Лечение депрессии работой

Под гнетом депрессии

Ядро депрессии (от лат. depressio — прижимать, угнетать) составляет печаль, особенно в сочетании с унынием, стыдом и враждебностью. Депрессия — едва ли не самое распространенное психическое нарушение. Оно характеризуется снижением настроения, подавленностью, пессимистической оценкой событий и повышенной утомляемостью. В народе говорят: хандра, меланхолия, кручина. При депрессии ухудшаются аппетит, сон, внимание, мышление. Больной теряет жизненный тонус, остро ощущает внутреннюю пустоту, собственную неполноценность, удрученность и вину. Нередко его посещают мысли о самоубийстве.

Депрессия присуща и детям. В зависимости от возраста ее симптомы проявляются по-разному. Так, депрессия детей до 7 лет менее четко выражена и нелегко распознается из-за страхов, которые вообще присущи малышам, и неумения рассказать о своем состоянии. До 1,5-2 лет ребенок выглядит унылым, пассивным и безразличным. У него могут наблюдаться потеря аппетита, расстройство сна, плаксивость, боязливость. Дошкольник бывает заторможенным, ушедшим в себя, угрюмым и печальным. Он не проявляет того богатства фантазии, живости и энтузиазма в играх, которые обычно свойственны его возрасту. Плаксивые, капризные, несдержанные и агрессивные без видимой причины дети жалуются на физическую боль (чаще всего в животе). В младшем школьном возрасте эти симптомы обостряются.

Вот история девятилетнего мальчика по имени Денис. В школе и дома он отличался раздражительностью и вспышками гнева. По малейшему поводу плакал, кричал и швырял все, что попадалось под руку. На занятиях с трудом сосредотачивался и мгновенно отвлекался. Избегал сверстников. Денис предпочитал играть в одиночестве, а дома запирался в своей комнате и смотрел телевизор. По словам матери, мальчик плохо спал и непрерывно что-то жевал.

Примечательно, что такое поведение ребенка началось после развода его родителей. Положение усугубилось, когда отец вступил в новый брак, переехал в другой район города и стал реже навещать сына. Ситуация понятная и, увы, довольно обыденная.

Подросток, подверженный депрессии, нередко переживает чувство вины и отчаяния, отвержения и отчуждения. Он замкнут, раздражителен, теряет ощущение удовольствия и интерес к жизни. У таких ребят ослаблена концентрация внимания. Они плохо учатся, быстро устают, часто ссорятся с родителями, у них пропадают сон и аппетит. Иногда они выглядят неряшливо, резко меняют круг друзей, музыкальные предпочтения и перестают заниматься тем, что раньше приносило удовлетворение.

Один из факторов, способствующих росту депрессии, — стремительные социальные изменения. Переполненные города, распадающиеся семьи, злоупотребление алкоголем и наркотиками, крупные перемены в профессиональной и трудовой деятельности, бешеный темп жизни значительно усиливают воздействие стрессов.

Кроме того, пресса и телевидение навязывают подрастающему поколению «идеальный образ» современного молодого человека. Согласно исследованиям британского Союза по охране здоровья, около 17% школьников, считающих себя не соответствующими этому образу, подвержены регулярным приступам страха или хандры. Перспектива вступления в мир взрослых приводит в отчаяние. Подростки беспокоятся, удастся ли им занять достойное место в этом мире и добиться поставленных задач.

Среди множества форм депрессии упомянем лишь две — невротическую (психогенную) и эндогенную (витальную, биологическую). Невротическая депрессия развивается «на нервной почве»: в результате неразрешенного внутреннего конфликта, психической травмы, краха надежд, потери кого-то или чего-то значимого (близкого человека, работы, репутации, смысла жизни и т. п.).

Эндогенная депрессия обусловлена не стрессами, утратами и греховным образом жизни, а врожденными особенностями организма. По меткому определению святых отцов, она происходит «от естества» — от генетических, биохимических и гормональных отклонений.

Напомним, что «Церковь рассматривает психические заболевания как одно из проявлений греховной поврежденное™ человеческой природы». Выделяя в структуре личности духовный, душевный и телесный уровни, «святые отцы различали болезни "от естества" и недуги, вызванные бесовским воздействием либо ставшие следствием поработивших человека страстей».

Видный психолог Виктор Франкл обращает внимание на следующий весьма показательный факт. Эндогенная депрессия — это заболевание, которое мешает человеку увидеть смысл своей жизни. А невротическая депрессия, наоборот, может возникнуть из-за потери смысла жизни. В этом разница.

Сейчас мы будем говорить в основном об эндогенной депрессии. Еще Гиппократ предполагал, что хандра проистекает от избытка в организме «черной желчи» и потому свойственна меланхоликам (от греч. melas — черный, chole — желчь).

Люди с таким слабым, неуравновешенным темпераментом крайне обидчивы, чувствительны, неэнергичны и не уверены в себе. Даже незначительный повод для грусти достаточен, чтобы они заплакали, а малейшая трудность в деле часто заставляет их опускать руки. Замкнутому, застенчивому, робкому и ранимому меланхолику нелегко бороться с печалью и унынием. Мрачные думы, пессимизм одолевают его чаще, чем сангвиника.

Эндогенная депрессия меланхолического типа (так же, как и темперамент) наследуется. Уточним: переходит не сама депрессия, а депрессивностьсклонность человека испытывать подавленное, угнетенное состояние.

Директор Медицинского научно-исследовательского института Принца Уэльского, профессор Питер Шофиелд полагает, что 21% населения в сложных жизненных ситуациях склонны к депрессии. Если в течение года генетически предрасположенный человек столкнется с тремя или более серьезными неприятностями, вероятность того, что он впадет в депрессию, равна 80%. Те, кто генетически устойчив к депрессии (26% людей), в подобных ситуациях заболевают в 30% случаев. Значит, предрасположенность к болезни заложена на генетическом уровне. Риск впасть в хандру отчасти зависит от наследственности.

Эта врожденная склонность связана с пониженной концентрацией в клетках головного мозга трех нейромедиаторов (норадреналина, дофамина и серотонина). Синтез и функции медиаторов заданы генетически. Когда мутации нарушают работу соответствующих генов, человек склонен реагировать на какой-либо стресс депрессией.

Ученые установили, что недостаток норадреналина приводит к глубокой тоске, избыток — к тяжелым стрессам. Нехватка дофамина оборачивается истощением нервной системы, а его повышенный уровень вызывает манию (приподнятое настроение, эйфорию, знакомое наркоманам чувство «кайфа») и симптомы, сходные с шизофренией. Дефицит серотонина порождает сильную тревогу, импульсивность и агрессивность, а его достаточное содержание в тканях мозга заметно улучшает настроение.

В зависимости от баланса нейромедиаторов фазы депрессии, мании и нормального самочувствия сменяют друг друга. Это характерно для маниакально-депрессивного психоза. Больной испытывает то приступы гнетущей печали, уныния и отчаяния, то — прилив энергии и радость, вплоть до блаженства. Депрессивные периоды бывают чаще маниакальных.

Этот психоз передается генетически, вероятно, по женской линии (через Х-хромосому). Если один из монозиготных (однояйцовых) близнецов заболевает им, то риск развития болезни у второго близнеца достигает 70-96%.

В ходе исследований, проведенных в университете Сан-Диего под руководством доктора Джона Келсо, был обнаружен ген, отвечающий за развитие маниакально-депрессивного психоза. Данный ген как раз и определяет чувствительность мозга к нервным импульсам, которыми клетки обмениваются друг с другом посредством нейромедиаторов. Если ген изменен, восприимчивость мозга резко увеличивается, и у человека возникает хроническая депрессия, перемежающаяся маниакальными фазами. Но этим дело не ограничивается. Предположительно есть еще несколько десятков «депрессивных» генов.

С 2001 по 2004 год ученые обследовали женщин, страдающих депрессией, и их детей в возрасте от 7 до 17 лет. Изначально 30% детей имели те или иные психические проблемы (например, тревожные расстройства, депрессии и нарушения поведения). Три месяца матерей лечили от депрессии. Примерно в 30% случаев лечение было успешным. У детей вылечившихся женщин психические отклонения уменьшились на 11%. Среди тех детей, чьим матерям не стало лучше, психические расстройства увеличилась на 8%. Следовательно, депрессия может перейти от матери к ребенку. Но если мать вылечилась от заболевания, то риск его у сына или дочери значительно снижается.

Чем же помочь страдающему человеку?

Когда симптомы депрессии наблюдаются у ребенка хотя бы месяц, родители должны обратиться к специалистам (психологам, психотерапевтам, психиатрам). Лечение болезни зависит от возраста пациента. Так, малышей лечат игровой терапией: приглашают играть с куклами и иными игрушками, то есть создают условия для более открытого выражения чувств. Детей постарше вовлекают в ситуации, которые позволяют им выговориться, спокойно поделиться своими страхами и опасениями.

Также используют ванны с добавлением морской соли или хвойного экстракта (не концентрата). Немаловажную роль играют посильный физический труд, закаливание, длительное пребывание на свежем воздухе. Хороши походы, поездки за город на природу, особенно всей семьей. Большое значение имеет атмосфера любви в доме: спокойные, теплые отношения друг к другу и, конечно же, к ребенку. Следует закаливать и его волю, приучать к труду и терпению. Воспитание — это прежде всего любовь и достойный пример. А самое главное, как убежден православный психиатр и психотерапевт Д. А. Авдеев, — быть всегда с Христом. Тогда и ребенок вырастет нравственно здоровой личностью.

Взрослым людям для лечения и профилактики депрессии показана рациональная психотерапия (лечение убеждением). Она основана на использовании здравых логических доводов, помогающих человеку пересмотреть сложившуюся ситуацию. Ведь если мы не в силах ее изменить, значит, надо изменить свое отношение к ней (к примеру, отказаться от неумеренных притязаний, несбыточных планов, надуманных забот). Коррекция психологических установок и поведения, которые приводят к неврозам, нужна для преодоления личностного кризиса и предотвращения рецидивов.

А вот алкоголь и наркотики категорически запрещаются, поскольку усугубляют заболевание. Прекрасными и естественными антидепрессантами являются витамины группы В (особенно В6 и фолиевая кислота), витамин С (аскорбиновая кислота), мед, горький шоколад, инжир, бананы, а также прогулки на свежем воздухе, солнечные ванны, приятная и мелодичная музыка, ароматы некоторых растений, регулярные физические нагрузки. Все это способствует выработке эндорфинов — «гормонов счастья», нормализующих настроение, придающих сил и бодрости.

Иногда полезно просто сменить «стены» и переключить внимание, чтобы снять стресс. Если на душе кромешный мрак, не стоит изолировать себя от друзей и пытаться изображать беспроблемного бодрячка. Горе нужно выплакать, беду — «выговорить». И не надо стесняться ободрять других людей. Кто протягивает руку помощи ближнему, тому помогает Сам Господь.

Для лечения депрессивных расстройств врачи назначают различные антидепрессанты, регулирующие в организме обмен биологически активных веществ. Однако использование таких препаратов без рекомендации специалиста чревато серьезными осложнениями. Нам, слабым и немощным, грамотную медицинскую помощь необходимо сочетать с духовными усилиями (смирением, терпением, чтением слова Божия и т.д.).

По убеждению православных верующих, если демон печали избрал человека своей жертвой, следует под руководством опытного духовника привести в порядок духовную жизнь. И не нужно лелеять свою депрессию, идти у нее на поводу. За этим состоянием часто скрывается демон, стремящийся погубить и низвести нас на дно ада. Ответим на его нападки молитвами и псалмами, которые можно найти в молитвословах. Воспротивимся депрессии, и она убежит от нас вместе со своим коварным хозяином. Иначе болезнь может превратиться в сугубо тяжкий, почти невыносимый крест.

www.pobedish.ru

Депрессия  — это стойкое снижение настроения (подавленность, тоска), которое мешает человеку нормально жить и работать. Если состояние длится дольше двух недель или если оно быстро прогрессирует до тяжелой степени — человек перестает есть и пить, не встает с постели, или даже пытается уйти из жизни, речь идет о болезни. Лечением депрессии занимается врач-психотерапевт.

Депрессию, которая мешает человеку радоваться жизни, полноценно общаться с близкими и работать, необходимо лечить.

Люди, которые впервые столкнулись с этой проблемой, спрашивают, лечится ли депрессия. Да, лечится. Но схему и длительность терапии должен определить врач-психотерапевт. Существуют разные виды депрессии, симптомы и лечение которых требуют разного подхода и интерпретации. К ним относятся:

  • реактивная депрессия  — расстройство, которого возникло после психотравмирующей ситуации (утраты близкого, расставания, потери работы или имущества). Справиться со стрессом помогает в первую очередь психотерапия;
  • дистимия  — хроническая легкая депрессия, которая длится годами: человек вроде как всю жизнь «пессимист», иногда даже «лентяй» — а после лечения полностью преображается;
  • депрессия при биполярном аффективном расстройстве  — депрессивные эпизоды чередуются с эпизодами патологически (неадекватно) повышенного настроения, требуется медикаментозная поддержка и психотерапия;
  • рекуррентное депрессивное расстройство  — депрессии повторяются каждые несколько лет, необходима лекарственная профилактика обострений.

Грамотный специалист должен учесть все значимые факторы и воздействовать на них одновременно. Лечением депрессии в Москве успешно занимаются частные клиники, но оно требует времени, терпения и внимательного подхода специалиста. Наблюдение у опытного психотерапевта, который совмещает медикаментозную терапию с психотерапевтическими методиками, позволяет вылечить депрессию навсегда.

Как выйти из депрессии и можно ли с ней бороться?

Так же, как нет двух абсолютно одинаковых личностей, так и не должно быть универсального подхода для всех вариантов заболевания. Курс лечения депрессии, который работает для одного случая, может совершенно не помогать в другом. Важен индивидуальный подход к каждому пациенту — только так можно бороться с депрессией и успешно выйти из нее.

Лечение депрессии для каждого пациента подбирается индивидуально, в зависимости от вида расстройства, его тяжести, возраста и сопутствующих заболеваний.

Если болезнь развилась после стресса, переутомления или из-за длительно существующего конфликта (с самим собой, в семье или, например, на работе), то бороться надо с причиной — психотравмирующей ситуацией. Пока у человека существует проблема, болезнь будет возникать снова и снова. Беспристрастный специалист (который обязан хранить врачебную тайну) поможет проговорить ситуацию и предложит свое видение. Семейные конфликты разрешаются с помощью семейной психотерапии, проблемы с общением, доверием к окружающим — на сеансах групповой терапии.

Новое в лечении депрессии — это антидепрессанты последнего поколения, так называемые селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). По сравнению с классическими препаратами, они обладают минимальным количеством побочных эффектов, но при этом так же эффективны.

При назначении лекарственной терапии важно соблюдать баланс: препараты должны сдерживать симптомы, но при этом не стоит «нагружать» организм слишком высокими дозировками или большим количеством препаратов. Все врачи, которые работают по современным стандартам оказания медицинской помощи, это понимают.

Необходимо определить, можно ли связать проявления депрессии с наличием какого-либо соматического заболевания. Для этого привлекаются смежные специалисты: неврологи, наркологи, врачи функциональной диагностики. Также есть вероятность, что такие эпизоды являются частью другого психического заболевания, например, биполярного расстройства или шизофрении. Все эти факторы имеют большое значение для выбора тактики лечения, поэтому необходимо комплексное обследование. Подробнее о диагностике депрессии .

На то, как долго лечится депрессия в каждом конкретном случае, влияет тяжесть заболевания. Запущенные случаи, которые долгое время игнорировались, требуют значительно более интенсивного и продолжительного лечения.

Способы лечения депрессии в клинике

Чтобы добиться максимально быстрого и эффективного результата, к лечению заболевания нужно подходить комплексно. Программа лечения депрессии включает в себя:

  1. Купирование симптомов  — преимущественно медикаментозное.
  2. Стабилизация (закрепление результата)  — врач подбирает препараты, которые лучше всего переносятся пациентом.
  3. Поддерживающая терапия  — чтобы снизить риск обострения заболевания до минимума, лечение нужно продолжать до полного исчезновения симптомов и даже дольше.

Чтобы болезнь не возобновилась, лечение следует продолжать столько, сколько порекомендует врач. Дозировки препаратов нужно повышать и снижать постепенно, а если человек резко бросает принимать лекарства, риск обострения многократно увеличивается.

Медикаментозная терапия . Основные препараты — антидепрессанты. Они снимают основные симптомы депрессии: убирают тоску, грусть и подавленность, улучшают настроение, оказывают положительное влияние на психическую активность и сон.

Современные антидепрессанты — это эффективные и безопасные средства. Однако такими они будут только при правильном подборе препарата и его дозировки. При необходимости врач использует сочетание нескольких антидепрессантов или добавляет антипсихотические (нейролептики), успокаивающие (седативные) или противотревожные (транквилизаторы) препараты.

Психотерапия и психологическая помощь не только позволяет улучшить эффект лекарственной терапии, но в некоторых случаях делает возможным лечение депрессии без антидепрессантов.

Широко применяется когнитивная терапия депрессии — врач выявляет у человека патологические установки, неосознанные способы поведения, которые мешают ему жить, и помогает их скорректировать. Применяется также межличностная (направленная на социальные взаимоотношения и их улучшение) и гештальт-терапия, индивидуальная и групповая, а также многие другие. В зависимости от ситуации подбирается наиболее подходящий вариант.

Сеансы психотерапии депрессии помогают:

  • выявить негативные убеждения и заменить их на позитивные;
  • справиться со стрессовой ситуацией и другими трудностями;
  • наладить отношения с близкими, почувствовать поддержку окружающих;
  • выявить факторы, которые способствуют прогрессированию заболевания и избавиться от них или учиться правильно на них реагировать;
  • контролировать проявления депрессии и управлять своим настроением;
  • улучшить настроение и вернуть желание вести активный образ жизни.
  • Таким образом, для того, чтобы успешно справиться с депрессией, необходимо вмешательство специалиста. Найти его можно как в государственных учреждениях, так и в частных клиниках.

    Психотерапия — основной немедикаментозный метод лечения психических расстройств.

    Проблема государственных больниц состоит в скудном финансировании, которое не позволяет назначать наиболее современные, безопасные и эффективные диагностические и лечебные мероприятия. Кроме того, врачи в таких больницах вынуждены работать на несколько ставок. Врач может уделить одному пациенту очень мало времени, не говоря уже о полноценном курсе индивидуальной психотерапии.

    К счастью, всегда можно обратиться в частную клинику, где лечат по мировым стандартам опытные специалисты — применяют современные методы и индивидуально подходят к каждому пациенту. Врач-психотерапевт должен получить хорошее образование (не только закончить ВУЗ, но и пройти курсы дополнительного повышения квалификации). Но красноречивее всего — благодарные отзывы пациентов.

    Реабилитация после депрессии

    Пациентов всегда интересует, сколько лечится депрессия. Ответ индивидуален для каждого случая, но своевременное обращение к врачу и соблюдение рекомендаций позволяет сократить путь к исцелению. Даже после успешного купирования симптомов нельзя забывать о поддерживающей терапии, или реабилитации.

    Современные методы лечения депрессии позволяют успешно справиться с заболеванием, однако на этом нельзя останавливаться. Сеансы семейной психотерапии помогут наладить отношения с родственниками, нормализовать климат в семье. Без поддержки родных вылечиться будет сложно. Хорошие результаты дает участие в  групповой психотерапии . Это позволит ощутить поддержку окружения, почувствовать, что человек не одинок в своем несчастье, обсудить проблемы и поможет в социальной адаптации.

    Болезнь депрессия излечима, но на это требуется время. Первые признаки улучшения могут наступать быстро, но необходимо довести терапию депрессии до конца и вылечиться полностью. Недолеченное заболевание может иметь опасные последствия: от возвращения прежней симптоматики и до суицида.

    Если человек резко бросает принимать лекарства, может наступить синдром отмены: депрессия возобновляется, даже сильнее, чем прежде.

    Прогноз для пациентов оптимистичный. Под руководством грамотного специалиста человек успешно справляется с расстройством, учится контролировать свое настроение, возвращается к социальной жизни и прежним интересам. После окончания лечения рекомендуется наблюдение у психотерапевта в течение времени, согласованного с врачом.

    cmzmedical.ru

    Как победить депрессию

    Депрессия настолько расхожее слово в современном языке, что часто теряется точный смысл этого слова. На самом деле, пониманий депрессии несколько. Есть понимание психиатрическое, которое говорит, что депрессия вызвана нарушениями химического равновесия в мозгу больного. В этом случае депрессию нужно лечить таблетками. Есть депрессия, понимаемая как результат неэффективных и болезненных отношений с окружающими. В этом случае депрессию надо лечить овладением навыками здоровых и добрых отношений. Есть понимание депрессии как результата незаметных ошибок в мышлении, либо неправильным мировоззрением на происходящее. Мы же под депрессией будем понимать накопившееся за длительный срок эмоциональное напряжение (стресс), которое вызвано неправильным отношением к миру и себе, что приводит к накоплению неудач и снижению внутренней гармонии в человеке.

    Меру человеческого счастья можно выразить простой формулой. Это количество предпринимаемых человеком усилий для достижения некоей цели, поделенное на предвкушение удовольствия от достижения этой цели. Можно заработаться до изнеможения, достигая своего, но если желание будущего удовольствия велико, то все усилия умаляются перед величиной ожиданий. Всегда кажется, что могло бы быть и больше, надо поработать еще, не все еще так, как хотелось бы. Ожидаемое никогда не совпадает с достигаемым полностью. А самое пакостное состоит в том, что по мере продвижения к вожделенному результату меняются сами цели. Даже в самом благоприятном варианте, когда удовольствие все-таки достигается, аппетит и амбиции разгораются все больше и нет этому предела. Рано или поздно наступает момент, когда удовольствие обесценивается, и тогда наступает депрессия. Именно поэтому кончали самоубийством в двадцать лет избалованные римские патриции, да и в царской России такие настроения были не редкостью.

    Что же делать, как победить депрессию? Есть два варианта. Первый, это ничего не делать и ничего не желать. Это вариант счастья олигофрена. Второй вариант, это много делать и ни на что не надеяться. Логически все правильно, но как это в реальности? В реальности получается парадокс. Если ни на что не надеяться, то значит, не ставить цели, а это, в свою очередь, делает само дело бессмысленным. Так? Не так! Потому что если человек – это животное, то бегать за добычей, не желая добычи, действительно бессмысленно. А если человек все же личность, существо одухотворенное, то делать дело ради него самого есть занятие творческое и радостное. Такое отношение делает человека существом творящим и через творчество познающим себя. Творчество это процесс, а процесс приносит удовлетворение только тогда, когда он длится. Следовательно, ожидание удовольствия не нужно, поскольку дело само по себе удовольствие. Есть и еще один момент. Когда человек пребывает в мечтах о будущем удовольствии, он не находится в этот момент в настоящем и, следовательно, не живет. По этому поводу Священное Писание говорит: “Для каждого дня довольно своей заботы”. Невозможно полноценно жить, если находишься либо в будущем, либо в прошлом. Будущего еще нет (да и будет ли?), а прошлого уже нет.

    А как же с целью? Неужели можно прожить без нее? Нет, нельзя. Но цель цели рознь. Если целью полагать достижение каких-либо внешних благ или каких-либо желаемых отношений, то все это тщетно, поскольку рано или поздно все кончается. Да и не зависит полностью от человека установление каких-либо отношений и приобретение благ. Есть ведь и другие люди, и их желания могут и не совпадать с желаниями данного человека. Если понадеяться на них, то разочарование в неудачной попытке достигнуть желаемого оборачивается обидой на мир и депрессией. Если же целью полагать радость сотворчества с Богом, то любое дело приобретает абсолютный и радостный смысл. Никто не отрицает, что среди наших дел далеко не все радостны. Можно также с уверенностью утверждать, что многие люди из тех, с кем мы общаемся, нам неприятны. Но если смыслом делания становится духовное совершенствование, то нет предела внутреннему миру и спокойствию. Целью соработничества со Христом является обожение, сутью Христа является любовь, следовательно, соработничество со Христом дает человеку любовь. Любовь же есть антипод депрессии. И тогда нет разницы между нашими делами. Если они радостны, то депрессии нет по определению. Если же они тягостны, то это способ научиться новым проявлениям любви в творческом преодолении своих немощей.

    Мы слишком зависимы от окружающих. Даже самые правильные нормы поведения и долга тяготят человека, если не являются его личными устремлениями, если они не переработаны в сердце и не восприняты как свои. Только тогда человек начинает реализовывать их, реализовывать творчески, поскольку это его дело и ему доставляет радость претворять свое дело в жизнь. Так часто и начинается скука и депрессия: и знаешь, что должен и что это хорошо и правильно, но сердце-то молчит. Как же можно разговорить сердце? Да через реализацию тех талантов, которые дает нам Господь. Когда мы обнаруживаем их в себе – мы постигаем радость творчества, творческого дела. Но само по себе творчество дает радость, но не дает смысла. То, что я, допустим, гениально мою стекла, не придает смысла жизни и направленность. Лишь когда я принимаю свою способность гениально мыть стекла как способ доставлять пользу и радость людям, тогда я начинаю выполнять заповедь “возлюбить ближнего, как самого себя”. А выполняя ее, я соработничаю Богу и тем духовно и творчески расту.

    Так как же победить депрессию? Первое, принять свою жизнь всю и такой, какая она есть. Второе, перестать ждать от нее каких либо удовольствий. Третье, выявить в себе добрые навыки и умения. Четвертое, прикинуть, как этими навыками и умениями можно послужить людям. Пятое, испросить благословления у священника на реализацию этих дел. Шестое, начать их делать и в процессе осознать, что тяготит сердце. Седьмое, прийти на исповедь и облегчить свою душу, проговаривая тяготящие эмоции. И после этого начать выполнять цели мирно и счастливо, творчески реализовывая свой долг и духовно совершенствуясь в процессе его выполнения.

    www.pobedish.ru

    Печаль имеет много названий: огорчение, тоска, горе, скорбь, хандра, меланхолия, отчаяние. Иногда печаль называют унынием, хотя большинство святых отцов разделяют эти две страсти. Почему – об этом речь чуть ниже. Сейчас чаще всего называют печаль депрессией. Депрессию, тревожность (а это тоже проявление депрессии) психиатры и психотерапевты называют раком XXI века, чумой нашего времени. И хотя в современном мире некоторые страсти достигли невиданных пределов, печаль, отчаяние, потеря смысла жизни приобрели характер настоящей эпидемии. Печаль преподобный Нил Синайский называет «червем в сердце». Эта страсть, как рак, разъедает человека изнутри, может довести его до полного изнеможения (а иногда до смерти), если не начать бороться с ней.

    Как и всякая страсть, печаль имеет вполне естественное происхождение. Горе, страдания, скорбь, плачь – обычная эмоциональная реакция человека на некоторые тяжелые обстоятельства жизни. Например, когда умирает близкий человек, редко кто останется безучастным, равнодушным к этому. Сам Господь наш Иисус Христос заплакал, когда пришел ко гробу Своего друга Лазаря. Он «Сам восскорбел духом, возмутился и сказал: Где вы положили его? Говорят Ему: Господи! Пойди и посмотри. Иисус прослезился. Тогда иудеи говорили: Смотри, как Он любил его» (Ин. 11: 33–36).

    Мы не можем оставаться равнодушными к тяжелым потрясениям. Наши эмоции помогают нам, во-первых, пережить стресс, во-вторых, мобилизовать силы для борьбы с трудностями, подвигнуть нас к каким-то действиям. Но плохо, когда эмоции берут над нами верх. Когда мы входим в затяжное состояние печали, тут уже недалеко до депрессии. Что такое страсть печали, депрессия? Это затянувшееся, болезненное состояние души. Печаль становится зависимостью, мы начинаем служить ей, и она, как и всякий идол, требует жертв. Человек, находившийся в состоянии депрессии и сумевший с помощью Божией преодолеть ее, с ужасом вспоминает о своем прошлом как о кошмарном сне. Все, что беспокоило его тогда, представлялось чудовищной проблемой, кажется потом смешным и нелепым. И вообще говоря, печаль – это легкое помешательство; в депрессии человек не способен адекватно оценивать обстоятельства жизни, людей и себя самого. Какие мысли обычно вертятся в голове у страдающего печалью? «Все плохо, в моей жизни нет ничего хорошего; меня никто не любит, не понимает; в моей жизни нет никакого смысла». И, конечно, не обходится без самобичевания: «Я самый несчастный, я неудачник, я глупый никчемный человек, приношу людям одни страдания». При всех этих настроениях самое тревожное и абсурдное – категоричность суждений: все, ничего, никто, самый и проч. Любому здоровому, вменяемому человеку, не находящемуся в состоянии затяжной депрессии, понятно, что не может быть все плохо. Это абсурд, бред. У каждого человека есть возможности для жизни и счастья. Просто депрессивный человек этого упорно не хочет замечать. Наверняка, у него есть здоровье (в той или иной степени), руки, ноги, голова, органы чувств, есть какое-то дело, работа, есть умения, навыки, есть близкие люди, родственники и друзья, а значит, есть возможность любить и быть любимым. И любой это понимает. И ясно как дважды два: в человеке, страдающем печалью, говорит не его разум, а кто-то другой. Кто? Его страсть, она завладела его душой и сознанием. Но, как мы помним, страсти не есть принадлежность, собственность нашей души, они приходят извне, мы их только впускаем в душу. Теперь ясно, кто нашептывает нам мысли о бессмысленности жизни и нашей полной несостоятельности? Бес печали. И мы покорно слушаем его, принимая его «послания» за свои собственные мысли. Здесь следует вспомнить, как бороться с дурными мыслями, – об этом уже шла речь в статье «Борьба с помыслами». Принцип тот же: не считать их своими и не допускать в дом нашей души. А если они уже здесь, гнать их метлой и поскорее селить на их место других квартирантов, то есть светлые, добрые мысли.

    Опасность печали, депрессии в том, что она является страстью, а значит, действует как любая из восьми страстей. С одной стороны, мучает человека (помните, страсть – значит страдание), а с другой стороны, доставляет массу приятных ощущений, иначе никто не попался бы на крючок диавола. И страдающему печалью тоже, как ни странно, чем-то нравится сладостный плен страсти. «Ничто так не пьянит, как вино страдания!» – писал Бальзак.

    И поэтому очень непросто бывает выйти из этого состояния, поэтому так плохо действуют утешения близких: человек ждет не исцеления, а приятных ощущений от утешений и саможаления, при этом вовсе не желая утешаться. Печаль действительно может пьянить, как вино, как наркотик, и находиться в этом теплом, удобном болоте для депрессивного приятно, хотя, конечно, такое состояние приносит страдания и ведет человека к саморазрушению. К тому же, повторяю, выйти из печали непросто; это труд, и для иных легче плыть по воле волн. Вот почему очень часто депрессией, меланхолией страдают люди ленивые, не приученные к труду.

    Печаль рождается, конечно, не на пустом месте. Рассмотрим основные причины возникновения этой страсти. Уже не раз было сказано, что в основе страсти может лежать ей предшествующая. Перед печалью стоит гнев, а значит, он может служить причиной депрессии. Почему? Вспомним, какие чувства мы испытываем после ссоры, раздраженного выяснения отношений. Нас посещает чувство стыда, опустошенности, часто уныния, нам стыдно за нашу резкость, невыдержанность. Бывает, что гнев порождает обиду, раздражает самолюбие, мы долго не можем простить, и это чувство раздражения, обиды, злопамятства приводит к печали, мрачному настроению. Очень часто можно встретить людей, которые считают, что все вокруг им что-то должны и все кругом виноваты. А у православного человека должно быть все наоборот: не мне должны, а я всем должен; не все виноваты в моих бедах, а я сам виноват в своих проблемах. Когда человек будет жить по такому принципу, ему легко будет справиться и с унынием, он будет видеть, как жизнь и его взаимоотношения с ближними налаживаются. А думать, что все мне должны и все виноваты, – типичная психология неудачника.

    Печаль, депрессия – болезнь неврастеничных людей, то есть неуравновешенных, не владеющих собой. У таких людей период возбуждения, подъема, всплеск эмоций, иногда и гневных, раздраженных, сменяется тоской, апатией, унынием.

    Но гнев, неуравновешенность, неврастения – это только одна из причин депрессии. Затяжная печаль может быть вызвана тяжелыми обстоятельствами жизни, часто смертью близких или болезнью, другими потрясениями. Депрессия может иметь и наследственный характер, если родители депрессивного человека страдали неврастенией или меланхолией. Но надо сказать, что наследственность не является в данном случае каким-то непреодолимым фактором, просто нужно знать это, а «кто предупрежден, тот вооружен». Хотя печаль может быть вызвана каким-то горем, скорбью, тяжелые события не являются причиной печали, они только спровоцировали ее. Причина всегда в самом человеке, в том, как он воспринимает события жизни. Потому что установленный факт: депрессия не зависит от обстоятельств жизни и среды обитания, причина ее всегда не внешняя, а внутренняя. Об этом свидетельствуют данные статистики. Самый высокий процент депрессий и самоубийств не в бедных странах третьего мира, а в наиболее развитых и богатых, где очень высокий уровень жизни и людям уже нечего больше желать. Каждый пятый из числа самых богатых людей планеты страдает депрессией. И вот что самое удивительное: среди нищих, бомжей почти нет самоубийц, хотя, казалось бы, жизнь у них такая, что, как говорят, «хоть в петлю лезь»!

    Почему страсть печали, тревоги, беспокойства так распространена в современном мире? Из-за упадка веры. Запад стремительно теряет веру, Европа уже объявила себя постхристианской. В нашей стране тоже, к сожалению, наблюдается спад интереса к Церкви. Того подъема, притока людей в храмы, что был в 1990-е годы, уже нет, начался период охлаждения. Конечно, большинство людей называют себя верующими, но во что они верят? В год козы, петуха, свиньи, астрологию и прочий оккультизм. Даже к храму, к Православию подход чисто магический: кому какую свечку поставить, какому святому помолиться, чтобы у меня все было хорошо. Когда у человека нет настоящей веры в Бога, что и «волос с головы не пропадет» без воли Божией (см.: Лк. 21: 18), то в его сердце появляется тревога, беспокойство, а это уже начало депрессии. Он начинает всего бояться и думать: «Что со мной случится завтра? А вдруг заболею? А как же жить на сегодняшнюю пенсию? Вдруг убьют? Вон какие ужасы по телевидению показывают. Вдруг потеряю работу и умру с голода, а тут еще экономический кризис?». Из-за страха, тревоги люди боятся доверять друг другу, создавать семьи, рожать детей. Например, верующий человек хорошо знает: если захотел иметь много детей, Господь их никогда голодными и раздетыми не оставит. Если помогаешь другим, сам никогда не останешься без куска хлеба, – это закон духовной жизни.

    Еще одно проявление безверия – утрата смысла жизни, а ведь именно это лежит в основе депрессии. У христианина всегда есть смысл жить. Этот смысл в любви к Богу и ближнему. Верующий человек знает, что Бог его никогда не оставит, с Богом он не один на один с бедой. Как поет один православный рок-музыкант, «с Богом надежнее жить, с Богом легко умирать». А для маловерного современного человека и жизнь страшна, а смерть – это просто конец! Таким образом, справиться с печалью, депрессией можно только возложив надежду на Господа. Доверив Ему свои скорби и проблемы, попросив у Него помощи и поддержки. Нашу тревогу за будущее, настоящее, за детей (за них мы тоже очень тревожимся) нужно возложить на Бога: «Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает» (Пс. 54: 23). И тогда станет значительно легче справиться с тревогой и печалью.

    С упадком веры связана также утрата депрессивным человеком интереса к жизни. Его все перестает радовать, он ничего не ценит и мало на что обращает внимание. А ведь жизнь во всех ее проявлениях – это самый главный дар Бога человеку, и относиться так к ней – большой грех. Человек будет счастлив только тогда, когда сам этого захочет, когда начнет радоваться жизни. «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите», – говорит нам апостол Павел (1 Фес. 5: 16–18). Именно благодарите. Через благодарность к Богу мы научаемся ценить дары жизни. А радость, счастье приносит только то, что ценится. Один священник советовал своим духовным чадам в конце каждого дня составлять список «За что мне благодарить Бога», в котором должно быть не менее 50 пунктов. Другой батюшка приехал за советом к старцу Николаю Гурьянову на остров Залита. Приехал с какой-то скорбью, и вот отец Николай, выслушав его, сказал: «Радуйся!». Священник подумал, чему же тут радоваться? А отец Николай продолжил: «Радуйся, что родился; радуйся, что крестился; радуйся, что в вере православной; радуйся, что жив пока!».

    Впавшим в печаль, потерявшим радость и вкус к жизни можно посоветовать внимательно подходить к каждому дню. Что бы вы ни делали, делайте со вниманием и смыслом. Во всем старайтесь видеть что-то хорошее, приятное, учитесь радоваться даже самой малой радости. Апостол Павел говорит: «Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте во славу Божию» (1 Кор. 10: 31). То есть все делайте для спасения души, прославляя и благодаря Бога. Вот, например, вкушение пищи. Мы молимся перед едой о ниспослании «хлеба насущного» и едим с благодарностью Творцу, не просто запихивая в себя пищу, а вкушая с радостью, осознавая, что это дар Божий. У А.И. Солженицына есть описание того, как обедает заключенный лагеря особого назначения. С каким же вкусом и удовольствием он это делает! А ведь он ест еду, которая у нас, наверное, вызвала бы рвоту. А для заключенного и эта пища – большая радость. И вот он ест эту баланду, с удовольствием съедает свою пайку черного хлеба, не торопясь, ощущая на языке все оттенки его вкуса, а потом до блеска вычищает последним куском свою миску. И он помнит, что на вечер у него остался еще один кусок, спрятанный под матрасом. И действительно, человек бедный, лишенный многих удовольствий может получать от жизни гораздо больше радости, чем обеспеченный всеми земными благами.

    Когда я учился в семинарии, а потом в академии, условия жизни семинаристов были вполне казарменные: общежитие, комнаты на двадцать с лишним человек, учеба, работа, вечерние занятия, вечерняя проверка, отбой и подъем. И так кому четыре, а кому и восемь (если еще академия) лет. Помню, постоянно хотелось две вещи: спать и есть. И ни до, ни после семинарии я никогда не получал такого удовольствия от самых простых вещей: сна, трапезы, прогулки. Помню, как готовишься ко сну, не спеша взбиваешь подушку, укутываешься одеялом и… проваливаешься до самого подъема. А быть дежурным по столовой! До сих пор вспоминаю, как однажды мы с ребятами после работы налили в большую тарелку сгущенки и ели, обмакивая в нее хлеб.

    Человеку, который хочет избавиться от печали, нужно учиться видеть смысл и радость в каждом дне, часе и минуте жизни. Идем на прогулку – стараемся на все обращать внимание, делать наблюдения; общаемся с кем-то – стремимся увидеть в другом человеке что-то хорошее, чему-то научиться. Читаем книгу – не просто «глотаем страницы», а вдумываемся, делаем пометки, потом анализируем. Так наша жизнь будет приобретать осмысленность и полноту. Очень хорошо, если работа действительно по душе, приносит удовлетворение, увлекает. Но даже если пока такой нет, любое дело можно делать с радостью, если научиться видеть в нем приятные стороны. Даже такая примитивная работа, как уборка или мытье посуды, может принести удовлетворение и удовольствие, если она сделана хорошо и на совесть.

    О том, что печаль может быть вызвана скорбями, трудностями, речь уже шла выше. Но одних скорби повергают в бездну уныния, а другие с честью выходят из них: страдания гнут, но не ломают их. Потому что все дело в отношении к скорбям. Вообще любую вещь делает плохой или хорошей наше собственное к ней отношение.

    Хотим мы этого или не хотим, но страдания неизбежны в нашей жизни. Еще ни одного человека на земле они не миновали. Страдания, болезни, смерть вошли в мир с грехопадением Адама. Изменилась человеческая природа, изменился и весь мир. Но повторюсь, к страданиям, скорбям можно относиться по-разному. Во-первых, нужно помнить, что Бог никогда и никому не посылает креста выше сил. Он Отец наш и лучше нас знает, что могут понести Его дети, а что нет. «Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1 Кор. 10: 13). Во-вторых, за периодом скорбей всегда будет утешение. Если где-то у человека отнимается, значит, в другом месте прибывает.

    В нашей жизни просто так ничего не случается, каждое событие имеет значение. И бессмысленно Бог страдать не попускает. Либо мы страдаем во очищение наших грехов, чтобы не страдать в жизни вечной, либо скорби посылаются нам, чтобы оградить нас от грехопадений и других опасностей. Еще один смысл скорбей – в очистительном действии, которое они производят на нашу душу. Страдания (если мы правильно к ним относимся) делают нас лучше, чище, добрее. Заставляют по-другому взглянуть на себя, оказать помощь ближнему, начать сострадать ему. Любой священник может рассказать, сколько его прихожан пришли в Церковь через жизненные испытания, скорби: смерть родных, тяжелые болезни, потерю работы и прочее. Когда все хорошо и ладится, люди, к сожалению, в храм не спешат. Скорби, свои собственные и чужие, заставляют задуматься о самых главных вопросах: смысле жизни, спасении души, сочувствии к чужому горю. Когда-то в Англии произошла большая авария – крушение автобуса с детьми, многие погибли, многие пострадали, и вот христианского писателя К. Льюиса спросили, как Бог допустил такую ужасную трагедию? И он ответил: «Страдания – это тот резец, с помощью которого Творец, как скульптор, высекает из человека прекрасную статую». Что такое любая катастрофа? Это, кроме огромного горя, возможность проявить все свои самые лучшие человеческие качества. Проявить сострадание, оказать помощь, поддержку страждущим, утешить скорбящих, посочувствовать им, поддержать в трудную минуту и самим о многом задуматься. Для пострадавших – возможность обратиться с горячей молитвой к Богу, задуматься о том, о чем в повседневной суете, может быть, и не помышляем, о спасении души. Что для Бога важнее: тело человека, которое болеет, стареет, умирает, или его бессмертная душа? Конечно же, душа, и поэтому Он попускает нам пострадать. И по прошествии иногда многих лет мы видим, что эти испытания были посланы не случайно, они были нужны нам. Протоиерей Николай Гурьянов много лет просидел за веру православную в лагерях. И он говорил, что нисколько не жалеет о годах, проведенных в тюрьме. Очень многие люди, прошедшие через ад лагерей, тюрем, ссылок, потерявшие здоровье, не жалели об этом и вспоминали потом этот период с благодарностью Богу. А иначе и быть не может, ведь если бы они имели другой подход к жизни, они бы просто не выжили в этих страшных испытаниях.

    Человек сам не знает, на что способен. Кто-то выносит нечеловеческие страдания, а кто-то из-за малых неприятностей впадает в тоску, отчаяние и готов уйти из жизни. Когда человек решается на самоубийство (если, конечно, это не вызвано психическими заболеваниями), это всегда слабость, малодушие и маловерие. Самоубийца хочет уйти от временных, земных страданий, не может терпеть их, но не знает, что ждет его там, где страсть будет мучить его вечно.

    Все, что ни делает Господь, к лучшему – таков должен быть наш девиз на каждый день. Очень часто нас тревожат и беспокоят не только реальные, но и предполагаемые, гипотетические скорби и испытания. Одна знакомая мне женщина говорила: «Давайте переживать неприятности по мере их поступления». Кстати, прожила она до 103 лет. От тревоги, волнения есть очень хорошее средство – молитва. Не раз испытал его, переживая за детей. Каждый раз, когда я с волнением думал о них, находясь вдалеке от дома, я читал краткую молитву о их здравии и спасении, и волнение отступало.

    Печаль, депрессия лечится благодарностью Богу, верой и доверием Ему. И вообще справиться без веры в Бога со страстью печали просто невозможно. Если человек ни во что не верит, рано или поздно тоска, печаль, отчаяние вновь вернутся к нему. Пусть даже при конце жизни. Потому что настоящей надежды у него нет.

    Я служу в церкви при кладбище, и мне довольно часто приходится общаться с людьми, скорбящими о кончине родных и близких. Уход близкого человека – это действительно огромное потрясение. Очень многих оно повергает в состояние печали. Мы, люди верующие, имеем великое утешение в нашей скорби. «Бог не есть Бог мертвых, но живых», – говорит нам Христос (Мф. 22: 32). Душа человеческая жива, она не умирает, а смерть – это не конец жизни, а переход в другое бытие. Хотя, конечно, это всегда разлука с любимыми, но разлука не вечная. То, что мы любим в человеке: его отношение к нам, мысли, чувства, характер – все это принадлежит к его бессмертной душе, а не телу, которое болеет, стареет, изменяется, а потом и умирает. Душа вообще не имеет возраста. Второе утешение, которое имеют православные христиане, это молитва за ушедшего. Наши усопшие ждут от нас только одного – наших горячих молитв за них. Сами за себя они помолиться уже не могут. Молиться, каяться в грехах, изменять свою жизнь можно только пока мы живем на земле. И молитва – это нить, связующая нас с близкими, возможность выполнить долг любви. Ведь очень часто, теряя родных, друзей, человек испытывает чувство вины. Он хочет что-то еще сделать для них, додать им свою любовь. И он имеет все возможности к этому. Нужно чаще ходить в церковь, подавать заупокойные поминовения, читать дома Псалтирь за усопших, раздавать милостыню в их память и вообще постоянно молитвенно помнить о них.

    Наша скорбь, печаль, депрессия – очень большое препятствие в молитве. Человек в таком состоянии ни к чему не способен, даже есть, пить, думать для него трудно, тем более молиться. Поэтому, если мы любим наших близких, мы должны справиться со своим состоянием, хотя бы для них, ибо они очень нуждаются в нашей помощи и любви. А любовь продолжается, она не прекращается со смертью, ведь свойство любви – это вечность. «Любовь никогда не перестает» (1 Кор. 13: 8).

    Еще один очень важный момент, который нужно помнить, когда теряешь близких. К сожалению, существуют негласные и совершенно неправильные (неправославные) ритуалы оплакивания усопших. Это и причитания, стенания у гроба, и соболезнования, в которых сквозит черная тоска, и другие действия. И многим кажется, что все это нужно делать в память об усопшем, выражая тем самым свою любовь к нему. Скажите, если бы кто-нибудь из нас умер, хотелось бы нам, чтобы наши родные, любимые люди впали в черную тоску, депрессию и, может быть, попали бы в больницу с нервным расстройством? Конечно, нет. Если мы любим их, мы желаем им добра, хотим, чтобы у них все было хорошо, чтобы они были счастливы. И нашим усопшим хочется того же. Чтобы мы жили, радовались жизни, вспоминали их молитвой и добрым словом. Христианская скорбь светла. Поминки православного человека не траур, а проводы в вечность. Мы вспоминаем добрые дела усопшего с благодарностью и, конечно же, молимся за него, желая ему Царства Небесного.

    Скажу немного об одном обязательном средстве борьбы с печалью и унынием. Преподобный Амвросий Оптинский говорил: «Скука – унынию внука (то есть внучка. – свящ. П.Г.), а лени дочь». То есть лень, праздность порождают скуку, а скука – уныние и печаль. Около праздного, ленивого все время вьются бесы печали, он легкая добыча для них. Человек целеустремленный, любящий труд очень редко тоскует. Когда борет тоска, первый симптом – ничего не хочется делать, полное расслабление. Здесь нужно шаг за шагом понуждать себя к хоть какому-нибудь делу. Тоскующий просто обязан подвигать себя на труд, хотя любое занятие в состоянии депрессии уже маленький подвиг – от слова «подвигаться, двигаться». В фильме «Тот самый Мюнхаузен» бургомистр говорит: «Каждый день к 9 утра я должен идти в магистрат, и не скажу, что это подвиг, но вообще что-то героическое в этом есть».

    Большинство людей, которые исповедовались мне в грехе печали и уныния, не имели постоянного занятия, работы. Очень хорошо, когда печальный найдет дело, которое может увлечь его. Но даже если такого занятия нет, нужно понуждать себя совершать любой простой и незамысловатый труд. Каждый час дня, и даже минута, должны быть чем-то заполнены, чтобы не оставалось места для мрачных мыслей. Человек не может думать сразу о двух вещах, поэтому нужно заменять негатив позитивом, думать о хорошем.

    У одного старца был ученик. И вот однажды старец услышал бесов, вопиявших: «Горе нам от этих монахов, и к старцу приблизиться не можем, и к его ученику тоже, потому что он разоряет и строит, и никогда не видим его праздным». Старец недоумевал: «Что же разоряет и строит его ученик?». Тогда он пошел к ученику, и тот показал ему камни, из которых он возводил стены, а потом снова разрушал их. «Поступая так, я не ощущаю уныния». Старец понял, что бесы не могут приблизиться к ученику, потому что он никогда не сидит праздным, и поощрил его к продолжению труда.

    Стирка, уборка, домашние дела – это то, чем всегда можно заполнить время, даже при отсутствии постоянной работы. Говорят, «если женщина впала в тоску и хочет покончить с собой, она должна взять мыло, веревку… и отправиться стирать белье». Как бы тяжело ни было понудить себя к занятиям, делать это необходимо. Прочел как-то еще один замечательный совет: «Если вы в печали, тоске и кажется, что вас никто не любит, – окажите помощь ближнему, сделайте доброе дело, желательно тому, кому еще хуже, чем вам». Делая это дело, мы сразу «убиваем двух зайцев»: отвлекаемся от тоски и ощущаем, что нужны кому-то. А еще мы поймем, что не мы нуждаемся в жалости и помощи, а ближний.

    Чем еще может быть вызвана печаль, депрессия? Грузом греховной жизни, часто неисповеданными, нераскаянными грехами. Представляете, что значит ходить с таким грузом? Ведь совесть, этот глас Божий, говорит в каждом человеке. И если человек не знает, как избавиться от грехов, как каяться в них, он часто впадает в тоску. Тут, конечно, нужна подробная исповедь, желательно за всю сознательную жизнь, и плоды, достойные покаяния.

    Молодая женщина обратилась к одному известному психотерапевту с жалобой на тревогу и депрессию. Молодость у этой особы прошла очень бурно: множество блудных связей, неудачный брак, потом развод. Притом воспитывалась она в традиционной патриархальной семье, где ей старались привить (правда, безуспешно) строгие моральные принципы. Для нас ситуация ясна: голос совести и стыд за греховную, беспутную жизнь обличают женщину, а так как она не знает, как ей правильно поступить, это повергает ее в печаль. Кроме печали, ее мучают страхи, ей кажется, что должно что-то случиться, она обязательно понесет какое-то наказание за грехи юности.

    Но что же советует ей доктор? Он успокаивает пациентку, говорит ей, что молодость такая и должна быть – бурная и веселая, что она ни в чем и не перед кем не виновата. Он не снимает проблему, а только «замазывает», «закрашивает» ее, убаюкивая совесть своей подопечной. Ясно, что такое «лечение» даст только кратковременное успокоение. Проблема, то есть груз прошлых грехов, остается, голос совести тоже полностью заглушить нельзя. По-настоящему преодолеть депрессию, вызванную стыдом за грехи, можно только покаявшись в них, очистившись на исповеди. Исповеданный грех уже становится «яко не бывший», если человек искренне раскаивается в нем. Очень хорошо понести какую-нибудь епитимью от священника. И конечно, встать на путь исправления и борьбы с грехом, ведь грех исповедан, но его разрушительные последствия остаются.

    Совесть, конечно, можно подавить; но, как родник, который закидали камнями и залили бетоном, она рано или поздно все равно пробьется наружу.

    Подведем итог. Брань с печалью ведется с помощью укрепления в себе веры в Бога и надежды на Него. Нужно научиться видеть Его бесчисленные благодеяния в своей жизни и быть благодарными за них. И еще, конечно, необходима борьба с этой страстью, непрестанный труд. И труд наш личный. Потому что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Печаль, уныние – это расслабленность воли, а воспитывать ее может только сам человек. «Бог не спасает нас без нас», Он посылает нам помощь и средства, а мы должны их использовать. Кстати, на этот счет есть одна притча, тоже про утопающего. Дом одного человека залило во время наводнения. И вот вода прибывает все выше и выше. Он уже перебрался на чердак, но он верит, что Бог спасет его. Мимо плывут люди на лодке и кричат ему: «Прыгай к нам, мы спасем тебя!». Он же отвечает: «Нет, меня Бог спасет!». А вода все выше, человек уже перелез крышу. Мимо плывет какой-то плот, но и тут человек не воспользовался случаем, думая, что Господь спасет его. Несчастный уже стоит по грудь в воде и видит большую доску, проплывающую мимо, но и сейчас он не хочет схватиться за нее, думая, что Бог поможет ему чудесным образом. И вот человек погибает, душа его приходит к Богу и спрашивает: «Господи, что же Ты не выручил меня, ведь я так верил, так молился Тебе!». И Бог ответил ему: «Я три раза посылал тебе средства спасения, и ты ни разу не воспользовался ими».

    Страсти печали и уныния хотя и являются близкими и родственными друг другу, все-таки не есть одно и тоже.

    Вот как определяет, раскрывает грех печали святитель Игнатий (Брянчанинов): «Огорчение, тоска, отсечение надежды на Бога, сомнение в обетованиях Божиих, неблагодарение Богу за все случившееся, малодушие, нетерпеливость, несамоукорение, скорбь на ближнего, ропот, отречение от подвига многотрудной христианской жизни, поползновение сойти с сего поприща. Уклонение от бремени креста – борения со страстями и грехом».

    А вот что святитель пишет про уныние: «Леность ко всякому доброму делу, в особенности к молитвенному. Оставление церковного молитвенного правила. Потеря памяти о Боге. Оставление непрестанной молитвы и душеполезного чтения. Невнимание и поспешность в молитве. Небрежение. Неблагоговение. Праздность. Излишнее успокоение плоти сном, лежанием и всякого рода негой. Искание беструдного спасения. Перехождение с места на место с целью избежать тягот и лишений. Частые прогулки и посещения друзей. Празднословие. Кощунственные высказывания. Оставление поклонов и прочих подвигов телесных. Забвение грехов своих. Забвение заповедей Христовых. Нерадение. Пленение. Лишение страха Божия. Ожесточение. Нечувствие. Отчаяние».

    www.pobedish.ru