Психическое расстройство у ребенка 3 года

Дети с психическими расстройствами и отклонениями

Считается, что отклонения в психическом развитии ребенка различить в раннем возрасте невозможно, а любое неадекватное поведение рассматривается как детский каприз. Однако сегодня многие психические расстройства специалисты могут заметить уже у новорожденного, что позволяет вовремя начать лечение.

Нейропсихологические признаки психических отклонений у детей

Врачами выделен ряд синдромов – психических особенностей детей, наиболее часто встречающихся в разном возрасте. Синдром функциональной дефицитарности подкорковых образований головного мозга развивается во внутриутробном периоде. Его характеризует:

  • Эмоциональная неустойчивость, выражающаяся в частой смене настроения;
  • Повышенная утомляемость и связанная с ней низкая трудоспособность;
  • Патологическое упрямство и лень;
  • Чувствительность, капризность и неуправляемость в поведении;
  • Длительный энурез (часто – до 10-12 лет);
  • Недоразвитие тонкой моторики;
  • Проявления псориаза или аллергии;
  • Нарушения аппетита и сна;
  • Замедленное формирование графической деятельности (рисование, почерк);
  • Тики, гримасничанье, вскрикивания, неконтролируемый смех.
  • Синдром достаточно трудно поддается коррекции, поскольку из-за того, что лобные отделы не сформированы, чаще всего отклонения в психическом развитии ребенка сопровождаются интеллектуальной недостаточностью.

    Дисгенетический синдром, связанный с функциональной дефицитарностью стволовых образований головного мозга, может проявиться в детском возрасте до 1,5 лет. Его основными чертами являются:

  • Дисгармоническое психическое развитие со смещением этапов;
  • Лицевые асимметрии, неправильный рост зубов и нарушение формулы тела;
  • Трудности с засыпанием;
  • Обилие пигментных пятен и родинок;
  • Искажение моторного развития;
  • Диатезы, аллергии и нарушения в работе эндокринной системы;
  • Проблемы в формировании навыков опрятности;
  • Энкопрез или энурез;
  • Искаженный порог болевой чувствительности;
  • Нарушения фонематического анализа, школьная дезадаптация;
  • Избирательность памяти.
  • Психические особенности детей с таким синдромом трудно поддаются коррекции. Педагоги и родители должны обеспечить неврологическое здоровье ребенка и развитие его вестибулярно-моторной координации. Также следует учитывать, что эмоциональные расстройства усиливаются на фоне утомляемости и истощаемости.

    Синдром, связанный с функциональной несформированностью правого полушария головного мозга, может проявиться с 1,5 до 7-8 лет. Отклонения в психическом развитии ребенка проявляются как:

  • Мозаичное восприятие;
  • Нарушение дифференциации эмоций;
  • Конфабуляции (фантазирование, вымыслы);
  • Нарушения цветоразличения;
  • Ошибки при оценке углов, расстояний и пропорций;
  • Искажение воспоминаний;
  • Ощущение множественности конечностей;
  • Нарушения постановки ударений.
  • Для коррекции синдрома и уменьшения выраженности психических расстройств у детей необходимо обеспечить неврологическое здоровье ребенка и уделять особое внимание развитию наглядно-образного и наглядно-действенного мышления, пространственного представления, зрительного восприятия и памяти.

    Также выделяют ряд синдромов, которые развиваются от 7 до 15 лет из-за:

    • Родовой травмы шейных отделов спинного мозга;
    • Общего наркоза;
    • Сотрясения мозга;
    • Эмоционального стресса;
    • Внутричерепного давления.
    • Для коррекции отклонений в психическом развитии ребенка необходим комплекс мер, направленный на развитие межполушарного взаимодействия и обеспечение неврологического здоровья ребенка.

      Психические особенности детей разных возрастов

      Самым важным в развитии маленького ребенка до 3 лет является общение с матерью. Именно недостаток материнского внимания, любви и общения многие врачи считают основой развития различных психических отклонений. Второй причиной врачи называют генетическую предрасположенность, передающуюся детям от родителей.

      Период раннего детства называют соматическим, когда развитие психических функций напрямую связано с движениями. К наиболее типичным проявлениям психических расстройств у детей относят расстройства пищеварения и сна, вздрагивание при резких звуках, монотонный плач. Поэтому если малыш продолжительное время встревожен, необходимо обратиться врачу, который поможет или диагностировать проблему, или развеять страхи родителей.

      Дети в возрасте 3-6 лет развиваются достаточно активно. Психологи характеризуют этот период как психомоторный, когда реакция на стресс может проявляться в виде заикания, тиков, кошмарных сновидений, невротизации, раздражительности, аффективных расстройств и страхов. Как правило, этот период достаточно напряженный, поскольку обычно в это время ребенок начинает посещать дошкольные учебные заведения.

      Легкость адаптации в детском коллективе во многом зависит от психологической, социальной и интеллектуальной подготовки. Психические отклонения у детей этого возраста могут возникать из-за повышенных нагрузок, к которым они не подготовлены. Гиперактивным детям достаточно сложно привыкать к новым правилам, требующим усидчивости и сосредоточенности.

      В возрасте 7-12 лет психические расстройства у детей могут проявляться как депрессивные расстройства. Довольно часто для самоутверждения дети выбирают друзей со схожими проблемами и способом самовыражения. Но еще чаще в наше время дети заменяют реальное общение виртуальным в социальных сетях. Безнаказанность и анонимность такого общения способствуют еще большему отчуждению, а существующие расстройства могут быстро прогрессировать. Кроме того, длительное сосредоточенное нахождение перед экраном оказывает воздействие на головной мозг и может вызвать эпилептические припадки.

      Отклонения в психическом развитии ребенка в этом возрасте, при отсутствии реакции со стороны взрослых, могут привести к довольно серьезным последствиям, включая расстройства сексуального развития и суицид. Также важно следить за поведением девочек, которые нередко в этот период начинают быть недовольными своим внешним видом. При этом может развиться нервная анорексия, которая является тяжелым психосоматическим расстройством, способным необратимо нарушить обменные процессы в организме.

      Также врачи отмечают, что в это время психические отклонения у детей могут перерасти в манифестный период шизофрении. Если вовремя не реагировать, патологические фантазирования и сверхценные увлечения могут перерасти в бредовые идеи с галлюцинациями, изменениями мышления и поведения.

      Отклонения в психическом развитии ребенка могут проявляться по-разному. В некоторых случаях опасения родителей к их радости не подтверждаются, а иногда действительно необходима помощь врача. Лечение психических отклонений может и должен осуществлять только специалист, имеющий достаточный опыт для постановки правильного диагноза, а успех во многом зависит не только от правильно подобранных лекарственных средств, но и от поддержки семьи.

      www.neboleem.net

      Психические расстройства у детей

      Психические расстройства способны усложнить человеку жизнь даже больше, нежели очевидные физические недостатки. Особенно критично выглядит ситуация, когда от невидимого недуга страдает маленький ребенок, у которого вся жизнь впереди, а именно сейчас должно происходить стремительное развитие. По этой причине родителям следует ориентироваться в теме, внимательно следить за своими детьми и оперативно реагировать на любые подозрительные явления.

      Причины возникновения

      Детские психические заболевания не возникают из ниоткуда – есть четкий перечень критериев, которые не гарантируют развитие нарушения, однако сильно ему способствуют. Отдельные заболевания имеют собственные причины, но для данной сферы больше характерны смешанные специфические расстройства, да и речь ведь не о выборе или диагностике болезни, а об общих причинах возникновения. Стоит рассматривать все возможные причины, без деления по вызываемым ими расстройствам.

      Генетическая предрасположенность

      Это единственный совершенно неизбежный фактор. В этом случае заболевание обусловлено изначально неправильным функционированием нервной системы, а генные нарушения, как известно, не лечатся – доктора могут разве что приглушить симптомы.

      Если среди близких родственников будущих родителей известны случаи возникновения серьезных психических расстройств, не исключено (но и не гарантировано), что они передадутся малышу. Однако такие патологии могут проявить себя даже в дошкольном возрасте.

      Ограниченность умственных способностей

      Этот фактор, также являющийся своего рода психическим расстройством, может отрицательно повлиять на дальнейшее развитие организма и провоцировать более тяжелые недуги.

      Повреждения головного мозга

      Еще одна крайне распространенная причина, которая (как и генные нарушения) мешает нормальной работе мозга, но уже не на генном, а на видимом в обыкновенный микроскоп уровне.

      В первую очередь сюда относятся травмы головы, полученные в первые годы жизни, но некоторым детям не везет настолько, что травмироваться они успевают еще до рождения – или в результате сложных родов.

      Нарушения может спровоцировать также инфекция, которая считается более опасной для плода, но может заразить и ребенка.

      Вредные привычки у родителей

      Обычно указывают на мать, но если отец не был здоров из-за алкоголизма или сильного пристрастия к курению, наркотикам, это также могло сказаться на здоровье ребенка.

      Специалисты утверждают, что женский организм особенно чувствителен к разрушительному воздействию вредных привычек, поэтому женщинам вообще крайне нежелательно пить или курить, но даже мужчина, желающий зачать здорового ребенка, должен предварительно воздерживаться от подобных способов на протяжении нескольких месяцев.

      Беременной женщине пить и курить запрещено категорически.

      Постоянные конфликты

      Когда говорят, что человек способен сойти с ума в сложной психологической обстановке, это вовсе не является художественным преувеличением.

      Если взрослый не обеспечивает здоровую психологическую атмосферу, то для малыша, который еще не обладает ни развитой нервной системой, ни правильным восприятием окружающего мира, это может стать настоящим ударом.

      Чаще всего причиной возникновения патологий становятся конфликты в семье, поскольку там ребенок пребывает большую часть времени, оттуда ему некуда деться. Однако в некоторых случаях важную роль может сыграть и неблагоприятная обстановка в кругу сверстников – во дворе, в детском саду или школе.

      В последнем случае проблему можно решить путем смены учреждения, которое посещает ребенок, но для этого нужно вникнуть в ситуацию и начинать менять ее еще до того, как последствия станут необратимыми.

      Дети могут заболевать практически всеми психическими недугами, которым подвержены и взрослые, но малыши имеют и свои (сугубо детские) болезни. При этом точная диагностика того или иного заболевания в детском возрасте сильно усложняется. Сказываются особенности развития малышей, поведение которых и без того сильно отличается от аналогичного у взрослых.

      Не во всех случаях родители могут легко распознать первые признаки проблем.

      Даже доктора обычно ставят окончательный диагноз не ранее достижения ребенком младшего школьного возраста, используя для описания раннего расстройства весьма размытые, слишком общие понятия.

      Мы приведем обобщенный список заболеваний, описание которых по этой причине не будет идеально точным. У некоторых пациентов отдельные симптомы проявляться не будут, а сам факт наличия даже двух-трех признаков не будет означать нарушения психики. В целом сводная таблица детских психических расстройств выглядит так.

      Умственная отсталость и задержка развития

      Суть проблемы вполне очевидна – ребенок физически развивается нормально, но по умственному, интеллектуальному уровню существенно отстает от своих ровесников. Не исключено, что он никогда не достигнет уровня хотя бы среднего взрослого человека.

      Результатом может стать психический инфантилизм, когда взрослый человек ведет себя в буквальном смысле подобно ребенку, причем дошкольнику или школьнику младших классов. Такому ребенку куда сложнее учиться, это может быть вызвано как плохой памятью, так и неспособностью по собственному желанию сосредоточить внимание на конкретном предмете.

      Отвлечь малыша от обучения может малейший посторонний фактор.

      Синдром дефицита внимания

      Хотя по названию эта группа заболеваний может восприниматься как один из симптомов предыдущей группы, природа явления здесь совершенно другая.

      Ребенок с таким синдромом в умственном развитии не отстает ничуть, а типичная для него гиперактивность большинством людей воспринимается как признак здоровья. Однако именно в чрезмерной активности и кроется корень зла, поскольку в этом случае она имеет болезненные черты – нет совершенно никакого занятия, которое ребенок бы любил и доводил до конца.

      Если высокая активность не является странной для маленьких детей, то здесь она гипертрофирована вплоть до того, что малыш даже не может дождаться своей очереди в игре – и по этой причине может ее бросить, не доиграв.

      Совершенно очевидно, что заставить такого ребенка прилежно учиться крайне проблематично.

      Понятие аутизма крайне широко, но в целом характеризуется очень глубоким уходом в собственный внутренний мир. Многие считают аутизм формой отсталости, но по своему потенциалу аутист обычно не очень сильно отличается от сверстников.

      Проблема кроется в невозможности нормальной коммуникации с окружающими. Если здоровый ребенок абсолютно всему учится у окружающих, то аутист получает из внешнего мира куда меньше информации.

      Серьезной проблемой также оказывается получение нового опыта, поскольку больные аутизмом дети крайне негативно воспринимают любые резкие перемены.

      Однако аутисты способны даже к самостоятельному умственному развитию, просто оно проходит медленнее – из-за отсутствия максимальных возможностей для получения новых знаний.

      «Взрослые» психические расстройства

      Сюда следует отнести те недуги, которые считаются относительно распространенным явлением среди взрослых, а вот у детей встречаются довольно редко. Заметным явлением среди подростков являются различные маниакальные состояния: мания величия, преследования и так далее.

      Детская шизофрения поражает лишь одного ребенка среди пятидесяти тысяч, но пугает масштабами регресса в умственном и физическом развитии. Из-за ярко выраженных симптомов стал известным и синдром Туретта, когда больной регулярно использует нецензурную лексику (неконтролируемо).

      На что обратить внимание родителям?

      Психологи с большим опытом работы утверждают, что абсолютно здоровых людей не существует. Если в большинстве случаев мелкие странности воспринимаются как своеобразная, но никому особо не мешающая черта характера, то в определенных ситуациях они могут стать явным признаком грядущей патологии.

      Поскольку систематика психических заболеваний в детском возрасте осложняется похожестью симптомов у принципиально разных нарушений, не стоит рассматривать тревожные странности в привязке к отдельным заболеваниям. Лучше подать их в виде общего перечня тревожных «звоночков».

      Стоит напомнить о том, что ни одно из названных качеств не является стопроцентным признаком психического расстройства – если только не наблюдается гипертрофированный, патологический уровень развития дефекта.

      Итак, поводом для похода к специалисту может стать яркое проявление у ребенка следующих качеств.

      Повышенный уровень жестокости

      Здесь следует различать детскую жестокость, вызванную непониманием степени причиняемого дискомфорта, и получение удовольствия от целенаправленного, осознаваемого причинения боли – причем не только другим, но и себе.

      Если малыш в возрасте около 3 лет тянет кошку за хвост, то он таким путем познает мир, а вот если в школьном возрасте он проверяет ее же реакцию на попытку оторвать ей лапу, то это уже явно ненормально.

      В жестокости обычно выражается нездоровая атмосфера дома или в компании приятелей, но она может как пройти сама собой (под воздействием внешних факторов), так и дать непоправимые последствия.

      Принципиальный отказ от еды и гипертрофированное желание похудеть

      Понятие анорексии в последние годы на слуху – оно является следствием заниженной самооценки и стремлением к идеалу, который настолько преувеличен, что приобретает безобразные формы.

      Среди детей, страдающих анорексией, практически все – это девушки-подростки, но следует различать нормальное слежение за своей фигурой и доведение себя до истощения, поскольку последнее крайне отрицательно влияет на работу организма.

      Боязнь чего-либо может выглядеть в целом нормальной, но иметь неоправданно высокую степень. Условно говоря: когда человек боится высоты (падения), стоя на балконе – это нормально, а вот если ему страшно находиться даже просто в квартире, на последнем этаже – это уже патология.

      Такой необоснованный страх не только мешает нормальной жизни в социуме, но и может довести до более тяжелых последствий, фактически создавая сложную психологическую обстановку там, где ее нет.

      Ярко выраженная депрессия и склонность к суициду

      Грустить свойственно людям любого возраста. Если это затягивается на продолжительное время (например, пару недель), возникает вопрос о причине.

      У детей фактически нет причин для того, чтобы впадать в депрессию на столь продолжительный период, поэтому ее можно воспринимать как отдельную болезнь.

      Единственным распространенным основанием для детской депрессии может быть разве что сложная психологическая обстановка, однако она как раз является причиной развития многих нарушений психики.

      Сама по себе депрессия опасна склонностью к самодеструкции. О самоубийстве хотя бы раз в жизни задумываются многие люди, но если данная тема принимает очертания увлечения, есть риск попытки нанесения себе увечий.

      Резкие смены настроения или изменения в привычном поведении

      Первый фактор указывает на расшатанность психики, ее неспособность сопротивляться в ответ на те или иные раздражители.

      Если человек так ведет себя в повседневности, то его реакция в чрезвычайной ситуации может быть неадекватной. Кроме того, постоянными приступами агрессии, депрессии или страха человек способен изводить себя еще больше, а также отрицательно влиять на психическое здоровье окружающих.

      Сильное и резкое изменение поведения, не имеющее конкретного обоснования, указывает скорее не на появление психического расстройства, а на повысившуюся вероятность такого исхода.

      В частности – внезапно ставший молчаливым человек наверняка испытал сильный стресс.

      Зашкаливающая гиперактивность, мешающая концентрации внимания

      Когда ребенок очень подвижен, это никого не удивляет, но у него наверняка есть какое-то занятие, которому он готов посвятить продолжительное время. Гиперактивность с признаками нарушения – это когда малыш даже в активные игры не может играть достаточно долго, и не потому, что устал, а просто вследствие резкого переключения внимания на что-нибудь другое.

      Повлиять на такого ребенка невозможно даже угрозами, а ведь он сталкивается с пониженными возможностями для обучения.

      Негативные явления социального характера

      Чрезмерная конфликтность (вплоть до регулярного рукоприкладства) и склонность к вредным привычкам сами по себе могут просто сигнализировать о наличии сложной психологической обстановки, которую ребенок пытается преодолеть такими неприглядными способами.

      Однако корни проблемы могут быть и в чем-то другом. Например, постоянная агрессия может быть вызвана не только необходимостью защищаться, но и упомянутой в начале списка повышенной жестокостью.

      Природа внезапно проявившегося злоупотребления чем-либо вообще весьма непредсказуема – это может быть как глубоко спрятанная попытка самодеструкции, так и банальный уход от реальности (или даже психологическая привязанность, граничащая с манией).

      При этом алкоголь и наркотики никогда не решают проблему, которая привела к увлечению ими, но пагубно влияют на организм и могут способствовать дальнейшей деградации психики.

      Хотя психические расстройства однозначно являются серьезной проблемой, большинство из них можно корректировать – вплоть до полного выздоровления, тогда как к неизлечимым патологиям относится сравнительно небольшой процент из них. Другое дело, что лечение может длиться годами и почти всегда требует максимального вовлечения всех окружающих ребенка людей.

      Выбор методики сильно зависит от диагноза, при этом даже очень похожие по симптомам заболевания могут требовать принципиально разного подхода в лечении. Именно поэтому так важно максимально точно описать врачу суть проблемы и замеченную симптоматику. Главный упор при этом необходимо сделать на сравнение «было и стало», объяснить, почему вам кажется, что что-то пошло не так.

      Большинство сравнительно простых заболеваний лечится обыкновенной психотерапией – и только ею. Чаще всего она имеет форму личных бесед ребенка (если он уже достиг определенного возраста) с доктором, который таким путем получает максимально точное представление о понимании сути проблемы самим пациентом.

      Специалист может оценить масштаб происходящего, выяснить причины. Задача опытного психолога в данной ситуации – показать ребенку гипертрофированность причины в его сознании, а если причина действительно серьезная – попытаться отвлечь пациента от проблемы, дать ему новый стимул.

      При этом терапия может принимать разные формы – например, замкнутые в себе аутисты и шизофреники вряд ли поддержат беседу. Они могут вообще не пойти на контакт с человеком, однако обычно не отказываются от тесного общения с животными, что в итоге может увеличить их общительность, а это – уже признак улучшения.

      Применение медикаментов всегда сопровождается той же психотерапией, но уже свидетельствует о более сложной патологии – или же о большей ее развитости. Детям с нарушением навыков общения или замедленным развитием дают стимуляторы, чтобы увеличить их активность, в том числе – познавательную.

      При ярко выраженной депрессии, агрессии или панических атаках прописывают антидепрессанты и успокоительные. Если ребенок демонстрирует признаки болезненных перепадов настроения и припадки (вплоть до истерики), используют стабилизирующие и антипсихотические средства.

      Стационар – самая сложная форма вмешательства, показывающая необходимость постоянного наблюдения (хотя бы в течение прохождения курса). Такой тип лечения используется только для коррекции самых тяжелых расстройств – например, шизофрении у детей. Недуги такого рода не лечатся за один раз – маленькому пациенту придется неоднократно ложиться в больницу. Если положительные сдвиги будут заметны, такие курсы со временем станут более редкими и короткими.

      Естественно, что во время лечения для ребенка должна быть создана максимально благоприятная обстановка, исключающая любой стресс. Именно поэтому факт наличия психического заболевания не нужно скрывать – наоборот, воспитатели в детском саду или школьные учителя должны знать о нем, чтобы правильно выстроить учебный процесс и взаимоотношения в коллективе.

      Совершенно недопустимо дразнить или попрекать ребенка его расстройством, да и вообще не стоит о нем упоминать – пусть малыш почувствует себя нормальным.

      Но чуть больше любите его, и тогда со временем все встанет на свои места. В идеале – реагировать лучше еще до проявления любых признаков (профилактическими методами).

      Добейтесь стабильной положительной атмосферы в кругу семьи и выстройте доверительные отношения с ребенком, чтобы он мог в любой момент рассчитывать на вашу поддержку и не боялся рассказать о любом неприятном для него явлении.

      Дополнительную информацию, касающуюся этой темы, вы можете узнать, посмотрев видео ниже.

      www.o-krohe.ru

      Психические, невротические расстройства и нарушения поведения у детей

      Самые распространенные психические расстройства у детей – очень кратко.

      Наряду с заболеваниями, встречающимися как у детей, так и у взрослых (шизофрения, аффективные расстройства, органические расстройства личности, расстройства сна и приема пищи,страх, тревога) для детского возраста характерны и специфические психические расстройства у детей, начинающиеся в первые годы жизни – умственная отсталость, аутизм, нарушения поведения, заикание, тики, энурез.

      Умственная отсталость

      Большая группа патологических состояний с разной этиологией, сопровождающихся врожденным или приобретенным в раннем детстве (до 3 лет) общим психическим недоразвитием со снижением интеллектуальных способностей. Такие дети поздно начинают сидеть, ходить, разговаривать, овладение школьными навыками затруднено. Различают легкую умственную отсталость (дебильность), когда возможно овладение программой вспомогательной школы и несложными специальностями, социальная адаптация.

      При умеренной и тяжелой интеллектуальной недостаточности (имбецильности) школьное и трудовое обучение невозможно. В этом случае необходимо формирование навыков самообслуживания, уход и надзор родственников.

      При глубокой умственной отсталости (идиотии) практически отсутствует речь, мышление и память, больные ведут чисто вегетативный образ жизни, нуждаются в постоянном уходе.

      Такие психические расстройства у детей нельзя вылечить. Все усилия направляются на коррекцию сопутствующих поведенческих расстройств, максимально возможную социальную и бытовую адаптацию. Для стимуляции интеллектуальных способностей используются различные рекомендации по специальному диетическому питанию, рефлексотерапии.

      Расстройства развития школьных навыков

      При специфических расстройствах учебных навыков нарушается приобретение навыков письма, чтения и счета вследствие различных факторов. В результате теряется интерес к учебе, снижается успеваемость, появляются всевозможные психологические проблемы.

      Необходимо дифференцировать эти состояния от умственной отсталости. В лечении на первый план выходит коррекционная работа с дефектологом, логопедом, могут применяться стимулирующие и седативные средства, рефлексотерапия.

      Группа общих расстройств развития, при которых наблюдаются качественные отклонения социального взаимодействия (практически отсутствует потребность в общении, в том числе с родными), а поведение становится ограниченным, стереотипно повторяющимся.

      Начинается аутизм в возрасте до 3 лет и сформировавшиеся психические расстройства у детей сохраняются и в зрелом возрасте. Часто аутизм сопровождается умственной отсталостью. Лечение направлено на максимальную социальную адаптацию больных с помощью поведенческой психотерапии, занятий с логопедом и психологом, трудотерапии, медикаментозной коррекции.

      Гиперкинетические расстройства

      Расстройства поведения, для которых характерно раннее начало (до 5 лет), невнимательность, гиперактивность, импульсивность. Такие дети неусидчивы, расторможены, постоянно бегают, хватают и разбрасывают попавшие под руку предметы, драчливы, подвержены несчастным случаям. Страдает формирование школьных навыков, нарушается социальная адаптация. При этом серьезные психические расстройства у детей отсутствуют.

      Коррекционная работа с гиперактивными детьми направлена на выработку усидчивости, способности к концентрации внимания, применяются и травы, медикаментозные средства, поведенческая психотерапия, физическое воспитание.

      В дальнейшем – в подростковом возрасте и у взрослых такие нарушения часто сохраняются и квалифицируются как расстройства личности (психопатии).

      Тикозные расстройства (тики)

      Тикозные нарушения характеризуются наличием непроизвольных, быстрых, повторяющихся, неритмичных движений или звуков, которые обычно усилием воли можно на время подавить. Различают двигательные (мигание, подергивание головой, плечами, почесывание) и вокальные (крики, хрюканье, ругательства) тики. Усиление тиков наблюдается при стрессе, просмотре телепередач, ослабление – в спокойной обстановке, при концентрации внимания на объекте. Психические расстройства у детей с тиками как правило не встречаются.

      Лечение комплексное – нормализация режима, поведенческая психотерапия, медикаментозные средства, рефлексотерапия. При наличии сопутствующих невротических расстройств тики, как правило, неплохо поддаются лечению. Имеющиеся органические заболевания нервной системы и психические расстройства у детей с тиками ухудшают прогноз в плане эффективности лечения.

      Сохранение непроизвольного мочеиспускания в ночное время у ребенка старше 4 лет при отсутствии заболеваний мочевыводящих путей и нервной системы. Ночной энурез может быть первичным (отмечаться с рождения без формирования навыка опрятности) и вторичным (когда контроль за работой мочевого пузыря наблюдался не менее 6 месяцев). При этом психические расстройства у детей отсутствуют, но часто отмечаются сопутствующие невротические нарушения.

      Лечение комплексное – режим, диета с ограничением жидкости в вечернее время, использование медикаментов, домашний точечный массаж, физиотерапия, внушение.

      Наличие повторной непроизвольной или намеренной дефекации в не предназначенных для этого местах у детей старше 4 лет при повторяемости не реже 1 раз в месяц на протяжении более 6 месяцев при отсутствии органических заболеваний, при которых возможно подобное расстройство. Энкопрез часто сочетается с энурезом.

      Лечение – поведенческая психотерапия с формированием навыков опрятности, выработкой соответствующего рефлекса путем регулярного пребывания в туалете после каждого приема пищи. Применяется физиотерапия, иглотерапия, точечный массаж, психотерапия.

      Заикание неорганической природы

      Невротическое расстройство, сопровождающееся нарушением ритма, темпа и плавности речи в связи с возникающими судорогами мышц, участвующих в речевом акте.

      Возникает заикание обычно в возрасте 2-5 лет после психических травм, затяжных конфликтных ситуаций, неправильного воспитания.

      Различают клоническую (многократное повторение одного и того же начального слога) и тоническую (длительная остановка речи в начале слова) форму заикания. По степени тяжести заикание может быть легким, умеренным и тяжелым. Лечение – психотерапия, рефлексотерапия, травы, медикаменты, занятия с логопедом.

      Как видим многие невротические и психические расстройства у детей можно успешно лечить и без медикаментов, используя рефлексотерапию, психотерапию, длительную коррекционную работу с психологом, дефектологом, логопедом.

      www.home-medblog.ru

      Психические расстройства у детей разного возраста

      Вероятность возникновения психических расстройств различна в разные возрастные периоды. Наиболее уязвимы в этом отношении детство и отрочество.

      Психическое развитие у детей вообще происходит неравномерно, но в определенные периоды становится еще и дисгармоническим — одни функции формируются быстрее других.

      Особое значение имеют так называемые возрастные кризы — периоды наибольшей подверженности нервным и психическим расстройствам. Если учесть, что возрастные кризы охватывают 10 лет из 18 (1-й криз — 3—4 года, 2-й — 5—7 лет, 3-й — 12—18 лет), то становится очевидным, что в целом детский и подростковый возраст — весьма подходящее время для развития психогений.

      Обнаружение четких клинико-возрастных закономерностей возникновения и развития психических расстройств, а также характерных для каждого возраста социальных проблем определило выделение двух дисциплин — детской и подростковой психиатрии. Большое значение в этом отношении имела предложенная еще 25 лет назад английским психиатром H.Maudsley «идея развития», положенная в основу «психологии развития» и «психиатрии развития». Значение этой «идеи» трудно переоценить, потому что только после ее появления началось изучение зависимости оформления психических расстройств от особенностей психического развития ребенка на том или ином возрастном отрезке. Обобщая данные разных авторов, изучавших психическое развитие детей, можно выделить следующие наиболее значимые вехи.

      На первом году жизни ребенок сосредоточен на уменьшении психофизического напряжения, связанного с первичными потребностями. Для него существует ограниченный круг положительных и отрицательных сигналов (потребностей), которые он должен удовлетворить, — голод, боль, необходимость отправления нужд, сон. Каждая из этих потребностей имеет абсолютно витальное, жизненное, значение и не может быть не удовлетворена. При этом чем педантичнее соблюдается режим, тем скорее вырабатывается положительный стереотип. Неудовлетворение какой-либо из этих потребностей (депривация) может стать психогенным поводом для возникновения реакции, и чем больше нарушение, тем тяжелее депривация.

      Иными словами, реакция ребенка в самом раннем возрасте обусловлена мотивами непосредственного удовлетворения инстинктов и, в первую очередь, инстинкта самосохранения. Поэтому первая психогенная травма обычно проявляется в угрозах инстинктивной жизни.

      Однако указанными потребностями не исчерпывается психическая жизнь даже младенца. Уже на 3—5-й неделе жизни в норме появляется потребность в контакте (социальные функции), правда, сначала только с тем человеком, который обеспечивает возможность жить.

      На 3-м месяце отмечается психомоторное оживление и узнавание матери или нескольких лиц наиболее часто попадающих в поле зрения ребенка. При этом потребность в эмоциональных и социальных контактах быстро возрастает. Чем успешнее проходит этот период, тем лучше прогноз в плане дальнейшего познания мира. К 8—9 месяцам на первый план у ребенка выступает предметно-манипуляционная деятельность, совершенствуются социальные и эмоциональные контакты. В последующее время, до 3 лет, развитие (при благоприятных условиях) протекает спокойно. Первичные потребности остаются мощной мотивационной системой, но пути их удовлетворения становятся все более адекватными. Ребенок может начать делать то, что нравится не только ему, но и родителям, но может, при соответствующих условиях, становиться все более эгоцентричным. Этот возраст характеризуется полной зависимостью от родителей. К концу этого периода удовлетворение потребностей за счет абсолютной помощи извне из гарантии безопасности превращается в самоцель. Поэтому родители должны способствовать постепенной редукции этой зависимости. Если же это делается родителями грубо, резко, по типу попыток оборвать зависимость сразу, возникает фрустрация (препятствие к удовлетворению потребностей), которая только усиливает зависимость. В норме ребенок уже сам способен удовлетворять элементарные потребности.

      Толчком к изучению фрустрации послужили работы З.Фрейда. По П.Фрессу, Ж.Пиаже, реакции на фрустрацию — это эмоциональные реакции, от элементарных до развернутых. Они выделили 3 формы реакций: в виде агрессивности, отступления и регрессии.

      Если до 2 лет преобладает моторное развитие, то последующий период характеризуется быстрым когнитивным развитием и совершенствованием речи. Только в 2—2,5 года ребенок начинает применять к себе местоимение «я». Начинается самопознание. Ребенок начинает понимать, что он — это одно, а мать — совсем другое, что они раздельны и самостоятельны. Попытки создать препятствие на пути самоутверждения ребенка могут также привести к фрустрации и элементарным психогенным реакциям. В это время в норме начинает редуцироваться «сверхзависимость» от родителей. Если мать способствует сохранению чрезмерной связи с ребенком, она способствует его инфантилизации и тормозит развитие. Чем дольше сохраняется чувство сверхзависимости от матери, тем дольше сохраняется абсолютная власть матери. Это способно стать источником пассивности ребенка, «цепляния» за мать. При дополнительном стрессе такое поведение может принимать патологический характер, что чаще бывает у детей пугливых и неуверенных.

      Возраст с 3 до 4 лет — один из важнейших периодов развития, протекающих критически (1-й возрастной криз). В этом возрасте, как и в последующие критические периоды, ребенок становится капризным, ранимым, непослушным, повышенно утомляемым, раздражительным, упрямым, протестующим против власти взрослых, подверженным психогенным срывам. Отмечаются также внутренняя дискомфортность, напряженность, большая чувствительность к депривации, вызывающей фрустрацию. В это время особенно опасно подавлять растущую активность ребенка, способствовать дефициту общения и эмоционального контакта. Последнее может привести к аутизму (замкнутость), речевым расстройствам (задержка развития речи, отказы от общения, речевого контакта). Подчеркивается значение складывающейся к этому возрасту «я-системы» («я сам!») — самосознание, самооценка, желание одобрения своей деятельности. Если эти стремления не поддерживаются взрослыми, игнорируются или подавляются, могут возникать внутренние конфликты (между стремлением, желанием и невозможностью удовлетворения потребностей при выборе между «хочу» и «надо»).

      Возникают противоречивые переживания, растет эмоциональная напряженность, нарушается поведение, появляется склонность к невротическим реакциям. Если криз сопровождается перечисленными особенностями в полной мере, его уже можно обозначить как преневротическое состояние.

      Первые невротические проявления в этом возрасте внешне обнаруживаются поведенческими реакциями (протеста, отказа).

      Таким образом, к 3—4 годам ребенок становится существом со своим, хотя и небольшим, но ощутимым психологическим богатством, социальным опытом, осознанными и неосознанными потребностями и желаниями, самооценкой, уверенностью (или неуверенностью) «в завтрашнем дне», своими трудностями. От правильного разрешения всех этих проблем зависит его будущее психическое здоровье. Для нарушения психического равновесия, очень неустойчивого в периоды кризов, достаточно небольших отрицательных воздействий.

      Ребенок может реагировать на какие-то события, ситуации патологически, потому что какой-то. раздражитель чрезмерно пугает или подавляет его. (неосознанные, психологически не переработанные в сознании ситуации), а может ^просто усваивать противоречивые требования или отрицательный стиль отношений родителей, что становится для него моделью поведения.

      Значение кризов в интересующей нас проблеме подтверждается фактическими данными. Число психогенных расстройств в период 1-го возрастного криза в 3 раза выше, чем в последующий, «спокойный», возрастной отрезок. Во время 2-го криза количество психогенных реакций вновь увеличивается.

      2-й возрастной криз (5—7 лет) отличается большим участием в его возникновении наряду с биологическими факторами социально-психологических причин. Подготовка и поступление в школу сами по себе в известной степени травмируют ребенка. Многие ученые особенно выделяют значение особенностей психического развития в начале этого криза — в 5,5 года. Подчеркивается, что к этому времени формируется фундамент личности. «Упустить в воспитании годы детства до 5,5 года — это значит разрушить фундамент всего будущего».

      При нормальном развитии к 5—7 годам уже возникают и своя внутренняя позиция, и психологические установки, и осознанное понимание своего места, своей роли в семье или другой микросреде. Вместе с тем, хрупкость нервной системы, неустойчивость психического равновесия, готовность к психогенным расстройствам отчетливо проявляются и в этом возрастном кризе. В указанный период обязательность обучения, хождения в школу становится потребностью. Л. И. Божович выявила важную закономерность: трудностей у ребенка больше, если он поступил в школу позже 7 лет. Возможно, это связано с появлением «стадного» чувства («должен быть, как все»), стремлением к самоутверждению и рассуждениями — «значит, я хуже». Депривация в этом отношении может сопровождаться внутренним конфликтом и появлением комплекса, сопряженного с неуверенностью в себе. Это очень важная психологическая особенность, поскольку она часто оказывается основой невротических расстройств.

      В период 2-го возрастного криза, как и во время 1-го, психогенные расстройства чаще всего проявляются элементарными психореактивными или невротическими реакциями. Основой для их возникновения служит склонность к переутомлению и психосоматическая астенизация (нарушения сна, аппетита, головокружения, сниженная работоспособность, утомляемость, склонность к страхам и др.)

      С поступлением в школу социальное сознание формируется очень быстро (отношение к окружающим, к себе, к учебе, успехи и неуспехи, их переживание и преодоление). К важному выводу пришел в свое время Л.С.Выготский. Согласно его учению, основным содержанием психического развития ребенка является изменение функционального строения сознания, суть которого состоит в том, что на каждой стадии онтогенеза возникают свои нервные связи, своя готовность к восприятию новых психических переживаний. При этом на каждом следующем этапе первостепенное значение приобретает какой-либо один психический процесс.

      Так, в младшем школьном возрасте основное значение имеет развитие мышления, которое определяет изменение всех других психических процессов. Поступки ребенка становятся осознанными, опосредованными и произвольными.

      По мере развития ребенка, накопления жизненного опыта и развития мышления меняется характер деятельности отношений, возникают новые цели, задачи, растет самосознание. Все большую роль играет воспитание. Школьные занятия только тогда становятся причиной невроза, когда предъявляемые к ребенку требования не соответствуют его возможностям. Неуспеваемость является наиболее частой причиной психогенных реакций и неврозов.

      3-й возрастной криз является самым длительным (12—18 лет), самым выраженным, сложным и имеющим наибольшее значение для понимания возрастной специфики психических расстройств. Его называют «переходным» от детства ко взрослому состоянию.

      По мнению Д.Н.Оудсхоорна, слово «пубертат» акцентирует наше внимание на физиологическом созревании, а термин «подростковый возраст» — на психологические и социокультуральных изменениях.

      Начало изучения этой возрастной фазы разными специалистами (психиатрия, психология, биология) отнесется примерно к одному и тому же периоду (конец XIX — начало XX столетия).

      Уже в 1890 г. K.KahIbaum дал психопатологическую характеристику пубертатного криза. В психологии же начало изучения этой клинической фазы развития, как и сам термин, связывают с именем S.Holl. Именно с понятия «пубертатный криз» началось развитие юношеской психологии как науки и первого ее биогенетического направления. A.Gesell, так же, как и S.Holl, считал, что модель пубертатного криза состоит из чередующихся циклов обновления, интеграции и равновесия.

      Следует отметить, что первые исследования не ставили перед собой вопроса, является ли фаза пубертата критической, имеет ли она решающее значение для здоровья и болезни. Это было само собой разумеющимся. S.Holl назвал пубертатный криз периодом бурных внутренних и внешних конфликтов. Многие из более поздних исследователей высказывались так же решительно: S.Spianger писал, что кризис «пронизывает» и нравственное развитие, и становление мировоззрения, и преодоление психологических конфликтов.

      Согласно учению H.Hoff, развитие состоит из узловых моментов, и каждая психическая функция формируется только в определенном возрасте на определенном уровне созревания. Считаются типичными такие черты пубертатной психики, как внутренние противоречия, аффективная несбалансированность, склонность к импульсивному разрешению крайних позиций.

      E.Erikson ввел понятие «нормального криза» и определил его важность для понимания психической патологии. Новые свойства психики, которые возникают в каждой фазе созревания, проявляются как кризисные и внешне могут напоминать патологические явления, хотя отражают лишь трудности роста. Тем самым был впервые поставлен вопрос о том, что к каждому новому свойству психики, возникающему в период созревания, организм должен адаптироваться, что гармоническое соотношение новой функции с уже имеющимися наступает не сразу, кризисы (не один, а множество) должны быть присущи пубертату.

      Первым, кто четко сформулировал концепцию о единстве биологического и социального в генезе пубертатного криза, был Л.С.Выготский: критические периоды в психическом созревании необходимы, они обусловлены логикой самого процесса развития, включающего в себя не только негативные явления, но и обязательно созидательные; «всякая функция в культурном созревании появляется на сцене дважды, в двух планах — сначала в социальном, потом — в психологическом, сперва как внешняя (интерперсональная), затем — как внутренняя (интраперсональная) категории». Пубертат протекает критически только при определенных условиях развития. При этом имеет значение не «внешняя обстановка развития», а тесное, неповторимое взаимодействие постоянно меняющихся среды и ребенка, проходящего определенные стадии развития. Главным новым образованием переходного возраста является «вступление в драму развития» нового действующего лица — самого подростка. «Социальное развитие, которое приводит к образованию личности, приобретает в самосознании опору для дальнейшего развития».

      Психиатры единодушны в признании факта критического протекания пубертатного периода. Критический характер развития в период пубертата объясняется незаконченностью в развитии разных органов и систем, а также повышенной реактивностью, обусловливающей чрезвычайную чувствительность к психотравмированию. Считается, что пубертат — не «банальная перипетия», а критическая фаза с богатыми возможностями и критическими осложнениями. Показателем критического протекания пубертатного криза является частота поведенческих нарушений в этом возрасте. Трудности разграничения нормального и патологического созревания связаны с тем, что пубертат и в норме, как правило, оформляется как кризисное состояние.

      Не потеряла своего значения концепция Э.Кречмера о «синхронии созревания». Сам автор назвал это понятие моделью «идеального» развития. Все составляющие психики при «синхронии» созревания развиваются не одновременно, но своевременно. Эта закономерность сложилась исторически и была закреплена в генетической (формуле человека. Биологическая же суть синхронии постоянно подвергалась коррекции в ходе развития человеческого общества. Соответствие внешних условий последовательности и поэтапности развития ребенка в постнатальном периоде становится тем решающим фактором, который определяет синхронию развития. Нарушение этой гармонии закономерно для пубертата, но еще не означает патологии.

      Некоторые авторы называют пубертат «своего рода революцией», другие же считают, что подростковый возраст ничего «критического» не содержит, ибо он «не трансформирует индивидуума», а чрезмерное внимание к этому периоду «означает лишь плохое знание динамики этого возраста».

      Одним из центральных является вопрос о содержании понятия «пубертатный криз». Необходимость рассмотрения этого, казалось бы, очевидного вопроса связана с тем, что в последнее время пубертатный период нередко трактуется только как «психосоциальный криз» или только как период полового созревания. Необходимо отметить, что пубертатный период — это не аморфное статическое состояние, а сугубая динамика, процесс адолесценции (дозревания), имеющий свои этапность и содержание. Из двух основных процессов созревания (физиологического и психологического) складывается основное содержание пубертатного периода. Эти процессы рассматриваются в тесном динамическом единстве, хотя каждый из них сохраняет известную автономию и неравноценность по форме, функциям, клиническому и социальному значению. Физиологическое созревание наряду с половым метаморфозом характеризуется дозреванием центральной нервной системы, становлением биохимического и физиологического гомеостаза, системы гипоталамус — гипофиз — кора надпочечников — половые железы, нейрогуморальной регуляции. Физиологические процессы, лежащие в основе психического созревания, должны учитываться при возрастной периодизации нормального пубертатного развития. Психологическое развитие заканчивается после полового, а социальное завершает процесс созревания в целом. Ко времени формального окончания подросткового возраста (17 лет) выработанные моральные принципы и самостоятельность в выборе решения обнаружены лишь у 10% подростков.

      Анализ литературы и собственные наблюдения позволяют видеть, что показатели биологического созревания более устойчивы и далеко не всегда изменяются при психической патологии. Неоправданность отнесения верхней границы пубертата к 15 годам подчеркивалась неоднократно. Наиболее образно об этом же говорит M.T.Haslam, если учесть, что 14—15-летний возраст соответствует «пику» пубертата, то отнесение верхней границы к этому периоду означает «разрезание пополам» этого важного периода онтогенеза, а следовательно, неоправданно нарушает представление об этом периоде и преемственность во врачебном ведении таких больных, их лечении и организации режима их содержания.

      Данные современной нейроморфологии о незаконченности созревания мозговых структур (особенно лобных) в 13-летнем возрасте и нейроэндокринной регуляции до 17 лет имеют важные значение для понимания сложности и биологической детерминированности становления основных психических функций. Благодаря работам М.Блейлера стало известно, что выделенный им психоэндокринный синдром может быть выражением временных эндокринопатических нарушений (что, как известно, возникает нередко на высоте пубертата, при его асинхрониях, бурном созревании), этот синдром близок к экзогенному типу реакции, что он похож на психоорганический, а иногда неотличим от него. Следовательно, появление этого синдрома (аффективные и астенические нарушения) не всегда означает возникновение стойких эндокринных или органических заболеваний, а может быть выражением функциональной временной дисфункции, в частности возрастной.

      Существует много работ о частоте преходящих эндокринопатий в период пубертата, отражающих не эндокринные заболевания, а кризис роста, критический характер созревания. Речь идет о юношеской акромегалоидности, дистиреозе, гипофизарно-надпочечниковой недостаточности в виде проявлений несахарного диабета, кушингоидизма, гинекомастии, ожирения, исхудания и пр. В результате временного ослабления коркового контроля над высшими вегетативными функциями при критическом протекании пубертата нередко наблюдаются преходящая гипертензия, склонность к коллаптоидным реакциям, расстройства терморегуляции, мигреноподобные головные боли. Приведенные данные свидетельствуют о многогранности физиологического созревания, не исчерпывающегося лишь становлением генеративных функций, о неравномерности этого процесса, его критическом характере, возможности сближения проявлений, отражающих нормальный кризис роста, с патологическими изменениями. В публикациях прослеживается тенденция к разобщенному изучению биологической основы пубертатного криза и психологического созревания. Обобщение результатов многих исследований и собственных наблюдений позволяет увидеть важные общие закономерности клиники этого периода, свидетельствующие о взаимосвязи пубертатной психопатологии с нормальной кризисной подростковой психологией, а следовательно, о хрупкости границ между здоровьем и болезнью.

      Вопрос о тесноте связей нормального и патологического, границах-переходах возвращает нас к теории Э.Кречмера, к понятию континуума. Это оправдывает попытку включения выделенных психопатологических симптомов в существующую систему пограничных нервно-психических расстройств.

      Начиная с Гомбургера, резко выраженные психологические особенности подростков стали обозначать как «подростковый комплекс». В это понятие включают следующие особенности:

      — беспокойство, тревогу, склонность к резким колебаниям настроения, меланхолии, импульсивность, негативизм, конфликтность, противоречивость чувств, агрессивность;

      — сензитивность — чувствительность к оценке другими своей внешности, силы, способностей, умений — в сочетании с излишней самоуверенностью, чрезмерной критичностью, пренебрежением к суждениям взрослых;

      — сочетание чувствительности с поразительной черствостью, болезненной застенчивости — с раздражительностью, жажды признания — с бравированием независимостью, отказа от общепринятых правил — с обожествлением случайных кумиров, чувственного фантазирования — с сухим мудрствованием;

      — циклоидность и шизоидность в разных фазах пубертата;

      — стремление к философским обобщениям, внутреннюю противоречивость психики, неопределенность уровня притязаний, склонность к крайним позициям, эгоцентризм юношеского мышления, тяготение к теоретизированию, диффузное расплывчатое ля», ролевую личностную неопределенность, расстройство временной перспективы, «кризис идентичности», стремление к освобождению от детской зависимости, оппозиционную готовность, максимализм в оценках, непереносимость опеки, многообразие переживаний, связанных с пробуждающейся сексуальностью, немотивированные колебания настроения.

      Образное описание психики подростка было дано в свое время П.Б.Ганнушкиным: «Естественный и здоровый протест подростков против часто злоупотребляющих своим авторитетом старших вырастает в бессмысленное упрямство и нелепое противодействие всякому разумному совету. Развиваются заносчивость и самоуверенность. Сдвиг в моторике делает подростка» неуклюжим и создает у него одновременно ощущение растущей силы и чувство недовольства собой. Наличие только что пробудившихся новых влечений при отсутствии еще вводящего их в определенные границы серьезного содержания, страстное искание признания собственной значительности и зрелости при отсутствии возможности этого добиться — все это побуждает юношу ставить себе цели явно недостижимые, заставляющие его казаться больше, чем он есть, и придает его мимике и жестам оттенок напыщенности и театральности».

      Важное значение имеют данные о становлении социализации личности. Так, в младшем подростковом возрасте (12—14 лет) появляется способность к сравнительным оценкам поведения родителей и взрослых, возникают недоверчивость и критичность, безжалостное обличение лицемерия и неискренности взрослых, если они говорят одно, а делают другое. В ходе отношений, складывающихся со взрослыми, легко теряется уверенность в прочности своего положения.

      Важную роль могут играть два аномальных механизма: фиксация уровня морали родителей и фиксация устойчивого негативного отношения к ним. Нарушение «морального» развития чаще происходит в семьях, которые не могут дать ни благополучия, ни примеров социально приемлемого поведения.

      У старших подростков появляется отчетливая тенденция к развитию альтруистически ориентированного оценочного спектра. Подросток протестует против социальной несправедливости и хочет изменить весь мир, не повинуется автоматически, а требует логического объяснения возлагаемых на него обязанностей.

      Для адекватного подхода к пониманию закономерностей клиники и патогенеза психических расстройств в подростковом возрасте большое значение имеет теория периодизации индивидуального развития, принадлежащая отечественному эмбриологу К.Бэру и разработанная в дальнейшем многими учеными. Эта теория с позиции эволюционно-динамического направления стала наиболее адекватной для развития сравнительно-возрастной психологии, возрастной физиологии и детско-подростковой психиатрии. Исследования в области возрастной физиологии показали, что в период онтогенеза сменяются качественно различные этапы (уровни) функционирования и реагирования головного мозга. Новые формы реагирования в норме не вытесняют старые, а преобразуют и подчиняют их.

      Ш.Бюлер разделила пубертатный криз на две фазы — негативную (12—14 лет) и позитивную (15—18 лет), каждой из которых дала обобщенные характеристики. С нашей точки зрения, эта систематика является наиболее адекватной для подростковой психиатрии. Те или иные психические расстройства возникают преимущественное одну из этих фаз.

      Все эти данные о нормальном пубертатном кризе необходимо знать, чтобы понять его роль в возникновении или манифестации психических расстройств. «Период полового созревания является утесом, о который разбиваются те, кто имеет тяжелую наследственность». N.Petrilowitsch выделяет в пубертатном периоде пеструю шкалу психопатических реакций — от неустойчивости и импульсивности до аутизма и депрессивных фаз с опасностью самоубийства. С окончанием пубертатного возраста все эти явления могут исчезнуть. Подчеркивается также значимость пубертации как опаснейшей ^биологической фазы развития для неправильного формирования характера.

      Роль пубертатного криза в развитии психической патологии может быть различной — от преципитирующей (т.е. подталкивающей развитие болезни, начавшейся еще в детстве), патопластической до причинной, этиопатогенетической. Именно в этот период начинаются или обостряются хронические психические болезни, возникают декомпенсации ранних резидуально-органических состояний, происходит бурное формирование психопатий и психопатоподобных состояний, учащаются психогенные реакции и невротические развития, проявляется эпилепсия и пр.

      Девиантное течение пубертатного криза уже само по себе может проявляться как психическая патология. Наиболее часто встречаются три варианта:

      • «психологический криз созревания», который исчерпывается только количественным увеличением присущих этому возрасту психологических особенностей и противоречий, отличается парциальностью отклонений, диспропорциями психического созревания; вместе с тем симптоматика психологического криза созревания может достигать патологического уровня (например, при гебоидных состояниях);

      • «дисгармонический пубертатный криз» исчерпывается личностными нарушениями по психопатическому и психопатоподобному типам; соответственно психологический криз созревания здесь выражен более значительно, как и нарушения поведения (вплоть до делинквентных форм), и личностные (патохарактерологические, психопатические) реакции, и социальная дезадаптация;

      • «патологический пубертатный криз» включает в себя психические расстройства личностного регистра в виде пубертатной психопатологии (патологические фантазии, сверхценности, невротические и неврозоподобные синдромы, аффективные нарушения, расстройства влечений, гебоидные состояния); при этом симптоматика второго варианта тоже имеет место, но носит факультативный характер. Выделение состояний, протекающих как патологический пубертатный криз, принципиально важно и для более полного понимания возрастной динамики разных нозологических форм, и для уточнения роли пубертатного криза в генезе психических расстройств, и для решения правовых вопросов. Подростки чаще, чем взрослые, освобождаются от уголовной ответственности, что связано с частотой патологического протекания пубертатного криза, наличием задержек развития, диссоциированного созревания с массивностью психопатоподобных нарушений, т.е. всех тех расстройств, которые составляют возрастную специфику и экспертная оценка которых осуществляется в соответствии со степенью их выраженности.

      Правильную квалификацию психического состояния подростков обусловливают следующие обстоятельства:

      • типичность личностного регистра и непсихотического уровня психических расстройств, которые определяют «универсальность» свойственных подростковому возрасту психопатических и психопатоподобных, невротических и неврозоподобных расстройств, личностных форм аномального реагирования, нарушений поведения;

      • преобладание в клинической картине пубертатной психопатологии (патологические фантазии, сверхценные образования, гебоидные состояния, аффективные нарушения, пубертатная астения, расстройства влечений);

      • наличие у каждого из психопатологических феноменов непатологического (психологического) аналога, определяющее типичную непрерывность переходов (тип континуа) от нормы к болезни; например, заострение, психологических особенностей подросткового возраста и карикатурный психологический криз созревания при гебоидных состояниях;

      • полиморфизм (мозаичность) психических нарушений как пубертатный этап динамики разных нозологических форм; .

      • характерность появления и утяжеления симптоматики в период «негативной фазы пубертата.

      biofile.ru