Диагностика зпр и умственной отсталости

4. Зпр и умственная отсталость (олигофрения).

Прежде, чем назвать отличия этих дефектов, следует отметить черты сходства. И те, и другие дети на первоначальных этапах обучения не понимают школьных требований, не подчиняются правилам школьной жизни, не интересуются школьными занятиями. И те, и другие не владеют навыками, соответствующими школьной программе. После года обучения в 1 классе массовой школы не выучивают букв, затрудняются в звукобуквенном анализе, не могут писать под диктовку, не справляются с элементарными счетными операциями. В чтении, письме, счете дети с ЗПР и умственно отсталые обнаруживают сходные ошибки.

1) При ЗПР нарушен темп развития детей; аномалия определяется задержкой развития в онтогенезе наиболее молодых в эволюционном отношении отделов нервной системы (лобных областей и их связей с другими областями коры и подкорки). В случае коррекционно-воспитательной работы может наступить полная обратимость симптомов. Характерна неравномерность формирования психических функций, отмечаются как повреждения, так и недоразвитие отдельных психических процессов. В отличие от олигофренов, дети с ЗПР обладают более полноценными возможностями для дальнейшего развития. При правильной педагогической работе отмечается значительный скачок в развитии. В дальнейшем (при благоприятных условиях воспитания и обучения) они оканчивают массовую школу, учатся в техникумах, а в отдельных случаях – в ВУЗах.

При умственной отсталости основным патогенетическим фактором является органическое поражение коры больших полушарий головного мозга, поэтому не возникает обратимости симптоматики в процессе компенсации. Поражение носит тотальный, необратимый характер.

2) Наблюдаются отличия в высшей нервной деятельности. Для детей с ЗПР характерна большая сила нервных процессов (возбуждения и торможения), большая подвижность и менее выраженная склонность процесса возбуждения к иррадиации.

3) При ЗПР моторика в большинстве случаев достигает значительного уровня развития. Движения скоординированы, целенаправленны, отличаются ловкостью, четкостью.

У умственно отсталых детей моторика недоразвита в целом. Движения плохо скоординированы, замедлены, неловки. Явно выражено недоразвитие сложных форм движений, преимущественно рук. Наблюдается плохая переключаемость с одного движения на другое. Дети не умеют выполнять движения по словесной инструкции или в воображаемой ситуации.

4) При ЗПР нет грубых нарушений произношения,лексики, грамматики. Недоразвитие фонематического слуха быстро преодолевается. Дети хорошо понимаютсказки и рассказы. В чтении, письме, счете обнаруживают такие же ошибки, как и олигофрены, но всегда пытаются понятьпрочитанное, прибегая к повторному чтениюбез указаний учителя. Они имеют больший запасслов, чем олигофрены, могут передать содержание сказки, рассказа, не испытывая трудностей в подборе слов, фраз, быстрее усваивают правильную артикуляцию.

У детей с умственной отсталостью имеются грубые дефекты речи: значительно нарушена артикуляция, они плохо усваивают значения слов, у них не развит фонематический слух, затруднен звуковой анализ слова, имеются значительные дефекты произношения, бедность словаря, трудности формулирования мыслей, овладения грамматическим строем. Дети с умственной отсталостью недостаточно пользуются речью в процессе игры и общения; не имеют желания понять прочитанное, поэтому их пересказ непоследователен, нелогичен.

6) Дети с ЗПР, в отличие от олигофренов, в игре активны, инициативны, самостоятельны, продуктивны. Нарушений в их игровой деятельности не наблюдается (отставание только в учебной деятельности). Отставания также не наблюдается в рисовании, слушании и воспроизведении сказок и рассказов. У детей-олигофренов игры носят элементарный, подражательный характер; изобилуют стереотипными действиями. В их играх нет сюжетов, они не умеют принимать на себя роли, не используют предметы-заместители, поскольку не развито отвлеченное мышление. Это свидетельствует о тотальном отставании в развитии детей с умственной отсталостью.

7) У детей с ЗПР познавательная деятельность относительно сохранна, имеется достаточный уровень развития способностей к обобщению и отвлечению. У детей с умственной отсталостью недоразвитие познавательной деятельности выявляется при решении любой задачи, требующей способности к отвлечению и обобщению, установлению логических связей и отношений между отдельными предметами и явлениями. Наибольшие трудности представляет отграничение умственной отсталости от ЗПР церебрально-органического происхождения, поскольку в обоих случаях имеет место недоразвитие сложных форм мышления. Различие заключается в том, что для детей с ЗПР характерна сохранность пространственных и зрительных представлений, моторики, речи, тогда как у олигофренов, особенно в раннем детстве недоразвиты все стороны психики.

8) Дети с ЗПР способны принимать помощь взрослого, усваивать принцип решения задания и переносить его на аналогичные задачи, они сами замечают свои ошибки. Недоразвитие высших психических функций носит временный характер. Обучаемость и возможности компенсации выше, чем у умственно отсталых детей. Оказание своевременной педагогический помощи, стимуляция деятельности детей с ЗПР позволяют выделить у них зону ближайшего развития, в несколько раз превышающую потенциальные возможности умственно отсталых детей. Дети-олигофрены малочувствительны к помощи взрослых: требуются десятки показов и повторений, прежде чем действие будет усвоено. Они не замечают своих ошибок. Характерно общее устойчивое недоразвитие психики.

Дифференциальную диагностику ЗПР и умственной отсталости с целью их разграничения следует проводить в виде обучающего эксперимента.

studfiles.net

Умственная отсталость и аутизм

Вопрос о том, что происходит с проблематичным ребёнком, волнует родителей, врачей и педагогов. Случаи могут быть самыми странными и атипичными, а ребёнок и есть ребёнок — «достучаться» до него не так уж и просто. Однако специалисты знают о том, что существуют нозологические единицы. Обособленны они в первую очередь для того, чтобы за постановкой диагноза появилась адекватная схема терапии или коррекции состояния. Диагнозы же ставятся по принципу «чего больше, что ярче, что смутно присутствует, а чего нет вовсе». Выявляются основные симптомы или признаки и уже они соотносятся с синдромом, болезнью или расстройством. Так, аутизм не только может быть, но непременно в какой-то мере присутствует при шизофрении, но это не означает, что у ребёнка аутиста шизофрения. Тем не менее, некоторые люди так странно устроены, что не только мамочки, но и учителя или воспитатели детских садов утверждают, что аутизм это шизофрения. Мнение совершенно не соответствует действительности, и говорить тут не о чём.

Возьмём три основные проблемы, которые вызывают путаницу. Про шизофрению просто забудем, поскольку детская шизофрения встречается крайне редко, редчайшие случаи. Чаще же всего на повестке дня вопрос:

  • задержки психического развития;
  • аутизма;
  • умственной отсталости.

Не нужно думать, что сами состояния так уж похожи, если описывать их особенности словами. Скорее — похожи дети с какими-то явными или подозреваемыми отклонениями. Молчать часами, быть малоконтактными, или вообще ушедшими в себя целиком, или, напротив, гиперактивными они могут в силу самых разных причин. Если за психическими и интеллектуальными отклонениями стоит какая-то явная, видная глазами, подтверждённая клиническими исследованиями болезнь, то тут, с точки зрения диагностирования, всё намного проще. Если же это нечто, что имеет черты аутизма, а при этом уровень IQ не высок, наблюдается неспособность ребёнка справляться с задачами, которые не составляют особого труда для сверстников, то диагносту может потребоваться изрядно потрудиться. Это может быть вообще всё, что угодно, хоть одни из симптомов детской эпилепсии. Мы не ставим перед собой целью написать практическое руководство по диагностике и лечению проблем интеллектуального и психического развития у детей. Поэтому сразу укажем на главное в этих трёх состояниях…

Умственная отсталость и аутизм

Детский аутизм — выражается преимущественно в самоотстранённости ребёнка от коллектива, построение стены отчуждения. При этом он стремится упорядочить всё вокруг себя, не любит новизны, может быть агрессивным. Даже если он активен, то преимущественно сам по себе. Общаются аутисты чаще всего с людьми, которым делают исключение. Обычно — один или двое, к примеру, мама и тётя психолог. Аутизм может быть вызван органическими заболеваниями головного мозга или другими причинами. Существуют атипичные формы, при которых наблюдается умственная отсталость, однако есть и атипичные варианты без неё.

Аутизм с умственной отсталостью — это такая же умственная отсталость, как и всякая другая, но на первом месте в индивидуальной картине находятся черты аутизма.

Задержка психического развития

В виде обособленной нозологической единицы не существует. Это понятие, которое отражает нестандартное, искажённое формирование когнитивности, чаще выражается в виде недостаточного для возраста уровня развития речи и мышления, или в виде расстройств эмоционально-волевой сферы. В отличие от олигофрении, вызванной органическими причинами, такое состояние чаще всего является обратимым. Спустя какой-то срок ребёнок может восстановить речевые навыки, способность обучаться и выровнять свои эмоции. Однако это верно в основном для ситуаций, когда задержка вызвана психогенными причинами.

Так в чём же разница?

Отличие аутизма от ЗПР в том, что в последнем случае чаще всего наблюдается инфантилизация, а не нежелание устанавливать контакт с кем-либо. Но возможны любые смешанные варианты течения. Устанавливать, что это — аутизм или задержка развития, искать отличия можно только в силу выработки адекватной схемы коррекции. К примеру, если имеются специфические расстройствами учебных навыков и задержка речевого развития, а всё это сочетается с задержкой развития интеллекта, то ребёнку нужны особые виды коррекции, включая занятия с логопедом. Ребёнок аутист при этом во всём том не нуждается. Он не общается со сверстниками или учителями, но прекрасно говорит дома и с его речью всё хорошо.

Во всех случаях не следует ждать, что вот тут будет чёткий список признаков аутизма, а вот тут ЗПР, и будет видно в чём разница. Дети с ЗПР могут по внешним признакам быть такими же аутистами. Причина же может лежать в том, что они стесняются того, что плохо говорят или опасаются насмешек, неприятия коллективом. Аутистов же с ними роднит то, что они тоже могут иметь низкий или какой-то особый статус умственного развития. Чего-то они не понимают, не любят, а что-то готовы делать снова и снова. И это что-то может быть достаточно сложным для других их сверстников.

Всё то, что вмещает в себя понятие «задержка развития» может быть следствием различных соматических болезней, включая болезни матери до родов, во время беременности. И это более роднит ЗПР с олигофренией, а дети и взрослые с умственной отсталостью достаточно часто становятся аутистами по неволе.

Чистый аутизм можно было бы назвать сознательным выбором ребёнка, этим в основном и состоит отличие олигофрении, ЗПР. При задержке в развитии дети просто такие, но они хотели бы быть другими. Впрочем, далеко не факт, что стать такими же, как и все другие, не хотят аутисты в школьном возрасте.

Практика показывает, что существует определённый водораздел. При необратимом поражении каких-то участков головного мозга не имеет никакого смысла пытаться добиться от ребёнка того, чтобы он стал таким же, как все, как будто бы у него нет и не было расстройства или болезни. В остальных случаях грамотные занятия, часто индивидуальные, могут серьёзно улучшить ситуацию. Ребёнка в состоянии имбецильности нужно воспринимать таким, каким он получился. А вот со многими аутистами, детьми с задержкой психического развития и подозрениями на умственную отсталость лёгкой степени очень даже нужно работать в плане их развития и коррекции ситуации.

psycholekar.ru

Ранняя диагностика умственной отсталости

Ранняя диагностика нарушений умственного развития чрезвычайно сложна и в то же время крайне необходима. Известно, что чем раньше начинается с ребенком целенаправленная педагогическая работа, тем более полной может оказаться коррекция и компенсация дефекта, а в некоторых случаях вторичные дефекты могут быть даже предупреждены. Проблема диагностики умственной отсталости и отграничения ее от сходных состояний получила освещение в трудах отечественных дефектологов (М.Г. Блюмина,1967; Л.С. Выготский, 1983; А.А. Венгер, Г.Л. Выгодская, Э.И. Леонгард, 1972; В.И. Лубовский, 1971, 1989; А.Р. Лурия, 1976 и др.). Л.С. Выготский большое внимание уделял вопросам своевременной коррекционной работы. Он показал, что в развитии ребенка есть возрастные периоды, на протяжении которых определенный процесс, конкретная функция формируются более быстро и характеризуются высоким уровнем внутреннего структурирования и богатыми межфункциональными взаимосвязями. Ни в какой другой период добиться такой полноценности практически невозможно.

При ранней диагностике особого внимания заслуживает положение о том, что сенсорные нарушения вторично влияют на психическое развитие ребенка, поэтому своевременное и правильное отграничение последствий сенсорных дефектов от первичной интеллектуальной недостаточности — необходимое условие организации адекватной коррекционной работы.

В нашем исследовании по диагностике умственной отсталости детей раннего возраста мы опирались на положения ученых о том, что психика ребенка развивается в процессе усвоения и присвоения общественного опыта, происходящих в процессе активной деятельности. В каждом возрастном периоде выделяется своя ведущая деятельность, которая оказывает решающее влияние на ход психического развития. Известно, что у ребенка раннего возраста ведущей деятельностью является предметная, в процессе которой и происходит развитие моторики, восприятия, мышления, речи и других процессов.

При подходе к отбору диагностических методик мы учитывали, что в этом возрасте общественный опыт усваивается путем подражания действиям взрослого. При оценке действий ребенка важной теоретической основой для нас являлась концепция зоны ближайшего развития. В умственном развитии ребенка Л.С. Выготский выделяет два уровня: актуальный (или достигнутый к настоящему моменту) и "потенциальный", связанный с зоной ближайшего развития. Последний определяется способностью ребенка в сотрудничестве со взрослыми усваивать новые способы действия, поднимаясь тем самым на более высокую ступень умственного развития. При этом наличие широкой зоны ближайшего развития у ребенка является более надежным (по сравнению с актуальным запасом знаний и умений) признаком успешности дальнейшего обучения, чем и определяется диагностическая значимость этого критерия при оценке умственных возможностей с точки зрения перспективы развития. Зона ближайшего развития является важным показателем не только перспектив развития ребенка под воздействием обучения, но и имеет большое дифференциально-диагностическое значение с точки зрения различения степени умственного нарушения (в частности, для различения детей с задержкой психического развития и умственно отсталых, а также различения степени умственной отсталости).

В своей работе мы сравнивали особенности психического развития нормально развивающегося ребенка и его умственно отсталого сверстника. Кратко остановимся на характеристике особенностей нормально развивающегося ребенка раннего возраста, значимых для диагностики уровня его умственного развития.

В раннем возрасте происходят быстрые изменения в физическом и психическом развитии детей. Уже на втором году жизни наблюдается бурное развитие предметных действий, а на третьем — предметная деятельность становится у детей ведущей.

В процессе становления предметной деятельности развивается ориентировочная реакция на новый предмет типа: "Что это?", а затем появляется вторая ориентировочная реакция — "Что с ним можно делать?" (по выражению Д.Б. Эльконина). Наряду с этим ребенок начинает выделять предметы, усваивает способы действия с ними. У него формируется ориентировка на свойства и качества предметов. Именно этот процесс формирования поисковых действий и оказывает решающее влияние на ход психического развития.

Кроме этого, идет активное развитие речи: вначале появляются отдельные слова, а на втором году жизни — фразы. Пробуждается интерес к продуктивным видам деятельности: рисованию, конструированию.

Что же касается развития детей с умственной отсталостью, то у них развитие моторики идет с большим опозданием. Походка их долго остается неустойчивой, плохо координированной, отмечаются лишние движения. Как правило, у них долго не выделяется ведущая рука, нет согласованности в действиях обеих рук.

Предметными действиями эти дети своевременно не овладевают, в этом возрасте у них появляются лишь манипуляции, т.е. хаотичные, нецеленаправленные двигательные реакции. Чаще всего эти манипуляции не соответствуют назначению предмета, с которыми ребенок совершает действия. Не отмечается также ориентировки на новые предметы не только типа "Что с ним можно делать?", но и часто и "Что это?". Эти дети не умеют подражать действиям взрослого, т. е. они самостоятельно не овладевают основным способом усвоения общественного опыта. Занимаясь ранней диагностикой нарушений умственного развития, мы использовали не только результаты, получаемые с помощью психолого- педагогических методик, но и данные изучения истории развития ребенка, наблюдения за его поведением, игрой. Совокупность всех этих данных позволяет с высокой степенью достоверности судить об уровне психического развития. В данной статье мы остановимся лишь на психолого-педагогическом обследовании. Ниже представлены описания конкретных методик, процесса их предъявления, приемы помощи и критерии оценки действий ребенка по каждому заданию, а также обобщены результаты психолого-педагогического изучения детей раннего возраста.

Поскольку многие обследуемые дети раннего возраста не владеют речью, либо владеют ею в недостаточном объеме, большинство предлагающихся заданий имеет невербальную форму, а результаты их выполнения оцениваются по действиям ребенка.

Задания предлагаются с учетом постепенного возрастания уровня трудностей, от наиболее простых к более сложным.

Ряд заданий дублировался. Это делалось для того, чтобы исключить некоторые побочные факторы, например, наличие определенного мышечного усилия, которое для некоторых детей могло стать неодолимым препятствием (разбор и складывание матрешки).

Представленные методики (10 заданий) позволяют изучить возможности проявлений умственного развития ребенка в разных его аспектах. Рассмотрим подробно использованные нами методики.

задание направлено на установление контакта ребенка со взрослым, на оценку понимания им словесной инструкции и умения прослеживать взглядом двигающийся предмет.

Оборудование. Желобок, шарик.

Проведение обследования. Педагог кладет шарик на желобок и просит ребенка: "Лови шарик!". Затем поворачивает желобок к ребенку и просит его прокатить шарик по желобку: "Кати!". Взрослый ловит шарик. Игра повторяется 4 раза.

Обучение. Если ребенок не ловит шарик, взрослый показывает ему несколько раз (2), как это надо делать.

Показатели оценки действий ребенка: принятие задания, желание играть со взрослым, отношение к игре, к результату.

задание направлено на выявление практической ориентировки ребенка на величину, а также наличия соотносящих действий.

Оборудование. 2 коробочки четырехугольной формы одинакового цвета с крышками такого же цвета и формы, но разные по величине.

Проведение обследования. Перед ребенком 2 коробочки, разные по величине и крышки к ним, на некотором расстоянии от коробочек. Педагог кладет большой шарик в большую коробку, а маленький шарик в маленькую коробку и просит ребенка спрятать шарики, т. е. накрыть коробки крышками. При этом ребенку не объясняется, какую крышку надо брать. Задача заключается в том, чтобы он самостоятельно закрыл каждую коробку соответствующей крышкой.

Обучение. Если ребенок подбирает крышки неверно, взрослый показывает и объясняет: "Большой крышкой накрываем большую коробку, а маленькой — маленькую". Таким образом, в процессе диагностического обследования педагог показывает способ действия и фиксирует в слове свойство предметов (величину), на которое ребенок должен ориентироваться при выполнении задания. После обучения ребенку предлагается выполнить задание самостоятельно.

Показатели оценки действий ребенка: принятие задания, способы выполнения, обучаемость, наличие соотносящих действий, отношение к результату.

Разбор и складывание матрешки (двухсоставной)

задание направлено на выявление уровня развития ориентировки ребенка на величину предметов, а также на выявление наличия у него соотносящих действий.

Оборудование. Двухсоставная матрешка.

Проведение обследования. Педагог дает ребенку двухсоставную матрешку и просит раскрыть ее. Если ребенок не начинает действовать, то раскрывает матрешку взрослый. Затем предлагает ребенку собрать ее. Если ребенок не справляется самостоятельно, то проводится обучение.

Обучение. Педагог берет еще одну матрешку и раскрывает ее, обращая внимание ребенка на маленькую матрешку, просит сделать так же со своей матрешкой: "Раскрой матрешку". Далее взрослый просит ребенка спрятать маленькую матрешку в большую, используя при этом указательный жест и инструкцию: "Делай как я". Затем ребенку предлагают выполнить задание самостоятельно.

Показатели оценки действий ребенка: принятие задания, способы выполнения, отношение к результату.

Разбор и складывание пирамидки

задание направлено на выявление уровня развития у ребенка практической ориентировки на величину, наличие и характер соотносящих действий, определение ведущей руки, согласованности действий обеих рук.

Оборудование. Пирамидка из 3 колец одинакового цвета, но разных по величине.

Проведение обследования. Педагог предлагает ребенку разобрать пирамидку. Если он не может, взрослый разбирает пирамидку сам и предлагает ребенку ее собрать.

Обучение. Если ребенок и после этого не начинает действовать, педагог начинает подавать ему кольца по одному, каждый раз, указывая жестом, что кольца нужно одевать на стержень, затем предлагает выполнить задание самостоятельно.

Показатели оценки действий ребенка: принятие задания, складывает ли ребенок пирамидку самостоятельно с учетом или без учета величины колец, обучаемость, ведущая рука, согласованность действий рук, результат и отношение к нему.

задание направлено на выявление уровня развития у ребенка фиксации взора, зрительного восприятия предметных картинок, наличие указательного жеста.

Оборудование. Парные предметные картинки.

Проведение обследования. Перед ребенком кладут две картинки (затем четыре). Точно такие же картинки находятся в руках педагога, который соотносит их между собой, показывая при этом, что у него и у ребенка картинки одинаковые. Затем взрослый закрывает свои картинки, достает одну из них и, показывая ее ребенку, просит показать такую же.

Обучение. Если ребенок не выполняет задания, педагог показывает, как надо соотносить парные картинки. Затем предлагает соотнести четыре предметные картинки.

Показатели оценки действий ребенка: принятие задания, осуществляет ли выбор, обучаемость, отношение к результату, результат.

Цветные кубики (восприятие цвета)

задание направлено на выявление сформированности зрительного восприятия цвета.

Оборудование. Цветные кубики (8 штук) основных цветов — 2 красных, 2 желтых, 2 зеленых, 2 синих.

Проведение обследования. Четыре кубика разного цвета ставят перед ребенком и просят показать такой, какой находится в руках педагога: "Возьми кубик такой, как у меня". Затем педагог просит показать: "Покажи, где красный, а теперь, где желтый, зеленый, синий". Затем взрослый просит ребенка по очереди назвать цвет каждого кубика: "Назови, какого цвета этот кубик?" и т.д.

Обучение. Если ребенок не сличает цвета, то педагог обучает сличать сначала 2 цвета. В тех случаях, когда ребенок сличает цвета, но не выделяет по названию, педагог учит его выделять по названию два цвета, повторив при этом каждое 2-3 раза.

Показатели оценки действий ребенка: принятие задания, уровень восприятия цвета — сличает ли ребенок цвета, выделяет ли по слову название цвета, называет ли основные цвета, отношение к результату, результат.

задание направлено на выявление уровня развития целостного восприятия предметной картинки.

Оборудование. 2 предметные картинки, одна из которых разрезана на две части.

Проведение обследования. Педагог показывает ребенку две части картинки и просит: "Сделай целую картинку".

Обучение. В тех случаях, когда ребенок не может это сделать, взрослый показывает целую картинку и просит из частей собрать такую же. Если и после этого ребенок не справляется с заданием, педагог сам накладывает часть разрезной картинки на целую и просит добавить другую часть. После обучения ребенок должен выполнить задание самостоятельно.

Показатели оценки действий ребенка: принятие задания, способы выполнения, обучаемость, отношение к результату и результат.

Конструирование из палочек (треугольник, молоточек)

задание направлено на выявление уровня развития целостного восприятия, анализа образца, умение ребенка действовать по подражанию, по показу.

Оборудование. Плоские палочки одного цвета (6 штук).

Проведение обследования. Перед ребенком строят из палочек фигуру ("молоточек") и просят его сделать такую же.

Обучение. Если ребенок по образцу не может построить молоточек, его просят выполнить задание по подражанию. В тех случаях, когда ребенок справляется с заданием, ему предлагают построить треугольник. Вначале по образцу, потом по показу, а если он не выполняет по показу, то предлагают построить по подражанию.

Показатели оценки действий ребенка: принятие задания, действия по подражанию, по показу, по образцу, результат и отношение к нему.

задание направлено на выявление уровня развития наглядно-действенного мышления, в частности, ребенок должен найти способ использования вспомогательного средства (тесемки).

Оборудование. Тележка с кольцом, через которое продета тесьма.

Проведение обследования. Перед ребенком на другом конце стола находится тележка, достать рукой он ее не может. В зоне досягаемости его руки находятся два конца тесьмы, которые разведены между собой на 50 см. Ребенка просят достать тележку. Если он тянет только за один конец тесьмы, тележка остается на месте. Задача заключается в том, чтобы ребенок догадался соединить оба конца тесьмы и подтянуть тележку.

Обучение. Проводится на уровне практических проб самого ребенка: когда он тянет за один конец тесьмы, то надо дать ему возможность попробовать еще раз. Педагог за экраном снова продевает тесьму через кольцо тележки и предлагает ее достать.

Показатели оценки действий ребенка: если ребенок тянет за оба конца тесьмы сразу (или двумя руками за оба конца, или соединяет концы), это рассматривается как высокий уровень выполнения задания. В тех случаях, когда ребенок тянет вначале за одну тесьму и справляется с заданием после повторной пробы, отмечается положительное использование практических проб. Если же ребенок не догадывается использовать тесьму (или пытается дотянуться рукой, или же пытается подняться со стула и подойти к тележке), это оценивается как невыполнение задания. Отмечается также отношение к результату.

задание выявляет уровень развития предметного рисунка, а также какая рука является ведущей и наличия согласованности действий рук.

Проведение обследования. Ребенку даются листок бумаги и карандаши, просят нарисовать "дорожку". (Обучение не проводится).

Показатели оценки действий ребенка: принятие задания, отношение к задаче и результату деятельности, соответствие рисунка инструкции. Анализ рисунков: каракули, преднамеренное черкание, соответствие рисунка инструкции.

Нами было обследовано 200 детей третьего года жизни (от 2 до 3 лет). Из них 100 воспитанников общеобразовательного дошкольного учреждения Москвы и 100 детей, воспитывающихся в различных условиях: в специальных яслях для детей с органическими поражениями центральной нервной системы и в семьях, обратившихся к нам на психолого-педагогическую консультацию.

Все описанные показатели и явились для нас основными параметрами оценки действий ребенка. При этом мы учитывали, что способы выполнения задания могут быть следующими: 1 — неадекватные действия; 2 — понимает цель, но самостоятельно действует без учета свойств и качеств предметов, т. е. хаотично; в условиях обучения действует адекватно, но самостоятельно задание не выполняет (даже после обучения); 3 — самостоятельно выполняет задание после обучения; 4 — сразу самостоятельно выполняет задание.

Кроме того, фиксировалось речевое сопровождение, которое в критерии оценки действий ребенка в данной работе не включено.

Рассмотрим данные по результатам обследования всех детей.

Данные таблицы показывают, что в большинстве случаев первоначально почти все обследуемые приняли задание (кроме 4 детей с отклонением в развитии). Это говорит о том, что предложенные задания в большинстве случаев привлекают детей раннего возраста и соответствуют их возрастным интересам.

Таблица. Результаты выполнения заданий детьми раннего возраста (от 2 до 3 лет)

Более выраженные различия между обследуемыми отмечались тогда, когда дети приступили к выполнению заданий. Все испытуемые по основным параметрам оценки их действий, а именно по принятию задания, способам действия и выполнения, обучаемости, отношению к результату, разделились на 4 группы.

Первую группу составили дети, которые не понимали цель задания, поэтому они не стремились к его выполнению. Они не готовы к сотрудничеству со взрослым, не выделяя цели заданий, действовали неадекватно. Кроме того, дети этой группы не готовы (даже в условиях подражания действиям взрослого) обучаться. Таких детей среди воспитанников общеобразовательного дошкольного учреждения не оказалось, а среди детей с отклонением в развитии — 10 человек.

Показатели детей данной группы свидетельствуют о глубоком неблагополучии в их интеллектуальном развитии.

Во вторую группу вошли дети, которые понимали цель заданий. Они, как правило, с трудом вступали в контакт с новым для них взрослым. Требовалось использование различных эмоциональных и игровых приемов для того, чтобы эти дети приняли задание. Вместе с тем в характере их действий отмечалось стремление достигнуть искомого результата. При этом они, как правило, не учитывали свойства и качества предметов, поэтому для них характерными оказались хаотические действия, а в дальнейшем и отказ от выполнения заданий. В процессе диагностического обучения, когда взрослый просил выполнить задания по подражанию, многие их них справлялись. Однако самостоятельно выполнить задания и после обучения дети этой группы не смогли, что свидетельствует об отсутствии осознания принципа действия. Следует отметить, что они были безразличны к результату своей деятельности. Среди воспитанников общеобразовательного дошкольного учреждения таких детей было всего трое, а среди детей с отклонением в развитии таких оказалось большинство (60). У всех этих детей была диагностирована олигофрения в степени дебильности.

Третью группу составили дети, которые заинтересованно выполняли задание. Они сразу же его принимали, понимали условия этих заданий и стремились к их выполнению. Однако довольно часто самостоятельно во многих случаях не могли найти адекватный способ выполнения и обращались за помощью к взрослому. Именно обращение за помощью к взрослому при затруднениях отличало детей этой группы от предыдущих. После показа способа выполнения задания педагогом многие их них смогли самостоятельно справиться с заданием, проявив большую заинтересованность к результату своей деятельности. Это говорит о том, что предлагаемые задания доступны этим детям, однако им нужны специальные педагогические условия для развития у них активной ориентировки на свойства и качества предметов.

Среди воспитанников общеобразовательного дошкольного учреждения таких оказалось 20, а среди детей с отклонением в развитии — 26. Эта группа детей нуждалась в дополнительном изучении с целью уточнения их первичного нарушения.

Четвертую группу составили дети, которые с интересом приняли все задания, выполнили их самостоятельно, действуя на уровне практической ориентировки, а некоторые из них действовали на уровне зрительной ориентировки. При этом они были очень заинтересованы в результате своей деятельности. Многие из них очень часто задавали вопросы: "А какие у тебя еще есть игрушки?", "А что ты еще мне дашь?", "Я хочу еще с тобой играть", "А можно еще шарик покатать?", "Что еще тебе нарисовать?", "А ты придешь еще к нам?" и т. д. В эту группу вошли воспитанники только общеобразовательного детского сада (77 детей).

Что касается детей с отклонением в развитии, то ни один из них не действовал таким образом. В процессе выполнения заданий мы не отмечали у них столь активных высказываний и тем более никто из них не задавал нам вопросов, хотя в некоторых случаях речевые высказывания были (в основном, отмечалась сопровождающая речь).

Анализ результатов обследования показывает, что у нормально развивающихся детей речь активно включается в познавательный процесс и в известной мере направляет его, т. е. наблюдаются элементы организующей функции речи.

Важной различительной характеристикой групп в целом является то, что воспитанники общеобразовательного дошкольного учреждения в большинстве случаев доводили свои действия до конца, были заинтересованы в конечном результате, ждали оценки взрослого. Напротив, дети с отклонениями в развитии были безразличны как к процессу выполнения задания, так и к его результату (60 детей). Не закончив одного задания, они стремились к другому, не дожидаясь оценки взрослого.

Этот факт свидетельствует о том, что отсутствие целенаправленности в деятельности прямо связано с отсутствием соответствующей мотивации. У них не сложилась система побудительных мотивов (получение одобрения, самоудовлетворение от результата своих действий и др.). Это обстоятельство также является существенно значимым при диагностике умственного развития, так как характеризует деятельность ребенка в целом. v Наиболее значимьми между испытуемыми разных групп были различия по конечному результату. Среди воспитанников общеобразовательного дошкольного учреждения детей из 100 обследуемых самостоятельно, без обучения справились с предложенными заданиями, а в ходе совместной деятельности со взрослым обучались 20 детей, т. е. положительных результатов достигли 97 испытуемых. Только небольшая часть воспитанников (3 детей) не справились с заданиями, что приводит нас к выводу о том, что среди воспитанников общеобразовательного учреждения (яслей-сада) имеются дети, которые нуждаются в психолого- педагогическом изучении и специальной коррекционно-педагогической работе. Среди обследуемых детей с отклонениями в развитии никто самостоятельно не справился с заданиями. После обучения смогли выполнить задание самостоятельно 26 детей, а большинство из них не поддаются обучению в процессе диагностического обследования (60 детей). Небольшая группа детей (14 из 100) даже не смогли действовать в условиях подражания (либо отказывались от заданий, либо действовали неадекватно).

Все приведенные данные позволили сделать оценку действий ребенка в баллах. На каждое задание нами были разработаны критерии четырехбалльной оценки.

В результате получилось: дети, которые не готовы к сотрудничеству с незнакомым ранее взрослым, не готовы к обучению и в основном не стремились к положительному результату, а действовали неадекватно, получили от 10 до 12 баллов (они составили первую группу). За каждое невыполненное задание ребенок получает 1 балл, поскольку при последующей компьютерной обработке данных необходима значимая величина.

Дети, которые самостоятельно не выполнили задания и не смогли усвоить задания, но адекватно действовали в условиях подражания, получили от 13 до 23 баллов (они составили вторую группу). За каждое задание они получали 2 балла, а в некоторых случаях 3 (в тех случаях, когда переходили на самостоятельное выполнение задания после обучения).

Дети, которые самостоятельно не могли выполнить задания, но после обучения выполняли его самостоятельно, получили, в основном, по 3 балла за каждое задание (они составили третью группу). К этой группе относятся дети, набравшие от 24 до 33 баллов.

Дети, которые выполняли задания самостоятельно, получали по 4 балла, а лишь в некоторых случаях по 3 балла за каждое выполненное задание (они вошли в четвертую группу). Для них характерны оценки от 34 до 40 баллов.

Все вышеизложенное позволило нам сделать вывод о том, что предложенные задания и разработанная оценка результатов действий ребенка могут служить для психолого-педагогической диагностики детей раннего возраста. Количественная оценка в баллах позволяет определить относительный уровень умственного развития каждого ребенка. Кроме того, подобное психолого-педагогическое обследование детей позволяет наметить направления коррекционной работы с ними.

Так, дети, получившие от 10 до 12 баллов, чаще всего относятся к категории глубоко умственно отсталых. У них необходимо развивать эмоциональный и деловой контакт со взрослыми, сотрудничество с ними, учить понимать цель действия. Другую группу детей, набравших от 13 до 23 баллов, можно характеризовать как умственно отсталых с возможностями обучения в условиях специальных дошкольных учреждений. Их необходимо учить подражать действиям взрослого, ориентироваться в условиях задания, развивать ориентировочно-исследовательскую деятельность в процессе выполнения задания, связанного с предметными действиями.

У детей третьей группы необходимо уточнить клинический и психолого- педагогический диагноз. Здесь могут быть дети с задержкой психического развития, с общим недоразвитием речи, с незначительным нарушением слуха. Необходимо более детальное и комплексное изучение с целью установления дифференцированного диагноза.

В то же время все эти дети нуждаются в целенаправленной коррекционной работе по развитию общей и мелкой моторики, формировании предпосылок к игровой и продуктивным видам деятельности. Кроме того, важным направлением в коррекционно-педагогической работе с этими детьми является развитие основных функций речи и включение активной речи ребенка в процесс восприятия и мыслительную деятельность.

alldef.ru

Дифференциальная диагностика задержки психического развития и сходных с ней состояний

Основной задачей дифференциальной диагностики является квалификация нарушения в развитии с отнесением данного конкретного случая к определенному варианту дизонтогенеза и педагогической группе. Вместе с тем дифференциальная диагностика решает следующие важные задачи:

— отграничение друг от друга сходных картин аномального развития различного генеза ;

— выявление первичности или вторичности конкретного дефекта;

— изучение атипичного протекания дизонтогенеза ;

— определение роли различных дефектов при сложных, комплексных отклонениях;

— выявление связи между дизонтогенетическими (признаки нарушенного развития) и энцефалопатическими (повреждение мозговых структур) расстройствами.

Необходимость и важность отграничения сходных состояний диктуются несколькими обстоятельствами.

Во-первых, это трудность диагностики самого дизонтогенеза и симптомов недоразвития внутри него. Ни большой клинический опыт врача, ни одна из психологических методик не гарантируют безошибочного распознавания, например, умственной отсталости у детей, особенно в раннем возрасте. В таких условиях надеяться поставить диагноз, не сопоставив картину нарушений с другими, на первый взгляд похожими состояниями, необоснованно и опасно, если учесть вытекающие для ребенка и семьи последствия.

Во-вторых, многие синдромы психического недоразвития очень сходны с целым рядом состояний, в основе которых лежат речевые расстройства, моторные нарушения, отклонения поведения и т.д. В детском возрасте симптомы нарушения не выражены, симптомокомплексы атипичны , и это иногда делает сложным даже отграничение дефицитарной симптоматики (выпадение функции или ее незрелость) от продуктивной (патологические новообразования).

В-третьих, получение объективных данных о различных сторонах нарушенного развития требует всестороннего сравнительного исследования и анализа. Их результаты, полученные на определенной группе дизонтогенеза , сопоставляются с аналогичными данными группы нормально развивающихся детей того же возраста, а затем с аналогичными данными детей с другой формой дизонтогенеза . Только в этом случае выявленные отличия могут быть квалифицированы как специфические.

Однако особенности развития часто обусловливаются не только основным нарушением, но во многом и характером обучения, воспитания, в том числе семейного, поэтому для более точной квалификации каких-либо особенностей требуется сопоставление результатов диагностики детей с одной и той же формой отклонения, но обучающихся и воспитывающихся в разных условиях. Данные такого сопоставления должны дополняться сравнением между собой разных степеней выраженности основного нарушения.

Вопросами дифференциальной диагностики задержки психического развития и сходных с ней состояний занимались многие отечественные ученые (М.С. Певзнер, В.И. Лубовский , С.Д. Забрамная , Е.М. Мастюкова , Г.Е. Сухарева, И.А. Юркова , Г.Б. Шаумаров , О. Монкявичене , К. Новакова и другие).

Проблема дифференциальной диагностики в связи с комплектованием учреждений для умственно отсталых детей была предметом обсуждения на Международной конференции, состоявшейся в 1964 г . в Копенгагене. Уже тогда было указано на недостаточность только психометрических оценок при диагностике умственной отсталости и были поставлены задачи разработки методов исследования и критериев для отграничения умственной отсталости от пограничных, сходных с ней состояний.

Отграничение задержки психического развития от умственной отсталости и других нарушений

На ранних этапах развития ребенка трудность представляет разграничение случаев грубого речевого недоразвития, моторной алалии , олигофрении , аутизма и задержки психического развития.

Особенно важно различать умственную отсталость и ЗПР церебрально-органического генеза, поскольку в том и другом случае у детей отмечаются недостатки познавательной деятельности в целом и выраженная дефицитарность модально-специфических функций. Вот основные отличительные признаки, значимые для разграничения задержки психического развития и умственной отсталости.

1. Для нарушений познавательной деятельности при ЗПР характерны парциальность , мозаичность в развитии всех компонентов психической деятельности ребенка. При умственной отсталости отмечается тотальность и иерархичность нарушений психической деятельности ребенка. Ряд авторов используют для характеристики умственной отсталости такое определение как «диффузное, разлитое повреждение» коры головного мозга.

2. В сравнении с умственно отсталыми детьми у детей с ЗПР гораздо выше потенциальные возможности развития их познавательной деятельности, в особенности высших форм мышления – сравнения, анализа, синтеза, отвлечения, абстрагирования. Однако нужно помнить, что некоторые дети с ЗПР, как и их умственно отсталые сверстники, затрудняются в установлении причинно-следственных зависимостей и имеют несовершенные функции обобщения.

3. Для развития всех форм мыслительной деятельности детей с ЗПР характерна скачкообразность ее динамики. В то время как у умственно отсталых детей данный феномен экспериментально не выявлен.

4. В отличие от умственной отсталости, при которой страдают собственно мыслительные функции – обобщение, сравнение, анализ, синтез, – при задержке психического развития страдают предпосылки интеллектуальной деятельности. К ним относятся такие психические процессы как внимание, восприятие, сфера образов-представлений, зрительно-двигательная координация, фонематический слух и другие.

5. При обследовании детей с ЗПР в комфортных для них условиях и в процессе целенаправленного воспитания и обучения дети способны к плодотворному сотрудничеству с взрослым. Они хорошо принимают помощь взрослого и даже помощь более продвинутого сверстника. Эта поддержка еще более эффективна, если она оказывается в форме игровых заданий и ориентирована на непроизвольный интерес ребенка к осуществляемым видам деятельности.

6. Игровое предъявление заданий повышает продуктивность деятельности детей с ЗПР, в то время как для умственно отсталых дошкольников оно может служить поводом для непроизвольного соскальзывания ребенка с выполнения задания. Особенно часто это происходит, если предлагаемое задание находится на пределе возможностей умственно отсталого ребенка.

7. У детей с ЗПР имеется интерес к предметно-манипулятивной и игровой деятельности. Игровая деятельность детей с ЗПР, в отличие от таковой у умственно отсталых дошкольников, носит более эмоциональный характер. Мотивы определяются целями деятельности, правильно выбираются способы достижения цели, но содержание игры не развернуто. В ней отсутствует собственный замысел, воображение, умение представить ситуацию в умственном плане. В отличие от нормально развивающихся дошкольников дети с ЗПР не переходят без специального обучения на уровень сюжетно-ролевой игры, а «застревают» на уровне сюжетной игры. Вместе с тем их умственно отсталые сверстники остаются на уровне предметно-игровых действий.

8. Для детей с ЗПР характерна большая яркость эмоций, которая позволяет им более длительное время сосредоточиваться на выполнении заданий, вызывающих их непосредственный интерес. При этом чем больше ребенок заинтересован в выполнении задания, тем выше результаты его деятельности. Подобный феномен не отмечается у умственно отсталых детей. Эмоциональная сфера умственно отсталых дошкольников не развита, а чрезмерно игровое предъявление заданий (в том числе в ходе диагностического обследования), как уже упоминалось, часто отвлекает ребенка от решения самого задания и затрудняет достижение цели.

9. Большинство детей с ЗПР дошкольного возраста в различной степени владеют изобразительной деятельностью. У умственно отсталых дошкольников без специального обучения изобразительная деятельность не возникает. Такой ребенок останавливается на уровне предпосылок предметных изображений, т.е. на уровне черкания. В лучшем случае у отдельных детей отмечаются графические штампы – схематичные изображения домиков, «головоногие» изображения человека, буквы, цифры, хаотично разбросанные по плоскости листа бумаги.

10. В соматическом облике детей с ЗПР в основном отсутствует диспластичность . В то время как у умственно отсталых дошкольников она наблюдается достаточно часто.

11. Патологическая наследственная отягощенность более типична для анамнеза умственно отсталых детей и практически не отмечается у детей с задержкой психического развития.

При обследовании чтения, письма, счета дети с ЗПР часто обнаруживают ошибки такого же типа, что и умственно отсталые, но, тем не менее, у них имеются качественные различия. Так, при слабой технике чтения дети с задержкой психического развития всегда пытаются понять прочитанное , прибегая, если надо, к повторному чтению. У умственно отсталых нет желания понять, поэтому их пересказ может быть непоследовательным и нелогичным. В письме отмечается неудовлетворительный навык каллиграфии, небрежность, что, по мнению специалистов, может быть связано с недоразвитием моторики, пространственного восприятия. Детям с ЗПР труден звуковой анализ. У умственно отсталых все эти недостатки выражены грубее.

В математике имеют место трудности в овладении составом числа, счетом с переходом через десяток, в решении задач с косвенными вопросами и т.д. Но помощь здесь более эффективна, чем у умственно отсталых. Учитывая это, необходимо при дифференцированной диагностике строить обследование детей в форме обучающего эксперимента.

Известный русский невропатолог и дефектолог Г.И. Россолимо настоятельно предлагал изучать во время обследования взгляд ребенка. «Чаще смотрите в глаза ребенку», – говорил он. Дети с ЗПР, как правило, не имеют сколько-нибудь заметных отклонений со стороны физического развития. Взгляд такого ребенка может быть беспокойным, настороженным, но он не бывает тупым, бессмысленным. Ребенок способен обнаруживать во время обследования испуг, растерянность, с ним бывает трудно наладить контакт. Задача состоит в том, чтобы внимательно проанализировать его психическое состояние и разобраться в неблагоприятных факторах, которые могли явиться причиной поведения, внешне напоминающего поведение умственно отсталого ребенка.

Безусловно, это не все отличительные признаки, учитываемые при разграничении ЗПР и умственной отсталости. Не все они одинаковы по своей значимости. Однако знание этих вышеупомянутых признаков позволяет достаточно четко дифференцировать оба рассматриваемых состояния.

Г.Е. Сухарева, исследуя феномен задержки психического развития, выделила шесть типов состояний, которые следует отграничить от понятия «олигофрения» (1965):

1) интеллектуальные нарушения, наблюдающиеся у детей с замедленным (или задержанным) темпом развития в связи с неблагоприятными условиями среды и воспитания;

2) интеллектуальные расстройства при длительных астенических состояниях, обусловленных соматическими заболеваниями;

3) нарушения интеллектуальной деятельности при различных формах инфантилизма ;

4) вторичная интеллектуальная недостаточность в связи с поражением слуха, зрения, дефектами речи, чтения и письма;

5) интеллектуальные нарушения, наблюдаемые у детей в отдаленном периоде инфекций и травм центральной нервной системы;

6) интеллектуальные нарушения при нервно-психических заболеваниях.

Иногда приходится дифференцировать задержку психического развития и легкую степень органической деменции . При ЗПР нет такой разлаженности деятельности, личностного распада, грубой некритичности и полного выпадения функций, которые отмечаются у детей с органической деменцией, что и является дифференциальным признаком.

Особые трудности представляет разграничение задержки психического развития и тяжелых нарушений речи коркового генеза (моторная и сенсорная алалия , ранние детские афазии ). Эти трудности обусловлены тем, что при обоих состояниях имеются похожие внешние признаки и следует выделить первичный дефект – речевое ли это нарушение или интеллектуальная недостаточность. Это сложно, так как и речь, и интеллект относятся к познавательной сфере деятельности человека. Кроме того, они в своем развитии неразрывно связаны между собой. Еще в трудах Л.С. Выготского при указании на возраст 2,5–3 года говорится, что именно в этот период «речь становится осмысленной, а мышление – речевым». Поэтому, если патогенный фактор воздействует в эти сроки, он всегда затрагивает обе названные сферы познавательной деятельности ребенка. Но и на ранних стадиях развития ребенка первичное поражение может задержать или нарушить ход становления познавательной деятельности в целом.

Для дифференциальной диагностики важно знать, что ребенок с моторной алалией, в отличие от ребенка с ЗПР, отличается крайне низкой речевой активностью. При попытке вступить с ним в контакт он часто проявляет негативизм. Кроме того, нужно помнить, что при моторной алалии более всего страдают звукопроизношение и фразовая речь, а возможности усвоения норм родного языка стойко нарушены. Коммуникативные трудности у ребенка все более нарастают по мере того, как с возрастом речевая деятельность требует все большей автоматизации речевого процесса.

Сложности для диагностики представляет разграничение ЗПР и аутизма . У ребенка с ранним детским аутизмом (РДА), как правило, нарушены все формы довербального , невербального и вербального общения. От ребенка с ЗПР такой малыш отличается маловыразительной мимикой, отсутствием зрительного контакта («глаза в глаза») с собеседником, чрезмерной пугливостью и страхом новизны. Кроме того, в действиях детей с РДА наблюдается патологическое застревание на стереотипных движениях, отказ от действий с игрушками, неготовность к сотрудничеству с взрослыми и детьми.

Отличие задержки психического развития от педагогической запущенности

Как правило, поводом к тому, чтобы ставить под сомнение полноценность интеллекта ребенка школьного возраста, служит его неуспеваемость, обнаруживающаяся в процессе обучения. Отождествление неуспеваемости с умственной отсталостью или ЗПР является грубой и опасной теоретической и практической ошибкой.

Одна из наиболее распространенных причин неуспеваемости – это неподготовленность детей к школьному обучению, несформированность предпосылок к нему и навыков деятельности. Дети не приучены подчиняться требованиям, не умеют доводить дело до конца, быть внимательными в процессе выполнения задания. Они неусидчивы, нецеленаправлены в работе. В тех случаях, когда ребенок попадает в школу, класс с невысоким уровнем учебно-воспитательного процесса (нарушаются дидактические принципы урока, низкая педагогическая квалификация учителя, игнорируются индивидуальные особенности учащихся и т.д.), его успеваемость перерастает в педагогическую запущенность.

Педагогическая запущенность – устойчивое отклонение в сознании и поведении детей, обусловленное отрицательным влиянием среды и недостатками воспитания («трудные дети»). У таких детей и детей с ЗПР наблюдается внешнее сходство отклонений в поведении и социальном отношении: конфликтность, нарушение правил поведения, отказ или уклон от требований, лживость, необязательность. Причины возникновения отклонений педагогически запущенных детей разные. Поведение – результат стойкого отклонения в нравственно-правовом сознании. Данного ребенка можно назвать оппозиционером по убеждению (деяния совершает сознательно). Причинами отклонения поведения детей с ЗПР являются слабые адаптационные механизмы личности, несбалансированность процессов возбуждения и торможения. Для этого ребенка конфликт, отказ, ложь – наиболее простой способ взаимодействия со средой и в то же время способ самосохранения, самозащиты от отрицательных воздействий извне. При таком стихийном формировании без педагогической опеки ребенок приобретает асоциальные черты характера.

Часто причиной неуспеваемости являются неблагоприятные условия жизни ребенка в семье: отсутствие контроля и помощи в учебе со стороны родителей, несоблюдение режима дня, конфликтная ситуация в семье и пр. Особенно тяжелые последствия наблюдаются в тех случаях, когда социально-педагогическое неблагополучие имеет место в ранние месяцы и годы жизни ребенка. Если в раннем и дошкольном возрасте дети были лишены эмоционально-положительного контакта с родителями, другими взрослыми и детьми, когда им длительное время приходилось находиться в дошкольных учреждениях интернатного типа, может возникнуть педагогическая запущенность, проявляющаяся в том, что эти дети имеют бедный запас общих сведений и представлений, ограниченный словарный запас, не владеют элементарными логическими операциями. У детей этой группы запас знаний и способностей к приобретению новых знаний ниже, чем у их сверстников, поэтому уже в первом классе они оказываются в числе неуспевающих. Именно эти социально и педагогически запущенные дети ошибочно направляются на психолого-медико-педагогические комиссии, комплектующие специальные школы VII и VIII видов. Следует помнить, что педагогически запущенные дети в эти школы не принимаются. Им должна быть оказана помощь в условиях общеобразовательной школы.

Причины возникновения и особенности проявления минимальных мозговых дисфункций у детей

Данный вопрос темы выносится на самостоятельное изучение и обсуждение в ходе практической работы.

ido.aspu.ru