенок, который успешно пройдет курс обыкновенной школы и получит высшее образование. Если же диагноз будет поставлен ребенку позже 5 лет, скорее всего, ему придется учиться индивидуально. Коррекционная работа в это время осложнена наличием определенного жизненного опыта ребенка, закрепленных стереотипов и неадекватных моделей поведения. Его дальнейшая судьба полностью будет зависеть от той среды, в которой будет находиться подросток.

    Второй шаг – скорейшее и обязательное внедрение корректирующих программ и методик для аутистов, в которых должны участвовать родители таких детей, педагоги, персонал дошкольных учреждений и школ. Сейчас семьям аутистов попросту некуда деваться. Многие следуют указаниям психиатров и отдают детей в специнтернаты, хотя это, как правило, ничего не дает. Детей, страдающих аутизмом, практически невозможно устроить в детский сад или в школу. Их сначала принимают, но потом выгоняют, поскольку с ними сложно. По статистике, остаются лишь 2–3% детей, не мешающих другим.

    В России действуют коррекционные школы разных видов для детей с нарушениями зрения, слуха, умственной отсталостью. Аутизм является четвертой по распространенности болезнью среди детей, но специальных школ для аутистов практически нет. В Москве действует только одна подобная школа, и то в ней лишь начальные классы. Детей там обучают простым бытовым навыкам – отвечать на вопросы, смотреть в лицо собеседнику, поддерживать разговор.

    В этом случае огромную помощь бы оказали специальные центры, такие как открывается в Петербурге. Высококвалифицированные специалисты подобных центров смогли бы помочь аутистам нормально жить и работать, принося пользу обществу. Но такие центры создаются только благодаря усилиям отдельных энтузиастов (как правило, родителей детей-аутистов). Открывающиеся центры помощи, разговоры об этой проблеме – это все исключительно заслуга родительского сообщества. Причем, следует признать, что такое происходит не только в России. В США, Германии и во Франции государство начинало решать данную проблему только после того, как о ней во весь голос заговорили родители аутистов.

    Поэтому третьим важным этапом помощи аутистам является господдержка. По статистике, 80 процентов семей, воспитывающих детей-аутистов в России, имеют низкий уровень достатка. Многие семьи неполные, зачастую одному из родителей приходится оставить работу в пользу малыша. Таким образом, государство должно полностью взять на себя финансирование коррекционных мероприятий. Причем важно не просто потратить бюджетные деньги, а потратить их с максимальной эффективностью.

    Потребуется дополнительное обучение педагогов, дефектологов и школьных психологов. В стране катастрофически не хватает специалистов, которые хорошо разбираются в методах лечения аутизма. Ведь только качественная и своевременная помощь может принести плоды.

    Причем для этого не нужны серьезные дополнительные расходы. Следует только правильно перераспределить те средства, которые выделяет государство. Сейчас государство пожизненно содержит аутистов, делая их недееспособными в закрытых психоневрологических интернатах. На каждого пациента, согласно нормативам, выделятся около 35 тыс. руб. в месяц. Если же эти деньги перенаправить на интеграцию и обучение аутистов в специальных центрах, то уже через 5 лет наше общество получит десятки тысяч людей, которые смогут нормально функционировать, работать и жить.

    В 2012 году на международном кинофестивале в Венеции был представлен фильм «Антон тут рядом» Любови Аркус. Картина, рассказывающая о жизни взрослого мальчика-аутиста, в России вызвала огромный резонанс. Фильм получил множество международных наград, премии национальных киноакадемий как лучший документальный фильм года, был показан в прайм-тайм в эфире Первого канала.

    «Антон тут рядом» стал событием не только для кинематографа, но и вызвал волну общественного внимания. Название фильма соответствует идеологии Центра на Троицкой площади.

    m.fontanka.ru

    Аутизм: страшный диагноз?

    Эта болезнь не опасна для жизни и не заразна. При этом психологи всего мира называют её эпидемией 21 века: за последнее десятилетие количество детей с расстройствами аутического спектра увеличилось в 10 раз. И ни лекарств, ни причин её появления найти не удается.

    Глубину проблемы аутизма западное общество стало осознавать в 2008 году. Тогда же Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 2 апреля Всемирным днем распространения информации об аутизме. В нашей стране, даже по прошествии пяти лет, об этом заболевании по-прежнему мало кто знает.

    Проблемы людей, страдающим аутизмом, обсуждали сегодня на круглом столе, организованном ассоциацией общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ». Для участия в разговоре пригласили Уполномоченного по правам ребенка.

    Расстройства аутистического спектра проявляются по-разному. Но в основном, аутисты — люди, живущие в собственном замкнутом мире, не доступном других. У них нет интереса к окружающей действительности, другим людям, поэтому им сложно интегрироваться в общество. Интеллектуальное развитие аутистов может быть как на уровне глубокой умственной отсталости, так и одаренности и даже гениальности в отдельных областях знаний. Легкими формами аутизма страдали Кант, Ньютон, Эйнштейн, наш современник — математик Григорий Перельман.

    По сведениям Всемирной организации Аутизма, в США каждый 88 ребенок страдает этим недугом. Сколько таких детей в нашей стране, точно не знает никто. 337 детей в Санкт-Петербурге – цифра официальной статистики. Но родители таких детей говорят, что аутистов столько же, сколько глухих и слепых вместе взятых, то есть в десятки раз больше. Просто диагноз «расстройство аутического спектра» ставится у нас очень редко.

    Причины этого были озвучены участниками круглого стола. Одна из главных: отсутствие адекватной диагностики. Евгений Жуков, президент единственного в городе бесплатного специализированного центра для коррекции аутизма «Отцы и дети», привел в пример ситуацию из своего опыта. На одной из конференций для медицинских работников на его вопрос «Кто знает, что такое аутизм?» из 65 врачей отозвалось только 6. Информированность в нашем обществе очень мала, даже среди специалистов. Поэтому таким детям ставят диагноз: «отставание в развитии». А потом назначают лечение, которое не подходит для этих детей, и вместо помощи наносит вред. Хотя, по словам врачей, если с ребенком-аутистом начинать проводить коррекцию с 1,5 лет, то к 7 он будет хорошо адаптирован и сможет пойти в общую школу. А если ждать, что все «пройдет само», что ребенок «перерастет», драгоценное время можно упустить. Вот тогда аутизм может действительно перерасти в одно из тяжелых психиатрических заболеваний.

    Еще одна причина, почему наша статистика отличается от западной в том, что здесь этот диагноз ставит психиатр, тогда как в большинстве других стран – невролог. Родители не хотят портить ребенку жизнь таким «приговором», ведь их «особенных» детей общество и так принимает не всегда.

    В детском саду они мешают другим, в школе – отстают. При этом воспитатели и педагоги сами не всегда обучены работе с ними. Кроме того, к этим детям требуется особый поход, отдельное внимание, а на это просто не хватает времени. Ведь нельзя забывать и об остальных детях, которые тоже имеют право на образование. Чаще всего таких детей переводят на домашнее обучение, еще больше отгораживая от мира. В результате из них вырастают подростки и молодые люди, не наученные общаться.

    О своем положительном опыте с детьми этой категории рассказала Лариса Демьянчук, директора начальной школы — детский сад № 687 «Центр реабилитации ребенка». Это учреждение уже больше 20 лет работает с детьми с разными формами аутизма. После окончания этого центра ребенку составляется индивидуальный маршрут и дается направление в ту школу, которую он сможет посещать и успешно окончить. Причем 95% из ста поступивших идет в обычную общеобразовательную школу.

    Возможные формы социальной адаптации людей, страдающих аутизмом, предложила профессор факультета психологии Ирина Мамайчук. По ее мнению, с детьми аутистами должны работать группы социально-психологической поддержки, которые необходимо организовать в каждом районе. Потому что детей- аутистов необходимо учить жизни в обществе, а индивидуальные занятия этой задачи не решают. А в сегодняшних центрах социальной реабилитации такие группы не предусмотрены, к тому же, сотрудники этих центров боятся детей с аутизмом. Опять же потому, что очень мало знают об этом заболевании.

    Самая большая боль родителей таких детей – что будет, когда они не смогут заботиться о своих детях? Ведь не все аутисты – тяжелые инвалиды. Многие из них даже успешно работают, им не нужна ни медицинская, ни психиатрическая помощь, но совсем без сопровождения их оставлять нельзя. А такой услуги социальные центры не предоставляют.

    На законодательном уровне вопрос с социальной поддержкой взрослых аутистов пока не рассматривается. Заместитель председателя Комитета по социальной политике Галина Колосова подтвердила, что психологи социальных центров – специалисты широкого профиля, и их квалификация для продуктивной работы с детьми-аутистами не всегда достаточна. Может быть, когда–нибудь законом будут предусмотрены персональные помощники для людей с этим заболеванием или специальные социальные дома со службами помощи на первом этаже. Но на сегодняшний день все, что может предложить город – это месячное размещение аутистов в социальном центре.

    Но пока эти проблема решается в верхах, некоммерческие организации принимают реальные шаги. Так организация «Счастливый дом», уже начала строительство помещения для проживания детей и молодых людей старше 18 лет с аутизмом и особенностями интеллектуального развития. Ирина Попова, хозяйка «Счастливого дома» — мама ребенка — аутиста, и не понаслышке знает проблемы этих детей.

    «Одной из самых непростых проблем, с которой сталкиваются родители детей-аутистов — отсутствие квалифицированных специалистов, — говорит Светлана Агапитова. — Количество таких особенных деток растет, а значит, необходимость обучения врачей, воспитателей, педагогов работать с ними встает достаточно остро.

    В скором времени будет разработан нормативный документ, который определит особенности организации образовательной деятельности для детей с ранним детским аутизмом. По поручению Комитета по образованию Санкт-Петербургская академия постдипломного педагогического образования уже разрабатывает программу сопровождения этих детей в условиях обычных школ.

    Аутизм — это не болезнь, а особенность психического развития. Вылечить его нельзя, но жить с ним можно, и даже вполне успешно. Решение этой задачи нельзя оставлять родителям этих детей, безусловно, им должны помочь государство и общество».

    www.spbdeti.org

    На сегодняшний день аутизм является одним из самых распространенных детских заболеваний. Бороться с ним сложно, но возможно. Медицинского излечения от этой болезни нет, но есть много способов помочь ребенку. К сожалению государство не уделяет достаточного внимания детям с такой проблемой. Редко можно встретить детский садик, где есть преподаватель для детей с таким диагнозом. Да зачастую таких детей в обычный садик и не берут. Родители собственными силами ищут методы и средства для борьбы с аутизмом.

    Нет единого универсального метода лечения аутизма, который дает 100% результат. Существует много разных методик, которые в комплексе позволяют достичь больших сдвигов в положительную сторону.

    Под медикаментозным методом стоит понимать не лечение, а коррекцию поведения ребенка. На самом деле на сегодняшний день нет медикаментозного лечения, которое позволяет с помощью одних только лекарственных средств полностью избавится от аутизма. Благодаря определенным лекарствам можно подкорректировать поведение ребенка. Но, давать ему лекарство стоит только после конкретной консультации у врача. Ведь каждое лекарство имеет противопоказания, и может приводить к другим нарушениям при длительном приеме. Медикаментозный метод назначают в комплексе с другими методами, в критических случаях, когда явно выражены признаки аутизма.

    Лечение с помощью животных

    Методы лечения аутизма с помощью животных практикуют еще с 70-х годов прошлого века. Они дают неплохие результаты. Выделяют два наиболее популярных метода: дельфинотерапию и иппотерапию.

    Дельфинотерапия широко используется за рубежом, да и в России имеет поклонников. Общение с дельфинами приносит позитивные изменения. В целом это комплексное воздействие на детский организм. Оно состоит из ультразвуковых волн, пребывания в воде, общения с животным, и двигательной активности. Разделяют два вида дельфинотерапии: свободное общение ребенка с дельфином и общение с помощью специалиста. В принципе все сеансы проводятся под пристальным надзором профессионалов. Только в первом их вмешательство сведено к минимуму. Дельфины очень коммуникабельные животные, они побуждают взаимодействовать с ними.

    Этот метод позволяет развить интерес ребенка к происходящему вокруг, стимулировать процесс личностного развития, вытянуть ребенка из его закрытого мира. Дарит положительные эмоции и восполняет дефицит общения.

    В иппотерапии взаимодействует ребенок и лошадь. Этот метод широко используют в Европе с давних времен. Езда на лошади оказывает позитивное влияние на весь организм, производя различные виды колебаний от горизонтальных до вертикальных. Во время езды на лошади усиливается кровообращение, в результате чего улучшается питание клеток головного мозга. Передвижение верхом требует от ребенка координации и равновесия, включая таким образом в работу все группы мышц. Развивается мелкая моторика, улучшается работа обоих полушарий головного мозга, движения становятся более точными и уверенными. Лошади обладают достаточно сильным биополем, что дает позитивные эмоции при общении с ними. Для лечения аутизма иппотерпия назначается в комплексе с другими методами лечения.

    В России широко используется остеопатия, которая позволяет добиться в некоторых случаях высоких результатов. В основе остеопатиии лежит воздействие на биологически активные точки человеческого организма. Остеопат воздействует на них освобождая от функциональных блоков и восстанавливает циркуляцию жидкости в организме. Лучше всего остеопатии поддаются маленькие дети, так как их организм находится в процессе роста.

    При лечении аутизма чаще всего воздействуют на череп головного мозга и крестец. Лучше всего остеопатия показывает себя, когда есть органическая природа заболевания. Тогда результаты лечения очень высоки.

    Один из самых щадящих методов лечения аутизма. Очень хорош в комплексе с остеопатией. Лечение проходит на основе гомеопатических препаратов. Они участвуют в восстановлении баланса работы органов и понижают концентрацию биохимических веществ. Гомеопатия очень индивидуальный способ лечения. Врач для каждого пациента подбирает препараты и схему приема. В это время пациент все время пребывает под присмотром специалистов, что дает возможность во время корректировать лечение.

    Очень важную роль в лечении аутизма играет правильное питание. Необходимо полное исключение продуктов содержащих консерванты, красители, ГМО. В пищу подходят только натуральные и свежие продукты, а также витамины и минералы. Наиболее популярны при аутизме безказеиновая, безсоевая, безглютеновая диета. По наблюдению как самих родителей, так и врачей диеты в комплексе с другими методами дают достаточно высокие результаты.

    Антикандидозная и антибактериальная терапия

    Основывается на восстановлении бактериального баланса в кишечнике, очищении его от паразитов и грибков. Используются противогрибковые и противопаразитные средства. И, конечно же, педагогические методы лечения ребенка, которые позволяют ему учится, развиваться и адаптироваться к обществу. Ведь очень важно дать ребенку почувствовать, что он не один со своей проблемой.

    Лечение аутизма в России

    В России достаточно много клиник проводят лечение аутизма. Ниже представлен список некоторых из них.

    Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. Бехтерева

    Санкт-Петербург, ул. Бехтерева, 3. Телефон для справок и консультаций: (812) 365-22-22, (812) 365-23-23

    Научно-диагностический центр клинической психиатрии

    Москва, Алтуфьевское шоссе, д 48, кор. 1

    Телефон +7 (495) 517-66-65

    Частная медицинская практика

    Саратов, ул. Московская, 152

    Телефон (8452) 60-60-60, 60-60-61

    Детский центр «Обыкновенное чудо», занятия для детей с диагнозом аутизм

    Москва, ул. Печатников переулок, д, 28, офис №1

    Телефон (495) 722 04 16

    Лечение аутизма в иностранных клиниках

    Тель-Авив (Израиль), улица Герберт Самуэль, 46

    Телефон + 973 3 9444104

    Центр развития и реабилитации ребенка Dr. Levit

    Тель-Авив (Израиль), ул. Смолянскин, 5

    Телефон +972 777 54 55

    Киев (Украина), проспект Василя Порика, 13

    Телефон 044 364 20 04

    Многие дети с диагнозом аутизм смогли его перебороть, они стали успешными членами общества, имеют семьи и работу. Поэтому, очень важно не опускать руки, а набраться терпения и бороться за здоровье и счастье своего ребенка.

    www.medkurs.ru