Подходы к коррекции аутизма

Помощь детям-аутистам: основные методы коррекции

Помощь детям с аутизмом в нашей стране лучше всего характеризуется выражениями «дикий рынок» или «игра без правил». Ситуация – катастрофическая. Государство предлагает детям не то, в чем они нуждаются, а то, что есть: психиатрический стационар, дом-интернат, индивидуальное обучение, которое некому и негде реализовать. Не установлены специальные требования к условиям, методам и формам коррекционного воспитания и обучения детей аутистов, как было рекомендовано АПН СССР еще в 1989 году.

Аутизм для российской системы специального образования существует полуофициально, поскольку ни в одном документе на законодательном уровне обучение детей с расстройствами аутистического спектра (РАС) не упоминается. Что же делать родителям? Какой метод коррекции подойдет именно вашему ребенку, разбираемся в этой статье.

Основные способы коррекции аутизма

Подходов к коррекции аутизма несколько, за последние 15 лет появилось много литературы на этот счет. Широко известны такие методы, как прикладной поведенческий анализ, эмоционально-уровневый подход, различные варианты эстетотерапии, методы с использованием животных, воздействие на сенсорику. Главная причина такого разнообразия заключена в самом определении синдрома детского аутизма и РАС, выделенных на основе поведенческих характеристик.

Существует несколько классификационных систем РАС: МКБ-10 (Международная классификация болезней (англ. International Classification of Diseases ICD-10) и DSM-IV (Diagnostic and Statistical Manual of mental disorders – руководство по диагностике и статистике психических расстройств, принятая в США).

В соответствии с классификацией аутизм определяется как:

  • Качественные нарушения в сфере социального взаимодействия, в сфере вербальной и невербальной коммуникации.
  • Повторяющиеся и стереотипные модели поведения, интересов и видов деятельности.
  • Нарушение процессов символизации.
  • За каждым из этих пунктов могут стоять разные причины и механизмы развития, и внешне похожие поведенческие проявления могут оказаться весьма различными. Синдром детского аутизма и другие формы РАС являются неспецифическими в плане этиологии и патогенеза болезни. Из всех механизмов психических процессов ведущим при РАС является асинхрония развития. То есть отдельные психические функции могут в сравнении с типичным развитием отставать, а другие – развиваться. Кроме того, становится очевидным, что при разных формах аутизма нарушения развития касаются не только психики, но и нервной, эндокринной, иммунной, а также соматических систем: обмен веществ, сердечно-сосудистая, желудочно-кишечная.

    Также аутизм часто сочетается с другими видами нарушения развития: общим недоразвитием, дисгармонией, задержкой развития, глухотой, алалией, отсутствием речи (мутизм). Вышеперечисленные факторы создают основу для многообразия клинической картины синдрома и становятся предпосылками коррекционных подходов. Поскольку все дети с РАС разные по эмоциональным, интеллектуальным и речевым характеристикам, подход к каждому индивидуален.

    Родителям или лицам их заменяющих сложно понять, что такое аутизм, сказывается сложность патологии, искаженность получаемых сведений, отсутствие или недостаточность поддержки специалистов. Большую роль в нашей стране играет низкий уровень толерантности общества – ребенок не должен отличаться от других. Быть не таким как все не только зазорно, но и страшно. Еще труднее принять аутизм своего ребенка как данность. Почти 70 лет изучения этой болезни и лечебно-коррекционной работы привели ученых к выводу, что аутизм – патология не только хроническая, но и пожизненная. Попытки вылечить аутизм или преодолеть его с помощью специальных методов обучения иногда приводят к достижению высокого уровня социальной адаптации, но эти исключения лишь подтверждают правило: вылечить аутизм нельзя. Непонимание природы аутизма и дефицит информации затрудняет формирование толерантного отношения к людям с аутизмом. Но спрос рождает предложения, следовательно, возникает рынок услуг, отличающийся большим своеобразием.

    Психофармакология при аутизме

    С момента появления термина «детский аутизм» неоднократно предпринимались попытки медикаментозного вмешательства. Но в США и странах Западной Европы опыт применения нейролептиков был связан с большим количеством побочных эффектов и расценивался как негативный. Сложилось мнение, что поскольку аутизм – это не болезнь, а нарушение развития, то и лечить его медикаментозно бессмысленно.

    С начала 90-х годов на Западе интерес к медикаментозной терапии возобновился. 50% родителей прибегают к тем или иным формам психофармакологии: от иван-чая до мелатонина. Использовались антидепрессанты, нейролептики, антиконвульсанты и разного рода стимуляторы. Но большинство исследователей склоняются к мнению, что лекарство направлено на определенный поведенческий признак, проявляющийся при аутизме, а не на болезнь в целом.

    Ведущие современные классификационно-диагностические системы рассматривают медикаментозное воздействие как один из компонентов комплексного воздействия при ведущей роли психолого-педагогических приемов. Многие исследователи считают, что одна из основных задач психофармакотерапии – создать оптимальные условия для продуктивной работы педагога и психолога. Как ни странно, многие родители детей с РАС больше склоняются к медикаментозной терапии, чем к использованию психолого-педагогических методов.

    Психолого-педагогические методы

    Метод коммуникации с поддержкой

    Коммуникация осуществляется при помощи другого человека. Впервые этот метод использовали в Австралии в 70-80-х. 12 учеников с ДЦП могли общаться, печатая текст на клавиатуре. Их руку должен держать при этом другой человек. Вскоре этот метод подхватили в США, считая, что отсутствие экспрессивной речи, характерное для многих инвалидов, не означает отсутствия у них внутренней речи. Сторонники метода коммуникации с поддержкой опираются на положительный опыт, когда три человека из группы испытуемых научились печатать самостоятельно и выражать свои мысли.

    К настоящему времени появилось огромное количество научных исследований, опровергающих эффективность этого метода. По данным многих ученых, авторами напечатанных сообщений часто являются не сами аутисты, а фасилитаторы – люди осуществляющие поддержку. Пока применяется метод коммуникации с поддержкой, упускаются многие реальные возможности коррекционной работы.

    Метод холдинг-терапии

    Метод холдинг-терапии (от английского hold – держать), или терапии принудительным удержанием, предложен американским психиатром М. Welch в 80-е годы. Этот метод призван восстановить базальное эмоциональное доверие семье, которое было потеряно из-за неправильного поведения родителей и курения во время беременности. Нарушается равновесие между системами «приближения» и «избегания» эмоциональной сферы ребенка в сторону последней.

    Внешне метод выглядит просто: мать прижимает ребенка к груди так, чтобы можно было смотреть ему в глаза. Ребенок проходит несколько стадий: конфронтации, отвержения, сопротивления, и разрешения. Мать должна успокаивать ребенка, даже когда он вырывается из рук, кусается, плюется, царапается, гладить его по голове и говорить, как она его любит. На последней стадии сопротивление ребенка прекращается и устанавливается контакт «глаза в глаза». Однако в специальной литературе высказывается сомнение как в научной обоснованности положении о нарушении «базального доверия», так и с жестким, близким к насилию, поведением специалиста сеанса холдинг-терапии. Нежелательно также установление связи насилие-обучение. Эмоционального контакта можно добиться и другим, более «мирным» путем. Холдинг-терапия – не панацея, но у этого метода есть свои сторонники и свои противники. Выбор остается за родителями.

    Существуют и другие методы коррекции аутизма, но об этом – в следующей статье.

    www.sibmedport.ru

    Современные подходы к коррекции аутизма

    Морозов С.А. «Современные подходы к коррекции детского аутизма. Обзор и комментарии». Москва, Издательство РБОО «Общество помощи аутичным детям «Добро», Москва, 2010 год.

    В.В. Лебединский, О.С. Никольская, Е.Р. Баенская, М.М. Либлинг «Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция», М. 1990

    Крайне низкая адаптивность к окружающей среде у ребёнка с аутизмом связана, прежде всего, с несформированностью коммуникативной деятельности и недостаточностью поведенческих навыков. Его действия и поведенческие навыки стагнационно деструктивны и стереотипны, соответственно, первостепенной задачей коррекционной работы должно быть формирование коммуникативной деятельности и адаптивного поведения, необходимых для успешного развития ребёнка.

    В настоящее время выделяют ряд психолого-педагогических методов коррекции аутизма.

    1. В рамках бихевиорального подхода в некоторых штатах США и ряде европейских стран как государственная программа используется TEACCH терапия. Основная идея программы – обеспечить формирование как можно большего количества стереотипных форм взаимодействия с окружающим миром. Главный методический прием – механистическое научение. В ходе программы возникает противоречие между стереотипностью, ригидностью форм научения и условиями постоянно меняющегося мира, которое разрешается через жесткое структурирование времени и пространства. За пределами этой жестко структурированной среды возможности адаптации весьма ограничены, в том числе уровнем толерантности общества [46].
    2. Терапия ежедневной жизнью разработана в 1960-е годы в Японии. Метод состоит из трех элементов: установление ритма жизни и стабилизации эмоций через программу ежедневных физических упражнений, снятие «духа зависимости» от окружающей среды через групповые занятия; поддержка интеллектуального развития через постоянное повторение одинаковых действий. Кроме этого в программе применяются традиционные для японской педагогики приемы, декларируется тесная связь между психической и духовной жизнью, предпочитаются групповые формы обучения, делаются попытки развить групповой дух. Центральный момент программы – обучение через подражание [46].
    3. Эмоционально-уровневый подход разработан в 1980-х годах усилиями группы сотрудников НИИ дефектологии АПН СССР. Авторы (В.В. Лебединский, К.С. Лебединская, О.С. Никольская, Е.Р. Баенская, М.М. Либлинг) ведущую роль в патологии отводят нарушениям аффективной сферы. Теоретической основной метода стала концепция об уровневом строении системы эмоциональной регуляции В.В. Лебединского. Коррекционная работа стоит из следующих этапов: установление эмоционального контакта, стимуляция активности, направленной на взаимодействие, снятие страхов, купирование агрессии и самоагрессии, формирование целенаправленного поведения [31].
    4. Холдинг-терапия – метод терапии принудительным удержанием был предложен американским психиатром М. Вэлш в первой половине 80-х годов ХХ века. Согласно данному подходу, аутизм представляет собой эмоциональное и мотивационное расстройство, связанное, прежде всего, с ранним травматическим опытом. Вследствие этого нарушается равновесие между реакциями избегания и равновесия в пользу реакций избегания. У ребенка нарушается базальное доверие не только к близким людям, но и к окружающему миру в целом. Холдинг – терапия была предложена как метод восстановления базального доверия к миру. Внешне метод выглядит следующим образом: мать прижимает ребенка к себе, но таким образом, чтобы можно было смотреть ему в глаза. Автор метода выделяет три стадии холдинга: стадия конфронтации (ребенок противится началу холдинга); стадия конфликта (ребенок вырывается, кусается, плюётся, мать успокаивает ребенка, говорит о своей любви); стадия разрешения (сопротивление прекращается, ребенок устанавливает с матерью контакт «газа в глаза»). По мнению В.В. Лебединского, холдинг-терапия может применяться лишь в тех случаях, когда остальные возможности помощи ребенку исчерпаны. [31]
    5. Метод сенсорной интеграции, где используется сенсорная стимуляция с учетом возможностей ребенка к переработке сенсорной информации. Стимуляция может касаться слуха, зрения, осязания, ориентации в пространстве, проприоцептивного чувства. Например, слуховая интеграционная терапия была разработана как средство оптимизации измененной чувствительности. Сенсорная интеграция помогает смягчить отдельные трудности, свойственные аутизму, положительно влияет на общий фон коррекционной работы. Важно, чтобы сенсорная интеграция была непротиворечива и совместима с основным коррекционным подходом [32].
    6. Музыкотерапия, арт-терапия, терапия с участием животных являются действенными средствами установления контакта с ребенком, но мало стимулируют развитие содержательной стороны общения [46].

    Все эти методы, так или иначе, опираются на приемы, разработанные в рамках бихевиорального подхода. Основоположником поведенческой терапии является Б.Ф. Скиннер. Он писал, что в основе формирования любого навыка лежит оперантное обусловливание: определенный стереотип поведения человека можно сформировать с помощью позитивного и негативного подкрепления. Подкрепление – это стимул, увеличивающий вероятность заранее запрограммированной реакции. Исследования Скиннера были направлены на изучение обусловленных сочетаний негативных и позитивных стимулов, которыми могут служить как простейшие аудиальные, визуальные и тактильные стимулы, так и более сложные, такие, как престиж или возможность самореализации личности.

    Таким образом, поведенческая терапия направлена на формирование поведения. На основе психологических теорий о поведении живых организмов, учении Б.Ф. Скиннера, И.П. Павлова, и других исследователей сформировался метод прикладного анализа поведения ABA Applied behavior analysis

    АВА основывается на восприятии человеческого поведения как процесса, подверженного влиянию прошлых и настоящих факторов окружающей среды в сочетании с органическими факторами. Такой подход позволяет сосредоточиться на восприятии поведения с точки зрения влияния внешних, измеряемых факторов [31].

    Методы АВА в психиатрической практике применялись в 50-х годах в США, а для коррекции поведения детей с аутизмом — с 60-х годов 20 века. В 1968 году АВА получила статус самостоятельного направления.

    АВА использует ряд базовых терминов: поведение, стимул, окружающая среда, обучение. Для понимания принципов АВА-терапии необходимо знать значения каждого термина.

    nevromedcenter.ru

    Признаки аутизма у детей младше 3 лет

    Проблема аутизма у малышей младшего возраста является одной из самых трудных в детской практике. В настоящее время в России практически не применяются различные диагностические тесты, которые бы позволяли уточнять диагноз до трехлетия ребенка. Тем не менее, ежегодно случаи впервые выявленного заболевания регистрируются у малышей дошкольного возраста. Знать об этой болезни следует всем родителям, чтобы вовремя распознать болезнь.

    Впервые случай аутизма у детей был описан в 1943 году. Это открытие сделал Г. Аспергер. В последствии даже один из синдромов, при котором развиваются симптомы заболевания, был назван его именем — синдром Аспергера. Определение болезни было дано гораздо позже, после накопления статистических данных о заболевших.

    Аутизм — это психическое заболевание, при котором происходят выраженные нарушения в коре головного мозга, приводящие к полному нарушению социальной адаптации и особому восприятию собственного внутреннего мира.

    Заболевание может встречаться в любом возрасте, в том числе у новорожденных. Детки, которым установлен диагноз «аутизма», требуют к себе более внимательного отношения и применения специального подхода.

    На сегодняшний день большинство ученых считают, что причиной заболевания становятся нарушения в генетическом аппарате или врожденная генетическая наследственность. Очень часто первые признаки болезни можно заметить у грудничков или малышей первого года жизни. Однако эти проявления часто списывают на особенность характера или темперамента ребенка.

    У мальчиков аутизм встречается гораздо чаще. Соотношение — 4:1. Девочки болеют реже. Часто малышки имеют высокую предрасположенность к болезни, если у их близких родственников или родителей есть данное заболевание.

    Наследуется болезнь по аутосомно-рецессивному признаку. Это означает, что даже если оба родителя будут больны аутизмом, то риск рождения здорового ребенка у них составляет 25%.

    Не только наследственная предрасположенность может привести к появлению заболевания. Есть научные исследования, которые показали связь между воздействием некоторых провоцирующих факторов на развитие болезни. Как правило, такое действие происходит во время внутриутробного роста малыша.

    К таким провоцирующим факторам относят:

    Инфицирование беременной женщины различными бактериальными или вирусными инфекциями. Особенно опасно такое заражение плода в период первых 8 недель внутриутробного развития.

    Воздействие на будущего ребенка различных токсических химических веществ. Обычно это происходит, если мамочка во время беременности работает на вредных производствах или промышленных предприятиях.

    Сильное ионизирующее излучение. Встречается на различных производствах, где проводятся работы с ультразвуком или инфракрасными лучами. Все виды радиоактивных излучений также могут повлиять на строение нервной системы, и вызвать симптомы аутизма.

    Ранний детский аутизм может протекать в различных вариантах. Обычно врачи используют различные классификации, которые позволяют разделить формы болезни по сходным признакам.

    Заболевание может быть легким, средней степени тяжести и тяжелым. В основе этой классификации лежит степень выраженности неблагоприятных симптомов.

    • При легкой степени тяжести нарушения интеллектуальных способностей у малыша не происходит. Такие дети практически не отстают в уровне психического развития от своих сверстников. При внимательном наблюдении за ребенком можно обнаружить некоторые особенности. Как правило, такая форма заболевания диагностируется в 3 года.
    • При аутизме средней степени тяжести проявляются уже более стойкие нарушения со стороны моторных функций, а также присоединяются речевые нарушения. Дети в 2 года практически не разговаривают. Некоторые малыши могут произносить только отдельные слова или фразы, но речевые обороты лишены смысла и являются только простым набором слогов.
    • Для тяжелого течения характерны выраженные нарушения мозговой деятельности. Дети практически не реагируют на окружающих, не отвечают на вопросы, к ним обращенные. Малыши в возрасте 1,5 года по развитию соответствуют 6-7 месячному ребенку. Эта форма болезни характеризуется неблагоприятным течением и сравнительно плохим прогнозом лечения.

    К основным проявлениям заболевания можно отнести следующие симптомы:

    Обеднение эмоций. Малыши, не имеющие отклонений в психическом развитии, при любой улыбке или поглаживании испытывают положительные эмоции и реагируют в ответ. Дети,страдающие аутизмом, практически никак не отвечают. Физический или телесный контакт не вызывает у них никакого ответа. Ребенок остается безучастным или старается отвернуться.

    Сосредоточенный взгляд. Обычно малыши первого года жизни начинают фиксировать взгляд на каком-то одном предмете. Чаще всего у детей с аутизмом можно наблюдать «отсутствующий» взгляд. Они никогда не смотрят собеседнику в глаза, зато часами могут рассматривать какую-то часть от игрушки или рисунок на стене. Часто кажется, что малыш просто погружен в себя.

    Медленное приучение к горшку. Обычно для малышей, страдающих аутизмом, это становится очень трудной задачей. Часто только в возрасте 3-4 лет ребенок полностью отучается от подгузников и привыкает ходить в горшок.

    Нарушения речи. Как правило, малыши-аутисты начинают говорить достаточно поздно. Даже после произнесения первых слов они могут замолчать на долгое время. Спустя несколько месяцев они снова начинают говорить, однако произносят всего несколько отдельных слогов или однотипных слов.

    Многократные повторения слов. Малыши, страдающие аутизмом, очень часто повторяют несколько слов. На вопрос «будешь кушать?» они могут несколько десятков раз повторить «кушать, кушать, кушать». Это прекратиться, только когда кто-то из родителей скажет «кушать» после монолога ребенка. После этого он обычно замолкает.

    Однотипные движения. Малышам-аустистам очень нравится повторять какое-либо действие много раз. Обычно они включают и включают свет или открывают водопроводный кран. Любые попытки сделать замечание, что так делать нехорошо или неправильно, ребенок не воспринимает адекватно и начинает повторять снова и снова.

    Изменение походки. Довольно часто маленький аутист начинает ходить на цыпочках или сильно размахивает при ходьбе руками, как бы изображая птицу или бабочку. Некоторые малыши могут подпрыгивать при ходьбе.

    Психологические особенности. Обычно малыш, страдающий аутизмом, становится более замкнутым. Такие дети часто испытывают серьезнейшие трудности в попытках завести новых друзей. Малыши обычно не играют с другими детьми в песочнице или уходят с детской площадки, избегая новых знакомых.

    Любимые продукты питания. Обычно ребенок, страдающий аутизмом, имеет выраженную наклонность и любовь только к определенной пищи. Ввести в его рацион новые продукты становится чрезмерно сложной задачей для любой мамы. Малыш категорически отказывается от всего нового, требуя привычных для него блюд. Дети в возрасте 2-3 лет кушают только из знакомой для них посуды. Новые столовые приборы могут вызвать у малыша настоящий приступ паники.

    Строгая организация. Малыши-аутисты всегда стараются упорядочить свои игрушки или предметы. Они выстраивают своих кукол или животных по цвету, по размеру или по каким-то только им понятным критериям. Любое нарушение такого порядка может вызвать у малыша сильную апатию или же наоборот привести к агрессивному поведению.

    Возможность самоагрессии. У малышей с аутизмом нарушаются границы восприятия внешнего и внутреннего мира. Довольно часто они чрезмерно болезненно воспринимают любые попытки вторгнуться в их личный мир. В этом случае они проявляют агрессию не по отношению к другому человеку, а к себе. Малыши могут себя нарочно кусать и даже стараются упасть из кроватки или манежа. Нужно отметить, что такие симптомы встречаются преимущественно при достаточно тяжелых формах болезни.

    www.o-krohe.ru

    Исследование. Двадцать семь методов коррекции аутизма с доказанной эффективностью

    Анализ 29 000 научных статей позволил установить, какие подходы к коррекции аутизма можно однозначно рекомендовать специалистам и родителям

    Национальный центр профессионального развития в области расстройств аутистического спектра США в январе этого года опубликовал долгожданный отчет о практиках для детей и молодых людей с аутизмом, эффективность которых была подтверждена научными исследованиями. Отчет подготовила группа ученых из Института детского развития Франка Портера Грэхама при Университете Северной Каролины, США. Авторы проанализировали 29 000 научных статей о расстройствах аутистического спектра и выявили самые надежные исследования по методам вмешательств при аутизме, начиная от рождения и до возраста 22 лет.

    «Аутизм диагностируется у все большего числа детей, — говорит директор института, Сэмюель Л. Одом, один из главных авторов нового отчета. — Мы стали выявлять их раньше, благодаря лучшему инструментарию, и эти дети нуждаются в подходящих для них услугах».

    Средняя стоимость аутизма в течение жизни в США достигает 3,2 миллионов долларов на человека, но ранняя диагностика и эффективные методы помощи уменьшают затраты, связанные с поддержкой человека с аутизмом, на две трети.

    «Некоторые методы могут показаться передовыми технологиями, но в действительности мы просто пока не знаем их недостатков и проблемных аспектов, — говорит исследователь института, Конни Вонг, которая участвовала в разработке нового отчета. — Наш отчет включает только испытанные методы».

    «Эти доказательные методы чрезвычайно ценны, — добавляет Шарлотта Крейн, педагог-консультант по аутизму и сертифицированный поведенческий аналитик из школьного округа Лоудон в городе Лисбург, штат Вирджиния. — Этот отчет позволяет нам всем говорить на одном языке и предоставляет последовательный список вмешательств, основанных на научных исследованиях».

    Кристин Ганли и Карен Берлин, специалисты по обучению и технологиям в Университете Джорджа Мэйсона, полагаются на эти отчеты по практикам, основанным на научных доказательствах, когда помогают людям в профессиональном развитии. «Мы не предоставляем обучения по тем методам, которые не включены в этот отчет», — говорит Берлин.

    По словам Ганли и Берлин, до того как Национальный центр профессионального развития начал публиковать свои комплексные обзоры существующих исследований, методы коррекции для детей с аутизмом вызывали большие споры. «Поиск в Интернете выдает столько подходов, сколько есть авторов, а уровень мастерства в каждом из методов был редкостью», — говорит Ганли.

    «Если нет надежного отчета по практикам, основанным на научных доказательствах, то коррекция будет строиться на мифах», — говорит Ганли.

    Последний отчет был опубликован в 2008 году и включал 24 практики. В новом отчете одна из этих практик была исключена из-за более строгих критериев, кроме того, ученые переименовали и расширили одну из категорий — «инструкции с помощью технологий» — и добавили еще 5 практик, включая «физические упражнения» и «структурированные группы для игр».

    «Расширение списка эффективных практик предоставляет педагогам и специалистам больше инструментов, — говорит Ганли. — Это улучшает прогноз для детей с РАС».

    Отчет важен не только специалистам, он также может быть полезным инструментом для семей. «Очень часто родители платят за методы, которые не поддержаны никакими доказательствами, но этот отчет позволит им сделать наилучший выбор», — считает Одом.

    Алисон Смит, мать четырехлетних мальчиков-близнецов с аутизмом, воспользовалась этим отчетом, чтобы добиться необходимых услуг для своих сыновей.

    «Знание — сила, говорит Смит. — Знание о том, что действительно работает, дает тебе преимущество при поиске подходящей терапии и инструментов».

    По словам Смит, видеомоделирование — практика, уже давно включенная в список отчета — помогло ее мальчикам научиться сдувать перышко. Развитие этого важного моторного навыка часто связывают со способностью говорить.

    «Они никак не могли научиться сдувать перышко, пока не начали смотреть, как их старший брат делает это на видео, — говорит она, хотя тераписты много месяцев работали над этим навыком индивидуально. — Но им было достаточно несколько раз посмотреть короткий клип, и оба мальчика поняли, что нужно делать».

    «Возможность исследовать существующие практики и дальнейшие попытки их применить избавили нас от необходимости гадать, — говорит Смит. — Если бы не было никакого обзора практик, основанных на научных доказательствах, то многие дети остались бы без вмешательств и услуг, которые наиболее важны для них».

    Краткий перечень практик

    1. Вмешательства, основанные на контроле антецедентов. Антецеденты — термин из прикладного анализа поведения (ABA), стимулы, которые предшествуют поведению. Контроль антецедентов означает анализ ситуаций, в которых происходит то или иное поведение, и изменения в окружающей обстановке или условиях, что приводит к уменьшению нежелательного поведения.

    2. Когнитивно-поведенческие вмешательства (когнитивно-поведенческая психотерапия). Метод связан с инструкциями по контролю над своими представлениями о тех или иных ситуациях, что ведет к изменениям в поведении.

    3. Дифференциальное поощрение альтернативного, несовместимого или другого поведения. Основанный на прикладном анализе поведения метод коррекции нежелательного поведения, включающий предоставление позитивных/желательных последствий за определенное поведение или отсутствие нежелательного поведения. Поощрение предоставляется: а) когда ученик демонстрирует желательное поведение, отличное от нежелательного поведения; б) когда ученик демонстрирует поведение, физически несовместимое с нежелательным поведением; или когда в) ученик не проявляет неуместного поведения.

    4. Обучение методом отдельных блоков. Метод обучения, обычно происходящего между одним инструктором/специалистом и одним учеником/клиентом, направленный на обучение конкретным навыкам или желательному поведению. Инструкции обычно включают множество проб подряд. Каждая проба состоит из инструкции/презентации специалиста, реакции ученика, последствия в соответствии с тщательно составленным планом и паузы перед следующей инструкцией.

    5. Физические упражнения. Повышенные физические нагрузки с целью уменьшить проблемное поведение и увеличить уместное поведение.

    6. Техника угасания. Отмена или устранение поощрения мешающего поведения с целью уменьшения частоты этого поведения. Хотя эта техника может применяться как отдельный метод, часто она используется в рамках функционального анализа поведения, тренинга функциональной коммуникации и дифференциального поощрения.

    7. Функциональный анализ поведения. Систематический сбор информации о мешающем виде поведения для определения функциональных обстоятельств, поддерживающих это поведение. Функциональный анализ поведения состоит из описания мешающего или проблемного поведения, определения предшествующих и последующих событий, которые контролируют это поведение, разработки гипотезы о функции этого поведения и/или тестирования этой гипотезы.

    8. Тренинг функциональной коммуникации. Замещение проблемного поведения, имеющего коммуникативную функцию, более приемлемой коммуникацией, которая выполняет ту же функцию. Обычно тренинг функциональной коммуникации включает функциональный анализ поведения, дифференциальное поощрение и технику угасания.

    9. Моделирование. Демонстрация желательного целевого поведения, которая приводит к имитации этого поведения учеником, что приводит к закреплению имитируемого поведения. Моделирование часто сочетается с другими поведенческими стратегиями, такими как подсказки и поощрение.

    10. Вмешательство в естественных условиях. Стратегии вмешательства, которые происходят в обычных ситуациях, во время типичных занятий или распорядка дня из жизни ученика. Педагоги/специалисты привлекают интерес ученика к обучающему событию, манипулируя ситуацией/занятием/распорядком, предоставляют ученику необходимую поддержку для демонстрации целевого поведения, подчеркивают поведение, когда оно происходит, и/или предоставляют естественные поощрения за целевые навыки или поведение.

    11. Вмешательства, проводимые родителями. Родители предоставляют индивидуальное вмешательство для своего ребенка с целью обучения его различным навыкам и/или уменьшения мешающего поведения. Для этого родители проходят структурированные программы обучения по проведению вмешательств на дому и/или в общественных местах.

    12. Вмешательства и инструкции с участием ровесников. Типично развивающиеся сверстники общаются и/или помогают детям и молодым людям с РАС научиться новому поведению, коммуникации и социальным навыкам, увеличивая возможности для общения и обучения в естественной обстановке. Учителя/специалисты систематически обучают ровесников стратегиям того, как вовлечь детей и молодых людей с РАС в позитивное и продолжительное социальное взаимодействие как во время занятий, управляемых педагогом, так и во время занятий, которые инициирует сам ученик.

    13. Система коммуникации обменом изображениями (PECS). Первоначально ученика обучают давать изображение желаемого объекта партнеру по коммуникации, чтобы получить желаемый объект. PECS состоит из нескольких фаз: а) «как» вступать в коммуникацию, б) настойчивость и преодоление расстояния для коммуникации, в) выбор нужного изображения, г) структура предложения, д) просьба в ответ на вопрос и е) комментирование.

    14. Тренинг ключевых реакций. Ключевые переменные обучения (например, мотивация, реакция на множественные сигналы, саморегуляция и самостоятельная инициация) направляют практики вмешательства, которое проводится в условиях, определяемых интересами и инициативой ученика.

    15. Подсказки. Вербальная, жестовая или физическая помощь, которая предоставляется ученику при освоении целевого поведения или навыка. Подсказки, как правило, предоставляются взрослым или ровесником до того, как ученик попробует применить навык.

    16. Положительное поощрение. Событие, занятие или другие условия, которые следуют за желательным поведением со стороны ученика и которые приводят к учащению такого поведения в будущем.

    17. Прерывание реакции/перенаправление. Использование подсказки, комментария или другого отвлекающего фактора, который переключает внимание ученика от мешающего поведения и приводит к его уменьшению.

    18. Сценарии. Вербальное и/или письменное описание конкретного навыка или ситуации, которое становится моделью для ученика. Как правило, сценарии отрабатываются много раз до того как применяются в естественных условиях.

    19. Обучение управлению своим поведением. Обучение ученика навыкам различать уместное и неуместное поведение, наблюдать за своим поведением и вести записи о нем, а также награждать самого себя за желательное поведение.

    20. Социальные истории. Истории, описывающие социальные ситуации, включая детальные описания важных факторов и примеры уместных для ситуации реакций. Социальные истории являются индивидуальными и соответствуют потребностям ученика, обычно они очень короткие, включают картинки и другие визуальные подсказки.

    21. Тренинг социальных навыков. Групповое или индивидуальное обучение учеников с расстройствами аутистического спектра (РАС) адекватному и уместному поведению со взрослыми, ровесниками и другими людьми. Большинство встреч по тренингу социальных навыков включают знакомство с основными концепциями, проигрыши по ролям или практику, а также обратную связь, которая поможет ученику с РАС развивать и практиковать навыки коммуникации, игр или общения для позитивного взаимодействия с ровесниками.

    22. Структурированная группа для игр. Занятия в маленькой группе, которые происходят в определенном месте и в определенном порядке, для участия в группе привлекаются дети с типичным развитием, группу ведет взрослый, который определяет тему игры и роли, подсказывает и помогает ученику справиться с целями занятия.

    23. Анализ задач. Процесс, в рамках которого занятие или поведение разбивается на маленькие и простые для выполнения шаги для обучения данному навыку. С целью облегчения обучения отдельным шагам применяется положительное поощрение, видеомоделирование или отсрочка по времени.

    24. Инструкции и вмешательства с помощью технологий. Инструкции и вмешательства, в которых технологии играют центральную роль, поддерживая достижение учеником цели. Технология определялась как «любой предмет/оборудование/приложение/виртуальная сеть, которая применяется целенаправленно для увеличения/поддержания и/или улучшения повседневной жизни, работы/продуктивности и способностей к досугу/отдыху у подростков с расстройствами аутистического спектра» (Odom, Thompson, et al ., 2013).

    25. Отсрочка по времени. В ситуации, когда ученик должен продемонстрировать определенное поведение или навык, происходит задержка между возможностью применить навык и дополнительными инструкциями или подсказками.

    26. Видеомоделирование. Визуальное моделирование целевого поведения или навыка (как правило, в области поведения, речи, коммуникации, игровых и социальных навыков), которое демонстрируется с помощью видеозаписи и воспроизводящего оборудования для облегчения обучения или инициации желательного поведения или навыка.

    27. Визуальная поддержка. Визуальные материалы, которые помогают ученику демонстрировать желательное поведение или навыки самостоятельно и без подсказок. Примеры визуальной поддержки включают изображения, письменную речь, предметы, модификации окружающей среды и визуальных границ, визуальные расписания, карты, ярлыки, системы организации и временные шкалы.

    outfund.ru

    Ранний детский аутизм: основные симптомы, подходы к коррекции.

    Если грудной ребенок выворачивается при попытке матери взять его на руки, или лежит на руках у матери как неодушевленный предмет, или не смотрит ей в лицо, – это должно вызывать серьезные подозрения, касающиеся психического здоровья ребенка. Чаще всего подобная ранняя “асоциальность” наблюдается у детей, страдающих так называемым ранним детским аутизмом, или синдромом Каннера

    Ончурова Елена Владимировна, 06.02.2017

    Содержимое разработки

    «Ранний детский аутизм: основные симптомы, подходы к коррекции.»

    Составитель : Ончурова Е.В.

    Механизмы проявления и клиническая картина РДА

    Введение.етский аутизм болезнь

    Если грудной ребенок выворачивается при попытке матери взять его на руки, или лежит на руках у матери как неодушевленный предмет, или не смотрит ей в лицо, – это должно вызывать серьезные подозрения, касающиеся психического здоровья ребенка. Чаще всего подобная ранняя “асоциальность” наблюдается у детей, страдающих так называемым ранним детским аутизмом, или синдромом Каннера (по имени врача Лео Каннера, впервые подробно описавшего этот тип патологии в 1943 г.).

    В жизни и врачебной практике ранний детский аутизм обычно обнаруживается в связи с тем, что у таких детей не развивается речь. Именно с жалобой “наш ребенок все еще не говорит” родители начинают обращаться к врачам.

    Впрочем, “неговорящими” являются не только аутичные дети, т.е. дети с сидромом Каннера, но и дети с системным недоразвитием “речевых” зон мозга; дети, глухие от рождения или очень рано оглохшие; перенесшие детский церебральный паралич и т.п. Увы, современное общество в избытке обеспечивает нас “неговорящими” детьми. Причины этого многообразны. В частности, развитие медицины и педагогической практики позволяет не только выжить, но и социализироваться детям с такими тяжелыми патологиями речи, которые в прежние времена оставили бы их не только вне “большого” социума, но и просто на обочине жизни.

    Однако попытки понимания недугов оказываются довольно скудны даже в богатом постиндустриальном обществе, поскольку редко основаны на серьезных научных разработках – мешает характерный для постиндустриального общества чисто инструментальный, поверхностно-прагматический подход по схеме: воздействие на следствие без углубления в причины. В перспективе он губителен и для практики – ведь “неговорящие” дети не говорят по совершенно разным причинам. Но вот что именно вызывает “подлинный” РДА, описанный Каннером, науке до сих пор неизвестно. А между тем вопрос этот представляет не чисто медицинский и даже не чисто практический интерес – ответ на него, если он когда-нибудь будет получен, окажет, видимо, немалое влияние на все наше представление о самих себе как разумных существах, о том, откуда берется и что собой представляет наш разум и его главные орудия – язык и речь. Впрочем, упомянутый вопрос, даже в его нынешнем виде, без ответа, способен поколебать многие наши, казалось бы, сами собой разумеющиеся представления о человеке.

    Отметим, что синдром Каннера в популяции встречается достаточно редко. Аутичные дети и взрослые, постоянно описываемые в литературе, а иногда и описывающие себя сами, – это в абсолютном большинстве случаев лица с так называемым вторичным аутизмом, у которых нежелание коммуникации и отгороженность от социума оказываются следствием ранней шизофрении. Соответственно, при всей замкнутости, отгороженности, холодности и неконтактности, аутичные дети с ранней шизофренией не являются “неговорящими” в буквальном смысле слова – они могут говорить, но не хотят этого, или говорят стереотипными фразами, как это делает герой Дастина Хоффмана.

    1. Описание заболевания

    Ранний детский аутизм — клинический синдром, впервые описанный Л. Каннером в 1943 г. Его основными признаками являются:

    1. Врожденная неспособность ребенка к установлению аффективного контакта посредством взгляда, мимики, жеста, не обусловленная низким интеллектуальным уровнем;

    2. Стереотипность поведения;

    3. Необычные реакции на раздражители (дискомфорт или поглощенность впечатлениями);

    4. Нарушения речевого развития;

    5. Раннее проявление – до 30-го месяца жизни.

    Особенно ярко аутизм проявляется в возрасте 3–5 лет и сопровождается страхами, негативизмом, агрессией. В дальнейшем острый период сменяется нарушениями интеллектуального и личностного развития.

    2. Встречаемость заболевания

    Клиническая, патологическая единица РДА признается специалистами большинства стран. Несмотря на это во взглядах на генез и прогноз РДА нет устоявшихся мнений. Подходы к определению РДА претерпевают изменения, практически, на протяжении всех 50 лет, прошедших со времени его описания Kanner L. в 1943 году.

    По данным психиатров Германии, США, Японии частота встречаемости РДА исчисляется от 4 до 1 больного на 10000 детского населения. Соотношение мальчиков и девочек 4-5 : 1. У детей с РДА коэффициент интеллигентности более чем в двух третях случаев ниже 70.

    3. Классификация РДА

    Таким образом, к настоящему времени сложилось представление о двух типах аутизма: классическом аутизме Каннера и варианте аутизма, в который входят аутистические состояния разного генеза. Для того чтобы соотнести разные концептуальные подходы в определении аутизма представим ряд последних классификаций РДА.

    — синдром раннего инфантильного аутизма Каннера (классический вариант РДА);

    — аутистическая психопатия Аспергера;

    — эндогенный, постприступный (вследствие приступов шизофрении, аутизм);

    -. резидуально-органический вариант аутизма;

    — аутизм при хромосомных аберрациях;

    — аутизм при синдроме Ретта;

    — аутизм неясного генеза.

    2. Этиология РДА:

    — эндогенно-наследственная (конституциональная, процессуальная), шизоидная, шизофреническая,

    — в связи с хромосомным аберрациями,

    3. Патогенез РДА:

    Как видно, в представленной классификации рассмотрены все виды раннего детского аутизма – конституционального, процессуального и органического, в связи с хромосомными аберрациями, психогениями и неуточненного генеза.

    Данная классификация РДА разработана в России в НЦПЗ РЛМН (1987 г.).

    Классификация аутизма (Франция, 1987 г.)

    1. Разновидности РДА

    — Ранний инфантильный аутизм типа Каннера,

    — другие типы инфантильного аутизма

    2. Разновидности психозов у детей

    — Психоз ранний дефицитарный,

    — Психозы шизофренического типа, возникающие в детстве,

    Во французской классификации очень четко выделен РДА Каннера и другие типы аутизма, без соответствующего их разграничения по этиологии, в группу аутизма состояния связанные с психозом не относятся.

    Похожая классификация принята у нас в МКБ-9 (1980 г.)

    Международная классификация болезней 9-го пересмотра (1980 г.)

    1. Разновидности РДА:

    — Детский аутизм типа Каннера

    — Шизофрения, детский тип,

    — Детский психоз без других указаний,

    Данная классификация разработана в России в 1980 г. и используется в Российской Федерации до настоящего времени.

    ДСМ-III-R (американская классификация болезней, 1987 г.)

    1. Разновидности РДА: "первазивные расстройства развития". Ось II.

    — Первазивные расстройства развития без дополнительных определений.

    РДА в этом варианте систематики выносится из рубрики "психозов" относится к патологии развития и сближается с умственной отсталостью (УМО).

    IСD-10 (ВОЗ, 1991 г.). Первазивные расстройства развития

    1. Типичный аутизм

    — синдром аутизма Каннера.

    2. Атипичный аутизм

    — атипичные детские психозы,

    — УМО с аутистическими чертами.

    3. Синдром Ретта

    Касаясь международной классификации болезней, следует особо подчеркнуть, что к “первазивным расстройствам” отнесены теперь как состояния с нарушениями развития и аутизмом, так психозы раннего возраста. Все они подразделены на типичные, т.е. возникающие до 3 лет и атипичные, т.е. после 3 лет. Хотя эта классификация еще не адаптирована в отечественной психиатрии, следует знать, что аутистические расстройства представлены в ней многообразнее и как синдром Каннера, и как другие варианты аутизма, отдельно охарактеризован синдром Ретта.

    4. Механизмы проявления и клиническая картина РДА

    Патогенетические механизмы раннего детского аутизма остаются недостаточно ясными, существуют предположения:

    – о поломке биологических механизмов аффективности:

    – о первичной слабости инстинктов;

    – об информационной блокаде, связанной с расстройством восприятия;

    – о недоразвитии внутренней речи;

    – о центральном нарушении слуховых впечатлении, которое ведет к блокаде потребности в контактах;

    – о нарушении активирующих влияний ретикулярной формации и многие другие.

    Клиническая картина аутистического синдрома у детей с РДА определяется проявлениями отрешенности, с неспособностью к формированию общения, неспособностью к осознаванию посторонних персон и неодушевленных предметов (явлениями протодиакризиса), отсутствием подражания, реакций на комфорт и дискомфорт, монотонно-однообразным характером поведения, с “симптомами тождества”. Для них характерно господство влечений, противоположные желания, аффекты, представления, в поведении отсутствует единство и внутренняя логика.

    5. Коррекционная работа

    Коррекционная работа должна осуществляться поэтапно, исходя из степени выраженности аутистического дизонтогенеза ребенка с РДА. Использовались адаптированные для работы с аутистами обычные программы по обучению и организации игр для обычных и специализированных детских яслей и садов. Используются два режима: щадящий и активирующий. Адаптация ребенка к условиям дневного стационара базируется на использовании простейших – тактильных, пантомимических, моторных форм контактов, протопатических форм деятельности в условиях свободного выбора и полевого поведения. Оценка состояния ребенка-аутиста, уровня его развития, запаса знаний, поведенческих навыков должна проводиться комплексно всеми специалистами и служит основой разработки индивидуального плана коррекционных мероприятий. Направленная деятельность ребенка с РДА планируется с учетом диссоциации психического развития. Используется индивидуальная, а позднее групповая игротерапия.

    На первых этапах отрабатывается важнейшая реакция оживления и слежения, формируется зрительно-моторный комплекс. В последующем, в процессе манипуляций с предметами развивают тактильное, зрительно-тактильное, кинестетическое, мышечное восприятие. Вырабатываются связи между определенными частями тела и их словесными обозначениями, видами движений, а также их словесными определениями. У ребенка формируется представление о собственном теле, его частях, членах, сторонах. Затем проводится работа по воспитанию навыков самообслуживания, участия в направленной деятельности.

    Опыт показывает, что у большинства детей, на начальном этапе работы по лечению аутизма запас знаний, характер игровой деятельности отстает на 2-3 возрастных порядка. У них преобладает манипулятивная игра, отсутствует партнерство, не происходит соотнесение игры с истинным назначением игрушек, не возникает ориентировочной реакции на новые игрушки, лиц, участвующих в игре.

    На следующем этапе задача усложняется переходом от манипулятивной игры к сюжетной. Наиважнейшей стороной работы остается побуждение к деятельности, многократное повторение игры, формирование игровых штампов, с постоянным использованием зрительно-моторного комплекса, лишь постепенно вводя от более простых более сложные формы игр и самой моторной деятельности, а также конкретно, последовательно, многократно излагать порядок всех игровых действий. Словесные комментарии необходимо давать в краткой форме.

    И на последующих этапах работы, по-прежнему решается задача усложнения деятельности, с постепенным переходом от индивидуальных к направленным групповым занятиям, еще позднее к сложным играм, упражнениям.

    6. Логопедическая работа

    Логопедическая работа должна начинаться с определения речевой патологии, свойственной детям аутистам. Соответствующая коррекция направлена на развитие слухового внимания, фонематического, речевого слуха. Осуществляется постановка звуков, их автоматизация, вводятся дыхательные, голосовые упражнения. Важной остается задача расширения словарного запаса, развитие способности к составлению предложений по картинкам, их сериям, как и работа над связным текстом, состоящим из бесед, пересказа, “проигрывания”, драматизации разных тем, воспроизведение стихотворной речи и ряд других задач.

    Речь, как наиболее молодая функция центральной нервной системы, страдает в болезни в первую очередь и восстанавливается постепенно, поэтапно, в обратном порядке.

    7. Психологическая коррекция

    Психологическая коррекция также начинается с диагностики проявлений психического дизонтогенеза ребенка в условиях его общей и игровой деятельности. Основной задачей является вовлечение аутистов в разные виды индивидуальной и совместной деятельности, формирование произвольной, волевой регуляции поведения. Адекватными оказываются игры с жесткой последовательностью событий и действий, их многократное проигрывание. Освоение системы игровых штампов аутистами, способствует формированию у них памяти, внимания, восприятия. В процессе занятий создается в последующем у аутистов возможность переноса усвоенного, т.е. творческая регуляция поведения и повышение предметно-практической ориентировки в окружающем.

    8. Психотерапевтическая работа

    Психотерапевтическая работа с самим аутистом и семьей направлена на коррекцию поведения ребенка, нивелировку тревожности, страха, а также на коррекцию и укрепление семьи, привлечение родителей к воспитательной работе с ребенком, обучение приемам работы с ним.

    Данный подход к оценке структуры психического дефекта у аутистов, прежде всего как к асинхронному развитию всех сфер деятельности ребенка, позволят вскрыть значимость в становлении его не только эндогенных, но и экзогенных факторов, на основании чего возможно обосновать необходимость проведения реабилитации.Заключение

    Ранний возраст — один из самых интенсивных периодов развития, за который ребенок успевает овладеть не только многими сложными навыками — двигательными, речевыми, интеллектуальными, но и взаимодействием с окружающим миром. Сами его взаимодействия с миром, его индивидуальное мироощущение претерпевают огромную динамику, становятся чрезвычайно сложными. Тот аффективный опыт, который он получает в это время, становится основой всего его дальнейшего развития — эмоционального, личностного, социального и интеллектуального. Поэтому так важно, чтобы ребенок прошел его благополучно: не торопясь, не перескакивая через необходимые ступени развития. Для этого нужно, чтобы взрослый понимал логику его аффективного развития, возможность и уместность движения к усложнению взаимодействий.

    Ритм и темп этого движения зависит от индивидуальных особенностей ребенка, но существуют некоторые закономерные и обязательные этапы, прохождение которых отмечает истинный эмоциональный возраст ребенка. Иногда он может расходиться с годами, указанными в его свидетельстве о рождении и даже уровнем развития отдельных психических функций. Однако он тоже является той объективной реальностью, которая может оказывать решающее влияние на его дальнейшее развитие.

    Сам ход нормального развития достаточно драматичен, благополучные периоды сменяются эпизодами страхов и разлада во взаимоотношениях с близкими. Но каждый этап вносит свой необходимый вклад в становление сложной системы аффективной организации мироощущения и поведения ребенка. Своевременно возникающие трудности как раз и являются показателем нормальной динамики развития. Проблема состоит скорее в реакции взрослого на происходящее – его готовности помочь ребенку освоить новые возможности и предложить для этого те средства, которые соответствуют его реальному эмоциональному возрасту. Каждый такой выход из кризиса становится толчком для дальнейшего развития.

    Внимательное совместное прохождение раннего периода развития позволяет ребенку максимально выявить индивидуальную жизненную манеру и помочь ему сформировать удобные для него формы социальной адаптации, обеспечить ему запас активности и прочности, возможности восстанавливаться после неизбежных стрессов.

    В настоящее время, помощь больным с РДА осуществляется преимущественно в больницах, пребывание в которых длительные сроки ведет к социальной депривации, явлениям госпитализма. Тогда как организация специализированной лечебно-коррекционной реабилитации может привести к социальному приспособлению более трети детей с РДА. Эти виды помощи создают условия и для возможности принимать участие в общественно полезном труде и родителям детей аутистов. Описанные выше формы помощи являются и более экономичными, гуманными и лежат в основе профилактики (вторичного характера) форм психического недоразвития у детей аутистов.

    1. Баенская Е.Р. Помощь в воспитании детей с особым эмоциональным развитием: младший дошкольный возраст. Альманах института коррекционной педагогики РАО. – 2001, № 4.

    2. Баенская Е.Р., Никольская О.С., Лилинг М.М. Аутичный ребенок. Пути помощи. М.: – Центр традиционного и современного образования "Теревинф". – 1997.

    3. Башина В.М. Ранний детский аутизм. // Материалы сервера http://autist.narod.ru/bashina.HTM.

    4. Браудо Т.Е., Фрумкина Р.М. Детский аутизм, или странность разума. // Человек, – 2002, № 1.

    5. Москаленко А.А. Нарушение психического развития детей – ранний детский аутизм. // Дефектология. – 1998, № 2. с. 89-92.

    intolimp.org