Клиника депрессии и фобии

Консультанты клиники «IsraClinic» будут рады ответить на любые вопросы по данной теме.

Причины депрессий и фобий

Депрессии особенности приступов

Лечение депрессий и фобий

Паранойя – это состояние постоянной тревоги, подозрительности, патологической ревности, безумных идей и галлюцинаций. Первые признаки заболевания проявляются незначительными странностями в поведении, изменениями характера – больной проявляет агрессию к окружающим, портит отношения с близкими, начинает увлекаться необычными идеями и отгораживается от всего мира. Родственники больного обращаются к специалистам тогда, когда симптомы становятся острыми, пациент может навредить себе и окружающим.

Проблема детских страхов достаточно распространена, с ней сталкиваются практически все родители. Страхи бывают реальными и беспочвенными – на ребенка могут влиять факторы внешней среды (насилие в семье, сложные отношения со сверстниками) и невротические расстройства (страхи имеют свободную форму, возникают без реальной угрозы и предпосылок). Специалисты отмечают – если ребенок чего-то боится, важно обратиться к психологу, игнорирование проблемы впоследствии может привести к отклонениям.

Пациенты с пограничным расстройством личности довольно часто проявляют склонность к девиантному поведению, к употреблению алкогольных напитков и наркотических веществ. Также они склонны к самоповреждению и могут угрожать суицидом. Необходимо понимать, что вылечить такое нарушение за один сеанс с врачом не получится – необходимо постоянное наблюдение у психиатра и прием психокорректирующих средств. Также немалое значение следует уделить и психотерапии. Врач-психиатр подбирает фармакологические препараты и назначает психотерапию в зависимости от сложившейся клинической картины.

Панические атаки сложно назвать определенным заболеванием, это скорее состояние сознания, в процессе которого человек чувствует сильный страх, тревогу и волнение. Существует множество методик для борьбы с паникой, довольно эффективными являются и домашние методы. В частности, рекомендуется принимать контрастный душ, заниматься медитациями, физическими упражнениями, делать массажи и практиковать технику правильного дыхания. Также хороший эффект дают целебные настои из трав, например, сделанные на основе ромашки. Желательно исключить из рациона вредные продукты и алкоголь.

www.israclinic.com

Лечение фобий и депрессий. Клиника в Москве

Многие страхи вполне свойственны человеку. Например, студенты боятся контрольных, экзаменов, сотрудники организации – гнева начальника, кто-то боится собак. И это вполне нормально.

А вот когда страх появляется необоснованно и беспричинно, причем вызывают его обыденные вещи, это заслуживает внимания. К примеру, человек забыл помыть руки и вследствие этого ожидает неминуемой смерти. Или оказавшись в лифте, в закрытой комнате он покрывается холодным потом и близок к обморочному состоянию. В таких случаях пациентам диагностируется фобия.

Когда обычные вещи вызывают у человека навязчивый, неконтролируемый страх и повергают его в панику, ему необходима врачебная помощь. Лечение фобий должен осуществлять специалист, самолечение в таких случаях категорически противопоказано.

Какие бывают фобии и как от них избавиться?

Фобии делятся на два основных вида:

В первом случае человеку свойственна боязнь грязных вещей, высоты, замкнутых пространств, круглых предметов, определенных ситуаций и так далее. Во втором страх вызывает негативная оценка окружающих поведения больного. В любом случае проявление таких психических состояний существенно осложняет человеку жизнь. А при длительном игнорировании заболевания оно может стать причиной более серьезных расстройств психики.

Симптомами фобий являются:

  • потоотделение;
  • одышка, нехватка воздуха;
  • учащенное сердцебиение, пульс;
  • паника, ужас.
  • При этом человек пытается успокоиться самостоятельно, но у него ничего не выходит. Он испытывает желание немедленно убежать, найти защиту. В таком состоянии человеку требуется профессиональная помощь. Окажут ее специалисты по лечению фобий клиники «Спасение».

    Врачи частной клиники «Спасение» в своей работе совмещают медикаментозный и психотерапевтический методы лечения. Комплексный подход в разы увеличивает шансы больного на выздоровление.

    Лечение страхов, фобий осуществляется параллельно психиатром и психотерапевтом. Первый назначает курс медикаментов. Обычно это антидепрессанты, нормотимики, нейролептики. Их действие направлено на восстановление в мозге баланса серотонина. Но основной упор сделан на психотерапевтические методы. Они позволяют значительно снизить потребность в применении лекарственных препаратов, сокращают длительность терапии, сводят к минимуму вероятность повторного развития болезни.

    К сожалению, больные не всегда осознают, что страдают серьезным расстройством. Зачастую люди долгие годы мирятся со своими страхами. А в это время фобия перетекает в запущенную стадию и серьезно отравляет человеку жизнь. Некоторые попросту начинают бояться выйти из зоны комфорта и становятся узниками собственной квартиры на длительное время.

    При этом на начальных этапах фобия не требует лечения медикаментами. Больному достаточно пройти курс психотерапии и навсегда забыть о навязчивых страхах. Клиника лечения фобий «Спасение» уже несколько лет возвращает к нормальной, полноценной жизни пациентов с самыми тяжелыми и запущенными формами подобных расстройств.

    Благодаря когнитивно-поведенческой терапии, систематической десенсибилизации и методик релаксации больные в короткие сроки осознают беспочвенность и необоснованность навязчивых страхов, учатся их контролировать, а затем полностью освобождаются от своих страхов.

    В психиатрической клинике «Спасение» лечение начинается только после тщательной диагностики пациента. Необходимо выяснить, действительно ли страх является фобией, или это симптом другого психического расстройства.

    Комплексная терапия, первоклассные специалисты и индивидуальный подход являются гарантией вашего скорейшего выздоровления и возвращения к нормальной, полноценной, счастливой жизни без страхов и тревог!

    Круглосуточные бесплатные консультации:

    Мы будем рады ответить на все Ваши вопросы!

    Частная клиника «Спасение» уже 19 лет осуществляет эффективное лечение различных психиатрических заболеваний и расстройств. Психиатрия – сложная область медицины, требующая от врачей максимума знаний и умений. Поэтому все сотрудники нашей клиники – высокопрофессиональные, квалифицированные и опытные специалисты.

    Когда обращаться за помощью?

    Вы заметили, что Ваш родственник (бабушка, дедушка, мама или папа) не помнит элементарных вещей, забывает даты, названия предметов или даже не узнает людей? Это явно указывает на некое расстройство психики или психическое заболевание. Самолечение в таком случае не эффективно и даже опасно. Таблетки и лекарства, принимаемые самостоятельно, без назначения врача, в лучшем случае на время облегчат состояние больного и снимут симптомы. В худшем – нанесут здоровью человека непоправимый вред и приведут к необратимым последствиям. Народное лечение на дому также не способно принести желаемых результатов, ни одно народное средство не поможет при психических заболеваниях. Прибегнув к ним, Вы лишь потеряете драгоценное время, которое так важно, когда у человека нарушение психики.

    Если у Вашего родственника плохая память, полная потеря памяти, иные признаки, явно указывающие на психическое расстройство или тяжелую болезнь – не медлите, обращайтесь в частную психиатрическую клинику «Спасение».

    Почему выбирают именно нас?

    В клинике «Спасение» успешно лечатся страхи, фобии, стресс, расстройство памяти, психопатия. Мы оказываем помощь после наркомании и алкоголизма, помощь при онкологии, осуществляем уход за больными после инсульта, стационарное лечение пожилых, престарелых пациентов, лечение рака. Не отказываемся от больного, даже если у него последняя стадия заболевания.

    Многие государственные учреждения не желают браться за пациентов в возрасте за 50-60 лет. Мы помогаем каждому обратившемуся и охотно осуществляем лечение после 50-60-70 лет. Для этого у нас есть все необходимое:

    Старческий возраст – не причина пускать болезнь на самотек! Комплексная терапия и реабилитация дает все шансы на восстановление основных физических и мыслительных функций у подавляющего большинства пациентов и значительно увеличивает продолжительность жизни.

    Наши специалисты применяют в работе современные способы диагностики и лечения, самые эффективные и безопасные лекарственные препараты, гипноз. При необходимости осуществляется выезд на дом, где врачами:

    • проводится первичный осмотр;
    • выясняются причины психического расстройства;
    • ставится предварительный диагноз;
    • снимается острый приступ или похмельный синдром;
    • в тяжелых случаях возможно принудительное помещение больного в стационар – реабилитационный центр закрытого типа.
    • Закрытая больница «Спасение» — место, где принудительно или добровольно прошли успешное лечение тысячи алкоголиков и наркоманов. Лечение в нашей клинике стоит недорого. Первая консультация проводится бесплатно. Цены на все услуги полностью открытые, в них заранее включена стоимость всех процедур.

      Родственники больных часто обращаются с вопросами: «Подскажите что такое психическое расстройство?», «Посоветуйте как помочь человеку с тяжелой болезнью?», «Сколько с ней живут и как продлить отведенное время?» Подробную консультацию Вы получите в частной клинике «Спасение»!

      Мы оказываем реальную помощь и успешно лечим любые психические заболевания!

      Проконсультируйтесь у специалиста!

      chastnaya-psihiatricheskaya-klinika.ru

      Симптомы и терапия страхов и фобий

      Храбрый не тот, кто страха не знает,

      А тот, кто узнал и навстречу ему идет.

      Страх – это одна из базовых эмоций, которая имеет важнейшее биологическое значение и одновременно играет существенную роль в психической жизни человека. Чувство страха может быть компонентом более сложных психических явлений, например, фобий. Для того, чтобы понять, как побороть фобию или боязнь, давайте обратимся к пониманию природы страха и таких связанных с ним явлений, как тревога, паника и фобия.

      Страхи и фобии могут создавать серьезные препятствия к полноценной жизни. Преследуемый страхом человек не может наслаждаться жизнью и реализовывать свои возможности в полной мере, вынужден тратить психологические ресурсы на то, чтобы ежедневно бороться с самим собой.

      Поэтому лечение фобий – важная задача для современной психологии и психиатрии. В настоящее время клиника лечения депрессий и фобий – это развитая область науки, и подходов к терапии существует множество. Как же понять, что делать, куда обратить за помощью, и вообще нужно ли это или можно избавиться от страхов самостоятельно?

      Что такое страх? В науке есть разные подходы к определению этого понятия, и чаще всего страх определяется как эмоция или чувство, связанное с опасностью. Но также страх можно описать как состояние человека, имеющее свои психические и физиологические аспекты, длящееся во времени и обусловленное комплексом внешних и внутренних причин. Так или иначе, в психологическом смысле страх – это субъективно переживаемое ощущение опасности.

      При этом опасность может быть, как реальной и вполне конкретной, так и абстрактной, неизвестной или неопределенной.

      В тех случаях, когда опасность не конкретна, а чувство страха выражается в некоем ожидании, или предчувствии опасности, то состояние характеризуется как тревога.

      Тревога – это ощущение, которое лежит в основе такой психологической характеристики, как тревожность.

      Тревожность – склонность человека реагировать тревогой на то, что происходит внутри и вокруг него.

      Повышенный уровень тревожности сопровождается психическим напряжением, а также изменением физиологического состояния организма:

    • напряжением мышц;
    • повышением уровня некоторых гормонов;
    • угнетением работы ЖКТ и так далее.
    • В целом состояния тревоги и страха – это полезные в биологическом смысле процессы, которые позволяют организму быть «на чеку», чтобы своевременно и эффективно защититься от угрозы.

      Но иногда страх становится слишком сильным, мешает адекватно оценивать обстановку и действовать рационально. Такое состояние называют паникой.

      Паника – это состояние непреодолимого ужаса, которое мешает человеку думать, вызывает острую физиологическую реакцию (резкое повышение АД, учащение сердцебиения и дыхания, дезориентация) и часто заставляет действовать иррационально.

      Паника может быть заразительной и охватить сразу целую группу людей – как это бывает в толпе.

      Чувство панического страха связано с таким явлением, как паническая атака. Это психофизиологическое состояние, возникающее как реакция на внешнюю или внутреннюю угрозу. Такие приступы всегда наступают внезапно и охватывают человека, лишая его возможности контролировать свое поведение.

      Обычно панические атаки связаны с определенными триггерами, хотя мы не всегда осознаем причины и предметы своих страхов.

      Значительная доля панических атак приходится на ситуации встречи с объектом фобии. Фобия – это устойчивая боязнь какого-либо конкретного объекта, как правило иррациональная, навязчивая и преследующая.

      Основные симптомы фобии – это:

      1. Невозможность контролировать страх или преодолеть его.
      2. Тревога возникает даже при мысли о пугающем объекте или фантазии о встрече с ним.
      3. Навязчивый, преследующий характер боязни.
      4. Наличие физиологических проявлений страха, например, учащенное сердцебиение, повышенное потоотделение или тошнота.
      5. Самые распространенные виды фобий — это социальные фобии, связанные с общением, публичными выступлениями или самопрезентацией. Также в списке наиболее распространенных фобий:

      6. боязнь открытого или замкнутого пространства;
      7. боязнь перелетов;
      8. боязнь высоты;
      9. страхи перед насекомыми, змеями, пауками и другими животными.
      10. По сути объектом фобии может стать абсолютно любое явление или предмет.

        Факторы развития фобий

        Причины возникновения фобий исследуются в разных областях науки, и на данный момент не существует однозначного мнения. Существует 4 распространенные версии о факторах развития фобий.

        Значительный объем эмпирических данных позволяет связать развитие фобий с психологически травмирующими событиями. При этом объект фобии может непосредственно связываться с произошедшим (например, боязнь контакта с мужчинами после изнасилования мужчиной) или косвенно ассоциироваться с травмой, например, боязнь выходить из дома в темное время суток, боязнь безлюдных мест и так далее.

        Появление таких фобий на какое-то время, в процессе переживания последствий травмы – это нормальное явление, но если фобия становится устойчивой и преследует человека годами – это хороший повод обратиться к врачу.

        Психоаналитическая концепция описывает механизм развития фобий как психологическую защиту от «запретных» влечений. Это значит, например, что бессознательное желание убить или ранить другого человека (или самого себя) может превратиться в навязчивый страх.

        Мы порой так боимся собственного гнева и так боимся быть плохими людьми, что наша собственная «злая» часть оказывается спроецирована во вне и превращается в угрожающих чудищ вокруг.

        Психическое расстройство

        Некоторые расстройства психики сопровождаются повышенной тревожностью, что может приводить к формированию фобий. Наиболее тесно связаны с этим явлением такие расстройства, как фобическое и тревожное расстройства личности, психотическая депрессия, синдром навязчивых состояний (обсессивно-компульсивное расстройство).

        У здоровых людей триггером для возникновения фобий может служить чрезмерный уровень эмоционального напряжения. Когда человек перестает эффективно справляться со стрессом, его тревога может найти выражение в тех страхах, которые появились еще в раннем детстве, но в обычное время поддавались контролю.

        Для острых стрессовых ситуаций характерно обострение страхов темноты и высоты, замкнутых пространств, насекомых и других фобий.

        Обычно причины фобий включают в себя сочетание сразу нескольких факторов, один из которых может доминировать. Лечение фобий может включать проработку исходной причины или ограничиваться симптоматической терапией.

        В некоторых случаях глубинные причины возникновения фобии не обязательно даже выяснять для того, чтобы снизить интенсивность проявлений страха или избавиться от него. Однако стоит учесть, что в некоторых случаях одну вылеченную фобия сменяет другая, и это важный признак, что что-то пошло не так на более глубоком психологическом уровне.

        В зависимости от того, насколько сильно выражена фобия и поддается ли страх хоть сколько-то сознательному контролю, можно судить о том, как преодолеть фобию, и можно ли это сделать самостоятельно. По сути, есть несколько путей, что делать с любыми эмоционально-психологическими проблемами, и страхами в том числе.

        Вариант номер один – преодолевать страх в одиночку, делая попытки побороть себя, усилием воли «перерасти» свою боязнь и жить дальше. Вариант номер два – обратиться за помощью к специалистам по этому профилю.

        Врач-психиатр может вести частную практику, и принимать пациентов за плату. Психиатр может в амбулаторном режиме прописать специальные лекарства, помогающие снять тревогу и приглушить чувство страха, а также скорректировать состояние в более долговременной перспективе.

        Кроме врачей частной практики хорошим вариантом может быть обращение в клинику, где также принимают врачи-психиатры, и кроме амбулатории возможно и стационарное лечение для более эффективного подбора лекарств. Оптимальным вариантом для лечения фобии может стать:

      11. клиника неврозов;
      12. клиника лечения депрессий и фобий;
      13. клиника пограничных состояний.
      14. Также в подобных учреждениях обычно возможна психотерапия, групповая или индивидуальная, арт-терапия и другие формы немедикаментозного лечения.

        Помощь психолога или психотерапевта

        Эти специалисты помогают разобраться в том, как вылечить фобию, не прибегая к употреблению психоактивных препаратов. Психотерапия или психологическое консультирование может включать беседы с фокусом на определение причин и источников фобии, анализ и интерпретации содержания страха.

        Важно учитывать, что до того, как избавиться от фобий, в терапии приходится переживать не самые приятные чувства – стыд, отвращение или ненависть к себе, гнев или ярость. Это важные эмоции, которые часто подавляются или вытесняются и неизбежно становятся частью личности в процессе терапии.

        Более кратковременные и фокусированные методы терапии могут включать специальные упражнения для десенсебилизации (снижение выраженности) и элементы коррекции поведения, основанные на техниках нейролингвистического программирования и других когнитивно-поведенческих методах.

        В абсолютном большинстве случаев помощь специалиста, если это компетентный специалист, значительно ускоряет и упрощает борьбу со страхами. Но найти надежного специалиста, которому можно довериться – это сложное дело, на которое не всегда хватает времени, денег или возможностей.

        Поэтому иногда преодолеть свой страх самостоятельно — единственный выход из мучительного состояния. Есть несколько психологических приемов, которые могут в этом помочь:

      15. Воспринимать страх как товарища, а не как врага. Любой, даже самый нелепый и иррациональный страх – это важный сигнал о том, что происходит внутри. Поэтому если психика так отчаянно пытается заставить организм избежать столкновения с чем-то – это достаточное основание для того, чтобы прислушаться к себе и попытаться понять, почему так страшно, и позаботиться о себе, обеспечив посильную безопасность.
      16. Создавать образы, отражающие предмет страха, и взаимодействовать с ними. Можно нарисовать или слепить свой страх или объект страха, символически «поговорить» с ним, попытаться лучше понять природу своей боязни. Также можно трансформировать пугающий образ во что-то карикатурно-юмористическое. Юмор помогает искусственно увеличить дистанцию между переживанием страха и его объектом, отстраниться и переосмыслить свои чувства.
      17. Слушать себя. Очень важно прислушиваться к своим ощущениям. Если попытки преодолеть страх вызывают воодушевление, возбуждение и прилив сил – это признак того, что человек готов делать шаги навстречу страху и можно попытаться встретиться с тем, что его пугает, и победить боязнь. Но если даже мысль о такой встрече вызывает панику, и хочется сбежать от всего мира – это хороший повод максимально защитить себя от угроз и уделить время для того, чтобы почувствовать себя более безопасно.

      В любом случае важно чувствовать возможность активно управлять своей жизнью и делать что-то важное для себя, своего тела и своей души.

      Главное препятствие на пути к свободе от страхов – это боязнь бояться.

      Такая вот лингвистически забавная и психологически сложная тавтология. Дело в том, что мы сами порой не можем позволить себе пережить страх в полную силу.

      Помешать может бессознательное инфантильное убеждение, что сам страх нас разрушит и уничтожит, если почувствовать его, или нарциссический страх позора и унижения, если признать свою уязвимость перед пугающим объектом, а может и все это вместе.

      Поэтому первый и важнейший шаг к лечению от страхов – это встреча с ними. Окончательное и безоговорочное признание того, что есть на свете что-то до ужаса пугающее и делающее нас беспомощными.

      Если самостоятельно избавиться от фобии не получается, а симптомы усиливаются или сохраняются долгое время, то избавление от страхов стоит все же доверить профессионалам, лучше, если это будет клиника лечения депрессий и фобий.

      Идти на встречу страхам рядом с кем-то – это ценный опыт, и к счастью почти всегда есть шанс найти действительно хорошего попутчика на этом пути. Никто не обязан справляться в одиночку, каждый из нас заслуживает столько помощи и поддержки, сколько необходимо.

      opsihike.ru

      Фобии возникнуть могут у каждого. В наше время эта проблематика является действительно распространенным явлением. Это может быть боязнь высоты, насекомых, рептилий, клаустрофобия и т.д.. Существует даже фобофобия это боязнь, что может возникнуть некая фобия. Признаки того, что у Вас появилась фобия

      Лечение фобий и страхов осуществляется только тогда, когда признаки становятся очевидными, когда человек постоянно избегает ситуаций, связанных с появлением чувства страха и наступления панической атаки.

      Итак, признаки могут оказаться следующими:

      спазмы в горле и удушье;

      учащенное сердцебиение (сердце колотиться как сумасшедшее);

      упадок сил, оцепенение;

      панический ужас и страх;

      тремор по всему телу;

      диарея, рвотные позывы;

      ощущение охватывающего сумасшествия.

      Фобии классифицируются следующим образом

    • Фобии у детей

    Например, боязнь темноты преследует многих детей, но существуют и более редкие страхи, к которым относят социофобию, когда ребенок боится проявлять себя в детском коллективе, и даже общаться с родными. Поэтому фобии у детей требуют лечения как можно более на ранней стадии. Социофобия проявляется также у взрослых, испытывающих неуверенность во время выступлений перед аудиторией.

  • Фобии у подростков
  • Здесь необходимо говорить о страхе смерти или танатофобии, а также нозофобии, страхе перед болезнью, клаустрофобии и агорафобии, фобиях пространства. Часто подростки страдают интимофобией, боязнь интимных отношений. Юноши и девушки боятся связывать себя длительными отношениями, не хотят зависеть от другого. Как лечить фобии в таких ситуациях? Здесь лечение подобрать особенно сложно, так как в пубертатном возрасте подростки не хотят признавать себя больными.

  • Родительские фобии
  • Прежде всего, они связаны со страхом ответственности. Взрослые панически боятся проблем с ребенком, никуда не отпускают их от себя.

    Тем более, он сам не знает, как ему бороться с фобиями. Нужно осознавать, чем отличается обычный страх и фобия. Лечение оправданного страха не имеет смысла, так как он активен, и человек сам в состоянии справиться с ним и его причинами. Очень эффективен для лечения гипноз. Психотерапевты обязаны включают его в комплексную терапию. Он мягко воздействует на подсознание пациента и исследует сами причины страха, помогая побороть их и вернуть здоровье и радость в жизнь пациента. Лечение с использованием гипноза происходит в течение ряда сеансов, от одного до десяти. Хотя сложные случаи гипнозом не ограничиваются, а лишь становятся этапом в полноценном процессе лечения от стрессов, тревог и беспокойств, социальных или пространственных фобий.

    www.valentiamed.ru

    Страхи (фобии) свойственны каждому человеку. Боязнь может вызывать любой предмет или явление. Существуют наиболее распространённые страхи – высоты, воды, замкнутого пространства, болезней, смерти, животных. Человек способен самостоятельно справляться с ними в большинстве случаев.

    Если же имеющийся вариант фобии начинает овладевать сознанием, мешать нормально жить и работать, начинает преобладать над человеком, подавлять его волю, то необходимо обращаться к врачу.

    Лечением фобий в Москве успешно занимается центр «Алкоклиник», как амбулаторно, так и в условиях стационара.

    С обратившимися в наш центр проведут предварительную беседу, на которой выяснят необходимость и вариант лечения фобий и страха. Если специалист в беседе увидит, что вы способны самостоятельно избавиться от проблемы, то вам будет предложено обучение методу самоконтроля, с избавлением от негативных мыслей. Также, вас обучат специальной технике релаксации, позволяющей проводить самостоятельное и быстрое лечение фобий. В некоторых случаях может понадобиться дополнительное консультирование, направленное на психологическое просвещение и коррекцию поведения.

    В случае, когда необходимо более серьёзное вмешательство с участием психиатра, вам предложат лечение фобий в клинике или в амбулаторных условиях.

    После консультации психиатра по поводу имеющихся фобий будет назначена рациональная психотерапия с целью стабилизации логического мышления и правильного отношения к имеющейся болезни.

    Эффективным дополнением лечения депрессий и фобий является когнитивно-поведенческая терапия. Суть ее состоит в нахождении и искоренении доминирующих мыслей негативного наполнения и устранении сформированных вымышленных патологических убеждений. Лечение фобии методом НЛП относится к одним из самых эффективным вариантов психометодик.

    Некоторым больным специалисты «Алкоклиник» назначают нейро-лингвистическое программирование в комплексе с другими вариантами терапии. Лечение фобий психотерапией в большинстве случаев позволяет избежать применения медикаментозного лечения.

    Причинами фобий у взрослых людей могут быть имеющиеся пограничные состояния психики – неврозы. В этом случае положительный результат лечения удается получить, применяя гипноз. Лечение психиатром фобий гипнотерапией проводится классическими способами – путем погружения сознания пациента в специфическое «суженное» состояние. Гипноз помогает врачу устранять имеющиеся возбужденные очаги в головном мозге, которые вызывают клинические проявления страхов.

    Если больной пытается сопротивляться установкам врача, то применяется эриксоновский гипноз, позволяющий пациентов, находящихся в состоянии бодрствования, погружать в транс при помощи недирективного, мягкого воздействия. Формулы погружения в каждом случае индивидуальны. Внушение проводится косвенно и символичными фразами. Эрикосновский гипноз требует особой квалификации психотерапетва. Врачи нашего центра в совершенстве владеют этим методом гипнотерапевтического воздействия.

    Лечение фобии у человека проводится второстепенными, но не менее важными способами – эстетотерапией, пескотерапией, методом экстремального тренинга.

    На особом месте находится иглотерапия. Рефлексотерапия с применением аппаратных волн сверхвысокой частоты, воздействующих на биоактивные точки кожи позволяет формировать дерма-кортикальные связи (кожа-мозг). Путем стабилизации колебаний молекул в активных точках создается ответная реакция в патологически работающих зонах мозга, приводящая к стабилизации состояния и устранения страхов.

    Каждому пациенту индивидуально подбирается диета и физические упражнения, режим жизни.

    Центр «Алкоклиник» зарекомендовал себя как одно из лучших лечебных заведений, занимающихся лечением фобий и страхов в Москве. Уровень наших специалистов и доступные цены позволяют излечиться большинству больных обратившихся за помощью.

    www.alcoclinic.ru

    Психотерапевт Дмитрий Ковпак — о том, как понять, что вашу фобию пора лечить

    18 мая 2015 в 14:55

    В рубрике «Что нового?» мы узнаём у экспертов, какие изменения происходят в науке и в разных сферах жизни горожан. В прошлом выпуске The Village брал интервью у исполнительного директора Фонда профилактики рака Ильи Фоминцева. Тогда на вопрос о канцерофобии он ответил так: «Есть множество специалистов по фобиям — например, известнейший Дмитрий Викторович Ковпак».

    Дмитрий Ковпак — психотерапевт и психолог, кандидат медицинских наук, доцент кафедры медицинской психологии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования, автор множества научно-популярных книг по психотерапии. The Village поговорил с ним о том, сколько людей в России страдают депрессией, чем опасны те, кто не лечат тараканов в голове, интересны ли ксенофобы с точки зрения психиатрии и откуда в России такое количество социофобов.

    — Готовясь к интервью, я попросила своих знакомых пройти тест «Шкала депрессии Бека» на сайте клиники, в которой вы работаете. Результат: из 20 человек две трети самодиагностировали разные степени депрессии — от преддепрессивного состояния до тяжёлой стадии. Не претендуем на репрезентативность, но всё действительно так плохо?

    — Четверть населения — и не только нашей страны, это касается в целом человеческой популяции — находится в депрессии. Если в конце XIX века полагали, что это 0,05 % — ничтожно малое количество людей, то уже в начале XX века считалось, что цифра равна 0,5 %. Потом — 1 %, к середине века дошли до 5 % — понятно, сыграли роль трагические события, в первую очередь Вторая мировая война. Однако к 1970-м годам депрессию диагностировали уже у 15–20 % населения. В конце 1990-х цифра дошла до 20 %, и сейчас она составляет 25 %. Это связано с двумя факторами. Первый: критерии диагностики стали шире. Если раньше депрессию понимали узко, исключительно как маниакально-депрессивный психоз, то сейчас это такой континуум — термин, в который включают много разных состояний. Тем не менее клинически выраженная — то есть депрессия в медицинском смысле слова — у четверти населения планеты. Просто эти люди не подозревают об этом. Тест Бека — показатель. Это тест школы когнитивно-поведенческого направления в психотерапии. Аарон Бек — самый уважаемый из ныне живущих психотерапевт мира, в июле ему исполнится 94 года.

    — А сколько страдающих депрессией в России?

    — Популяционные исследования стоят дорого, и качество их страдает. Эксперты Всемирной организации здравоохранения периодически публикуют отчёты о том, сколько, с их точки зрения, пациентов с клинически выраженной депрессией приходится на 100 тысяч населения. И самая мрачная картинка — в США: она насыщена тёмно-бордовым цветом. Это связано с качеством измерений: просто в США очень хорошо проводят исследования. В России ситуация вроде бы получше. Но посмотрите на другой слайд — количество завершённых суицидов: и вот здесь самые яркие краски, самые большие цифры — по постсоветскому пространству, части Восточной Европы, во Франции, Финляндии, в Китае. Это значит, что в данных странах депрессия тяжелее.

    Есть известная шутка про три вида лжи: ложь, большая ложь и статистика. Статистика в данном случае лукава: данные не всегда корректны. На этой карте есть белые пятна — часть африканских стран (например, Сомали, где исследования просто не проводят). В России их вроде бы и проводят, но они малопоказательны.

    — То есть в США людей с депрессиями посчитали лучше, чем у нас.

    — Да, там более качественные измерения и более достоверная картина. Четверть населения в депрессии, сидит на антидепрессантах. Но там есть и реальное обслуживание населения: высокие обращаемость и учёт, помощь высококвалифицированных психологов и психотерапевтов, фармакотерапия.

    — В то же время появляются такие фильмы, как «Нация прозака», из которых мы узнаём, что многие американцы плотно сидят на антидепрессантах.

    — Как лечат депрессию — отдельный вопрос. В США 300 тысяч психотерапевтов, у нас — 3 тысячи. По численности населения разница — в два раза, по количеству психотерапевтов — в сто раз. Это не говорит о том, что Америка больнее, —это говорит о том, что там занимаются проблемой. То, что появился и роман, и фильм «Нация прозака», свидетельствует о наличии технологий помощи. Поэтому прозак так активно покупают и пропагандируют — и в общении, и в романах. У нас прозак хвалил доктор Лебединский: в ряде публикаций он отмечал, что, мол, «классный препарат». Но обычно у нас люди такой информацией не делятся. В Америке же эта тема более открыта, там психоэмоциональное расстройство не считается позором. У нас же до сих пор силён страх карательной психиатрии: что тебя закроют в Скворцова-Степанова, лишат социальных прав.

    — Как у нас считают людей с депрессией? Пока ты не придёшь к врачу, тебя для статистики не существует?

    — Да, у нас считают только тех, кто, можно сказать, сдался: пришёл и встал на учёт, например в диспансер. Либо делают тестирование при популяционном исследовании. Но последнее исследование такого рода «КОМПАС» (Клинико-эпидемиологическая програМма изучения деПрессии в практике врАчей общеСоматического профиля. — Прим. ред.) проходило в 2002 году. Тогда был впечатляющий масштаб: участвовали десятки тысяч человек в разных регионах. Качество текущих исследований слабое. Мы можем лишь вторично судить о колебаниях. Депрессия — сезонное расстройство: есть эндогенные пациенты, которые обостряются весной и осенью независимо от социально-политической ситуации. А есть — невротические, психогенно-обусловленные, которые реагируют на экономические, политические, социальные кризисы.

    — По вашей оценке, реально какой процент населения России страдает депрессией?

    — Не больше четверти населения, как и гласит статистика ВОЗ. 25 % — предельная цифра, которая, как это ни удивительно, не зависит от благополучия страны. И в развитых, и в неразвитых странах примерно одинаковый процент людей с депрессиями. Какие-то фоновые явления незначительно увеличивают или ослабляют этот процент. Вот коэффициент счастья может сильно зависеть от этих производных — социальных, экономических. Например, Дания и, как ни странно, некоторые африканские страны периодически занимают первые места по коэффициенту счастья. Но он очень лабильный (подвижный, неустойчивый. — Прим. ред.): в стране происходит какое-нибудь социальное потрясение, и коэффициент счастья падает. А уровень депрессии достаточно стабилен. Человеку не надо много для того, чтобы стать депрессивным.

    Депрессия — сезонное расстройство: есть эндогенные пациенты, которые обостряются весной и осенью независимо от социально-политической ситуации

    Про популярные фобии

    — С какими фобиями чаще всего обращаются в клинику? И вообще — какие фобии наиболее присущи современному жителю большого города?

    — Фобия как симптом может быть многообразной. И она может быть лабильной, завися от текущих инфоповодов. Например, в Швейцарских Альпах разбивается Airbus А320 — идёт волна аэрофобии или авиафобии. После каждого инцидента с самолётом идёт пик обострений страхов, либо даже их первичное формирование — обращения в клинику лавинообразно возрастают. Потом идёт медленный спад, и так до нового инцидента.

    Но в целом фобии — это верхушка айсберга. Есть внутренние конфликты, проблемы человека, которые на поверхности превращаются в фиксацию на каких-то объектах или ситуациях. Подобрать такой объект поможет внешняя атрибутика: новости, пример кого-то из близких. Допустим, кто-то из родственников умер от инсульта — у человека появляется фобия: вдруг у него случится инсульт. Или человек прочитал статью про онкологию — и начинается: «Ой, а у меня там чешется, тут колет, здесь что-то посинело, тут покраснело». Человек может нагнетать такую фобию вплоть до выраженного в медицинском смысле состояния. А настоящая причина — внутри человека: это тревога и её несознаваемые или недоосознаваемые причины. То есть страх — это объективация (объективизация) тревоги. Когда появляется объект тревоги, это чувство превращается в страх. Тревога диффузна, а страх предметен. Идёт опредмечивание тревоги. Поэтому найти, за что зацепиться, можно в любое время в любом месте — была бы вот эта тревога. Как только тревога начинает зашкаливать, она обязательно за что-то зацепится. Люди часто пытаются избавиться от объекта, на котором зафиксировались, не понимая, что внутри них запущен механизм, который провоцирует появление страха как симптома.

    — Но есть же какие-то популярные фобии: в интернете можно найти массу хит-парадов — там и нозофобия, и аэрофобия, и акрофобия.

    — В целом известно более 800 страхов. Давать им названия — просто развлечение. В научной литературе давно отказались от перечисления фобий. Любой предмет можно назвать на греческом или на латыни, добавить слово «фобия» — и будет название. Бояться можно всего без исключения. Есть типичные страхи: за своё здоровье — здесь на первом месте страх за своё сердце, сосуды, задохнуться, потерять контроль; страхи за близких — они касаются системы ценностей человека. Человек будет тревожиться за то, что для него значимо. Если эта тревога зашкаливает, то как следствие он будет испытывать страх ко всему. Надо исследовать то, из-за чего он начал тревожиться, — и это то, чем занимается психотерапия. В большинстве случаев человек пытается задавить страх лекарствами, алкоголем и попытками спрятаться от него. Это не решение проблем, которые привели человека к страху. Он часто идёт к нему большую часть жизни, создавая ценности, установки, правила мышления, которыми всё больше сужает коридор выборов и создаёт для себя капкан.

    — Откуда берётся эта смутная тревога? Правда ли, что люди пожилого возраста менее склонны к фобиям, чем молодые?

    — Это один из типичных мифов. Страх присущ всем. Даже дети могут бояться, даже у них могут быть фобии (например, страх темноты), начиная с пяти лет, когда возникает первый экзистенциальный кризис. В этом возрасте большинство детей осознают свою смертность и смертность родителей. Это вгоняет их в сильное напряжение, которое может проявляться проекцией в неизвестность. А темнота — это частая проекция ожиданий, угроз. Ребёнок рисует угрозы, с которыми столкнулся по мультикам и по фильмам: чудовища, пираты, динозавры, роботы, инопланетяне будут по сути переработкой пугающей информации. Затем кризисы происходят с регулярной периодичностью: в подростковом возрасте, потом — кризис среднего возраста, пожилого возраста.

    У пожилых людей тоже есть страхи. Может показаться, что человеку, который дожил до 90 лет, не страшно умирать. Возможно, и так — но это зависит от его внутренней настроенности, духовной традиции, системы ценностей. Человек в любой момент жизни не готов к смерти. Даже если он говорит: «Пожалуйста, стреляйте, я готов», — страх возникает, когда в него начинают целиться. Так что пожилые люди тоже переживают за своё здоровье. Просто они имеют опыт выхода из подобных состояний. В большинстве случаев у них есть свои наработки: кто-то верит в бога, кто-то пытается поддержать себя мыслью, что прожил достойную жизнь. Но и фобии, и депрессии сопутствуют нам на протяжении всей жизни. Есть статистика, которая говорит, что кривая депрессии снижается только за один период жизни — это студенческий возраст, 19–25 лет. А потом эта кривая неизбежно растёт.

    — А почему именно этот возраст?

    — Из-за оптимистического взгляда на будущее. В детстве человек испытывает неуверенность из-за зависимости — от родителей, от нагрузки в школе, из-за требований, которые предъявляют семья, социум. Потом появляется уверенность в себе, так как у человека что-то начинает получаться. И самый эффективный период у человека в психологическом смысле — это когда все двери открыты, все выборы перед тобой. Возникает вера, что так или иначе я справлюсь, потому что проблемы, которые казались неразрешимыми в детстве, решаются. В этот момент человек верит в своё здоровье, в своё будущее, в свои силы, в себя. А потом каждые 10 лет в среднем в 1,2 раза повышается риск впервые появляющейся депрессии. К пенсионному возрасту — 60–65 лет — больше половины населения находится в зоне клинически выраженной депрессии. К 80 годам более 60 % страдают от выраженной депрессии. Тут большую роль играют заболевания — например, хронический болевой синдром. При сильных болях у человека настроение будет фоново плохим. После инсульта и инфарктов более 75 % пациентов страдают от клинически выраженной депрессии.

    — Нормально ли бояться старости и смерти? И где та грань, за которой страх перестаёт быть нормальным?

    — В разных направлениях психологии и психотерапии есть разные взгляды на этот вопрос. В рамках экзистенциально-гуманистического направления философы и психологи-экзистенциалисты полагают, что тревога и опасения человека абсолютно естественны. Потому что человек — единственное существо на планете (а может быть, и во Вселенной), которое осознаёт себя и осознаёт свою смертность. Он может вытеснять это знание, рационализировать, выстраивать защиту от него. Но как только он об этом вспоминает, он испытывает базовое чувство тревоги. С точки зрения экзистенциальной философии и психологии оно является нормальным. С точки зрения когнитивно-поведенческой психологии и психотерапии эмоции подразделяются на функциональные и дисфункциональные. Они же адаптирующие — те, что возвращают человека в активную жизнь, и дезадаптирующие — те, что выбивают его из колеи. И страх, безусловно, относится к дисфункциональным эмоциям, а тревога бывает здоровой — но только в том случае, если она не дезадаптирует, то есть не зашкаливает. Здоровая тревога — это то, что охраняет человека от избыточного риска: чтобы он не ходил по краю крыши, не бегал по Кольцевой между машинами, не дёргал льва за хвост — избегал избыточно рискованного поведения. Природа заложила в нас такие механизмы, чтобы мы могли дать потомство. Не будь их, нас бы уже не осталось на планете.

    Про лечение таблетками

    — Могут ли страхи рассосаться сами собой?

    — Такое бывает. И люди чаще всего на это надеются: однажды утром они проснутся — а всё прошло само собой. Дело в том, что бывает так называемый ситуационный страх: например, перед экзаменом в вузе или проверкой на работе. И когда ситуация меняется — например, экзамен отменили или ты его удачно сдал, — страх спадает. Как гора с плеч. Перед экзаменом у тебя зуб на зуб не попадал, ты ходил из угла в угол, то есть находился в клинически выраженном состоянии тревоги и даже страха, — и вот всё прошло. Это ситуационная реакция, которая не рассматривается как заболевание. Примеры, когда ты решал проблему — взял и уволился с работы или плюнул на экзамен, — часто заставляют человека с фобией думать, будто он может убежать, спрятаться от неё. Например, залить алкоголем или подлечиться антидепрессантом. Часть населения именно так и лечится. Люди испытывают эмоциональные расстройства и гасят их подручными средствами.

    Взять, например, синдром хронической усталости или синдром менеджера. Многие лечатся так: в пятницу выпил — до понедельника свободен. А потом с тяжёлой головой вышел на работу, начались новые стрессы. И вот он уже ожидает пятницу, когда можно принять новую порцию «лекарства».

    Страх может рассосаться, но в большинстве случаев за симптомом стоит механизм, который его порождает. Поэтому обычно идёт трансформация симптома: страх ушёл — пришла депрессия, депрессия ушла — пришла психосоматика. Например, болит живот — и не помогают ни гастроэнтерологи, ни пилюли. Или начались кожные заболевания. Как вода, которая всегда найдёт щель, так и энергия, порождаемая внутренними проблемами, обязательно найдёт выход через какой-нибудь симптом. Поэтому иногда лечение, особенно медикаментозное, — лишь попытка задавить симптом. А это как пытаться залатать паровой котёл: всё равно пробьёт в другом месте. Это называется миграция симптома.

    — Ну вот, кстати, про медикаментозное лечение. Елена Погребижская, певица, журналист и режиссёр, пару лет назад написала статью о том, как она переживала панические атаки в середине 2000-х. Ей тогда прописали некие «убойные таблетки», напрочь лишившие её эмоций. Правильно ли я понимаю, что врачи сами зачастую прописывают пациентам медикаменты, которые лишь глушат симптомы?

    — Так и есть. Причём это касается не только отечественной медицины: на первом месте в мировой психиатрии — лечение антидепрессантами, транквилизаторами, иногда даже тяжёлыми нейролептиками. Это связано с переносом состояний пациентов с тяжёлыми эндогенными психическими заболеваниями (то есть обусловленными генетикой, биологией) на людей с психологическими проблемами. То есть взрывной рост психических заболеваний связан не с тем, что геном человека так сильно испортился — иначе бы он испортился не только в плоскости психиатрии, но и в других, и налицо был бы физический феномен — например, третий глаз или крылья. Однако же никаких радикальных изменений генома за последние 50 тысяч лет мы не видим. И считать, что за 100 лет мы от слабых цифр по психическим заболеваниям вдруг перешли к гигантским только из-за информатизации и глобализации — тоже перебор. Идёт смешение психологических проблем, которые приводят к функциональным расстройствам психики — то есть, по старым классификациям, неврозам (сейчас это слово считается старомодным). Делается это для того, чтобы обусловить, апеллируя к биологии, тезис о ненужности психологической помощи: мол, всё можно лечить таблетками.

    Здесь есть и доля пропаганды транснациональных фармакологических компаний — это монстры. Вот вы упоминали прозак — это же препарат, приносящий миллиарды долларов. Или возьмём компанию Pfizer, которая выпустила два хита: золофт и виагру. Она входит в десятку самых крупных компаний США, наряду с Google, Microsoft и нефтяными компаниями. Естественно, фармакологические компании осуществляют product placement в кино, в журналах. Вы смотрите фильм «Особо опасен» Тимура Бекмамбетова и видите, как главный герой глотает таблетки: на баночке чётко написано Xanax.

    Ещё больше рекламы обрушивается на медицину, врачей опекают специалисты фармкомпаний. Я сам по базовому образованию психиатр, периодически читаю лекции — порой как раз от фармакологических компаний. Впрочем, я стараюсь вкладывать в лекции не только информацию о препаратах, но и какие-то полезные знания. Так, завтра (интервью состоялось 6 мая. — Прим. ред.) я читаю лекцию о мышечной релаксации в ПНД Фрунзенского района. Оплачивает это фармакологическая компания. То есть я сначала покажу слайды про антидепрессанты, а потом расскажу, как можно помочь без них — например, снять панику, причём даже более эффективно.

    — А этично ли пропагандировать таблетки? Люди наслушаются — и займутся самолечением.

    — Так и происходит. Единственное, что ограничило такое самолечение, — введение жёсткого рецептурного отпуска психотропных препаратов, за исключением пары-тройки наименований. Иногда пациент канючит, выпрашивает у терапевта или невролога те препараты, про которые прочитал в интернете. Но дело вот в чём: реклама действует и на врачей. Они тоже зомбируются лекциями, советами авторитетных специалистов.

    Есть две стороны медали. Разумное назначение лекарств не будет препятствовать психотерапии, то есть можно совмещать одно с другим. В некоторых ситуациях лекарства даже необходимы: когда человек находится в остром состоянии, он не сможет заниматься психотерапией — ему просто не собрать свои мысли. Лекарство не зло само по себе. Важна доза, вернее, адекватность использования препаратов. Человека можно закормить таблетками, и он вырубится. А можно использовать медикаменты как костыль, поясняя, что они не лечат страхи, разве только при шизофрении — тогда это неизбежность, поскольку шизофрения неизлечима, и человеку дают препараты, которые душат галлюцинации и бред.

    Вера в то, что есть какой-то продукт космических технологий, который переформатирует мозг, и при этом не надо ничего делать, — давнее увлечение

    Человека необходимо обучать, тренировать осознание механизма появления страхов, учить оказывать на него влияние, закреплять результаты этого влияния. Это очень сложный процесс. И, как выясняется, это никому не надо. Первое — это не надо врачу: нужно долго учиться, вкладывать много сил, времени и средств. Я сам учился в очень многих местах, включая США и Европу, — это достаточно дорого. Среднестатистический психиатр не может себе этого позволить: его зарплата от обучения не увеличится, все эти знания будут радовать лишь его самого, ну и некоторых его клиентов, которые смогут оценить. Второе — это не надо клиентам: многие заинтересованы в том, чтобы не прикладывать особых усилий, чтобы всё само прошло. И таблетка в этом отношении представляет психологический соблазн. Скушай хорошую таблетку — и всё пройдёт. Зачастую, когда пытаешься объяснить пациентам их участие в формировании тревожных, депрессивных состояний, они говорят: «Доктор, вы тут рассказываете столько всяких сложностей. А я ничего не понимаю. Судя по вашему рассказу, вы меня пытаетесь посадить на абонемент. Давайте не будем этой фигнёй заниматься. Дайте нормальную честную таблетку. Я готов хорошо заплатить, только не морочьте мне голову». Это как в 90-е верили в «кремлёвскую таблетку»: вот у олигархов наверняка есть такие, это нам, лохам, не достаётся.

    — А нет такой таблетки?

    — Нет! Роман Аркадьевич Абрамович после развода со второй супругой находился в серьёзной депрессии. И решил найти самую нормальную клинику для чётких пацанов. Поехал в Швейцарию. Там есть пара таких клиник: одна на Женевском озере, а вторая — у Рейхенбахского водопада, где Шерлок Холмс сражался с Мориарти. Очень живописное место. Расценки в клиниках сразу создают эффект плацебо. Роман Аркадьевич, по слухам, оставил 2 миллиона евро за две недели. На нашего человека такая сумма уже действует как животворящий крест. И действительно: если с вами круглосуточно будет работать целая бригада аниматоров, которая развлечёт, обсудит все ваши проблемы, порисует с вами на восходе солнца — конечно, проявятся явные изменения к лучшему. Плюс вам будут давать необычно выглядящие таблетки. И вы будете понимать, что если вы заплатили 20 тысяч евро за одну таблетку — это какие-то фантастические лекарства. Хотя уверяю: в ближайшей аптеке можно купить ровно такие же. Нет, конечно, есть ультрасовременные лекарства, но они ещё не прошли апробацию: вот их принесли из лаборатории — вы будете рисковать, принимая такие таблетки? Пара мышей на них себя нормально чувствовала, а две умерли. Вы скажете: «Нет, я, пожалуй, подожду».

    Вера в то, что есть какой-то продукт космических технологий, который переформатирует мозг, и при этом не надо ничего делать, — давнее увлечение. Особенно это касается наших людей, которые верят в скатерть-самобранку и сапоги-скороходы — просто от нас скрывают, где те сапоги.

    — Психотерапия доступна далеко не всем: ты не можешь пойти в ближайшую поликлинику и по полису ОМС получить психологическую помощь. В чём опасность того, что по городу бродят тысячи нелеченых людей — со своими фобиями и тараканами в голове? Во что это может вылиться?

    — Это может вылиться в тяжёлые последствия для социума. Нелеченный человек — это ходячая бомба. Пример — ситуация с москвичом Дмитрием Виноградовым, который пришёл в офис с двумя обрезами и уложил четырёх человек. И собирался укладывать дальше: принёс 200 патронов, стрелял очень метко. При этом планировал застрелиться сам. Он типичный суицидент. Причём он даже принимал антидепрессанты, но это ему никак, как мы видим, не помогло. То же самое — расстрелы в американских школах. Самый известный случай — в школе «Колумбайн»: два подростка, Эрик Харрис и Дилан Клиболд, принимали антидепрессанты. Что не помешало им принести в школу по две хоккейные сумки, под завязку набитые стрелковым оружием. И расстрелять свой класс — 24 человека, плюс положить пару учителей и, когда приехала полиция, застрелиться самим. Или свежий пример — год назад, Адам Ланза: застрелил свою мать, потом поехал — и расстрелял второклассников, уложил 20 человек.

    При этом во всех трёх случаях имело место лечение. Но лечение не всегда адекватно. Одни антидепрессанты, без глубокой психологической помощи, не дают эффекта. А есть ведь и случаи без лечения. Андерс Брейвик — депрессивный пациент: с тяжёлым детством, с психотравмами. Его мучили пакистанские одноклассники. В анамнезе — отец, который ушёл из семьи, оставив его с матерью и сестрой, чьё поведение он не одобрял. И его поступок — это самоубийство, растянутое во времени. Он-то планировал, что его застрелят, но норвежские полицейские проявили верх гуманизма. Он шёл на смерть, составил манифест о том, что собирается умереть ради таких-то целей. И хотя цели были заявлены как политические — это его внутренний кризис депрессивного пациента, который не смог сжиться с людьми. Или возьмём пример майора Евсюкова: у него происходит конфликт с супругой, солисткой одной из девичьих групп, — он в свой день рождения выходит с пистолетом, убивает водителя такси, идёт в супермаркет «Остров», кладёт там ещё несколько человек — и остаётся в живых только благодаря тому, что генерал, чьим протеже он был, отдаёт приказ не стрелять на поражение.

    Вот что реально может произойти, если игнорировать проблему. В пятимиллионном Петербурге — всего 300 сертифицированных психотерапевтов. Считайте, что у нас нет психотерапии. И даже частные службы не компенсируют недостачу. В городе есть места, куда можно обратиться бесплатно, но население о них не знает, а если узнает — эти службы встанут: невозможно обслужить всех нуждающихся. Так, у нас есть клиника неврозов с кабинетом бесплатной социально-психологической помощи и стационаром на 260 коек. Есть 7-й ГПНД со стационаром и бесплатным психотерапевтическим центром. Но это единичные примеры. Оба заведения эффективно работают лишь потому, что никто о них не знает: 100–200 пациентов в месяц — крошечный процент от числа реально нуждающихся в помощи, тех, кто-либо кончает с собой, либо убивает других, либо медленно убивает себя. Есть же латентная депрессия, когда человек злоупотребляет алкоголем, садится на наркотики, ведёт рискованный образ жизни — это аутоагрессия. По сути это ходячий труп — человек закономерно идёт к смерти.

    В России суицидология — удел нескольких энтузиастов, на государственном уровне она не работает. В советское время была профессор Амбрумова, в НИИ психиатрии читали лекции, проводили курсы. Сейчас нигде не учат на суицидолога.

    www.the-village.ru