Особенности развития детей с ранним детским аутизмом

Особенности коммуникации детей с ранним детским аутизмом Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Е. Е. Лебедь-Великанова

В статье рассматривается актуальный вопрос особенности коммуникации детей с ранним детским аутизмом . Представлены условия успешной коммуникации таких детей, а также диагностика коммуникативных, когнитивных, лингвистических, психосоциальных и моторных способностей детей.

PECULIARITIES OF COMMUNICATION WITH CHILDREN WITH EARLY CHILD AUTISM

The article deals with the actual issue of the peculiarities of communication of children with early childhood autism, with each year more and more specialists pay attention to this problem. The article presents the development of speech and communication in children with early childhood autism, the conditions for successful communication with such children, as well as the diagnosis of communicative, cognitive, linguistic, psychosocial and motor abilities of children.

Похожие темы научных работ по народному образованию и педагогике , автор научной работы — Е. Е. Лебедь-Великанова,

Текст научной работы на тему «Особенности коммуникации детей с ранним детским аутизмом»

Полесский государственный университет,

г. Пинск, Республика Беларусь

Статья поступила 9 октября 2017г.

ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАЦИИ ДЕТЕЙ С РАННИМ ДЕТСКИМ АУТИЗМОМ

Аннотация. В статье рассматривается актуальный вопрос особенности коммуникации детей с ранним детским аутизмом. Представлены условия успешной коммуникации таких детей, а также диагностика коммуникативных, когнитивных, лингвистических, психосоциальных и моторных способностей детей.

Ключевые слова: ранний детский аутизм, коммуникации.

Введение. Ранний детский аутизм, по мнению многих авторов, является тем заболеванием, которое приводит к трудностям во взаимодействии с другими людьми, в социальной адаптации и интеграции в общество. В нашем исследовании мы обращаем внимание именно на это заболевание, так как в Республике Беларусь с 2005 по 2013 год общее число детей, находящихся под наблюдением врачей-психиатров с детским аутизмом, возросло в 2,8 раз (с 251 до 699 случаев). Детский аутизм хуже других форм психопатологии детского возраста поддается терапии. По результатам мировой статистики, с аутизмом разной степени тяжести сталкивается каждый 68-й ребенок — значит, каждый год в Беларуси появляется больше 1 000 особенных детей.

Термин «аутизм» (от греческого «autos» — «сам») был введен в психологию Е. Блейлером (1928) для описания особого вида мышления, регулируемого аффектом, а также для описания ухода от социальной жизни, наблюдающегося у взрослых людей, больных шизофренией. Определяя аути-стический тип мышления, Е. Блейлер подчеркивает его независимость от реальной действительности, свободу от логических законов и управление «аффективными потребностями» человека.

Определения таких ученых, как Л. Каннер и Г. Аспергер сходны во многих отношениях. Выбор термина «аутистический» для описания пациентов сам по себе является необычным совпадением. Такой выбор отражает их общую убежденность в том, что социальные проблемы детей являются наиболее важным и характерным признаком этого нарушения. Как Л. Каннер, так и Г. Ас-пергер считали, что при аутизме социальный дефект является врожденным (по Л. Каннеру), или конституциональным (по Г. Аспергеру), и сохраняется на протяжении всей жизни. Кроме того, и Л. Каннер, и Г. Аспергер отмечали трудности со зрительным контактом, стереотипные слова и движения, а также сопротивление изменениям.

Представление об аутизме как первичной фазе детского развития наиболее полно представлено в психоанализе. Процесс развития ребенка, как известно, оценивается 3. Фрейдом (1913) в виде последовательной смены объектов удовлетворения сексуального инстинкта. На ранних стадиях развития либидо не носит направленного характера и не дифференцировано от других потребностей организма. Поэтому на данном этапе действует всеобщий «принцип удовольствия». Младенец, по Фрейду, аутичен, так как переживание удовольствия не связано с реакциями на внешний мир. Все впечатления ребенка, его психические структуры спаяны с аффектом и им вызываются. Аутистическое удовлетворение желаний прерывается в период от одного до полутора лет, когда инстинкты-табу вступают в конфликт с уже изолированным либидо [3].

Аутизм — это нарушение работы мозга, которое всегда ставило родителей и специалистов в тупик. Взаимодействуя с физическим миром, такие дети испытывают значительные трудности: их способность взаимодействовать с окружающей средой очень слабая. Понятие «аутизм» часто подразумевает барьеры в социальном взаимодействии, трудности в отношениях с другими людьми. Речь таких детей очень скудна, артикуляция, как правило, не очень страдает, но интонации бедны, голос монотонный, характерны эхолалии. Выражение эмоций таких детей тоже отличается от нормы. Одни дети кажутся неэмоциональными: они практически не проявляют ни страха, ни любви. Другие же, наоборот, чересчур эмоциональны: страдают вспышками гнева. Агрессии резко

переходят из одного состояния в другое. В таблице 1 представлены развитие речи и коммуникации у детей с ранним детским аутизмом [1].

Таблица 1. Развитие при аутизме: речь и коммуникация

Возраст в месяцах Развитие при аутизме

6 Плач тяжело интерпретировать

8 Ограниченные или необычные гуления (такие как визги или крики). Не имитирует звуки, жесты, выражения

12 Могут появиться первые слова, но часто не используются со значением. Частый громкий крик, остающийся трудным для интерпритации

24 Обычно словарный запас — менее 15 слов. Слова появляются, затем исчезают. Жесты не развиваются; присутствует несколько указывающих на объект жестов

36 Комбинация слов встречается редко. Может повторять фразы, но использование языка не творческое. Плохой ритм, плохая интонация. Бедная артикуляция примерно у половины или более детей речь не осмысленная.

48 Берет родителей за руку и ведет к объекту, подходит к месту его привычного расположения и ждет, пока ему дадут предмет. Может творчески создать несколько комбинаций из 2-3 слов. Эхолалия остается и может использоваться при коммуникации. Произносит просьбы.

Наиболее важными коммуникационными функциями у детей с ранним детским аутизмом являются (Watson, 1989 г.) следующие:

1. Просьба — эта функция может быть выражена как вербальными, так и невербальными способами. Например, в виде слов или картинок.

2. Требование внимания. Эта функция может быть выражена похлопыванием по плечу или каким-либо звуковым сигналом.

3. Отказ. Данная коммуникативная функция у детей с ранним детским аутизмом может быть выражена очень сильно и может создавать проблемы при взаимодействии. Проявляется в виде отбрасывания предмета, игрушки. Также проявления могут быть и в недостаточном развитии этой функции, и проблем в коммуникации тогда будет еще больше. В этом случае необходима стимуляция.

Вышеуказанные функции усваиваются детьми намного быстрее, чем последующие.

4. Комментирование всего, что ребенок может видеть в своем ближайшем окружении, при этом ребенок указывает на картинку.

5. Сообщение информации о предметах, которые в данный момент ребенок не может видеть, о прошлом и будущем — это более абстрактные понятия. Показ картинки на вопрос «Что ты собираешься делать?».

6. Запрос информации: «Когда я поеду домой?» при этом ребенок показывает картинку с изображением машины.

7. Сообщение о своих эмоциях. Дети, страдающие аутизмом, испытывают много эмоций; иногда это экстремальные эмоции. В данном случае необходимо различать «пред-коммуникационное поведение». Когда ребенок хочет нам что-то сообщить, но не может из-за недостатка ресурсов. Наша задача состоит в том, чтобы превратить его «пред-коммуникационное поведение» в коммуникацию [2].

Объект исследования: особенности развития способности к коммуникации детей с ранним детским аутизмом.

Предмет исследования: средства коммуникации для детей с ранним детским аутизмом.

Цель исследования: изучение особенностей развития способности к коммуникации детей с ранним детским аутизмом.

Исследования Джона Е. Апледжера, Джона Д. Вредевугда показали, что для детей с ранним детским аутизмом при коммуникации наиболее приемлемо мягкое, доброжелательное прикосновение, способствующее установлению положительных взаимоотношений между ребенком и исследуемым.

Исследование проводилось на базе ГУСО «Центр коррекционно-развивающего обучения и реабилитации Пинского района» в период с мая 2016 года по сентябрь 2017 года. В опытно-

экспериментальной работе приняло участие 15 детей дошкольного возраста с ранним детским аутизмом. Путем наблюдения у всех детей с ранним детским аутизмом диагностировалась потребность в коммуникации. Оценивались следующие исходные положения: коммуникативные, когнитивные, лингвистические, психосоциальные и моторные способности лица — потенциального пользователя поддерживающей коммуникации. Полученные данные послужили обоснованием необходимости определения условий успешного обучения коммуникации, а также для выбора методик развития коммуникации с учетом актуальных и потенциальных коммуникативных потребностей. При анализе данных выявлено следующее: коммуникативное поведение, в частности, вокализация у детей с ранним детским аутизмом характеризуется произнесением отдельных звуков у 50 % детей, остальные 50 % используют звуки для привлечения к себе внимания; взгляд: 20 % детей не выдерживают зрительный контакт собеседника, 15 % детей проявляют различия в визуальном поведении по отношению к знакомым людям, 65 % детей наблюдают за окружающей обстановкой и людьми; мимика: 70 % детей не могут мимикой понятно выражать чувства (радость, удивление, грусть и т.д.), 30 % детей не могут отвечать мимикой на вопросы и ситуацию; оценка показателя лингвистических способностей выявила у 20 % детей понятие бытовых вопросов, у 80 % детей выявлено отсутствие умения однозначно ответить «Да» или «Нет»; по показателю двигательных способностей у 85 % детей с ранним детским аутизмом моторное развитие на высоком уровне, и лишь у 15 % моторное развитие на среднем уровне; по показателю когнитивных способностей выявлено, что такие функции, как внимание, восприятие (слуховое и тактильное), знаково-символическая деятельность, мышление и память находятся у всех детей на среднем уровне; показатель психосоциальных способностей на среднем уровне (мотивации общения с другими людьми присутствует, проявление интереса к картинкам и фотографиям и т.д.).

На основании полученных данных выделены следующие особенности успешной коммуникации с ребенком дошкольного возраста с ранним детским аутизмом:

— у каждого ребенка, страдающего аутизмом, должна быть своя индивидуальная система коммуникации. Форма коммуникации адаптированная к ребенку, является первым условием эффективной коммуникации.

— второе условия обучения коммуникационным навыкам — следует учитывать потребности ребенка.

— создание «провокационных» ситуаций — это третье условие обучения коммуникации ребенка с аутизмом, так как ближайшее окружение ребенка делает все возможное, чтобы приспособиться к нуждам ребенка, то есть все потребности ребенка удовлетворяются еще до того, как он пытается их выразить.

— четвертое условия развития коммуникации — это понимание взрослым информации, передаваемой ребенком невербальным способом.

На основе полученных данных выбраны методики развития коммуникации у детей с ранним детским аутизмом: методика базальной стимуляции А. Фрелиха и методика базальной коммуникации.

Таким образом, во-первых, ранний детский аутизм — это заболевание, при котором присутствуют нарушения коммуникации, речи, социального взаимодействия и последующие трудности интеграции ребенка в общество; во-вторых, при развитии коммуникации у ребенка с ранним детским аутизмом необходимо учитывать особенности их развития.

1. Айрес, Э. Дж. Ребенок и сенсорная интеграция. Понимание скрытых проблем развития / Э. Дж. Айрес. — М.: Теревинф, 2009. — 272 с.

2. Питерс, Т. Аутизм: От теоретического понимания к педагогическому воздействию: книга для педагогов-дефектологов / Т. Питерс; пер. с англ. М.М. Щербаковой; под науч. ред. Л.М. Шипицы-ной, Д.Н. Исаева. — М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС, 2033. — 240 с.

3. Франческа, А. Введение в психологическую теорию аутизма / А. Франческа; пер. с англ. Д.В. Ермолаева. — Москва: Теревинф, 2006. — 216 с.

PECULIARITIES OF COMMUNICATION WITH CHILDREN WITH EARLY

Summary. The article deals with the actual issue of the peculiarities of communication of children with early childhood autism, with each year more and more specialists pay attention to this problem. The article presents the development of speech and communication in children with early childhood autism, the conditions for successful communication with such children, as well as the diagnosis of communicative, cognitive, linguistic, psychosocial and motor abilities of children.

1. Ayres E.Dzh. Rebenok i sensornaya integratsiya. Ponimanie skrytykh problem razvitiya [Child and Sensory Integration. Understanding the Hidden Problems of Development]. Moscow, Terevinf Pabl., 2009, p. 272 (In Russian)

2. Piters T. Autizm: Ot teoreticheskogo ponimaniya k pedagogicheskomu vozdeystviyu: kniga dlya pedagogov-defektologov [Autism: From Theoretical Understanding to Pedagogical Influence: a Book for Defectologists]. Moscow, Gumanit. Izd. Tsentr VLADOS Pabl., 2033. p. 240 (In Russian)

3. Francheska A. Vvedenie v psikhologicheskuyu teoriyu autizma [Introduction to the Psychological Theory of Autism]. Moscow, Terevinf Pabl., 2006. p. 216 (In Russian)

cyberleninka.ru

Глава 5 особенности психического развития детей с ранним детским аутизмом в преддошкольном возрасте

В преддошкольный период у здоровых детей продолжается интенсивное развитие психической сферы, хотя и несколько медленнее, чем на первом году жизни.

Увеличивается длительность бодрствования до 4—5 часов, совершенствуется ходьба и другие моторные навыки. Действия с предметами, которыми овладел ребенок на первом году, становятся более ловкими и координированными.

Основным видом деятельности ребенка второго года жизни является предметная деятельность, в процессе которой ребенок знакомится с различными свойствами предметов, благодаря чему продолжается его сенсорное развитие.

Под руководством взрослых ребенок лучше воспринимает окружающее: различает, сравнивает, устанавливает сходство предметов по их признакам — цвету, форме, величине. Одновременно развивается память ребенка. Он уже не только узнает, но и вспоминает о предметах и явлениях, отсутствующих в настоящее время. Эти воспоминания сначала возникают на основе какой-либо наглядной ситуации. Например, показывая на чашку с отбитой ручкой, ребенок говорит: «Папа бил» (разбил). Позже эти воспоминания возникают уже по слову. Например, когда ребенку говорят: «Пойдем гулять», он начинает искать одежду, обувь для прогулок.

Второй год жизни является важным этапом для формирования различных бытовых навыков. Ребенок уже способен самостоятельно раздеваться, есть, выполнять некоторые гигиенические процедуры. Развивается опрятность.

Второй год жизни — это время становления и быстрого совершенствования речевых функций (основы всего психического развития), то есть это сензитивный период для развития речи. До полутора лет у здорового ребенка развивается функция понимания речи, а далее — до двух лет — идет увеличение словарного запаса и активной речи. Значительно обогащается в этот период жестовая речь, мимика. При нормальном речевом развитии к концу второго года словарный запас ребенка возрастает до 300 слов и в него входят уже не только названия предметов, но и их качеств, а далее появляется и фразовая речь.

Развитие мышления в этом возрасте происходит в процессе предметной деятельности и носит наглядно-действенный характер. Ребенок учится перемещать предметы в пространстве, действовать несколькими предметами по отношению друг к другу. Благодаря этому он знакомится со скрытыми свойствами предметной деятельности и учится действовать с предметами опосредованно, то есть с помощью других предметов или действий (например, стучать, вращать и т. д.).

Такая деятельность ребенка создает условия для перехода к понятийному, речевому мышлению. То есть в процессе выполнения действий с предметами и обозначения действий словами формируются мыслительные процессы: ребенок учится соотносить орудия с тем предметом, на который направлено действие (лопаткой набирает песочек, снег, землю, ведром — воду), другими словами — ребенок приспосабливается к свойствам предмета.

Наибольшее значение среди мыслительных процессов ребенка этого возраста имеет обобщение. Но так как опыт ребенка еще невелик и малышу еще не всегда удается выделить существенный признак в группе предметов, то и обобщения бывают неправильными. Например, словом «шар» ребенок обозначает все предметы, которые имеют круглую форму. Дети этого возраста могут делать обобщение по функциональному признаку: шапка — это шляпа, косынка, кепка и т. п. Они сравнивают, различают («Мама большая, а Анютка маленькая»), устанавливают связь между явлениями («Солнышко пигеет — галять пойдем»).

Значительно обогащается на втором году жизни характер игровой деятельности. Сначала, например, ребенок кормит, баюкает куклу, а затем осуществляется перенос этих действий на другие предметы: «кормит» не только куклу, но и собачку, и медвежонка. Развивается подражательная игра. Ребенок начинает «читать» газету, «причесываться», «наряжаться» и т. д. В таких играх уже появляется и сюжет, состоящий из нескольких связанных между собой действий. При некотором руководстве ребенок проявляет ‘интерес к действиям других детей, эмоционально общается с ними. Вместе с тем у ребенка по-прежнему велика потребность в общении со взрослыми.

Преддошкольный период многие психологи неслучайно называют «возрастом эффективности». В этом возрасте эмоции ребенка имеют бурный, но нестойкий характер, что проявляется в ярких, хотя и кратковременных, аффектах, в быстром переходе от одного эмоционального состояния к другому. Ребенка легко испугать, рассердить, но с той же легкостью можно заинтересовать, вызвать у него удовольствие, радость. Детям свойственна исключительная «эмоциональная зараженность»: они особенно подвержены влиянию эмоций, переживаемых другими, особенно близкими, людьми. Эмоциональное состояние ребенка находится в прямой зависимости от того, часто ли играют, разговаривают с ним взрослые, особенно мать.

На третьем году жизни продолжается совершенствование всех психологических функций ребенка.

Повышается работоспособность нервной системы, увеличивается выносливость, удлиняется активное бодрствование до 6—7 часов в сутки. Ребенок может уже сдерживать свои эмоции и не плакать, даже если ему больно. Он становится более терпеливым и может дольше заниматься одним делом, не отвлекаясь. Теперь ребенку трудно быстро переключаться с одного вида деятельности на другой, например сразу прекратить игру, чтобы пойти есть, или быстро ответить даже на хорошо знакомый вопрос. Успокоить ребенка этого возраста отвлечением его внимания становится трудно.

Словарный запас к трем годам достигает 1200—1300 слов. Ребенок употребляет почти все части речи, хотя не всегда правильно. Звукопроизношение становится более совершенным, но все же еще с некоторыми дефектами. Однако родители должны уже не умиляться этому, а тактично поправлять ребенка. Характерной особенностью речи ребенка двух-трех лет является постоянное проговаривание, сопровождение речью всех действий, игровых ситуаций.

Основным развивающим видом деятельности ребенка двух-трех лет является игра. Если в предыдущем возрастном периоде ребенок играл только с теми предметами, которые находились в поле его зрения, то теперь он может играть по предварительному замыслу, подбирая в соответствии с ним игрушки или какие-то предметы.

Например, ребенок задумал построить из кубиков гараж, куда он будет ставить машинку, а выезжая из гаража, машина будет перевозить какие-то грузы, и т. д. Игра теперь состоит из ряда связанных между собой событий, то есть она имеет сюжет. Это становится возможным и благодаря развитию воображения, фантазии, абстрактного мышления.

К концу третьего года жизни любимыми играми детей становятся ролевые игры. Ребенок принимает на себя определенную роль, изображая маму, папу, воспитателя из детского сада, и в точности повторяет их позы, жесты, мимику, речь.

Наличие ролевой игры является показателем новой ступени в умственном развитии малыша.

В общении со взрослыми, чтении, играх и развивающих упражнениях ребенок все более обогащает свои представления о мире и получает знания.

Третий год в жизни ребенка психологи называют кризисным [Ушаков, 1973; Ковалев, 1985]. Именно в этот период ребенок начинает дифференцировать себя и других людей и различать среди последних «своих» и «чужих». Он начинает узнавать себя в зеркале и говорить о себе в первом лице. Он сознательно говорит «я»: «Я не хочу!», «Я не буду!» Стремясь к независимости, ребенок проявляет негативизм и упрямство, особенно в ответ на замечания и запреты взрослых. Иногда это происходит оттого, что его не поняли, оскорбили, унизили. Активный рост самосознания и стремление к самостоятельности обусловливают частоту эмоционально-поведенческих расстройств на этом этапе.

Как правило, именно в этом возрасте могут отчетливо проявляться и аутистические тенденции у детей. Большинство родителей детей с аутизмом впервые обращается к специалистам на третьем году жизни ребенка. Однако Б. Беттельхейм, возглавлявший Ортогеническую школу при Чикагском университете, которая является стационарным лечебным центром для детей с тяжелыми на-

рушениями эмоциональной сферы, в результате своих исследований выделил три критических периода возникновения раннего детского аутизма. Автор пишет:

«Первый период, по-видимому, приходится на шестимесячный возраст и предшествует так называемой стадии восьмимесячной тревоги. (. ) Второй период, когда критические переживания могут повлечь за собой возникновение аутизма, длится с шести месяцев до девяти, как правило, захватывая стадию восьмимесячной тревоги. Ребенок начинает воспринимать окружающих людей как индивидов, наступает момент самосознания. Если в течение этого периода времени малыш пытается завязать контакт, но предмет его интереса остается к нему безучастным, он может отказаться от дальнейших попыток. Но не найдя другого, он не может найти и самого себя.

Третьим критическим периодом, вероятно, является временной промежуток между восемнадцатью месяцами и двумя годами, когда аутизм чаще всего распознается. В этом возрасте ребенок уже может стремиться к контакту с миром или избегать его не только эмоционально, но и физически. Именно теперь к эмоциональному уходу от матери (происходящему на второй стадии) добавляется эмоциональный и физический уход от мира в целом.

В лучшем случае все это не слишком определенные предположения с очень большой степенью обобщения. На каждой стадии происходит блокирование или искажение тех или иных устремлений Я: на первой — проявление активности в целом; на второй — активного стремления к другим; на третьей — активных попыток справиться с миром физически и интеллектуально» [Беттельхейм, 2004, с. 77-78].

Выделенные автором критические периоды вполне согласуются со стадиями эмоционального развития ребенка, описанными выше, а также с многочисленными наблюдениями отечественных психиатров и психологов. В многочисленных исследованиях психологов и клиницистов показано, что при нормальном психическом развитии у ребенка наблюдаются определенные уровни (стадии) эмоциональной регуляции поведения, последовательно сменяющие друг друга. При нарушениях в психическом развитии ребенка согласованность в работе уровней эмоциональной регуляции нарушается, что наглядно проявляется в различных эмоционально-поведенческих расстройствах. Спектр эмоционально-поведенческих расстройств в детском возрасте чрезвычайно широк. Это могут быть временные нарушения психического развития в результате соматического заболевания или, напротив, стойкие эмоционально-поведенческие расстройства. Неправильное отношение родителей и окружающих к больному ребенку может закрепляться по типу условно-рефлекторных связей и тем самым усугублять психическое состояние ребенка и тормозить его дальнейшее развитие.

Как упоминалось выше, ранний детский аутизм, как правило, распознается в преддошкольном возрасте (МКБ-10). Симптомы раннего детского аутизма могут проявляться в различных комбинациях и с различной степенью тяжести.

Рассмотрим основные признаки аутизма при всех его клинических вариантах, которые могут наблюдаться уже в преддошкольном возрасте.

Социальная отчужденность у детей с РДА проявляется в недостаточном или полном отсутствии потребности в контактах с окружающими (не только с незнакомыми, но и с близкими людьми). Эта особенность наиболее ярко проявляется у ребенка с аутизмом в период после года. Однако вероятность обратить на нее внимание в значительной степени зависит от уровня психического и речевого развития ребенка. Рассмотрим два примера из нашей практики. Мы наблюдали с двухлетнего возраста в течение двадцати лет двух мальчиков, которым был поставлен диагноз «ранний детский аутизм».

Коля С, родился от первой беременности у здоровых родителей. Матери был 31 год, отцу 39. Беременность протекала с угрозой выкидыша в первую половину. Появился на свет недоношенным, закричал сразу. Вес при рождении 2250 г, рост 59 см. Психомоторное развитие на первом году жизни протекало с задержкой. Голову начал держать в 2,5 месяца, сидеть в 8 месяцев, ходить в 14 месяцев. По заключению специалистов, на первом году жизни у ребенка наблюдалась «темповая задержка психомоторного развития. Мать обращала внимание на трудности кормления мальчика на первом году жизни (часто срыгивал), на неустойчивый, неритмичный сон, капризность, проявлявшуюся в немотивированных криках. Познавательная активность мальчика была удовлетворительной. Он проявлял интерес к новым игрушкам, активно, но не длительно манипулировал с ними. В полтора года родители заметили, что ребенок на детской площадке больше проявляет интерес к игрушкам, чем к детям и взрослым. Мать отмечала: «Я заметила, что он смотрит как-то через человека, в пространство, а иногда, наоборот, уставится и смотрит в глаза». Особой привязанности к матери не проявлял, был спокоен, когда она уходила из дома. При появлении в доме незнакомых людей был равнодушен, уходил от общения.

Первое психологическое обследование ребенка проходило в домашней обстановке. При появлении психолога, в руках которого был игрушечный кот из набора кукольного театра, подошел, потрогал глаза кота, дернул за ус и быстро отошел в сторону. Подошел к столу, где стояли кубики, стал перекладывать их. Казалось, что мальчик не обращал внимания на разговоры взрослых. Психолог предложил родителям выйти из комнаты. Коля неожиданно с криком ринулся к двери. Через некоторое время удалось вступить в контакт с мальчиком. Психолог стал кидать кубики в пластмассовую коробку, от звука падающего кубика мальчик оживлялся, однако контакт длился недолго, мальчик убежал на кухню. Через некоторое время он вернулся и стал катать машину. Психолог стал кидать кубики в машину. Через некоторое время Коля сам стал складывать кубики в машину, но затем снова ушел на кухню. Вернувшись в комнату, он стал бегать из стороны в сторону, никак не реагируя на присутствующих. Через неделю (второе обследование в кабинете) мальчик не проявлял интереса к окружающим (психологу, студентам), однако при попытке родителей покинуть кабинет устремился за ними.

Алеша С. Беременность и роды протекали без осложнений, роды в срок, вес при рождении 3500 г. Грудь взял сразу, сосал активно. Со слов матери, на первом году жизни был спокойным ребенком. Психомоторное развитие протекало в срок, начал ходить в 12 месяцев. Издавал много звуков, произносил отдельные слова, но речь эхолаличная. Свои просьбы выражал тем, что хватал мать или другого человека за руки и подводил к предметам. Мать жаловалась, что ребенок безразличен к ней и мужу, что он ведет себя точно так же по отношению к другим, даже незнакомым, взрослым людям, всегда «уворачивается» от объятий. На детской площадке не проявлял особого интереса к другим детям, но мог неожиданно схватить постороннего человека, обнять его или ущипнуть.

В процессе обследования в кабинете психолога проявлял живой интерес к предметам, активно манипулировал с ними, производил функциональные действия: катал машинку, из кубиков строил башню, затем ее разрушал, произнося при этом: «Ух!» При приближении психолога уходил от него. Увидев красивую машинку на верхней полке, недосягаемой для ребенка, схватил психолога за рукав халата и жестом направил его руку в сторону машинки. Психолог намеренно не сразу ответил на просьбу мальчика. Тогда он схватил студентку, находящуюся в кабинете, и толкнул ее в сторону полки. Получив игрушку от студентки, начал катать ее, но вскоре переключился на мячи.

Анализ особенностей поведения двух мальчиков, страдающих РДА, показывает, что степень их социальной отчужденности различна. У Коли она более выражена и проявляется в отрешенности (термин О. С. Никольской с соавторами [1997]) от окружающих, тогда как у Алеши — в отвержении. При высокой потребности получить предмет Алеша жестом пытается добиться своего, проявляя тем самым неизбирательное общение.

Многие авторы отмечают, что социальная отчужденность детей с аутизмом проявляется в недоразвитии эмоционального реагирования по отношению к близким, даже к матери, вплоть до полного безразличия к ним («аффективная блокада»). В преддошкольном возрасте эти явления могут четко проявляться у детей с аутизмом. Однако бывают случаи, когда у аутичного ребенка наблюдаются выраженные симбиотические отношения с матерью, что при вынужденной разлуке с ней влечет за собой серьезные аффективные нарушения.

Сережа К. в 2 года был отправлен в деревню к родственникам матери. Еще до этого мать замечала некоторые «странности» в поведении сына. Со слов матери, они выражались в том, что мальчик никогда не обращался с просьбой дать тот или иной предмет, постоянно играл с одной игрушкой (старая поломанная машинка). При попытке отнять ее громко кричал, ложился на пол, бил ногами. На детской площадке раскидывал песок, иногда пересыпал его из одной емкости в другую, мог заниматься часами, не реагировал на других детей. Мать отмечала, что, при внешнем «равнодушии» сына к ней, он не засыпал без нее, проявлял беспокойство, если она отсутствовала. По свидетельству родственников из деревни, в первый день пребывания у них ребенок был спокоен, но на следующее утро у него поднялась высокая температура, появились позывы на рвоту, общее беспокойство. Мать сразу же приехала за ним. Она отметила, что сын очень изменился за время разлуки, стал вялым, заторможенным, в его поведении возникли странности: он хаотично бегал по комнате, кидал предметы, в том числе и бьющиеся, уменьшилось количество произносимых им слов и звуков.

Как отмечалось выше, в настоящее время существуют различные подходы к пониманию возникновения аутистического поведения. Одни авторы считают, что аутизм может проявляться уже с рождения, другие выделяют первичный и вторичный аутизм. Первичный аутизм рассматривается как врожденная генетически обусловленная предрасположенность, вторичный — как формирующаяся форма поведенческих реакций вследствие неблагоприятных социальных факторов. Наш практический опыт показывает, что обычно имеет место сочетание этих двух механизмов: как врожденная предрасположенность, так и связь с неблагоприятными экзогенными (внешними) факторами, к числу которых могут быть отнесены не только различные заболевания, которые усугубляют психическое состояние ребенка, но и психогенные факторы.

Наиболее часто встречающимися психологическими травмами в преддошкольном возрасте являются разлука с матерью, перемена места жительства, посещение детского учреждения (яслей, больницы) и пр. Дети, как правило, реагируют на различные психические травмы разного рода соматовегетативными расстройствами: у них могут наблюдаться температурные реакции, психосоматические заболевания, многообразные аллергические реакции, головные боли, нарушения ритма сна и пр. [Ушаков, 1973]. У детей, страдающих аутизмом, психологические травмы также проявляются на соматовегетативном уровне, но они могут в значительной степени углубить эмоциональную отчужденность малыша от близких ему людей. Некоторые родители впервые отмечали социальную отчужденность ребенка после разлуки с ним, смерти кого-то из близких, после семейного кризиса (развод и пр.). Однако, на наш взгляд, эти утверждения должны быть подвергнуты сомнению. Вероятнее всего, родители не замечали или не хотели замечать особенности психического состояния ребенка, а полученная психологическая травма лишь сделала отчужденность ребенка более выраженной.

Социальная отчужденность ребенка с аутизмом проявляется также в таком радикале, как стремление избегать зрительного и слухового контакта с другими людьми. Ребенок ни на кого не смотрит, не общается с окружающими. Дети с аутизмом крайне непродолжительное время способны сохранять в контакте со взрослым зрительное и слуховое внимание. У детей с аутизмом наблюдается повышенная чувствительность к различным раздражителям, в связи с чем слабое реагирование ребенка на зрительные, слуховые, тактильные, кинестетические, температурные и другие раздражители является своеобразной защитной реакцией и проявлением отрешенности от окружающей действительности или ее отвержения. Уже в раннем возрасте дети с аутизмом едва переносят тиканье часов, шум бытовых приборов, капанье воды из водопроводного крана, едва заметное прикосновение, шум лампы искусственного освещения, громкий голос соседа или лай собаки, незнакомый запах в помещении и пр.

Уже в преддошкольном возрасте у детей с аутизмом можно наблюдать трудности дифференцировки людей и неодушевленных предметов. Ребенок с аутизмом может схватить другого ребенка за волосы, домашнюю кошку за хвост или неожиданно укусить родителя, постороннего человека и пр. Следует подчеркнуть, что такие реакции могут наблюдаться и у здорового ребенка в начале второго года жизни. Однако у детей с аутизмом эти реакции носят стойкий характер и могут проявляться в старшем возрасте. Подобные действия указывают на то, что ребенок плохо различает живые и неживые объекты, то есть относится к людям как к неодушевленным предметам.

Дети с аутизмом отличаются повышенной ранимостью, впечатлительностью, их реакции на окружающее часто непредсказуемы. Например, ребенок может не замечать отсутствия близких родственников, родителей, но при этом чрезмерно болезненно и возбужденно реагировать даже на незначительные перемещения и перестановки предметов в комнате. Приверженность к сохранению неизменности окружающего у детей с аутизмом Л. Каннер назвал феноменом тождества. Этот феномен проявляется у детей с аутизмом очень рано, даже на первом году жизни. Ребенок аффективно реагирует на перестановку кровати, перемену соски, даже на изменение штор, занавесок.

Родители ребенка с аутизмом рассказывали, что маленький Петя беспокойно спал, когда бабушка поменяла шторы в спальне. Мальчик громко кричал, глядя на окно. Позднее, когда ему было 2 года 4 месяца, перед занятием с психологом по дороге в поликлинику Пете купили новые ботинки. В кабинет психолога мальчик вошел возбужденным, громко кричал, предлагаемые игрушки не брал в руки. Родителям было предложено снять с сына новую обувь, и, после того как мальчику надели старую обувь, он быстро успокоился.

Среди важных радикалов аутистического поведения в преддошкольный период следует выделить однообразное поведение ребенка. Оно проявляется в наличии стереотипных, примитивных движений, таких как вращение кистей рук перед глазами, перебирание пальцев, сгибание и разгибание плеч и предплечий, раскачивание туловищем или головой, подпрыгивание на носках и пр. Особенно характерны вращательные движения кистями рук около глаз. Такие движения появляются или усиливаются при волнении, при попытке взрослого вступить в контакт с ребенком. Стереотипные действия могут наблюдаться

у детей с аутизмом и в процессе манипулирования с предметами: переставление предметов из одного места в другое, пересыпание песка или других сыпучих материалов, переливание воды, стереотипное нанизывание колец пирамидки или установка кубиков друг на друга.

В преддошкольном возрасте родители детей-аутистов обращают особое внимание на речевые нарушения у детей. Как правило, они крайне разнообразны. При более тяжелых формах часто наблюдается полное отсутствие речи (мутизм). У некоторых детей с аутизмом, напротив, речь на самых ранних этапах развития может развиваться нормально или даже ускоренно. В ряде случаев отмечается повышенный вербализм, который проявляется в избирательном отношении к определенным словам и выражениям. Ребенок постоянно произносит понравившиеся ему слова или слоги. Иногда ребенок с аутизмом разговаривает во сне.

Нарушения речи отражают основную специфику аутизма, а именно несформированность коммуникативного поведения. Родители, как правило, обращают внимание в преддошкольный период на экспрессивную (выразительную) сторону речи ребенка и редко замечают неспособность ребенка к невербальному общению (жесты, мимика и пр.). У детей с аутизмом нарушено развитие коммуникативной функции речи. Независимо от времени появления речи, уровня ее развития, ребенок не использует речь как средство общения. Это проявляется в том, что он не отвечает на вопросы окружающих или близких людей. В то же время у него может достаточно интенсивно развиваться «автономная речь», «речь для себя». В процессе свободной игры ребенок может произносить целые фразы, слова, словосочетания. При этом часто наблюдается скандированное произношение: необычная интонация с преобладанием особой высокой тональности в конце фразы или слова. Особое внимание следует обратить на наличие эхолалий, которые в преддошкольном возрасте могут проявляться в повторении не только отдельных звуков, слогов и слов, но и отдельных фраз, являющихся отрывками радио- и телепередач, диалогов родственников, соседей пр. Многие родители отмечают, что до двух-трех лет их ребенок уже читал наизусть стихи, знал много слов, цифр.

По нашим наблюдениям, у большинства детей с аутизмом в период с 2-2,5 лет речь постепенно утрачивается. Как правило, это происходит на фоне расстройств аффективной сферы. У ребенка появляются страхи, наблюдается регресс игры, нарастают стереотипные однообразные движения. Параллельно с этим ребенок оказывается не в состоянии выполнить простые речевые инструкции, перестает использовать жесты и интонации в процессе общения. Распад речи нередко достигает у детей с аутизмом уровня тотального мутизма (полного отказа от использования речи).

Игровая деятельность детей с аутизмом в этот возрастной период весьма специфична. Она представлена стереотипными манипуляциями с неигровым материалом. Например, ребенок может долго переставлять обувь в прихожей, махать веревочкой или палкой, включать и выключать свет и пр. Причем большинство детей с аутизмом не любит игрушки, отрицает их, а если и выбирает игрушку, то, как правило, старую, потрепанную.

Мы наблюдали мальчика, дед и отец у которого в течение многих лет собирали коллекцию масштабных машинок. Мальчик категорически отказывался играть этими машинками, раскидывал их в разные стороны, брал в рот, обнюхивал и пр., но мог очень долго играть со старой «тележкой» с неполным набором колес, которую подобрал на детской площадке. Ребенок возил тележку по полу и кровати, не расставался с ней во время еды и сна.

Согласно наблюдениям У. Фрит, уже в возрасте одного года здоровые дети начинают осознавать, что действия людей мотивированы их желаниями и направлены на достижение определенных целей. У них формируются воображаемые действия, отражающие особенности социальных взаимодействий людей. Например, здоровый ребенок может поить куклу из пустой чашки, издавая при этом глотательные звуки, катать машинку, воспроизводя звуки мотора и пр. Как отмечает автор, дети с аутизмом затрудняются в понимании сущности воображаемых действий и испытывают трудности в процессе игр с участием воображения. Например, ребенок, страдающий аутизмом, будет просто непрерывно вертеть чашку в руках или держать машинку, не совершая воображаемых действий [Frith, 1992].

Однако мы не можем согласиться с высказываниями автора. Наши наблюдения показывают, что воображаемые действия у детей-аутистов чрезвычайно многообразны, но эти действия у них не всегда соответствуют функциональному значению предмета. Например, ребенок вместо машинки может катать вилку или ложку по столу, воображая, что это машинка. Или часами играть с палочками, камешками и другими неигровыми предметами, производя различные действия с ними, в том числе и стереотипные.

В этот возрастной период у многих детей с аутизмом активно проявляются негативные аффективные реакции. Наблюдается повышенная пугливость, склонность к страхам, при этом особенно выражен страх новизны (неофобии). Ребенок с аутизмом пугается новых лиц, новых игрушек, нового места и пр. Несмотря на выраженные страхи, дети, особенно с тяжелой степенью аутизма, могут вести себя весьма парадоксально. Например, ребенок может прыгнуть в глубокую лужу во время прогулки, выбежать на проезжую часть улицы, схватить горячий или острый предмет.

В преддошкольном возрасте у большинства детей с аутизмом проявляются разнообразные интеллектуальные нарушения. Как уже подчеркивалось, у детей с аутизмом может наблюдаться нормальный уровень интеллектуального развития. В некоторых случаях отмечается ускоренное интеллектуальное развитие, неравномерное умственное развитие и резко задержанное развитие, вплоть до тяжелой умственной отсталости. Соответственно, психологу необходимо проводить тщательный анализ и оценку интеллектуального развития ребенка с аутизмом не только в процессе наблюдения, но и в ходе доступного ребенку экспериментально-психологического исследования.

Психологическая диагностика детей с ранним детским аутизмом в преддошкольный период является достаточно сложным и трудоемким процессом.

Мы уже отмечали, что важную роль в психическом развитии детей второго и третьего года жизни играет развитие предметно-практических действий. Поэтому процесс психологической диагностики должен проходить в контексте предметно-практической деятельности, доступной ребенку данного возраста.

Учитывая трудности психологической диагностики детей с аутизмом, необходимо придерживаться следующих правил.

1. Обследование должно проводиться в одно и то же время и в одном и том же месте.

2. Необходимо исключить прямой принудительный подход к ребенку. Не следует требовать и ругать ребенка, даже если он отказывается выполнять задание.

3. Обследование обязательно должно проводиться в присутствии матери. Перед обследованием необходимо предупредить мать о недопустимости принудительного контакта.

4. Если ребенок проявляет выраженный негативизм или страх, рекомендуется предложить выбрать игрушку. Не стоит делать ему замечание, если он вышел из-за стола, ходит по кабинету и пр.

5. В присутствии ребенка не следует собирать анамнез, так как дети очень чувствительны в отношении реакций матери при опросах.

6. Для улучшения контакта с ребенком необходимо постараться поймать его взгляд, повторить за ним его стереотипные действия или звуки.

7. Заблаговременно из зоны досягаемости для ребенка должны быть исключены бьющиеся или острые предметы, вода, еда и пр.

8. Если малыш возбужден, не слышит или не хочет слышать психолога, следует перейти на шепотную речь.

9. В случае если ребенок демонстрирует выраженный негативизм в ответ на просьбы и задания, необходимо подключить к процессу обследования третье лицо, например куклу из набора кукольного театра, и обращаться с просьбами к кукле, поощрять ее выполнять задания. Это активизирует ребенка с аутизмом.

10. Не следует отнимать игрушку, если ребенок берет ее в рот или обнюхивает. Такой способ обследования очень часто наблюдается у детей с аутизмом.

11. Из-за гиперчувствительности дети с аутизмом тонко реагируют на посторонние шумы, зрительные стимулы. Поэтому в кабинете должно быть мягкое освещение, тишина, отсутствие неприятных запахов.

12. Снижение психического тонуса у детей с РДА проявляется в том, что ребенок не выдерживает малейшего напряжения, быстро истощается. Поэтому рекомендуется дать ребенку отдохнуть от выполнения заданий или, наоборот, предъявлять их в ускоренном темпе, если ребенок успешно с ними справляется. Мы предлагаем схему и задания для обследования детей преддошкольного возраста, разработанную нами и апробированную на детях с задержкой психического развития [Мамайчук, Ильина, 2004].

Таблица 9 Психологическая диагностика здоровых детей и детей с РДА от 12 до 15 месяцев

studfiles.net

Особенности развития ребенка с ранним детским аутизмом

Особенности интонационной стороны речи также отличает этих детей. Часто они затрудняются в контролировании громкости голоса, речь воспринимается окружающими как «деревянная», «скучная», «механическая». Нарушены тон и ритм речи. [3, С.44]

Таким образом, независимо от уровня развития речи, при аутизме впервую очередь страдает возможность использования ее с целью общения.Кроме того, следует подчеркнуть, что отклонения от нормального онтогенеза наблюдаются уже на стадии прелингвистического развития. Спектр речевых расстройств варьирует от полного мутизма до опережающего (по сравнению с нормой) развития.

Также, детский аутизм проявляется в невербальной коммуникации.

Подготовительный этап будет протекать аномально, если отсутствует гуление и ограничены возможности глазного контакта, что характерно для аутизма, а это не может не сказаться на развитии целого ряда психических функций. Действительно, в более старшем возрасте обнаруживаются явные трудности невербальной коммуникации, а именно: использование жестов, мимической экспрессии, движений тела. Очень часто отсутствует указательный жест. Ребенок берет родителей за руку и ведет к объекту, подходит к месту его привычного расположения и ждет, пока ему дадут предмет. [10, С.69]

Таким образом, уже на ранних этапах развития у детей с аутизмом имеют место признаки искажения специфических врожденных поведенческих паттернов, характерных для нормальных детей.

Особенности восприятия ребенка, болеющего аутизмом также подвержены отклонениям от нормального развития.

Аутичные дети зачастую никак не реагируют даже на громкие звуки, производя впечатление глухих. В то же время в отношении некоторых звуков они демонстрируют гиперчувствительность, например, зажимают уши, услышав лай собаки. Очевидно, что слухо-моторные координации формируются отличным от здоровых детей образом. Очень часто наблюдается отсутствие избирательного внимания к звукам речи.

Особенности зрительного восприятия также наблюдается у детей с аутизмом, начиная с раннего возраста. Этологически значимые стимулы, такие, как человеческое лицо, глаза, не вызывают той реакции, которая типична для здоровых детей. [4, С.27]

Поскольку диагноз «аутизм» ставится, как правило, в относительно позднем возрасте (обычно не раньше 3 лет), систематических наблюдений и тем более экспериментальных исследований младенцев с аутизмом не существует. Тем не менее, наблюдения родителей указывают на отсутствие или невыраженность целого ряда поведенческих паттернов, характерных для здоровых младенцев: гуления, глазного контакта, мимической экспрессии и типичных для этого возраста зрительно-, слухо-моторных координаций. Это позволяет предположить, что одной из важных черт аутизма можно считать отсутствие некоторых врожденных механизмов, обеспечивающих сходный репертуар поведенческих актов в одинаковых ситуациях, характерный для большинства младенцев.

Некоторые из перечисленных выше феноменов обладают одним удивительным свойством, а именно: появляясь на определенном этапе развития, они исчезают в более позднем возрасте, а затем вновь возникают на некотором новом уровне. Примерами повторяющихся феноменов, по мнению ряда авторов, выступают развитие ходьбы, дотягивания, имитации, пространственных представлений, лингвистическое развитие и др.

Таким образом, уже в период младенчества у детей с аутизмом наблюдается отсутствие ряда врожденных поведенческих паттернов, которые типичны для нормальных детей. Невозможность выделить вполне определенные параметры среды и прореагировать на них специфическим, общим для большинства младенцев образом, не может не сказаться на развитии одного из важнейших свойств психического – антиципации.

Согласно современным представлениям, антиципация выполняет 3 важные функции в процессе отражения мира. Во-первых – это предвосхищение одних и тех же событий, во-вторых – готовность к событиям, упреждение в поведении. Наконец, третья функция антиципации – коммуникативная – обеспечивает возможность нормального общения. Развитие антиципации в онтогенезе – непрерывный процесс, который начинается с момента рождения, проявляясь во врожденной способности избирательно реагировать на определенные параметры окружения, различать мимическую экспрессию, предпочитать человеческое лицо и речь и др. Нарушение этого процесса на ранних этапах онтогенеза не может не сказаться вполне определенным образом на ходе всего развития. Вероятно, качественные аномалии общения и реципрокного взаимодействия, характерные для аутизма, во многом обусловлены именно недостаточным развитием процесса антиципации.

Таким образом, многие проявления аутизма имеют своей причиной нарушения восприятия. Эти нарушения носят полимодальный характер и затрагивают базовые механизмы перцептивных процессов. В частности, отсутствие или дефицитарность врожденных предвосхищающих схем (по У. Найссеру) приводит к невозможности избирательно и однотипно реагировать на определенные этологически значимые события, а также затрудняет формирование новых прижизненно складывающихся схем.

Качественные нарушения социального взаимодействия, необычно интенсивные или ограниченные, стереотипные поведение, интересы и активность (аналогичные проявлениям РДА) выделяются в качестве диагностических критериев синдрома Аспергера, для которого типично отсутствие клинически значимой общей задержки экспрессивной или рецептивной речи или когнитивного развития. [7,С.13]

V. Рекомендации родителям в оказании помощи детям с аутизмом

Средства помощи аутичному ребенку должны быть направлены на постоянное поддержание психофизического тонуса, психологическую помощь в развитии аффективной сферы, коммуникативных навыков.

Для поддержания психофизического тонуса и снятия эмоционального напряжения необходимы постоянные физические нагрузки. Наряду со специальными занятиями по моторной коррекции, на которых ученики приобретают знания и навыки, имеющие большое значение для развития личности, а также распознают возможности своего тела и учатся использовать их в жизни, рекомендуются занятия спортом. Выбирая вид спорта, надо учитывать трудности аутичного ребенка во взаимодействии с детьми и в выполнении сложной последовательности произвольных движений. Поэтому на начальных этапах выбираются такие виды спорта и элементы спортивной деятельности, как легкая атлетика, лыжи, силовые упражнения, плавание. В младшем подростковом возрасте тех ребят, которые уже имеют некоторую физическую подготовку и питательный опыт, можно учить играть, в футбол, конечно начиная в небольшой компании знакомых детей и взрослых, отрабатывая при этом навыки группового взаимодействия. [8, С.57]

Успех обучения детей с аутизмом зависит от ощущений и эмоционального настроя учеников на занятиях, а также от умения вести себя в коллективе. Положительные эмоции, как и положительный опыт общения с окружающими, способствуют наиболее успешному обучению. Как известно, моторика тесно связана с эмоциями. С одной стороны, двигательная активность, участие в играх, успехи в учебе влияют на эмоциональный настрой ученика, с другой — эмоции находят свое выражение в движениях. Именно поэтому нормализация психофизического тонуса — один из важных аспектов социализации аутичного ребенка. [9, С.150]

На основе коррекционной работы, проводившейся с 70-х годов прошлого века под руководством К.С. Лебединской, исследователи подходили к пониманию аутизма как тяжелого нарушения в развитии аффективной сферы. Рекомендуется применять, созданные в его рамках, методы психологической помощи:

На первом этапе основной задачей является установление контакта для достижения возможности эмоционально тонизировать ребенка. Исходно его можно построить лишь на основе немногих значимых впечатлений которые дети получали в процессе полевого движения, выстраивания и созерцания зрительного ряда, простейшей сортировки предметов. Установление и поддержание контакта должно подкрепляться осторожным усилением, эмоциональной акцентуацией этих приятных для ребенка впечатлений с помощью словесного комментария.

Второй этап психологической работы нацелен на формирование устойчивого пространственно-временного стереотипа занятия. Он дает возможность фиксировать и устойчиво воспроизводить сложившиеся эпизоды игры, что позволяет постепенно все более дифференцировать взаимодействие. Условием формирования такого стереотипа было построение специалистом определенного пространственно-временного порядка занятия. В то же время этот порядок не должен формироваться слишком жестко, поскольку пластичность ребенка в отношениях с окружающим (как и в случае нормы) является необходимым условием развития, дает возможности нахождения новых точек соприкосновения.

Третий этап — развитие смыслового стереотипа занятия. Возникновение избирательности и развитие положительно окрашенной индивидуальной картины мира позволяет детям стать более приспособленными и благополучными в привычных, прежде всего в домашних условиях жизни. Это, в свою очередь, открывает возможность для более сложного осмысления происходящего: появляется большая направленность на людей, интерес к другим детям, эмоционально окрашенным становится контакт с близкими. Дети должны начать функционально использовать игрушки, из них выделять любимые, появляется все больше игровых сюжетов, основанных на приятных бытовых впечатлениях и уже не связанных напрямую со стереотипами аутостимуляции. Все это создает основу для формирования смыслового стереотипа занятия, в рамках которого происходит не просто накопление бытовых сюжетных эпизодов, но и складывается их осмысленная естественная последовательность.

Четвертый этап связан с развитием сюжетной игры, в которой все больше выделяется активность самого ребенка, формируются социально адекватные способы самоутверждения. Упорядочивание и осмысление детьми бытового опыта, их адаптация к привычным условиям открывает путь, с одной стороны к развитию эмоциональных связей, с другой к появлению возможности более активного и самостоятельного освоения среды, возможности адаптации к ситуациям нарушения бытового порядка, неопределенности, непредсказуемости.

В процессе коррекции все дети должны значительно продвигаются в аффективном развитии: во все более сложном осмыслении происходящего, в организации активных отношений с людьми и средой; должны нормализоваться функции саморегуляции. [1, С.47-50]

Результаты исследования А.В. Хаустова (особенностей коммуникации аутичных детей) позволяют сделать вывод о том, что лексическое развитие не изолированный процесс, а один из аспектов общего развития аутичного ребенка. Таким образом, коррекционно-развивающая работа, направленная на развитие речи и обогащение словаря аутичного ребенка, должна вестись внутри психологической коррекции аутизма, которая предполагает развитие взаимодействия со взрослым в условиях стимуляции активности ребенка, что закономерно приводит к выделению ребенком себя как субъекта коммуникации и взаимодействия, формированию представлений о близких людях, возникновению индивидуальной избирательности.[9, С.159]

Развитие речи особенно активизируется с появлением у детей увлечений запретными темами: речь не только становится более развернутой, необходимость договариваться для осуществления собственных намерений и сохранения при этом важного для ребенка взаимодействия со взрослым стимулирует развитие диалога. Освоение более сложных смыслов игры стимулирует появление обращения к взрослому, к игрушке, дети начинают предлагать собственные сюжеты игры, речь становится более спонтанной, появляются шутки. Дети все больше начинают выражать желания с помощью слов и отстаивать их, начинают активно использовать первое лицо. Речь начинает использоваться ребенком и для организации собственного поведения. [3, С. 47]

Наиболее близкие люди, которые окружают детей – это, конечно, их родители. Перед ними стоит очень важная задача – вырастить и воспитать ребенка. У родителей детей с аутизмом эта задача усложняется во много раз. Им необходимо помочь такому ребенку адаптироваться во внешнем мире. Поэтому, в первую очередь, нужно информировать родителей об этом заболевании и призывать их к трезвому пониманию ситуации, а не к панике.

Итак, у малыша, начавшего ходить, обнаруживаются такие признаки аутизма (важно следить за сочетанием симптомов):

— в годовалом возрасте он не указывает пальцем на предметы;

— в год еще не лопочет, в 16 месяцев не произносит отдельных слов, в два года не связывает хотя бы два слова;

— теряет приобретенные речевые навыки;

— не стремиться играть;

— не стремиться заводить друзей;

— может сосредоточить свое внимание на очень короткое время;

— не отвечает, когда его окликают по имени; равнодушие к другим;

— не вступает в зрительный контакт (или вступает в малой степени);

— повторяет одни и те же телодвижения (хлопает в ладоши, раскачивается);

— сильные вспышки раздражения;

— пристрастие к какому-то одному предмету, такому, как вентилятор;

— необычно сильное сопротивление переменам в устоявшихся привычках;

— чрезмерная чувствительность к определенным звукам, материалам или запахам;

Признаки синдрома Аспергера обычно распознаются у детей в возрасте шести лет и старше. Они:

— трудно заводят друзей;

— испытывают трудности в чтении или в невербальном общении, например при помощи мимики;

— не понимают того, что у других есть мысли и чувства, отличные от их собственных;

— навязчиво сосредоточены на узких интересах, например на запоминании расписания электричек;

— неловки в движениях;

— с трудом отказываются от привычек, особенно если перемены происходят неожиданно;

— используют механические, словно у робота, обороты речи.

Даже у «нормальных» детей подобные черты поведения могут проявляться – но лишь время от времени. Напротив, симптомы аутизма или синдрома Аспергера устойчивы и истощают психику ребенка.

Каждодневная жизнь аутичных детей и тех, кто о них заботится, очень тяжела. Но информация об аутизме и о том, как лучше помогать подобным семьям, появляется все больше и больше. И, возможно, самой значительной отправной точкой стало признание того факта, что родители не ответственны за недуг своих детей. [2, С.11]

В заключение необходимо подчеркнуть, что на долю родителей выпадает наиболее трудная роль по развитию и подготовке аутичного ребенка к жизни. Успех социальной адаптации аутичного ребенка, занимающегося в коррекционной группе либо другом специальном учреждении или на дому, тесно связан с возможностью координации действий родителей, врача, психолога и педагога.

Не каждого аутичного ребенка можно вывести на уровень массовой или вспомогательной школы. Но и в случаях, когда он остается в пределах дома, труд специалистов работающих с ним и родителей будет вознагражден тем, что ребенок станет ровнее в поведении, более управляем; у него разовьется интерес к какой-либо деятельности, которая заменит бесцельное времяпрепровождение и сделает его поведение более целенаправленным, эмоционально насыщенным и контактным.

В настоящее время в России испытывается острый недостаток практических разработок по социально-бытовой реабилитации, которые позволили бы детям и подросткам с аутизмом адаптироваться в повседневной жизни. За рубежом наибольших успехов в области социально-бытовой реабилитации детей с аутизмом достигли сторонники поведенческой терапии, усилия которых направлены на формирование независимости и самостоятельности ребенка в его повседневном поведении. Можно выделить два крупных направления в рамках поведенческой терапии: оперантное обучение и обучение по программе ТЕАССН. В основе Оперантного обучения лежат исследования бихевиористов, направлено на тренинг социально-бытового поведения через отработку отдельных операций с их последующим объединением (I.Lovaas, 1981). Обучение по программе ТЕАССН (Treatment and Education of Autistic and related Communication handicapped Children — Лечение и обучение детей, страдающих аутизмом и нарушениями общения) направлено на облегчение социально-бытовой адаптации аутичного человека с помощью зрительной организации внешней среды. Наиболее эффективной для работы с аутичными детьми в настоящее время является метод холдинг терапии. Основной функцией холдинг терапии, обуславливающей ее эффективность в работе с семьей, воспитывающей ребенка с аутизмом, является актуализация ранней привязанности «мать-дитя», которая обеспечивает развитие ребенка в норме, и которая не формируется в достаточной степени между аутичным ребенком и его матерью. Данный вывод сделан на основании анализа данных этологического направления в психологии и коррекционной практики, ориентированной на формирование аффективной сферы аутичного ребенка. Действенность холдинг терапии обусловлена тем, что она активирует 3 уровня аффективного развития: актуализирует младенческие аффективные стереотипы, отрабатывает психологический механизм экспансии («качели»), связанный с переживанием опасности, и провоцирует более глубокий эмоциональный контакт ребенка с матерью.

Хочется также отметить, что в настоящее время информированность общества про детский аутизм очень низка. Конечно, люди, специализирующиеся на них обладают достаточной информацией, но большинство людей мало или совсем ничего не знают про это заболевание. Нужно информировать общество, ведь согласно современным данным, каждый пятисотый ребенок страдает аутизмом, а это немаленькие цифры.

Список использованной литературы

Аршатская О.С. Психологическая помощь ребенку раннего возраста при формирующемся детском аутизме // Дефектология. – 2005. — №2. – С.46-56.

Владимирова Н. Не от мира сего? // Семья и школа. – 2003. — №9. – С.10-11.

Додзина О.Б. Психологические характеристики речевого развития детей с аутизмом // Дефектология. – 2004. — №6. – С.44-52.

Иванова Н.Н. Как узнать аутизм? // Дефектология. – 2002. — №2. – С.27-32.

Красноперева М.Г. Предпосылки аутизма // Психиатрия. – 2003. — №5. – С.24-35.

Красноперова М.Г. Причины аутизма // «Психиатрия». – 2004. — №1. – С.55-63.

Манелис Н.Г. Ранний детский аутизм. Психологические и нейропсихологические механизмы // Школа здоровья. – 1999. — №2. – С.6-21.

Пласкунова Э.В. Возможности адаптивного физического воспитания в формировании двигательных функций у детей с синдромом раннего детского аутизма // Школа здоровья. – 2004. — №1. – С.57-62.

Сарафанова И. Консультации специалистов Института коррекционной педагогики РАО // Московский психотерапевтический журнал. – 2004. — №1. – С.150-164.

Хаустов А.В. Исследование коммуникативных навыков у детей с синдромом раннего детского аутизма // Дефектология. – 2004. — №4. – С.69-74.

Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста / Циркин С.Ю. – 2002. – С.185, 323-324, 446.

Феррари П. Детский аутизм; пер. с фр. О. Власовой. — М.: РОО “Образование и здоровье”, 2006.-127с. ISBN 5-9900666-1-9.

Питерс Т. Аутизм: от теоретического понимания к педагогическому воздействию. — СПб.: Институт специальной педагогики и психологии, 1999. — 192 с.

Богдашина О. Аутизм: определение и диагностика. — Донецк, 1999.

Янушко Е.А.Игры с аутичным ребенком. Установление контакта, способы взаимодействия, развитие речи, психотерапия. — М.: Теревинф, 2004

Щипицина Л.М. Детский аутизм. Хрестоматия: Учебное пособие для студентов высших и средних педагогических, психологических и медицинских учебных заведений. – СПб.: “Дидактика Плюс”, — 2001. – 368с. ISBN 5-89239-028-4

Башина В.М. Аутизм в детстве. – М.:Медицина, 1999.- 240с. ISBN 5-225-04534-0.

Юханнсон И. Особое детство/пер. со швед. О. Б. Рожанской. – М.: Центр лечебной педагогики,2001.-168с. ISBN 5-88707-023-4

Буянов М. И. Аутизм. М.: Российское общество медиков-литераторов. 2001. – 88с. ISBN 5-7712-0126-Х

Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Аутичный ребенок. Пути Помощи. –М.: Теревинф, 2005.-288с. ISBN 5-901599-16-0

Мамайчук И.И. Помощь психолога детям с аутизмом. – СПб.: Речь,2007.- 288с.-ISBN 5-9268-0633-Х

xreferat.com

Опубликовано в рубрике Дети