Личко психопатии и акцентуации

Глава IV. Типы конституциональных психопатий и акцентуаций характера в подростковом возрасте.

Психастенический тип.

Этот тип, так же как астеноневротический, относится к области тесного соприкосновения психопатий и неврозов. Психастеническая личность особенно расположена к развитию того варианта невроза навязчивых состояний, который у подростков обозначен как обсессивно-фобический (Личко А. Е. 1979; Шевченко Ю. С., 1979). Вслед за тем, как P. Janet (1903) описал психастению, большинство наиболее известных ее исследователей стали рассматривать ее не как невроз, а как аномалию характера.

Психастенические проявления в детстве незначительны и ограничиваются робостью, пугливостью, моторной неловкостью, склонностью к рассуждательству и ранними «интеллектуальными интересами». Иногда уже в детском возрасте обнаруживаются навязчивости, особенно фобии — боязнь незнакомых людей и новых предметов, темноты, боязнь остаться за запертой дверью и т. д. Реже можно наблюдать навязчивые действия, невротические тики.

Критическим периодом, когда психастенический характер развертывается почти во всей полноте, являются первые классы школы. В эти годы безмятежное детство сменяется первыми заботами — первыми требованиями к чувству ответственности. Подобные требования представляют один из самых чувствительных ударов для психастенического характера. В минувшее время, возможно, важнейшим фактором, способствующим становлению психастении, было воспитание в условиях «повышенной ответственности», когда в силу трудных условий жизни родители возлагали недетские заботы по надзору и уходу за малышами или беспомощными членами семьи, когда в тяжелых материальных и бытовых условиях подростку и даже еще ребенку приходилось оказываться в положении старшего среди братьев и сестер (Сухарева Г. Е., 1959).

В нашу эпоху материального благополучия пришлось столкнуться с иной формой воспитания в условиях «повышенной ответственности». Родители лелеют слишком большие надежды на успехи своего чада, требуя только отличной учебы или заметных достижений в какой-либо престижной для них области — в занятиях музыкой или языками, или отдавая дань какой-либо очередной моде вроде фигурного катании на коньках. Склонный к психастении ребенок не остается безучастным к родительским надеждам, чутко воспринимает эти высокие экспектации и страшится их не оправдать, дабы не потерять всей полноты родительского внимания и любви.

По сравнению с другими типами психопатий в пубертатном периоде резких обострений психастении обычно не бывает. Однообразно регламентированная школьная жизнь, отсутствие необходимости самостоятельно принимать важные решения, ставшие уже привычными и легко выполнимыми нагрузки на чувство ответственности (выучить уроки, выполнить данные поручения и т. п.) благоприятствуют удовлетворительной адаптации даже при выраженных психастенических чертах. Декомпенсации могут выступать опять же в моменты особенно высоких требований к чувству ответственности, например во время экзаменов. Известно, что наибольшего расцвета психастения достигает в возрасте 20-40 лет, с началом инволюции ее проявления опять слабеют.

Главными чертами психастенического типа характера в подростковом возрасте являются нерешительность и склонность к рассуждательству, тревожная мнительность и любовь к самоанализу и, наконец, легкость возникновения обсессий — навязчивых страхов, опасений, действий, ритуалов, мыслей, представлений.

Тревожная мнительность психастенического подростка отличается от сходной черты астеноневротического и сенситивного типов. Если астеноневротическому типу присущим бывает опасение за свое здоровье (ипохондрическая направленность мнительности и тревоги), а сенситивному типу свойственно беспокойство по поводу отношения окружающих, возможных насмешек, пересудов, неблагоприятного мнения о себе (релятивная направленность мнительности и тревоги), то страхи и опасения психастеника целиком адресуются к возможному, хотя и маловероятному в его будущем (футуристическая направленность мнительности и тревоги): как бы чего не случилось ужасного и непоправимого, как бы не произошло какого-либо непредвиденного несчастья с ними самими, а еще страшнее — с теми близкими, к которым они обнаруживают страстную, порою патологическую привязанность. Опасности реальные и невзгоды уже случившиеся пугают куда меньше. У подростков особенно ярко выступает тревога за мать — как бы она не заболела и не умерла, хотя ее здоровье не внушает никому опасений, как бы не погибла под транспортом, не попала в катастрофу. Если мать опаздывает с работы, где-то без предупреждения задержалась, такой подросток не находит себе места.

Психологической защитой от постоянной тревоги за будущее становятся специально придуманные приметы и ритуалы. Если, например, шагая в школу, обходить ЕСС люки, не наступая на их крышки, то «не провалишься», отвечая уроки, на экзаменах и т. п.; если не дотрагиваться до ручек дверей, то не заразишься и не заболеешь; если при всякой вспышке страха за мать произносить про себя самим выдуманное заклинание, то с нею ничего плохого не случится.

Другой формой защиты бывают особо выработанный формализм и педантизм. Осознанно или подсознательно, не отдавая себе отчета, психастенический подросток исходит здесь из постулата, что если все заранее предусмотреть и действовать в точном соответствии с намеченным планом, то ничего неожиданного и плохого случиться не должно. Педантизм психастеника отличается от такового при эпилептоидном типе. За педантизмом эпилептоида всегда стоят себялюбие, забота о собственных интересах и благополучии, понуждение окружающих к соблюдению в мелочах выгодного для него порядка. Педантизм психастеника надуман и формалистичен, никаких «земных» выгод ему не сулит.

Нерешительность в действиях и рассуждательство у психастенического подростка идут рука об руку. Такие подростки бывают сильны на словах, но не в поступках. Всякий самостоятельный выбор, как бы малозначим он ни был (например, какой фильм пойти посмотреть в воскресенье), может стать предметом долгих и мучительных колебаний. Однако уже принятое решение должно быть немедленно исполнено. Ждать психастеники не умеют, проявляя здесь удивительное нетерпение.

У психастенических подростков приходится видеть реакцию гиперкомпенсации в отношении своей нерешительности и склонности к сомнениям и колебаниям. Эта реакция проявляется у них неожиданными самоуверенными и безапелляционными суждениями, утрированной решительностью и скоропалительностью действий в моменты и в обстоятельствах, когда требуются именно неторопливая осмотрительность и осторожность. Постигающие вследствие этого неудачи еще более усиливают нерешительность и сомнения.

Склонность к самоанализу более всего распространяется на размышления по поводу мотивов своих поступков и действий, проявляется в копании в своих переживаниях и ощущениях.

Физическое развитие психастеников обычно оставляет желать лучшего. Спорт и все ручные навыки даются им плохо. Обычно у психастенических подростков особенно слабы и неловки руки при более сильных ногах. Поэтому в спортивных занятиях им легче даются бег, прыжки, ходьба на лыжах, езда на велосипеде. Элементарные ручные навыки (даже ровно вбить гвоздь или очинить карандаш) иногда бывают камнем преткновения.

Подростковые поведенческие реакции при психастеническом типе характера бывают выражены слабо и своеобразно. Вместо реакции эмансипации нередко приходится видеть патологическую привязанность к кому-либо из членов семьи — у мальчиков чаще к матери. Возможно, эта привязанность питается нерешительностью и тоже служит психологической защитой. Тяга к сверстникам проявляется в робких формах — места в подростковой группе им обычно не находится, если только не посчастливится попасть в компанию юных интеллектуалов. Увлечения, как правило, относятся к области интеллектуально-эстетических хобби. Даже собирание коллекции у подростков этого типа более питается этими потребностями, чем страстью накопительства («Я собираю марки разных стран, чтобы изучить географию»,- заявил 12-летний мальчик с психастеническим типом характера).

Сексуальное развитие обычно опережает общее физическое. Нередко наблюдается интенсивный онанизм, который становится источником самоугрызений и символических запретов. Может обнаружиться также склонность к транзиторному подростковому гомосексуализму.

Все описанные формы нарушений поведения (подростковая делинквентность, ранняя алкоголизация и т. д.) психастеникам несвойственны. Даже суицидального поведения в трудных ситуациях нам встречать не приходилось. Место этих нарушений, видимо, полностью вытесняют навязчивости, мудрствование и самокопание.

Самооценка, несмотря, казалось бы, на склонность к самоанализу, далеко не всегда бывает правильной. Часто выступает тенденция находить у себя самые разнообразные черты характера, включая диаметрально противоположные (например, истероидные).

Юрий Ч., 15 лет. Из хорошей, дружной семьи. Мать склонна к чрезмерной опеке сына. С детства отличался пугливостью. В возрасте полутора лет, после того, как испугался включенного пылесоса, появилось заикание. Посещал специализированный детский сад для детей с нарушениями речи — к 6 годам заикание полностью исчезло. Был застенчив, играть любил с девочками. В 7 лет — легкая черепно-мозговая травма без последствий. В школе учился хорошо, старательно, но был робок, нерешителен. Постоянно тревожился за мать, отца, старшую сестру — как бы с ними чего-нибудь не случилось плохого. Если мать опаздывала с работы — бежал из дому ее встречать.

С 12 лет появились первые навязчивости. После того как тайком от старших прочитал брошюру о венерических болезнях, стал бояться заразиться ими — начал часто мыть руки. С того же возраста — онанизм. Сперва подолгу мыл руки после мастурбации, затем — всякий раз, когда появлялись «плохие мысли» или чтобы «избавиться от неприятностей:». С 14 лет перед окончанием восьмилетней школы появилась масса других навязчивостей. Перед уходом в школу выполнял ряд ритуалов — чтобы не получить неудовлетворительной отметки, чтобы не случилось ничего плохого. Одевался в строго определенной последовательности, несколько раз дотрагивался до выключателя, шел в школу по строго определенному маршруту. Считал «счастливой» цифру три — символ удовлетворительной отметки, а также символ троих самых дорогих ему людей — матери, отца и старшей сестры. Появилась страсть к самоанализу — подолгу раздумывал о мотивах своих поступков, желаний и т. п. За онанизм подвергал себя «наказаниям» — не смотрел интересующую его передачу по телевизору.

Тяготился придуманными им ритуалами, но избавиться от них не мог — их исполнение, по его словам, давало «разрядку внутреннего напряжения». Никогда не выполнял ритуалов при посторонних или старался замаскировать их под необходимые или случайные действия. Например, будучи госпитализирован в соматическую больницу, вместо того, чтобы часто мыть руки, только дотрагивался до мыла или водопроводного крана.

Учился хорошо. Общался с товарищами, но близкого друга найти не мог. Был влюблен в одноклассницу, но старался никак не показать свои чувства. Иногда даже нарочито пренебрегал общением с нею. Увлекался чтением классической литературы, любил слушать классическую музыку.

В 15 лет сам попросил мать отвести его к психиатру, чтобы избавиться от мучивших его навязчивостей и от онанизма. После рациональной психотерапии и лечения меллерилом навязчивости значительно ослабли — по словам больного, «их стало легко маскировать от посторонних».

При неврологическом, соматическом и электроэнцефалографическом обследовании — без отклонений.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован смешанный — психастенический и сенситивный — тип. Признаков, указывающих на возможность психопатии, не отмечено. Конформность умеренная, реакция эмансипации слабая. Имеется высокая откровенность в выборе ответов, что свойственно психастеническому типу. Склонности к делинквентности не обнаружено. Отмечено выраженное отрицательное отношение к алкоголизации. По шкале субъективной оценки самооценка недостаточная: черт никакого типа не выделилось. Однако достоверно отвергает черты типов меланхолического (что часто встречается у здоровых подростков), неустойчивого (что наиболее присуще психастеническим подросткам) и гипертимного (склонность к субдепрессивным состояниям).

Диагноз. Обсессивно-фобический невроз на фоне психастенической акцентуации характера.

Катамнез через 2 года. Успешно окончил 10 классов школы, хотел поступать в вуз. Однако перед конкурсными экзаменами навязчивости усилились настолько, что мешали к ним готовиться. Часами выполнял различные ритуалы. После психотерапии и лечения элениумом принял решение отказаться от попытки поступления — навязчивости почти прекратились. Поступил на работу и на подготовительное отделение в институт.

При психастенической психопатии в отличие от акцентуации того же типа имеются постоянные, хотя и колеблющиеся по интенсивности, обсессии и фобии. Навязчивости и чрезвычайная нерешительность нарушают трудоспособность, крайне затрудняют общение и семейную адаптацию. Утрированными оказываются и гиперкомпенсаторные механизмы — нетерпеливость при уже принятом решении, неожиданная и ненужная безапелляционность, доходящий до карикатуры педантизм.

В тяжелых случаях нередко возникает необходимость дифференцировать эту психопатию с обсессивно-фобическим синдромом при неврозоподобной вялотекущей шизофрении (см. гл. VII).

Психастеническая психопатия является чаще всего конституциональной аномалией характера. Возможно, однако, и психопатическое развитие на основе акцентуации того же типа при неправильном воспитании (условия повышенной моральной ответственности, доминирующая гиперпротекция).

Первая из них сказывается еще у подростка, а при доминирующей гиперпротекции несостоятельность чаще проявляется при вступлении в самостоятельную жизнь.

bookap.info

Акцентуации характера: определение и проявления у взрослых и детей

1. Классификация по Леонгарду 2. Классификация по Личко 3. Методы определения 4. Роль акцентуаций в структуре личности

Акцентуация характера (или акцентуализация) активно используемое понятие в научной психологии. Что же это за загадочное словосочетание и как оно появилось в нашей жизни?

Понятие характера было введено Теофрастом (друг Аристотеля) – в переводе «черта», «признак», «отпечаток». Акцентуация, акцент – ударение (в переводе с лат.)

Для начала стоит разобрать понятие характер. На научных ресурсах встречается его определение как совокупность черт личности, являющихся устойчивыми и определяющими поведение человека, его отношения с окружающими, привычки и, как следствие, дальнейшую жизнь.

Акцентуация характера – чрезмерная усиленность некой черты личности, которая определяет специфику реагирования человеком на события своей жизни.

Акцентуация находится на грани нормы и патологии – если происходит чрезмерное давление или воздействие на акцентированную черту, она может приобретать «раздутые» формы. Однако в психологии акцентуации не относят к патологиям личности, отличие в том, что, несмотря на сложности построения взаимоотношений с окружающими, они способны к самоконтролю.

Классификация по Леонгарду

Понятие «акцентуация характера» впервые было введено немецким ученым Карлом Леонгардом, им же впоследствии предложена первая классификация акцентуаций в середине прошлого столетия.

Типология Леонгарда насчитывает 10 акцентуаций, которые впоследствии были разделены на 3 группы, их отличие в том, что они относятся к разным проявлениям личности:

Каждая из этих групп включает в себя несколько видов акцентуаций:

Классификация акцентуаций темперамента по Леонгарду включает в себя 6 типов:

Гипертимный тип общителен, любит быть среди людей, легко заводит новые контакты. У него выраженная жестикуляция, живая мимика, громкая речь. Лабильный, склонный к перепадам настроения, поэтому часто не выполняет свои обещания. Оптимистичен, активен, инициативен. Стремится к новому, нуждается в ярких переживаниях, разнообразной профессиональной деятельности.

Неразговорчив, держится в стороне от шумных компаний. Излишне серьезен, малоулыбчив, недоверчив. К себе критичен, поэтому такие люди часто страдают заниженной самооценкой. Пессимистичен. Педантичный. Дистимическая личность надежна в близких отношениях, мораль – не пустое слово. Если дают обещания – стремятся выполнить.

Люди настроения, которое у них меняется по несколько раз на дню. Периоды активной деятельности – сменяются полным бессилием. Аффектино-лабильный тип – человек «крайностей», для него существует только черное и белое. Манера взаимоотношений с окружающими зависит от настроения – часты трансформации поведения – вчера он был ласков и добр с вами, а сегодня вы вызываете его раздражение.

Эмоциональны, при этом испытуемые ими эмоции проявляются ярко, искренни. Впечатлительны, влюбчивы, быстро воодушевляется. Эти люди творческие, среди них много поэтов, художников, актеров. Могут быть тяжелы во взаимодействии, так как склонны преувеличивать, раздувать из мухи слона. В сложной ситуации подвержены панике.

Тревожный тип акцентуации не уверен в себе, сложно идет на контакт, стеснителен. Пуглив, что ярко проявляется в детстве – малыши с подобной акцентуацией боятся темноты, одиночества, резких звуков, чужих людей. Мнителен, часто видит опасность там, где ее нет, долго переживает неудачи. Примеры положительных сторон тревожного типа – ответственность, исполнительность, доброжелательность.

Акцентуированная личность эмотивного типа схожа с экзальтированным типом по глубине переживаемых эмоций – они чувствительны и впечатлительны. Их основное отличие – эмотивному типу сложно выражать эмоции, он долго копит их в себе, что приводит к истерике и слезам. Отзывчивы, жалостливы, охотно помогают беспомощным людям и животным. Любая жестокость способна погрузить их надолго в пучину депрессии и горя.

Артистичны, подвижны, эмоциональны. Стремятся произвести впечатление на окружающих, при этом не гнушаются притворством и даже откровенной ложью. Демонстративный тип верит сам в то, что говорит. Если же и осознает свою ложь, причины испытывать угрызения совести нет, так как склонен вытеснять из памяти любые виды неприятных воспоминаний. Любят быть в центре внимания, подвержены влиянию лести, для них важен учет его заслуг. Непостоянны и редко держат слово.

Акцентуированные личности педантичного типа медлительны, прежде чем принять решение – старательно его обдумывают. Стремятся к упорядоченной профессиональной деятельности, усидчивы и доводят дело до конца. Любые виды изменений воспринимают болезненно, трансформации под новые задачи трудновыполнимы. Не конфликтны, спокойно уступают лидирующие позиции в профессиональной среде.

Застревающий тип надолго сохраняет в памяти эмоциональные переживания, что характеризует поведение и восприятие жизни, они как бы «застревают» в определенном состоянии. Чаще всего-это уязвленное самолюбие. Злопамятны, мнительны, не доверчивы. В личных отношениях ревнивы и требовательны. Амбициозны и упорны в достижении своих целей, поэтому акцентуированные личности застревающего типа бывают успешны в профессиональной жизни.

Возбудимый тип в моменты эмоционального возбуждения сложно контролируют желания, склонен к конфликтам, агрессивен. Разумность отступает, проанализировать последствия своего поведения не в состоянии. Акцентуированные личности возбудимого типа живут настоящим, не умеют строить долговременные отношения.

  • Описание акцентуаций личностного уровня:
  • Классификация акцентуаций личностного уровня знакома каждому. Часто используемые в повседневной жизни понятия экстраверт и интроверт в ярко выраженных формах описаны в таблице ниже

    Открытый, контактный, любит находиться среди людей, плохо переносит одиночество. Неконфликтный. Планирование своей деятельности дается с трудом, легкомысленный, демонстративный.

    Понятие «интровертированный человек» означает, что он молчалив, неохотно общается, предпочитает одиночество. Эмоции сдерживает, замкнут. Упрям, принципиален. Социализация затруднена.

    Классификация по Личко

    Типы акцентуаций характера исследовались и другими психологами. Широко известная классификация принадлежит отечественному психиатру А.Е. Личко. Отличие от работ Леонгарда в том, что исследования посвящались акцентуации характера в подростковом возрасте, по мнению Личко, в этот период психопатии проявляются особенно ярко во всех сферах деятельности.

    Личко выделяет следующие типы акцентуации характера:

    Гипертимный тип чрезмерно активен, неусидчив. Нуждается в постоянном общении, у него много друзей. Дети трудно поддаются воспитанию – они не дисциплинированы, поверхностны, склонны к конфликтам с учителями и взрослыми. Большую часть времени находятся в хорошем настроении, не боятся перемен.

    Частая смена настроения – от плюса к минусу. Циклоидный тип раздражителен, склонен к апатии. Предпочитает проводить время дома, чем среди сверстников. На замечания реагирует болезненно, часто страдает затяжными депрессиями.

    Лабильный тип акцентуации непредсказуем, настроение колеблется без видимой причины. К сверстникам относится положительно, старается помогать другим, интересуется волонтерскими видами деятельности. Лабильный тип нуждается в поддержке, чувствителен.

    Раздражительность, может проявляться периодическими вспышками по отношению к близким людям, которая сменяется раскаянием и чувством стыда. Капризны. Быстро утомляются, плохо переносят длительные умственные нагрузки, сонливы и часто без причины чувствуют себя разбитыми.

    Послушны, часто дружат с людьми старшего возраста. Ответственны, имеют высокие моральные принципы. Усидчивы, виды активных игр в больших компаниях не любят. Сенситивная личность стеснительна, избегает общения с посторонними.

    Нерешительны, боятся брать на себя ответственность. Критичны к себе. Склонны к самоанализу, ведут учет своих побед и поражений, оценке поведения окружающих. Более своих сверстников развиты умственно. Однако периодически склонны к импульсивным поступкам, не продумывая последствия своей деятельности.

    Шизоидный тип замкнут. Общение со сверстниками приносит дискомфорт, чаще всего дружат с взрослыми. Демонстрирует равнодушие, не заинтересован в других, не проявляет сочувствия. Шизоидный человек тщательно скрывает личные переживания.

    Жестоки – часты случаи, когда подростки данного типа мучают животных или издеваются над младшими. В раннем детстве плаксивы, капризны, требуют много внимания. Самолюбивы, властны. Чувствуют себя комфортно в условиях режимной деятельности, умеют угодить руководству и держат в страхе подчиненных. Методика управления ими – жесткий контроль. Из всей типологии акцентуаций – самый опасный тип.

    Демонстративный, эгоцентричный, нуждается во внимании окружающих, играет на публику. Истероидный тип обожает похвалу и восторги в свой адрес, поэтому в компании сверстников часто становится заводилой – однако, редко бывает лидером в профессиональной среде.

    Подростки неустойчивого типа акцентуаций нередко волнуют своих родителей и учителей – у них крайне слабо выражен интерес к учебной деятельности, профессии, будущему. При этом любят развлечения, праздность. Ленивы. По скорости протекания нервных процессов похожи на лабильный тип.

    Конформный тип не любит выделяться из толпы, во всем следует за сверстниками. Консервативен. Склонен к предательству, так как находит возможность оправдать свое поведение. Методика «выживания» в коллективе – приспособление к авторитетам.

    В своих работах Личко обращает внимание на то, что понятие психопатии и акцентуации характера у подростков тесно связаны. Например, шизофрения, как крайняя форма акцентуации, в подростковом возрасте-шизоидный тип. Однако, при своевременном выявлении патологии, возможна корректировка личности подростка.

    Преобладающий тип акцентуации можно выявить с помощью тестовых методик, разработанных этими же авторами:

    • Леонгард предлагает тест, состоящий из 88 вопросов, на которые нужно отвечать «да» или «нет»;
    • впоследствии его дополнил Г. Шмишек, он ввел отличие в виде изменений формулировок вопросов, сделав их более общими с целью широкого охвата жизненных ситуаций. В результате формируется график, где наглядно показывается наиболее ярко выраженная акцентуация черт характера;
    • отличие теста Личко от тестовой методики выявления ведущей акцентуации Шмишека-Леонгарда в ориентировании на группу детей и подростков, он расширен – 143 вопроса, в которых заложена типология акцентуаций.

    Используя данные методики, можно определить наиболее ярко выраженные типы акцентуаций характера.

    Роль акцентуаций в структуре личности

    В личностной структуре акцентуации занимают ведущую роль и во многом определяют качество жизни индивида.

    Стоит учитывать, что акцентуация – это не диагноз! У психологически зрелой личности она проявляется как особенность, что может являться подсказкой в выборе места учебы, профессии, хобби.

    Если же акцентуация приобретает ярко выраженные формы (это зависит от многих факторов – воспитание, окружение, стрессы, болезни), то необходимо использовать медикаментозное лечение. В отдельных случаях некоторые типы акцентуации характера могут привести к формированию неврозов и психосоматических заболеваний (например, лабильный тип часто болеет инфекционными заболеваниями), а в крайних — такой человек может быть опасен.

    mozgius.ru

    Психопатии и акцентуации характера у подростков

    Вторая часть книги — руководство по использованию методики "Патохарактерологический диагностический опросник для подростков (ПДО)", разработанная А.Е. Личко и дополненная впоследствии его учениками.

    Часть ПЕРВАЯПеред проведением активной акции следует добротно подготовить человека рядом подводящих предварительных бесед, с тем, чтобы последующее акцентированное воздействие не явилось для него неприятной неожиданностью.

    НОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯМне было интересно, а куда же я пойду дальше? В последние месяцы выявилась еще одна зацепка способности. Но она чистых проблем не давала и была умозрительной. Ситуация, в которой я оказал помощь дочери моей пациентки, показала мне, насколько абстрактный теоретический элемент может внезапно стать.

    Глава 5. Исцеление мужской души«Промежуточный продукт [т. е. образ или символ]… формирует исходный материал вовсе не для процесса растворения, а для процесса построения, в котором играют свою роль и теза, и антитеза. Таким образом создается новое содержание, определяющее всю установку, прекращая разделение и направляя энергию.

    ЧТОБЫ ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ БЫЛО ДЕЛОВЫМНовое умение будет тем лучше сформировано, чем лучше оно было развернуто и осознано на этапе формирования и лучше свернуто на этапе отработки.

    Чистый тип «Луна».Глаза у меркуриевого типа большие, живые, интеллигентные, наблюдательные. У добрых меркурианцев они раскрываются широко и смотрят прямо. Но у злобных и лукавых очи удлиняются и становятся миндалевидными. У тех меркуриевых типов, которых стоит остерегаться, зрачок полускрыт под верхним веком.

    Джон Максвелл, Лес Пэррот. 25 способов завоевать расположение людейЕсли вы просите людей о помощи, то это один из лучших способов заставить их выглядеть «на миллион долларов». Почему?

    Урок 14 (Бис).Все названные ассоциации легко придумать. При небольшом навыке они устанавливаются мгновенно. Всегда пытайтесь использовать движение (опускание очков в почтовый ящик) или что–нибудь смешное (врач, стреляющий из лука по рентгеновскому снимку).

    Глава 10. Омоложение. Открытие нейрональной стволовой клетки и уроки по сохранению мозгаВо время нашего старения происходит еще одна крупная реорганизация мозга. Как мы уже видели, многие виды деятельности мозга условно разделены по функциям. Речь по большей части определяется функционированием левого полушария, а обработка зрительно-пространственных сигналов — функция.

    От автора.Чем дольше я смотpю на Ангу, тем кpасивее она мне кажется. Она как бы светится изнутpи. Я ловлю себя на мысли, что уставился на нее, как жаждущий любви подpосток. И это на собаку-то — ну что за извpащенные мысли.

    bookap.info

    АКЦЕНТУАЦИИ И ПСИХОПАТИИ

    Акцентуация характера– это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены.

    При этом у подростков отмечается повышенная чувствительность к определенным психотравмирующим воздействиям при хорошей устойчивости к другим. При каждом типе акцентуаций имеются свойственные только ему, в отличие от других типов, «слабые места».

    Акцентуации обычно проявляются в подростковом возрасте, в период становления характера и несколько сглаживаются по мере взросления. Исследованию акцентуаций посвящены труды К. Леонгарда, А.Е. Личко, А.А. Александрова и др. Частота встречаемости акцентуаций у подростков различна. Среди учащихся обычных школ количество акцентуированных подростков колеблется от 42 до 62%. Среди подростков с отклоняющимся поведением акцентуанты составляют 66%, а среди подростков, совершивших правонарушения, – 87% (исследования Н.Я. Иванова, А.К. Вдови-ченко и др.).

    В отличие от психопатий, акцентуации не являются заболеваниями, а относятся к вариантам нормы. Критериями, различающими акцентуацию и психопатию, могут быть следующие признаки:

    1) акцентуации ярко проявляются только в подростковом возрасте, а психопатии – в течение всей жизни;

    2) проявление особенностей характера при акцентуациях бывает в определенных ситуациях, а при психопатиях – независимо от ситуаций;

    3) при акцентуации редко возникает социальная дезадаптация и возможен возврат к норме; при психопатии социальная дезадаптация бывает значительно чаще;

    4) при акцентуации нарушения поведения, декомпенсации возникают как ответ на строго определенный тип пси-хотравмирующей ситуации, при психопатии – при любых психотравмах, а иногда и без видимых причин.

    Для диагностики акцентуаций в подростковом возрасте желательно использование методики психодиагностического опросника (ПДО) (А.Е. Личко), но возможно и применение методики Шмишека.

    Типы подростковых акцентуаций характера по ПДО:

    Типы акцентуированных личностей по К. Леонгарду:

    Возможно существование смешанных типов акцентуаций: гипертимно-циклоидный, лабильно-сенситивный, астено-истероидный и т. д. У А.Е. Личко вычленяется 20 вариантов таких смешанных типов. Приведем краткие характеристики каждого из основных типов акцентуаций.

    Гипертимный тип. Подростки с этой акцентуацией отличаются хорошим настроением, высоким жизненным тонусом, неудержимой активностью. У них сильно выражены экстраверсия, стремление к неформальному лидерству в компании сверстников. Высокая подвижность нервных процессов приводит к тому, что они легко адаптируются к новой и быстро меняющейся обстановке. Самооценка несколько завышена, планы на будущее оптимистичны и быстро меняются.

    Нарушения адаптации возникают при попытке ввести таких подростков в строго регламентированный режим, ограничить их активность, а также при выполнении монотонной деятельности в одиночестве, и проявляются в побегах, нарушениях поведения.

    Циклоидный тип. Характеризуется обычно кратковременными (1–2 недели) колебаниями настроения – от повышенного к депрессивному. В фазе пониженного настроения отмечается снижение работоспособности, потеря интереса к школе, увлечениям, компании. Неудачи и мелкие конфликты тяжело переживаются и могут привести к мыслям о своей виновности, неполноценности. В этой фазе плохо переносится изменение жизненных стереотипов (переезд, смена школы и т. п.). В маниакальной фазе циклоидные подростки похожи на гипертимных. Самооценка может показаться на первый взгляд противоречивой: подросток оценивает себя как активного и пассивного, общительного и замкнутого одновременно. При более тщательном опросе выясняется продолжительность перепадов настроения.

    Лабильный тип. Главная черта этого типа – крайняя изменчивость настроения, которое может изменяться несколько раз в течение дня по ничтожным и незаметным для окружающих поводам. Подростки этого типа точно чувствуют отношение к себе со стороны других людей и остро на него реагируют. У них высокая потребность в сочувствии, сопереживании со стороны близких. К лидерству эти подростки не стремятся, предпочитают теплые эмоциональные контакты с небольшой группой друзей. К декомпенсации может привести эмоциональное отвержение со стороны значимых лиц, утрата родственников. Декомпенсация проявляется в усилении эмоциональной лабильности, приступах плача, спадах настроения, возможны попытки самоубийства, уходы из дома.

    Сенситивный тип. У этого типа две главные черты – большая впечатлительность и заниженная самооценка. Среди посторонних, в непривычной обстановке проявляются замкнутость, тревожность. С незнакомыми трудны даже поверхностные, формальные контакты. Со знакомыми бывают достаточно общительными и откровенными. При самооценке подростки этого типа находят в себе множество разнообразных недостатков, особенно в области волевых качеств. К декомпенсации может привести ситуация несправедливого обвинения, неблагожелательного внимания со стороны окружающих. Это приводит к депрессивным переживаниям, иногда нарушениям поведения.

    Психастенический тип. Подросткам этого типа свойственны нерешительность, склонность к рассуждательству (т. е. к длительным и бесплодным рассуждениям), опасения за будущее – свое и своих близких, склонность к самоанализу. Нерешительность проявляется особенно сильно, когда надо сделать самостоятельный выбор. К декомпенсации приводит необходимость принимать быстрые решения, отвечать за других (назначение старостой, руководителем группы сверстников). При усилении тревоги легко возникают навязчивости и ритуалы (см. гл. 7). Самооценка несколько занижена, иногда противоречива – включаются не только реальные черты, но и желанные.

    Астено-невротический тип. Главными чертами являются повышенная утомляемость, раздражительность, тревога о состоянии своего здоровья. Утомляемость особенно проявляется при умственных нагрузках и в обстановке соревнований. К декомпенсации приводит необходимость достигать высоких результатов (занятия в престижных лицеях, гимназиях). При утомлении наступают вспышки раздражительности по ничтожному поводу, усиливается беспокойство о состоянии своего здоровья, может возникнуть невроз.

    Шизоидный тип. Отмечается замкнутостью и недостатком интуиции в процессе общения. Трудно установить неформальный эмоциональный контакт, особенно со сверстниками. Эмпатия развита недостаточно. Внутренний мир подростка почти всегда закрыт для других и заполнен фантазиями, увлечениями.

    Труднее всего переносятся ситуации, связанные с необходимостью установления эмоциональных неформальных контактов (пребывание в оздоровительном лагере, санатории) либо со стремлением родителей вторгнуться во внутренний мир подростка или ограничить его увлечения.

    Самооценка адекватна. В отличие от психопатии, никогда не отмечаются расстройства мышления.

    Эпилептоидный тип. Главной чертой является склонность к постепенному накоплению раздражения и поиску объекта, на котором можно было бы сорвать зло. Бывают приступы злобно-тоскливого настроения. Эмоциональные взрывы частые и продолжительные. Лидерство проявляется как стремление властвовать над сверстниками. Инертность психических процессов проявляется во всех видах деятельности. В качестве компенсации инертности может возникать педантичность, склонность к повышенной аккуратности.

    К декомпенсации может привести смена обстановки (изменение места жительства, школы), рождение младших детей в семье. Декомпенсация часто проявляется в усилении жестокости, ревности к младшим членам семьи.

    Истероидный тип. Основными чертами являются жажда внимания, восхищения, эгоцентризм. Внешняя выразительность, театральность переживаний не всегда соответствуют реальной интенсивности чувств. У подростков с истероидной акцентуацией часто встречается избыточное фантазирование, как попытка привлечь к себе внимание. Декомпенсация возникает при игнорировании таких подростков со стороны взрослых и сверстников и проявляется в виде нарушений поведения, иногда самооговоров, демонстративных побегов из дома.

    Неустойчивый тип. Главная черта этого типа – постоянное стремление к развлечениям, удовольствиям, смене впечатлений. При необходимости исполнения обязанностей, долга, достижения целей (поставленных родителями) отмечается недостаточность настойчивости. Неустойчивые подростки часто попадают в делинквентные компании, в которых занимают подчиненное положение. К своему будущему эти подростки равнодушны, у них нарушена способность к прогнозу дальнейшего развития ситуации. Выраженная декомпенсация и нарушения поведения возникают в условиях безнадзорности и проявляются в бродяжничестве, прогулах.

    Конформный тип. Подростки этого типа стремятся к чрезмерному приспособлению к окружающему. Они живут по правилу: думать «как все», поступать «как все», ничем не выделяться из среды сверстников. Декомпенсация наступает, если подросток попадает в делинквентную среду. Они с трудом переносят новое окружение, крутую ломку жизненных стереотипов; самооценочные суждения доступны им только с опорой на мнение окружающих.

    Акцентуации характера, в условиях негативной ситуации развития подростка, могут переходить в психопатии. Этот процесс у подростков находится в тесной зависимости от условий воспитания, семейной ситуации, усилий самого подростка, направленных на компенсацию патологических особенностей личности. Поскольку в подростковом возрасте компенсаторные механизмы часто сформированы недостаточно, возникает заострение психопатических черт. У подростков с возбудимой психопатией учащаются и становятся интенсивными приступы гнева, иногда возникает склонность к самопорезам. У циклоидных и шизоидных подростков чаше возникают депрессивные спады настроения. При эпилептоидной психопатии более частыми и интенсивными становятся приступы измененного настроения (угрюмость, злость, агрессия по отношению к слабым). Для гипертимных и неустойчивых подростков увеличивается (по сравнению с детским возрастом) риск присоединения к асоциальной компании. Возможно употребление алкоголя и наркотиков.

    При благоприятных (для каждого типа психопатии) условиях окружающей среды подросток может занять такое место, которое приводит к относительной компенсации отклоняющихся особенностей личности: например, занятия в туристической или военно-спортивной секции для гипертимных подростков, возможность ограничить общение со сверстниками у шизоидов, занятия в драматическом кружке для истероидов и т. п.

    Задачей психолога при работе с такими подростками является поиск наиболее благоприятного вида деятельности, правильная профориентация, нормализация семейных отношений. У подростков с сенситивным и психастеническим типом психопатий возможны реакции гиперкомпенсации,

    стремление развить в себе противоположные черты характера. С этой целью они занимаются в секциях борьбы, тяжелой атлетики и т. д. Такой выбор можно одобрить, если это стремление самого подростка, а не его родителей.

    studopedia.ru

    Акцентуации человеческого характера: классификация по Леонгарду и Личко

    Грань между нормой и патологией

    Стараясь самостоятельно оценить степень своей или чужой адекватности, люди нередко задаются вопросом о том, где проходит грань между нормальной и патологической психикой и поведением. Различные акцентуации характера определяются как крайняя степень клинической нормы на границе с патологией.

    Во второй половине прошлого столетия, а именно в 1968 году, немецкий психиатр К. Леонгард ввел понятие «акцентуация». Он определил ее как отклоняющиеся от нормы чрезмерно усиленные индивидуальные черты личности.

    Спустя девять лет, в 1977 году, уже советский ученый А. Е. Личко предложил использовать более точный и узкий термин «акцентуация характера». Именно эти два ученых (К. Леонград и А. Е. Личко) внесли неоценимый вклад в науку психологии, разработав близкие, дополняющие друг друга концепции и классификации акцентуаций.

    Акцентуация характера – чрезмерная выраженность определенных черт.

    Акцентуация – признак дисгармонии и разбалансировки внутреннего мира человека.

    Когда одни черты характера слишком гипертрофированны и ярко выражены, а другие подавлены, личность становится уязвимой перед определенным психогенным воздействием и испытывает трудности поддержания нормального образа жизни.

    Чрезмерный акцент и заостренность тех или иных черт характера воспринимается человеком и его окружением как некая психологическая проблема, мешающая жить, и потому ошибочно классифицируется как психическое расстройство.

    Отличия между акцентуацией личности и личностным расстройством

    • Влияние на определенную сферу жизни. Акцентуация проявляется в специфических стрессовых и кризисных ситуациях, затрагивающих одну сферу жизни. Расстройство личности затрагивает все сферы жизни человека.
    • Временность. Чаще акцентуация характера проявляется у подростков и изредка во взрослой жизни. Серьезные психические расстройства развиваются и имеют тенденцию к усилению в дальнейшей жизни индивида.
    • Непродолжительность социальной дезадаптации или полное ее отсутствие. Социальная дезадаптация – это частичная или полная утрата индивидом способности приспосабливаться к условиям социальной среды. Акцентуация, в отличие от расстройства личности, не мешает человеку адаптироваться в обществе и быть полноценным его членом либо «выбивает из колеи» на непродолжительное время.
    • Акцентуация характера может послужить толчком к формированию психопатии лишь в том случае, когда травмирующие факторы и воздействие слишком сильные и продолжительные. Также такое негативное воздействие может спровоцировать острые эмоциональные реакции и нервозы.
    • Классификация акцентуаций по Леонгарду

      Самая первая научная классификация акцентуаций, предложенная немецким ученым К. Леонгардом, также считается и типологией характеров. Она основана на оценке стиля общения индивида с окружающими его людьми.

      Краткая характеристика двенадцати типов акцентуаций по К. Леонгарду:

    • Гипертимный – деятельный, оптимистичный , общительный, инициативный, безответственный, конфликтный, раздражительный.
    • Дистимный – серьезный, добросовестный, справедливый, пассивный, медлительный, пессимистичный.
    • Циклоидный – тип, попеременно проявляющий себя как гипертимный и дистимический.
    • Возбудимый – добросовестный, заботливый, неуживчивый, властный, раздражительный, вспыльчивый, ориентированный на инстинкты.
    • Застревающий – целеустремленный, волевой, требовательный, подозрительный, обидчивый, мстительный, ревнивый.
    • Педантичный – неконфликтный, аккуратный, добросовестный, надежный, занудный, нерешительный, формалист.
    • Тревожный – дружелюбный, исполнительный, самокритичный, боязливый, робкий, покорный.
    • Эмотивный – добрый, сострадательный, справедливый, слезливый, чрезмерно ранимый и мягкосердечный.
    • Демонстративный – обходительный, неординарный, харизматичный, самоуверенный, эгоистичный, тщеславный, хвастливый, лицемерный, склонный обманывать.
    • Экзальтированный – эмоциональный, влюбчивый, альтруистичный, непостоянный, переменчивый, склонный паниковать и преувеличивать.
    • Экстравертированный – активный, общительный, дружелюбный, легкомысленный, недальновидный, подверженный влиянию извне.
    • Интровертированный – сдержанный, принципиальный, неконфликтный, рассудительный, мало подвержен влиянию извне, замкнутый, упрямый, ригидный.
    • Классификация акцентуаций по Личко

      Особенность классификации акцентуаций характера по А. Е. Личко в том, что советский ученый построил ее на основе результатов наблюдений за отклоняющимся поведением подростков и юношей. Теоретической базой для него послужили работы К. Леонгарда и советского психиатра П. Б. Ганнушкина.

      По А. Е. Личко акцентуации характера больше всего проявляются в юном возрасте, позже теряют свою остроту, но могут обостряться при неблагоприятных обстоятельствах.

      А. Е. Личко работал с подростками, но не ограничивал область применения своей концепции строго этим возрастным периодом.

      Классификация типов акцентуаций характера по А. Е. Личко:

      Это сверхактивные, подвижные, общительные, веселые люди. Настроение у них, как правило, всегда приподнятое. В то же время они неусидчивые, недисциплинированные, конфликтные, легко, но поверхностно увлекающиеся, слишком самоуверенные, склонные переоценивать свои способности, хвастливые. Такие люди любят неспокойные компании, азарт и риск.

      Гипертимность в этом случае наблюдается на протяжении одной-трех недель, а затем сменяется субдепрессией (неглубокой депрессией). Постоянная смена приподнятого и подавленного настроения и обусловила название этого типа акцентуации.

      В периоды подъема настроения такой человек жизнерадостный, инициативный, коммуникабельный. Когда настроение сменяется, проявляется грусть, апатия, раздражительность, стремление к одиночеству. В периоды субдепрессии циклоидный тип очень остро реагирует на критику и незначительные неприятности.

      Этот тип акцентуации отличается от предыдущего резкой и часто непредсказуемой сменой настроения. Ее может вызвать любая мелочь. Находясь в подавленном состоянии, такие люди ищут поддержку близких людей, не изолируются, а прибегают к помощи, просят о ней, нуждаются в том, чтобы их взбодрили и развлекли.

      Лабильная личность чувственная и чувствительная, отношение окружающих ощущается и понимается ею очень тонко. Такие люди ведомые, отзывчивые, добрые, сильно и искренне привязываются к близким и любимым людям.

      Люди этого типа дисциплинированные и ответственные, аккуратисты, но при этом слишком быстро утомляются, особенно, если им приходится заниматься трудной умственной работой или участвовать в соревновании. Акцентуация проявляется как раздражительность, мнительность, капризность, ипохондрия, эмоциональные срывы в случае, когда что-то идет не по плану.

      Это очень тонкие, сопереживающие и ранимые люди, они остро чувствуют как радость, так и печаль, страх. Скромные, застенчивые при посторонних, они открыты и общительны с самыми близкими людьми.

      К сожалению, эти добрые и отзывчивые люди часто не уверены в себе, страдают от заниженной самооценки и комплекса неполноценности. У сензитивного типа хорошо развито чувство долга, чести, повышены моральные требования и усердие. Они умеют дружить и любить.

      Это интеллектуально развитые, склонные рассуждать, философствовать, заниматься самоанализом и рефлексией люди. Аккуратность, спокойствие, рассудительность и надежность в их характере сочетается с нерешительностью, боязнью значительной ответственности и высоких требований.

      Замкнутые люди, живущие своим внутренним миром, стабильными фантазиями и интересами. Предпочитают одиночество, немногословны, сдержанны, демонстрируют безразличие, непонятны для окружающих и сами плохо понимают чувства других.

      Это жестокие, властные, себялюбивые и в то же время плаксивые люди, настроение у них практически всегда злобно-тоскливое. Им свойственны такие черты характера: ревнивость, мелочность, скрупулезность, педантизм, формализм, пунктуальность, тщательность, внимательность.

      Акцентуирован эгоцентризм , наблюдается склонность к театральности, пафосу, завистливости. Такие люди жаждут повышенного внимания к своей персоне, комплиментов, похвалы, восторгов и восхищения, не терпят сравнений не в лучшую сторону. Они активны, общительны, инициативны.

      Это легкомысленные, ленивые и праздные люди, они, как правило, не имеют тяги к учебной или трудовой деятельности, хотят лишь отдыхать и развлекаться, не задумываются о будущем. Неустойчивый тип жаждет абсолютной свободы, не терпит контроля над собой. Такие люди имеют склонность к зависимостям, очень разговорчивы, открыты, услужливы.

      Это люди-приспособленцы, стремящиеся думать и поступать «как все» и в угоду обществу. Такие люди дружелюбны и неконфликтны, но их мышление и поведение ригидное. Конформист может бездумно подчиняться авторитетному лицу или большинству, забывая о человечности и нравственности.

      Кроме одиннадцати видов акцентуации, А. Е. Личко выделил две ее степени:

      1. Скрытая акцентуация – обычный вариант нормы, проявляется при психических травмах, не приводит к дезадаптации.
      2. Явная акцентуация – крайний вариант нормы; акцентуированные черты характера стабильно проявляются в течение всей жизни, даже при отсутствии психических травм.

      Классификация акцентуаций А. Е. Личко остается актуальной и популярной в наше время.

      Подводя итог можно сказать, что акцентуация характера является «изюминкой», отличающей индивида от «нормального» человека и «ложка дегтя» в его личности.

      headlife.ru

      Психология индивидуальных различий. Тексты / Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М.: Изд-во МГУ, 1982. С. 288-318.

      Психопатии — это такие аномалии характера, которые, по словам П. Б. Ганнушкина (1933), "определяют весь психический облик индивидуума, накладывая на весь его душевный склад свой властный отпечаток", "в течение жизни. не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям", "мешают. приспособляться к окружающей среде". Эти три критерия были обозначены О. В. Кербиковым (1962) как тотальность и относительная стабильность патологических черт характера и их выраженность до степени, нарушающей социальную адаптацию.

      Указанные критерии служат также основными ориентирами в диагностике психопатий у подростков. Тотальность патологических черт характера выступает в этом возрасте особенно ярко. Подросток, наделенный психопатией, обнаруживает свой тип характера в семье и в школе, со сверстниками и со старшими, в учебе и на отдыхе, в труде и в развлечениях, в условиях обыденных и привычных, и в чрезвычайных ситуациях. Всюду и всегда гипертимный подросток кипит энергией, шизоидный отгораживается от окружения незримой завесой, а истероидный жаждет привлечь к себе внимание. Тиран дома и примерный ученик в школе, тихоня под суровой властью и разнузданный хулиган в обстановке попустительства, беглец из дома, где царит гнетущая атмосфера или семью раздирают противоречия, отлично уживающийся в хорошем интернате — все они не должны причисляться к психопатам, даже если весь подростковый период происходит у них под знаком нарушенной адаптации.

      Относительная стабильность черт характера является менее доступным для оценки в этом возрасте ориентиром. Слишком короток бывает еще жизненный путь. Под сколько-нибудь резкими изменениями в подростковом возрасте следует понимать неожиданные трансформации характера, внезапные и коренные смены типа. Если очень веселый, общительный, шумливый, неугомонный ребенок превращается вдруг в угрюмого, замкнутого, ото всех отгороженного подростка или нежный, ласковый, очень чувствительный и эмоциональный в детстве становится изощренно-жестоким, холодно-расчетливым, бездушным к близким юношей, то все это скорее всего не соответствует критерию относительной стабильности, и как бы не были выражены психопатические черты, случаи эти нередко оказываются за рамками психопатии.

      Нарушения адаптации, или, точнее, социальная дезадаптация, в случаях психопатий обычно проходит через весь подростковый период.

      Таковы три критерия — тотальность, относительная стабильность характера и социальная дезадаптация, — позволяющие отличать психопатии.

      Типы акцентуаций характера весьма сходны и частично совпадают с типами психопатий.

      Еще на заре учения о психопатиях возникла проблема отграничения их от крайних вариантов нормы. В. М. Бехтерев (1886) упоминал о "переходных состояниях между психопатией и нормальным состоянием".

      П. Б. Ганнушкин (1933) подобные случаи обозначал как "латентную психопатию", М. Framer (1949) и О. В. Кербиков (1961) — как "предпсихопатию", Г. К. Ушаков (1973) — как "крайние варианты нормального характера".

      Наибольшую известность получил термин K. Leongard (1968) — "акцентуированная личность". Однако правильнее говорить об "акцентуациях характера" (Личко; 1977). Личность — понятие гораздо более сложное, чем характер. Она включает интеллект, способности, наклонности, мировоззрение и т. д. В описаниях K. Leongard речь идет именно о типах характера.

      Отличия между акцентуациями характера и психопатиями основываются на диагностических критериях П. Б. Ганнушкина (1933) — О. В. Кербикова (1962). При акцентуациях характера может не быть ни одного из этих признаков: ни относительной стабильности характера на протяжении жизни, ни тотальности его проявлений во всех ситуациях, ни социальной дезадаптации как следствия тяжести аномалии характера. Во всяком случае, никогда не бывает соответствия всем этим трем признакам психопатии сразу.

      Обычно акцентуации развиваются в период становления характера и сглаживаются с повзрослением. Особенности характера при акцентуациях могут проявляться не постоянно, а лишь в некоторых ситуациях, в определенной обстановке, и почти не обнаруживаться в обычных условиях. Социальная дезадаптация при акцентуациях либо вовсе отсутствует, либо бывает непродолжительной.

      В добавление к критериям П. Б. Ганнушкина, О. В. Кербикова можно отметить еще один важный признак, отличающий акцентуации и психопатии (Личко, 1977). При психопатиях декомпенсации, острые аффективные и психопатические реакции, социальная дезадаптация возникают от любых психических травм, в самых разнообразных трудных ситуациях, от всевозможных поводов и даже без видимой причины. При акцентуациях нарушения возникают только при определенного рода психических травмах, в некоторых трудных ситуациях, а именно лишь тогда, когда они адресуются к "месту наименьшего сопротивления", к "слабому звену" данного типа характера. Иные трудности и потрясения, не задевающие этой ахиллесовой пяты, не приводят к нарушениям и переносятся стойко. При каждом типе акцентуации имеются свойственные ему, отличные от других типов, "слабые места".

      На основании сказанного можно дать следующее определение акцентуации характера.

      Акцентуации характера — это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.

      В зависимости от степени выраженности нами было выделено две степени акцентуации характера: явная и скрытая (Личко; Александров; 1973).

      Явная акцентуация. Эта степень акцентуации относится к крайним вариантам нормы. Она отличается наличием довольно постоянных черт определенного типа характера.

      В подростковом возрасте особенности характера часто заостряются, а при действии психогенных факторов, адресующихся к "месту наименьшего сопротивления", могут наступать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении. При повзрослении особенности характера остаются достаточно выраженными, но компенсируются и обычно не мешают адаптации.

      Скрытая акцентуация. Эта степень, видимо, должна быть отнесена не к крайним, а к обычным вариантам нормы. В обыденных, привычных условиях, черты определенного типа характера выражены слабо или не проявляются совсем. Даже при продолжительном наблюдении, разносторонних контактах и детальном знакомстве с биографией трудно бывает составить четкое представление об определенном типе характера. Однако черты этого типа могут ярко, порой неожиданно, выявиться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые предъявляют повышенные требования к "месту наименьшего сопротивления". Психогенные факторы иного рода, даже тяжелые, не только не вызывают психических расстройств, но могут даже не выявить типа характера. Если же такие черты и выявляются, это, как правило, не приводит к заметной социальной дезадаптации.

      Краткие сведения о группировках типов психопатии и акцентуаций характера

      . Систематика, которой мы придерживаемся при дальнейшем изложении, в основном исходит из классификации П. Б. Ганнушкина (1933), Г. Е. Сухаревой (1959) и типов акцентуированных личностей у взрослых, по K. Leongard (1964, 1968). Однако наша систематика отличается от предыдущих двумя особенностями, Во-первых, она предназначена специально для подросткового возраста. Все типы описываются такими, какими они в этом возрасте предстают. Во-вторых, она охватывает психопатии, т. е. патологические отклонения характера и акцентуации, т. е. крайние варианты нормы.

      Этот тип психопатий детально описан Schneider (1923) и П. Б. Ганнушкиным (1933) у взрослых и Г. Е. Сухаревой (1959) у детей и подростков. П. Б. Ганнушкин дал этому типу название "кон-ституционально-возбужденный" и включил в группу циклоидов.

      Сведения от родных свидетельствуют, что с детства гипертимные подростки отличаются большой подвижностью, общительностью, болтливостью, чрезмерной самостоятельностью, склонностью к озорству, недостатком чувства дистанции в отношении ко взрослым. С первых лет жизни они везде вносят много шума, любят компании сверстников и стремятся командовать ими. Воспитатели детских учреждений жалуются на их неугомонность.

      Существуют две классификации типов акцентуаций характера.

      Первая предложена K. Leongard (1968) и вторая — А. Е. Личко (1977).

      Приводим сопоставление этих классификаций, сделанное В. В. Юстицким (1977).

      личности, по К. Леонгарду

      Тип акцентуации характера,

      Первые трудности могут выявиться при поступлении в школу. При хороших способностях, живом уме, умении все схватывать на лету обнаруживается неусидчивость, отвлекаемость, недисциплинированность. Учатся поэтому они очень неровно — то блеснут пятерками, то "нахватают" двоек.

      Главная черта гипертимных подростков — почти всегда.очень хорошее, даже приподнятое настроение. Лишь изредка и ненадолго эта солнечность омрачается вспышками раздражения, гнева, агрессии.

      . Хорошее настроение гипертимных подростков гармонично сочетается с хорошим самочувствием, высоким жизненным тонусом, нередко цветущим внешним видом. У них всегда хороший аппетит и здоровый сон.

      Реакция эмансипации бывает особенно отчетливой. В силу этого с родителями, педагогами, воспитателями легко возникают конфликты. К ним ведут мелочный контроль, повседневная опека, наставления и нравоучения, "проработка" в семье и на публичных собраниях. Все это обычно вызывает только усиление "борьбы за самостоятельность", непослушание, нарочитое нарушение правил и порядков. Стараясь вырваться из-под опеки семьи, гипертимные подростки охотно уезжают в лагеря, уходят в туристские походы и т.п., но и там вскоре приходят в столкновение с установленным режимом и дисциплиной. Как правило, обнаруживается склонность к самовольным отлучкам, иногда продолжительным. Истинные побеги из дому у гипертимов встречаются нечасто.

      Реакция группирования проходит не только под знаком постоянного тяготения к компаниям сверстников, но и стремления к лидерству в этих компаниях.

      Неудержимый интерес ко всему вокруг делает гипертимных.подростков неразборчивыми в выборе знакомств. Контакт со случайными встречными не представляет для них проблемы. Устремляясь туда, где "кипит жизнь", они порой могут оказаться в неблагоприятной среде, попасть в асоциальную группу. Всюду они быстро осваиваются, перенимают манеры, обычаи, поведение, одежду, модные "хобби".

      Алкоголизация представляет для гипертимов серьезную опасность с подросткового возраста. Выпивают они в компаниях с приятелями. Предпочитают неглубокие эйфоризирующие стадии опьянения, но легко становятся на путь частых и регулярных выпивок.

      Реакция увлечения отличается у гипертимных подростков богатством и разнообразием проявлений, но главное — крайним непостоянством хобби. Коллекции сменяются азартными играми, одно спортивное увлечение другим, один кружок на другой, мальчики нередко отдают мимолетную дань техническим увлечениям, девочки — художественной самодеятельности.

      Аккуратность отнюдь не составляет их отличительной черты ни в занятиях, ни в выполнении обещаний, ни, что особенно бросается в глаза, в денежных делах. Рассчитывать они не умеют и не хотят, охотно берут в долг, отодвигая в сторону неприятную мысль о последующей расплате.

      Всегда хорошее настроение и высокий жизненный тонус создают благоприятные условия для переоценки своих способностей и возможностей. Избыточная уверенность в своих силах побуждает "показать себя", предстать перед окружающими в выгодном свете, прихвастнуть. Но им присуща искренность задора, действительная уверенность в собственных силах, а не натужное стремление "показать себя больше, чем есть на самом деле", как у настоящих истероидов. Лживость не является их характерной чертой, она может быть обусловлена необходимостью извернуться в трудной ситуации.

      Самооценка гипертимных подростков отличается достаточной искренностью.

      Гипертимно-неустойчивый вариант психопатизации является наиболее частым. Здесь жажда развлечений, веселья, рискованных похождений все более выступает на первый план и толкает на пренебрежение занятиями и работой, на алкоголизацию и употребление наркотиков, на сексуальные эксцессы и делинквентность — в конечном итоге может привести к асоциальному образу жизни.

      Решающую роль в том, что на гипертимной акцентуации произрастает гипертимно-неустойчивая психопатия, обычно играет семья. Как чрезмерная опека — гиперпротекция, мелочный контроль и жестокий диктат, да еще сочетающийся с неблагополучием внутрисемейных отношений, так и гипоопека, безнадзорность могут служить стимулами к развитию гипертимно-неустойчивой психопатии.

      Гипертимно-истероидный вариант встречается значительно реже. На фоне гипертимности постепенно вырисовываются истероидные черты. При столкновении с жизненными трудностями, при неудачах, в отчаянных ситуациях и при угрозе серьезных наказаний возникает и желание разжалобить других (вплоть до демонстративных суицидных действий), и произвести впечатление своей незаурядностью, и прихвастнуть, "пустить пыль в глаза". Возможно, в развитии этого типа также важнейшую роль играет среда. Воспитание по типу "кумира семьи" (Гиндикин, 1961), потакание прихотям в детстве, избыток похвал по поводу мнимых и действительных способностей и талантов, привычка всегда быть на виду, созданная родителями, а иногда и неправильными действиями воспитателей, обусловливают в подростковом периоде трудности, которые могут оказаться непреодолимыми.

      Гипертимно-аффективный вариант психопатизации отличается усилением черт аффективной взрывчатости, что создает сходство с эксплозивными психопатиями. Вспышки раздражения и гнева, нередко свойственные гипертимам, когда они встречают противодействие или терпят неудачи, здесь становятся особенно бурными и возникают по малейшему поводу. На высоте аффекта нередко утрачивается контроль над собой: брань и угрозы вырываются без всякого учета обстановки, в агрессии собственные силы не соизмеряются с силами объекта нападения, а сопротивление может достигать "буйного безумства". Все это обычно позволяет говорить о формировании психопатии возбудимого типа. Это понятие, нам представляется, подразумевает весьма сборную группу. Сходство гипертимной аффективности с эксплозивностью эпилептоидов остается чисто внешним: здесь присуща большая отходчивость, склонность легко прощать обиды и даже дружить с тем, с кем только что был в ссоре. Отсутствуют и другие эпилептоидные черты. Возможно, в формировании этого варианта психопатизации существенную роль могут играть не столь редкие у мальчиков гипертимного типа черепно-мозговые травмы.

      Как известно, этот тип был описан в 1921 г. Kretschmer и сперва стал широко использоваться в психиатрических исследованиях. П. Б. Ганнушкин (1933) включил в "группу циклоидов" четыре типа психопатов: "конституционально-депрессивных", "конституционально-возбужденных" (гипертимных), циклотимиков и эмотивно-лабильных. Циклотимия им рассматривалась как тип психопатии.

      . В подростковом возрасте можно видеть два варианта циклоидной акцентуации: типичные к лабильные циклоиды.

      Типичные циклоиды в детстве ничем не отличаются от сверстников или чаще производят впечатление гипертимов. С наступлением пубертатного периода (у девочек это может совпасть с менархе) возникает первая субдепрессивная фаза. Ее отличает склонность к апатии и раздражительности. С утра ощущается вялость и упадок сил, все валится из рук. То, что раньше давалось легко и просто, теперь требует неимоверных усилий. Труднее становится учиться. Людское общество начинает тяготить, компании сверстников избегаются, приключения и риск теряют всякую привлекательность. Прежде шумные и бойкие подростки в эти периоды становятся вялыми домоседами. Падает аппетит, но вместо свойственной выраженным депрессиям бессонницы нередко наблюдается сонливость (Озерецковский, 1972). Созвучно настроению все приобретает пессимистическую окраску. Мелкие неприятности и неудачи, которые обычно начинают сыпаться из-за падения работоспособности, переживают крайне тяжело. На замечания и укоры нередко отвечают раздражением, порой грубостью и гневом, но в глубине души впадая еще в большее уныние. Серьезные неудачи и нарекания окружающих могут углубить субдепрессивное состояние или вызвать острую аффективную реакцию с суицидными попытками. Обычно лишь только в этом случае циклоидные подростки попадают под наблюдение психиатра.

      У типичных циклоидов фазы обычно непродолжительны и длятся две-три недели.

      У циклоидных подростков имеются свои "места наименьшего сопротивления". Важнейшим из них, вероятно, является неустойчивость К коренной ломке жизненного стереотипа. Этим, видимо, объясняются присущие циклоидам затяжные субдепрессивные реакции на первом курсе высших учебных заведений (Строгонов, 1973). Резкое изменение характера учебного процесса, обманчивая легкость первых студенческих дней, отсутствие ежедневного контроля со стороны преподавателей, сменяющееся необходимостью усвоить в короткий период зачетно-экзаменационной сессии гораздо больший, чем в школе, материал, — все это ломает привитый предшествующими десятилетиями учебный стереотип. Способность в период подъема на лету усваивать материал школьной программы здесь оказывается недостаточной. Упущенное приходится наверстывать усиленными занятиями, а в субдепрессивной фазе и это не приводит к желаемым результатам. Переутомление и астения затягивают субдепрессивную фазу, появляется отвращение к учебе и к умственной работе вообще.

      Лабильные циклоиды, в отличие от типичных, во многом приближаются к лабильному (эмоционально-лабильному или реактивно-лабильному) типу. Фазы здесь гораздо короче -несколько "хороших" дней сменяют несколько "плохих". "Плохие" дни более отмечены дурным настроением, чем вялостью, упадком сил или неудовлетворительным самочувствием. В пределах одного периода возможны короткие перемены настроения, вызванные соответствующими известиями или событиями. Но, в отличие от описываемого далее лабильного типа, нет чрезмерной эмоциональной реактивности, постоянной готовности настроения легко и круто меняться от незначительных причин.

      Подростковые поведенческие реакции у циклоидов, как типичных, так и лабильных, обычно выражены умеренно. Эмансипационные устремления и реакции группирования со сверстниками усиливаются в период подъема. Увлечения отличаются нестойкостью — в субдепрессивные периоды их забрасывают, в период подъема находят новые или возвращаются к прежним заброшенным. Заметного снижения сексуального влечения в субдепрессивной фазе сами подростки обычно не отмечают, хотя, по наблюдению близких, сексуальные интересы в "плохие дни" гаснут. Выраженные нарушения поведения (делинквентность, побеги из дому, знакомство с наркотиками) мало свойственны циклоидам. К алкоголизации в компаниях они обнаруживают склонность в периоды подъема. Суицидальное поведение в виде аффективных (но не демонстративных) попыток или истинных покушений возможно в субдепрессивной фазе.

      Самооценка характера у циклоидов формируется постепенно, по мере того, как накапливается опыт "хороших" и "плохих" периодов. У подростков этого опыта еще нет, и поэтому самооценка может быть еще очень неточна.

      Этот тип наиболее полно описан под разными наименованиями "эмоционально-лабильный", (Schneider, 1923),"реактивно-лабильный" (П. Б. Ганнушкиным, 1933) или "эмотивно-лабильный" (Leongard, 1964, 1968) и др.

      В детстве лабильные подростки, как правило, особенно не выделяются среди сверстников. Лишь у некоторых обнаруживается склонность к невротическим реакциям. Однако почти у всех детство наполнено инфекционными заболеваниями, вызываемыми условно-патогенной флорой. Частые ангины, непрерывные "простуды", хронические пневмонии, ревматизм, пиелоциститы, холециститы и др. заболевания хотя протекают и не в тяжелых формах, но склонны принимать затяжное и рецидивирующее течение. Возможно, фактор "соматической инфантилизации" играет важную роль во многих случаях формирования лабильного типа.

      Главная черта лабильного типа — крайняя изменчивость настроения.

      Можно говорить о намечающемся формировании лабильного типа в случаях, когда настроение меняется слишком часто и чрезмерно круто, а поводы для этих коренных перемен бывают ничтожными. Кем-то нелестно сказанное слово, неприветливый взгляд случайного собеседника, некстати пошедший дождь, оторвавшаяся от костюма пуговица способны погрузить в унылое и мрачное расположение духа при отсутствии каких-либо серьезных неприятностей и неудач. В то же время какая-нибудь приятная беседа, интересная новость, мимолетный комплимент, удачно к случаю одетый костюм, услышанные от кого-либо, хотя и малореальные, но заманчивые перспективы могут поднять настроение, даже отвлечь от действительных неприятностей, пока они снова не напомнят чем-либо о себе. При психиатрическом осмотре во время откровенных и волнующих бесед, когда приходится касаться самых разных сторон жизни, на протяжении получаса можно видеть не раз готовые навернуться слезы и вскоре радостную улыбку.

      Настроению присущи не только частые и резкие перемены, но и значительная их глубина. От настроения данного момента зависят и самочувствие, и аппетит, и сон, и трудоспособность, и желание побыть одному или только вместе с близким человеком или же устремиться в шумное общество, в компанию, на люди. Соответственно настроению и будущее то расцвечивается радужными красками, то представляется серым и унылым, и прошлое предстает то как цепь приятных воспоминаний, то кажется сплошь состоящим из неудач, ошибок и несправедливостей. Одни и те же люди, одно и то же окружение кажутся то милым, интересным и привлекательным, то надоевшим, скучным и безобразным, наделенным всяческими недостатками.

      Маломотивированная смена настроения иногда создает впечатление о поверхностности и легкомыслии. Но это суждение не соответствует истине. Представители лабильного типа способны на глубокие чувства, на большую и искреннюю привязанность. Это прежде всего сказывается в их отношении к родным и близким, но лишь к тем, от кого они сами чувствуют любовь, заботу и участие. К ним привязанность сохраняется несмотря на легкость и частоту мимолетных ссор.

      Не менее свойственна лабильным подросткам и преданная дружба. В друге они стихийно ищут психотерапевта. Они предпочитают дружить с тем, кто в минуты грусти и недовольства способен отвлечь, утешить рассказать что-нибудь интересное, приободрить, убедить, что "все не так страшно", но и в то же время в минуты эмоционального подъема легко откликнуться на радость и веселье, удовлетворить потребность сопереживания.

      Лабильные подростки весьма чутки ко всякого рода знакам внимания, благодарности, похвалам и поощрениям — все это доставляет им искреннюю радость, но вовсе не побуждает к заносчивости или самомнению. Порицания, осуждения, выговоры, нотации глубоко переживаются и способны вторгнуть в беспросветное уныние. Действительные неприятности, утраты, несчастья лабильные подростки переносят чрезвычайно тяжело, обнаруживая склонность к реактивным депрессиям, тяжелым невротическим срывам.

      Реакция эмансипации у лабильных подростков выражена весьма умеренно. Им хорошо в семье, если они чувствуют там любовь, тепло и уют. Эмансипационная активность проявляется в виде коротких вспышек, обусловленных капризами настроения и обычно трактуемых взрослыми как простое упрямство.

      Ий чужд и опьяняющий азарт игр, и скрупулезная дотошность коллекционирования, и настойчивое совершенствование силы, ловкости умений и высоты утонченных интеллектуально-эстетических наслаждений.

      Самооценка отличается искренностью (Ефременкова, Иванов, 1971). Лабильные подростки хорошо знают особенности своего характера, знают, что они — "люди настроения" и что от настроения у них все зависит. Отдавая отчет в слабых сторонах своей натуры, они не пытаются что-либо скрыть или затушевать, а как бы предлагают окружающим принимать их такими, какие они есть. В том, как относятся к ним окружающие, они обнаруживают удивительно хорошую интуицию — сразу, при первом контакте чувствуя, кто к ним расположен, кто безразличен, а в ком таится хоть капля недоброжелательности или неприязни. Ответное отношение возникает незамедлительно и без попыток его утаить.

      Астено-невротический тип

      У подростков астено-невротического типа с детства нередко обнаруживаются признаки невропатии — беспокойный сон и плохой аппетит, капризность, пугливость, плаксивость, иногда ночные страхи, ночной анурез, заикание и т. п.

      Главными чертами астено-невротической акцентуации являются повышенная утомляемость, раздражительность и склонность к ипохондричности. Утомляемость особенно проявляется в умственных занятиях. Умеренные физические нагрузки переносятся лучше, однако физические напряжения, например обстановка спортивных соревнований, оказываются невыносимыми. Раздражительность неврастеников существенно отличается от гневности эпилептоидов и вспыльчивости гипертимов и более всего сходна с аффективными вспышками у подростков лабильного типа. Раздражение, нередко по ничтожному поводу, легко изливается на окружающих, порой случайно попавших под горячую руку, и столь же легко сменяется раскаянием и даже слезами. В отличие от эпилептоидов аффект не отличается ни постепенным накипанием, ни силой, ни продолжительностью. В отличие от вспыльчивости гипертимов поводом для вспышек вовсе не обязательно служит встречаемое противодействие, бурного неистовства аффект также не достигает. Склонность к ипохондризации является особенно типичной чертой. Такие подростки внимательно прислушиваются к своим телесным ощущениям, крайне подвержены ятрогении, охотно лечатся, укладываются в постель, подвергаются осмотрам. Наиболее частым источником ипохондрических переживаний, особенно у мальчиков, становится сердце (Кургановский, 1965).

      Делинквентность, побеги из дому, алкоголизация и другие нарушения поведения подросткам астено-невротического типа не свойственны. Но это не означает, что специфически подростковые поведенческие реакции у них отсутствуют. Стремление к эмансипации или тяга к группированию со сверстниками, не получая прямого выражения в силу астеничности, утомляемости и т. п., могут исподволь подогревать маломотивированные вспышки раздражения в отношении родителей, воспитателей, старших вообще, побуждать к обвинению родителей в том, что их здоровью уделяется мало внимания, или же порождать глухую неприязнь к сверстникам, у которых специфически-подростковые поведенческие реакции выражаются прямо и открыто. Сексуальная активность обычно ограничивается короткими и быстро истощающимися вспышками. К сверстникам тянутся, скучают без их компании, но быстро от них устают и ищут отдыха, одиночества или общества с близким другом.

      Самооценка астено-невротических подростков обычно отражает их ипохондрические установки. Они отмечают зависимость плохого настроения от дурного самочувствия, плохой сон ночью и сонливость днем, разбитость по утрам. В мыслях о будущем центральное место занимают заботы о собственном здоровье. Они сознают также. что утомляемость и раздражительность глушат их интерес к новому, делают непереносимыми критику и возражения, стесняющие их правила. Однако далеко не все особенности отношений подмечаются достаточно хорошо.

      С детства проявляется пугливость и боязливость. Такие дети часто боятся темноты, сторонятся животных, страшатся остаться одни. Они чуждаются слишком бойких и шумных сверстников, не любят чрезмерно подвижных и озорных игр, рискованных шалостей, избегают больших детских компаний, чувствуют робость и застенчивость среди посторонних, в новой обстановке и вообще не склонны к легкому общению с незнакомыми людьми. Все это иногда производит впечатление замкнутости, отгороженности от окружающего и заставляет подозревать свойственные шизоидам аутистические наклонности. Однако с теми, к кому эти дети привыкли, они достаточно общительны. Сверстникам они нередко предпочитают игры с, малышами, чувствуя себя среди них увереннее и спокойнее. Не проявляется также свойственный шизоидам ранний интерес к абстрактным знаниям, "детская энциклопедичность". Многие чтению охотно предпочитают тихие игры, рисование, лепку. К родным они иногда обнаруживают чрезвычайную привязанность, даже при холодном отношении или суровом обращении с их стороны. Отличаются послушанием, часто слывут "домашним ребенком".

      Школа пугает их скопищем сверстников, шумом, возней, суетой и драками на переменах, но, привыкнув к одному классу и даже страдая от некоторых соучеников, они неохотно переходят в другой коллектив. Учатся обычно старательно. Пугаются всякого рода контрольных, проверок, экзаменов. Нередко стесняются отвечать перед классом, боясь сбиться, вызвать смех, или, наоборот, отвечают гораздо меньше того, что знают, чтобы не прослыть выскочкой или чрезмерно прилежным учеником среди одноклассников.

      Начало пубертатного периода обычно проходит без особых осложнений. Трудности адаптации чаще возникают в 16-19 лет. Именно в этом возрасте выступают оба главных качества сенситивного типа, отмеченные П. Б. Ганнушкиным, — "чрезвычайная впечатлительность" и "резко выраженное чувство собственной недостаточности" (Ганнушкин, 1964).

      Реакция эмансипации у сенситивных подростков бывает выражена довольно слабо. К родным сохраняется детская привязанность. К опеке старших относятся не только терпимо, но даже охотно ей подчиняются. Упреки, нотации и наказания со стороны близких скорее вызывают слезы, угрызения и даже отчаяние, чем обычно свойственный подросткам протест.

      Рано формируется чувство долга, ответственности, высоких моральных и этических требований и к окружающим, и к самому себе. Сверстники ужасают грубостью, жестокостью, циничностью. В себе же видится множество недостатков, особенно в области качеств морально-этических и волевых. Источником угрызений у подростков мужского пола зачастую служит столь частый в этом возрасте онанизм. Возникают самообвинения в "гнусности" и "распутстве", жестокие укоры себя в неспособности удержаться от пагубной привычки. Онанизму приписываются также собственное слабоволие во всех областях, робость и застенчивость, неудачи в учебе вследствие якобы слабеющей памяти или свойственная иногда периоду роста худоба, диспропорциональность телосложения и т. п.

      Чувство собственной неполноценности у сенситивных подростков делает особенно выраженной реакцию гиперкомпенсации. Они ищут самоутверждения не в стороне от слабых мест своей натуры, не в областях, где могут раскрыться их способности, а именно там, где особенно чувствуют свою неполноценность. Девочки стремятся показать свою веселость. Робкие и стеснительные мальчики натягивают на себя личину развязности и ‘даже нарочитой заносчивости, пытаются показать свою энергию и волю. Но как только ситуация неожиданно для них требует смелой решительности, они тотчас же пасуют. Если удается установить с ними доверительный контакт и они чувствуют от собеседника симпатию и поддержку, то за спавшей маской "все нипочем" оказываются жизнь, полная укоров и самобичевания, тонкая чувствительность и непомерно высокие требования к самому себе. Нежданное участие и сочувствие могут сменить заносчивость и браваду на бурно хлынувшие слезы.

      В силу той же реакции гиперкомпенсации сенситивные подростки оказываются на общественных постах (старосты и т. п.). Их выдвигают воспитатели, привлеченные послушанием и старательностью. Однако их хватает лишь на то, чтобы с большой личной ответственностью выполнять формальную сторону порученной им функции, но неформальное лидерство в таких коллективах достается другим. Намерение избавиться от робости и слабоволия толкает мальчиков на занятия силовыми видами спорта: борьбой, гантельной гимнастикой и т. п.

      В отличие от шизоидов сенситивные подростки не отгораживаются от товарищей, не живут в воображаемых фантастических группах и не способны быть "белой вороной" в обычной подростковой среде. Они разборчивы в выборе приятелей, предпочитают близкого друга большой компании, очень привязчивы в дружбе. Некоторые из них любят иметь более старших по возрасту друзей. Обычная подростковая группа ужасает их господствующими там шумом, развязностью, грубостью.

      Ни к алкоголизации, ни к употреблению наркотиков, ни к делинквентному поведению сенситивные подростки не склонны. Сенситивные юноши, как правило, даже не курят, алкогольные напитки же способны внушать им отвращение.

      Самооценка сенситивных подростков отличается довольно высоким уровнем объективности. Подмечается свойственная с детства обидчивость и чувствительность, застенчивость, которая особенно мешает подружиться с кем хочется, неумение быть вожаком, заводилой, душой компании, неприязнь к авантюрам и приключениям, всякого рода риску и острым ощущениям, отвращение к алкоголю, нелюбовь к флирту и ухаживаниям. Они подчеркивают, что не склонны ни легко ссориться, ни быстро мириться. У многих из них имеются проблемы, к которым они не могут определить своего отношения или не хотят сделать это. Чаще всего этими проблемами являются отношение к друзьям, к своему окружению, к критике в свой адрес, к деньгам, к спиртным напиткам. Видимо, все это бывает связано с окрашенными эмоциями, затаенными переживаниями. Питая отвращение ко лжи и маскировке, сенситивные подростки отказ предпочитают неправде.

      Слабым звеном сенситивных личностей является отношение к ним окружающих. Непереносимой для них оказывается ситуация, где они становятся объектом насмешек или подозрения в неблаговидных поступках, когда на их репутацию падает малейшая тень или когда они подвергаются несправедливым обвинениям.

      Психастенический тип

      Психастенические проявления в детстве незначительны и ограничиваются робостью, пугливостью, моторной неловкостью, склонностью к рассуждательству и ранними "интеллектуальными интересами".

      Иногда уже в детском возрасте обнаруживаются навязчивые явления, особенно фобии — боязнь незнакомых людей и новых предметов, темноты, боязнь оказаться за запертой дверью и т. п. Реже можно наблюдать появление навязчивых действий, невротических тиков и т. п.

      Критическим периодом, когда психастенический характер развертывается почти во всей своей полноте, являются первые классы школы. В эти годы безмятежное детство сменяется первыми требованиями к чувству ответственности. Подобные требования представляют один из самых чувствительных ударов для психастенического характера. Воспитание в условиях "повышенной ответственности", когда родители возлагают недетские заботы по надзору и уходу за младшими или беспомощными стариками, положение старшего среди детей в трудных материальных и бытовых условиях способствуют становлению психастении (Сухарева, 1959).

      Главными чертами психастенического типа в подростковом возрасте являются нерешительность и склонность к рассуждательству, тревожная мнительность и любовь к самоанализу и, наконец, легкость образования обсессий — навязчивых страхов, опасений, действий, ритуалов, мыслей, представлений.

      Тревожная мнительность психастенического подростка отличается от сходных черт астено-невротического и сенситивного типов. Если астено-невротическому типу присущ страх за свое здоровье (ипохондрическая направленность мнительности и тревоги), а для сенситивного типа свойственно беспокойство по поводу отношения, возможных насмешек, пересудов, неблагоприятного мнения о себе окружающих (релативная направленность мнительности и тревоги), то опасения психастеника целиком адресуются к возможному, даже к маловероятному в будущем (футуристическая направленность). Как бы чего.не случилось ужасного и непоправимого, как бы не произошло какого-либо непредвиденного несчастья с ними самими, а еще страшнее с теми близкими, к которым они обнаруживают патологическую привязанность. Опасности реальные и невзгоды, уже случившиеся, пугают куда меньше. У подростков особенно характерной бывает тревога за мать — как бы она не заболела и не умерла, хотя ее здоровье никому не внушает никаких опасений, как бы не попала в катастрофу, не погибла бы под транспортом. Если мать опаздывает с работы, где-то без предупреждения задержалась, психастенический подросток не находит себе места.

      Защитой от постоянной тревоги за будущее становятся специально выдуманные приметы и ритуалы. Если, например, шагая в школу, обходить все люки, не наступая на их крышки, то не провалишься на экзаменах, если не дотрагиваться до ручек двери, то не заразишься и не заболеешь, если при всякой вспышке страха за мать произносить про себя самим придуманное заклинание, то с ней ничего не случится и т. п. Другой защитой становится специально выработанный педантизм и формализм.

      Нерешительность и рассуждательство у психастенического подростка идут рука об руку. Такие подростки бывают сильны на словах, но не в действиях. Всякий самостоятельный выбор, как бы малозначим он ни был, — например, какой фильм пойти посмотреть в воскресенье, — может стать предметом долгих и мучительных колебаний. Однако уже принятое решение должно быть немедленно исполнено. Ждать психастеники не умеют, проявляя удивительное нетерпение. У психастенических подростков нередко приходится видеть реакцию гиперкомпенсации в отношении своей нерешительности и склонности к сомнениям. Эта реакция проявляется у них самоуверенными и безапелляционными суждениями, утрированной решительностью и скоропалительностью действий в моменты, когда требуется неторопливая осмотрительность и осторожность. Постигающие вследствие этого неудачи еще более усиливают нерешительность и сомнения.

      Склонность к самоанализу более всего распространяется на размышления по поводу мотивов своих поступков и действий, проявляется в компании в своих ощущениях и переживаниях.

      Физическое развитие психастеников обычно оставляет желать лучшего. Спорт, как и все ручные навыки, дается им плохо. Обычно у психастенических подростков особенно слабы и неловки руки при более сильных ногах. Поэтому привлечение к спорту лучше начинать с бега, прыжков, лыж и т. п., что такому подростку облегчает возможность утвердиться.

      Все описанные формы проявления подростковых нарушений поведения несвойственны психастеникам. Ни делинквентность, ни побеги из дому, ни алкоголь, ни наркотики, ни даже суицидальное поведение в трудных ситуациях нами не встречались. Их место, видимо, полностью вытеснили навязчивости, мудрствование и самоанализ.

      Самооценка, несмотря на склонность к самоанализу, далеко не всегда бывает правильной. Часто выступает тенденция находить у себя самые разнообразные черты характера, включая совершенно несвойственные (например, истероидные).

      psylist.net