Нужные слова при депрессии

Депрессия — это тоже испытание для верующего

Тяжелое душевное состояние — грех или болезнь?

…Просто накапливается усталость, опускаются руки, ничего не хочется делать, по утрам трудно встать на молитву, трудно порадоваться новому дню. Да и чему радоваться, когда за окном уже целый месяц серая хмарь? И зачем молиться, если никаких чудесных перемен по твоим молитвам не происходит? Для чего каяться в одних и тех же грехах, если ты так и пойдешь с ними в могилу? А тут еще пугающие новости: войны, теракты, упавшие самолеты, стихийные бедствия… Нескончаемый поток негативной информации притупляет ощущение душевной боли, загоняет ее вглубь, и человек годами живет в состоянии стресса, на который накладываются потери, разлуки, предательства близких людей, непрощенные обиды и болезненные воспоминания.

Из этого состояния очень трудно, невозможно выбраться самому.

Конечно, верующий человек должен задуматься о духовных причинах своего состояния. Ему нетрудно догадаться, что первое и главное лекарство, которое может помочь в этой ситуации, — это церковные таинства. Конечно, нам нужна и беседа с духовником, его вразумляющие и поддерживающие слова; нам могут помочь и духовные книги. Однако человек — не бесплотный дух; от стресса страдает его плоть, прежде всего, конечно, самая уязвимая часть телесной оболочки человека — нервная система: именно она изнемогает под грузом негативных переживаний. Для телесной немощи есть много научных названий: депрессия, синдром выгорания, хроническая усталость, невроз, переживание детской травмы… Но, так или иначе, здесь — замкнутый круг: духовное повреждение человека сказывается на его нервной системе, а ненормальное состояние последней подавляет в человеке духовную жизнь.

Проблема в том, что симптомы болезненных пограничных состояний человеческой психики очень похожи на проявление чисто духовного недуга, греха — уныния. И чувство богооставленности, терзающее душу христианина, может быть как следствием болезни, так и следствием нераскаянного греха.

Какие вопросы надо решать со священником, а какие — с психотерапевтом или психологом? Как различить недуг духовный и недуг телесно-душевный? Как понять, что в тебе сейчас действует — проявление греха или симптом болезни? Об этом размышляют наши авторы и собеседники.

Каждого из нас в тот или иной период жизни посещает чувство печали, тоски, тревоги. Причины для такого чувства всегда есть! Но иногда оно становится хроническим и уже само подыскивает для себя причины или, точнее, поводы. А иногда человек понимает, что не выдерживает… Все это может серьезно пошатнуть наше душевное здоровье и привести к возникновению такого расстройства, как депрессия. Что делать в такой ситуации? Как помочь себе и близким выйти из нее? Каким должно быть христианское отношение к этому заболеванию? Об этом мы беседуем с Василием Глебовичем Каледой — врачом-психиатром, доктором медицинских наук, профессором кафедры практического богословия Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

— Василий Глебович, наша действительность полна стрессов и негативной информации. А насколько наша психика приспособлена к подобным переживаниям, каковы наши возможности и от чего они зависят?

— К сожалению, та ситуация, в которой мы с вами находимся, дает нам слишком много поводов, чтобы ощутить психологический дискомфорт. Свою роль здесь играют не только сложные обстоятельства нашей частной жизни, но и — вы правы — интенсивный поток негативной, да попросту пугающей информации. Противостоять этому натиску может только человек с очень крепким внутренним стержнем, каковым, безусловно, является вера.

Но наша психика не всегда может успешно противостоять натиску негатива, психологические барьеры легко ломаются, и человек впадает в состояние депрессии, в котором ему требуется не только поддержка друзей, членов семьи, духовная помощь священника, но и помощь врачей-специалистов: психотерапевта, а может быть, и психиатра.

— Насколько распространено сегодня это расстройство — депрессия?

— Распространенность депрессии сегодня очень велика. По последним статистическим данным, в России от этого заболевания страдают около 9 миллионов человек. По данным Всемирной организации здравоохранения, к 2020 году депрессия станет наиболее распространенным заболеванием из приводящих к временной утрате трудоспособности.

— С чем же связана такая распространенность депрессии в последние годы?

— Причин этому много. Это постоянное ускорение ритма жизни, увеличение интенсивности трудовых процессов, миграция, постарение населения. Однако, по мнению экспертов ВОЗ, одна из значимых причин распространения депрессии — глобальная утрата традиционных религиозных и семейных ценностей. Человек, имеющий четкие жизненные ориентиры, связанные с религиозными ценностями, оказывается на порядок более устойчивым, чем тот, кто живет только земными сиюминутными интересами. Человек религиозный имеет возможность отнестись к своим невзгодам как к испытаниям, которые посылает ему Спаситель.

В молитве Оптинских старцев есть замечательные слова: «Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день… Какие бы я ни получал известия в течение дня, научи меня принять их со спокойной душою и твердым убеждением, что на все святая воля Твоя… Во всех непредвиденных случаях не дай мне забыть, что все ниспослано Тобою…»

Неслучайно ведь на Руси, когда в жизни человека происходило какое-то несчастье, говорили: «Господь посетил». Человек воспринимал несчастье именно как встречу с Господом, как повод задуматься о том, что в его жизни главное, а что — второстепенное.

А когда возможность такого восприятия невзгод утрачивается, наша психика становится уязвимой. Если в жизни человека нерелигиозного что-то идет не так, то он может прийти к выводу, что его жизнь полностью лишена смысла. Поэтому у таких людей нередко возникают суицидальные мысли и даже попытки самоубийства, часть из которых, увы, заканчивается летальным исходом.

Мне вспоминается один юноша, у которого была циклотимия, то есть возникали периоды подъема или спада настроения. Он четко сформулировал мысль о том, что жизнь имеет смысл только в том случае, если есть нечто, что стоит за ее пределами, то есть если есть Бог. «Если Бога нет, — сказал он, — то в жизни имеет ценность только получение удовольствий». Но сам он считал себя атеистом. Поэтому для него, по его же собственному признанию, жизнь имела смысл, только если у него было хорошее настроение. Если же наступал период депрессии, он был готов покончить жизнь самоубийством. Спустя несколько месяцев после нашего разговора я узнал о том, что от него ушла девушка, и он покончил с собой, выпрыгнув с восьмого этажа.

— Его страшный поступок был следствием болезни?

— Да, это была юношеская депрессия, которая характеризуется высокой суицидальной опасностью. В юношеском возрасте депрессии возникают довольно часто. Это связано с тем, что процесс созревания центральной нервной системы еще не завершен, и нередко возникает дисбаланс между некоторыми ее отделами. Позже других созревают те отделы головного мозга, которые отвечают за функции торможения, поэтому молодые люди легко возбудимы, ранимы, часто предаются отчаянию, и у них сильно колеблется настроение. Неслучайно этот возраст называется «возрастом настроения». Даже небольшая психотравмирующая ситуация может привести подростков к импульсивному решению о том, что жизнь не имеет смысла и с ней нужно кончать. И в этой ситуации очень важно, чтобы молодой человек мог опереться на сформированные жизненные ценности, чтобы он чувствовал поддержку семьи.

— Можем ли мы сказать, что верующему человеку легче пережить состояние депрессии?

— Все научные исследования, подчеркну, именно научные, где есть четкая методология, говорят о том, что люди верующие на порядок стрессоустойчивее. Известный философ и психиатр Виктор Франкл, прошедший в свое время через Освенцим, говорил, что религия дает человеку духовный якорь спасения: уверенность, которую нельзя найти более нигде. В ряде современных исследований показано, что уровень религиозности человека обратно пропорционален уровню выраженности реактивной депрессии, то есть депрессии, которая возникает в ответ на столкновение с объективными жизненными ситуациями. Понятно, что, если в жизни человека происходят серьезные несчастья, например смерть близких, он не может не переживать по этому поводу. И даже человек глубоко религиозный будет в этой ситуации испытывать боль, тоску. И это в общем-то нормальная реакция. Назвать ее греховной нельзя, но вот оставаться в ней надолго — грех. Ненормально, если человек воспринимает эту ситуацию с холодностью и равнодушием. Но человек верующий даже самую тяжелую утрату может воспринять в религиозном контексте: да, Господь призвал к себе близкого, дорогого мне человека, да, это тяжело, но мы должны как-то это пережить.

Святейший Патриарх Кирилл, выражая соболезнование одной православной семье в связи с кончиной значимого для них человека, написал очень глубокие слова: «Молитвенно желаю… с христианским достоинством перенести боль постигшей утраты».

Высокий уровень религиозности связан с большой силой духа и даже, как ни парадоксально, с верой в собственные силы. Вера в свои силы обусловлена тем, что человек ощущает помощь и поддержку от Бога даже в состоянии депрессии. Депрессия — тоже испытание, которое посылает нам Господь. И иногда это испытание бывает очень тяжким.

Однако нужно иметь в виду, что верующие, страдающие затяжной или хронической депрессией, иногда преломляют восприятие Православия через свое состояние и активно транслируют такое восприятие вовне. В их понимании Православие является очень депрессивной религией — религией скорби, слез и страха. Им кажется, что радость и христианство несовместимы. Но это, конечно же, не так. Как мы помним, апостол Павел призывал нас всегда радоваться, непрестанно молиться и за все благодарить (см.: 1 Фес. 5, 16–18).

— Среди верующих бытует мнение, что депрессия — это новое название старого греха — уныния. Так ли это?

— Конечно, грех уныния, грех печали и депрессия в медицинском смысле слова — это далеко не одно и то же. Депрессия как болезненное состояние имеет достаточно четкие критерии. Согласно международным критериям, о депрессии можно говорить, если человек находится в подавленном состоянии не менее двух недель. Но депрессия не ограничивается только печальным, унылым настроением. Имеет место так называемая депрессивная триада, которая кроме подавленного настроения (гипотимии) характеризуется идеаторной (мыслительной) и моторной заторможенностью. Настроение грустное, тоскливое, печальное (камень на сердце), определяемое как явно ненормальное для пациента, захватывает большую часть дня. Отмечается снижение и утрата стремления к активной деятельности (апатия). Утрачивается способность переживать радость, все воспринимается в пессимистических тонах. Характерно снижение уверенности в себе и собственной самооценки, беспричинное чувство самоосуждения и чувство вины. Больной считает себя ненужным и неспособным осуществлять какую-либо деятельность. Данная симптоматика не постоянна, а проявляется в форме приступов, чаще возникающих в утренние и вечерние часы. Нередко появляются мысли о смерти и даже суицидальное поведение. Резко сужается круг интересов и способность получать удовольствие от обычно приятной деятельности. Часто отмечается раннее пробуждение (за два часа до обычного времени или ранее). В состоянии депрессии больной часто испытывает трудности сосредоточения и осмысления. Мышление при этом замедленно, отмечается снижение памяти, беспокоит бедность мыслей, их малое количество или отсутствие, ощущение «пустой головы». Кроме этого, наблюдаются физическая слабость, снижение энергии и общего жизненного тонуса, бессилие, моторная заторможенность, невозможность или затруднение в выполнении физической работы. Преобладает чувство разбитости, вялости. Движения при этом плавные, замедленные. Кроме того, при депрессии отмечается целый ряд соматовегетативных нарушений (тахикардия, снижение артериального давления, головные боли, атония мышечной ткани, запоры, дисменорея и др.). В ряде случаев отмечается снижение веса.

Нередко депрессия воспринимается окружающими как проявление лени и эгоизма или плохого характера, что бывает очень трагично. В состоянии депрессии человек часто не может понять, что с ним происходит. Обращается за помощью к своим близким, а в ответ непонимание и обвинения. Возникает состояние отчаяния и суицидальные намерения…

Безусловно, между депрессией и духовными проблемами человека во многих случаях есть определенная связь. Реактивная депрессия развивается как ответ на некие негативные воздействия. Иногда эта реакция бывает неадекватной, и тогда мы можем говорить о том, что развитие депрессивного синдрома есть следствие определенной духовной слабости человека, его маловерия. Человек, который впал в подобное состояние, не доверяет Богу и не может понять, для чего он проходит через те или иные испытания.

Святые отцы — святители Иоанн Златоуст, Афанасий Великий, блаженный Феодорит Кирский, преподобные авва Дорофей, Иоанн Кассиан Римлянин, описывая такие состояния, как печаль и уныние, замечали, что при печали бывает скорбь, упадок духа, отчаяние, психическая тяжесть, изнеможение, чувство стесненности, беспокойство, угнетенность, а при унынии отмечается также состояние лености, «отягчение тела и души, что подталкивает человека ко сну, хотя он в действительности не устал», вялость, оцепенение, небрежность, беспечность, «потеря аппетита, отвращение, томление и равным образом упадок сил». То есть по сути современная медицина и святые отцы описывают одни и те же симптомы.

Святые отцы подробно говорили и о причинах возникновения этих состояний. Первая причина заключается в том, что человек не получает желаемого в самом широком смысле слова. Вторая — это разнообразные гневные помыслы. Третья — прямое воздействие темных сил. Но для меня как для психиатра совершенно удивительно, что уже в IV веке святые отцы писали о том, что бывает печаль совершенно беспричинная. Будучи величайшими знатоками человеческих душ и, как сказали бы психиатры, великолепно владея клиническим методом, святые отцы видели, что человек может впасть в депрессию без какой-либо видимой причины. На современном языке причины, приводящие к подобного рода состояниям, называются эндогенными. В этом случае болезненные переживания человека вызваны первичными функциональными нарушениями головного мозга, на уровне определенных нейромедиаторов. В тех случаях, когда депрессия имеет психогенную природу, все равно происходят такие же биохимические отклонения, которые при выраженной степени требуют медикаментозной терапии. При этом чем раньше поставлен диагноз и начато лечение, тем более вероятен успех в выздоровлении.

— Можем ли мы говорить о какой-то особой предрасположенности к депрессии? Кто, если можно так сказать, находится в зоне риска? Играет ли здесь какую-либо роль наследственность?

— Да, в некоторых случаях мы можем говорить о наследственной предрасположенности к депрессии. Причем по наследству может передаваться склонность к эндогенным депрессиям, то есть к депрессивным состояниям, которые возникают по внутренним, биологическим причинам и не связаны с неблагоприятными жизненными обстоятельствами. При этом депрессия может быть проявлением таких эндогенных заболеваний, как маниакально-депрессивный психоз и заболевания шизофренического спектра. Депрессия нередко возникает при деменциях позднего возраста, а также при других психических заболеваниях. По наследству передается предрасположенность к сезонным депрессиям, когда человек почти каждую весну или каждую осень испытывает состояние хандры, вялость, апатию и ничем не хочет заниматься. А в какое-то время года такой человек, наоборот, может ощущать большой творческий подъем. Возможно, именно такие сезонные перепады настроения отмечались у Александра Сергеевича Пушкина, который писал: «Я не люблю весны… весной я болен…», а осенью испытывал подъем сил и прилив вдохновения.

Конечно, к депрессиям предрасположены люди, которые имеют серьезные соматические заболевания, например онкологические или инфаркт миокарда. Около 20% женщин страдают депрессией в послеродовый период. Причем это может произойти и в благополучной семье, в которой маму долгожданного ребеночка окружили заботой и вниманием. Склонны к депрессивным состояниям также люди пожилого и старческого возраста. Это происходит из-за биохимических процессов в головном мозге, хотя играют свою роль и жизненные трудности, которых у них, конечно, очень много. Склонны к депрессивным состояниям и работники сферы ухода за пожилыми и больными людьми.

Понятно, что депрессия возникает чаще у социально незащищенных, например у безработных. Кроме того, она нередко развивается у членов семьи депрессивных пациентов. Приблизительно 20% родственников больных подвержены депрессии, в то время как родственники здоровых заболевают в 7% случаев. Риск развития депрессии среди одиноких и разведенных в два-четыре раза выше, чем среди семейных людей. При этом разведенные и одинокие мужчины рискуют больше, чем разведенные и одинокие женщин.

— Возможен ли выход из состояния депрессии без помощи врача?

— Ответ на этот вопрос зависит от степени выраженности депрессии. Специалисты различают слабую (так называемую субдепрессию), умеренную и тяжелую степени выраженности депрессии. При субдепрессии у человека снижено настроение, ему не хочется заниматься теми или иными делами, но тем не менее он справляется со своими профессиональными и семейными обязанностями. В этой ситуации обращаться к врачу и ставить вопрос о назначении тех или иных препаратов необязательно. Человек нуждается прежде всего в поддержке окружающих, в отдыхе, в положительных эмоциях, в занятиях физическими упражнениями. Родственники пациента должны четко осознавать то, что депрессия является реально существующим заболеванием, и обеспечить страждущему максимально возможное внимание и заботу. Для верующего человека в этот момент очень важно услышать значимые слова от священника и сконцентрироваться на своей духовной жизни.

Но уже при умеренной степени выраженности депрессии человеку трудно справиться с работой, учебой, со всеми жизненными ситуациями. И если это состояние длится долго, нужно обратиться к врачу. Это необходимо делать и в случаях классической эндогенной депрессии, и при реактивных состояниях, когда имела место психологическая травма.

При тяжелой депрессии симптомы проявляются столь значительно, что пациент не может или почти не может не только продолжать профессиональную и социальную деятельность, но даже выполнять простые домашние обязанности. Он близок к состоянию отчаяния. Его настойчиво преследует мысль о бессмысленности жизни, возникает желание покончить самоубийством. При остром тяжелом начале диагноз депрессии может быть поставлен и ранее двух недель. Эта ситуация крайне опасна и требует немедленного обращения к врачу! К сожалению, депрессия — это заболевание, которое может закончиться суицидом. По статистике ВОЗ, к 2020 году депрессия может стать убийцей номер один среди других заболеваний.

— Желательно ли для православного человека, чтобы специалист, к которому он обратился, был православным?

— Если мы говорим о состоянии тяжелой и умеренной депрессии, то важно как можно быстрее найти грамотного специалиста. И совершенно необязательно, чтобы он исповедовал православную веру. Дело в том, что в состоянии тяжелой депрессии человек часто просто не способен воспринять слова ни о Боге, ни о чем-либо другом.

— Все эти симптомы — это не следствие греха, а следствие тяжелой болезни?

— Да, это следствие болезни. Нельзя болезненные симптомы принимать за факторы духовной жизни. Ошибки могут быть фатальны. Классический пример такой ошибки — трагическая смерть Николая Васильевича Гоголя. Гоголь находился в состоянии тяжелой эндогенной депрессии, а его духовник архимандрит Матфей Константиновский призывал его каяться, каяться и еще раз каяться в грехах, тем самым усугубляя его состояние. Все это закончилось тем, что Гоголь практически отказался от приема пищи и умер.

— Каковы особенности духовной жизни больных различными формами депрессии? Есть ли какие-то рекомендации для священнослужителей, духовно окормляющих больных депрессией?

— Легкие формы депрессии при правильном христианском восприятии дают человеку возможность стать глубже, отстраниться от суеты, сосредоточиться на смысле бытия, на духовной жизни и стать ближе к Богу. В состоянии субдепрессии человек способен услышать обращенные к нему слова священника. Но уже при умеренной депрессии у человека может появиться ропот на Бога, он может испытывать окамененное бесчувствие, утрачивает возможность молиться, теряет надежду на милосердие Божие. А при тяжелой депрессии все эти симптомы выражены максимально. В этом состоянии жизненные факторы, которые в более легком случае могли бы пациенту помешать совершить суицид — мысли о семье, о детях, о родителях, вера в Бога, — уже не имеют для него сдерживающего значения.

Очень часто священник оказывается тем, к кому человек обращается в первую очередь. Важно, чтобы болезненное состояние прихожанина было правильно воспринято священником. В этом состоянии верующий остро нуждается в поддержке духовника. Но одной только этой поддержки в некоторых случаях недостаточно. При умеренной или тяжелой форме депрессии священник обязан, я подчеркиваю — обязан! — направить этого человека к соответствующим специалистам, потому что на фоне депрессии велика вероятность суицида. И если священник возьмет на себя ответственность за состояние окормляемого, то вполне вероятно, что ему придется взять на себя ответственность и за его смерть. Можно привести много реальных примеров, когда священники на исповеди выявляли, что человек находится в состоянии депрессии, в том числе и депрессии с суицидальными мыслями, которую не заметили родственники, и направляли его к психиатру, что спасало ему жизнь. Но, к сожалению, есть и противоположные случаи, когда священник полагал, что он сможет сам избавить человека от ненормального состояния, и это кончалось самоубийством.

— Можно ли полностью излечиться от депрессии?

— Да, можно. В большинстве случаев депрессивное состояние успешно лечится. В настоящее время в арсенале врачей имеется большое количество достаточно эффективных антидепрессивных препаратов. Но прогноз течения депрессии всегда индивидуален. Он зависит как от особенностей проявлений депрессивного состояния, так и от особенностей течения самого заболевания, в рамках которого возникла депрессия. Однако, по данным современных исследований, в 20% случаев депрессивное состояние тянется более двух лет, и тогда принято говорить о формировании так называемых затяжных и хронических депрессий.

— Многие страждущие боятся обращаться к психиатрам: «поставят на учет…», «запрут в психушку, будут там колоть…». Обоснованы ли такие опасения?

— Это стереотипы прошлого. Человека, который сам обратился к врачу по поводу депрессии, никогда не поставят на диспансерное наблюдение. Госпитализация в психиатрические клиники в большинстве случаев добровольная. Недобровольная госпитализация возможна только при отказе от лечения человека с суицидальными намерениями. Можно обратиться к врачу-психотерапевту в поликлинике по месту жительства. Существуют консультативно-диагностические центры, где принимают врачи-психиатры и врачи-психотерапевты. В этих центрах никакого особого учета больных психиатрического профиля не ведется. Не нужно бояться обращаться за психиатрической помощью.

Журнал «Православие и соверменность» № 36 (52)

www.pravoslavie.ru

Как помочь человеку выйти из депрессии?

Депрессия – это состояние, которое может завладеть каждым из нас. Если ваш близкий человек или родственник стал пленником этого недуга, необходимо немедленно оказать ему посильную помощь и поддержку. В такой ситуации необходимо соблюсти баланс, чтобы и самому не податься негативному настрою и депрессивному состоянию. Мы расскажем вам, как можно помочь человеку выйти из депрессии, при этом сохранив свое душевное спокойствие.

Если ваш друг еще недавно был душой компании, а теперь ходит мрачнее тучи и на все ваши расспросы отвечает односложно: «Да» или «Нет», возможно, он впал в депрессию. Если вы хотите помочь дорогому вам человеку, то и без обращения к специалисту вы сможете понять основные признаки депрессивного состояния:

  • Апатия. Человек безучастно относится ко всем событиям, происходящим в его жизни. Он меланхолично вспоминает былое время, произошедшие с ним события. Будущее представляется ему туманной перспективой, не вызывающей ни воодушевления, ни предвкушения чего-то нового и неизвестного.

безразличие во время депрессии

  • Безразличие. Если близкий вам человек перестал следить за внешним видом, и даже не припомнит, когда последний раз принимал ванну или ходил в душ — это верный признак депрессии.

    Если вы отметили большинство признаков депрессии у своего близкого и родного человека, начинайте действовать. Для начала попробуйте поговорить с другом. Может быть, у него произошли какие-то события в жизни, о которых вам неизвестно.

    Грамотный специалист поможет вашему другу выйти из депрессивного состояния, используя при этом проверенные методы. Если того потребует ситуация, врач назначит вашему другу курс приема антидепрессантов или иных препаратов, необходимых для лечения. Если вы сможете, то лучше составьте другу компанию в походе к врачу. Это поможет вашему близкому человеку почувствовать себя комфортнее и увереннее.

    помощь друзей Наверняка, вы не единственный, кто хочет помочь вашему другу выйти из депрессивного состояния. Вы можете обратиться за помощью к семье или близким родственникам. Обсудите с родными и друзьями, как и чем именно вы могли бы помочь заболевшему другу. Однако, в такой ситуации необходимо быть предельно корректным и осторожным. К сожалению, люди по-разному могут воспринять новость о депрессивном состоянии вашего друга. Вы рискуете натолкнуться на стену непонимания, осуждения и равнодушия. Очень многие люди не осознают и полностью не видят ситуацию, поэтому выбирайте в союзники тех, на кого действительно можно положиться.

    Эмоциональная поддержка в период депрессии – лучшее, что вы можете сделать для близкого вам человека. В таком случае необходимо соблюдать следующие правила поведения:

  • Быть всегда на связи. Близкий вам человек должен быть на 100% уверен в том, что сможет связаться с вами в любое время дня и ночи, если ему понадобится ваша помощь или поддержка. Если вы находитесь на работе, отправьте другу электронное сообщение или смс-послание с приятными словами, поинтересуйтесь, как у вашего близкого человека прошел день, что случилось нового и интересного. Не стремитесь навязать свое общение и видеться с другом каждый день, чтобы не «переборщить».

    Не стоит говорить другу: «Ну что ты раскис, взбодрись!», «Это все ерунда, ты придумываешь!». Таким способом вы еще больше загоните вашего друга в депрессивное состояние. Старайтесь быть более внимательным к словам. Спросите у близкого человека, не хочет ли он поделиться с вами своими переживаниями. Заверьте друга, что вы всегда окажитесь рядом в трудную минуту и обязательно докажите это при первом же удобном случае.

    Имейте в виду, что человек может скрывать от вас свое истинное состояние. Многие люди смущаются, когда их начинают расспрашивать о депрессивном состоянии, предпочитая на вопрос «У тебя все в порядке» отвечать «Да». Вам придется приложить немало усилий, чтобы понять, действительно ли ваш близкий человек хорошо себя чувствует.

    Предложите другу провести время вместе. Вспомните, чем раньше вы любили заниматься вдвоем?

    приятные воспоминания

    1. Позитивные ощущения, навеянные приятными воспоминаниями. Ваш друг не представляет себе выходных без чашечки горячего кофе в одном из уютных кафе вашего города? Возобновите эту традицию. Если ваш родной человек давно не выходил из дома, пригласите его совершить прогулку по городу с заходом в одну из кофеен. Солнечный свет поднимет другу настроение, а прогулка в приятной компании обязательно отвлекут его от дурных мыслей.

    Старайтесь почаще вытаскивать друга на прогулку. У вас есть собака, и вам некогда ее выгуливать? Это просто здорово! Попросите друга подменить вас в этом деле. Важно, чтобы собака хорошо относилась к вашему другу. Общение с животным, пешие прогулки на свежем воздухе помогут вашему близкому человеку забыть о мрачных мыслях, хотя бы на время прогулки.

    kakimenno.ru

    Как помочь человеку в депрессии. 5 советов из личного опыта

    «Не грусти, все наладится», – бодро говорим мы человеку в депрессии. – «Впереди у тебя большое будущее и много счастливых дней». Увы, подобные фразы не решают проблему, вызывая у больного целую гамму негативных чувств: отчаянье, раздражение, стыд и сомнения. Впрочем, кое-что сделать вы все-таки можете. Позвольте поделиться с вами личным опытом. Возможно, для кого-то он окажется полезным.

    1. Научитесь отличать плохое настроение от депрессии

    Обнаружить депрессию у близкого несложно, если вы часто общаетесь и обладаете достаточной эмоциональной чуткостью. Это не просто плохое настроение, когда ваша мама, сестра, подруга или любимый остаются собой, устало жалуясь на опостылевшую работу или проблемы в семье. Депрессивный человек больше похож на мрачную тень прежнего себя: он пессимистичен, подавлен, быстро устает, постоянно занят тяжелыми размышлениями, становится менее внимательным, тревожным и ранимым.

    Даже если человек не идет на контакт, не бросайте все на самотек. Заметили симптомы депрессии, длящиеся более 2 недель? Пришло время действовать.

    2. Объясните близкому, что депрессия – излечимая болезнь

    Как правило, депрессия не случается внезапно. Согласно статистике, в 75% случаев расстройство настроения начинается из-за тяжелых переживаний, болезней, расставаний, хронического стресса и других драматичных событий. В 35% случаев никаких внешних причин найти не удается, и тогда врачи говорят об эндогенной (внутренней) депрессией, связанной с недостатком некоторых химических веществ: серотонина, дофамина и норадреналина.

    Ваша главная задача – убедить близкого человека, что депрессия не будет длиться вечно. Какие бы причины ее не вызвали, она успешно лечится с помощью антидепрессантов и психотерапии. Также не стоит играть роль врача, пытаясь самостоятельно подобрать препараты. Как правило, это лишь портит здоровье и оттягивает долгожданное выздоровления.

    3. Не давайте советов, не разобравшись в ситуации

    Люди охотно выступают в качестве советчиков, считая свой жизненный опыт достаточно богатым. Увы, если вы сами не прошли через депрессию, или не имеете профильного образования, понять близкого будет непросто. Впрочем, пробелы в знаниях можно восполнить. Читайте больше тематических статей и книг, смотрите документальные и образовательные фильмы. Рано или поздно вы научитесь находить нужные слова, которые человек действительно хочет услышать.

    4. Помогите близкому найти хорошего психотерапевта

    Знаменитая фраза из рекламы «Не все йогурты одинаково полезны» актуальна и для врачей. Чтобы найти своего специалиста, моей подруге потребовалось сменить двоих.

    Первый отказывался назначать антидепрессанты, советуя заняться творчеством и спортом. «Лечение» закончилось бессонницей, паническими атаками и физическим истощением из-за тяжелых тренировок в спортзале.

    Второй доктор не верил в психотерапию, возложив всю ответственность на антидепрессанты. Панические атаки прошли, но мышление осталось таким же пессимистичным, а радость не возвращалась.

    Третий врач, к счастью, оказался более современным и чутким. Он помог подобрать правильные препараты, которые не сделали человека пассивным и равнодушным, смог добиться доверия, посоветовал много полезной литературы и даже отправил на групповой тренинг. Когда человек больше узнает о своей болезни, он начинает верить в скорую победу. А если появилась вера, значит депрессия начала отступать.

    5. Не обижайтесь на недостаток тепла

    Каждый из нас нуждается в заботе, искреннем внимании и тепле. Но человек в депрессии все же немного больше, поскольку не может найти счастья и спокойствия внутри себя. Чаще всего он не станет напрямую просить о помощи, боясь показаться навязчивым. Разубедите его, будьте мягкими, чуткими и бескорыстными.

    www.likar.info

    Если у кого нет иконы "Трёх Радостей", то обязательно купите — молитесь ей и увидите, как одна радость за другой придёт ТРИ РАДОСТИ.

    Да поможет вам Господь.

    Горькая ирония жизни: как раз тогда, когда поддержка Господа и ощущение Его присутствия особенно важны для человека, обращение к Нему не получается. Вы пытаетесь молиться, но чувствуете, что ваша молитва формальная, механическая, слова молитвы кажутся вам бессмысленными, и от этого вам становится еще хуже. Вы начинаете испытывать чувство вины за то, что вы такая плохая христианка (или плохой христианин), а чувство вины, как водится, усугубляет ваше и без того нелегкое состояние.

    Если такое происходило или происходит с вами, не переживайте: вы в обычной ситуации, которая представляет из себя правило, а не исключение.

    Если в горе или в депрессии вы не можете молиться, как раньше, не терзайте себя упреками в недостатке веры и в том, каким бездуховным вы стали. Не думайте, что с вами произошло что-то необратимое и что вы навсегда попали в объятия Сатаны. Когда ваша депрессия закончится (а она обязательно закончится, поверьте мне!), вы снова обретете желание и способность молиться.

    Помните: наш Бог – не бухгалтер, тюремщик и судья в одном лице, который конторской книгой в одной руке и с секундомером в другой с пристрастием следит за вами, отмечает количество и продолжительность ваших молитв, а потом выносит вам приговор. Он – любящий и всепрощающий Бог, Чья любовь так велика и сильна, что не поддается оценке человеческим разумом. Он видит вас, понимает, каково вам сейчас и хочет вам помочь.

    Некоторые советы тем, кто испытывает трудности в молитве при депрессии:

    Несмотря ни на что, попытайтесь все же молиться каждый день, хотя вам и не хочется.

    Не требуйте от себя слишком многого. Не проводите сравнений с тем, что было, когда у вас не было депрессии. Не становитесь на молитву, заранее определив ее время (скажем, 10 или 15 минут). Возможно, у вас не получится молиться так долго, что даст вам еще один повод к самобичеванию (чем вы уже и так слишком усердно занимаетесь).

    При депрессии трудно сосредоточиться на чем бы то ни было, включая молитву. Пусть ваша молитва будет краткой, но прочувствованной.

    Если вас мучают угрызения совести, что вы не можете молиться подолгу, «как раньше», разбейте вашу молитву «на кусочки» и молитесь по одной минуте несколько раз в день. Помните: лучше краткая молитва, чем никакая!

    В состоянии депрессии лучше молиться своими словами (когда вы читаете молитву, из-за рассеянного внимания велика опасность соскользнуть в механический «бубнеж»). Поделитесь с Богом вашей болью. Например, вы можете сказать: «Господи, мне так плохо сейчас. Я не знаю, как мне жить дальше. Господи, прости меня и помоги мне!» Или: «Господи, у меня так тяжело на душе, что я даже не могу молиться. Прости меня, Господи, и помоги мне выйти из этого состояния».

    ok.ru

    Что делать с депрессией? 8 шагов к самоизлечению

    Победа над хроническими заболеваниями без лекарств.

    Способы выхода из депрессии заложены в нас самих — надо только суметь их активировать, утверждает нейробиолог Давид Серван-Шрейбер. Иногда для этого нужна помощь психотерапевта, но изменить физические нагрузки, питание и свое окружение мы можем и сами.

    Стоя на Новом мосту, я смотрю, как между белых камней течет Сена. На берегу, в самом центре Парижа, какой-то мужчина рыбачит вместе со своим сыном. Мальчуган только что поймал рыбешку, и его глаза сияют от счастья.

    Я часто вспоминаю о долгих прогулках вдоль этой же реки со своим отцом, когда я был в возрасте этого мальчишки. Отец рассказывал мне, что когда он был маленьким, его отец, мой будущий дед, еще купался в Сене, даже зимой. И добавлял, что сейчас река настолько загрязнена, что в ней не только нельзя купаться, но даже и рыбы нет.

    Тридцать лет спустя рыба вернулась. Быть может, уже снова можно и купаться. Достаточно было перестать загрязнять Сену, чтобы она сама себя очистила. Реки — живые существа. Они, как и мы, стремятся к равновесию, гомеостазу. По сути — к самоизлечению. Когда их оставляют в покое, когда перестают сбрасывать в них отходы, они очищаются.

    Подобно всем живым существам, реки живут в постоянном взаимодействии со своим окружением: дождями, воздухом, землей, деревьями, водорослями, рыбами и людьми. И этот живой обмен создает порядок, организованность, а в конечном счете — и чистоту.

    Лишь стоячие воды не вовлечены в обмен и потому загнивают. Смерть — это противоположность жизни: взаимодействия с внешним миром больше нет, и постоянное восстановление равновесия, порядка, характерное для жизни, уступает место хаосу и разрушению. Но пока естественные силы действуют, они тянутся к равновесию.

    Аристотель считал, что любая форма жизни скрывает в себе силу, которую он называл «энтелехия», или самозавершение. Семя или яйцо содержат в себе силу, благодаря которой они станут гораздо более сложным организмом, будь то цветок, дерево, курица или человек. Этот процесс самозавершения не только физический — у человека он продолжается обретением мудрости. Карл Юнг и Абрахам Маслоу сделали то же наблюдение. Механизмы самоизлечения и самозавершения виделись им фундаментом самой жизни.

    Методы лечения, о которых я рассказывал на предыдущих страницах, нацелены на поддержку механизмов самозавершения, присущих всем живым существам, — от клетки до целой экосистемы, включая человека. Именно потому, что они используют естественные силы организма и способствуют обретению гармонии, они очень эффективны и почти не имеют побочных эффектов. Поскольку каждый из этих методов по-своему поддерживает старания мозга и тела обрести гармонию, они обладают сильным совместным действием (синергией), и будет ошибкой выбрать какой-то один из них, исключив все остальные. В своей совокупности эти методы взаимно усиливают действие друг друга, обладая способностью стимулировать активность парасимпатической системы, которая успокаивает и на глубинном уровне лечит тело и душу.

    В 1940-х годах, с приходом антибиотиков, медицина в корне изменилась. Впервые при помощи медикаментозного лечения удалось победить болезни, до тех пор считавшиеся смертельными. Пневмония, сифилис, гангрена отступили перед простыми лекарствами. Их эффективность была столь высока, что привела к пересмотру постулатов медицины, считавшихся непреложными. Связь «врач — больной», питание, поведение пациента — все оказалось неважно. Больной принимал свои таблетки, и они помогали: даже если врач с ним не разговаривал, даже если питание было неправильным, и даже если сам пациент оставался абсолютно безразличным к своему лечению. Именно из этого фантастического успеха антибиотиков на Западе родился новый подход в практической медицине: не принимающий во внимание ни обстоятельства болезни, ни внутреннюю жизненную силу больного, ни его способность к самоизлечению. Этот механический подход стал общепринятым в медицине, выйдя за рамки инфекционных заболеваний.

    На сегодняшний день почти все медицинское образование заключается в том, чтобы научиться диагностировать болезнь и назначать соответствующее лечение. Этот подход прекрасно работает при острых случаях: когда нужно оперировать аппендицит, назначить пенициллин при пневмонии или кортизон при аллергии. Однако когда речь заходит о хронических заболеваниях, такой подход помогает справиться только с симптомами и обострениями. Насколько хорошо мы умеем лечить инфаркты и спасать жизнь больного с помощью кислорода, тринитрина и морфия, настолько же это наше лечение не справляется с болезнью, при которой закупориваются коронарные артерии сердца. Не так давно удалось установить, что только кардинальные изменения образа жизни больного способны заставить отступить этот недуг. Речь идет об управлении стрессами, контроле питания, физических нагрузках и так далее.

    Так же обстоит дело и с депрессиями, которые являются хроническими заболеваниями в полном смысле этого слова. Было бы заблуждением считать, что одно-единственное вмешательство, каким бы качественным оно ни было, может длительное время уравновешивать сложную совокупность причин, которые в течение многих лет и даже десятилетий поддерживали болезнь. В этом сходятся все практики и теоретики медицины. Даже самые твердокаменные сторонники психоанализа, с одной стороны, и самые передовые нейропсихологи, с другой, вынуждены признать: лучшее лечение хронических депрессий, которое только может предложить классическая медицина, комбинирует психотерапию и лечение медикаментами. Это подтверждается впечатляющим исследованием, проведенным одновременно в нескольких университетах и опубликованным в New England Journal of Medicine.

    Я начал с образа реки, которая сама очищает себя, когда человек перестает ее загрязнять. Точно так же при лечении хронических болезней необходимо разработать программу, которая будет решать проблему, одновременно задействуя различные механизмы самоизлечения. Нужно создать мощную синергию разных методов вмешательства, которая опередит развитие болезни. Именно в целях создания такой синергии я и описывал различные способы самоизлечения в этой книге. Их сочетание, адаптированное под каждый конкретный случай, с большей вероятностью способно преобразить эмоциональную боль и вернуть жизненные силы.

    Мы рассмотрели множество способов, помогающих проникнуть в самую глубину эмоционального бытия и восстановить когерентность. Но с чего начать? Опыт, накопленный в Центре комплементарной медицины Питтсбурга, позволил разработать достаточно простые правила для выбора, подходящие каждому человеку. Вот они.

    1. Прежде всего, следует научиться контролировать свое внутреннее состояние. Любой из нас на протяжении жизни находит для себя способы самоутешения, которые помогают преодолеть трудные моменты. К сожалению, чаще речь идет о сигаретах, шоколаде, мороженом, пиве или виски и даже об анестезии телепрограммами. Это самые распространенные способы отвлечься от жизненных невзгод. Если же мы прибегаем к помощи классической медицины, эти ежедневные токсины легко заменяются транквилизаторами или антидепрессантами. А если вместо врача советы нам дают друзья и однокурсники, транквилизаторы, как правило, заменяются более радикальными методами самоутешения: кокаином или героином.

    Очевидно, что подобные малоэффективные и чаще всего токсичные воздействия следует заменить техниками, которые используют возможности самоисцеления эмоционального мозга и позволяют восстановить гармонию между рассудком, эмоциями и чувством уверенности в себе. В Питтсбурге мы побуждали каждого пациента открыть в себе способность к сердечной когерентности и научиться входить в это состояние при малейшем стрессе (или когда возникает соблазн расслабиться при помощи менее здорового и менее эффективного способа снять возникшее напряжение).

  • Если это возможно, следует выявить болезненные события прошлого, которые продолжают вызывать переживания в настоящем. Чаще всего пациенты недооценивают значение эмоциональных нарывов, которые они носят в себе и которые воздействуют на их отношение к жизни, обедняя ее. Большинство практикующих врачей, как правило, не придают этому значения или же не знают, как помочь пациентам освободиться от тяжелых воспоминаний. А ведь обычно хватает нескольких сеансов ДПДГ (десенсибилизация и переработка движением глаз, современный метод психотерапии. — Прим. ред.), чтобы избавиться от груза прошлого и дать зародиться новому, более гармоничному взгляду на жизнь.
  • Не менее важно всегда анализировать хронические конфликты в эмоциональных отношениях: как в личной жизни — с родителями, супругами, детьми, братьями и сестрами, — так и на работе. Эти отношения прямо воздействуют на нашу эмоциональную экосистему. Став более здоровыми, они позволят вновь обрести внутреннее равновесие. А продолжая регулярно загрязнять «поток» нашего эмоционального мозга, в конечном счете, они блокируют механизмы самоизлечения.

    Иногда простой пересмотр последствий травм прошлого позволяет эмоциональным отношениям возродиться с новой силой. Освободившись от призраков, которым, замечу, нечего делать в настоящем, вы можете открыть совершенно новый способ налаживания связей с другими людьми. Когда мы научимся контролировать свою сердечную когерентность, нам будет легче управлять нашими эмоциональными отношениями. Ненасильственное общение также позволяет непосредственно и эффективно гармонизировать эмоциональные контакты и обрести внутреннее равновесие. Мы постоянно должны стремиться к лучшему эмоциональному общению. Если обучения этим методам у опытного психотерапевта недостаточно, следует включиться в более сложный процесс семейной терапии (когда самые важные конфликты лежат в сфере личной жизни).

  • Почти всем пойдет на пользу коррекция питания, позволяющая получать необходимое количество жирных кислот омега-3, доставляя, таким образом, телу и мозгу идеальный стройматериал для восстановления. На сегодняшний день известно, что так называемый «критский» (средиземноморский) рацион позволяет не только справиться со стрессом и депрессией, но также увеличить вариабельность сердечного ритма. Поэтому каждому следует пересмотреть свой рацион питания, отдав предпочтение рыбе (либо принимать омега-3 в виде пищевых добавок) и снижая потребление омега-6.
  • Приобщение к физическим нагрузкам доступно каждому и почти не требует финансовых вложений. Что касается временных затрат, то достаточно занятий по двадцать минут три раза в неделю.
  • Также нам вполне по силам изменить наш способ просыпаться по утрам. Для перенастройки биологических часов достаточно заменить будильник лампой, имитирующей рассвет, — усилие минимальное, а результат может быть впечатляющим.
  • Акупунктура, напротив, требует времени и денежных вложений. Ее я рекомендую в основном тем, у кого помимо эмоциональных страданий есть еще и физические проблемы — главным образом, боли. В такой ситуации иглы обычно позволяют справиться одновременно с обеими проблемами (очень сложно облегчить депрессию тому, кого постоянно мучают боли в теле).
  • И наконец, чтобы достичь истинного внутреннего спокойствия, очень важно глубже понять роль, которую мы играем в обществе, за пределами нашей семьи. Те, кому удалось обрести в этом смысл, как правило, не ограничиваются лишь достижением душевного комфорта. Возникает чувство, что эти люди открывают источник энергии, дающий жизни новый импульс.
  • Как и все французские школьники, в шестнадцать лет я прочел повесть Камю «Посторонний». Я очень хорошо помню волнение, которое меня тогда охватило. Да, Камю прав, ничто не имеет смысла. Мы плывем вслепую по реке жизни, натыкаемся на незнакомцев, которые так же растеряны, как и мы, произвольно выбираем пути, которые определяют всю нашу судьбу, и в конечном счете умираем, так и не успев понять, что же мы должны были сделать по-другому. А если нам повезет, мы сможем поддерживать иллюзию цельности, хотя бы отчасти осознавая при этом всеобщий абсурд бытия. Это осознание абсурдности существования — единственное наше преимущество по сравнению с животными. Камю прав. Ждать больше нечего.

    Сегодня, в сорок один год, после многих лет, проведенных у постели мужчин и женщин всех национальностей, запутавшихся и страдающих, я вновь вспоминаю «Постороннего», но совсем по-другому. Теперь мне абсолютно ясно, что герой Камю утратил связь со своим эмоциональным мозгом. У него не было внутреннего мира, либо он никогда к нему не обращался: он не испытывал ни грусти, ни боли на похоронах своей матери, не чувствовал нежности в присутствии своей жены; он едва ли ощущал гнев, когда готовился совершить убийство. И очевидно, у него не было связи с обществом, которым он мог бы дорожить (откуда название книги).

    А ведь наш эмоциональный мозг, плод миллионов лет эволюции, как раз и жаждет этих трех аспектов жизни, к которым не имел доступа Посторонний: эмоций, являющихся движениями души нашего организма, гармоничных отношений с теми, кто нам дорог, и чувства, что мы занимаем свое место в обществе. Лишенные их, мы напрасно ищем смысл жизни за пределами самих себя, в мире, где мы стали. посторонними.

    Именно волны ощущений, исходящие из этих источников жизни, чтобы активизировать наш организм и наши эмоциональные нейроны, придают нашему существованию направление и смысл. И стать здоровыми мы можем, лишь развивая каждый из них.

    www.7ya.ru

    Нужные слова при депрессии

    1.1.6. Депрессивная триада Вертоградова О.П., Волошин В.М., 1983

    P.Bech (1992) в качестве неотъемлемой триады эндогенной депрессии, наиболее выраженной в клинике большой депрессии (major depression states), выделяет депрессивное настроение (mood depression), уменьшение двигательной активности (decreased motor activity) и негативное мнение о себе (lowered selfesteem).

    Характеристика деперссивной триады (по В.М.Волошину, 1980)

    (Исследование проведено на межнозологической группе больных, включающей различные нозологичесике единицы, в т.ч. МДП и шизофрению). Отсутствие градации по степени выраженности “апатии” в работе В.М.Волошина (1980) свидетельствует, по аншему мнению, особенно ярко о недостаточной качественной дифференциации феноменологии этого аффекта (а возможнол и неправомерности) отнесения апатии к собственно аффективному расстройству) в структуре депрессивной фазы МДП и депрессивного приступа при шизофрении.

    По наблюдениям Ю.Л.Нуллера (1981) тяжелые соучаи тревожной депрессии, помимо ажитации или панического ощущения надвигающейся катастрофы, смерти с выраженной витализацией аффекта, могут протекать с симптомами “тревожного оцепенения” плоть до полного ступора (напряженный блестящий взгляд, застывшая напряженная мимика, но без выражения скорби, слова как бы вырываются с усилием, как бы преодолевая препятствие).

    Различные соотношения компонентов депрессивной триады позволили выделить её гармоничный, дисгармоничный и диссоциированный варианты (Вертоградова О.П., Волошин В.М., 1983).

    Гармоничный характеризуется соразмерностью аффективных, идеаторных и моторных расстройств. Примером этому может служить оценка депрессивной триады при доминирующем тоскливом, тревожном и апатическом аффекте в уже упоминавшейся работе В.М.Волошина (1980).

    Дисгармоничный выделяется при наличии диспропорций (несоответствия) между выраженностью доминирующего аффекта и степенью выраженности соответствующих ему идеаторных и моторных нарушений. Например, существование тоски без глубокого идеаторного и моторного торможения, либо, напротив, слабая выраженность аффективных расстройств при наличии идеаторного торможения.

    Диссоциированный в форме несоответствия между типом ведущего аффекта и соответствующих ему идеаторных и моторных нарушений. Примерами этому могут быть: ускорение течения ассоциаций и скорости двигательных актов при выраженном тоскливом аффекте или, напротив, идеаторное и моторное торможение при доминировании тревоги.

    Выявлены особенности депрессивной триады на инициальной и обратной стадии депрессивной фазы (приступа); отмечено значение структуры депрессивной триады в качестве предиктора затяжного течения депрессии. Существенным является также, по мнению упомянутых авторов, дифференциально-диагностическое значение депрессивной триады. При этом в разграничении депрессивной фазы МДП и депрессивного приступа шизофрении наибольшее информативное дифференциально-диагностическое значение имеет структура депрессивной триады на инициальной и обратной стадии развития депрессивной фазы (приступа). На стадии развернутой клинической картины депрессии она менее специфична.

    depressiya.net

    Опубликовано в рубрике Дети