Непсихотическое психическое расстройство

Классификация психических расстройств мкб-10

Классификация психических расстройств мкб-10

Перед использованием классификации важно изучить это общее введение, а также внимательно прочитать дополнительные вводные и разъяснительные тексты, помещенные в начале некоторых отдельных категорий. Это особенно важно при пользовании рубрикой F23.- (острые и транзиторные психотические расстройства) и разделом F30 — F39 (расстройства настроения (аффективные расстройства)). Учитывая давно существующие и пресловуто сложные проблемы, связанные с описанием и классификацией этих расстройств, объяснение подходов к их классификации проведено с особой тщательностью.

Основные различия между Классом V(F) МКБ-10 и Классом V МКБ-9.

МКБ-10 значительно превышает по объему МКБ-9. В МКБ-9 использовались цифровые коды (001 — 999), тогда как в МКБ-10 принята буквенно-цифровая схема кодирования, основанная на кодах с одной буквой, за которой на трех-значном уровне следуют две цифры (A00 — Z99). Это значительно расширило число категорий, используемых для классификации.

В МКБ-10 не используется традиционная дифференциация между неврозами и психозами, которая была использована в МКБ-9 (хотя и намеренно оставленная там без каких-либо попыток дать дефиниции этим понятиям). Тем не менее, термин «невротические» все еще сохраняется в отдельных случаях и используется, например, в названии большой группы (или раздела) расстройств F40 — F48 «Невротические, связанные со стрессом, и соматоформные расстройства». В этом разделе находится большинство расстройств, рассматривающихся в качестве неврозов теми, кто использует это понятие, за исключением депрессивного невроза и классифицированных в последующих разделах некоторых других невротических расстройств. Вместо того, чтобы следовать дихотомии невроз-психоз, расстройства теперь сгруппированы в соответствии с основными общими характеристиками и описательной схожестью, что делает классификацию более удобной для использования. Например, циклотимия (F34.0) помещена в раздел F30 — F39 ( расстройства настроения (аффективные расстройства) ), а не в F60 — F69 (расстройства личности и поведения в зрелом возрасте). Равным образом, все расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, сгруппированы в F10 — F19 независимо от их тяжести.

Проблемы терминологии.

В названиях категорий термин «психогенное» не используется ввиду различий в его значении на разных языках и при разных психиатрических традициях. Тем не менее, он иногда встречается в тексте и указывает, что диагност рассматривает очевидные жизненные события или проблемы в качестве играющих важную роль в происхождении данного расстройства.

Разделы F80 — F89 (расстройства психологического (психического) развития) и F90 — F98 (эмоциональные расстройства и расстройства поведения, начинающиеся обычно в детском и подростковом возрасте) охватывают лишь те расстройства, которые являются специфичными для детского и подросткового возраста. Ряд расстройств, помещенных в других разделах, могут возникать почти в любом возрасте и при необходимости их коды могут использоваться и у детей и подростков. Примерами являются расстройства приема пищи (F50.-), сна (F51.-) и половой идентификации (F64.-). Некоторые встречающиеся у детей типы фобий представляют собой особую классификационную проблему, как указывается в описательной части (F93.1 (фобическое тревожное расстройство в детском возрасте)).

zavantag.com

Психологические проблемы при беременности

Психические расстройства, связанные с деторождением, — распространенная проблема, причем к ним относят как новые эпизоды, специфически связанные с деторождением, так и рецидивы имеющихся заболеваний.

Беременность и деторождение оказывают психологическое и физиологическое воздействие на жизнь женщины. Исследования показали, что рождение ребенка связано с выраженным увеличением частоты и распространенности психических расстройств, хотя точные этиологические причины остаются неясными. Постнатальную депрессию обнаруживают у 10-15% матерей. Послеродовой психоз встречают реже — 2 случая на 1000 родов. Хронические психические заболевания наблюдают у приблизительно 2% женщин, пользующихся акушерской помощью.

Легким кратковременным депрессивным расстройством часто с тревогой (грусть) страдает основная часть женщин (50-75%), у которых развиваются постнатальные психические расстройства. Риск развития тяжелого психического заболевания — тяжелого депрессивного расстройства или послеродового психоза — значительно возрастает, особенно в первые 3 мес после родов. Относительные риски (RRs) в сравнении с остальной частью женской популяции можно суммировать следующим образом:

  • развитие тяжелого депрессивного расстройства после родов — RRx5;
  • необходимость посещения психиатра — RRx7;
  • необходимость госпитализации из-за развития психоза в первые 3 мес после родов — RRx324.
  • Относительный риск развития нового тяжелого психического расстройства во время беременности ниже, чем в других случаях, однако во время беременности может обостриться или впервые возникнуть обсессивно-компульсивное расстройство.

    Основная причина материнской смертности в Великобритании — психическое заболевание, приводящее к суициду. Во время беременности и в течение 42 сут после родов показатели смертности от суицида очень низки, но через 6 нед-12 мес после родов они возрастают в 3 раза. Однако показатели смертности от суицида в течение года после родов значительно ниже, чем у небеременных (при беременности и до 42 сут после родов RR — 0,09; от 6 нед до 1 г после родов — 0,31). Женщины, совершающие самоубийство, делают это жестоким способом, а не в виде «крика о помощи».

    Послеродовое психические заболевание

    Психические расстройства после родов в зависимости от степени тяжести делят на три категории:

  • синдром «материнской грусти»;
  • послеродовая депрессия;
  • послеродовой психоз.
  • Синдром материнской грусти

    Синдром материнской грусти — малое кратковременное расстройство настроения, возникающее у 50-75% женщин в первую неделю после родов. Женщины в ранний послеродовой период испытывают как легкое возбуждение, так и депрессивные эпизоды. Причины «материнской грусти» остаются неизвестными, в литературе описывают противоречивые факторы, например гормональные изменения, следовательно, диагностические тесты отсутствуют.

    «Материнская грусть» вызывает значительный дистресс у матери, но обычно не требует специального лечения, кроме успокоения. В ранний послеродовой период симптомы обычно длятся от нескольких часов до нескольких дней — слезливость, бессонница, раздражительность, нарушение концентрации внимания, стремление к уединению и головная боль. «Материнскую грусть» не считают послеродовым депрессивным расстройством, она кратковремен-на. При сохранении симптомов необходимо думать о послеродовой депрессии.

    При ярко выраженных или длительных симптомах проводят дифференциальную диагностику с продромальными проявлениями послеродового психоза, который часто начинается в тот же самый период. Если симптомы сохраняются более 2 нед, вероятен диагноз депрессии.

    Послеродовая депрессия

    Послеродовая депрессия — любое непсихотическое депрессивное заболевание легкой и средней тяжести, возникающее в течение первого года после родов. Пик начала депрессии — первые 6 нед после родов. Метаанализ практически 60 исследований выявил распространенность послеродовой депрессии — 13%. Страдания, вызываемые депрессией, очень серьезные, и часто их недооценивают. Из-за своей чрезвычайной распространенности послеродовая депрессия особенно важна, она возникает в критический период жизни матери, ребенка и семьи. Важно не применять термин «послеродовая депрессия» для обозначения всех психических заболеваний после родов.

    Установлены психологические и биологические факторы. Их используют профессиональные работники здравоохранения для выявления женщин с возможной послеродовой депрессией для раннего обследования и лечения. Каждый последующий эпизод заболевания в послеродовом периоде может начинаться раньше, чем предыдущий.

    Рано начавшаяся депрессия частично имеет эндокринную причину. После родов возникают серьезные эндокринные изменения циркулирующих половых гормонов. Ось гипоталамус-гипофиз должна приспособиться к внезапной потере плаценты, восстановить функции регуляции работы яичников и обеспечить лактацию. Эстрогены обладают свойством поднимать настроение. Обнаружено их превосходство перед плацебо при лечении послеродовой депрессии, а у женщин, вынашивающих ребенка, они действуют как антидепрессанты. Однако механизм действия остается неясным. В качестве причины установлено нарушение регуляции кортизола.

    Диагноз послеродовой депрессии не устанавливают в 50% случаев. Клиническая картина аналогична другим типам депрессии, однако для послеродовой депрессии характерны:

  • трудности с практическим воспитанием младенца — уход или кормление;
  • чувство вины от того, что женщина не справляется со своими обязанностями;
  • выражение чрезмерного беспокойства о здоровье ребенка.
  • Лечение такое же, как и при депрессиях другой этиологии. Показан прием антидепрессантов, критерии назначения такие же, как и при других депрессиях. Следует использовать адекватные дозы и лечение продолжать в течение необходимого времени. Обычно женщина с осторожностью продолжает кормление грудью, контролируя состояние ребенка.

    Риск госпитализации в психиатрический стационар для всех матерей в течение 1 мес после родов увеличен в 7 раз. Пик начала психоза — 2 нед после родов. Небольшой, но существенно повышенный риск отмечают, по крайней мере, в течение 2 лет после родов, особенно у первородящих женщин.

    Распространенность послеродового психоза — 1-2 случая на 1000 родов. Сравнения разных культур и времени показывают поразительное совпадение. Данные по Англии и Уэльсу за последние 50 лет по-прежнему совпадают, несмотря на улучшение медицинского обслуживания и уменьшение частоты материнской смертности.

    Проявление симптомов варьирует, но обычно наблюдают первоначальный «светлый промежуток», продолжающийся несколько дней после родов, и продромальные признаки совпадают с началом материнской грусти. В настоящее время существует ранняя выписка из родильных отделений, и начальные симптомы наблюдают члены семьи, которые отмечают трудности со сном, спутанность сознания и странное поведение.

    Женщину с послеродовым психозом необходимо госпитализировать в психиатрическое отделение, по возможности предпочтительно совместное пребывание с ребенком. Фармакотерапия зависит от клинической картины, стандартное лечение -антидепрессанты, нейролептики и стабилизаторы настроения (нормотимики). Если женщина представляет угрозу для ребенка, необходимо принять меры его защиты.

    Для большинства пациенток, хорошо реагирующих на лечение и полностью выздоравливающих, краткосрочный и среднесрочный прогноз хороший. Однако риск рецидива при последующей беременности остается высоким — 20-50%.

    Факторы риска послеродовой депрессии

    • Депрессия во время беременности
    • Депрессия в анамнезе, особенно послеродовая
    • Прекращение лечения антидепрессантами
    • Дородовая тревога
    • Низкая самооценка
    • Жизненные стрессы (недавние события, безработица, смена места жительства)
    • Слабая поддержка семьи
    • Плохие супружеские отношения
    • Трудности ухода за ребенком (включая трудности с грудным вскармливанием)
    • Проблемы с младенцем/колики к Мать-одиночка
    • Незапланированная/нежелательная беременность
    • Бесплодие и содействие зачатию в анамнезе
    • Краткое изложение симптомов послеродового психоза

      У женщин с симптомами мании отмечают взволнованность, болтливость, эйфорию, развязность и выраженную гиперактивность. Часто наблюдают «фрагментарную растерянность», грандиозные бредовые идеи (например, убежденность в своей избранности или что ребенок обладает особой силой).

      У женщин с послеродовой депрессией наблюдают более тяжелые симптомы: спутанность, бред и ступор. Нарушения восприятия сложные и принимают форму видений. Альтернативно такие женщины могут поступать с ажитированной депрессией, сопровождающейся чувствами безнадежности и бесполезности, иногда достигающими суицидальной интенсивности. Женщины становятся озабоченными по поводу неукоснительного соблюдения режима кормления или переживают незначительные проблемы со здоровьем.

      Другие симптомы — спутанность или недоумение, кататонические нарушения, расстройства мышления, слуховые галлюцинации и параноидные идеи или идеи отношения, такие как специальные знаки. Клиническая картина переменчива со смесью депрессивных и маниакальных симптомов.

      Хроническое психическое заболевание

      Психологические расстройства

      Психоз во время беременности

      Исследования показали незначительное, но показательное снижение частоты обращения к психиатру и госпитализации во время беременности. Однако прекращение приема антидепрессантов во время беременности вызывает рецидив симптомов депрессии. При биполярном расстройстве во время беременности обычно наступает ремиссия. Считают, что беременность не вызывает рецидива ранее существующей шизофрении.

      Послеродовой психоз (до 12 мес)

      Биполярное аффективное расстройство в анамнезе дает крайне высокий риск рецидива после родов независимо от того, был ли предыдущий эпизод послеродовым. Этот риск превышает риск в общей популяции, составляющий от 0,1-0,2 до 25-50% (то есть риск возрастает в 500 раз).

      У беременных с хронической недифференцированной шизофренией выявлено небольшое изменение симптомов. У женщин с параноидным психозом с короткими эпизодами заболевания или периодами ремиссии после лечения риск рецидива или обострения заболевания высокий — 40%.

      Постнатальное лечение зависит от типа заболевания с лучшим результатом для женщин с «позитивными» симптомами шизофрении, выражающимися в реакции на лечение и способности заботиться о ребенке. Для женщин с выраженными «негативными» симптомами, если предполагают ее неспособность самостоятельно ухаживать за ребенком, уже в раннем сроке беременности следует найти человека, который будет заботиться о малыше.

      Непсихотические расстройства

      Непсихотические расстройства во время беременности

      Исследования обострения предсуществующего расстройства настроения во время беременности неубедительны. Данные некоторых исследований предполагали обострение расстройств, особенно в ранние сроки беременности, но сравнительное исследование с небеременными женщинами не выявило такой связи.

      Симптомные психические заболевания связаны с некоторыми факторами:

    • плохим антенатальным наблюдением;
    • неадекватным питанием;
    • импульсивным поведением;
    • наркоманией.
    • Депрессия во время беременности сочетается с преждевременными родами, небольшими окружностями головы ребенка, низкой массой при рождении и худшими результатами по шкале Апгар. Беременность может спровоцировать начало обсессивно-компульсивного расстройства или вызывать ухудшение его течения, хотя данные относительно тревожных расстройств ограничены.

      Непсихотические послеродовые расстройства (до 12 мес)

      У женщин с депрессией в анамнезе вероятность депрессии после родов увеличена в 2 раза. Возможный выбор — упреждающее поддерживающее лечение и/или превентивная фармакотерапия. Другие заболевания — обсессивно-компульсивные расстройства, тревога и фобические состояния, расстройства пищевого поведения — остаются неизменными после родов или их течение ухудшается.

      В целом рождение ребенка не улучшает психические исходы у женщин с психическими заболеваниями в анамнезе. Исследования продемонстрировали неблагоприятное воздействие послеродовых психических заболеваний на:

    • взаимоотношения матери и ребенка;
    • более позднее когнитивное и социальное развитие детей (особенно мальчиков);
    • привязанность и эмоциональную регуляцию.

    Эти эффекты обусловливают необходимость раннего выявления и эффективного вмешательства.

    Терапевтические заболевания, проявляющиеся как психические проблемы

    Системные заболевания могут проявляться психическими симптомами, поэтому всегда необходим тщательный анамнез и обследование пациентки. Церебральный тромбоз, менингит, вирусный энцефалит и тромботическая тромбоцитопеническая пурпура (ТТЛ) проявляются спутанностью сознания, галлюцинациями и/или симптомами депрессии. При беременности более распространены церебральный тромбоз и тромботическая тромбоцитопеническая пурпура.

    Женщин с атипичными проявлениями, то есть антенатальными или атипичными симптомами, или ухудшением, несмотря на лечение, необходимо полностью обследовать — развернутый анализ крови, определение мочевины и электролитов, функциональные пробы печени, обследование свертывающей системы крови с магнитно-резонансной ангиографией или компьютерной томографией черепа.

    www.sweli.ru

    Классификация психических расстройств мкб-10. Клинические описания и диагностические указания

    Классификация психических расстройств мкб-10. Клинические описания и диагностические указания

    Классификация психических расстройств МКБ-10.

    Клинические описания и диагностические указания.

    В различных целях разработаны несколько разных версий Класса V (Психические и поведенческие расстройства) МКБ-10. Данная версия, Клинические описания и диагностические указания, предназначена для использования в клинических, образовательных и служебных целях. Исследовательские диагностические критерии разработаны для исследовательских целей и предназначены для использования в сочетании с данной книгой. Гораздо более короткий глоссарий, предусмотренный Главой V(F) МКБ-10, пригоден для использования статистиками и работниками медицинских канцелярий, а также служит отправной точкой для сравнения с другими классификациями; он не рекомендуется для использования психиатрами. В настоящее время готовятся более простые и короткие версии классификации, такие как многоосевая схема, для использования работниками первичного звена здравоохранения. Клинические описания и диагностические указания послужили основой для создания различных версий Класса V, и авторы с особой тщательностью пытались избежать их несовместимости между собой.

    Общие принципы МКБ-10.
    Другие различия между МКБ-10 и МКБ-9.

    Все расстройства, происхождение которых может быть приписано органическим факторам, сгруппированы в разделе F00 — F09, что делает эту часть классификации более легкой для употребления по сравнению с МКБ-9.

    Во всей классификации используется термин «расстройство», поскольку термины «болезнь» и «заболевание» вызывают при их использовании еще большие сложности. «Расстройство» не является точным термином, но здесь под ним подразумевается клинически определенная группа симптомов или поведенческих признаков, которые в большинстве случаев причиняют страдание и препятствуют личностному функционированию. Изолированные социальные отклонения или конфликты без личностной дисфункции не должны включаться в группу психических расстройств.

    Психогенное и психосоматическое.
    Нарушения в социально-психологической сфере.

    В этой главе используется ряд терминов, которые в соответствии с рекомендациями ВОЗ подразумевают нарушение психологического функционирования, снижение продуктивности и препятствие к выполнению социальной роли, хотя в некоторых случаях эти термины имеют более широкий смысл.

    Специфические проблемы.

    Кодирование более одного диагноза.

    Клиницистам рекомендуется следовать общему правилу кодирования стольких диагнозов, сколько необходимо для того, чтобы отразить клиническую картину. При кодировании более одного диагноза обычно лучше всего отметить один из них в качестве основного, и остальные — в качестве вспомогательных или дополнительных. Предпочтение следует отдавать диагнозу, который больше всего подходит для целей, преследуемых в статистической работе; в клинической практике такой диагноз часто характеризует расстройство, послужившее причиной для консультации или обращения в стационарное, амбулаторное или полустационарное учреждение. В других случаях, например, когда оценивается анамнез больного, в качестве основного может быть «продольный» диагноз, который может не совпадать с тем, что отражает непосредственную причину консультации (например, больной с хронической шизофренией обращается за помощью в связи с симптомами острой тревоги). При сомнениях в выборе основного диагноза или неопределенности статистической задачи рекомендуется кодировать диагнозы в соответствии с их порядковыми номерами в данной классификации.

    Кодирование диагнозов из других Классов МКБ-10.

    Убедительно рекомендуется использование других Классов МКБ-10 в дополнение к Классу V(F).

    zavantag.com

    F8 Расстройства психологического (психического) развития.

    Расстройства, включенные в рубрику F80 — F89 имеют следующие признаки:

    а) начало обязательно в младенчестве или детстве;

    б) повреждение или задержка в развитии функций, тесно связанных с биологическим созреванием центральной нервной системы;

    в) постоянное течение, без ремиссий или рецидивов, характерных для многих психических расстройств.

    В большинстве случаев пораженные функции включают речь, зрительно-пространственные навыки и/или двигательную координацию. Характерной особенностью повреждений является тенденция к прогрессивному уменьшению по мере того, как дети становятся старше (хотя более легкая недостаточность часто остается во взрослой жизни). Обычно задержка в развитии или повреждение прооявляются с такого раннего периода, как только это могло быть обнаружено, без предшествующего периода нормального развития. Большинство этих состояний отмечается у мальчиков в несколько раз чаще, чем у девочек.

    Для нарушений развития характерна наследственная отягощенность подобными или родственными расстройствами и имеются данные, предполагающие важную роль генетических факторов в этиологии многих (но не всех) случаев. Средовые факторы часто оказывают влияние на нарушенные развивающиеся функции, но в большинстве случаев они не имеют первостепенного значения. Однако, хотя обычно не имеется существенных расхождений в общей концептуализации расстройств этого раздела, в большинстве случаев этиология неизвестна, и сохраняется неуверенность относительно границ и определенных подгрупп нарушений развития. Более того, существуют два типа состояний, включенных в этот раздел, что не полностью отвечает широкому концептуальному определению, приведенному выше. Во-первых, это расстройства, в которых была несомненная фаза предшествующего нормального развития, такие как дезинтегративное расстройство детского возраста, синдром Ландау-Клефнера, некоторые случаи аутизма. Эти состояния включены сюда потому, что хотя их начало различно, но их характерные особенности и течение имеют много сходного с группой нарушений развития; кроме того, неизвестно, отличаются ли они этиологически. Во-вторых, есть расстройства, прежде всего определяемые как отклонения, а не задержка в развитии функций; это особенно применимо к аутизму. Аутистические расстройства включены в этот раздел потому что, хотя и определены как отклонения, задержка развития некоторой степени обнаруживается почти постоянно. Кроме того, есть частичное совпадение с другими нарушениями развития как в смысле характерных особенностей отдельных случаев, так и в сходной группировке.

    /F80/ Специфические расстройства развития речи и языка.

    Это расстройства, при которых нормальное речевое развитие нарушено на ранних этапах. Состояния нельзя объяснить неврологическим или речевым механизмом патологии, сенсорными повреждениями, умственной отсталостью или средовыми факторами. Ребенок может быть более способен общаться или понимать в определенных, хорошо известных ситуациях, по сравнению с другими, но речевая способность всегда повреждена.

    Как и при других нарушениях развития, первая трудность в диагностике относится к дифференциации от нормальных вариантов развития. Нормальные дети значительно различаются по возрасту, в котором они впервые приобретают разговорную речь и по темпу прочного усвоения речевых навыков. Такие нормальные вариации во времени приобретения речевых навыков имеют незначительное или неклиническое значение, так как большинство «поздно говорящих» продолжают развиваться совершенно нормально. Резко отличаются от них дети со специфическими нарушениями развития речи и языка, хотя большая часть из них достигает в конечном счете нормального уровня развития речевых навыков. Они имеют множество сопутствующих проблем. Задержка развития речи часто сопровождается трудностями в чтении и письме, нарушениями межперсональных связей, эмоциональными и поведенческими расстройствами. Поэтому ранняя и тщательная диагностика специфических нарушений развития речи очень важна. Не существует ярко очерченного разграничения от крайних вариантов нормы, но для суждения о клинически значимом расстройстве используются четыре основных критерия: тяжесть; течение; тип; и сопутствующие проблемы.

    Как общее правило, задержка речи может считаться патологической, когда она является достаточно тяжелой с отставанием на два стандартных отклонения. В большинстве случаев такого уровня тяжести имеются сопутствующие проблемы. Однако, у детей более старшего возраста уровень тяжести в статистическом выражении имеет меньшее диагностическое значение, так как существует естественная тенденция к неуклонному улучшению. В этой ситуации полезным показателем выступает течение. Если текущий уровень нарушения относительно легкий, но тем не менее в анамнезе имеется тяжелая степень нарушения, то более вероятно, что текущее функционирование представляет собой последствие значительного расстройства, а не варианта нормы. Необходимо обращать внимание на тип речевого функционирования; если тип нарушения патологический (то есть аномальный, а не просто вариант, соответствующий более ранней фазе развития) или если речь ребенка содержит качественно патологические признаки, то вероятно клинически значимое расстройство. Более того, если задержка в некоторых специфических аспектах развития речи сопровождается недостаточностью школьных навыков (таких как специфическое отставание в чтении и письме), нарушениями в межперсональных взаимоотношениях и/или эмоциональными или поведенческими расстройствами, то маловероятно, что это вариант нормы.

    Вторая трудность в диагностике относится к дифференциации от умственной отсталости или общей задержки развития. Так как интеллектуальное развитие включает в себя вербальные навыки, то вероятно, что если коэффициент умственного развития ребенка существенно ниже среднего, то его речевое развитие будет также ниже среднего. Диагноз специфического нарушения развития предполагает, что специфическая задержка находится в значительном несоответствии с общим уровнем когнитивного функционирования. Соответственно, когда задержка речи является частью общего отставания умственного развития или общей задержки развития, то данное состояние нельзя кодировать как F80.-. Должно использоваться кодирование умственной отсталости F70 — F79. Однако, для умственной отсталости характерно сочетание с неравномерностью интеллектуальной продуктивности, особенно с таким речевым нарушением, которое обычно более серьезно, чем задержка невербальных навыков. Когда это несоответствие проявляется в такой заметной степени, что становится очевидным в повседневном функционировании ребенка, то специфическое нарушение развития речи должно кодироваться в дополнение к кодированию рубрики умственной отсталости (F70 — F79).

    Третья трудность касается дифференциации от вторичных расстройств вследствие тяжелой глухоты или некоторых специфических неврологических или других анатомических нарушений. Тяжелая глухота в раннем детстве фактически всегда ведет к заметной задержке и искажению речевого развития; такие состояния не должны включаться сюда, так как они являются прямым следствием потери слуха. Однако, нередко более серьезные нарушения развития воспринимающей речи сопровождаются парциальным избирательным повреждением слуха (особенно частот высоких тонов). Эти расстройства должны быть исключены из F80 — F89, если тяжесть поражения слуха существенно объясняет задержку речи, но включены, если парциальная потеря слуха — только осложняющий фактор, но не прямая причина.

    Тем не менее, строго определенное разграничение провести невозможно. Сходный принцип применяется относительно неврологической патологии и анатомических дефектов. Так, патология артикуляции, обусловленная расщелиной неба, или дизартрия вследствие церебрального паралича должны быть исключены из этого раздела. С другой стороны, наличие легкой неврологической симптоматики, которая бы не могла вызвать задержку речи, не является основанием для исключения.

    F80.0 Специфическое расстройство речевой артикуляции.

    Специфическое расстройство развития, при котором использование ребенком звуков речи ниже уровня, соответствующего его умственному возрасту, но при котором имеется нормальный уровень речевых навыков.

    Возраст приобретения ребенком речевых звуков и порядок, в котором они развиваются, подвержены значительным индивидуальным колебаниям.

    Нормальное развитие. В возрасте 4-х лет ошибки в произнесении звуков речи являются общими, но ребенок легко может быть понят незнакомыми людьми. Большинство речевых звуков приобретается к возрасту 6-7 лет. Хотя могут оставаться трудности в определенных звуковых комбинациях, они не ведут к проблемам общения. К возрасту 11-12 лет почти все речевые звуки должны быть приобретены.

    Патологическое развитие. Имеет место, когда приобретение ребенком звуков речи эадержано и/или отклоняется, приводя к: дизартикуляции с соответствующими трудностями для других в понимании его речи; пропускам, искажениям или заменам речевых звуков; изменению в произношении звуков в зависимости от их сочетания, (то есть в некоторых словах ребенок может произносить фонемы правильно, а в других — нет).

    Диагноз может быть поставлен только тогда, когда тяжесть нарушения артикуляции находится за пределами границ нормальных вариаций, соответствующих умственному возрасту ребенка; невербальный интеллектуальный уровень в пределах нормы; навыки экспрессивной и рецептивной речи в пределах нормы; патология артикуляции не может быть объяснена сенсорной, анатомической или невротической аномалией; неправильное произношение является несомненно аномальным, исходя из особенностей употребления речи в субкультуральных условиях, в которых находится ребенок.

    — связанное с развитием физиологическое расстройство;

    — расстройство развития артикуляции;

    — функциональное расстройство артикуляции;

    — лепет (детская форма речи);

    — расстройство фонологического развития.

    — афазия БДУ (R47.0);

    — нарушения артикуляции, сочетающегося с расстройством развития экспрессивной речи (F80.1);

    — нарушения артикуляции, сочетающегося с расстройством развития рецептивной речи (F80.2);

    — расщепления неба и других анатомических аномалий ротовых структур, участвующих в речевом функционировании (Q35 — Q38);

    — расстройство артикуляции вследствие потери слуха (H90 — H91);

    — расстройство артикуляции вследствие умственной отсталости (F70 — F79).

    F80.1 Расстройство экспрессивной речи.

    Специфическое нарушение развития, при котором способность ребенка использовать выразительную разговорную речь заметно ниже уровня, соответствующего его умственному возрасту, хотя понимание речи находится в пределах нормы. При этом могут быть или не быть расстройства артикуляции.

    Хотя при нормальном речевом развитии встречается значительное индивидуальное разнообразие, отсутствие отдельных слов или близких к ним речевых образований к 2 годам или простых выражений или фраз из двух слов к 3 годам должны быть расценены как значительные признаки задержки. Поздние нарушения включают: ограниченное словарное развитие; чрезмерное использование небольшого набора общих слов; трудности в подборе подходящих слов и слов заменителей; сокращенное произношение; незрелая структура предложений; синтаксические ошибки, особенно, пропуски словесных окончаний или приставок; неправильное использование или отсутствие грамматических признаков, таких как предлоги, местоимения, и спряжений или склонений глаголов и имен существительных. Может случаться чрезмерно обобщенное употребление правил, а также отсутствие плавности предложений и трудности в установлении последовательности при пересказе событий прошлого.

    Часто недостаточность разговорной речи сопровождается задержкой или нарушением словесно-звукового произношения.

    Диагноз должен быть установлен только тогда, когда тяжесть задержки в развитии экспрессивной речи выходит за пределы нормальных вариаций для умственного возраста ребенка; навыки рецептивной речи в нормальных пределах для умственного возраста ребенка (хотя часто она может быть немного ниже среднего уровня). Использование невербальных реплик (таких как улыбки и жесты) и «внутренней» речи, отраженной в воображении или ролевой игре, относительно интактно; способность к социальному общению без слов относительно не повреждена. Ребенок будет стремиться к общению, несмотря на речевое нарушение, и к компенсированию недостатка речи жестами, мимикой или неречевыми вокализациями. Однако нередко встречаются сопутствующие нарушения во взаимоотношениях со сверстниками, эмоциональные нарушения, поведенческие расстройства и/или повышенная активность и невнимательность. В меньшинстве случаев может отмечаться сопутствующая парциальная (часто избирательная) потеря слуха, но она не должна быть столь значительной степени, чтобы вести к задержке речи. Неадекватная вовлеченность в разговор или более общее лишение окружения может играть важную или способствующую роль в генезе нарушенного развития экспрессивной речи. В этом случае средовой причинный фактор должен быть отмечен через соответствующий второй код из Класса XXI МКБ-10. Нарушение разговорной речи становится очевидным с младенчества без какой-либо длительной отчетливой фазы нормального пользования речью. Однако нередко встречается явно нормальное вначале использование нескольких отдельных слов, сопровождаемое речевым регрессом или отсутствием прогресса.

    Часто подобные речевые расстройства экспрессивного вида наблюдаются у взрослых, они всегда сопровождаются психическим расстройством и органически обусловлены. В связи с этим следует у таких больных в качестве первого кода использовать подрубрику «Другие непсихотические расстройства, обусловленные повреждением и дисфункцией головного мозга или соматической болезнью» (F06.82х). Шестой знак ставится в зависимости от этиологии заболевания. Структура речевых расстройств указывается вторым кодом R47.0.

    — задержки речевого развития по типу общего недоразвития речи (ОНР) I — III уровня;

    — связанная с развитием дисфазия экспрессивного типа;

    — связанная с развитием афазия экспрессивного типа.

    — связанная с развитием дисфазия, рецептивный тип (F80.2);

    — связанная с развитием афазия, рецептивный тип (F80.2);

    — первазивные нарушения, связанные с развитием (F84.-);

    — общие расстройства психологического (психического) развития (F84.-);

    — приобретенная афазия с эпилепсией (синдром Ландау-Клефнера) (F80.3х);

    — элективный мутизм (F94.0);

    — умственная отсталость (F70 — F79);

    — дисфазия и афазия БДУ (R47.0).

    F80.2 Расстройство рецептивной речи.

    Специфическое нарушение развития, при котором понимание ребенком речи ниже уровня, соответствующего его умственному возрасту. Во всех случаях экспансивная речь также заметно нарушена и нередким является дефект словесно-звукового произношения.

    Неспособность реагировать на знакомые названия (в отсутствие невербальных реплик) с первого дня рождения; неспособность идентифицировать по крайней мере несколько обычных предметов к 18 месяцам, или неспособность следовать простым инструкциям в возрасте 2-х лет должны быть приняты как существенные признаки задержки в речевом развитии. Поздние нарушения включают: неспособность к пониманию грамматических структур (отрицаний, вопросов, сравнений и т.д.), непонимание более тонких аспектов речи (тон голоса, жесты и т.д.).

    Диагноз может быть установлен только тогда, когда тяжесть задержки в развитии рецептивной речи выходит за пределы нормальных вариаций для умственного возраста ребенка и когда нет критериев общего расстройства развития. Почти во всех случаях развитие экспрессивной речи также серьезно задержано и часто встречаются нарушения словесно-звукового произношения. Из всех вариантов специфических нарушений развития речи при данном варианте отмечается наиболее высокий уровень сопутствующих социо-эмоционально-поведенческих расстройств. Эти расстройства не имеют каких-либо специфических проявлений, но гиперактивность и невнимательность, социальная неприспособленность и изоляция от сверстников, тревога, чувствительность или чрезмерная застенчивость встречаются достаточно часто. У детей с более тяжелыми формами нарушения рецептивной речи может отмечаться довольно выраженная задержка в социальном развитии; возможна подражательная речь с непониманием ее смысла и может проявляться ограничение интересов. Однако, они отличаются от аутистических детей, обычно показывая нормальное социальное взаимодействие, нормальные ролевые игры, нормальное обращение к родителям для получения комфорта, почти нормальное использование жестов и только легкое нарушение невербального общения. Нередко бывает некоторая степень потери слуха на высокие тона, но степень глухоты недостаточна, чтобы вызвать нарушение речи.

    Аналогичные речевые расстройства рецептивного (сенсорного) вида наблюдаются у взрослых, которыые всегда сопровождаются психическим расстройством и органически обусловлены. В связи с этим следует у таких больных в качестве первого кода использовать подрубрику «Другие непсихотические расстройства, обусловленные повреждением и дисфункцией головного мозга или соматической болезнью» (F06.82х). Шестой знак ставится в зависимости от этиологии заболевания. Структура речевых расстройств указывается вторым кодом R47.0.

    — дисфазия рецептивного типа, связанная с развитием;

    — афазия рецептивного типа, связанная с развитием;

    — врожденная слуховая невосприимчивость;

    — афазия Вернике, связанная с развитием.

    — аутизм (F84.0х, F84.1х);

    — задержка речи вследствие глухоты (H90 — H91);

    — дисфазия и афазия экспрессивного типа (F80.1);

    — органически обусловленные речевые расстройства экспрессивного типа у взрослых (F06.82х со вторым кодом R47.0);

    — органически обусловленные речевые расстройства рецептивного типа у взрослых (F06.82х со вторым кодом R47.0);

    /F80.З/ Приобретенная афазия с эпилепсией (синдром Ландау-Клефнера).

    Расстройство, при котором ребенок, имея предшествующее нормальное развитие речи, теряет навыки как рецептивной, так и экспрессивной речи, сохраняется общий интеллект; начало расстройства сопровождается пароксизмальной патологией на ЭЭГ (почти всегда в области височных долей, обычно билатерально, но часто с более широкими нарушениями) и в большинстве случаев эпилептическими припадками. Типично начало в возрасте 3-7 лет но может возникать раньше или позже в детстве. В четверти случаев потеря речи возникает постепенно на протяжении нескольких месяцев, но более часто бывает резкая потеря навыков в течение нескольких дней или недель. Связь по времени между началом эпиприпадков и потерей речи довольно вариабельна, один из этих признаков может предшествовать другому за несколько месяцев и до 2 лет. Очень характерно, что нарушение рецептивной речи довольно глубокое, часто с трудностями в слуховом понимании при первом проявлении состояния. Некоторые дети становятся немыми, другие ограничиваются жаргоноподобными звуками, хотя у некоторых выявляется более легкий дефицит в плавности, и речевая продукция часто сопровождается расстройствами артикуляции. В небольшом числе случаев качество голоса нарушено с потерей нормальных модуляций. Иногда речевые функции появляются волнообразно на ранних фазах расстройства. Поведенческие и эмоциональные нарушения являются обычными в первые месяцы после начала потери речи, но отмечается тенденция к их улучшению по мере того как дети приобретают некоторые способы коммуникации.

    Этиология состояния неизвестна, но клинические данные предполагают возможность воспалительного энцефалитического процесса. Течение состояния совершенно различно; у 2 /3 детей сохраняются более или менее серьезный дефект рецептивной речи, а около 1 /3 полностью выздоравливают.

    — приобретенная афазия вследствие мозговой травмы, опухоли или другого известного болезненного процесса (F06.82х);

    — афазия вследствие дезинтегративных расстройств детского возраста (F84.2 — F84.3);

    — афазия при аутизме (F84.0х, F84.1х).

    F80.31 Психотический вариант течения приобретенной афазии с эпилепсий (синдром Ландау — Клефнера)

    F80.32 Непсихотический вариант течения приобретенной афазии с эпилепсий (синдром Ландау — Клефнера)

    F80.39 Неуточненный по типу течения приобретенной афазии с эпилепсий (синдром Ландау — Клефнера)

    /F80.8/ Другие расстройства развития речи и языка.

    — задержка речевого развития вследствие педагогической запущенности;

    F80.81 Задержки речевого развития, обусловленные социальной депривацией

    Данная группа представлена речевыми нарушениями, задержкой формирования высших психических функций, которые обусловлены социальной депривацией или педагогической запущенностью. Клиническая картина проявляется в ограниченности словарного запаса, несформированности фразовой речи и др.

    — физиологическая задержка развития речи.

    F80.82 Задержки речевого развития, сочетающиеся с задержкой интеллектуального развития и специфичческими расстройствами учебных навыков

    У больных этой группы речевые нарушения проявляются ограниченностью грамматического словарного запаса, затруднениями высказываний и смыслового оформления этих высказываний. Интеллектуальная недостаточность или когнитивные расстройства проявляются в сложностях абстрактно-логического мышления, низком уровне познавательной способности, нарушениях внимания и памяти. В этих случаях необходимо использовать второй код из рубрик F70.хх — F79.хх или F81.х.

    F80.88 Другие расстройства развития речи и языка

    F80.9 Расстройства развития речи и языка неуточненные.

    Эту категорию следует насколько возможно избегать и использовать только для неуточненных расстройств, при которых есть значительное нарушение в развитии речи, которое нельзя объяснить умственной отсталостью или неврологическими, сенсорными или физическими аномалиями, непосредственно воздействовавшими на речь.

    — речевое расстройство БДУ;

    — расстройство речи БДУ.

    /F81/ Специфические расстройства развития учебных навыков.

    Концепция специфических нарушений развития школьных навыков непосредственно напоминает понятие специфических расстройств развития речи (смотри F80.-), и здесь существуют те же проблемы в их определении и измерении. Это расстройства, при которых нормальное приобретение навыков нарушено с ранних стадий развития. Они не являются следствием отсутствия благоприятной возможности для обучения или какой-либо полученной мозговой травмы или болезни. Скорее считается, что расстройства возникают из нарушения в обработке когнитивной информации, что во многом происходит в результате биологической дисфункции. Как и при большинстве других нарушений развития, данное состояние существенно более часто отмечается у мальчиков, чем у девочек.

    Пять видов трудностей возникают в диагностике. Во-первых, это необходимость дифференциации расстройств от нормальных вариантов школьного обучения. Проблема здесь та же, что и для речевых нарушений и те же критерии предложены для суждения о патологичности состояния (с необходимой модификацией, которая связана с оценкой не речи, а школьных достижений).Во вторых, это необходимость принимать в расчет динамику развития. Это важно по 2-м причинам:

    а) тяжесть: отставание в чтении на 1 год в 7 лет имеет совершенно иное значение, чем отставание на 1 год в 14 лет;

    б) изменение типа проявлений: обычно задержка речи в дошкольные годы в разговорной речи исчезает, но сменяется специфической задержкой чтения, что, в свою очередь, уменьшается в подростковом возрасте, а главной проблемой в юности является тяжелое расстройство спеллингования; состояние во всех отношениях то же самое, но проявления изменяются по мере взросления; диагностический критерий обязан принимать в расчет эту динамику развития.

    Третья трудность заключается в том, что школьные навыки должны быть преподаны и усвоены; они не только функция биологического созревания. Неизбежно, что уровень приобретения детьми навыков будет зависеть от семейных обстоятельств и обучения в школе, также как и от их индивидуальных особенностей характера. К сожалению, нет прямого и недвусмысленного пути в дифференциации школьных трудностей, обусловленных отсутствием адекватного опыта от тех, которые обусловлены некоторыми индивидуальными нарушениями. Имеются достаточные основания предполагать, что это различие имеет действительную реальность и клиническую силу, но диагноз труден в индивидуальных случаях. В четвертых, хотя исследовательские данные предусматривают гипотезу о лежащей в основе расстройства патологии обработки когнитивной информации, у конкретного ребенка нелегко дифференцировать то, что вызвало трудности чтения, от того, что сопутствует плохим навыкам чтения. Трудность сопряжена с данными, что нарушения чтения могут происходить более чем от одного типа когнитивной патологии. В пятых, сохраняется неопределенность в отношении оптимального подразделения специфических расстройств развития школьных навыков.

    Дети обучаются читать, писать, произносить слова по буквам и совершенствовать арифметические вычисления, когда их приобщают к этой деятельности дома и в школе. Страны широко варьируют по возрасту начала официального обучения в школе, программам школьного обучения и, следовательно, по тем навыкам, которые предположительно должны быть приобретены детьми к различному возрасту. Это расхождение является наибольшим в период обучения детей в элементарной или начальной школе (то есть вплоть до 11 лет) и усложняет проблему выработки действующих дефиниций нарушения школьных навыков,имеющих транснациональную адекватность.

    Тем не менее, в пределах любых образовательных систем ясно, что в каждой возрастной группе школьников существует разброс в школьных достижениях и у некоторых детей отмечается недостаточность в специфических аспектах навыков относительно их общего уровня интеллектуального функционирования.

    Специфические расстройства развития школьных навыков (СРРШН) охватывают группы расстройств, проявляющиеся специфической и значительной недостаточностью в обучении школьным навыкам. Эти нарушения в обучении не являются прямым следствием других состояний (таких как умственная отсталость, грубые неврологические дефекты, неоткорригированные зрительные или слуховые повреждения или эмоциональные расстройства), хотя они могут встречаться как сопутствующие им. СРРШН часто наблюдаются в сочетании с другими клиническими синдромами (такими как расстройство дефицита внимания или расстройство поведения) или другими расстройствами развития, такими как специфическое расстройство развития моторных функций или специфические расстройства развития речи.

    Этиология СРРШН неизвестна, но существует предположение о ведущей роли биологических факторов, которые, чтобы вызвать проявления состояния, находятся во взаимодействии с небиологическими факторами (такими как наличие благоприятной возможности для обучения и качество обучения). Хотя данные нарушения связаны с биологическим созреванием, все же это не значит, что дети с подобными расстройствами находятся просто на более низком уровне нормального континуума и, следовательно, «догонят» со временем сверстников. Во многих случаях признаки этих нарушений могут продолжаться в подростковом возрасте, сохраняясь и у взрослых. Тем не менее, необходимой диагностической особенностью является то, что расстройства проявляются в определенных формах в ранние периоды школьного обучения. Дети могут отставать в своем школьном совершенствовании и на более поздней стадии получения образования (в связи с отсутствием интереса к учебе; плохой образовательной программой; эмоциональными нарушениями; возрастанием или изменениями в требованиях заданий и др.), однако такие проблемы не входят в концепцию СРРШН.

    Существует несколько основных требований для диагностики любого из специфических расстройств развития школьных навыков. Во-первых, это должна быть клинически значимая степень нарушения какого-либо определенного школьного навыка. Об этом можно судить: на основе тяжести, определенной по школьной успеваемости, то есть такая степень нарушения, которая могла бы встречаться менее чем у 3% популяции детей школьного возраста;по предшествующим нарушениям развития, то есть задержке или отклонению в развитии в дошкольные годы, наиболее часто в речи; по сопутствующим проблемам (таким как невнимательность, повышенная активность, эмоциональные нарушения или нарушения в поведении); по типу расстройства (то есть наличию качественных нарушений, обычно не являющихся частью нормального развития); и по реакции на терапию (то есть школьные трудности не сразу уменьшаются по мере усиления помощи дома и/или в школе).

    Во-вторых, нарушение должно быть специфическим в том смысле, что его нельзя объяснить только умственной отсталостью или не столь выраженным снижением общего интеллектуального уровня. Так как коэффициент умственного развития и школьные достижения не идут прямо параллельно, это решение может быть сделано только на основе индивидуально назначаемых стандартизированных тестов на усвоенный материал и коэффициент умственного развития, соответствующих определенной культуре и образовательной системе. Такие тесты должны использоваться вместе со статистическими таблицами с данными о среднем ожидаемом уровне усвоения школьного материала при определенном коэффициенте умственного развития в данном возрасте. Это последнее требование необходимо в связи с важностью эффекта статистической регрессии: диагноз, основанный на вычитании возраста, соответствующего усвоенному школьному материалу, от умственного возраста ребенка является серьезно вводящим в заблуждение. Однако, в обычной клинической практике эти требования в большинстве случаев не будут выполняться. Таким образом, клиническое указание заключается просто в том, что уровень школьных знаний ребенка должен быть существенно ниже, чем ожидаемый для ребенка этого же умственного возраста.

    В-третьих, нарушение должно быть связано с развитием в том смысле, что должно присутствовать с первых лет обучения, а не приобретаться позднее в ходе образования. Сведения о школьных успехах ребенка должны подтверждать это.

    В-четвертых, должны отсутствовать внешние факторы, которые можно рассматривать как причину школьных трудностей. Как сказано выше, вообще диагноз СРРШН должен опираться на положительные доказательства клинически значимого нарушения усвоения школьного материала в сочетании с внутренними факторами в развитии ребенка. Однако, для того, чтобы обучаться эффективно, дети должны иметь адекватные возможности для обучения. Соответственно, если ясно, что плохие школьные достижения непосредственно обусловлены очень длительным непосещением школы без обучения на дому или грубо неадекватным обучением, то данные нарушения кодироваться здесь не должны. Частые непосещения школы или перерывы в образовании вследствие смены школы обычно недостаточны, чтобы привести к школьной задержке в степени, необходимой для диагноза СРРШН. Однако, плохое обучение в школе может осложнить проблему, в этом случае школьные факторы должны шифроваться с помощью кода Х из Классе XXI МКБ-10.

    В-пятых, специфические нарушения развития школьных навыков не должны быть прямо обусловлены неоткорригированными зрительными или слуховыми расстройствами.

    Клинически важно дифференцировать СРРШН, которые возникают в отсутствии какого-либо диагностируемого неврологического расстройства, и СРРШН, вторичные к некоторым неврологическим состояниям, таким как церебральный паралич. В практике эту дифференциацию часто очень трудно сделать (вследствие неопределенного значения множественных «мягких» неврологических знаков), а результаты исследовательские не дают четкого критерия дифференциации ни в клинической картине, ни в динамике СРРШН в зависимости от присутствия или отсутствия неврологической дисфункции. Соответственно, хотя это и не составляет диагностического критерия, необходимо, чтобы наличие какого-либо сопутствующего нарушения кодировалось отдельно в соответствующем неврологическом разделе классификации.

    — специфическое нарушение навыков чтения (дислексия);

    — специфическое нарушение навыков письма;

    — специфическое нарушение арифметических навыков (дискалькулия);

    — смешанное расстройство школьных навыков (трудности обучения).

    F81.0 Специфическое расстройство чтения.

    Основной признак — специфическое и значительное нарушение в развитии навыков чтения, которое нельзя объяснить исключительно умственным возрастом, проблемами остроты зрения или неадекватного обучения в школе. Могут быть нарушены навыки понимания чтения и совершенствования на заданиях, требующих чтения. Трудности спеллингования часто сочетаются со специфическим расстройством чтения и часто остаются в подростковом возрасте, даже после некоторого прогресса в чтении. У детей со специфическим расстройством чтения в анамнезе часты специфические расстройства развития речи, и всестороннее исследование функционирования речи на данный момент часто обнаруживает сохраняющиеся легкие нарушения, помимо отсутствия успехов в теоретических предметах. В дополнение к академическим неудачам, довольно частыми осложнениями являются плохая посещаемость школы и проблемы в социальном приспособлении, особенно в начальной или средней школе. Данное состояние обнаруживается во всех известных языковых культурах, но неясно, как часто это нарушение бывает обусловленным речью или шрифтом.

    Продуктивность чтения ребенка должна быть значительно ниже уровня, ожидаемого в соответствии с возрастом ребенка, его общей интеллектуальностью и школьной успеваемостью. Продуктивность лучше оценивать на основе индивидуально назначаемых стандартизированных тестов на точность и понимание прочитанного. Конкретная природа проблемы чтения зависит от ожидаемого уровня чтения и от языка и шрифта. Однако, на ранних стадиях обучения алфавитному шрифту могут быть трудности в пересказывании алфавита или распределении по категориям звуков (вопреки нормальной остроте слуха). Позднее могут быть ошибки в навыках устного чтения, такие как:

    а) пропуски, замены, искажения или дополнения слов или частей слов;

    б) медленный темп чтения;

    в) попытки начать чтение заново, длительные запинки или «потеря места» в тексте и неточности в выражениях;

    г) перестановка слов в предложении или букв в словах.

    Также может быть недостаточность в понимании читаемого, например:

    д) неспособность вспомнить факты из прочитанного;

    е) неспособность сделать заключение или выводы из сущности прочитанного;

    ж) для ответов на вопросы о прочитанной истории используются скорее общие знания, чем информация из конкретного рассказа.

    Характерно, что в более позднем детстве и во взрослой жизни трудности спеллингования становятся более глубокими, чем недостаточность чтения. Нарушения спеллингования часто включают в себя фонетические ошибки и, по-видимому, проблемы чтения и спеллингования могут частично происходить вследствие нарушения фонологического анализа. Мало известно о природе и частоте орфографических ошибок спеллингования у детей, которые должны читать нефонетические языки, и мало известно о типах ошибок в неалфавитном тексте.

    Специфическим нарушениям навыков чтения обычно предшествуют расстройства развития речи. В других случаях у ребенка могут отмечаться нормальные этапы развития речи в соответствии с возрастом, но все же могут быть трудности в обработке слуховой информации, что проявляется проблемами в категоризации звуков, в рифмовании и, возможно, дефектами в различении звуков речи, слуховой последовательной памяти и слуховой ассоциации. В некоторых случаях также могут отмечаться проблемы в обработке зрительной информации (такие как различение букв); однако, они являются общими среди детей, которые только начинают обучаться чтению, и, следовательно, не являются причинно связанными с плохим чтением. Также обычными являются нарушения внимания, сочетающиеся с повышенной активностью и импульсивностью. Конкретный тип нарушения развития в дошкольном периоде значительно варьирует от ребенка к ребенку, также как и его тяжесть, тем не менее такие нарушения являются обычными (но не обязательными).

    Также типичными в школьном возрасте являются сопутствующие эмоциональные и/или поведенческие расстройства. Эмоциональные расстройства более типичны в ранние школьные годы, но нарушения поведения и синдромы гиперактивности более вероятны в позднем детстве и в подростковом возрасте. Также часто отмечаются низкая самооценка и проблемы школьной адаптации и взаимоотношений со сверстниками.

    — специфическая задержка в чтении;

    — специфическое отставание в чтении;

    — чтение в обратном порядке;

    — дислексия вследствие нарушения фонематического и грамматического анализа;

    — нарушения спеллингования в сочетании с расстройством чтения.

    — алексия БДУ (R48.0);

    — дислексия БДУ (R48.0);

    — трудности чтения вторичного характера у лиц с эмоциональными расстройствами (F93.х);

    — нарушения спеллингования, не сочетающиеся с трудностями чтения (F81.1).

    F81.1 Специфическое расстройство спеллингования.

    Это расстройство, при котором главная черта — специфическое и значительное нарушение в развитии навыков спеллингования при отсутствии предшествующего специфического расстройства навыков чтения и которое не объясняется исключительно низким умственным возрастом, проблемами остроты зрения и неадекватного обучения в школе. Нарушается как способность устно произносить слова по буквам, так и писать слова правильно. Дети, проблемы которых заключаются исключительно в плохом почерке, не должны сюда включаться; но в некоторых случаях трудности спеллингования могут быть связаны с проблемами письма. В отличие от характеристик, обычно выявляемых при специфическом расстройстве чтения, ошибки при письме имеют тенденцию быть в основном фонетически правильными.

    В эту подрубрику включаются нарушения письма, связанные с нарушением высших психических функций.

    Спеллингование ребенка должно быть значительно ниже уровня, ожидаемого на основе его возраста, общей интеллектуальности и успеваемости. Это лучше расценивать с помощью индивидуально назначаемых стандартизированных тестов на спеллингование. Навыки чтения ребенка (как правильность, так и понимание) должны быть в пределах нормы и не должна отмечаться предыстория значительных трудностей чтения. Трудности в спеллинговании не должны быть обусловлены главным образом грубо неадекватным обучением или дефектами зрительных, слуховых или неврологических функций. Также они не могут быть приобретены вследствие какого-либо неврологического психического или другого расстройства.

    Хотя известно, что «чистое» расстройство спеллингования дифференцируется от нарушений чтения, сочетающихся с трудностями спеллингования, мало известно в отношении предшествующих нарушений, динамики, коррелятов и исхода специфических расстройств спеллингования.

    — специфическая задержка овладения навыком спеллингования (без расстройства чтения);

    — специфическая задержка спеллингования.

    — трудности спеллингования, сочетающиеся с расстройством чтения (F81.0);

    — диспраксическая дисграфия (F82);

    — трудности спеллингования, определяемые в основном неадекватным обучением (Z55.8);

    — аграфия БДУ (R48.8);

    — приобретенное расстройство спеллингования (R48.8).

    F81.2 Специфическое расстройство арифметических навыков.

    Это расстройство включает специфическое нарушение навыков счета, которое нельзя объяснить исключительно общим психическим недоразвитием или грубо неадекватным обучением. Дефект касается основных вычислительных навыков сложения, вычитания, умножения и деления (предпочтительнее, чем более абстрактных математических навыков, включаемых в алгебру, тригонометрию, геометрию или математические исчисления).

    Продуктивность в арифметике у ребенка должна быть значительно ниже уровня, ожидаемого в соответствии с его возрастом, общей интеллектуальностью и успеваемостью. Это лучше расценивать на основе индивидуально назначаемых стандартизированных тестов на счет. Навыки чтения и спеллингования должны быть в пределах нормы, соответствующей его умственному возрасту, оцениваемому по индивидуально подобранным адекватным стандартизированным тестам. Трудности в арифметике не должны быть обусловлены главным образом грубо неадекватным обучением, дефектами зрения, слуха или неврологических функций и не должны быть приобретены вследствие какого-либо неврологического, психического или другого расстройства.

    Расстройства навыков счета менее изучены, чем расстройства чтения, и знания о предшествующих расстройствах, динамике, коррелятах и исходе совершенно ограничены. Однако предполагают, что в отличие от многих детей с расстройствами чтения, здесь есть тенденция к сохранению в пределах нормы слухо-воспринимающих и вербальных навыков, тогда как зрительно-пространственные и зрительно-воспринимающие навыки имеют тенденцию быть нарушенными. У некоторых детей отмечаются сопутствующие социо-эмоционально-поведенческие проблемы, но мало известно об их особенностях или частоте. Предполагают, что трудности в социальном взаимодействии могут быть особенно частыми.

    Арифметические трудности, которые отмечаются, обычно различны, но могут включать: недостаточность в понимании понятий, лежащих в основе арифметических операций; отсутствие понимания математических терминов или знаков; нераспознавание числовых знаков; трудность проведения стандартных арифметических действий; трудность в понимании, какие числа, относящиеся к данному арифметическому действию, необходимо использовать; трудность в усвоении порядкового выстраивания чисел или в усвоении десятичных дробей или знаков во время вычислений; плохая пространственная организация арифметических вычислений; неспособность удовлетворительно выучить таблицу умножения.

    — связанное с развитием нарушение счета;

    — дискалькулия, обусловленная нарушением высших психических функций;

    — специфическое расстройство счета, связанное с развитием;

    — синдром развития Герстмана;

    — арифметические трудности, сочетающиеся с нарушениями чтения или спеллингования (F81.3);

    — арифметические трудности, обусловленные неадекватным обучением (Z55.8);

    — акалькулия БДУ (R48.8);

    — приобретенное расстройство счета (акалькулия) (R48.8).

    F81.3 Смешанное расстройство учебных навыков.

    Это плохо определенная, недостаточно разработанная (но необходимая) остаточная категории расстройств, при которых как арифметические навыки, так и навыки чтения или спеллингования значительно нарушены, но при которых нарушения нельзя объяснить непосредственно общей умственной отсталостью или неадекватным обучением. Это должно применяться для всех расстройств, удовлетворяющих критериям для F81.2 и либо F81.0, либо F81.1.

    — специфическое расстройство чтения (F81.0);

    — специфическое расстройство спеллингования (F81.1);

    — специфическое расстройство навыков счета (F81.2).

    F81.8 Другие расстройства развития учебных навыков.

    — расстройство развития экспрессивного письма.

    F81.9 Расстройство развития учебных навыков неуточненное.

    Этой категории необходимо насколько возможно избегать и использовать только для неуточненных нарушений, при которых обнаруживается значительная неспособность к обучению, что не может быть объяснено непосредственно умственной отсталостью, проблемами остроты зрения или неадекватного обучения.

    — неспособность к приобретению знаний БДУ;

    — неспособность к обучению БДУ;

    — расстройство обучения БДУ.

    F82 Специфические расстройства развития моторной функции.

    Это расстройство, при котором основным признаком является серьезное нарушение в развитии двигательной координации, которое нельзя объяснить общей интеллектуальной отсталостью или каким-либо специфическим врожденным или приобретенным неврологическим расстройством (другим, чем то, что предполагается при нарушениях координации). Типично для моторной неуклюжести сочетание с некоторой степенью нарушения продуктивности в выполнении зрительно-пространственных когнитивных задач.

    Двигательная координация ребенка при тонких или крупных двигательных пробах должна быть значительно ниже уровня, соответствующего его возрасту и общей интеллектуальности. Это лучше оценивать на основе индивидуально назначаемых стандартизированных тестов тонкой или грубой двигательной координации. Трудности в координации должны отмечаться с ранних этапов развития (то есть они не должны представлять приобретенную недостаточность) и не должны быть непосредственно обусловлены какими-либо дефектами зрения или слуха или каким-либо диагностируемым неврологическим расстройством.

    Степень нарушения тонкой или грубой двигательной координации значительно варьирует и конкретные типы двигательной несостоятельности варьируют с возрастом. Этапы развития моторных функций могут быть задержаны, и могут отмечаться некоторые сопутствующие трудности речи (особенно включающие артикуляцию). Маленький ребенок может быть неуклюж в своей обычной походке, медленно обучается бегать, прыгать, подниматься вверх и спускаться вниз по ступеням. Вероятны трудности в завязывании шнурков башмаков, застегивании и расстегивании пуговиц, бросании и ловле мяча. Ребенок может быть в целом неуклюж в тонких и/или крупных движениях — склонен ронять вещи, спотыкаться, ударяться о препятствия и иметь плохой почерк. Навыки рисования обычно плохие, и часто дети с этим расстройством плохо выполняют задания с составными картинками-загадками, с использованием конструкторских игрушек, строительных моделей, игр с мячом и рисования (понимания карт).

    В большинстве случаев тщательный клинический осмотр выявляет заметную незрелость развития нервной системы, в частности, хореиформные движения конечностей или зеркальные движения и другие сопутствующие моторные симптомы, также как и признаки плохой тонкой или грубой двигательной координации (обычно описываемые как «мягкие» неврологические знаки у маленьких детей).Сухожильные рефлексы могут быть повышены или понижены с обеих сторон, но не асимметрично.

    У некоторых детей могут отмечаться школьные трудности, иногда довольно серьезные; в некоторых случаях сопутствуют социо-эмоционально-поведенческие проблемы, но мало известны их частота или особенности.

    Здесь нет какого-либо диагностируемого неврологического расстройства (такого как церебральный паралич или мышечная дистрофия). Однако, в некоторых случаях в анамнезе отмечаются перинатальные осложнения, такие как очень низкий вес при рождении или значительная недоношенность.

    Синдром детской неуклюжести часто диагностируется как «минимальная мозговая дисфункция», но этот термин не рекомендуется, так как имеет очень много различных и противоречивых значений.

    — синдром детской неуклюжести;

    — связанное с развитием нарушение координации;

    — аномалии походки и подвижности (R26.-);

    — нарушение координации (R27.-);

    — нарушение координации, вторичное по отношению к умственной отсталости (F70 — F79);

    — нарушение координации, вторичное по отношению к диагностируемому неврологическому расстройству (G00 — G99).

    F83 Смешанные специфические расстройства психологического (психического) развития.

    Это плохо определенная, недостаточно разработанная (но необходимая) остаточная группа расстройств, при которых есть смешение специфических расстройств развития речи, школьных навыков и/или двигательных функций, но нет значительного преобладания ни одного из них, чтобы установить первичный диагноз. Общим для этих специфических расстройств развития является сочетание с некоторой степенью общего нарушения когнитивных функций, и эта смешанная категория может использоваться только тогда, когда есть значительное совпадение специфических расстройств. Таким образом, эту категорию следует применять тогда, когда встречаются дисфункции, удовлетворяющие критериям двух или более рубрик F80.-, F81.х и F82.

    /F84/ Общие расстройства психологического (психического) развития.

    Группа расстройств, характеризуемая качественными аномалиями в социальном взаимодействии и общении и ограниченным, стереотипным, повторяющимся набором интересов и деятельности. Эти качественные нарушения являются общими чертами индивидуального функционирования во всех ситуациях, хотя они могут варьировать по степени. В большинстве случаев развитие нарушено с младенчества и, только с небольшими исключениями, проявляются в первые 5 лет. Обычно, но не постоянно, для них характерна некоторая степень нарушения когнитивной деятельности, но расстройства определяются по поведению как отклоняющемуся по отношению к умственному возрасту (независимо от наличия или отсутствия умственной отсталости). Подразделение этой группы общих расстройств развития является в некоторой степени дискутабельным.

    В некоторых случаях расстройства сочетаются и предположительно обусловлены некоторыми медицинскими состояниями, среди которых наиболее часты детские спазмы, врожденная краснуха, туберозный склероз, церебральный липидоз и фрагильность Х-хромосомы. Тем не менее, расстройство должно диагностироваться на основании поведенческих признаков, независимо от наличия или отсутствия сопутствующих медицинских (соматических) состояний; однако, любое из этих сопутствующих состояний должно кодироваться отдельно. При наличии умственной отсталости важно отдельно кодировать и ее (F70 — F79), поскольку она не является обязательным признаком общих расстройств развития.

    Общее расстройство развития, определяющееся наличием аномального и/или нарушенного развития, которое проявляется в возрасте до 3 лет, и аномальным функционированием во всех трех сферах социального взаимодействия, общения и ограниченного, повторяющегося поведения. У мальчиков расстройство развивается в 3-4 раза чаще, чем у девочек.

    Предшествующего периода несомненно нормального развития обычно нет, но если есть, то аномалии выявляются в возрасте до 3 лет. Всегда отмечаются качественные нарушения социального взаимодействия. Они выступают в форме неадекватной оценки социо-эмоциональных сигналов, что заметно по отсутствию реакций на эмоции других людей и/или отсутствию модуляции поведения в соответствии с социальной ситуацией; плохо используются социальные сигналы и незначительна интеграция социального, эмоционального и коммуникативного поведения; особенно характерно отсутствие социо-эмоциональной взаимности. Равным образом обязательны качественные нарушения в общении. Они выступают в форме отсутствия социального использования имеющихся речевых навыков; нарушений в ролевых и социально-имитационных играх; низкой синхронности и отсутствия взаимности в общении; недостаточной гибкости речевого выражения и относительного отсутствия творчества и фантазии в мышлении; отсутствия эмоциональной реакции на вербальные и невербальные попытки других людей вступить в беседу; нарушенного использования тональностей и выразительности голоса для модуляции общения; такого же отсутствия сопровождающей жестикуляции, имеющей усилительное или вспомогательное значение при разговорной коммуникации. Это состояние характеризуется также ограниченными, повторяющимися и стереотипными поведением,интересами и активностью. Это проявляется тенденцией устанавливать жесткий и раз и навсегда заведенный порядок во многих аспектах повседневной жизни, обычно это относится к новым видам деятельности, а также к старым привычкам и игровой активности. Может наблюдаться особая привязанность к необычным, чаще жестким предметам, что наиболее характерно для раннего детского возраста. Дети могут настаивать на особом порядке выполнения ритуалов нефункционального характера; может иметь место стереотипная озабоченность датами, маршрутами или расписаниями; частыми являются моторные стереотипии; характерно проявление особого интереса к нефункциональным элементам предметов (таким как запах или осязательные качества поверхности); ребенок может противиться изменениям заведенного порядка или деталей его окружения (таких как украшения или меблировка дома).

    Помимо этих специфических диагностических признаков дети с аутизмом часто обнаруживают ряд других неспецифических проблем, таких как страхи (фобии), нарушения сна и приема пищи, вспышки гнева и агрессивность. Достаточно часты самоповреждения (например, в результате кусания запястий), особенно при сопутствующей тяжелой умственной отсталости. Большинству детей с аутизмом не хватает спонтанности, инициативности и творчества в организации досуга, а при принятии решений им трудно использовать общие понятия (даже когда выполнение задач вполне соответствует их способностям). Характерные для аутизма специфические проявления дефекта меняются по мере роста ребенка, но на протяжении зрелого возраста этот дефект сохраняется, проявляясь во многом сходным типом проблем социализации, общения и интересов. Для постановки диагноза аномалии развития должны отмечаться в первые 3 года жизни, но сам синдром может диагностироваться во всех возрастных группах.

    При аутизме могут быть любые уровни умственного развития, но примерно в трех четвертях случаев имеется отчетливая умственная отсталость.

    Помимо других вариантов общего расстройства развития важно учитывать: специфическое расстройство развития рецептивной речи (F80.2) с вторичными социо-эмоциональными проблемами; реактивное расстройство привязанностей в детском возрасте (F94.1) или расстройство привязанностей в детском возрасте по расторможенному типу (F94.2); умственную отсталость (F70 — F79) с некоторыми сопутствующими эмоциональными или поведенческими нарушениями; шизофрению (F20.-) с необычно ранним началом; синдром Ретта (F84.2).

    — аутистическая психопатия (F84.5).

    F84.01 Детский аутизм, обусловленный органическим заболеванием головного мозга

    — аутистическое расстройство, обусловленное органическим заболеванием головного мозга.

    F84.02 Детский аутизм вследствие других причин

    /F84.1/ Атипичный аутизм.

    Тип общего расстройства развития, который отличается от детского аутизма (F84.0х) либо возрастом начала, либо отсутствием хотя бы одного из трех диагностических критериев. Так, тот или иной признак аномального и/или нарушенного развития впервые проявляется только в возрасте после 3-х лет; и/или здесь отсутствуют достаточно отчетливые нарушения в одной или двух из трех психопатологических сфер, необходимые для диагноза аутизма (а именно, нарушения социального взаимодействия, общения и ограниченное, стереотипное, повторяющееся поведение) вопреки характерным аномалиям в другой сфере(ах). Атипичный аутизм наиболее часто возникает у детей с глубокой умственной отсталостью, у которых очень низкий уровень функционирования обеспечивает небольшой простор для проявления специфического отклоняющегося поведения, требуемого для диагноза аутизма; он также встречается у лиц с тяжелым специфическим расстройством развития рецептивной речи. Атипичный аутизм, таким образом, представляет собой состояние, значительно отличающееся от аутизма.

    — умственная отсталость с аутистическими чертами;

    — атипичный детский психоз.

    F84.11 Атипичный аутизм с умственной отсталостью

    Первым кодом ставится данный шифр, а вторым — код умственной отсталости (F70.хх — F79.хх).

    — умственная отсталость с аутистическими чертами.

    F84.12 Атипичный аутизм без умственной отсталости

    Состояние, пока описанное только у девочек, причина которого неизвестна, но которое выделяется на основании особенностей начала течения и симптоматологии. В типичных случаях за внешне нормальным или почти нормальным ранним развитием следует парциальная или полная потеря приобретенных мануальных навыков и речи наряду с замедлением роста головы, обычно с началом в возрасте между 7 и 24 месяцами. Особенно характерны потеря намеренных движений рук, стереотипии почерка и одышка. Социальное и игровое развитие задержаны в первые два или три года, но есть тенденция к сохранению социального интереса. Во время среднего детского возраста имеется тенденция к развитию атаксии туловища и апраксии, сопровождающихся сколиозом или кифосколиозом, и иногда и хореоатетоидными движениями. В исходе состояния постоянно развивается тяжелая психическая инвалидизация. Часто возникают эпилептические приступы в период раннего или среднего детского возраста.

    Начало заболевания в большинстве случаев в возрасте между 7 и 24 месяцами. Наиболее характерная черта — потеря намеренных движений рук и приобретенных тонких моторных манипулятивных навыков. Это сопровождается потерей, парциальной потерей или отсутствием развития речи; отмечаются характерные стереотипные движения руками — мучительные заламывания или «мытье рук», руки согнуты впереди грудной клетки или подбородка; стереотипное смачивание рук слюной; отсутствие надлежащего пережевывания пищи; часты эпизоды одышки; почти всегда имеется неспособность установить контроль за функциями мочевого пузыря и кишечника; часты чрезмерное слюнотечение и выпячивание языка; утрачивается включенность в социальную жизнь. Типично, что ребенок сохраняет видимость «социальной улыбки», взгляда «за» или «через» людей, но не взаимодействуя с ними в раннем детстве социально (хотя социальное взаимодействие часто развивается позднее). Поза и походка с широко расставленными ногами, мышцы гипотоничные, движения туловища обычно становятся плохо координированными, и обычно развивается сколиоз или кифосколиоз. В подростковом и зрелом возрасте примерно в половине случаев развиваются специальные атрофии с тяжелой двигательной инвалидностью. Позднее может проявляться ригидная мышечная спастичность, обычно более выраженная в нижних конечностях, чем в верхних. В большинстве случаев встречаются эпилептические припадки, обычно включающие в себя какую-либо разновидность малых приступов и начинающиеся обычно в возрасте до 8 лет. В противоположность аутизму как намеренные самоповреждения, так и комплекс стереотипных интересов или заведенного порядка встречаются редко.

    Синдром Ретта прежде всего дифференцируется на основании отсутствия целенаправленных движений рунами, замедления роста головы, атаксии, стереотипных движений, «мытья рук» и отсутствия надлежащего пережевывания. Течение, выражающееся прогрессирующим ухудшением двигательных функций, подтверждает диагноз.

    F84.3 Другие дезинтегративные расстройства детского возраста.

    Общие расстройства развития (иные, чем синдром Ретта), которые определяются периодом нормального развития до их начала, отчетливой потерей на протяжении нескольких месяцев ранее приобретенных навыков по крайней мере в нескольких сферах развития с одновременным появлением характерных аномалий социального, коммуникативного и поведенческого функционирования. Часто отмечается продромальный период неясной болезни; ребенок становится своенравным, раздражительным, тревожным и гиперактивным. За этим следует обеднение, а затем потеря речи, сопровождающаяся дезинтеграцией.

    bookap.info