Работа это место где зарабатываешь нервный стресс

10 мужских профессий, востребованных даже в кризис!

Десять профессий, над которыми не властны инфляция, санкции и творческие кризисы.

Да, непростые времена наступили. Кризис, если одним словом. Экономический кризис, если двумя. Совсем край, если двумя патетическими словами. Офисы и креативные агентства закрываются. Офисный планк­тон стаями оказывается на улице. Цены на самокаты взлетели до небес, уровень смузи в крови понизился. В «Фейсбуке» только и слышно: «Сократили! Уволили! Работы нет!»

А вот это неправда. Мы намерены доказать тебе обратное: есть работа, есть. Настоящая мужская работа руками. Такая всегда востребована — и в сытые времена, и в кризис. И это не голословное заявление. Познакомься с десятью мужчинами, которые умеют зарабатывать деньги в любых условиях. И бери с них пример. Или хотя бы просто воскликни: «Ух, молодцы!»

Учился несколько месяцев на курсах профессиональной переподготовки кадров. А вообще я окончил институт культуры и искусств. Работал в ресторанах, был даже директором магазина, бизнес-тренером. Кому-то нравится в офисе работать, кому-то нет. Мне — нет.

Я работаю при ДЭЗе. У каждого из электриков есть либо своя клиентская база, либо прорабы, с которыми постоянно сотрудничаешь. Клиентская база нарабатывается сама собой: хороший специалист всегда нужен.

В ДЭЗах ничего не выдают. Впрочем, и большой объем инструментов для работы в ДЭЗе не нужен, потому что работа в основном с эксплуатацией техники. Стоить инструмент будет буквально две тысячи рублей, если знать, что надо.

Рабочий день начинается в 9 часов утра. Официально. Но это не значит, что ты точно к девяти должен быть на месте. Можно спокойно выпить кофе, не боясь опоздать. Самое главное, чтобы не было никаких нареканий. Лично я работаю посменно, два через два. Мне не нравится быть привязанным, я люблю относительную свободу, и тут я себя чувствую на коне. Здесь виден конечный результат. Лампочка не горит — ты поменял лампочку, она загорелась. Сразу удовлетворение от собственной работы.

Можно иметь в месяц от 70 до 100 тысяч рублей. Вопрос — где ты живешь, как работаешь. В любом случае работа всегда есть и на кусок хлеба заработать всегда можно. Я до сих пор очень четко помню кризис 2008 года, когда мне на моем месте в офисе за четыре месяца не выплатили заработную плату.

В Москве существуют курсы, называются — Школа русских мастеров . Обучение — два месяца, есть очный и заочный курсы. Стоит что-то в районе 30 тысяч рублей. Потом могут взять в помощники — вторым человеком, третьим человеком в команду. Курсы ведь не дают практических знаний. Теорию знаешь, а как на практике. Но сообщество печников своих в беде не бросает. Можно выбрать любого из списка — позвонить, спросить. Постепенно на своих ошибках, на своих шишках и учишься.

Чем больше в профессию окунаешься, тем больше нужно инструментов. А поначалу можно обойтись болгаркой, мастерком, больше ничего и не надо.

Занимаюсь кладкой печей с 2010 года. Есть такие профессии, где люди зарабатывают деньги. Есть профессии, которыми люди занимаются для души. А в этой работе можно совместить и то и другое. Все мои клиенты постоянно звонят, поздравляют со всеми праздниками, приглашают в гости: «Будете ехать мимо — заезжайте на чай».

Негатив тоже есть. Сейчас везде много гастарбайтеров, они делают все. Начиная строительством заборов и рытьем колодцев и заканчивая строительством домов и строительством печей. Когда на объект приезжаешь и узнаешь, что ты уже третий печник, что человек два раза обжегся… Но если ты знаешь свою работу, через 5–6 дней этот негатив исчезает и появляются нормальные отношения.

В месяц не меньше 100 тысяч рублей. Больше, чем средняя зарплата по Москве.

У меня среднее специальное образование, после школы учился. Можно устроиться учеником к мастеру — обычно идут не очень квалифицированные работники.

Базовый набор инструментов столяра обойдется примерно в 30 тысяч рублей.

В целом работа нравится. Удовольствие получаю. Опять же разнообразие: можно делать и мебель, и лестницы, особенно если на себя работаешь. Вот я как раз начал строить у себя на участке мастерскую. Единственное, что неприятно, — травмы. Ну да, два дня назад вот руку просверлил. Я уже привык, что к каждому заказу по капле крови, это стандартно. Когда изготавливаю мебель — то заноза глубокая, то еще что-нибудь.

Если работать по найму, в среднем можно получать 40–50 тысяч рублей. А если самому, как я, то спокойно можно в месяц, в зависимости от заказов, получать от 30 до 100 тысяч рублей. Сам выбираешь, когда отдыхать, когда работать. У меня вообще-то есть высшее экономическое образование. Но смысл? Я тогда получу те же 30 тысяч рублей, но работая весь месяц. А столяром я их могу, если напрягусь, и за три дня заработать.

Можно вообще не учиться, так как нередко сиделки требуются без специального образования. Я несколько лет назад оказался в Москве без работы и жилья, и сперва так получилось, что подрядился сидеть с дедушкой знакомого, а потом понял, что меня, в принципе, устраивает такая жизнь. Работаю я по частным договоренностям, но есть и агентства, где обучат, если надо, и документы оформят. Если есть медицинское образование, можете делать инъекции, капельницы, перевязки — будете зарабатывать больше, хотя иногда разница совсем небольшая.

Все, что надо, включая резиновые перчатки, предоставляют родственники подопечного. От вас требуется только физическая сила. И много. Иногда больные бывают очень полными, а их приходится поднимать, переворачивать, а некоторых и носить в ванную, скажем. А если у человека психическое расстройство, то нужно уметь его удержать, зафиксировать, если нужно… Также важно отсутствие физической брезгливости и то, что я бы назвал добродушным равнодушием: если слишком переживаешь за больного, тебе тяжелее, но и злобиться на него, раздражаться — последнее дело.

Нормально. Конечно, ты привязан к месту, не всегда можно даже в магазин выйти, если замены нет. Но я одиночка по жизни, мне нравится читать, смотреть фильмы, в игры играть, шариться в Интернете — и на все это времени хватает. У меня сейчас парализованный пациент совсем пожилой, он большую часть времени спит. Его помоешь, переоденешь, покормишь, таблетки дашь, почитаешь ему вслух что-нибудь, своими делами позанимаешься — вот и день прошел.

У меня своя комната в квартире, проездной, Интернет, полное питание и 30 тысяч в месяц на личные расходы. Тратить, в принципе, не на что, я почти все в валюту перевожу и откладываю на будущее.

Я отучился в компании, там были трехмесячные курсы. И там же сразу устроился на работу. Вообще, сейчас много курсов крановщиков, учит любое лицензированное заведение. Учись не хочу. Есть и свои требования к кандидатам, в основном медицинские. Все-таки имеем дело с разными факторами: химические соединения, повышенная температура. Полностью проходишь медкомиссию. Если здоров по всем параметрам, дают допуск на обучение.

Стоимость курсов — бесплатно. А во время обучения тебе еще и зарплату платят какую-­никакую.

Это интересная работа. Механизмы и железки — то, что любому мужчине интересно. Обязательно нужно знать азы ремонта техники. Работа посменная: есть утренняя смена, есть вечерняя. Утренняя — с 6:30 до 14:00, вечерняя — с 14:00 до 22:00. Реальная загруженность — примерно половина смены, 4–5 часов.

Первое время, когда учишься, работаешь в паре со стропальщиком, который ходит под краном. Он показывает команды, которые тебе нужно понимать. Стресс, конечно, все равно есть, так как это опасно: в любой момент может трос оборваться. Но привыкаешь со временем.

Зарплата в среднем 40–50 тысяч рублей. Для нашего региона это очень хорошая зарплата. Моя жена работает в детском садике за 10 тысяч. Средняя зарплата у нас в городе — 30 тысяч рублей. Так что не жалуюсь.

Я пришел в организацию, когда ничего не знал, и меня обучили. Увидели энтузиазм и взяли меня. Главное, должно быть желание учиться. Начал работать в 2005 году, работа была связана с остеклением. Сейчас вот уже несколько лет как занимаюсь теплицами.

Если бы мне не нравилась работа, я бы искал что-то более интересное. Думаю, человек должен всегда стремиться к лучшему. Количество заказов зависит от сезона. Весной снег сходит — все уезжают в сады, начинают заказывать теплицы. Но, в принципе, и зимой на теплицы спрос: они же дешевле обходятся не в сезон. Если заниматься в разных направлениях остеклением, то можно круглый год себя занять. Рабочий день может начаться очень рано — бывает, надо проснуться, например, в четыре утра. Часы работы не нормированы. Я придерживаюсь такого принципа: «Если человек не находит времени на отдых, он найдет время на лечение». Выходные обязательно с семьей, семья на первом месте. В общем, отдыхать успеваю.

Средняя оплата труда работника по сборке, если брать наш регион, порядка 40 тысяч руб­лей. Это вполне достаточно для наших мест. В сезон можно заработать больше. У нас в области много неправильных вещей происходит в том, что касается работы. Не выплачивают заработную плату людям. Мне на старом месте работы, по другой специальности, до сих пор деньги должны. Сейчас мне гораздо спокойнее в материальном плане.

Я уже больше пяти лет в профессии. Курсы не кончал, учился по ходу дела. Консультировался с ребятами и сам себя, так сказать, натаскивал.

Базовый набор инструментов для сантехника — это как минимум 40–50 тысяч рублей. Еще нужен электроинструмент: перфоратор, болгарка.

В целом работа нравится: я сам себе хозяин. По крайней мере, лучше пока ничего не нашел. Рабочий день у меня начинается в шесть утра, потому что живу в Подмосковье, а работаю в Москве — много времени уходит на то, чтобы добраться до объекта. Но все зависит от заказа — если что, могу и позже. Основной негатив в работе: недопонимание с заказчиком. К счастью, происходит такое нечасто.

У нас работа сдельная, месяц на месяц не приходится. В среднем — от 70 тысяч рублей в месяц.

Я учился три месяца в питерской фирме «Мастер-грум». Сесть на хвост специалисту — сейчас такого нет. Огромное количество курсов, семинаров. В течение года становишься нормальным грумером. Обучение — это еще не все, нужен опыт.

Где взять клиентов

У нашей фирмы есть страничка «ВКонтакте», и у меня страничка «ВКонтакте». Например, гуляют люди с собачками: «Где вас так красиво подстригли?» — «Вон там-то». — «Хорошо, дайте телефончик». Сарафанное радио стабильно работает.

Желание и понимание, что это трудная физически и психологически профессия: собаки разные, а делать дело нужно. С самого начала нужны хорошие инструменты: ножницы, машины для стрижки, косметика. А потом уже, если ты понял, как это работает, можно переходить на более простую косметику. Обучение порядка 45 тысяч рублей, трехмесячное. Инструменты — не меньше 70 тысяч, а то и около сотни.

Груминг — это полный уход за животным. И стрижка когтей, и интимных зон, не только по корпусу, и чистка ушей, и снятие камешков с зубов. Последние шесть лет — столько времени я грумер — хожу на работу с удовольствием. Негатив тоже бывает: не ухаживают за животными, лишний раз не почешут, не помоют, а потом хотят, чтобы было красиво. И это когда шерсть уже запущена! Случаев нападения не припомню. С животными ведь сначала знакомятся, перед стрижкой. Я, например, даю понюхать очки. Если собака уж совсем нервная, попрошу хозяев, чтобы сами поставили ее на стол.

В среднем около 80 тысяч рублей в месяц. В сезон больше работы. Сезон — это весна, когда собачки «раздеваются». Если летом жарко, тоже несут собак.

Приходит ко мне как-то друг-кузнец и говорит: «Давай кузницу сделаем». Скинулись, купили оборудование, начали работать. Потом разбежались, сейчас работаем по отдельности. Обучаю людей, сам работаю руками.

Мы с другом вкладывали по 100 тысяч, итого 200 тысяч рублей. Это был достаточный капитал для приобретения средств производства, в том числе основного станка. Потом постепенно-постепенно докупалось оборудование. Но это было шесть лет назад. Сейчас, возможно, стоит дороже.

Основная проблема — подбор персонала. Я подавал объявление: «Приходите, возможность учиться художественной ковке, кузнечному мастерству». Обратились 20–25 человек, в итоге осталось четверо. Звал профессионалов, вывешивал фото оборудования, мастерской — ни одного звонка.

Мы работаем с черным металлом. Большинство предпочитают приобретать штампованные розы, но в них нет ни души, ни движения, ни роста — неживые розы. Естественно, стоят они недорого, около 1500 рублей. А то, что делает мастер своими руками, конечно, совсем другой уровень работы и стоит совсем других денег. И вот озвучиваешь человеку сумму в 5–7 тысяч за одну розу, а он говорит: «Да ну, пойду за полторы куплю». Чаще всего заказывают перила, ограждения, навесы и, естественно, ворота. Межсезонье у нас — январь, февраль, заказов нет. А с марта и начала апреля начинается шевеление. Я обычно стараюсь до Нового года набрать заказов, чтобы в межсезонье без работы не сидеть.

У меня ребята меньше 25 тысяч рублей не получали. Было и такое, что получали под 60 тысяч. Не жалуются, ипотеки выплачивают. Кризис пока не чувствуем. Отказался тут человек от одного крупного заказа, но для нас это не фатально.

Когда мне было 14 лет, мне подарили первый улей. Так началось увлечение, ставшее профессией. Мой путь, скорее, необычный. Но существует масса курсов, обучение на них занимает примерно месяц. Учиться нужно обязательно. А то по незнанию все дело угробить можно.

Все начинается с любительского пчеловодства — 50 тысяч рублей должно хватить. Это где-то 10–20 ульев в сельской местности, лучше в лесу.

Пчелы делают мед только летом. Бывает и так, что майский мед случается, но это если весна ранняя. Летом работаешь с самими пчелами, а зимой больше по столярному делу: ремонтируешь ульи, готовишься к следующему сезону. Люблю свою работу, ни на что бы не променял. Из отрицательных сторон — завоз некачественных южных пчел. Или когда поля травят. А болезни пчел — это дело привычное, с ними справляться умеем.

С двухсот ульев можно получить около 3 миллионов рублей в год, порядка 250 тысяч в месяц. Начинающие, конечно, получают меньше, а те, у кого по 500 пчелосемей, — гораздо больше. И доход, кстати, не только с меда, но и с продажи прополиса, маточного молочка.

www.maximonline.ru

Очень нервная работа

Много лет проработав в офисах крупных, а однажды и не очень компаний финансового сектора, я, как и большинство работающих людей, подвергалась стрессам всех мастей. Часть из них была вполне предсказуема: отчетные периоды, проверки и прочие дедлайны, часть неожиданно «сваливалась на голову» в виде распоряжений «надо вчера», своих и чужих ошибок, реорганизаций, кризисов… Бывало, стрессы принимали хронический характер, и на фоне ежедневных переработок и недосыпов цвет лица приобретал нежно-зеленый оттенок, по малейшему поводу хотелось наорать или заплакать от бессилия, и обострялись все болячки, даже те, которых не было.

У японцев есть специальное слово — «кароси», обозначающее смерть на рабочем месте от переутомления. Это, конечно, экстраординарное явление, но от последствий нервной работы страдают очень многие. Какие рецепты обычно предлагают в качестве панацеи? Их можно свести к трем группам: принимать успокоительные, вести здоровый образ жизни, сменить работу. Успокоительные, возможно, временно помогут, но проблема никуда не денется. ЗОЖ, безусловно, полезная штука, но может стать источником дополнительного стресса, когда, решив с понедельника правильно питаться и заниматься спортом, вы этого не делаете за отсутствием времени и других ресурсов, и порицаете себя еще и за это. Смена работы — это колоссальный стресс сам по себе, это не всегда возможно и подходит по самым разным причинам, да и никаких гарантий, что на новом месте работа будет менее нервная.

Что же делать? «Нервная работа», если разобраться, обусловлена множеством факторов: от социокультурных и экономических до индивидуальных психологических. Для начала посмотрим на проблему с очень утилитарной точки зрения: что с нами происходит и каковы возможные последствия рабочего стресса, какие инструменты «скорой самопомощи» можно применить при стрессе на работе и не только.

Простыми словами — о стрессе, его влиянии и последствиях

Стресс, по сути, это ответ организма на любые требования, внешние и внутренние, которые выводят организм из равновесия — гомеостаза. С этой точки зрения отпуск, например, — тоже стресс (и я сейчас не о том отпуске, в котором что-то пошло не так). Мы вынуждены адаптироваться к новым условиям и, осознанно или нет, осуществляем для этого какие-то действия.

Любое действие в норме проходит три стадии: активация или подготовка к действию; адаптация и непосредственно действие, при котором наблюдается оптимальное для ситуации напряжение всех систем организма; торможение, т.е. мы расслабляемся. Если стадия расслабления по каким-то причинам не происходит, мы попадаем в зону «дистресса» — то, что мы в быту называем стрессом (здесь и далее). Или же ресурсы организма настолько истощены, что сбои дает фаза активации, и тогда мы оказываемся в зоне «бытовой депрессии», когда ни на что буквально нет сил.

Как это сказывается на нашей жизни и, в частности, на работе?

Физиологически. В стрессе мы находимся в постоянном напряжении, а значит спазмируются мышцы, сосуды, внутренние органы, страдает нервная система. В результате имеем проблемы с артериальным давлением, пищеварением, сном; могут возникнуть непонятные боли, высыпания и т. п. (более подробно можно посмотреть, набрав в поисковике «чикагская семерка», — это о заболеваниях, имеющих психосоматическую природу).

Эмоционально. Необязательно выражается в том, чтобы прийти и сорваться на близких, т. е. в раздражении и гневе. Это также состояния равнодушия и апатии, повышенной тревожности, чувства вины, постоянного недовольства собой, работой. При этом эмоции по своему накалу будут неадекватны ситуации, но, находясь в стрессе, мы, увы, не всегда можем это отследить и отрегулировать.

Интеллектуально. Становится сложно концентрироваться и принимать решения, подводит память («непонятно, где забыл ключи»), преобладают негативные мысли.

Поведенчески. Суета и нехватка времени, рост числа ошибок даже в рутинной деятельности, хватание за все подряд. Репертуар возможных ответных реакций сужается до нескольких поведенческих шаблонов, которые мы, скорее всего, усвоили в детстве. Отсюда поступки, неадекватные текущей ситуации (но это тема для отдельного разговора).

Резюмируя, можно сказать, что в этом состоянии мы попадаем в так называемый «канал выживания»: у организма в прямом смысле слова одна цель — выжить, а все задачи, которые мы ставим помимо этого — работать, вести какую-то социальную жизнь, выполнять функции жены, мамы воспринимаются как дополнительная нагрузка и неизменно страдают. В конечном итоге можно прийти к эмоциональному выгоранию.

А теперь представьте на минуту человека, у которого все вышеперечисленные симптомы ярко выражены, и немного утрируйте его образ в воображении — едва ли перед вами будет образ хорошего работника…

«Скорая самопомощь» при стрессе

Итак, что же делать, если объективно нет возможности выйти из стрессовой ситуации, тем более взять отпуск и хотя бы немного отдохнуть? Вот четыре простых способа помочь себя, не отходя от рабочего места.

Вода. Возьмите себе за правило, что на вашем столе, а также на всех совещаниях, переговорах и т.п. у вас должна быть бутылка или стакан с водой комнатной температуры. Как только чувствуете, что внутри растет напряжение, делайте несколько медленных глотков воды. Механизм и польза этого простого действия в следующем:

  • нейроны головного мозга «общаются» посредством электрических импульсов, вода — отличный проводник;
  • сделав несколько глотков, вы даете организму сигнал о том, что нет необходимости переключаться в режим «выживания»;
  • когда вы целенаправленно делаете глоток, а еще чувствуете вкус воды, как она смачивает гортань и проходит внутрь, вы возвращаете себе осознанность и возможность думать и анализировать.
  • Почему только вода, а не чай, кофе, соки? Любые напитки, кроме воды, включают работу ЖКТ, на которую в стрессе у организма просто нет свободных ресурсов — все распределяется на обеспечение жизненно важных функций. У многих из нас чай, кофе автоматически тянут за собой что-нибудь сладенькое: кофеин и простые углеводы быстро добавляют энергии и, казалось бы, работоспособности, но так же быстро этот эффект ослабевает. А уж о последствиях конвертации плюшек в лишний вес я здесь писать не буду.

    Пауза. Применять в комплексе и отдельно в любых непонятных ситуациях. В стрессе одной из распространенных реакций является замирание дыхания. Осознанные вдох-выдох восстановят дыхание и помогут немного снизить накал напряжения. Еще один важный аспект, который упомяну здесь одной строкой: сужение временного горизонта, когда нужно «быстрей-быстрей», зачастую является манипуляцией, и, чтобы в ней окончательно не увязнуть, нужна пауза. Это может быть что угодно, от паузы в речи, до краткого физического выхода из ситуации: налить себе воды, выйти в дамскую, сделать срочный звонок, предпринять любое другое уместное в ситуации действие.

    «Заземление». Понаблюдайте за позами коллег, а если удастся, и за своими, когда вы в стрессе. Вы заметите, что кто-то ссутуливается и весь как-то сжимается, кто-то сидит на краешке стула, и кажется, что он вот-вот взлетит, кого-то, напротив, как будто распирает изнутри, и видно, как напряжены даже мышцы шеи. Это наши телесные реакции на стресс, но их можно запустить в обратную сторону и заставить работать на себя. Если сидите, поставьте обе ноги на пол, если стоите, распределите вес равномерно и почувствуйте сами ноги, ступни и пол под ними. Сидя, почувствуйте под собой стул, облокотитесь на спинку, ощутите, что у вас есть физическая опора — обопритесь на нее в прямом смысле слова и на пару минут удержите это ощущение в поле своего внимания. Ваше тело немного расслабится и отправит сигнал мозгу о том, что все в порядке, можно выйти из аварийного режима.

    Возвращение в реальность. Две другие типовые реакции на стресс выражаются либо в том, что мы предельно на чем-то сосредотачиваемся и буквально ничего не видим и не слышим вокруг, либо наоборот — сосредоточиться невозможно, движения становятся хаотичными, и все валится из рук. В эти моменты мы находимся где угодно — в будущем, прошлом, альтернативной реальности, но только не там, где мы есть сейчас. Чтобы вернуться достаточно:

    • увидеть что-либо из окружающего пространства: что висит на соседней стене, какого она цвета, какое над вами освещение, какого цвета глаза у собеседника;
    • услышать что-либо из окружающего пространства: какой тембр голоса у коллеги, как шелестит бумага в принтере, какие звуки доносятся с улицы или из соседней комнаты;
    • почувствовать что-либо из окружающего пространства: какая текстура у подлокотника вашего кресла, комфортная ли температура в комнате, достаточно ли воздуха.
    • Остается важный и вполне резонный вопрос: как будучи в стрессе, вспомнить обо всех этих, пусть и простых, действиях? Подключаем воображение. Попробуйте придумать и записать аббревиатуру, какие-то символы или нарисуйте рисунок, которые помогут вам вспомнить, что делать при стрессе, и повесьте на работе на видном для себя месте. Можно придумать какую-нибудь считалочку, например:

      Глоток воды, вздохнуть, облокотиться,

      увидеть окружающие лица.

      Или несколько раз заранее проговорите про себя и проделайте нужные действия, при этом поочередно смыкая подушечки большого и остальных пальцев на одной или обеих руках и повторяйте, каждый раз, как вспомните. При стрессе замыкайте подушечки пальцев, чтобы вспомнить, что нужно делать.

      Постепенно эти навыки станут привычными, и забота о себе при стрессе станет нормой.

      В следующий раз поговорим о методах, которые помогут глубже понять причины возникновения ваших стрессов на работе и подскажут правильные решения в долгосрочной перспективе.

      www.matrony.ru