Ранний детский аутизм авторы

Ранний детский аутизм

Меня просили создать пост на эту тему, и по размышленьи зрелом я решила согласится. Прошу не считать меня каким-либо специалистом в данной области, я всего лишь мама, которая столкнулась с этим явлением. И в виду распространенности этой патологии в современном мире, мне думается, что, возможно, не для меня одной это актуально.

Кроме того, хотелось бы развеять некоторые мифы об аутистах, особенно о детях-аутистах. Обычно о них судят по фильму «Человек дождя» — хотя спектр аутических расстройств значительно шире — от полной неспособности воспринимать, адекватно оценивать происходящее и взаимодействовать с окружающим миром (синдром Каннера), до — интровертности и повышенной чувствительности, избирательности в общении, как черт характера, т.е. практически вариантом нормы.

Аутизм загадочен, до сих пор не изучен, и потому окутан мифами и легендами. Во-первых, хочу сказать, что меня дико бесит «мимишное» определение — «аутенок» в отношении детей с РАС (расстройство аутического спектра). Ну, правда, не повод овуляшничать. кроме того, бесит всякая антинаучная хрень типа — дети индиго, дети-ангелы, новая раса сверчеловеков эры Водолея, а также приписывание аутистам каких-либо инфернальных способностей. Так же часто детям и людям с РАС приписывают некие над-мозги и охрененные интеллектуальные данные. Это тоже не так. Даже если ребенок имеет сохранный интеллект — без взаимодействия с социумом, возможности получать знания и контактировать с миром, развить интеллект нет никакой возможности. надо сказать, что отчасти эти мифы поддерживаются убитыми горем родителями, которые приводят в пример «высокофункционального аутиста» Эйнштейна с Биллом Гейтсом, и надеются, что вот у них тоже Бетховен вырастет. Не стоит их за это осуждать — психологи считают, что пережить диагноз «аутизм» родителям ребенка хуже, чем пережить его смерть( это и есть смерть в каком-то смысле, социальная смерть. Человек жив, он остается рядом с тобой, но нет ни одного шанса на то, чтоб нормально интегрировать его в общество. ) -но нет, это не всегда соответствует действительности, увы. Туда же всякие рассказы про то, что создают айфоны и программное обеспечение для компьютеров исключительно только аутисты, в тайных лабораториях Билла Гейтса — это тоже своего рода городская легенда. Нет. Это возможно для аутиста — стать отличным программистом, тем более, что с техникой они лучше дружат, чем с людьми. Но надо быть реалистами — такой шанс один на миллион.

При этом не стоит отрицать, что аутичность может послужить и добрую службу. Ведь аутисты способны на гиперконцетрацию внимания, увлеченность идеей и определенную независимость от стереотипов, которые у остальных людей в буквальном смысле вбиты в подкорку. То есть — не надо смотреть на это особенно минорно, как и особенно мажорно.

Единственный миф о детях-аутистах, который подтверждают специалисты — это их внешняя привлекательность. Действительно, такие детки зачастую безумно хорошенькие и у них очень умный, одухотворенный взгляд. Но дети имеют свойство вырастать и с годами терять свою привлекательность. (((

Кстати, что мне еще тоже не нравится — появилась новая дурацкая мода форсить из себя или из какого-то любимого звездуна — аутиста с СДВГ. Орать охота от такого понта — люди, ну не выпендривайтесь вы там, где не надо!

Можно говорить о том, что мир охватила эпидемия аутизма — ведь 1 ребенок из 88 — имеет расстройство аутического спектра. А так же связанная с этим истерия — некоторые родители очень хотят увидеть эту патологию в своих совершенно здоровых детях и даже обижаются на врачей, когда им говорят, что, извините, у вас просто педагогически запущенный избалованный лентяй, а никакой не аутист (в США одна семья даже судилась с врачом, который отказал их сыну в этом красивом диагнозе, прописал оболтусу витамин «Р» и диагностировал «иммомуле-симуленце-притворенца-лодерит», а не синдром гиперактивности с дефицитом внимания) . Так же появилось очень много скептиков по этому вопросу — мол, и не расстройство это никакое, вообще. Просто родакам и врачам делать-то не хрен. Будто теперь каждый школьник с шилом в заднице — прям больной и задача для науки. Надавать по щам и пусть уроки учит, болезный. Такие воззрения тоже есть. Но и совершенно зеркальная ситуация обыденна — у ребенка очевидно есть расстройства сферы внимания, воображения и общения, а родители закрывают на это глаза, и при совете невролога попить витамины группы «В» и отдать чадушко в класс коррекции, начинают кричать, что он нормальный, а сами, доктор, вы му..дурак.

Я лично думаю, что аутизм — не болезнь. Болезнь, даже на сегодняшний день неизлечимую, принципиально возможно вылечить. А аутизм — это способ восприятия мира. Я полагаю, он связан с пренатальным или перинатальным периодами. То есть с нарушением развития или травмами в дородовом или родовом периоде. Глобальное отличие РДА от детской шизофрении, например, в том — что при РДА отсутствует период нормального развития. Там изначально — что-то пошло не так. Более всего, развитие аутичного ребенка напоминает становление человека после инсульта. У моего сына было обширное кровоизлияние в мозг в процессе патологических родов. Такое просто не могло остаться без последствий. в каком-то смысле в этом виновата практика агрессивного родовспоможения, но с другой стороны. будь это хотя бы 50 лет назад, то в этих родах умерла бы и я, и дитя. Когда говорят про эпидемию аутизма в наше время — будто бы забывают, что прежде такие дети и их матери попросту не выживали. Или мать легко отказывалась от «ненормального» и ребенок просто кончал свою жизнь в сумасшедшем доме. Теперь этот «естественный отбор» перестал работать. Что с эволюционной точки зрения очень плохо, зато с нравственной — очень хорошо.

Я бы хотела сказать всем родителям детей с особенностями развития — не опускайте рук! Как сказал мне кто-то (доброго этого человека уже не помню) — живет ребенок, радуется, ну и хорошо, что пристали? При любом подозрении, тревожном звоночке — обязательно обращайтесь к врачу! Но не к одному, а желательно нескольким, посоветуйтесь с другими родителями. Препараты, улучшающие кровоснабжение головного мозга — это правда, помогает. Нам достался нелегкий крест — но ноша создана для плеч достаточно сильных, чтоб ее нести. Аутичность — тот недуг, который излечивается поцелуями. Это как в фильме «Прибытие» — найти контакт с инопланетянином. Аутичному ребенку очень сложно — отличать человеческое лицо от узоров на обоях, человеческую речь — от шума ветра. То, что одним дается само по себе, инстинктивно, для него — труд. Он видит мир совсем иначе, у него нет привычных нам ориентиров. Это такой маленький инопланетянин. Не требуйте, просто научитесь говорить на его языке. Это неправда, что у него не эмоций — совсем наоборот, его эмоции слишком сильные, контакт его слишком ранит, это люди без кожи, они хотят уйти от боли, а не от мира. Не правда, что они не стремятся к общению — они его ищут, просто они говорят на другом языке. Как в одном фильме — глухонемая дочь говорит матери: ты думаешь, я тебя не понимаю? Это ты меня не понимаешь! (с) В норме — ребенок следует за родителем, даже если тот бежит от него. А здесь надо — не требовать, а пойти и взять за ручку, и повести за собой. Это не всегда, но возможно же! Мы просто считаем некоторые вещи само собой разумеющимися. А это не всегда так.

«Если человек страдает аутизмом, это не означает, что он перестаёт быть человеком. Но при аутизме он становится чужим для остальных людей. Что нормально для других, для меня не нормально, а что нормально для меня – не нормально для других. В каком-то смысле я очень плохо подготовлен к выживанию в этом мире…

Что может стать звоночком для родителей особенных детей? Во-первых, это отсутствие речи, при таком же отсутствии замещающую речь мимики. Хотя это не всегда обязательно — иные аутичные дети в 1,5 года могут цитировать наизусть Пушкина, но это говорит лишь об отличной механической памяти — ребенок и сам не понимает, что говорит, основная функция речи — коммуникабельная, то есть ребенок должен не просто так говорить, а отвечать на вопросы и, вообще, реагировать согласно ситуации, а не просто что-то там такое цитировать. Если у ребенка задержка развития речи, то должна присуствовать заместительная мимика — должен быть указательный жест, кивание или махание головой (да/нет). То есть вы должны оценить степень коммуникации с ребенком, способность его выполнять инструкции, реагировать на устную речь. Иногда аутичные дети реагируют на определенные слова, но в отрыве от контекста. То есть он улавливает слово «гулять» и бежит к двери, даже если скажешь — гулять не будем, дождь идет.

Лично мой опыт — создание определенных ритуалов. Типа выключения света перед сном, вытаскивание пробки из ванной после купания. Нужно всегда потворствовать, нужно усложнять любую коммуникацию, какой бы глупой она не казалась. Например, вы строите башню из кубиков — а он приходит и детским мягким молотком ее разрушает. Это уже взаимодействие! Игры в прятки, игры в «ку-ку» и в гляделки. это сначала как точка на карте, а потом вы все больше и больше расширяете территорию. И еще — обнимашки. Даже нормальному ребенку просто для выживания необходимо 8 объятий в день, а тут надо еще и увеличить и усилить. Чтоб уложить — быть с другими — приятно. И конечно — хвалить, апплодировать, обожать, вечно поощрять. наверное, скептики тут скажут, что это равносильно избаловать. нет, это не дать навсегда замкнуться в себе! Здесь ничего не добиться требованиями — только любовь. В большинстве случаев, когда это не глубокая патология, ребенка всегда почти можно вытащить. Но это все не так важно — в процессе как-то понимаешь, что самое главное — любить. Любить и принимать таким, как есть.

Всех с наступающим праздником — Весны, Любви и Женского Равенства!)))

www.spletnik.ru

Ранний детский аутизм. «Я ушел внутрь себя от этого оглушительного мира»

Родился на свете новый младенец.

Все рады, милы, поздравляют мальца.

И думают: «Право, для всех он отрада!»

Одно только правда — искру Творца

Он вынужден будет разжечь в себе сам.

Он будет вставать, ошибаться и падать.

Одно только правда — что есть дверь ларца.

Открыть лишь ее, чтобы жизнь состоялась,

Чтоб не было так — у смерти венца

Не плакал б он горько, не прятал лица.

Когда рождается ребенок, все радуются, желают ему самого лучшего. И особенно того, чего не вышло у них самих: «Мы дадим ему самое лучшее, мой ребенок будет всем обеспечен, мы его всему научим и воспитаем!» И уж точно никто не хочет, чтобы ребенок заболел синдромом раннего детского аутизма.

Время идет, ребенок растет. Над кроваткой младенца часто спорят мама и папа. Они ссорятся, кричат, думая, что ребенок еще маленький, ничего не понимает. Ребенок тоже кричит. И мать, в сердцах хватая его и укачивая, убегает в другую комнату. Заливается горючими слезами, высказывая малышу все о своей горькой жизни.

— Сыночек, маленький, не плачь, давай, не плачь, — успокаивает и его, и себя.

Мальчику уже почти полгода. Часто у него очень серьезный взгляд, как будто внутрь себя. Все верно. Он сосредоточен на своих внутренних состояниях. Этот мальчик — обладатель звукового вектора. Мама этого не знает, как не знает и о других свойствах его психики. Она не виновата. Из восьми возможных векторов (частей психики) звуковой вектор доминантный и особенно уязвим.

У мальчика еще есть старшие брат и сестра. С утра до ночи они гомонят, доводя до исступления несчастную мать, которую на всех не хватает. Старший пролил кисель на ковер, дочь тащит кота за хвост. Тут еще младший плачет!

— И зачем я еще тебя родила, мало мне было двоих! — причитает мать.

Мама очень заботливая, старательная. Бережно ухаживает за детьми. Дом — полная чаша. Хоть иногда и срывается — а с кем не бывает? Жизнь тяжелая, говорят. Работа нервная. Муж мало помогает с детьми.

— Все сама, все одна тащу на себе, — у нее своя непростая жизнь. Главное — дети накормлены, одеты, только вот младший отличается от других детей. Странный какой-то.

У нашего героя уже в три года стали появляться симптомы раннего детского аутизма. Мальчик прячется в шкафу, когда взрослые ругаются, когда шумят старшие дети. Когда дедушка включает телевизор или радио, ребенок выключает его, за что получает порцию отборного дедовского мата. Когда электрики работали над пристройкой дома, мальчик спрятал их шумные инструменты. Их нашли, его наказали. Не били, но накричали, что так делать нельзя. Когда маме подарили электрическую мясорубку, он кричал, выл, убегал, если она была включена. И когда блендер — тоже, да и шумный советский холодильник, подпрыгивающий иногда, доводил мальчика до криков и слез.

В полтора года он не заговорил. И в три года тоже. И в четыре. Обратились к детскому психиатру по направлению от логопеда: «Задержка психического развития. Общая задержка речи 1 уровня». Самого тяжелого уровня. И происходит морально очень тяжелое событие и для мамы, и для детского психиатра — диагностика раннего детского аутизма.

Объясняю маме психические особенности ее младшего сына

Ребенок со звуковым вектором рождается интровертом. И должен развиться в противоположность. То есть, из сосредоточения внутри себя — в сосредоточение наружу. У маленького ребенка этот процесс начинается со вслушивания в окружающие звуки. Что же происходит, если звуки внешнего мира неприятны, болезненны? Или слова, их оскорбительные, нежелательные смыслы причиняют вред психике малыша?

Ведь именно он — ребенок со звуковым вектором — особенно чувствителен как к звукам, так и к сказанным словам. И только он может приобрести симптомы раннего детского аутизма при неблагоприятной обстановке вокруг. И именно он, звуковой ребенок — гений в потенциале.

Ухо у звукового ребенка особо чувствительно. Если сигналы на все другие органы чувств достигают тела, то звуковая волна идет прямо в психику через ухо.

Мало того, что звуковой порог такого ребенка низкий, громкие звуки причиняют ему психическую боль. Так ведь даже слова, сказанные шепотом любимой мамой, например, «чего ты тут такой сидишь, ничего не делаешь?», «самый умный что ли?», «дурачок, не слышишь?» причиняют ему неимоверную боль души.

Ребенок вмиг теряет ощущения защищенности и безопасности от мамы, без которых его развитие притормаживается.

— Почему мой ребенок не говорит? Мы нормально его воспитывали и книжки читали, у него все есть! Я ходила по психологам, следовала всем рекомендациям. Но речи нет! Нет, в детский сад не отдаваланевозможно вывести из дома, сразу кричит, прячется в своей комнате. И ест только одно, и даже играть нормально не могу научить! Только кубики строит в ряды или рвет бумагу! Почему ему уже ставят диагноз ранний детский аутизм?

Почему? А что бы ответил на это сам ребенок?

«Мама! Мне слишком шумно снаружи, понимаешь, громко! С самого моего рождения я словно попал в ад! Я не могу слушать эту какофонию, я лучше зажму ушки ладошками. А еще лучше — спрячусь в темном шкафу. Откуда ты меня с криками будешь выволакивать, и заставлять меня слушать это, слушать… «Ах ты, такой-сякой!» Не такой, которого ты хотела! Мама, ты не хотела меня рожать! Лучше бы меня не было! Лучше бы меня не было в этом слишком громком мире, где моя любимая мама говорит такие ужасные слова! Я не могу контактировать с тобой, мама, мне слишком больно. И с братом, и сестрой. Они, играя, еще могут крикнуть мне в ухо: «Тупица отсталый!» Я ни с кем не могу контактировать, пойми меня, мама! Я пытался. И у меня остался только один выход — уйти в себя еще больше. Туда, где вы меня не достанете. Туда, где спокойно моей психике — в тишину своих мыслей».

Дети с ранним детским аутизмом — всегда обладатели травмированного звукового вектора.

При громких звуках и неприятных смыслах в адрес ребенка, в том числе матерных словах, у него отмирают участки мозга, которые ответственны за обучение на слух.

— Я ему говорю, а он не слышит! Как будто специально!

Рекомендации соблюдать звуковую экологию в доме не были применены в этой семье. На лекцию о раннем детском аутизме мама не пришла, и коррекция раннего детского аутизма у этого ребенка не была проведена. А ведь было время! Увы, оно упущено.

Мальчику уже семь лет. Он собирает конструктор, сам ест, но очень выборочно. Самостоятельно не одевается, не раздевается, очень упрямый и своенравный. Если что-то врывается в его «мирок», реакция у ребенка такая, что впору самой маме бежать из дома. Родителям такое очень тяжело выносить, в семье разлад. Если его не трогать, то мальчик сидит один, ни к кому не стремится, никакого общения нет. Он там один. Сам в себе. И это еще не вся характеристика раннего детского аутизма.

«Я здесь. Кто я? Где? В мире потерянного психического. В огромном потенциале звукового вектора, ушедшего внутрь, спасая свою психику от этого невыносимо громкого, оскорбляющего мира».

Конечно, он этого не скажет — ведь он не говорит нашей речью. Но мы знаем, что чувствует ребенок, у которого с раннего детства травмирован звуковой вектор, мы знаем, что происходит с его психикой. С психикой, которая больна ранним детским аутизмом.

«Я ушел от мира. Мира, который причиняет мне боль. Мама, прости».

Решением психолого-медико-педагогической комиссии ребенок был признан необучаемым в массовой школе. И пошел в 1 класс коррекционной школы для детей с ослабленными умственными способностями. Впоследствии он был переведен на домашнее обучение из-за выраженных нарушений поведения. Инвалид на всю жизнь.

Выход есть — это тренинг по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Вот чем поделились мамы, которые прошли тренинг, и с их детей сняли диагноз раннего детского аутизма и задержку речи.

«Ребенку хотели поставить диагноз раннего детского аутизма. Тренинг помог справиться с задержкой речи». Евгения, медсестра, Таллин

«Моему ребенку ставили диагноз раннего детского аутизма». Анастасия А., архитектор, Москва

«…Мой сын никого не слышал! Или не хотел слышать! Он жил в своих мыслях и мечтах! Первый звоночек поступил от тренера по плаванию: «У вас талантливый ребенок, но он неуправляем, он живет в своем мире». Позже подобное я услышала и от других педагогов… Пульсирующая мысль: «Что же делать?!» — поселилась в моей голове. Твердое убеждение, что с ребенком что-то не так, не давало мне жить…

… Оказывается, моему звуковому сыну важно концентрироваться в тишине, чтобы говорили с ним тихо и ласково, а где-то и помолчали вместе, разделили с ним его увлечение компьютерной игрой (а ведь это для звуковиков тоже свой мир), чтобы мама просто искренне сказала, что его понимает.

После того, как я поняла, как обращаться с сыном, мой ребенок изменился! Мы с ним вместе изменились! Самое главное, что никаких усилий над собой я не делала, все происходит на тренинге само собой…»

Системно-векторная психология точно определяет причины развития раннего детского аутизма. Записывайтесь на бесплатные лекции по этой ссылке. Дайте шанс своему ребенку вырасти гением.

Автор Екатерина Крестникова, врач-психиатр

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

12 Мар, 2018 Комментариев: 3 Просмотров: 300

svp.expert

35. РАННИЙ ДЕТСКИЙ АУТИЗМ (РДА). ПРИЧИНЫ ЕГО ВОЗНИКНОВЕНИЯ

Аутизм может проявляться в различных формах:

1) в полной отрешенности от происходящего;

2) в активном отвержении;

3) в поглощенности аутистическими интересами;

4) в чрезвычайной трудности организации общения и взаимодействия с другими людьми.

Существуют четыре группы детей с РДА, представляющие собой разные ступени взаимодействия с окружающей средой и людьми. Для детей 1-й группы характерны проявления состояния выраженного дискомфорта и отсутствие социальной активности. Дети 2-й группы исходно более активны и чуть менее ранимы в контактах со средой. Детей 3-й группы отличает несколько другой способ аутистической защиты от мира – это не отчаянное отвержение окружающего мира, а сверхзахваченность своими собственными стойкими интересами, проявляющимися в стереотипной форме. У детей 4-й группы аутизм проявляется в наиболее легком варианте. На первый план выступают повышенная их ранимость, тормозимость в контактах (взаимодействие прекращается при ощущении ребенком малейшего препятствия или противодействия).

При анализе ранней симптоматики РДА возникает предположение об особом повреждении этологических механизмов развития, что проявляется в слабости инстинкта самосохранения и аффективных механизмов защиты, полярном отношении к матери, в больших трудностях формирования улыбки, контакта глаз, эмоциональной сингонии. У детей наблюдаются неадекватные, атавистические формы познания окружающего мира: облизывание, обнюхивание предмета.

Первичные расстройства при РДА: повышенная сенсорная и эмоциональная чувствительность (гиперстезия), слабость энергетического потенциала. Вторичные: аутизм как уход от окружающего мира, ранящего интенсивностью своих раздражителей, а также стереотипии, сверхценные интересы, фантазии, расторможенность влечений – как псевдокомпенсаторные аутостимуляторные образования, возникающие в условиях самоизоляции, восполняющие дефицит ощущений и впечатлений извне и этим закрепляющие аутистический барьер. Ослаблена эмоциональная реакция на близких, вплоть до полного отсутствия внешнего реагирования, так называемая «аффективная блокада», выражена недостаточная реакция на зрительные и слуховые раздражители, что придает таким детям сходство со слепыми и глухими.

Клиническая дифференциация РДА имеет большое значение для определения специфики лечебно-педагогической работы, а также для социального прогноза.

bookap.info

Проект: Аутизм. Пути помощи

Ранний детский аутизм. Пути помощи.

Филиппова Александра Анатольевна.

Изучение раннего детского аутизма, методик помощи.

Актуальность проекта:

В современном мире процент детей которым ставиться диагноз РДА (ранний детский аутизм) увеличился. Услышав данный диагноз от врачей родители начинают искать информацию, которой довольно много, но она оказывается противоречивой и устарелой, обращаясь к педагогам родители опять же сталкивающийся с не знанием или не готовностью работать по современными методикам. В итоге благоприятное время для помощи оказывается упущенным.Данный проект призван помочь родителям и педагогам в поиске информации о РДА, и эффективных методиках и способах работы.

Краткая аннотация проекта:

Цель проекта: познакомить родителей и педагогов с основными понятиями РДА, современными методиками работы, формами организации взаимодействия. Задачи проекта:

1.Знакомство с понятием аутизм, симптомами, причинами.

2. Формирование представлений о современных эффективных методах развития аутичого ребёнка.

3.Ознакомление родителей и педагогов с учреждениями оказывающими квалифицированный помощь детям с РДА.

Сроки реализации проекта : с 6.07.15 по 20.08.15

База реализации проекта Сайт фонда «выход» Выход

Участники проекта: родители, педагоги студенты работающие с РДА.

Проект выстроен по 3 направлениям «Всё что вы хотите знать о РДА.», » Современные эффективные методики работы с аутичным ребёнком» » Куда обратится за помощью?».

Проект предназначен для помощи людям, работающим с РДА.

Программа мероприятий

Основополагающий вопрос: «Как помочь ребёнку с аутизмом»

I Направление: «Всё что вы хотите знать о раннем детском аутизме»

Ранний детский аутизм – психическое расстройство, возникающее из-за нарушений в развитии головного мозга, при котором ребенок отказывается общаться с окружающими людьми, для него характерно ограничение интересов и проявление однотипных действий. Аутизм встречается приблизительно в 4-х случаях на 10000 населения, среди детей с ранним детским аутизмом преобладают мальчики (приблизительно в 4 раза больше, чем девочек).

Признаки раннего детского аутизма Чаще всего синдром раннего детского аутизма становится явным к 2,5 – 3 годам, но признаки аутизма возможно обнаружить в период младенчества.

Основные симптомы следующие:

1.Нарушен «комплекс оживления», характерный для грудничков.

2.У малыша практически отсутствует реакция на внешние раздражители: свет, звук погремушки и пр.,

3.Позже сверстников начинает узнавать родителей,

4.Не проявляет привязанности к ним;

5.Ребенок отводит в сторону глаза, взгляд отсутствующий;

6.Жестикуляция у детей отличается от обычной, может и вовсе отсутствовать;

7.Уклоняется от прикосновения людей, даже родителей;

8.Возможен отказ от материнского молока;

9.Наблюдается задержка речевого развития, речь монотонна, неэмоциональна;

С возникновением необходимости вхождения в социум признаки болезни становятся более явными, при отсутствии коррекции, изолированность человека с годами растет.

Причины возникновения раннего детского аутизма

Выводы специалистов об этиологии заболевания неоднозначны. Существует несколько гипотез о причинах аутизма. чаще всего заболевание связывают с генными нарушениями, в результате которых нарушаются синаптические связи в коре головного мозга; существует таратогенная теория, связывающая аутизм с нарушениями формирования мозга из-за воздействия на организм женщины в первом триместре беременности вредных веществ и факторов (стресс, алкоголь, никотин, лекарственные вещества и т.д.); предполагается, что на возникновение аутизма влияют особенности окружения и отношения к малышу. Также среди причин называются неудачная вакцинация, негативная предыдущая реинкарнация и еще ряд предположений, которые, впрочем, пока ничем не подтверждены.

Формы раннего детского аутизма

В зависимости от степени тяжести РДА выделяют 4 группы:

Полная отрешенность, отсутствие социальной активности.

Активное отторжение, проявляющееся в особой избирательности в контактах.

Захваченность аутистическими интересами. Ребенок разговаривает все время на одну тему, повторяет в играх один сюжет и т.п. Трудности во взаимодействии с окружающими, проявляющиеся в ранимости, избегании отношений. Это наиболее легкий вид раннего детского аутизма.

Направление 2 Современные эффективные методики работы с аутичным ребёнком

РДА — это отрыв от реальностей, уход в себя, пассивность и легко ранимость в контакте со средой. Современные психолого-педагогические технологии помощи аутичным детям:

Оперантное обучение(поведенческая терапия), достаточно широко распространена в США. Метод предполагает создание внешних условий, формирующих желаемое поведение в самых различных аспектах: социально-бытовом развитии, речи, овладении учебными предметами и производственными навыками. Обучение проводится индивидуально. Формально эффективность метода достаточно высока: до 50-60% воспитанников становятся способными овладевать программой массовой школы, получают возможность работать достаточно успешно для того, чтобы обеспечить своё существование, а в отдельных случаях даже поступают в колледжи и университеты. Вместе с тем полученные в ходе обучения навыки с трудом переносятся в другие условия, носят ригидный характер, в большей и меньшей степени механический, и желаемый уровень гибкой адаптации к жизни в обществе, как правило, не достигается, а если это и происходит, то не только благодаря, но и в значительной степени и вопреки использованному методу. ТЕАССН (американская программа). Программа ТЕАССН разработана в США. Развитие социальных умений и навыков на основе индивидуального возраста и психофизических особенностей детей. По мнению сторонников программы, следует направлять усилия не на адаптацию ребенка к миру, а на создание соответствующих его особенностям условий существования. Усилия направляются на развитие невербальных форм коммуникации, на формирование простых бытовых навыков. ТЕАССН — программа практически никогда не обеспечивает достаточно высокого уровня адаптации к реальной жизни, но она позволяет довольно быстро достичь положительных устойчивых изменений в работе даже с очень тяжелыми случаями аутизма. Цель — добиться возможности жить » независимо и самостоятельно» достигается, но только в особых, ограниченных или искусственно созданных условиях.

Помимо оперантной терапии и программы ТЕАССН на Западе используются холдинг — терапия (М. Уэлш), терапия «ежедневной жизнью» (К Китара), терапия «оптимальными условиями» (Б, и С. Кауфманы).

Из отечественных подходов к коррекции аутизма наиболее известна предложенная К.С. Лебединской и О, С, Никольской методика комплексной медико-психолого-педагогической коррекции, основанная на представлении об аутизме прежде всего как об аффективном расстройстве. В отличии от зарубежных методов большое значение отводится комплексности — постоянному взаимодействию педагогов, психологов и врачей — психиатров. Основные усилия направляются на коррекцию эмоциональной сферы, на эмоциональное тонизирование ребенка. Метод эффективен при работе с относительно легкими формами РДА, применение же его для случаев с глубокими аутистическими расстройствами представляется весьма проблематичным.

Одним из вариантов обучения аутичных детей и подростков в государственных учреждениях образования является создание специальных классов для аутичных детей в массовых школах и специальных школах других типов.

Роль биологических и социальных факторов в психическом развитии ребенка.

Закономерности детского развития

• цикличность. Периоды подъема и интенсивного развития сменяются периодами замедления, затухания. Возраст является стадией развития и представляет собой цикл с особым темпом и содержанием;

• неравномерность развития. Личность, ее психические функции развиваются неравномерно. В раннем возрасте появляется первоначальная структура сознания. Каждый новый возрастной период характеризуется сменой доминирующей функции. Перестройка старой системы на новую является основным путем развития психических функций;

• метаморфозы в детском возрасте. Развитие не является только количественным изменением. Это качественное изменение, превращение одних форм в другие.

Все наше развитие, его темп, предел определяет наследственность человека. Наследственность является важной особенностью биологического фактора. Здесь важно сказать, что нет единого мнения по поводу того, что именно генетически обусловлено в психике человека. Отечественные психологи полагают, что наследуются прежде всего два момента — темперамент и задатки способностей.

Среда является вторым фактором развития человека. Природная среда влияет на психическое развитие опосредованно — через существующие в данной среде виды трудовой деятельности и культуру. Они определяют систему воспитания детей. Социальная среда тоже является важным источником влияния. К социальной среде можно отнести общество, традиции, идеологию, религию. Вне социальной среды ребенок развиваться не может, т.е. он не может стать полноценной личностью.

Лечение аутизма иппотерапией

Во всем мире эффективным лечением аутистического расстройства является верховая езда. Она помогает маленьким пациентам лучше взаимодействовать с окружающей средой. Лошади способны тонко чувствовать настроение человека, помогая ему бороться с различными неврозами. Иппотерапия рекомендована в качестве отличного средства для коррекции психики. Во время регулярной верховой езды аутичный ребенок учится концентрировать свое внимание.

Иппотерапия благоприятно воздействует в целом на психическое здоровье таких пациентов, они начинают правильно реагировать на различные внешние раздражители. В ходе ежедневных занятий дети естественным образом обмениваются информацией с непонятным для них окружающим миром. Ребенок пытается анализировать поведение лошади, что провоцирует необходимые реакции для каждого конкретного случая. Это позволяет создавать особую коммуникативную цепочку и обратную связь между больным ребенком и животным.

При такой длительной терапии повторяющиеся стереотипные движения малыша становятся более целенаправленными и логичными. Общение с животными провоцирует на использование жестов, позволяя ребенку чувствовать себя верхом на лошади комфортно. Именно эти четвероногие животные вызывают максимум положительных эмоций и позитива у аутистов. Как правило, после верховой езды маленькие пациенты начинают активно рисовать именно лошадей.

Помимо восстановления психики, иппотерапия помогает решать серьезные проблемы с тонусом мышц и координацией движений. Малыш научится без труда управлять своим непослушным телом. Каждодневные прогулки на лошади являются одним из самых действенных лечений аутистических расстройств.

Лечение аутизма дельфинотерапией

Доказано, что общение с дельфинами оказывает положительное влияние на маленьких пациентов с диагнозом Аутизм. Дельфинотерапия комплексно воздействует на организм ребенка, помогая ему восстановить социальное взаимодействие с обществом и укрепить мышцы. Коммуникабельные животные с невероятным разумом побуждают человека к совместному плаванию, играм и невербальному обмену информацией. В дельфинотерапии под строгим наблюдением различных специалистов участвуют только специально обученные животные.

Эхолокация, которой славятся такие млекопитающие, воздействует не только на ткани и органы организма, но и непосредственно на клетки. Она производит своеобразный массаж на клеточном уровне, что способствует наилучшему прониканию активных микроэлементов в клетки. Это приводит к быстрому восстановлению циркуляции жидкости и межклеточного обмена веществ. Уникальные ультразвуковые сигналы дельфинов способны снимать даже самые сильные боли, действуя в качестве мощного анальгетика.

Свободное взаимодействие с такими животными помогает выстраивать определенные отношения между дельфинами и детьми с аутистическими расстройствами. Специально организованное общение с этими умными животным несет исключительное психотерапевтическое значение, позволяя решать психотерапевтические, психопрофилактические, психокоррекционные и серьезные физиотерапевтические проблемы.

Длительное регулярное общение с дельфинами стимулирует развитие интереса к внешним факторам, избавляет ребенка от самоизоляции, помогает устанавливать правильные социальные отношения и корректировать психические нагрузки. Таким образом, четкий процесс развития личности восстанавливается.

Благодаря тактильной стимуляции создаются особые условия для правильного эмоционального реагирования ребенка. Дельфины выступают в качестве необычных сенсорных стимуляторов, позволяя активизировать сложную работу организма в целом, в том числе и мозговых структур.

Лечение аутизма арт-терапией

Несомненным эффективным методом при лечении аутизма является уникальная арт-терапия. Она помогает быстро развивать у детей с аутистическими расстройствами необходимые коммуникативные навыки, а также позволяет слегка заглянуть в глубинки внутреннего мира малыша. Такая изобразительная деятельность великолепно способствует быстрому снижению эмоционального напряжения, что позволяет создать у маленького аутиста несомненное ощущение комфорта.

Арт-терапия предназначена для повышения толерантности малыша к различным психотерапевтическим отношениям. За счет данной методики, можно существенно снизить тревожность и агрессивность. После правильного лечения ребенок становится раскрепощенным и открытым для неизбежных контактов в обществе. Арт-терапия при аутистическом синдроме оказывает необыкновенное воздействие на развитие на фундаментальном уровне, способствуя развитию воображения.

Данная методика лечения в первую очередь основана на искусстве и творчестве. Она дает приемлемый выход различным негативным чувствам, помогает облегчить процесс психотерапии, позволяет точно диагностировать психическое состояние пациента, выявляет подавленные мысли и чувства, а также помогает повысить самооценку и развить чувство самоконтроля.

При аутизме специальные арт-терапевтические занятия проводятся зачастую в индивидуальном порядке. В некоторых случаях показана групповая форма лечения, если степень инфантильных расстройств позволяет втянуть ребенка в изобразительное искусство. Такая непринужденная атмосфера художественного самовыражения направлена на активизацию мелкой моторики и социальных навыков, а также на развитие внимание и вербальных отношений.

При данных отклонения в развитии арт-терапия способствует позитивным изменениям, налаживанию доверительных отношений, расширению диапазона общения с близкими и новыми людьми, а также позволяет достичь необходимых темпов в развитии ребенка. Программа коррекционных занятий для детей с ранним детским аутизмом

Направление 3 Куда обратится за помощью Сегодня очень остро встала проблема информирования родителей о том, где можно получить необходимую помощь, найти специалистов для организации коррекционной работы с детьми, консультаций родителей знакомство их с современными авторами и методиками. И отличным источником для получения первичной информации обо всём этом может стать благотворительный фонд Выход в котором специалисты смогут ответить на возникающие после постановки диагноза у родителей вопросы, так же множество статей в которых рассказывается о способах коррекции, проводимые вебинары и онлайн консультации помогут родителям и расширят их знания о РДА. Однако помимо онлайн консультации, необходимо наблюдаться у логопедов, психологов, дефектологов, имеющих опыт работы по коррекции РДА, при соблюдении рекомендации совместной грамотной, своевременной работе всех специалистов и родителей развитие всех прихических процессов будет идти. Аутизм не приговор

wiki.iteach.ru

Ранний детский аутизм (рда)

Одним из первых, кто описал ранний детский аутизм, был Л. Каннер (1943 г.). Он обобщил основные проявле­ния и выделил их в самостоятельное заболевание, поэто­му РДА называется синдромом Каннера, а более легкие его формы носят название синдрома Аспергера, по име­ни автора, впервые их описавшего.

РДА — это совокупность нескольких видов проявле­ний, в число которых входят аутизм, различные аффек­тивные проявления, агрессия.

Проявления рда на ранних этапах развития ребенка

Отдельные проявления РДА видны уже в раннем воз­расте. У грудных детей не наблюдается «комплекс ожив­ления» при контакте с матерью, который свойственен здоровым детям. Они не улыбаются, если видят родите­лей, могут не реагировать на какие-то внешние раздра­жители, что может приниматься за нарушение работы органов чувств.

Такие дети мало спят; их сон прерывистый, беспо­койный, неглубокий. У детей с РДА может отсутство­вать чувство голода, быть сниженным аппетит. Они бы­вают избирательны в еде, порой беспричинно плачут и беспокоятся.

Дети с РДА часто бывают равнодушными к своим близким, не реагируют эмоционально на их появление или уход, иногда словно не замечают их присутствия. Нередко у детей как бы отсутствует умение различать одушевленные и неодушевленные предметы.

Но если привычная окружающая обстановка изме­няется (появление новой игрушки, изменение времени кормления или прогулки), ребенок может очень бурно реагировать на это. Плач может не прекращаться до тех пор, пока режимные моменты не будут восстановлены или пока не уберут новую игрушку или иную вещь. У детей с РДА страх новизны выражен особенно сильно.

Поведение детей с этим синдромом, как правило, одно­образно. Они часами совершают одни и те же действия, которые отдаленно могут напоминать игру: наливают и выливают воду из посуды, перекладывают с одного места На другое различные предметы, которые обычно не имеют игровой направленности (веревки, бумажки, катушки).

Дети с РДА осознанно стремятся к одиночеству. Оки чувствуют себя лучше, когда остаются одни. Контакты с матерью могут быть различными. Дети могут относить­ся к ней индифферентно, т. е. не реагировать на ее при­сутствие или отсутствие, а могут гнать ее от себя. Также существует симбиотичеекая форма контактов, когда ре­бенок не может долго находиться без матери, тревожит­ся, если ее нет, но вместе с тем никогда не проявляет)1 к ней никакой ласки.

Для детей с РДА характерны нарушения двигатель­ной сферы. У них неуверенная ходьба, слабая дифференцированность мелкой моторики, неуклюжая поход­ка. Часто отсутствуют содружественные движения, а уже на втором году жизни ребенка появляются комплексы стереотипных движений, подпрыгивания, потряхивание кистями рук, вращения вокруг себя.

Уже на ранних этапах развития дети е РДА проявля­ют страхи перед чем-то новым и непривычным. Нередко трудности возникают при попытках введения прикор­ма. Ребенок активно сопротивляется новым видам пита­ния, а позже он становится избирателен в еде. Он может отказываться от определенных продуктов, реагируя на изменения пищи или режима плачем или криком.

Речь для детей с РДА часто не представляет интереса. Аутичный ребенок не фиксирует взгляда на говоря­щем, не отзывается на обращение. Речь не носит для него регулирующей функции. Поэтому важно на ран­них этапах развития ребенка уметь отличить это состоя­ние от глухоты. Лепет может появиться вовремя, к 3—4 месяцам, как и у здоровых детей. У некоторых детей с РДА лепет может отсутствовать совсем или быть слабо выраженным. Дети сразу от гуления переходят к произ­несению слов. Первые слова могут появиться даже рань­ше положенного срока, однако у этих слов не будет смыс­ловой соотнесенности. Дети произносят эти слова как бы. в никуда, не обращаясь ни к кому конкретно. Сло­варный запас обычно не накапливается. Новые слова появляются вместо ранее запомненных. В речи детей часто присутствуют явления эхолалии, неологизмы.

У здоровых детей 3-6-месячного возраста ведущим видом деятельности становится игра: дети тянутся к иг­рушкам, хватают их, тянут в рот. У детей с РДА в этом возрасте игры не бывает вообще, или они совершают длительные манипуляции лишь с одной, хорошо знако­мой игрушкой. Позже аутичные дети отдают предпочте­ние неигровым предметам: пуговицам, крышкам от кас­трюль, гвоздям, газетам, песку и воде. Дети обращают­ся к тем предметам, которые дают им более ощутимый сенсорный эффект.

Дети с РДА имеют свои особенности формирования витальных функций т аффективной сферы. Такие дети могут быть гиповозбудимыми. Они вяло сосут грудь, не реагируют на физические неудобства: холод, голод, мок­рые пеленки, — слабо реагируют на попытки взять их на руки. Отмечается малая двигательная активность. Такие дети могут часами сидеть в одной и той же позе, не меняя ее. Ходить они начинают поздно. Дети, у кото­рых отмечается гипервозбудимость, обычно плохо засы­пают и спят. Они беспокойны, тревожны, подвержены частым переменам настроения. Иногда смена настрое­ния детей связана с погодными явлениями. Часто дети проявляют агрессию по отношению к самим себе. Вто­рой вид гипервозбудимости при РДА носит психопатоподобную направленность. Такие дети уже с рождения двигательно беспокойны, крикливы, имеют проблемы со сном. Часто наблюдается агрессия по отношению к близким. Таким детям нередко свойственны истерики.

Навыки самообслуживания у большинства аутичных детей формируются вовремя.

Главным расстройством при синдроме Канера явля­ется аутизм. Дети первых месяцев жизни не фиксируют свой взгляд на глазах человека. Взгляд таких детей ха­рактеризуется как «застывший и неподвижный». Улыб­ка никуда не обращена. Дети не отвечают на попытки взять их на руки, ощущается напряжение при попыт­ках прикоснуться к ним или взять их на руки. Иногда же дети охотно идут на руки ко всем.

Уже на 1-м году жизни появляется отгороженность детей с РДА от людей и окружающего мира в целом: дети индифферентно относятся ко всему окружающему.

studfiles.net

Ранний детский аутизм авторы

Синдром раннего детского аутизма был описан американским детским психиатром L. Kanner в 1943 г. Независимо от него близкий вариант синдрома описан в 1944 г. австрийским исследователем Н. Asperger под названием "аутистическая психопатия".

Ранний детский аутизм — сравнительно редкая форма патологии. По данным L. Wing, распространенность его составляет 2 на 10000 детей школьного возраста. Основными проявлениями синдрома, которые наблюдаются при всех его разновидностях, являются выраженная недостаточность или полное отсутствие потребности в контакте с окружающими, эмоциональная холодность или безразличие к близким ("аффективная блокада", по L. Kanner), страх новизны, любой перемены в окружающей обстановке, болезненная приверженность к рутинному порядку, однообразное поведение со склонностью к стереотипным движениям, а также расстройства речи, характер которых существенно отличается при разных вариантах синдрома.

Наиболее отчетливо синдром раннего детского аутизма проявляется от 2 до 5 лет, хотя отдельные признаки его отмечаются и в более раннем возрасте. Так, уже у грудных детей наблюдается отсутствие свойственного здоровым детям "комплекса оживления" при контакте с матерью или воспитательницей, у них не появляется улыбка при виде родителей, иногда отмечается отсутствие ориентировочной реакции на внешние раздражители, что может приниматься за дефект органов чувств.

У детей первых 3 лет жизни неспецифическими проявлениями синдрома, связанными с соматовегетативной и инстинктивной недостаточностью, являются, по данным В. М. Башиной (Башина В. М. О синдроме раннего детского аутизма Каннера // Журнал невропатологии и психиатрии. 1974. № 10), нарушения сна в виде сокращенной продолжительности и уменьшенной глубины его, прерывистости, затрудненного засыпания, стойкие расстройства аппетита с его снижением и особой избирательностью, отсутствие чувства голода, общее беспокойство и беспричинный плач.

В раннем возрасте дети часто бывают равнодушными к близким, не дают адекватной эмоциональной реакции на их появление и уход, нередко как бы не замечают их присутствия. Иногда у детей как бы отсутствует способность дифференцировать людей и неодушевленные предметы (так называемый протодиакризис).

В то же время любое изменение привычной обстановки, например в связи с перестановкой мебели, появлением новой вещи, новой игрушки, часто вызывает недовольство или даже бурный протест с плачем и пронзительным криком. Сходная реакция возникает при изменении порядка или времени кормления, прогулок, умывания и других моментов повседневного режима.

Иногда недовольство или плач не прекращаются до тех пор, пока не будет восстановлен прежний порядок или не будет убрана незнакомая ребенку вещь.

Страх новизны, достигающий у таких детей значительной интенсивности, можно считать, как и в случаях невропатии, проявлением болезненно обостренного инстинкта самосохранения. Однако степень выраженности этой патологии инстинктивной жизни при раннем детском аутизме намного выше.

Поведение детей с данным синдромом однообразно. Они могут часами совершать одни и те же действия, отдаленно напоминающие игру: наливать в посуду и выливать из нее воду, пересыпать что-либо, перебирать бумажки, спичечные коробки, банки, веревочки, перекладывать их с места на место, расставлять их в определенном порядке, не разрешая никому убирать или отодвигать их.

Дети с синдромом аутизма активно стремятся к одиночеству, чувствуя себя лучше, когда их оставляют одних. Вместе с тем характер контакта с матерью может быть различным: наряду с индифферентным отношением, при котором дети не реагируют на присутствие или отсутствие матери, наблюдается негативистическая форма, когда ребенок относится к матери недоброжелательно и активно гонит ее от себя. Существует также симбиотическая форма контакта, при которой ребенок отказывается оставаться без матери, выражает тревогу в ее отсутствие, хотя никогда не проявляет к ней ласки .

Весьма типичны нарушения психомоторики, проявляющиеся, с одной стороны, в общей моторной недостаточности, угловатости и несоразмерности произвольных движений, неуклюжей походке, отсутствии содружественных движений, с другой — в возникновении на 2-м году жизни своеобразных стереотипных движений атетоидоподобного характера (сгибание и разгибание пальцев рук, перебирание ими), потряхивания, взмахивания и вращения кистями рук, подпрыгивания, вращения вокруг своей оси, ходьбы и бега на цыпочках.

Как правило, имеет место значительная задержка формирования элементарных навыков самообслуживания (самостоятельная еда, умывание, одевание и раздевание и т. д.). Мимика ребенка бедная, маловыразительная, характерен "пустой, ничего не выражающий взгляд", а также взгляд как бы мимо или "сквозь" собеседника.

Развитие речи в одних случаях происходит в обычные или даже более ранние сроки, в других оно более или менее задержано. Однако независимо от сроков появления речи отмечаются нарушение формирования экспрессивной речи и главным образом недостаточность коммуникативной функции речи.

Вплоть до 5-6 лет дети редко активно обращаются с вопросами, часто не отвечают на обращенные к ним вопросы или дают односложные ответы. В то же время может иметь место достаточно развитая "автономная речь", разговор с самим собой. Нередко встречается отставленное дословное воспроизведение ранее услышанного, так называемый фонографизм.

Характерны патологические формы речи: непосредственные и отставленные во времени эхолалии,

неологизмы, вычурное, например скандированное, произношение, необычная протяжная интонация, рифмование, применение в отношении самих себя местоимений и глаголов во 2-м и 3-м лице.

Содержание речи отличается сочетанием примитивных форм (лепет, эхолалии) со сложными выражениями и оборотами, которые свойственны детям более старшего возраста и взрослым. У части детей наблюдается полный мутизм.

Аффективные проявления у детей раннего и преддошкольного возраста бедны, однообразны и не выступают как регуляторы взаимоотношений с окружающими. Чаще всего они выражаются в виде примитивных аффектов удовольствия, сопровождающегося иногда улыбкой, или недовольства и раздражения с монотонным плачем и нерезко выраженным общим беспокойством.

Аффект удовольствия чаще всего возникает, когда ребенок остается в одиночестве и занят описанными выше стереотипными "играми". Наиболее отчетливый аффект недовольства появляется при попытках окружающих проникнуть в их переживания или при изменении сложившегося стереотипа их жизни.

По мнению В. М. Башиной, своеобразным эквивалентом положительных аффективных переживаний могут быть стереотипные движения (подпрыгивания, потряхивания кистями рук и др.), которые являются средством выражения аффекта у здоровых детей в младенческом возрасте.

Вопрос об интеллектуальном развитии детей с синдромом раннего аутизма является нерешенным. Катамнестическое изучение группы детей с одной из клинических форм данного синдрома (так называемого синдрома Каннера), проведенное L. Eisenberg и L. Kanner, показало, что в 2/3 наблюдений имелось выраженное отставание в умственном развитии, тогда как у трети пациентов интеллект был в пределах нормы, и эти дети со временем достаточно адаптировались в социальном отношении.

Указанные авторы считают, что нарушение познавательной деятельности у этих детей является вторичным результатом аутистического поведения, которое препятствует формированию и созреванию интеллектуальных функций. Психометрическое исследование детей с синдромом раннего аутизма, проведенное L. Wing, показало, что у 55-60% из них обнаруживается глубокая умственная отсталость, у 15-20% — легкая интеллектуальная недостаточность, а 15-20% имеют нормальный интеллект.

По данным ряда авторов, дети, относимые к варианту раннего аутизма, выделенному Н. Asperger, отличаются либо нормальным интеллектуальным уровнем, либо интеллектом, превышающим среднюю возрастную норму. По-видимому, возможности интеллектуального развития детей с синдромом аутизма (или группой синдромов) зависят от его нозологической принадлежности, а также от клинических особенностей основного заболевания.

Динамика синдрома раннего детского аутизма зависит от возраста. К концу дошкольного возраста нарушения инстинктов и проявления соматовегетативной недостаточности сглаживаются, постепенно исчезают стереотипные движения, эхолалии.

У части детей улучшается коммуникативная функция речи вначале в форме ответов на вопросы, а затем и в виде спонтанной речи, хотя еще длительно сохраняются частичная "автономность" речи, вычурность, употребление недетских оборотов, штампов, заимствованных из высказываний взрослых. У некоторых детей появляется стремление задавать необычные, отвлеченные, "заумные" вопросы, нередко имеющие сверхценный характер ("Что такое жизнь?", "Где конец всего?" и т. п.).

Видоизменяется игровая деятельность, которая приобретает форму односторонних сверхценных интересов, чаще отвлеченного характера. Дети увлечены составлением маршрутов транспорта, перечня улиц и переулков, коллекционированием и составлением каталога географических карт, выписыванием газетных заголовков и т. п. Подобная деятельность отличается особым стремлением к схематизму, формальному регистрированию объектов, явлений, стереотипному перечислению цифр, наименований.

В младшем школьном возрасте происходит дальнейшая редукция проявлений раннего детского аутизма и частичная их трансформация в симптомы, входящие в структуру иных психопатологических состояний, таких, как психопатические и психопатоподобные состояния, пограничные состояния интеллектуальной недостаточности, атипичные формы умственной отсталости.

Наиболее стойко сохраняются кардинальные проявления синдрома — аутизм, приверженность к рутинному образу жизни, эмоциональная индифферентность.

По поводу механизмов раннего детского аутизма высказываются разные точки зрения. L. Kanner основу его видит во врожденной недостаточности биологических механизмов эффективности, которая является причиной "аффективной блокады", препятствующей установлению контактов с окружающими.

По мнению Н. Asperger, основная причина психических нарушений и расстройств поведения при раннем детском аутизме — первичная слабость инстинктов.

Высказывается предположение о первичной роли недоразвития внутренней речи в происхождении остальных нарушении при синдроме раннего детского аутизма.

R. Lempp придает ведущее значение "центральному нарушению переработки слуховых впечатлений", что приводит к блокаде потребности в контактах.

Предпринимаются попытки объяснить церебральные механизмы патогенеза раннего детского аутизма. Так, В. Rimland и С. С. Мнухин указывают на возможную роль нарушения активирующих влияний со стороны образований ствола мозга. Д. Н. Исаев и В. Е. Каган высказывают предположение о значении нарушения лобно-лимбических функциональных связей в возникновении расстройства системы организации и планирования поведения.

По мнению большинства современных авторов, ранний детский аутизм представляет синдром или группу сходных синдромов разного происхождения. Более четко очерченными являются те варианты синдрома, которые получили наименование синдромов Каннера и Аспергера. Несмотря на наличие определенных различий, разграничение их весьма условно.

Основные проявления раннего детского аутизма, описанные выше, имеют место при обоих вариантах. Наиболее существенными различиями, согласно G. Nissen, можно считать, во-первых, нормальный или выше среднего уровень интеллекта при синдроме Аспергера и невысокий интеллектуальный уровень или интеллектуальную недостаточность при синдроме Каннера и, во-вторых, опережающее развитие речи (ребенок начинает говорить до появления самостоятельной ходьбы) при синдроме Аспергера и часто отставание в развитии речи в случае синдрома Каннера.

Кроме того, синдром Аспергера встречается почти исключительно только у мальчиков, тогда как синдром Каннера может наблюдаться (хотя и реже) и у девочек.

Меньшее дифференциально-диагностическое значение имеет характер отношения к близким (ребенок с синдромом Аспергера нередко относится к ним, как к помехе, а ребенок с синдромом Каннера может их вообще не замечать).

В типичных случаях указанных синдромов прогноз может быть различным. Он более благоприятен при синдроме Аспергера, который рассматривается как особый вариант начального этапа формирования аутистической (шизоидной) психопатии.

В случае синдрома Каннера чаще наблюдается переход в пограничную интеллектуальную недостаточность или атипичную форму умственной отсталости.

Менее изученными вариантами синдрома раннего детского аутизма являются выделяемые в зарубежной литературе "психогенный аутизм" и "органический аутизм", или "соматогенный аутизм".

Психогенный аутизм, по данным западных психиатров, возникает преимущественно у детей раннего возраста (до 3-4 лет) в связи с воспитанием в условиях эмоциональной депривации (длительное отсутствие материнской ласки, неправильно организованное воспитание в интернатах). Он характеризуется нарушением контакта с окружающими, эмоциональной индифферентностью, пассивностью, безучастностью, задержкой развития речи и психомоторики.

В отличие от других вариантов психогенный аутизм носит более преходящий характер, подвергаясь быстрому обратному развитию при нормализации условий воспитания. Однако в случае пребывания ребенка раннего возраста в неблагоприятных условиях воспитания более 3 лет аутистическое поведение и нарушения становятся стойкими и трудно отличимыми от проявлений других вариантов аутизма.

Симптоматика органического, или соматогенного, аутизма малоспецифична. Его связывают обычно с последствиями раннего органического поражения головного мозга. Он сочетается с теми или иными проявлениями психоорганического синдрома: психической инертностью, невысоким уровнем памяти, моторной недостаточностью. Кроме того, отмечаются рассеянная неврологическая симптоматика, признаки гидроцефалии, изменения по органическому типу на ЭЭГ, эпизодические эпилептиформные судорожные припадки. Как правило, обнаруживается более или менее выраженное отставание в интеллектуальном и речевом развитии.

Синдромы раннего детского аутизма имеют разную нозологическую принадлежность и различную этиологию. Спорным является вопрос об этиологии и нозологической принадлежности синдрома Каннера.

Сам L. Kanner относит его к кругу "шизофренических расстройств", однако указывает на его относительную стабильность в отличие от шизофрении как процесса.

Близкую точку зрения высказывают В. М. Башина и М. Ш. Вроно, по мнению которых, синдром Каннера можно рассматривать как своеобразную аномалию развития, выражение дизонтогенеза, связанного с шизофренией и проявляющегося либо в доманифестном или инициальном периоде болезни, либо (реже) после невыявленного приступа шизофрении, перенесенного в возрасте моложе 3 лет.

В пользу этой точки зрения приводятся данные катамнестического изучения 32 детей с синдромом Каннера, которые показали, что в 23 наблюдениях в период первого возрастного криза (2-4 года) у детей возникли продуктивные психопатологические расстройства (неврозоподобные, аффективные и кататонические), а также явления регресса речи и поведения, что, как полагают авторы, свидетельствует о манифестации шизофренического процесса. Только в 9 наблюдениях, в которых состояние оставалось стабильным, авторы считают возможным говорить об "истинном" синдроме Каннера как о непроцессуальном дизонтогенезе. Вопрос об этиологии подобных случаев "истинного" синдрома Каннера они оставляют открытым.

Точка зрения, согласно которой синдром Каннера относится к умственной отсталости, распространена в западных странах.

Так, G. Bosch считает, что при этом синдроме имеет место "врожденное или рано приобретенное состояние эстетически-физиогномической и практической слабости, аналогичное слабоумию". D. A. van Krevelen рассматривает этот синдром как разновидность олигофрении с аффективным дефектом.

Среди российских авторов сходных взглядов придерживается С. С. Мнухин, который относит синдром Каннера к разновидности выделенной им атонической формы психического недоразвития (олигофрении).

L. Wing наблюдала синдром Каннера у детей с болезнью Дауна и фенилкетонурией. Имеются также данные о возможности становления на основе синдрома Каннера аутистической (шизоидной) психопатии.

В этиологии синдрома Каннера придается роль наследственно-конституциональному и резидуально-органическому факторам, а также неправильному воспитанию (эмоциональная депривация). Значение наследственно-конституционального фактора, по мнению ряда авторов, является ведущим. Так, поданным L. Kanner, у 85% родителей изученных им детей с ранним аутизмом отмечались аутистически-шизоидные черты личности.

М. Ш. Вроно указывает, что при генеалогическом исследовании семей 28 детей с синдромом Каннера обнаружена значительная семейная отягощенность (шизофрения, шизоидные личности).

По мнению D. A. van Krevelen, синдром Каннера возникает при сочетании наследственного фактора с ранним органическим поражением головного мозга, тогда как изолированный наследственный фактор играет основную роль в происхождении синдрома Аспергера.

В генезе синдрома Каннера определенное значение придается также микросоциально-средовому фактору, связанному с неправильным воспитанием детей родителями, которые часто отличаются аутистическими чертами личности и эмоциональной холодностью.

Нозологическая принадлежность синдрома Аспергера считается более определенной. Большинство исследователей, начиная с Н. Asperger, относит его к ранним проявлениям аутистической (шизоидной) психопатии.

В этиологии основная роль отводится наследственно-конституциональному фактору.

Клинико-нозологическое положение психогенного варианта раннего детского аутизма не вполне ясно, несмотря на определенный характер причинного фактора. Остается неясной роль наследственности. Не решен вопрос о том, к каким клиническим формам (реакциям, психогенным развитиям) психогенных расстройств может быть отнесен данный вариант. Положение еще более осложняется возможностью возникновения у больных с этим вариантом более стойкой задержки психического и речевого развития.

Органический, или соматогенный, вариант раннего детского аутизма относится к широкому кругу резидуально-органических психических расстройств, связанных с остаточными явлениями ранних, прежде всего внутриутробных и перинатальных органических поражений головного мозга различной этиологии (инфекционной, травматической, токсической, смешанной). Вместе с тем нельзя исключить роли наследственного фактора.

Общим для этих синдромов является то, что в их основе лежит своеобразный психический дизонтогенез типа "искаженного развития" с преобладанием недоразвития более древних психических сфер, в особенности сферы инстинктов и аффективности. Поэтому следует согласиться с мнением G. Nissen о неправомерности использования термина "ранний детский аутизм" только для обозначения синдромов Каннера и Аспергера.

adalin.mospsy.ru