Гомеопат при аутизме

Гомеопатия и аутизм: уникальная возможность изменения

Гомеопатии принадлежит важная роль в борьбе с эпидемией аутизма. Я знаю, что говорю — мой собственный сын Макс полностью излечился от аутизма с помощью гомеопатии! Это была моя первая и, безусловно, незабываемая встреча с гомеопатией. В результате я стала изучать гомеопатию и в конце концов оставила свою работу специалиста по вычислительной технике и посвятила себя популяризации и преподаванию гомеопатии. Одна из моих жизненных целей — рассказать другим родителям, особенно родителям детей-аутистов, как гомеопатия может помочь и их детям, и им самим.

Многие люди не подозревают о размахе и значении эпидемии аутизма. Это заболевание было впервые зафиксировано в 1943 году — именно тогда были запущены программы по массовой вакцинации от таких болезней как полиомиелит и коклюш. В 1970-е годы в США заболеваемость аутизмом составляла 1:2500 детей. Несколько лет назад она равнялась уже 1:150 детей (что означало 1:100 мальчиков — из-за большей распространенности аутизма среди мальчиков — и 1:68 семей). Согласно недавним статистическим данным, сейчас заболеваемость достигла 1:100 детей. При такой скорости роста (около 20% в год) в 2020 году аутичным будет 1 из 10 детей.

Аллопатический истеблишмент предпочел бы замести проблемы под ковер, однако они уже слишком велики, чтобы их игнорировать. Особенно теперь, когда дело коснулось детей и внуков крупных политиков и знаменитостей. Традиционная медицина в большинстве случаев не предлагает реальной помощи, и обычно после постановки диагноза родителям объясняют, что скорее всего их детей придется поместить в специальные заведения. При тратах в миллионы долларов на каждого ребенка, эпидемия аутизма грозит стать основной составляющей нынешнего серьезного кризиса американского здравоохранения, не говоря уже о потере такого большого числа потенциальных людских ресурсов.

По-настоящему преступно то, что судя по всему именно аллопатическая медицина несет ответственность за происходящее. Большинство родителей аутичных детей считают вакцинацию причиной состояния их ребенка, и этому существует множество доказательств. Даже при беглом взгляде на график заболеваемости можно увидеть, что резкий рост аутизма совпадает по времени с добавлением новых вакцин в детский календарь прививок. По мнению многих родителей, это связано с воздействием ртутного консерванта, тимеросала. Скорее всего, однако, роль здесь играют несколько факторов — чувствительность детей к токсичным компонентам вакцин, а также другим токсинам в окружающей среде, в сочетании с одновременным введением большого количества антигенов непосредственно в кровь. Оба эти фактора вызывают у детей необычайно сильный аутоиммунный ответ, который может проявиться по-разному. Например, сейчас есть множество детей с желудочно-кишечными проблемами (которые часто встречаются при аутизме), гиперактивностью, сахарным диабетом первого типа, сильными пищевыми аллергиями и т. д. В сущности, аутизм — многогранное заболевание, отражающее тот факт, что многие люди, склонные к различным заболеваниям, по-разному реагируют на вмешательство в их иммунную систему.

К сожалению, информацию об этих негативных последствиях слишком часто скрывают. Напротив, стряпаются исследования, чтобы снять с прививок вину. Воспользовавшись изменениями, добавленными к законодательным актам, производители вакцин поспешно избавляются от ответственности. Аллопатическая исследовательская машина повесила на это заболевание ярлык «генетического» (кто слышал когда-либо об эпидемиях генетических заболеваний?), поэтому бóльшая часть денег, выделяемых на исследования, вливается именно туда. В результате мы обнаруживаем, что эпидемия аутизма быстро превращается в аллопатическую дойную корову, наподобие рака. В то же время организации, придерживающиеся альтернативного (и менее затратного) подхода к аутизму, выталкиваются на обочину, когда дело доходит до крупных сумм и благотворительных мероприятий с участием знаменитостей. К сожалению, только эти альтернативные подходы и обладают хоть сколько-нибудь лечебным действием. Гомеопатия — один из этих альтернативных видов терапии, занимающий достаточное скромное место в сфере лечение аутизма.

Лично я убеждена, что гомеопатия — один из лучших видов терапии, доступных в этой области. Многие альтернативные подходы — пищевые добавки, диеты, детоксикационные протоколы и поведенческая терапия — эффективны и даже помогают многим детям приблизиться к выздоровлению, однако большинство из них не является истинно излечивающими. Так, «выздоровевший» аутичный ребенок часто остается в рамках ограничительных диет и пищевых добавок или просто приспосабливается к жизни в нормальном обществе. Напротив, гомеопатическое лечение, хотя это еще и остается редким явлением, может полностью освободить пациента от аутизма. Так произошло с моим сыном, и я знаю еще несколько таких случаев.

Удивительно ли это, учитывая достижения гомеопатии в лечении вызванных вакцинацией нарушений и аутоиммунных заболеваний? Конечно, нужно признать, что в случае моего сына достигнуты необыкновенные результаты, ожидать которых можно только в небольшом проценте случаев, однако многие гомеопаты с большим опытом работы с аутизмом способны достичь значительного улучшения у большинства своих пациентов.

С момента публикации моей книги «Невероятное излечение» (общего введения в гомеопатию, включающего гомеопатический опыт нашей семьи и десятки других историй излечения по всему миру, рассказанных от первого лица) я часто беседовала о гомеопатии с родителями, направляла к гомеопатам по всему миру, отвечала на многочисленные вопросы родителей, а также следила за продвижением в лечении многочисленных пациентов. Я также опрашивала гомеопатов, имеющих большой опыт работы с аутизмом. Я узнала, что существует множество факторов, которые делают эту категорию пациентов уникальной с позиции практикующего врача-гомеопата. Вот некоторые из них:

  • Сложность лечения аутизма, вытекающая из самой его природы. Обычно лечение протекает медленно и постепенно и требует мастерства внимательного ведения пациента.
  • Крайняя тревожность, чувство безысходности и частые проблемы в семьях с аутичными детьми вследствие стресса и нехватки финансов. Нетерпеливость в отношении лечения — обычное явление, не соответствующее той реальности, на которую должны рассчитывать родители.
  • Одновременное применение многих форм воздействия, в том числе диет, добавок, хелатирования (в различных формах) и бесчисленных других видов лечения, таких как поведенческая терапия, слуховая терапия, остеопатия и краниосакральная терапия. Многие виды лечения направлены на множество симптомов (например, проблемы с желудком), а не на исходную причину заболевания.
  • Родители, разыскивающие «гомеопатию», не представляют себе, что это такое, и зачастую могут попасть к малообразованному (или необразованному) гомеопату, который просто назначает стандартные комбинации препаратов, использует аппаратное тестирование, прописывает ежедневное применение лекарств, которые рассматриваются как «витамины», и т. д. Другими словами, это очень аллопатический подход к гомеопатии.

В такой ситуации нужен смелый и преданный своему делу классический гомеопат. Задача очень сложна, но выигрыш огромен. Гомеопат способен вернуть ребенку нормальную жизнь и спасти всю семью. Более того, гомеопаты могут продемонстрировать всему миру, что гомеопатия в состоянии творить чудеса там, где аллопатия не может предложить ничего. По этой причине эпидемия аутизма — трагическая, но превосходная возможность для гомеопатии заявить о себе. Родители аутичных детей в отчаянии, они чрезвычайно много вкладывают в своих детей, и они не забудут, чтó гомеопатия сделала для них. И я тому пример! Я знаю нескольких других мам из семей с этой проблемой, которые готовятся стать гомеопатами и горячими пропагандистами гомеопатии.

В заключение этой статьи я приведу краткое описание истории излечения моего сына Макса. Это немного измененный отрывок из статьи, которую я написала для номера «Мазеринг мэгэзин» (Mothering Magazine), вышедшего в январе 2006 года. С моей точки зрения, выздоровление Макса демонстрирует ряд ключевых моментов: эффективность классического лечения; важную роль нозодов в лечении аутизма; применимость LM-потенций (обеспечивающие, как я считаю, мягкие и частые «толчки», в которых нуждаются многие аутичные дети, в дополнение к вовлечению в процесс родителей и их намерений); роль специальных диет, исключающих некоторые продукты (в частности, молоко, глютен, пищевые красители и злаки), которые в немалой степени поддерживают аутичное состояние многих детей и которые могут быть вновь включены в меню после гомеопатического излечения пищевой чувствительности; важность вовлечения всей семьи в процесс лечения и, наконец, то, что родители должны быть терпеливыми, наблюдательными, гибкими в отношении изменений и улучшений, искренне привязанными к своему ребенку и верящими в возможность излечения. Я призываю вас прочитать «Невероятное излечение», если вам интересны подробности истории Макса. Для многих родителей эта книга стала бесценным руководством, а несколько врачей даже требуют, чтобы все их пациенты (а не только семьи, имеющие аутичного ребенка) купили и прочитали эту книгу.

Статья в январском номере 1995 г. «Мазеринг» о гомеопатическом лечении поведенческих проблем у детей привела меня к поиску гомеопатического лечения для моего в то время аутичного сына Макса. Уже тогда мой муж Стив и я изо всех сил старались понять неспособность Макса к личному и коллективному общению и смириться с ней. К сожалению, с того времени подобный опыт получают все больше и больше родителей. В 1995 году драматический рост аутизма в США только начинался, а сфера знаний об аутизме и его лечении пребывала в зачаточном состоянии.

Весной 1994 года, когда Максу было почти три, нас пригласили в его детский сад и рекомендовали обратиться за медицинской помощью. Макс становился все более отстраненным, не устанавливал зрительный контакт, не отзывался на свое имя, у него появились аутостимуляции — например, вращение вокруг своей оси. Во время чтения сказок казалось, что он не слушает; если его не удерживали на коленях у воспитателя, он убегал и тихо играл где-нибудь в комнате. Когда другие дети играли на улице, воспитатели обнаруживали его в комнате для занятий, где он был поглощен разглядыванием игрушки или зверька. Хотя, судя по его виду, Макс обычно чувствовал себя счастливым, в его словаре было не больше десяти-двадцати слов, и он не мог построить даже простую фразу из двух слов. Когда мы разговаривали с ним, не было похоже, что он понимает или отвечает нам. Когда я пыталась читать ему перед сном, он ерзал по всей кровати и перебирал пальцами по стене и покрывалу. При этом он поразительно разбирался с конструкторами и компьютерами, знал цифры и буквы и любил смотреть телевизор и танцевать под музыку.

По совету подруги-логопеда мы не повезли Макса в клинику Стэнфордского университета, которую нам рекомендовали. Она сказала нам, что там ему только приклеят ярлык и вселят в нас чувство безнадежности. Вместо этого она рекомендовала прекрасного специалиста по проблемам с речью в Пало-Альто — женщину, которая остается лучшим специалистом в нашем районе, работающим с такими детьми, как Макс. Как и многие другие вещи, которые случились с нами в тот судьбоносный год, и теперь как будто кто-то сверху помогал нам: хотя на это совершенно невозможно было рассчитывать, но она сразу же приняла Макса в качестве клиента. И вместо того, чтобы приклеить ему ярлык, она просто взялась за работу.

Летом 1994 года я также узнала о диете Фейнгольда. Одним из наиболее нежелательных в списке проблемных продуктов в этой диете является коровье молоко, а Макс был просто зависим от него! Он жить не мог без бутылочки и был способен выпить до восьми бутылочек в день. Как только мы исключили молоко из его питания, пелена стала спадать, и в итоге Макс научился строить предложения из двух слов. Он остался аутичным, но он стал заметно больше «присутствовать» с нами. Несколько лет спустя я узнала, что чувствительность к молоку и другим продуктам очень характерна для аутичных детей. Другие изменения в питании, которые мы сделали в то время, включали исключение пищевых красителей и пшеницы.

Осенью 1994 года занятия Макса со специалистом по проблемам с речью продолжались, в том числе еженедельные занятия вместе с двумя другими мальчиками с болезнями аутичного спектра. Макс лучше всех себя вел, но хуже всех говорил и был наиболее «отсутствующим». После тестирования он получил право на обучение в специальном учебном заведении округа. Прогресс Макса был медленный, и он начал демонстрировать такие характерные аутистические симптомы как эхолалию, т. е. повторение слов. Мы чувствовали себя подавленными, но были настроены попытаться сделать все возможное. Действительно, мои худшие ожидания начинали сбываться. Мой брат серьезно психически болен, поэтому я очень хорошо знала, как проблемы Макса могут повлиять на всю семью. Тогда мы отдали Макса в школу Монтессори, что подошло ему гораздо лучше, и попытались почерпнуть идеи, например, из книги Барри Нила Кауфмана «Растить сына», проводя время в интенсивном индивидуальном взаимодействии с ребенком. С другой стороны, Макс всегда был счастлив, даже если он и не присутствовал среди нас полностью.

Таково было положение дел, когда я узнала о гомеопатии из «Мазеринг». Каким-то образом короткая статья натуропата Джудит Риченберг-Ульман стала как будто сигналом для меня; я инстинктивно почувствовала, что эта форма лечения может стать решением нашей проблемы. Как я уже говорила, кто-то наверху оберегал нас! На следующий день я позвонила своей подруге, которая занимается акупунктурой, и спросила, где я могу найти гомеопата. Она направила меня к Джону Мельничуку, гомеопату, который как раз начал практику в Пало-Альто. Мы быстро договорились о первом визите, и путь Макса к исцелению начался.

Наша первая встреча с Джоном была типичной для приема классического гомеопата. Джон осмотрел Макса, выслушал мой рассказ обо всех его симптомах, манере сна, привычках в еде, потливости, физических особенностях, поведении и характере. Кроме того, он принял во внимание, как протекали беременность и роды, а также медицинскую историю нашей семьи. Этот первый визит занял примерно два часа. Потратив несколько дней на анализ, Джон назвал нам препарат, который он счел наиболее подходящим, или подобным для Макса (это был Carcinosinum LM1).

К счастью, удача опять улыбалась нам. Не прошло и нескольких дней с начала ежедневного приемы жидкой дозы лекарства, как Макс начала демонстрировать едва различимые изменения. Его речь стала немного более плавной, он стал использовать немного больше фраз и он стал казаться более общительным. На следующей неделе специалист по проблемам с речью, которая занималась с Максом, заметила, что что-то явно улучшилось. Хотя мы даже не говорили ей о гомеопатии, она сразу же спросила: «Как вы это сделали?!» Например, у Макса вдруг появилась способность выполнять две последовательные инструкции вместо одной.

Шли месяцы, и изменения у Макса становились все более заметными. Каждый месяц мы увеличивали потенцию его лекарства и отмечали характерную модель ответа. Начиная новую бутылочку лекарства более высокой потенции, мы наблюдали трехдневный период нарастающей гиперактивности, а вслед за этим резкое улучшение в познавательной сфере и поведении. Поскольку и Стив, и я ученые, мы даже провели простой эксперимент. Стив давал Максу его лекарство в течение двух недель и в какой-то неизвестный мне момент менял потенцию. Я делала наблюдения, отмечая резкие улучшения поведения, и отмечались они точно спустя три дня после изменения дозы.

После шести месяцев лечения Джон посоветовал нам обратиться к краниальному остеопату. Сейчас у Джона лечится много аутичных детей, и он обнаружил, что для многих его пациентов квалифицированная краниоскаральная терапия может ускорить улучшение. Макс прошел несколько курсов у остеопата, и мы заметили, что это действительно повлияло на него. Казалось, что процедуры его успокоили и он больше стремится к физическому контакту и проявлению эмоций.

После девяти месяцев гомеопатического лечения специалист по проблемам с речью Макса прекратила занятия за ненадобностью. Через полтора года после начала лечения результаты тестов Макса превышали уровень для его возраста. Когда мы подписывали документы, освобождающие его от права обучения в специальном учебном заведении, она рассказала представителю округа, что Максу помогли не ее занятия, а гомеопатия. Нам она сказала, что на самом деле никогда такого не видела. Ей приходилось наблюдать улучшение у аутичных детей, но она никогда не видела, чтобы ребенок полностью утратил свой аутизм, как это произошло с Максом.

К тому моменту Mакс выздоровел примерно на 80%. Оставшиеся 20% заняли период в несколько лет, когда были переходы на новые лекарства, так как состояние Макса улучшалось и изменялось. К тому моменту он был в 4-м классе, и никто не подозревал, что у него ранее был аутизм.

(Естетственно, каждому ребенку необходимо индивидуальное лечение медикаментами, подобранными на основе его собственных симптомов. Другому аутичному ребенку могут понадобиться совершенно другие лекарства. Тем не менее, для читателей-гомеопатов я кратко опишу курс лечения Макса. Первоначально у Макса был прогресс с Carcinosinum LM1-13 в течение первого года лечения. На этой стадии лекарственное ухудшение стало постоянным и потенция не увеличивалась. Спустя шесть месяцев, из-за отката вследствие пробы Манту, мы опять начали с Carcinosinum LM1 и дошли до LM8 в течение восьми месяцев. После этого Carcinosinum больше не использовался и LM-потенции больше не требовалась. В течение нескольких лет различные препараты назначались только при необходимости, в частности Opium, Cicuta и Hyoscyamus. Pulsatilla и Arnica применялись как лекарства при острых состояниях. Сейчас, в возрасте 17 лет, Макс, возможно, самый здоровый член нашей семьи и менее всех нас нуждается в гомеопатической помощи).

Надо признать, что реакция Макса на гомеопатическое лечение была исключительной и практически идеальной. Но Макс не единственный такой случай. Все больше и больше семей пробуют использовать гомеопатию для лечения своих аутичных детей, и ко мне приходит все больше отзывов об успешном излечении по всему миру. При таком неизлечимом заболевании, как аутизм, даже небольшие улучшения могут создавать огромную разницу в качестве жизни. Многие из гомеопатов, с которыми я говорила, отмечают по меньшей мере заметные улучшения в большинстве случаев, когда они сталкивались с аутизмом.

Как вы можете себе представить, излечение Макса совершило нечто большее и изменило жизнь всей семьи. Прежде всего, гомеопатия стала нашей основной медициной. В течение нескольких лет я наблюдала совершенно невероятные чудеса, происходившие благодаря гомеопатии с моими друзьями и семьей. Мой опыт с Максом заставил меня изменить мою собственную жизнь. Моя работа исследователя в области вычислительной техники вдруг показалась мне скучной и рутинной по сравнению с чудом, которое коснулось нашей жизни. Я почувствовала, что должна посвятить себя изучению, распространению и поддержке гомеопатии в Соединенных Штатах. Я не могла поверить, что большинство жителей этой страны не знает о гомеопатии. Чем больше я узнавала, тем больше я убеждалась, что это похоже на спрятанное сокровище.

Вскоре я ушла со своей работы и начала сама изучать гомеопатию, сначала по книгам, а потом и более традиционными способами, на курсах и семинарах. Я начала помогать различным американским гомеопатическим журналам и группам, я присоединилась к Калифорнийскому движению за свободу здоровья (California health freedom movement), а сейчас я состою в правлении Национального центра гомеопатии.

Еще я начала писать. Сначала это были статьи, которые я размещала в Интернете. В конце концов, я решила написать познавательную книгу, чтобы общество в целом и «аутичное» сообщество в частности узнали о силе гомеопатии. Результатом стало «Невероятное излечение», введение в гомеопатическую философию, ее историю и научные основания, включающее рассказ о нашей семье наряду с десятками других историй от первого лица, рассказанных людьми со всего мира с самыми разными физическими и эмоциональными проблемами. Эта книга уже переведена на немецкий и греческий языки и скоро будет переведена на арабский.

Другим интересным поворотом событий для нашей семьи стали растущие опасения по поводу опасности вакцинации. Некоторые признаки, замеченные в течение нескольких лет, свидетельствуют, что аутизм Макса мог возникнуть как следствие вакцинации. Например, хотя мы не ревакцинировали его в возрасте 5 лет, ему сделали пробу Манту и он тут же дал заметный откат в своих аутистических симптомах. К счастью, мы возобновили гомеопатическое лечение и он восстановился. Только через несколько лет я обнаружила, что Макс получил прививки от гемофильной инфекции (Hib) и MMR как раз в то время, когда он выздоравливал от розеолы. Теперь я знаю, что вакцинация ребенка, который и так находится в ослабленном состоянии, может стать началом беды.

1796web.com

Гомеопат при аутизме

РОЛЬ ГОМЕОПАТИИ В БОРЬБЕ С ЭПИДЕМИЕЙ АУТИЗМА.

Эдуард Шальц, Доктор Гомеопатии, Профессор Психиатрии.

Аутизм является одним из самых тяжёлых заболеваний поражающих всё большее количество детей в С.Ш.А. и во всём мире. Согласно последним данным, каждый из 250 новорожденных американских детей страдает Аутизмом. Задумайтесь над тем, как страшна эта цифра, и как скоро подобная статистика станет реальностью в жизни детей вашего географического региона. К глубокому сожалению, дети страдающие этим страшним заболеванием остаются без эффективного лечения, и их родители зачастую плохо осведомлены о таких эффективных методах лечения, как гомеопатия. Более того, большинство гомеопатов до самого последнего времени считали это заболевание неизлечимым и отказывались даже «прикасаться» к таким пациентам.

Основываясь на своём многолетнем опыте лечения таких детей, я могу заявить с полной уверенностью, что гомеопатия является одним из основных методов лечения аутизма и других неврологически-метаболических заболеваний.

Основными характеристиками аутизма являются: 1. значительное нарушение развития социальных и коммуникативных функций; 2. минимальный репертуар и минимальный интерес в общении с другими людьми.

Нарушения социальных функций обычно очень сильно выражено и практически не поддаётця коррекции традиционными методами лечения. Так же часто встречаются нарушения несловестного общения: отсутствие зрительного контакта, необычная жестикуляция и странные позы. Дети страдющие аутизмом часто не в состоянии общаться с другими детьми и адекватно реагировать на выражение другими лудьми различных эмоций. Практически во всех случаях этого заболевания наблюдаются значительные проблемы развития речи, которые не сопровождаются компенсацией при помощи жестов или мимики. Индивидуумы с адекватно развитой речью, но страдающие аутизмом, не проявляют интереса к установлению разговорных контактов. Также наблюдается повторение одних и тех же фраз, или идиосинкрастический язык.

Лица страдающие аутизмом также страдают стереотипными ритуалами поведения и стереотипным маннеризмом (например, хлопанье в ладоши или выкручивание рук или пальцев, в некоторых случаях странные комплексные движения всего тела). Часто наблюдается патологическое увлечение только определёнными частями объектов.

Точная этиология аутизма не установлена. Основными «обвиняемыми» являются прививки и высокое содержание ртути в ряде прививок. Однако, довольно значительное количество детей с аутизмом не получало никаких прививок и не имеют повышенного содержания ртути в крови. Как и в случае большинства других заболеваний, вопрос о происхождении аутизма остаётся открытым.

Ортодоксальная медицина практически не в состоянии предложить никаких медикаментозных средств для лечения этой болезни. Наиболее популярны стимулянты (например, Риталин) и нейролептики (Рисперидон). Практически, эти препараты направленны на помощь несчастным родителям, которые не в состоянии переносить постоянную пытку ухода за такими детьми. Как и во всех остальных случаях, ортодоксальное лечение направленно на подавление симптомов. После такого лечения дети не начинают говорить или общаться со своими родителями и другими детьми. Они просто становятся менее агрессивными и беспокойными. Немедленные и отдалённые побочные эффекты такого лечения безусловно не вызывают никакого восторга ни у родителей, ни у большинства врачей.

С другой стороны, раннее вмешательство логопедов, аудиологов, физиотерапевтов и детских психологов помогает улучшить разговорные и социальные навыки таких детей. Естественно, результаты в большой мере зависят от индивидуальных характеристик ребёнка и профессиональных навыков специалиста. Эти методы лечения должны стать неотъемлемой частью лечебной пограммы каждого ребёнка страдающего аутизмом. Лечебные программы должны быть строго индивидуализированны.

Отчаявшиеся родители постоянно ищут альтернативы ортодоксальному лечению (а, точнее, его отсутствию). Некоторые из таких методов завоевали широкую популярность.

Россия познакомила Мир с применением «дельфинотерапии». Этот метод лечения также завоёвывает всё большее признание в США. Метод очень прост: детям дают возможность общяться с дельфинами. Большинство пациентов становятся значительно спокойней, и часто способны лучше общаться с окружающими.

К сожалению, доступ к дельфинам довольно ограничен.

Гипербарическая оксигенация также пришла из России. В течение долгого времени она применялась для ускорения послеоперационного восстанобления и лечения ряда совершенно различных (например кожных и сердечно- сосудистых) заболеваний. В последнее время всё больше детей больных аутизмом получают доступ к этому методу лечения. Результаты варьируют, однако метод постепенно завоёвывает всё большую популярность. Основными проблемами являются его дороговизна, ограниченный доступ к оборудованию и чрезвычайная вариабельность результатов.

Российские врачи также были одними из пионеров внутривенного применения аминикислот.

Внутривенные вливания секретина практически стали стандартом лечения этой популяции детей. Значительное большинство родителей отмечают улучшение интеллектуального и, в некоторых случаях, социального функционирования детей больных аутизмом.

Безглутеиновая диета доминирует жизнь большинства детей страдающих любыми неврологически-метаболическими заболеваниями. Аутизм не является исключением. Некоторые дети испытывают значительное улучшение большинства симптомов, но, как всегда, большинство детей представляют полный спектр результатов начиная от очень хороших и кончая полным отсутствием какого-бы то ни было эффекта.

Однако, «у девяти нянек дитя без глазу», или, говоря словами древнего мудреца, если на один вопрос есть больше чем один ответ, значит у вас нет ответа.

К величайшему сожалению, мы не понимаем этиологии аутизма (ситуация довольно обычная для большинства заболеваний). Более того, если для ряда серьёзных заболеваний абсолютным ответом является ГОМЕОПАТИЯ,то при лечении аутизма необходим также доступ к другим методам натурального лечения, в особенности, к КРАНИАЛьНОЙ ТЕРАПИИ. Этот вид лечения существует с момента зарождения ОСТЕОПАТИЧЕСКОЙ МЕДИЦИНЫ. Краниальная терапия абсолютно безболезнена, хорошо переносится детьми и, безусловно улучшает прогноз гомеопатического лечения аутизма.

ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ АУТИЗМА.

На сегодняшний день достаточно большое количество гомеопатов занимается лечением аутизма. Безусловно, как и всегда в таких случаях уже появились различные «методы» и «теоретические подходы» к лечению аутизма и пограничных состояний (например, гиперактивности). История повторяется каждый раз и мы (люди, человеки с планеты Земля) ухитряемся каждыи раз забывать её (истории) уроки! Ганеман чётко написал много раз, например в 147 параграфе пятого издания Органона:»То из этих испытанных лекарств, симптомы (в старом переводе лекаря Сорокина воспроизведённого издательством «Гомеопатическая Медицина» написано «припадки») которого имеют наибольшее сходство с совокупностью симптомов лечимой болезни, должно быть самым приличным и самым верным против неё гомеопатическим лекарством». ТОЧКА! Многогратные попытки ревизионистов гомеопатии приводили только к одному результату — отсутствию результатов лечения.

Согласно одной из наиболее «модных» теорий путь к излечению аутизма заключается в использовании гомеопатических препаратов приготовленных из вакцин. Согласно этой теории, аутизм вызывается прививками, и пациенты должны быть детоксифицированы при помощи возрастающих гомеопатических разведений этих вакцин. К этой-же «теоретической» группе относится применение гомеопатических препаратов ртути для детоксификации. Такого рода теории основаны на наблюдении о том, что у значительного количества детей заболевание началось после прививок. Было также продемонстрировано, что некоторые серии прививок содержали повышенное количество ртути. С точки зрения гомеопатии, прививки, или ртуть являются стрессорами, заставляющими ЧУВСТВИТЕЛьНЫЙ к ним организм активизировать свои защитные механизмы и производить симптомы. У некоторых индивидуумов такое чрезмерное напряжение приводит к простому транзиторному повышению температуры, у других развивается заболевание, против которого была назначена прививка, у третих — гиперактивность, у кого-то аутизм, а большая часть населения даже не замечает прививки. «Я прививки не боюсь, если надо — уколюсь!» В лучшем случае, такой подход является ИЗОПАТИЧЕСКИМ. И в этом нет ничего плохого, просто это не гомеопатия, что означает только одно — ПОДАВЛЕНИЕ симптомов, практически ничем не отличающееся от антиаллергических уколов. Более того, данный аргумент можно было-бы легко опровергнуть, если-бы результаты демонстрировали преимущество этого метода. Ситуация остаётся диаметрально противоположной — гомеопатия буквально творит чудеса, другие подходы — нет. «Теоретизирование» (создание теорий не основанных на практике), против которого Ганеман боролся всю свою жизнь, остаётся по-прежнему бесплодным и после его смерти. Нравится нам это, или нет, а практика всё ещё остаётся основой познания!

Другой распространённой ошибкой является попытка назначения гомеопатических средств на базе симптомов, характерных для заболевания в целом, а не для конкретного пациента с его (или её) индивидуальными характеристиками. Такой подход зачастую приводит к назначению Геллеборус или Барита Карбоника практически всем пациентам.

Особенностями подхода к нахождению СИМИЛИМУМА являются:

1. Необходимость тщательного наблюдения за ребенком с целью выявления индивидуальных характеристик.

2. Чёткое понимание врачом и родителями того, что лечение может занять долгое время, так как очень часто первый, а также, весьма вероятно и второй и даже третий препарат могут быть «промежуточными», помогая всё дальше продвинуть процесс «проявления» зачастую глубоко запрятанного основного препарата.

3. В случаях когда единственным, или одним из немногих симптомов является глубокая изоляция с репитиционным поведением (например, проигрывание одной и той же песни, или видео, или повторение одних и тех- же действий) помните о БУФО РАНА. Знаменитый симптом изоляции с целью занятия онанизмом должен быть прочитан гораздо шире, и вы увидите, что этот препарат являтся чем-то подобным Сульфуру в случаях, когда вы не видите никаких других симптомов у детей с аутизмом. БУФО хорош не только в начале, но и зачастую в «середине» процесса лечения. Как и во всех других случаях, назначение препарата определяется наличием характерных симптомов.

4. Будьте готовы к тому, что вам придётся быть гибким и будте готовы как к продолжительному ожиданию, так и к быстрой смене препаратов, если того требует клиническая ситуация.

5.Особенно важным является точное назначение препаратов в случае, если ребенок заболевает простудным заболеванием. Нелеченные гомеопатией дети с аутизмом обычно не заболевают острыми заболеваниями. (Если вы не понимаете почему это происходит, задумайтесь над тем насколько аутизм «сильнее» простуды. Эти вопросы хорошо освещены в книге Витулкаса «Наука Гомеопатии» и «Органоне».) В этот момент вы можете существенно «продвинуть» процесс лечения. В одном из недавних случаев из моей практики, я наблюдал ребёнка с тяжелейшей формой аутизма. После назначения нескольких препаратов на протяжении более года единственным улучшением было появление осмысленного взгляда и снижение агресии. После очередной дозы Буфо (на месте Буфо мог оказаться лубой другой препарат), у ребенка паявился острый отит, сходный с тем, которым он переболел ДО появления аутизма. Картина заболевания была характерна для Силиции. Была назначена одна доза Силицеа 200С. Отит довольно быстро прошел и картина Геллиборуса стала совершенно очевидной. Назначение Геллиборуса 200С привело к существенному улучшению большинства симптомов основного заболевания.

6. Препараты должны назначаться в относительно высоких разведениях: 200С зачастую является оптимальной дозой.

7. Будьте готовы к сильным и продолжительным аггравациям. Прогностически, сильные аггравации являются хорошим знаком. Не вмешивайтесь в этот процесс за исключением тех случаев, когда вы отчетливо видите картину нового препарата.

8. Ваши ожидания степени успеха должны быть очень скромными. Родители должны чётко понимать, что заболевание это тяжёлое, и степень улучшения предсказать трудно. Я не знаю ни одного случая из моей практики и практики гомеопатов, которых я уважаю, когда кропотливый, зачастую долгий труд не приносил плоды.

9. Наиболее часто используемые препараты. В принципе, большинство гомеопатических препаратов используются при лечении аутизма. Безусловно, в случае тяжёлой, далеко зашедшей патологии такие препараты как Буфо Рана, Страмониум, Цина (сильно напоминающая Страмониум) Гиосциамус, Тарентула, Вератрум Алльбум, Геллиборус, Алюмина и Цинкум представляют особый интерес. С другой стороны, известно много случаев успешного применения Силиции, Фосфора, Медоринума, Сульфура, Карцинозина и других подобных препаратов.

Повторяю, «секреты» заключаются в умении замечать тонкие детали поведения ребёнка и терпеливой работе с вашими маленькими пациентами и их родителями. Хорошее знание препаратов и теории ещё никому не помешало.

И , самое главное, не бойтесь работать с такими детьми. Умение приходит только с опытом. Мой мудрый дедушка говорил: «кто не рискует, тот не пьёт шампанского». Больших вам удач и хорошего здоровья всем вашим пациентам!.

specialist.homeopatica.ru

Лечение аутизма гомеопатией. Плюсы и минусы гомеопатии. Гомеопатические препараты при аутизме

  1. Главная /
  2. Здоровье и долголетие /
  3. Физическое здоровье /
  4. Лечение аутизма гомеопатией. Плюсы и минусы гомеопатии. Гомеопатические препараты при аутизме
  5. Обычно, гомеопатию относят к альтернативным методам лечения, поскольку зачастую это возможность замены использования медикаментов, что уже хорошо. Кроме того, ценно воздействие биологических добавок на функционирование отдельных областей мозга. В настоящее время огромное количество гомеопатов специализируются в данной области и лечат аутизм. Существует несколько направлений гомеопатии при лечении аутизма.

    Аутизм является одной из самых тяжёлых проблем со здоровьем и развитием, трудно поддающейся коррекции и лечению симптомов. Порой традиционная медицина даже с симптоматикой аутизма не может ничего сделать. А учитывая нежелательность медикаментозного вмешательства и ворох его побочных эффектов, зачастую именно гомеопатическое лечение аутизма является одним из главных методов лечения аутизма и прочих неврологических заболеваний.

    Если главный врачебный принцип — «не навреди», то гомеопатия при лечении детей аутистов наиболее приемлемый выбор. Хотя и здесь есть свои нюансы, и не всегда положительные. Способна ли гомеопатия в принципе помочь при каком угодно заболевании — вопрос, над которым спорят многие десятилетия и медики, и ученые. Поэтому, ответить на него предстоит вам самостоятельно. Если ваш ответ будет отрицательным, то вы не потеряете ничего, кроме времени.

    Когда и как следует применять гомеопатическое лечение аутизма? В каких случаях гомеопатия при лечении детей аутистов может помочь, а в каких навредить? Какие гомеопатические препараты при аутизме используются и что они дают?

    • Когда помогает гомеопатия при лечении аутизма?

    Прежде всего, гомеопатическое лечение аутизма – это вспомогательная терапия, которая должна идти в комплексе с другими методами коррекции аутизма. Хороший эффект можно получить, совмещая лечение аутизма гомеопатией с краниальной терапией, мануальным воздействием, которое осуществляет остеопат.

    Лечение аутизма гомеопатией в настоящее время осуществляет большое количество гомеопатов, специализирующихся на лечении аутизма и использующих несколько направлений в таком лечении. Однако, выбирать такого специалиста следует тщательно. Прежде всего, гомеопат должен внимательно вникнуть в проблемы пациента, оценить его индивидуальные особенности, дифференцировать симптомы аутизма от манипулятивного поведения и прочее, а назначив оптимально подобранные гомеопатические препараты при аутизме, тщательно отслеживать изменения в поведении и самочувствии аутиста и вносить своевременные коррективы при необходимости.

    Все это может сделать только ответственный, опытный в данной области специалист. То есть, обычный, даже самый хороший гомеопат, вряд ли сможет помочь аутисту, если он не специализируется именно в лечении аутизма.

    • Вакцинация и гомеопатия при лечении детей аутистов

    Одна из теорий гомеопатического лечения аутизма заключается в применении гомеопатических лекарств приготовленных на основе вакцин. Есть мнение, что аутизм «вызывают» прививки и в некоторых случаях тому есть научное подтверждение. Поэтому для детоксификации организма применяют возрастающие гомеопатические разведения данных вакцин, используемых для прививок.

    Подобное гомеопатическое лечение аутизма основано на том основании, что заболевание у ребенка началось именно после прививки, что некоторые серии вакцин содержали в себе повышенное количество ртути. Ртуть, а в данном случае сама прививка, являются мощными стрессорами для организма, которые заставляют активизировать защитные механизмы и производят соответствующие симптомы. У некоторых деток прививки выливаются в повышение температуры, у других – в развитие заболевания, против которого собственно и была назначена вакцинация, у третьих – в гиперактивность ребенка, у кого-то – в аутистическое расстройство. Хотя большая часть деток переносят прививки хорошо, но бывает и такое. Тем не менее, гомеопатические препараты при аутизме в данном случае только подавляют симптоматику и не более (как, к примеру, гормональные препараты воздействуют на аллергию).

    • Аутизм: лечение гомеопатическими лекарствами симптоматики

    Другой распространённой ошибкой применения гомеопатии при лечении аутизма, выступает попытка назначения гомеопатических препаратов при аутизме на базе симптомов, которые характерны в целом для заболевания, а не для конкретного пациента. Подобный подход приводит к тому, что всем подряд назначаются одни и те же гомеопатические препараты при аутизме. Как правило, это Барита Карбоника или Геллеборус практически всем без исключения пациентам. Само собой, что эффективность лечения составляет 50/50, и, как говорится, наудачу. Эти лекарства могут помочь, а могут и не помочь. Поэтому, если принято решение использовать гомеопатическое лечение аутизма у ребёнка, то будьте готовы, что оно может занять довольно долгое время. В принципе очень часто первый препарат, а весьма вероятно даже второй и третий, могут быть только «промежуточными», помогающими продвинуть процесс дальше.

    Учитывая все это, врач должен постоянно наблюдать за ребёнком, чтобы выявить индивидуальные особенности. Нужно быть готовыми к тому, что ожидание будет продолжительным, а смена препаратов быстрой, если этого будет требовать клиническая ситуация.

    • Стереотипии и гомеопатия при лечении аутизма

    Гомеопатия при лечении детей аутистов в случаях когда основной симптом — это глубокая изоляция и стереотипное поведение (к примеру, просмотр постоянно одного и того же мультика или повторение каких-то действий) предлагает использовать БУФО РАН. Важно, чтобы врач мог отличить аутический признак от симптома изоляции с целью, например, занятия онанизмом, в данном случае он читается гораздо шире, и подход несколько иной. Вы увидите, что данный препарат схож в чем-то с Сульфуром в случаях, когда никаких других симптомов вы не видите у аутичного ребенка или подростка. БУФО хорош в начале процесса лечения, но и в «середине» зачастую дает неплохие результаты.

    Как и в любых других случаях, назначать препарат следует определив наличие характерных симптомов у аутиста.

    • Побочные эффекты в лечении аутизма гомеопатией

    Важным моментом является верное назначение гомеопатических лекарственных препаратов в случаях, когда ребенок заболевает каким-либо простудным заболеванием. Растя аутиста, вы наверняка уже успели заметить, что такие дети обычно не заболевают вообще какими-то острыми заболеваниями. Только задумайтесь, насколько аутизм «сильнее» всевозможных простуд – это удивительное свойство, не дающее покоя ученым. Процесс лечения в такие моменты способен существенно «прогрессировать».

    Для примера, случай лечения одного ребёнка с тяжелой формой аутизма. Ему были назначены сразу нескольких препаратов одновременно, но на протяжении больше года, единственное улучшение, которого добились, оказалось появление более или менее осмысленного взгляда и некоторое снижение агрессии. Очередная доза Буфо (а на его месте могло оказаться любое другое лекарство), у ребенка открылась острая форма отита, сходного с отитом, которым он переболел еще до того, как появился аутизм. Ребенку назначили одну дозу Силицеа 200С. Довольно быстро отит прошел, и совершенно очевидной стала необходимость назначения Геллиборуса. Как только был назначен Геллиборус 200С, существенно улучшилась картина основного заболевания, и снизилось проявление большинства симптомов аутизма.

    Гомеопатические препараты при аутизме Геллиборус назначаются, как правило, в высоких разведениях: зачастую оптимальной дозой 200С является.

    Кроме всего сказанного, нужно быть готовыми к появлению продолжительных и сильных агграваций (преувеличению тяжести имеющихся фактически болезненных симптомов и появлению субъективных болезненных ощущений). В большинстве случаев, сильные аггравации — это хороший знак. Поэтому вмешиваться в процесс лечения не стоит, за исключением случаев, когда негативная картина воздействия нового препарата видна отчетливо.

    • Аутизм, лечение гомеопатическими лекарствами: какие использовать?

    В принципе, гомеопатические препараты при аутизме имеют широкий ассортимент, и большинство гомеопатических лекарственных средств, так или иначе, могут использоваться при лечении аутизма. Однако наиболее часто в случаях тяжёлой, зашедшей далеко патологии, используются следующие препараты, действующие максимально эффективно: Буфо Рана, Страмониум, Гиосциамус, Цина (сильно напоминает Страмониум), Геллиборус, Тарентула, Вератрум Алльбум, Цинкум и Алюмина. Вместе с тем, известно немало случаев, когда успешно применялись гомеопатические препараты при аутизме Силиций, Фосфор, Медоринум, Сульфур, Карцинозин и другие подобные лекарственные средства.

    Успех гомеопатии при лечении детей аутистов зависит от хорошего врача, вызывающего у вас доверие и умения этого специалиста замечать нюансы в поведении ребёнка.

    Еще немного о гомеопатии для детей:

    ladyvenus.ru

    Об аутизме подробнее, или У гомеопатии есть ответ! | Гомеопатия

    Приобрести книгу Тинус Смитс «Аутизм: преодолевая отчаяние» вы можете интернет-магазине издательства «Гомеопатическая книга»

    Интерес к аутизму пришел ко мне в результате моего опыта по лечению вакцинных осложнений у детей. Многие проблемы с поведением исчезали после антидотирования прививок, даже если детей приводили с совершенно другими жалобами. Из практики мне известно, что колебания настроения, агрессия, двигательное беспокойство, синдром дефицита внимания (СДВ), синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) часто коррелировали с многочисленнымии ранними вакцинациями у детей. По мере того, как некоторые мои маленькие пациенты-аутисты значительно улучшались после антидотирования прививок, возрастал и мой интерес, и я все больше убеждался, что аутизм должен быть хотя бы частично связан с прививками.

    На конгрессе по аутизму в Чикаго в мае 2003 года я сообщил о 30 случаях поведенческих расстройств (трое из них были детьми-аутистами), которые значительно улучшились после антидотирования прививок. Здесь я узнал о последних научных исследованиях аутизма и загорелся перспективами лечебных возможностей, которые следовали из этих новых идей. Это была благая весть, и я больше не считаю возможным расценивать аутизм как неизлечимое страдание: факты говорят об обратном.

    Последние несколько лет я все больше и больше уделял внимание лечению этих детей, и пролечив 300, независимо от диагноза и тяжести состояния, пришел к выводу, что моя методика может дать значительное улучшение практически в каждом случае, вплоть до полного излечения. Я называю ее CEASE терапией (рус. ПУРАС — полное устранение расстройств аутического спектра). Я говорю «практически в каждом случае», поскольку были несколько исключений. Если причина расстройства не найдена, зачастую из-за недостатка информации, тогда полное излечение может не состояться. Выздоровление может не последовать и в случаях органического повреждения головного мозга, при выраженном эпилептическом синдроме, последствиях менингита и энцефалита.

    Однако большинство детей с аутизмом излечимы, поскольку расстройство мозга носит не органический, а функциональный характер. Моя выборка в 300 случаев аутизма оказалась интереснейшим экспериментом, открывшим природу многих причинных факторов. Для гарантии результативности CEASE терапии во всех частях света я решил организовать профессиональные курсы для сертифицированных гомеопатов по всему миру. Вероятно, в ближайшие годы эта методика не будет доступной во всех странах, но наша команда сделает все возможное, чтобы она была бы доступна в самом лучшем виде, чтобы страдания аутичных детей и их семей были по возможности прекращены. В Нидерландах интерес гомеопатов к этой теме был поистине грандиозным: первый сертификационный курс закончили 85 гомеопатов.

    По мере развития этой методики я все больше и больше убеждался, что изопатия (т.е. применение гомеопатических лекарств, изготовленных из токсических субстанций, вызывающих эту же болезнь) давала мне ключ к чудесным излечениям. Также я убедился, что аутизм есть результат не одной причины, а совокупности таковых. На сегодняшний момент главным препятствием к излечению представляется недостаток информации о причинных факторах. Когда на важные события анамнеза жизни таких детей и их родителей не обращают внимания, или же они остаются неизвестны, необходимый ключ к излечению может не быть найден. Если же мы знаем причинные факторы анамнеза жизни ребенка, мы почти всегда можем нейтрализовать их при помощи гомеопатии. Эта концепция будет подтверждена на клинических примерах ниже, например, см. случай в Главе 3.

    Чем дольше я находился в поисках совершенной методики излечения, тем больше меня поражало, что определенные субстанции, включая те, что не считались токсичными, могут быть причинными факторами аутизма или других нарушений развития. Так, я наблюдал потрясающее улучшение у девочки с аутизмом после антидотирования назального спрея ксилометазолина, которым регулярно пользовалась во время беременности ее мать. Конвенциональная медицина, так часто использующая токсические химикаты, все сильнее становится медициной патогенной. Это касается не только прививок, но и всех видов терапии, назначаемых моими коллегами-аллопатами. Но когда мы готовим и применяем эти же токсические субстанции в малых дозах как гомеопатические лекарства (а точнее, как изопатические лекарства), глубинные токсические эффекты этих субстанций можно аннулировать и четко связать с симптомами пациента. Много таких примеров вы найдете на страницах этой книги. Реакции на подходящее изопатическое лекарство так характерны, что связь между причинами и последствиями не вызывает сомнений. Именно таким путем я шаг за шагом приходил к пониманию, почему за последние десять-двадцать лет с ростом назначения прививок и аллопатических лекарств у детей так головокружительно выросли аутизм и прочие поведенческие расстройства.

    Наряду с изопатической терапией я также применял ортомолекулярные лекарства (пищевые добавки, или БАДы в терапевтических дозах) для улучшения питания мозга этих детей и восстановления нормальной функции кишечника. Многие добавки имеют определенную пользу в лечении аутизма, но необходимыми я нашел лишь несколько: витамин С, магний, цинк и рыбий жир. В моей методике эти добавки служат как вспомогательные агенты, но главная роль в лечении принадлежит изопатической терапии. Эти добавки сглаживают лечебный процесс и помогают минимизировать реакции детоксикации. Но нужно отдельно подчеркнуть, что по моему опыту излечить аутизм одними пищевыми добавками невозможно — просто потому, что аутизм не вызван дефицитом витаминов и минералов. Тем не менее, с помощью пищевых добавок мы регулярно наблюдаем стойкое улучшение состояния этих детей.

    В третьих, я применял классическую гомеопатию и Вдохновляющую гомеопатию, которая будет определена и обсуждена в следующих главах. И та, и другая могут играть важную роль в окончательном излечении детей с аутизмом, хотя без устранения специфических причин, повинных в развитии аутизма, классическая гомеопатия сама по себе редко приведет к полному излечению. Тем не менее, этот вид терапии может дать многообещающие результаты, как будет показано в этой книге. Необходимо подчеркнуть, что CEASE терапию может применять только обученный гомеопат.

    В этой книге многие новые концепции будут представлены как часть лечебной системы, настолько отличной от конвенциональных подходов, что в нее сложно поверить и принять. Эти новые подходы постепенно станут ясны на примере конкретных клинических случаев. Читателям, незнакомым с гомеопатией, я рекомендую прочесть эту книгу как минимум дважды и пользоваться словарем незнакомых терминов в конце книги. Суть CEASE терапии станет гораздо понятнее после повторного прочтения.

    Если мы не предпримем верные шаги, в ближайшем будущем нас ожидает резкий рост детей-инвалидов. Также необходима повышенная осторожность в применении лекарств во время беременности и родов. Любая химическая субстанция, чуждая организму, потенциально ядовита. Утверждение, что лекарство безопасно для беременных, говорит врачу только об отсутствии известных генетических поражений или тяжелых побочных эффектов, а вовсе не о безопасности. Иногда у врача нет выбора, например, при эпилепсии, колите, злокачественной артериальной гипертензии, астме, в неотложной хирургии и пр. Но многие проблемы беременности, наподобие кислой отрыжки, утренней тошноты, угрозы прерывания, преждевременных схваток и т. д., можно легко устранить гомеопатией и натуропатией. Родители сначала должны выбрать нетоксичные методы и иметь представление о возможных побочных эффектах обычных медикаментов на плод. Важное значение для будущей матери имеют пища и питье. Предпочтение должна иметь органическая пища. CEASE терапия позволяет диагностировать роль глутамата, сахарозаменителей и пищевых размягчителей и пластификаторов в качестве причинных факторов аутизма.

    Я надеюсь, что создание CEASE терапии и CEASE организации будет способствовать распространению этого лечебного метода по всему миру. Родители смогут определиться, лечить ли, и если да, то каким образом лечить своих детей, ведь излечение возможно. Пора перестать называть аутизм неизлечимым заболеванием, ведь факты говорят об обратном. В ближайшем будущем мы можем начать исследования, чтобы документировать эффективность этого подхода.

    Глава 2. У гомеопатии есть ответы

    Разновидности гомеопатии и их лечебный потенциал

    Чтобы в полной мере понимать потенциал гомеопатии, мы должны решить, какой тип гомеопатии поможет нам достичь нашей цели полного излечения аутизма. При некоторых болезненных состояниях самый элегантный и мощный путь излечения пациента лежит через классическую гомеопатию (применение одного лекарства для покрытия совокупности психоэмоциональных и соматических симптомов), который мы обсудим в этой главе ниже. Но по моему опыту, классическая гомеопатия в одиночку редко бывает достаточной для излечения аутизма, хотя порой дает значительное улучшение. Ключ к гомеопатическому излечению аутизма надо искать не в классической гомеопатии, а в изопатии (т.е. в применении гомеопатического лекарства, изготовленного из причинного агента, вызывающего болезнь), о чем вы узнаете из этой книги.

    Пути передачи заболевания от матери ребенку

    Здоровье ребенка зависит от здоровья отца и матери до зачатия. Затем множество факторов, и пренатальных, и в раннем детстве, оказывают влияние на здоровье ребенка: лекарства, прививки, пища, окружающая среда и экология (хронические отравления); принимавшиеся матерью во время беременности лекарства, протекание самой беременности, роды и лекарства, применявшиеся в родах; семейный анамнез. Но особое влияние имеют лекарства, принятые ребенком в первые два года жизни. Беременность и раннее детство имеют решительное влияние на дальнейшее здоровье наших детей.

    Мозг нерожденного ребенка и ребенка до двух лет крайне чувствителен к любым влияниям, и легко повреждается химическими веществами. Жирорастворимые молекулы, такие как кислород, углекислый газ, анестетики и этанол могут проникать через липидную стенку капилляров в любые структуры мозга. В первые три месяца жизни плода гематоэнцефалический барьер сформирован не полностью, и контакта с этими веществами удается избежать не всегда. Поэтому пациенты и врачи должны быть очень осторожны с любыми неестествеными для организма веществами и продуктами химико-фармацевтической индустрии. Любое лекарство, даже имеющее репутацию безопасного, должно считаться потенциально токсичным: об этом говорит мой опыт лечения патологии, вызванной такими лекарствами. Далее в этой книге вы найдете много случаев, когда лекарства, назначенные во время беременности, в значительной мере служили причиной аутизма и прочих поведенческих проблем. Порой лекарства и болезни еще до наступления беременности могут играть важную роль в будущем развитии аутизма, и должны корректироваться гомеопатически.

    Для полного понимания того, как повреждается здоровье наших будущих детей, очень важно иметь представление о наличии трех путей передачи здоровья ребенку от матери во время беременности и первых двух лет жизни.

    1. Генетический. Как мы знаем, половину генома ребенок получает от матери, половину от отца. Надо сказать, что большинство детей рождаются генетически здоровыми. Аутизм часто считают заболеванием генетическим, но заболеваемость генетической болезнью не может так резко вырасти за одно поколение, как это имеет место с аутизмом.
    2. Химический. Во время беременности через пуповину могут проникать различные токсины, включая тяжелые металлы, принимаемые матерью лекарства, этанол, табак, токсины пищи и пр. Когда ребенок родился, токсины могут попасть в его организм с пищей (грудное или искусственное вскармливание), с воздухом (напр., испарения лаков и красок, которыми покрыты пол и стены детской комнаты), через довольно проницаемую детскую кожу (шампуни, мыла и кремы с парабенами, этиленгликоль, фталаты, бисфенол А и пр.) и с лекарствами (антибиотики, анестетики, вакцины и пр.).
    3. Энергетический. Эта форма передачи требует особого пояснения как мало известная и даже незнакомая в мире медицины. Однако она играет ключевую роль в понимании, как заболевают наши дети, как они становятся аутистами, как у них возникают проблемы с развитием и поведением. Токсичные вещества могут повредить плод и младенца не только на химическом уровне, но и оставив отпечаток в энергетическом поле ребенка, нарушив его витальную энергию. К этому же способны и болезни. Токсины вызывают острые реакции, когда концентрация их достаточно высока. Если она уменьшается, токсические эффекты снижаются вплоть до полного исчезновения. Но токсин может оставить «энергетический отпечаток» [Выдающийся киевский гомеопат Д. В. Попов пользовался термином «конституциональный полoм». Схожее явление в патофизиологии носит имя locus minoris resistentiae, т.е. область низкой сопротивляемости. В традиционной китайской медицине нарушения в организме многие тысячи лет рассматриваются с точки зрения дисбаланса энергии. — примеч. пер.] даже после того, как его высокие дозы перестали действовать в организме, особенно после длительной экспозиции токсина. Это объясняет, почему хелатная терапия часто бывает недостаточна для излечения интоксикации тяжелыми металлами. Обычно эффект интоксикации длится пожизненно, если возник непоправимый тканевой дефект или был оставлен «энергетический след» в системе жизненной энергии пациента.

    Недавно я прочел интересную статью во французском журнале Nexus за июль-август 2009 года, № 63, стр. 82-88, об исследовании Норы Бенашур и Жиля-Эрика Сералини из Университета Кана, опубликованном в «Химических исследованиях в токсикологии» (Chemical Research in Toxicology) за декабрь 2008 года. Они изучали токсикологию высоких разведений пестицида «Раундап», продукта компании «Монсанто». Они пришли к заключению, что концентрация в 100.000 ниже той, что обычно применяют садоводы, способна убивать клетки новорожденного. Это снова доказывает, как осторожно следует обращаться с токсинами во время беременности и в первые годы жизни. Концепция «энергетического следа» объясняет успех гомеопатического лечения, особенно изопатии, которая действует на него напрямую. Я не знаю других лечебных методик, способных эффективно противостоять энергетическому повреждению. При хорошем исполнении изопатия помогает гомеопату полностью излечить пациента. Но прежде чем более плотно заняться изопатией, давайте для начала рассмотрим другой важный аспект гомеопатического лечения: причину, по которой мы используем различные потенции.

    Д-р Самуэль Ганеман, основатель гомеопатии, был пионером в назначении различных потенций, получаемых в процессе пошагового разведения и встряхивания лекарств. Чем больше разводили и встряхивали (динамизировали) лекарственную субстанцию, тем выше была потенция; и тем глубже и мощнее было действие лекарства. 30С потенция считалась сравнительно низкой, 200С средней, а 10М (10.000) — высокой.

    Ганеман заметил, что если определенная потенция закончила свое лечебное действие, но болезнь не была полностью искоренена, для продолжения процесса излечения нередко нужно было назначить более высокую потенцию. Так, чтобы устранить дисбаланс энергии, лекарство часто применяют в восходящих потенциях (в моей практике в 30С, затем 200С, 1М, 10М, а иногда вплоть до 50М потенции). Когда мы используем изопатию, на первый план часто начинают выступать различные уровни энергетического дисбаланса или болезни. Когда пациент перестал освобождаться от токсинов на 30С потенции, когда он перестал на нее реагировать, это не значит, что процесс детоксикации завершен. Как только мы даем следующую (200С) потенцию, его организм вновь начинает реагировать. Некоторые дети реагируют на все потенции, другие — на одну-две.

    Какой вывод мы можем сделать из этих опытов? Болезнь (или энергетический дисбаланс) может иметь узкие и широкие энергетические рамки. В общем, мы можем говорить, что низкие потенции более активны на физическом плане, а высокие — при психоэмоциональных проблемах. Для воздействия на всю палитру энергетических уровней я использую в качестве базовой детоксикационной терапии 30С, 200С, 1М и 10М потенции, и называю это «курсом» лекарства.

    Нарушения конституциональные (врожденные) и связанные с травмой

    Для успешного лечения аутизма важно видеть различия между нарушениями в результате травмы [в широком понимании этого слова, не только механической и психоэмоциональной, но и лекарственной. — примеч. пер.] и нарушениями в связи с врожденной натурой пациента, на которые направлена так называемая «конституциональная» гомеопатия. Эти два типа нарушений требуют различных гомеопатических подходов, и поэтому их важно уметь различать.

    Нарушения, связанные с травмой, можно объяснить как специфическое токсическое воздействие, которое оставило отпечаток в энергетическом поле пациента. Это может быть вакцина, пищевая добавка, токсин из окружающей среды, лекарство, применявшееся во время беременности или в первые два года жизни. Может быть и эмоциональная травма, наподобие смерти другого ребенка, когда мать была беременна, или госпитализации в раннем возрасте. Фактически, гомеопаты всегда выбирают лекарства на основании этой причины, если она существует, а не просто по симптомам — кроме состояний, угрожающих жизни. Профессиональные гомеопаты всегда ищут причину у своих пациентов и выбирают лекарство, способное устранить вредную энергию и восстановить у пациента энергетический баланс. Если причина психоэмоциональная, она вносит свою лепту в выбор конституционального лекарства в классической гомеопатии. Если причиной будет токсин, то заболевание лучше отвечает на специфическое лекарство, приготовленное из этого же токсина. Назначая такое лекарство, мы не стремимся учитывать весь психоэмоциональный облик нашего пациента. Такую методику лечения специфического соматического заболевания, основанную на применении лекарства, приготовленного из токсина, вызывающего это заболевание, мы и называем изопатией.

    В конституциональном лечении используют другой принцип гомеопатической медицины. Конституцию можно определить как комбинацию глубинных нарушений на протяжении жизни самого пациента и поколений его родственников, которые повлияли на его жизненную энергию. Мы имеем дело не с определенным числом четких расстройств, как при аутизме, а с уникальным и определенным энергетическим паттерном, которому соответствует специфическое гомеопатическое лекарство, приготовленное из растительного, животного или минерального сырья. Задача классического гомеопата — найти гомеопатическое лекарство, которое наиболее точно совпадет с характером и симптомами пациента. Такое тщательно выбранное лекарство называют наиподобнейшим лекарством, simillimum, которое полностью соответствует энергетическому паттерну пациента до самых глубинных уровней, и которое способно инициировать глубокий целительный процесс на соматическом, психоэмоциональном и духовном уровне. Такое конституциональное лекарство основано на энергетическом паттерне во всей его полноте и не затрагивает специфическое расстройство, как это делает изопатия.

    Изопатия, как указывалось выше, это применение патогенных продуктов в гомеопатических потенциях. Если мы связываем развитие аутизма с некой субстанцией, ее можно назначить пациенту в гомеопатических потенциях. Например, если у нас есть подозрение, что аутизм был вызван вакциной MMR, мы назначаем курс MMR в гомеопатических потенциях 30С, 200С, 1М и 10М для устранения возможного следа, оставленного этой вакциной, особенно в головном мозгу. По моему опыту, аутизм вызван накоплением различных токсинов и травм, и его лечение изопатией состоит в применении соответствующих потенцированных субстанций. Допустим, лечение ребенка с аутизмом на протяжении определенного времени может потребовать антидотирования MMR, NeisVac-C (менингококковая инфекция), DTPP/Hib и фенотерола (лекарства, используемого для отсрочивания преждевременных родов). Такое лечение шаг за шагом приводит ребенка к полному избавлению от болезненных изменений с решительным улучшением всех аутических черт.

    Реакции на такое лечение весьма часто бывают очень яркие: у ребенка могут вновь появиться те же симптомы, которые возникали при назначении вакцины или другого лекарства. Скажем, при детоксикации вакцины родители могут сообщить, что у ребенка вновь был мозговой крик, сонливость на протяжении нескольких дней, гнев и раздражительность — совсем как после иммунизации данной вакциной. Соматическая детоксикация, как реакция на изопатическое лечение, тоже частое явление: выделения из носа, ушей и глаз, понос, пот, кожные высыпания и лихорадка. В таких случаях я рекомендую антиоксиданты (витамин С, препараты магния, аскорбил пальмитат, рыбий жир), которые очень полезны для профилактики избыточных реакций детоксикации и поддержания нормального состояния детского организма.

    По сути, применение изопатии дает нам ценные сведения о том, какая причина порождает какие симптомы. Изопатия лишает права отрицать токсические эффекты прививок. Но изопатия также учит нас, что прививки — не единственная причина аутизма, так же, как ртуть и алюминий в прививочных препаратах. Как говорилось выше, даже «безобидный» назальный спрей, который применяла мать во время беременности, может сыграть большую роль в развитии аутизма.

    Изопатия также помогает нам выяснить, могли ли определенные события анамнеза быть причинными факторами. Если на определенную субстанцию реакции нет, мы можем быть уверены, что она не повинна в генезе аутизма у данного ребенка. И напротив, если имеется яркая реакция на гомеопатический препарат «подозрительной» субстанции, за которой последовало отчетливое улучшение, мы точно так же можем быть уверены, что эта субстанция нанесла ребенку вред.

    У нас также есть возможность выяснить, была ли данная детоксикация полной, или нет. Если мы видим яркую реакцию на данный курс лекарства, а затем повторяем это лекарство несколько раз, но реакции уже не получаем, мы вправе считать, что детоксикация этой субстанции успешно завершена, и можем переходить к следующему этапу лечения. Так обычно бывает после того, как мы дали определенную потенцию повторными дозами, до тех пор, пока не началась реакция, вслед за чем мы полностью повторяем весь курс, чтобы удостовериться, что ничего не осталось. В конечном итоге это означает, что вся информация о токсической субстанции или болезни окончательно была удалена из энергетического поля пациента.

    Изопатия, удаляющая все эти причинные факторы, является основным инструментом успешного лечения аутизма. Тем не менее, для полного излечения иногда необходимо обратиться к другим формам гомеопатии, например, к Вдохновляющей гомеопатии или классической гомеопатии, чтобы вылечить врожденные проблемы со здоровьем (конституцию), которые не были вызваны специфической причиной и уже вылечены при помощи изопатии.

    Вдохновляющая гомеопатия это современная форма классической гомеопатии, созданная мною для лечения универсальных людских проблем, которые я назвал универсальными слоями. Цель Вдохновляющей гомеопатии — жизненные процессы пациента. Темы, которые я уже раскрыл — отсутствие уверенности в себе, недостаток любви (к себе), ранимость и как бы неукорененность в своем теле, отсутствие защиты, старые травмы, чувство вины, разрыв со своим «я».

    Вдохновляющая гомеопатия может помочь пациенту осознать, что он ходит по кругу, решая одну и ту же проблему, постоянно повторяет один и тот же сценарий. Она ускоряет решение глубинных проблем и помогает человеку стать самим собой. Она не только помогает пациенту с жизненными неурядицами и невозможностью самоосознания; оказалось, что Вдохновляющая гомеопатия играет важную роль в лечении болезней современности, таких как рак, синдром дефицита внимания и гиперактивности, агрессивное поведение, аутизм. Чаще всего при этих слоях в аутизме применялись такие лекарства, как Cuprum metallicum, которое очень хорошо устраняет обсессии (навязчивость), ригидность и напряжение, включая тики и яктации, а также Saccharum officinale, прекрасно действующий на аффективную часть проблемы, восстанавливая эмоциональный контакт с родителями, братьями и сестрами, одноклассниками. Saccharum помогает таким детям понять, что чувствуют другие, помогает им снова выразить свои чувства. Порой могут помочь и другие лекарства, применяемые во Вдохновляющей гомеопатии, для того, чтобы создать более эффективные барьеры против внешних стимулов (Vernix caseosa), стать более укорененным в своем теле (Lac materinum) или менее агрессивным (Anacardium orientale).

    Однако эти лекарства не способны заменить изопатию. Если фундаментальный дисбаланс не восстановлен верным изопатическим лекарством, то классическая и Вдохновляющая гомеопатия смогут помочь лишь до определенного предела. В следующей главе мы подробнее изучим Вдохновляющую гомеопатию на примере случаев из практики, поскольку эта форма гомеопатии сравнительно малоизвестна как в широких кругах, так и в среде врачей-гомеопатов.

    Классическая гомеопатия, первоначальная гомеопатия, изобретенная и разработанная д-ром Самуэлем Ганеманом свыше 200 лет назад, и по сей день является преобладающим подходом, который практикуют гомеопаты во всем мире. Всевозможные вариации возникли позже. Базовые принципы гомеопатии вышли из классического подхода: найти уникальное, подобнейшее лекарство на самом глубинном уровне пациента, назначить его с целью вызвать резонанс в его организме и этим самым восстановить утраченное равновесие. Есть тысячи лекарств, приготовленных из растительного, животного и минерального сырья, из продуктов химической промышленности и из человеческих выделений. Эта практика требует широких профессиональных знаний, глубокого понимания физиологии и фармакологии (материи медики), достаточного опыта. Верно выбранное лекарство активизирует чудесный целительный процесс. По моему опыту, эта форма гомеопатии обычно не самая подходящая для лечения нарушений под названием «аутизм», и ее желательно откорректировать верным изопатическим лекарством. Если бы классическая гомеопатия была эффективна в большинстве случаев аутизма, она стала бы методом выбора при аутизме, но практика говорит об обратном.

    Клиническая гомеопатия и комплексная гомеопатия

    В то время как классическая гомеопатия нацелена на выбор лекарства по совокупности симптомов, клиническая гомеопатия сосредоточена только на определенной болезни или органе. Для решения этого типа соматических проблем обычно самые эффективные будут низкие потенции. Их можно повторять ежедневно и даже по нескольку разв день. Поэтому я с большим успехом применяю Saccharum officinale D6 (низкая потенция) один раз в день для лечения расстройств пищеварения у детей с аутизмом. Схожим образом могут быть использованы Chelidonium и Cholesterinum для детоксикации печени и Berberis для стимуляции почек. Детоксикацию и стимуляцию органов называют дренажной терапией.

    Некоторые гомеопаты отрицают эту разновидность гомеопатии как попрание лечебных принципов, разработанных Ганеманом. На мой взгляд, мы должны использовать все возможности, которые чудесный гомеопатический метод дает в наше распоряжение. Изопатию, клиническую и классическую гомеопатию можно эффективно сочетать и достигать более успешного излечения.

    Когда несколько лекарств комбинируются с клинической целью вместе, это называется комплексной гомеопатией. Я не использую такие комбинации и комплексы, но иногда назначаю несколько клинических лекарств одновременно, особенно при лечении рака, когда печень, пищеварительная система и почки при лучевой и химиотерапии испытывают повышенную нагрузку. Нередко такие комплексы продаются без рецепта как пищевые добавки, занимая свою законную нишу.

    Терапия нозодами имеет много общего с изопатией, так как использует гомеопатические лекарства, полученные из микробов-возбудителей или тканей, поврежденных болезнью (разумеется, разведенных до безопасного состояния, когда в препарате не остается даже следов первоначальной субстанции). В классической гомеопатии часто используются такие лекарства как Syphilinum, Carcinosinum, Tuberculinum, Mononucleosis, Borrelia (нозод болезни Лайма) и многие другие. Терапия нозодами — весьма прямой метод устранения следов, которые болезнь оставляет в энергетическом поле человека. Пациенты обычно жалуются, что не смогли полностью выздороветь после соответствующей болезни. Назначение нозода этой болезни может полностью устранить эти нарушения и восстановить здоровье до уровня, предшествовавшего этой болезни.

    Для стимуляции органов и систем органов можно использовать гомеопатические лекарства, приготовленные из этого же самого органа (ткани для этого берут от овец, телят или свиней). Такая терапия особенно полезна, когда соответствующий орган поврежден или работает с низким уровнем энергии на фоне глубинного гомеопатического лечения. Такие лекарства из органов в С4 или С5 потенциях обладают стимулирующим действием и могут оказать большую помощь в восстановлении специфического органа или системы органов. Так, я видел хорошие результаты у онкологических больных с тяжелой анемией и лейкопенией (низким уровнем белых кровяных телец) вследствие химиотерапии, которая часто подавляет образование клеток крови в костном мозге. Medulla ossium (гомеопатический препарат из костного мозга) С4, по 10 капель дважды в день прекрасно стимулирует образование красных и белых кровяных телец, устраняя анемию и лейкопению. Это лекарство хорошо действует даже при профилактическом назначении, в процессе химиотерапии.

    При копировании материала ссылка на Издательство «Гомеопатическая книга» обязательна. Помните, что копирование материалов без разрешения приводит к пессимизации (ухудшению качества поиска) вашего сайта!

    www.homeobooks.ru