Лекарство от паранойи

iPAQ H5450 Лекарство от паранойи

Вокруг меня одни враги и шпионы. Их много, и все они, все, все до единого хотят украсть мои секреты: адресную книгу с телефонами именами и явками, список покупок (так, надо вычеркнуть памперсы), кулинарную книгу со стратегическим рецептом макарон по-флотски и, конечно же, мои биоритмы (немедленно сменить дату рождения!). Если шпионы все-таки доберутся до моего наладонника – пиши пропало, потому что его хоть бей, хоть топчи, все равно восстановят информацию, гады! И тогда каюк всем моим секретам! Что же делать?!

Я бы, наверное, совсем свихнулся, если бы не подоспели товарищи с большой такой белой картонной коробкой, с картинками на крышке и чем-то тяжеленьким внутри. “Вот, – говорят, – тебе таблетка от паранойи. Помогает! Проверено. Пользуйся!”.

Я еще долго ходил кругами вокруг этой коробки, думал, не бомба ли? Потом все-таки открыл, а там оказался новенький КПК iPAQ H5450 от компании HP. Вот, что мне нужно! Это же не просто наладонник, это мобильное хранилище секретов, пароль к которому нельзя ни забыть, ни потерять, потому что он всегда с тобой – твои собственные отпечатки пальцев!

Это, безусловно, очень удобно, когда не нужно набирать сложный пароль из букв, цифр и знаков препинания, а можно просто провести пальцем по сканеру и получить доступ к информации, хранящейся на КПК. Главное, что никто другой добраться до нее не сможет (пусть хоть hard reset делает!), потому что информация о защите хранится в специальной области флэш-памяти, которая не обновляется даже при полном отключении питания и “жестком” сбросе. К тому же, если злоумышленник попытается ввести свои отпечатки или пароль несколько раз (можно установить от 3 до 9), то машинка отреагирует на это полным сбросом всей хранящейся на ней информации.

После установки “пальцевой” защиты (которая, кстати, имеет три уровня: обычный, высокий и очень высокий) машинка узнавала только меня и не признавала никого из моих домочадцев. Счастью моему не было предела! Но это, как оказалось, еще не все радости H5450.

В этот немаленький iPAQ весом больше 200 граммов встроено сразу два беспроводных интерфейса: домашний Bluetooth и корпоративный IEEE 802.11b (Wi-Fi). Проверить работу последнего мне не удалось в силу отсутствия под рукой подходящей корпорации со своей беспроводной сетью, а вот Bluetooth я попользовал с большим удовольствием.

HP выпустила iPAQ H5450 с явным прицелом на корпоративных клиентов и, чтобы сделать его максимально привлекательным, снабдила сканером отпечатков пальцев и богатым набором встроенных интерфейсов, что делает эту машинку вполне функциональной в том виде, как она есть, без затрат на дополнительные аксессуары.

Прекрасный дисплей, большой объем памяти, встроенный графический акселератор и хороший звук делают этот КПК очень привлекательным и для личного пользования, остановить может, пожалуй, лишь высокая цена или желание обзавестись машинкой с более современной архитектурой, которая постепенно прорисовывается на горизонте.

Что же касается лично меня, то мне стало много легче, и я теперь сам готов рекомендовать iPAQ H5450 как надежное лекарство от паранойи – помогает!

Intel XScale PXA250 400 МГц

3,8″ цветной 16-битный сенсорный TFT-дисплей, разрешение 240 x 320 точек, размер точки 0,24 мм, 65 536 цветов

RAM – 64 Мб SDRAM

ROM – 48 Мб Flash

1250 мА/ч Li-Ion polymer съемная, перезаряжаемая батарея

2500 мА/ч Li-Ion polymer (опционально)

встроенная резервная батарея

USB – через универсальный стыковочный модуль (cradle)

Serial – через универсальный стыковочный модуль (cradle)

Secure Digital / MMC Memory Card Slot с поддержкой режима SDIO

Wireless LAN (802.11b)

разъем расширения для подключения дополнительных устройств через сменные “жакеты”

биометрический считыватель отпечатков пальцев

upweek.ru

Лечение паранойи: чем может помочь официальная медицина

Вот мы и подошли к наиболее сложному разделу знаний о паранойе — как, собственно, от неё избавиться. Раздел этот непростой потому, что при кажущейся лёгкости этой патологии по сравнению с более глубокими психиатрическими проблемами, лечение её представляет собой далеко не безоблачный процесс.

Проблема понимания ситуации со стороны больного

Большинству будущих клиентов психиатра в принципе не так сложно понять, что им нужна помощь. При таких распространённых патологиях, как депрессия или биполярное аффективное расстройство, критическое мышление всё же в какой-то мере присутствует и ненавязчиво намекает, к кому надо обратиться. Даже если взять такую тяжёлую и труднокурабельную болезнь как шизофрения, то при ней больной или сам осознаёт, что с ним что-то не так, или это ему становится ясно в первые же недели лечения, когда получается добиться качественного регресса беспокоящих симптомов. С паранойей история немного другая, особенно если пациент нормально социализирован.

В прошлых статьях мы упоминали момент, что даже при полноценной паранойяльной системе человек может быть интегрированным в общество, выполнять свои социальные функции и как-то адаптироваться. При столкновении паранойяльных идей с реальностью в большинстве случаев всё, чем проявляется диссонанс — это конфликты, которые редко трактуются как повод обратиться к врачу.

Истории известно множество примеров, когда параноики не только были полноценно интегрированы в социум, а и занимали в нём видные роли. Иван Грозный, Эдгар Аллан По, Жан-Жак Руссо, Бобби Фишер, Стивен Кинг — это далеко не полный перечень выдающихся людей, павших жертвой этой патологии.

Ещё один момент — момент доверия. Доверия как к близким, так и к окружающему миру. Без него лечебный процесс становится сложнее на порядок. Параноики почти всегда никому не доверяют, кроме своих сверхценных идей. Они враждебно воспринимают любую попытку разрушить устоявшуюся в их мозге систему. Поэтому лечение паранойи превращается в тонкий процесс, сравнимый разве что с настройкой рояля.

Самый большой из рисков — это когда подверженные паранойе начинают трактовать внимание и желание окружающих помочь как стремление навредить, манипулировать, повлиять на сознание и т.д. Это явление может поступательно усложняться — больной начинает включать в свою систему патологических убеждений психотерапевтов, врачей и медикаменты. В этом случае, если не наступит ухудшения протекания болезни, которое бы вызвало снижение социальной адаптации, подобное состояние может длиться годами, причиняя страдания больному и его близким.

Тактика родственников и близких

С параноиками надо быть очень чуткими и осторожными. Надо отодвинуть на другой план собственные амбиции — даже если Вы тысячу раз знаете, что правы, не надо лишний раз это демонстрировать. Особенности мышления параноика таковы, что любую угрозу его сверхценным идеям он воспринимает сперва на эмоциональном уровне, не слушая аргументы. Поэтому диалоги и риторику дискуссий с ним надо выстраивать так, чтобы не столь убеждать, как незаметно подталкивать человека к тому, чтобы он самостоятельно пришёл к тем или иным выводам. При этом нельзя быть и слишком мягким — параноики очень догадливы и сразу чувствуют слабину, которую тут же начинают трактовать согласно своей системе — например, как подтверждение собственной правоты. Поэтому при общении с такими людьми надо обладать очень тонким чутьём меры и такта, уметь нащупать весьма тонкую грань. Ещё следует иметь большой запас терпения, потому что если сегодня удастся в чём-то убедить параноика, то завтра может произойти «откат назад» и он забудет все доводы.

Подготовка к лечению

Вообще первое, что надо сделать родственникам — проконсультироваться у грамотного специалиста самим. Желательно, чтобы это был психиатр, который сможет хоть приблизительно определить, действительно ли это обычная паранойя или что-то более угрожающее. Специалисту надо дать максимально объёмную информацию о тревожных симптомах и всех обстоятельствах, чтобы он смог помочь выработать наиболее эффективную индивидуальную тактику для конкретного больного, и дал ценные практические советы для создания атмосферы доверия, без которой лечение паранойи невозможно.

Существенным базисом для последующей терапии может стать общее, неспецифическое действие на человека, призванное хоть немного гармонизировать его мысли — отказ от алкоголя, наркотиков и никотина, регулярные прогулки на свежем воздухе, занятия спортом, различные хобби, прослушивание качественной спокойной музыки, режим дня и отдыха и т.п. Всё то, что помогает обычному человеку отвлечься и снять стресс, помогает и параноику, просто немного менее. Но при этом актуальность подобных мероприятий в последнем случае значительно выше — они могут создать нужный эмоциональный фон, который будет двигать человека к решению своих проблем. Важный момент — если помощью параноику занимается его партнёр по браку, то он должен помнить, что огромную роль в подобной ситуации играет интимная жизнь. Нужно способствовать её полноценности, хоть порой это и бывает тяжело, особенно если сексуальные моменты включены в параноидную систему больного. Также большую роль играет рациональное питание и витаминизация организма.

Следующим этапом попыток навести порядок в голове больного является, бесспорно, психотерапия. Есть большое количество методик, как индивидуальных, так и групповых.

Наиболее приемлемыми для коррекции сверхценных идей, составляющих базис паранойи, сегодня считаются индивидуальная, когнитивно-поведенческая и семейная терапия.

Психотерапия имеет ряд плюсов. Если удаётся достичь нормализации состояния больного без вмешательства в его психику при помощи лекарственных средств, то всё происходит через момент осознания, который «разрубает» гордиев узел ядра сверхценных идей, избавляя от них мозг. Именно поэтому, даже если больного лечат медикаментами, психотерапия является безусловно необходимым компонентом лечения. Также психотерапия объединяет усилия врача, пациента и его родственников, что необходимо для целостности проводимых мероприятий. Кроме того, учитывая всеобщую фобию социума касательно психиатров, уболтать параноика пойти к более «безобидному» специалисту значительно легче.

Однако у психотерапии есть весьма существенный недостаток. Уровень квалификации психотерапевтов различается слишком сильно, и поэтому есть большой риск нарваться на шарлатана. Так что будьте внимательны при выборе специалиста. Советуем выбирать такого, кто при беседе не «льёт воду», не выражается слишком высокопарно, умеет доступным языком объяснить сложные вещи, и главное — уже в процессе терапии обеспечивает эффект. Если какой-то из этих критериев отсутствует — ищите кого-то другого.

Лекарственная терапия

Если психотерапия сама по себе не даёт эффект (к сожалению, в случае с паранойей это большинство случаев) — надо собраться с духом и идти к психиатру. Этот шаг предоставляет порой огромные трудности по причинам, описанным выше. Учтите наши советы, о которых уже говорилось, проявляйте максимум терпения и мягкой настойчивости. Используйте положительные моменты предыдущей психотерапии и постарайтесь убедить человека в том, что психиатр сможет провести более глубокую коррекцию при помощи имеющихся у него средств. Когда параноика отпускают его тягостные мысли, то ему становится намного легче жить. Это может стать одним из важных аргументов.

В арсенале медиков есть множество средств медикаментозной терапии паранойи, как мягких, так и более сильных. Применение того или иного лекарства зависит от причины возникновения паранойи и особенностей её протекания.

Если первоначальная причина, которая вызвала сдвиг в мышлении, лежит в эмоциональной сфере, то дело может ограничиться применением обычных седативных средств. Они успокаивают, убирая лишние страхи, которые вносят печальную лепту в поддержку патологического процесса. Иногда это может стать причиной возобновления критического мышления, при помощи которого пациент сам распутает свой клубок. Под влиянием седативных средств становится более глубоким сон, что способствует более полноценному отдыху «перегретого» мозга. Сглаживаются эмоциональные противоречия между параноиком и его окружением, давая повышение эффективности психотерапии.

В ряде случаев паранойя развивается как следствие снижения общего фона настроения и нарастания депрессии — в подавленном состоянии слабеет воля, которая цементирует наше сознание и предохраняет от лишних мыслей. При таком варианте могут помочь современные качественные антидепрессанты, многие из которых имеют свойство влиять непосредственно на мышление. Тут возможна уловка — если параноик упорствует и не хочет принимать лекарства, то можно это всё ему подать под соусом лечения депрессии, с наличием которой человеку значительно легче смириться, чем с паранойей.

Если причина возникновения паранойи гнездится непосредственно на этапе продукции сверхценных идей, то надо применять антипсихотические препараты, нейролептики. Их существует много разновидностей различной мощности и направленности. При паранойе применяются лекарства, влияющие преимущественно на бред.

Некоторые нейролептики обладают положительным эффектом при различных соматических болезнях, например язвенной или гипертонической. Это порой используется психиатрами и родственниками больных для аргументации необходимости их приёма.

Особенностью действия нейролептиков является то, что они подавляют мышление как таковое, уменьшая количество образовывающихся абстракций. Это обоюдоострый процесс — страдает «соображалка» и быстрота психических процессов. Но в этих условиях принудительного отдыха мозгу намного проще отсеивать лишнее, выбирая нужный вариант. Происходит «перезагрузка» мышления.

Если проиллюстрировать примером — представьте себе, что Вы долго бежите стремглав, не рассчитывая силы, так долго, что ноги начало сводить судорогой. Лучшее средство помочь — лечь и отдохнуть. Движение к цели будет приостановлено, но это временно. Вы отдохнёте, и когда возобновите бег, то выберете именно тот ритм, который оптимален для профилактики нежелательных последствий. Примерно так же и с мозгом параноика, который под влиянием нейролептиков отдыхает.

Важно понимать, что назначение медикаментов, и тем более нейролептиков — это сложный процесс. Надо подобрать именно тот инструмент, который будет действовать точечно, не затрагивая другие ключевые элементы личности. Поэтому категорически избегайте самолечения, потому что очень легко навредить. Надеемся, наша статья поможет Вам понять всю сложность проблемы и выработать оптимальную тактику поведения и мероприятий.

sovdok.ru

Сенильная паранойя — это некорректный и малоинформативный термин. У пожилых людей и глубоких стариков какие-то возрастные изменения психики неизбежны. Если наблюдается снижение интеллектуальных способностей и умственной активности, то это называется сенильная деменция. Чтобы вести про неё речь нужно, чтобы больному было более 60 лет. От 45 до 60 человек находится в инволюционном возрасте. Существуют расстройства, которые связаны именно с ним, к примеру, инволюционный параноид, но не паранойя в чистом виде. Последняя чаще возникает в зрелом возрасте, но непосредственно с ним не связана.

Паранойя намного ближе к параноидной шизофрении, но не сопровождается галлюцинациями. Вернее, если убрать из параноидной шизофрении ряд характерных особенностей и оставить только бред, который проистекает из наличия сверхценной идеи, то это паранойя и получится. Разница же между галлюцинациями и псевдогаллюцинациями, которые бывают у больных шизофренией, в отсутствии непосредственного восприятия кажущегося объекта. Псевдогаллюцинации существуют только в психологическом пространстве, т. е. там же, где находится сверхценная идея параноика, поэтому его отличие от больных параноидной шизофренией весьма условно. Диагноз «паранойя» ставится преимущественно пожилым людям, поэтому к нему можно прилепить слово «сенильная», но тогда само определение будет вводить в заблуждение, списывая причину на возраст, тогда как она в реальности неизвестна.

Возрастные психические расстройства

Чётко со старением и преклонным возрастом связаны только несколько категорий деменции и инволюционные психозы. Однако многие бредовые расстройства, во всей своей совокупности, на самом деле имеют свойство проявляться в период после 45 лет. Эта раскладка непосредственно связана с возрастными кризисами. Можно выделить несколько из них.

  1. Период полового созревания.
  2. Юношеский кризис окончательного формирования личности.
  3. Кризис среднего возраста.
  4. Инволюционный кризис.
  5. Сенильный кризис.

У людей, по тем или иным причинам предрасположенных к чему-либо, в эти периоды проявляются самые разные расстройства психики: от лёгкой или умеренной депрессии с редкими паническими атаками до какой-то из форм шизофрении.

Если мы создадим модель некоей усреднённой старости — от 55 до 65 лет, то увидим, что на этот период могут прийтись испытания, к которым люди оказываются не готовыми. Это возможная смерть близких, неизбежно возникающее у большинства ухудшение физического здоровья, потеря возможности заниматься сексом, пенсия, а значит и потребность куда-то себя деть, чем-то заняться. В таких условиях люди становятся особенно ранимыми.

При этом диатез шизофрении имеется не более, чем у 1% людей. У остальных реакция на стресс может приобрести формы, которые каким-то образом могут напоминать синдромы шизофрении, но никакого непосредственного отношения к категории F20 нет. В основном по той причине, что нет большой палитры симптомов, а даже имеющиеся проявляются более мягко. Сами же наши герои уже вышли за пределы того возраста, когда у подавляющего большинства больных параноидной шизофрении случается премьера. Таким образом и возникают описательные определения — старческая паранойя и подобное. Тогда же важность приобретают и чёткие связки характера бреда и поведения. Они не дотягивают до уровня синдромов и остаются в области понятий. Этими понятиями блещет в первую очередь паранойя. Больной паранидной шизофренией может быть подвинут на магии или религии. Говорят просто про бред с оккультным или религиозным содержанием. А вот в случае с паранойей используются термины — религиозная, реформаторная, кверулянтская, инфлятивная паранойя, как и всякая другая.

Здесь нам нужно понять, а что вообще следует относить к проблемам психиатрии, а что общим проблемам психики? Принцип разделения достаточно прост, и это несмотря на все сложности и хитросплетения. Если есть психоз, то это психиатрия, а нет психоза — это к психотерапевтам, которые работают в рамках консультирования.

Подозрительность, мстительность, ворчливость, недовольство окружающими, собой и общая «вредность» характера могут присутствовать у кого угодно. Плаксивость и вдруг появившаяся склонность к самоизоляции сами по себе говорят более о депрессии. Психоз — это другое состояние, связанное с отрывом от реальности, искаженным восприятием объектов и различных фактов, которое сопровождается комплексом из самых разных симптомов.

Старческая паранойя: симптомы

Далее мы попытаемся показать разницу между психозом и обычными негативными психическими возрастными изменениями.

  1. Подозрительность, недоверчивость. Выдвигаются абсурдные идеи о том, что наняты люди для слежки, кто-то вскрывает корреспонденцию, в почтовый ящик подсовывают заражённые письма, родственники подсыпают что-то в еду. Сосудистые изменения на теле, свойственные старости, выдаются за синяки от избиения, но бьют предварительно усыпив, поэтому-то больные ничего и не помнят.
  2. Любые слова окружающих воспринимаются в качестве угрозы или издевательства. «Ах, она нарочно спрашивает, сколько время, чтобы посмотреть, как я мучительно встаю с кресла и иду искать часы. А часы нарочно спрячет, чтобы я больше мучился».
  3. Идея предательства со стороны родственников и коллег. Они постоянно переглядываются, делают косые физиономии, перешёптываются, что-то замышляют.
  4. Резкое нетерпение ко всякой критике, а особенно к идеям собственного бреда. «Все люди глупы, вот им и кажется всякая чепуха, а я точно знаю, что соседка подбрасывает мне наговорённые предметы в квартиру. Вот откуда тут эта бумажка? Она подбросила, — я точно знаю. И не возражать! Не спорить! Я старше и умнее».
  5. Неспособность прощать. Если больной однажды обиделся на то, что сам придумал, то так и будет помнить о том, какой «вред» ему хотели причинить.
  6. Лекарство от старческой паранойи не существует. Если это паранойя на самом деле, то используется общая схема лечения.

    В основном применяются нейролептики преимущественно антибредового воздействия. Иногда используются и методики психотерапии, но только в качестве элемента общего комплекса.

    psycholekar.ru

    Психотические нарушения. Паранойя: симптомы и лечение

    Понятие паранойи относится к спектру взаимосвязанных и перекрывающих друг друга психопатологических расстройств. Понятие паранойяльный не совсем корректно применяется также к группе таких феноменов, как страстное, безудержное стремление к социальной цели у внешне нормальных в остальном индивидов.

    Хотя подобная страсть может быть продуктивной и исчезать с достижением результата, иногда ее сложно отличить от патологического фанатизма. На другом конце спектра находится паранойяльная шизофрения.

    Паранойяльный характер или паранойяльную личность отличают ригидность, настойчивость, неадаптивные паттерны восприятия, коммуникации и мышления. Распространены такие черты, как чрезмерная чувствительность к пренебрежению и оскорблению, подозрительность, недоверчи­вость, патологическая ревность и мстительность.

    Кроме того, лица с таким диагнозом кажутся отчужденными, холодными, без чувство юмора. Они могут очень хорошо работать в одиночку, но обычно испытывают проблемы с авторитетами и ревностно отстаивают свою независимость. Они хорошо чувствуют мотивы других и структуру группы. От паранойи и паранойяльной шизофрении паранойяльный характер отличается паттернами мышления и поведения, относительной сохранностью функции проверки реальности, а также отсутствием галлюцинаций и систематизированного бреда.

    Паранойя — это психотический синдром, обычно возникающий в зрелом возрасте. Часто наблюдаются чувство ревности, сутяжничество, идеи преследования, изобретательства, отравления и т.д. Такие люди полагают, что случайные события имеют к ним какое-либо отношение (концепция центральности). Человек может страдать генерализированными бредовыми или ограниченными представлениями — например о том, что кто-то хочет навредить ему или кто-то имеет связь с его женой. Такие идеи не поддаются коррекции посредством проверки реальности.

    Нарушения поведения могут затрагивать только одну область, например работу или семью. Паранойя нередко развивается но основе паранойяльного характера. У больных паранойяльной шизофренией проявляются значительные расстройства в отношении к внешнему миру, основанные на нарушениях константности Самости и объектов, недостаточной организации психических репрезентантов (идентичности) и повреждении таких функций Я и Сверх-Я, кок мышление, суждение и проверка реальности. Все формы шизофрении включают в себя психотическую симптоматику.

    Продромальная фаза шизофрении характеризуется уходом в себя больного, после чего возникает острая фаза, сопровождающаяся бредом, галлюцинациями, нарушением мышления (разрыхлением ассоциативных связей) и дезорганизацией поведения.

    Вслед за острой фазой может наступить резидуальноя фаза, в которой симптомы ослабевают, однако сохраняются аффективная уплощенность и социальная дезадаптация. Как и при паранойе, лица с преморбидными шизоидными или паранойяльными расстройствами личности под влиянием интенсивного стресса и в результате декомпенсации регрессируют в острый психоз. Такое течение шизофрении соответствует представлениям Фрейда о фазах ухода и реституции при психозе.

    Параноидная форма шизофрении характеризуется галлюцинациями и бредом преследования, величия, ревности, ипохондрическим бредом. Депрессия, диффузная раздражительность и иногда агрессивность могут сопровождаться бредом воздействия (уверенностью больного в том, что его мысли контролируются извне или что он сам способен управлять другими). Ригидность параноидного характера может маскировать его значительную дезорганизацию.

    Общее функционирование индивида при параноидной шизофрении нарушается меньше, чем в других формах; аффективная уплощенность является не столь выроженной, и пациент иногда способен работать. Хотя Фрейд иногда использовал понятия паранойи и параноидной шизофрении как взаимозаменяемые, тем не менее он различал эти формы на основе:

    1) специфического психодинамического конфликта, связанного с вытесненными гомосексуальными желаниями;

    2) тенденции Я к регрессии и активизации паранойяльных защит.

    Психоанализ паранойи

    Идея о регрессии Я связывает его представления об этиологии шизофрении с его представлениями об этиологии психозов в целом, тогда как акцент но конфликте при паранойе относится к его «единой» теории, в которой утверждается, что паранойя, как и неврозы, является защитной реакцией (компромиссным образованием).

    В частности, и тут и там используются отрицание, реактивное образование и проекция. Кок было сформулировано в случае Шребера, конфликтное бессознательное желание («я люблю его») отрицается («я не люблю его — я его ненавижу»), но возвращается в сознание в виде проекции («он ненавидит меня и преследует»).

    Фрейд также считал, что в характерологическом отношении такие больные нарциссически озабочены проблемами силы, власти и избегания чувство стыда, из-за чего они особенно склонны к конфликтам, связанным с соперничеством с авторитетами. Бредовые представления о собственном величии также связаны с этими проблемами.

    Фрейд выдвинул положение о массивной регрессии к ранним стадиям развития (точкам фиксации), связанной с реактивацией детских конфликтов. При паранойе фиксация происходит но нарциссической стадии психосексуального развития и объектных отношений, то есть на более высоком уровне, чем у больных шизофренией, которые регрессируют к безобъектной или аутоэротической стадии.

    Шизофреническая регрессия, характеризующаяся тенденцией к отказу от объектов, сменяется фазой реституции, включающей в себя формирование бредовых идей; последние выражают собой патологический возврат к миру объектов.

    С разработкой структурной теории Фрейд стал делать больший акцент на факторах Я и Сверх-Я. Он считал, что отход Я от болезненно воспринимаемой внешней реальности, сопровождающийся экстернализацией отдельных аспектов Сверх-Я и Я-идеала, приводит к появлению у больного ощущений, что другие наблюдают за ним и критикуют. В патогенезе паранойи он также придавал большее значение агрессии.

    Постфрейдианцы сфокусировались но влиянии агрессии на развитие в раннем детском возрасте, на интернализированные объектные отношения и формирование Я. Исследовалось качество эмоционального катексиса образов Самости и объектов и их искажение вследствие конфликта. Это привело к выявлению патогенного воздействия патологических интроектов. Новые данные о влиянии агрессии и чувства стыда в ответ на нарциссическую травму получены при изучении психопатологии нарциссизма.

    Концепция сепарации-индивидуации позволила объяснить развитие и влияние конфликтов половой идентичности, предрасполагающих к появлению чувства уязвимости и первичной женственности у мужчин (например, страха Шребера превратиться в женщину), которые могут иметь доже большее значение, чем дериваты гомосексуального конфликта. Исследования в целом подтверждают, что гомосексуальный конфликт преобладает при параноидной шизофрении и что его часто можно одновременно обнаружить у нескольких членов семьи, страдающих параноидной шизофренией.

    Наконец, в результате исторического исследования было установлено, что отец Шребера проявлял садистские наклонности при воспитании детей. Это указывает на то, что бредовые представления Шребера содержали в себе зерно истины; в на­стоящее время считается, что подобное можно обнаружить в истории детства многих паранойяльных больных.

    Лечение и психотерапия паранойи

    Основное условие, с которым сталкивается психотерапевт параноидного пациента, это установление стабильного рабочего альянса. Установление таких отношений необходимо (а иногда и является решающим) для успешной терапевтической работы с любыми клиентами. Но они критически значимы при лечении паранойи, если иметь в виду трудности параноидных пациентов относительно доверия.

    Один из начинающих психотерапевтов на вопрос о его планах по поводу работы с очень параноидной женщиной, ответил: “Во-первых, я добьюсь ее доверия. Потом буду работать над развитием способности отстаивать собственную личность”. Это сомнительный план. Если параноидный пациент действительно доверяет психотерапевту, психотерапия уже закончена, и имеет место значительный успех. Однако коллега прав в некотором смысле: должно произойти определенное начальное принятие пациентом того, что психотерапевт благожелательно настроен и компетентен. И это потребует от психотерапевта не только достаточной терпеливости, но и определенной способности комфортно обсудить собственные негативные чувства и вынести некоторую степень ненависти и подозрения параноидного пациента, направленные на него.

    Неагрессивное принятие психотерапевтом мощной враждебности помогает пациенту чувствовать себя защищенным от возмездия, уменьшает страх разрушительной ненависти, а также демонстрирует, что те аспекты собственного “Я”, которые пациент воспринимал как зло, являются просто обычными человеческими качествами. Психотерапевтические процедуры в лечении паранойи существенно отличаются от “стандартной” психоаналитической практики. Общими целями являются цели понимания на глубинном уровне, доведение до осознания неизвестных аспектов собственного “Я” и способствование наибольшему возможному принятию человеческой природы.

    Но достигаются они по-разному. Например, классическая техника интерпретирование “с поверхности вглубь”, как правило, неприминима с параноидными пациентами, поскольку той озабоченности, которая у них проявляется, предшествовало множество радикальных трансформаций первоначальных чувств. Мужчина, страстно желающий поддержки другого мужчины, и бессознательно неправильно истолковывающий это томление как сексуальное желание, отрицает его, смещает и проецирует на кого-либо другого, переполняясь страхом, что его жена вступила в интимные отношения с его другом. Он не сможет правильно адресовать свой действительный интерес, если психотерапевт поощрит его к ассоциированию идеи о неверности жены.

    Такая же печальная участь может постигнуть и другое классическое правило психоанализа — “анализирование сопротивления раньше содержания”. Комментарии действий или установок, предпринятые с параноидным пациентом, только заставят его почувствовать себя предметом оценки или изучения, подобно лабораторной морской свинке. Анализ защитных реакций отрицания и проекции вызывают только более “архаическое” использование тех же защит. Традиционные аспекты психоаналитической техники – скорее исследование, чем ответы на вопросы, развитие аспектов поведения пациента, которые могут служить выражением бессознательных или умалчиваемых чувств, обращение внимания на ошибки и т.д. – были разработаны для того, чтобы увеличить доступ пациента к своему внутреннему материалу и поддержать его решимость говорить о нем более открыто.

    Однако, с параноидными пациентами такая практика дает эффект “бумеранга”. Если стандартные способы помочь пациенту раскрыться вызывают только дальнейшее развитие параноидного восприятия, как же можно помочь? Во-первых, следует актуализировать в пациенте чувство юмора. Большинство психотерапевтов выступало против шуток в лечении паранойи, чтобы пациент не чувствовал приставания и насмешки. Это предостережение способствует безопасности, но вовсе не исключает моделирования психотерапевтом самоироничного отношения, подшучивания над иррациональностью жизни, а также другие, не принижающие достоинство пациента формы остроумия. Юмор необходим в психотерапии – в особенности с параноидными пациентами – поскольку шутки являются своевременным способом осуществления безопасной разрядки агрессии. Ничто не дает большего облегчения и для пациента, и для психотерапевта, чем мимолетный луч света на фоне угрюмого покрова грозовых туч, окутывающих параноидную личность.

    Лучший способ предоставить место обоюдному удовольствию, полученному, от юмора, – посмеяться над собственными фобиями, претензиями и ошибками. Параноидные личности ничего не пропускают. Ни один из дефектов психотерапевта не защищен от их испытующего взгляда. Мой коллега утверждает, что обладает бесценным качеством для проведения психотерапии: умеет непревзойденно “зевать в нос”. Но, даже он не сможет провести «настоящего» параноидного пациента. Одна моя пациентка никогда не ошибалась, когда замечала мою зевоту – сколь бы неподвижным ни было мое лицо. Я реагировал на ее конфронтацию по данному поводу извинительным признанием, что она снова разоблачила меня, и сожалением, что совершенно не в состоянии скрыть в ее присутствии что-либо.

    Такой тип реакции продвинул нашу работу гораздо больше, чем мрачное, лишенное юмора выяснение ее фантазий в тот момент, когда подумала о моей зевоте. Естественно, нужно быть готовым принести извинения, если ваша остроумная шутка окажется ошибочной. Но решение о том, что работа с гиперчувствительными параноидными пациентами должна проводиться в атмосфере гнетущей серьезности, является без необходимости поспешным. Для параноидного индивида может оказаться очень полезной (особенно после установления надежного рабочего альянса, что само по себе может потребовать месяцев и лет работы) попытка сделать фантазии о всемогуществе доступными «Я» пацента с помощью толики разумного поддразнивания.

    Один пациент был убежден, что его самолет разобьется по пути в Европу. Он был поражен и успокоился после того, как я заметил: “Вы думаете, Бог настолько немилосерден, что пожертвует жизнями сотни других людей, просто чтобы добраться до Вас?” Другой подобный пример касается молодой женщины, у которой развились сильные параноидные страхи незадолго до ее предстоящей свадьбы. Свадьбу она бессознательно переживала как выдающийся успех. Это было во времена, когда “сумасшедший бомбометатель” устанавливал свое смертельное оружие в вагонах метро. Она была уверена, что погибнет от бомбы, и поэтому избегала метро. “Неужели Вы не боитесь “сумасшедшего бомбометателя?” – спросила она меня. И прежде чем я смог ответить ей, усмехнулась: “Конечно, нет, Вы ездите только на такси”. Я убедил ее, что пользуюсь метро и у меня есть очень хорошая причина не бояться его. Ведь я знаю, что “сумасшедший бомбометатель” хочет достать ее, а не меня”.

    Некоторые психотерапевты подчеркивают важное значение непрямого, “сохраняющего лицо” способа разделения инсайтов с параноидными пациентами, рекомендует следующую шутку как способ интерпретирования отрицательной стороны проекции: “Мужчина отправляется к соседу, чтобы позаимствовать газонокосилку, и думает о том, какой хороший у него друг, что способен на такие одолжения. Тем не менее, по мере приближения его начинают одолевать сомнения относительно займа. Возможно, сосед предпочтет не одалживать газонокосилку. За время пути сомнения приводят его в ярость, и когда друг появляется в дверях, мужчина выкрикивает: “Знаешь, что ты можешь сделать со своей проклятой газонокосилкой – засунь ее в ж. ”

    Юмор, особенно готовность пошутить над самим собой, возможно, полезен тем, что скорее покажется пациенту “реальностью”, чем исполнение психотерапевтом какой-либо роли и следование неизвестному плану игры. Истории параноидных личностей иногда настолько лишены аутентичности, что прямота и честность психотерапевта оказывается откровением о том, как люди могут относиться к окружающим. С некоторыми оговорками, приведенными ниже и касающимися соблюдения ясных ограничений, психотерапевт должен быть чрезвычайно предупредительными с параноидными пациентами. Это означает, что следует отвечать на их вопросы, а не избегать ответов и исследовать мысли, скрывающиеся за вопросом.

    Согласно моему опыту, когда явное содержание интереса параноидного человека с уважением учитывается, он готов охотно исследовать представленное в нем скрытое содержание. Часто лучшим ключом к разгадке первоначальных чувств, от которых защищается пациент, служат чувства и реакции самого психотерапевта; параноидную личность полезно представить как личность, чисто физически проецирующую неосознаваемые ей отношения на психотерапевтатерапевта. Таким образом, когда пациент находится в состоянии сильного безжалостного праведного гнева, а терапевт ощущает как результат угрозу и беспомощность, для пациента могут оказаться глубоким подтверждением слова: “Я знаю, насколько то, с чем вы имеете дело, злит вас, но я чувствую, что кроме этого гнева, вы также переживаете глубокие чувства страха и беспомощности”.

    Даже если это предположение и неверно, пациент слышит: терапевт хочет понять, что именно вывело его из состояния душевного равновесия. В-третьих, пациентам, страдающим от усиления параноидных реакций, можно помочь, проясняя то, что произошло в их недавнем прошлом и расстроило их. Такой “осадок” обычно включает в себя разделение (ребенок пошел в школу, уехал друг, родитель не ответил на письмо), неудачу, или – как это ни парадоксально – успех (неудачи унижают; успехи включают в себя вину всемогущества и страх наказания). Один из моих пациентов был склонен к произнесению длинных параноидных тирад, по ходу которых я мог понять, на что он так реагирует, только через 20—30 минут.

    Если я аккуратно избегаю конфронтации его параноидных действий и вместо этого интерпретирую, что он, возможно, недооценил, насколько его беспокоит то, о чем он мельком упомянул, его паранойя имеет тенденцию рассеиваться вообще без всякого анализа данного процесса. Обучение человека отмечать свое состояние возбуждения и находить вызвавший его “осадок” часто вообще предотвращает параноидный процесс. Обычно следует избегать прямой конфронтации содержания параноидной идеи. Параноидные пациенты остро восприимчивы к эмоциям и отношению к ним. Они запутываются на уровне интерпретации значения данных проявлений.

    Если их представления оспариваются, они, скорее, будут думать, что им говорят: “Ты псих, раз видишь то, что видишь”, а не: “Ты неправильно истолковал смысл этого явления”. Таким образом, соблазнительно предложить альтернативную интерпретацию, но если это делается с излишней готовностью, пациент будет чувствовать, как будто его отвергают, им пренебрегают и лишают его проницательного восприятия, что в свою очередь стимулирует параноидные мысли.

    Пожалуйста, скопируйте приведенный ниже код и вставьте его на свою страницу — как HTML.

    www.psystatus.ru

    Лекарство от паранойи. Разработанный в Украине гаджет Hideez Key избавляет от необходимости запоминать пароли

    Компактный гаджет поможет незаметно укрепить свою цифровую безопасность

    Вас когда-нибудь взламывали?

    Этот вопрос мог бы показаться странным еще два десятилетия назад. Но сегодня почти каждый пользователь интернета, даже самый дотошный и внимательный, скорее всего имеет неприятный опыт с забытым паролем или взломанным аккаунтом. А многие сталкивались с кражей денег с банковских карт и другими способами мошенничества.

    По мере того, как высокие технологии все больше проникают в повседневную жизнь рядовых людей, эта проблема обостряется.

    Сегодня у почти у каждого есть ноутбук и смартфон, в которых установлены сотни приложений. Многие из них, а также многие веб-сервисы требуют авторизации. Причем, для каждого желательно иметь свой уникальный и достаточно сложный пароль. Ведь эти приложения и сервисы порой хранят важную личную информацию, фотографии, документы, переписку,

    «Человек не робот чтобы каждый раз вводить длинные пароли и менять их раз в месяц, — рассказывает НВ основатель Hideez Олег Науменко. — Это сможет далеко не каждый».

    Если в реальном мире никого не удивляет необходимость носить ключи от квартиры, офиса, гаража, то почему не обзавестись ключом и в цифровом мире, рассуждает Науменко.

    По его замыслу, таким ключом может стать Hideez Key. НВ взяло гаджет на тест и постаралось посмотреть, насколько полезным и эффективным он может оказаться в реальности.

    Устройство представляет собой небольшой брелок, который так и просится занять место на вашей связке для ключей.

    Для начала я, кстати, решил попробовать, насколько сложна замена батарейки. В Hideez Key используется стандартная батарейка cr2032, которую можно купить едва ли не на каждом углу. Кстати, запасная батарейка идет в комплекте.

    На практике вскрыть устройство и поменять источник питания оказалось совсем не сложно. Никакими гиковскими или инженерными познаниями для этого обладать не надо. Небольшой острый предмет с легкостью отделяет одну половинку брелока от другой. Заменив батарейку, я попросту защелкнул обе половинки и вновь получил целый брелок.

    С подключением устройства к смартфону проблем тоже нет. В Google Play я скачал приложение Hideez Safe, затем прошел процедуру регистрации и добавил к своему аккаунту свой Hideez Key.

    После этого слово безопасность в моей жизни заиграло новыми красками.

    Для начала, я воспользовался хранилищем паролей и сохранил в нем пароли от некоторых сайтов, которые часто посещаю. Жутко понравился следующий момент — для работы с Hideez Key не нужны никакие дополнительные драйвера или плагины к браузеру. Приложение Hideez Safe использует низкоуровневые функции операционной системы для автоматического ввода паролей.

    Я даже рискнул и сохранил в Hideez Key пароль от одного из своих интернет-банкингов. паранойя прошла через пару дней. Все работало гладко и четко.

    Понравилась и функция охраны вещей. К примеру, Hideez Key способен уведомлять о падении уровня сигнала Bluetooth-соединения со смартфоном, т.е. фактически предупреждать вас о том, что ваш смартфон удаляется от вас.

    Забавной, но вполне рабочей оказалась функция датчика прикосновения, с помощью которой смартфон делает фото того, кто берет его в руки. Полезная «фишка» для тех, кто по какой-то причине часто оставляет смартфон без присмотра.

    Еще Hideez Key умеет хранить электронную подпись для документов. Можно использовать как существующие ключи, так и генерировать с помощью Hideez Key новые. Функцию хранения RFID-ключей я, признаться честно, так и не попробовал — в жизни с ними не очень сталкиваюсь. Но у многих к домах электронные замки, так что эта функция тоже может оказаться востребованной.

    Еще одна симпатичная «фишка» — возможность присвоить некоторым местам статус безопасных и отключать требования авторизации. Скажем, находясь дома, пользоваться некоторыми сервисами без дополнительного ввода пароля.

    Общее впечатление после нескольких недель использования Hideez Key — в целом положительное. Устройство компактное и довольно симпатичное, чтобы не раздражать в повседневной жизни. Оно занимает мало места и не бросается в глаза — а это тоже элемент безопасности. По сути, вы ничем не выдаете тот факт, что буквально круглосуточно используете дополнительный уровень защиты.

    Я не параноик. Но Hideez Key прочно обосновался на моей связке для ключей

    Приятно, что в отличие от большинства других гаджетов, этот не требует регулярной зарядки. По заверению разработчиков, Hideez Key может проработать на одной батарейке до 6 мес.

    Приложение Hideez Key имеет простой и понятный интерфейс. Я лишь раз столкнулся с трудностями в его использовании. Гаджет еще довольно молодой, поэтому обновления «прилетают» довольно часто.

    В том числе и обновления бутлоадера — загрузчика операционной системы самого гаджета. Во время одного из таких обновлений мой Hideez Key попросту выключился и отказывался работать до тех пор, пока я не «отвязал» его от аккаунта и не привязал вновь. Лишь после этого процедура обновления завершилась.

    Впрочем, проект относительно молодой, поэтому на такие проявления «болезни роста» можно не обращать внимания.

    За несколько недель я пробовал использовать Hideez Key с несколькими разными смартфонами. Соединение всегда было стабильным. Некоторые проблемы по непонятным причинам возникали только с Sony Xperia Z3+ (периодическая потеря соединения). С несколькими другими смартфонами — Motorola Nexus 6, Samsung Galaxy Note7, Samsung Galaxy S5, Meizu MX6 — проблем не возникало.

    К условным минусам Hideez Key можно причислить отсутствие версии для iOS.

    Собственно, виновником этого является Apple. Из-за ряда ограничений в iOS полноценная работа приложения Hideez Safe невозможна. По словам Олега Науменко, в данный момент уже проходит тестирование первой версии приложения для iOS, но оно позволяет лишь вводить с помощью Hideez Key пароли для сайтов.

    В то же время, он обещает, что корпоративные пользователи смогут пользоваться всеми функциями Hideez Key при условии установки соответствующего профиля настроек от своей компании.

    Кратко подводя итоги, скажу, что Hideez Key мне понравился. Не обязательно быть помешанным на кибербезопасности, чтобы понять, что через некоторое время отказаться от использования этого гаджета довольно сложно.

    Поэтому, если у вас — как и у меня — есть аккаунты во многих сервисах, а также вы обеспокоены сохранностью своего смартфона и данных в нем — то гаджет вполне придется вам ко двору. Его стоимость — от 1200 грн — вполне сопоставима с его богатым функционалом.

    Итак, я понял, что я не параноик. Но Hideez Key прочно обосновался на моей связке для ключей. И я решил поговорить с Олегом Науменко о том, сколько в мире таких «не параноиков» как я, о перспективах подобных гаджетов и конкурентах украинского стартапа.

    — Насколько развит рынок таких устройств в мире?

    В мире сегодня есть много вариантов решения задачи идентификации пользователя, но все они однофункциональны и не очень комфортны.

    К примеру, USB токены — чаще всего их просто забывают вытаскивать из компьютера, а у современных планшетах и ноутбуков уже нет стандартного USB порта.

    Дигипасы или генераторы одноразовых паролей примитивны как калькуляторы и заставляют человека все делать вручную и тратить на это много времени.

    Программные менеджеры паролей — чаще всего они хранят в себе сотни разных длинных паролей, но при этом каждый раз нужно вводить один стандартный пароль который как всегда не очень длинный и безопасный.

    Сканеры отпечаток пальцев — которые сейчас встраивают во многие модели телефонов совсем не безопасны по причине того, что этот самый отпечаток пальца пользователь оставляет на экране самого телефона.

    — В чем уникальность Hideez Key?

    Наша разработка объединяет в себе сразу несколько устройств — USB токен, дигипас, менеджер паролей и даже RFID ключи от электронных замков.

    При этом он надежно идентифицирует своего владельца сканируя глаза с помощью фронтальной камеры вашего мобильного телефона. А шифрованный беспроводной Bluetooth 4.2 позволяет подключаться ко всем своим устройствам беспроводным способом и вводить длинные пароли автоматически или даже генерировать одноразовые пароли не тратив на это много времени.

    — Сегодня самый распространенный пароль в мире password или qwerty, так насколько востребованы такие серьёзные средства безопасности? Это нишевый продукт для параноиков?

    Hideez Key будет интересен в первую очередь гикам, корпоративным пользователям, а также людям которые хоть раз имели опыт потерь своего ноутбука, телефона или взлома аккаунта.

    Потому как пароли QWERTY используют не по причине того, что длинный и сложный пароль обычный пользователь не хочет запоминать и каждый раз тратить время на его ввод.

    — Это чисто украинская разработка? Насколько сложно продвигать в мире нечто, созданное в Украине?

    Hideez Key это полностью украинская разработка. Наши инженеры зачастую могут реализовать такие вещи, о которых только думают европейские и даже американских производители. Так например наша команда уже реализовала собственный протокол шифрованной связи одновременно с двумя устройствами (телефон и компьютер) на базе Bluetooth 4.2

    — Каковы дальнейшие планы Hideez?

    Мы планируем производить наши средства идентификации в форме браслета, умного ремешка к любым часам и даже кулона, при этом повышая требования к безопасности и используя новые средства биометрической аутентификации.

    nv.ua

    Психическое расстройство — паранойя

    В этой статье поговорим о таком психическом расстройстве, как паранойя, которое доставляет множество серьезных проблем, тем, кто ей подвержен. Мы подробно рассмотрим причины возникновения паранойи и поговорим о том, какие существуют методы способные помочь преодолеть паранойю.

    Симптомы и признаки заболевания

    Для начала давайте определимся с тем, что называется паранойей и какие у болезни паранойи симптомы.

    Паранойей называется психической расстройство, которое сопровождается постепенным развитием у пациента, бредовых идей, которым сам больной придает крайне ценное значение. Это заболевание заметить со стороны может быть очень сложно, потому что мышление и поведение больного может казаться окружающим вполне нормальным и осмысленным. При этом у пациента может наблюдаться крайне критичное отношение к окружающему миру, хотя критику в свой адрес, больные паранойей абсолютно не воспринимают и не придают значения каким-то замечаниям окружающих. Более того, больной может агрессивно воспринимать всех тех, кто не разделяет его убеждения.

    Паранойя – это в первую очередь нарушение нормального восприятия окружающего мира. Поэтому она может быть выражена тем, что больной перестает адекватно реагировать на происходящее вокруг него. Какие-то события которые волновали его раньше могут просто перестать его интересовать, а какие-то моменты, которые не вызывали ранее особых эмоций, могут переноситься больным негативно и отрицательно. Для приступов паранойи характерно то, что у больного теряются взаимосвязи в мышлении, что приводит к тому, что пациент перестает быть способным нормально справляться с любыми жизненными проблемами. У больного в голове появляется большое количество спутанных мыслей, которые мешают ему сосредоточиться и принять верное решение. Одним из симптомов паранойи считается появление бреда у больного, который возникает во время наиболее острых приступов болезни.

    Что касается восприятия мира больным, то здесь в первую очередь удар приходиться на слух. Больной может слышать различные несуществующие звуки, причем это может продолжаться на протяжении довольно длительного времени.

    Признаками болезни паранойи может быть и то, если человек резко перестает доверять людям, становится слишком скрытным и подозрительным. Также паранойя может проявляться и в ярко выраженной ревности, обидчивости или даже мании величия. Подобные явления происходят потому, что больной становится не в состоянии сопоставить себя с обществом и начинает во всех видеть определенную угрозу или же раздражающий фактор. Но конечно, все эти симптомы паранойи у женщин и мужчин могут и не быть сильно выражены, человек может со стороны выглядеть, так же как и раньше, но в это время паранойя уже может начать постепенно развиваться. Со временем, чем сильнее развивается заболевание, тем более и заметными становятся его проявления – больной все меньше перестает контролировать себя из-за чего его действия все более открыто демонстрируют то, что он подвержен кому-то психическому расстройству.

    Причины возникновения паранойи, да и многих других психических расстройств досконально не изучены, и поэтому не всегда можно точно сказать, что именно привело к возникновению паранойи в том или ином случае. Можно только перечислить причины, которые могут поспособствовать появлению и развитию этого заболевания:

  7. Травмы головы;
  8. Наследственная склонность;
  9. Патологические состояния в головном мозге;
  10. Наркотическая или алкогольная зависимость;
  11. Частые стрессовые ситуации;
  12. Общественная изоляция;
  13. Нарушение обменных процессов, связанных с процессом синтеза белков;
  14. Возрастные изменения мозга;
  15. Психологические травмы, которые были получены в детском возрасте;
  16. Длительное потребление лекарств;
  17. Некоторые хронические заболевания;
  18. Перенесенные заболевания головного мозга;
  19. Неудовлетворенность жизнью.
  20. Говоря о причинах появления паранойи, есть смысл и выделить группы людей, которые более склонны к развитию этого недуга:

  21. Генетически предрасположенные люди;
  22. Люди с наркотической или алкогольной зависимостью;
  23. Люди пожилого возраста;
  24. Мужчины, возраст которых более двадцати лет;
  25. Люди, которые изначально склонны к депрессивному состоянию или другим расстройствам психики.
  26. Психотерапевты выделяют несколько разновидностей паранойи, которые отличаются своими проявлениями:

    • Алкогольная паранойя – это бредовый хронический психоз, развивающийся у тех, кто страдает алкоголизмом;
    • Паранойей инволюционной называется психоз, при котором больной периодически начинает систематизировано бредить. Такому явлению зачастую подвержены женщины в возрасте 40-50 лет. Такое заболевание, как правило достаточно резко начинает проявлять себя и может протекать на протяжении длительного периода времени;
    • Паранойя борьбы – это довольно устаревший термин , который применяется к паранойе, протекающей с высоким уровнем активности и фанатизма. Такие проявления могут быть направлены на отстаивание мнимо попираемых прав;
    • Острая паранойя – это разновидность психоза, для которой свойственны ступорозные и галлюцинаторно-бредовые проявления;
    • Персекуторная паранойя отличается тем, что при ней человеку постоянно кажется, что его кто-то преследует и следит за ним;
    • Паранойя совести проявляется в том, что больной начинает постоянно в чем-то обвинять себя. Такое состояние может часто возникать во время депрессии;
    • Паранойя сенсетивности носит характер бреда на тему отношений. Такое явление часто происходит с людьми, перенесшими повреждение мозга. В таком случае больному свойственны ранимость и чувствительность. Кроме этого, пациент довольно конфликтно настроен к окружающим его людям;
    • Старческая паранойя возникает у людей, находящихся в инволюционном возрасте (от 45 до 6о лет). При своем хроническом течении, такая паранойя не приводит к появлению слабоумия.
    • Также существуют и смешанные разновидности паранойи, при котором больной подвержен нескольким видам паранойи одновременно.

      Диагностика заболевания

      Если вы обнаружили у себя какие-то проявления в поведении, которые могут говорить о том, что у вас развивается паранойя или заметили какие-то симптомы паранойи у детей или у других своих близких, то следует обязательно посетить прием врача-психотерапевта. Сейчас существуют различные клиники, и записаться на прием к врачу можно прямо по телефону либо при помощи интернета. Для диагностирования этого заболевания, к сожалению, не существует максимально точных лабораторных или диагностических методов. Но, несмотря на это, врач при обнаружении каких-то тревожных признаков, назначит ряд обследований, способные подтвердить диагноз паранойя.

      Также врачи проводят специальные тесты на паранойю, опросы и беседы с пациентом, которые также помогают более точно выявить признаки паранойи у мужчин или женщин.

      Главным условием правильного лечения паранойи является прием медикаментов

      В медицине, паранойя к психозам не относится, но у больного паранойей, наблюдаются определенные трудности взаимодействия с другими людьми, что может доставлять множество неудобств как окружающим, так и самому больному. В случае выявления у пациента паранойи, врачи назначают ему лечение, заключающегося в прохождении курса психологической коррекции.

      Осложняющим фактором при лечении паранойи является то, что больной может испытывать недоверие ко всем окружающим, в том числе и к врачам. Либо по причине критичности ко всему окружающему миру, пациент может отказываться признать факт наличия у себя такого заболевания, как паранойя.

      Поэтому основной задачей для врача является налаживание хорошего и доверительного контакта с больным. Как правило, это сделать оказывается трудно, и врачу может потребоваться много времени, чтобы расположить больного к себе и начать эффективно бороться с заболеванием.

      Для успеха лечения паранойи очень большое значение играет то, насколько своевременно было диагностировано заболевание.

      Благодаря психотерапии пациент начинает контролировать симптомы болезни, чувствует приближение обострения и принимает определенные действия для его облегчения или предотвращения. Существует несколько способов терапии, которые помогаю справляться с паранойей. К примеру, благодаря когнитивно-поведенческой терапии, больной сможет в нужный момент изменить свою модель поведения, чтобы препятствовать рецидиву.

      Что касается вопроса — «как лечится паранойя?», то тут все довольно двояко – часть больных, у которых только начали проявляться какие-то симптомы паранойи, навсегда справляются с этой проблемой. Но также существует и большое количество больных, у которых приступы паранойи чередуются с определенной ремиссией. Как уже было сказано – очень многое зависит от того, на каком этапе развития паранойи это заболевание удалось обнаружить. Из-за слишком критичного восприятия окружающего мира, больной может сам не заметить проявления паранойи, даже при ее сильном развитии. По этой причине, многие пациенту оказываются на приеме врача уже к тому моменту, когда болезнь уже достигла сильного развития и в этом случае помочь больному будет уже существенно сложнее. Кроме того, врач хорошо знает чем паранойя отличается от шизофрении, и способен помочь пациенту, на ранней стадии обнаружить это более опасное заболевание.

      Как правило, врач составляет комплекс, который включает в себя следующие методы лечения:

      • Прием нейролептиков, антипсихотропных препаратов;
      • Прием седативных препаратов;
      • Семейная психотерапия;
      • Транквилизаторы;
      • Индивидуальная психотерапия;
      • Антидепрессанты;
      • Психотерапия, которая включает в себя применение когнитивно-поведенческие методы.
      • Прогулки на свежем воздухе и положительные эмоции способны защитить нервную систему

        Как и любое заболевание, паранойю проще предотвратить, нежели потом задаваться вопросом «как вылечить паранойю?». В вопросах психического здоровья профилактика должна заключаться в том, чтобы максимально сократить различные стрессы, депрессии и в целом поддерживать хороший тонус организма. В нашем современном мире, который преподносит огромное количество стрессовых ситуаций, нужно уметь правильно отдыхать и восстанавливать свои силы не только физические, но и психические. В этом отлично помогают прогулки на свежем воздухе или какой-либо отдых на дикой природе.

        К профилактике паранойи относится и борьба с вредными привычками. Огромный процент сред людей подверженных паранойе и многим другим психическим заболеваниям, составляют люди с алкогольной или наркотической зависимостью.

        7psihozov.ru