Шизофрения и грех

Кармические причины шизофрении

Психические заболевания имеют обычно духовные причины и тесно связаны с оттоком энергии из тонких оболочек ауры, в т.ч. и из каузального тела.

Поэтому, например, кармические причины шизофрении тесно переплетаются с вопросами состояния биополя, ведь на физическом уровне этот недуг проявляется менее заметно. Также играет роль поведение личности в былых перевоплощениях, где некоторые люди серьезно грешат, за что и наказываются тяжкой болезнью психики.

Болезнь как расплата за грехи

Шизофрению принято относить к типичным кармическим заболеваниям, которые выступают прямым следствием нарушения законов Вселенной и Божественного Я.

Если недуг настигает человека во второй половине жизни, значит, все проступки были совершены уже в текущем воплощении. А вот дети и молодые люди с шизофренией несут свой крест из-за ошибок в прошлых жизнях.

Очень часто шизофрения выступает еще и наказанием за грехи родителей (в первую очередь, за множественное нарушение этических и божественных норм). При этом обычно человеку достаточно изначально показать свою любовь к Всевышнему, и тогда, возможно, кармический долг, оплаченный даже на половину, будет отменен. Плохая родовая карма может привести к тому, что ребенок получит данную болезнь на несколько перевоплощений вперед.

Интересно, что шизофрения очень противоречивая болезнь, которая редко дает шанс человеку исправиться, если на нем лежит еще и чужая вина. Дело в том, что измененном состоянии сознания и психики довольно сложно понять свое наказание, сделать выводы и измениться. Поэтому кармический долг остается невозвращенным, и болезнь переходит на следующее воплощение или передается новому поколению, закрепляясь в родовой карме.

Но чаще всего шизофрения — это уже само по себе тяжелое кармическое наказание за собственные ошибки, и с ним следует просто смириться для очищения кармы, обнуления ее в грядущей жизни. Кроме того, кармическая отработка прошлых долгов в таком случае может осуществляться путем обращения к Господу, через возврат на истинную дорогу веры.

Это значит, что в былых жизнях человек был отступником, атеистом или даже богохульничал, и теперь его миссия — просто осознать, что только Бог способен спасти его от наказания и потусторонних энергетических сущностей. Тогда Всевышний дарует ему силы для выздоровления и просветление.

По некоторым данным чуть менее трети пациентов в психиатрических больницах — это люди, которые отрабатывают шизофрений кармический долг за родителей. Есть мнение, что это практически безнадежные случаи, когда можно лишь слегка улучшить состояние, стабилизировать его. Получается, это как раз тот самый случай, когда приходится просто смириться.

Подобная ситуация складывается в тех условиях, когда родители практикуют черную магию, питаются энергией смерти и ненависти. При этом у ребенка еще до рождения повреждается от этого его ангел-хранитель, который становится падшей сущностью.

Энергетический аспект болезни

Шизофрения проникает на кармический план, когда у человека очень ослабевает аура. При этом низшие энергетические сущности ощущают это и стремятся в биополе, заставляя человека вырабатывать больше страха и ненависти. В итоге болезнь усугубляется еще больше, и круг замыкается.

Ослабление ауры обычно вызывают стрессовые ситуации, сбои в чакрах Сахасрара и Аджна, старость, энергетический вампиризм и магические воздействия, например, проклятье. В последнем случае болезнь может проявиться у любого представителя рода, в зависимости от замысла колдуна.

Что касается вампиризма, то обычно имеет место быть высасывание взрослыми энергии из ребенка. Это может происходить даже неумышленно, когда в семье унижают или просто игнорируют ребенка.

Чтобы избавиться от шизофрении такого рода, нужно минимизировать контакты с энерговампирами, регулярно посещать храм для чтения искренних молитв, употреблять церковную воду, носить обереги и талисманы, совершать обряды по удалению низших сущностей и поднятию своей энергии Кундалини.

Среди энергоинформационных причин болезни стоит также отметить неожиданное развитие высших способностей, геомагнитные излучения, проживание в аномальных зонах или местах со скоплением негатива. Все эти факторы отрицательно влияют на карму всего рода, так что их надо устранять вовремя, чтобы шизофрении не было у потомков.

Проблемы, ведущие к шизофрении в этой жизни

Если у человека нет кармического долга из прошлых воплощений и нет плохой кармы рода, вероятно, болезнь настигла его из-за текущих проступков.

Вот какие внутренние противоречия могут вызвать шизофрению, с кармической точки зрения:

Легкомысленное обращение с информацией и системой знаний

Если человек накапливает в голове случайные и лишние данные, которые потом не анализирует и не применяет, у него постепенно изменяется психика. Особенно это касается эзотерических материалов, которые меняют точку зрения на жизнь и смерть.

При подобных обстоятельствах человек очень чувствителен и внушаем.у него развивается мнительность и мания, жажда нахватать множество знаний из разных источников, при этом ничего не проверяя на собственном опыте. Особенно опасно, когда такая информация передается дальше, и люди могут начать ошибочно пользоваться ей.

Если человек не хочет сам нести ответственность за такое поведение, он будет наказан болезнью.

Люди с высоким самомнением

Очень часто люди, которые любят делать себя центром Вселенной, к пожилому возрасту впадают в шизофрению. Всё, что не способствует выстраиванию гармоничных отношений между собой и миром, ведет в конечном итоге именно к такой болезни. П

оэтому, если индивид отказывался воспринимать реальность, витая в мечтах, или просто ведя безответственный, пассивный образ жизни, он тоже склонен к шизофрении в конце своего земного пути. В таком случае исцелению способствует только послушание и понимание определенности своего будущего и настоящего. Тот же самый сценарий заболевания развивается при сильной замкнутости (когда контакта с действительностью всё равно нет) и скрытности.

Очень большое значение в развитии шизофрении играют детские травмы. В частности, многие кармапсихологи сходятся во мнении, что в основе лежит сильная злоба и ненависть в адрес родителя противоположного пола. Если в дошкольном возрасте или в период созревания ребенку не уделяли внимания, мешали стать самим собой, то у человека формируется особый внутренний мир для отдыха.

К тому же личность начинает еще и отторгать свою индивидуальность, жаждет стать достойной любви и уважения. Так и происходит выход за границы своего Я. В такой ситуации важно понять, что настало время принять ответственность за происходящее и отпустить прошлое, искренне простив его участников.

При этом не нужно впадать в религиозное фанатство, надо лишь осознать, что Бог — это всегда энергия творчества и любви, а не негатива и мстительности.

Кармические причины шизофрении также могут лежать в былых жизнях, когда человек был зациклен на чем-то, не нашел выход из жизненной ситуации, подавлял и принуждал других людей в прошлом.

Также бывает, что болезнь является проверкой окружения, когда кармическая задача родственников и друзей в том, чтобы заботится о человеке. Однако при любом раскладе кармическое исцеление от шизофрении возможно только через принятия, покаяние и прощение. Но поскольку состояние шизофреника тесно связано с уровнем энергии в его системе (чем больше здоровых и чистых потоков, тем меньше симптомов), для лечения болезни требует еще и диагностика чакр. Необходимо выяснить, откуда идет утечка энергии и в какой точке ауры имеется пробой, притягивающий потусторонние сущности.

ezoterika.ru

ШИЗОФРЕНИЯ – МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Главный редактор журнала “Психиатрия, психотерапия и медицинская психология”, автор пособий и книг для врачей и пациентов

Член экспертного совета по психиатрии МЗ РБ.

Шизофрения – болезнь, о которой слышал каждый взрослый человек. Вероятно, большинство читателей этой статьи не только слышали, но и неоднократно встречали в своей жизни людей, страдающих ею – будь это родственник, сослуживец, сосед по дому или просто человек, которого часто встречаешь на улице. Шизофренией болеет примерно 1% взрослого населения (в возрасте 18 лет и старше) и величина эта не отличается существенно в разных странах и культурах — это означает, что в нашей стране число таких больных приближается к 80 000 и что в окружении почти каждого из нас есть человек, страдающий ею.

Важнейшее отличие шизофрении от почти всех других заболеваний человека состоит в том огромном количестве мифов, предубеждений и заблуждений, которые сопровождают эту болезнь в сознании людей; даже само это слово способно внушать ужас и поэтому диагноз этот становится чем-то вроде «второй болезни», которую нужно от окружающих скрывать. Слово это превратилось в общественном сознании в своеобразную метафору – примерно такую же, какой в начале 20 века был туберкулез.

К сожалению, эти мифы и предубеждения широко распространены в самых разных социальных и профессиональных группах (включая врачей и других медицинских работников) вне зависимости от уровня образования, доходов и жизненного опыта носителей этих предубеждений, их широко поддерживают (часто не отдавая себе в этом отчет) средства массовой информации. Точно так же широко распространены они среди больных, членов их семей и их ближайшего окружения, а поэтому оказывают огромное негативное влияние на распознавание болезни, раннее начало лечения, отдаленный прогноз, возможности социального устройства – то есть на судьбу страдающего ей человека. Все это ведет к парадоксальной ситуации: в отличие от распространенных соматических заболеваний — таких, например, как гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца или бронхиальная астма, где для помощи больным широко направляются ресурсы общества и здравоохранения, где пациент всегда может ожидать помощи, внимания и сочувствия окружающих и где болеть «не является позором», при шизофрении пациент и его семья часто остаются один на один с болезнью и вынуждены скрывать ее от окружающих, боясь столкнуться со страхом и осуждением.

Именно поэтому цель настоящей статьи – обсудить наиболее распространенные и типичные для массового сознания мифы и заблуждения в отношении шизофрении и сравнить их с реальными фактами, накопленными современной психиатрической наукой и практикой.

Одна часть людей убеждена, что шизофрения – заболевание очень редкое, такие пациенты находятся в основном в психиатрических больницах, и «мне оно не грозит». Другая часть, напротив, считает, что таких больных в населении очень много – «каждый человек в чем-то сумасшедший», и число их растет – «идет повальная шизофренизация»; последнее обычно связывают с возрастающими сложностями жизни в современном обществе, «потоком информации» и т.д.

В действительности ошибочна как первая, так и вторая точка зрения. Распространенность шизофрении установлена весьма точно с помощью строгих эпидемиологических исследований, проведенных во многих странах мира (эталонным обычно считают исследование, проведенное Национальным институтом психического здоровья США в 1980-1984 г.г.). Распространенность заболевания составляет 1% взрослого (старше 18 лет) населения – это означает, что в любой момент времени ей болеют, например, в США 1,8 млн., а в Беларуси – около 80 тыс. человек. Распространенность болезни в экономически развитых и развивающихся странах существенно не отличается, не получено каких-либо убедительных данных в пользу увеличения удельного веса больных в населении в последние десятилетия.

Мужчины и женщины болеют ей с примерно одинаковой частотой, но женщины заболевают в более старшем возрасте и отдаленный прогноз у них обычно лучше. Наиболее характерный возраст начала – от 18 до 35 лет, начало болезни в детстве и после 40 лет хотя и возможно, но встречается редко.

В принципе заболеть шизофренией может каждый из нас, кому еще не исполнилось лет 45-50, от этого не защищают ни высокий уровень образования и интеллекта, ни социальное положение, ни преуспевание в жизни, ни даже отсутствие в роду случаев психических заболеваний, хотя при наличии болезни у кровных родственников риск существенно возрастает. Случаи заболевания в семье обнаруживаются примерно у трети больных шизофренией. Вероятность заболеть в течение жизни максимально составляет:

Практический вывод из этого: наличие в роду одного далекого родственника (2-3-й степени родства) существенно риска заболевания не увеличивает — так, например, если у Вас болен двоюродный брат, вероятность того, что Вы сами в течение жизни не заболеете составляет 95,8%; совсем иначе обстоит дело, если среди Ваших родных одновременно есть 2-3 больных – например, брат и племянник, сестра и бабка и т.д. При решении вопроса о рождении детей в семьях, где болен один из родителей, величина риска не является столь уж высокой; но совсем другое дело, если больны оба супруга. Вероятность заболевания в семьях, где есть несколько детей возрастает в отношении каждого последующего ребенка – то есть у второго она выше, чем у первого, у третьего выше, чем у второго и т.д.

И здесь в головах людей есть два полярных мнения: «все от наследственности» или «все от среды» – то есть от воспитания в семье, социального окружения, стиля жизни, употребления человеком психоактивных веществ, несчастной любви и т.д.

При обсуждении этого вопроса подтверждается известный тезис о том, что сегодняшние мифы общественного сознания — это научные представления прошлого времени. Действительно, первая точка зрения возникла не на пустом месте – она имеет в психиатрии более чем вековые традиции, именно ее придерживался немецкий психиатр Э.Крепелин, создавший в конце 19 – начале 20 в. теорию о так называемом «раннем слабоумии» (то, что позднее назвали шизофренией). Эта точка зрения фактически доминировала и в советской психиатрии на протяжении 60-80-х годов. Ее позитивными последствиями стало стремление изучить генетические и другие биологические механизмы заболевания и возможности воздействия на них. В то же время она неизбежно вела к игнорированию социально-психологических сторон болезни, однобокой биологической (то есть лекарственной) ориентации лечения, застою в развитии психотерапии шизофрении, работы с семьями больных, психологической средой, их окружающей, формированием общественного мнения и т.д.

Западная (прежде всего немецкая и американская) психиатрия в 50-70-х годах переболела другой «болезнью», советским психиатрам почти не известной. Изучение особенностей семейных отношений и типов воспитания в семьях больных вылилось в создание теории так называемой «шизофреногенной матери», которая в силу своих психологических особенностей (эмоциональная холодность, отстраненность и др.), неправильного воспитания и деформированных отношений с ребенком (двойственные взаимоисключающие требования) и была объявлена главной причиной болезни у ребенка. Отрицательные последствия таких взглядов также очевидны – вместо того, чтобы оказать испытывающей тяжелые страдания матери поддержку, на нее возлагалась вина за болезнь ребенка, в чем она совершенно не виновата. Эти взгляды в последующем также не получили научного подтверждения.

Говоря о причинах болезни, необходимо, прежде всего, со всей определенностью признать, что сегодня они не неизвестны (как, впрочем, и причины большинства других психических и телесных болезней человека). С уверенностью установлено лишь следующее: шизофрения – это болезнь головного мозга, сопровождающаяся нарушением тканей и клеток мозга, а также характерными биохимическими отклонениями в его работе; в развитии болезни несомненную роль играет наследственная (генетическая) предрасположенность – точно так же, как это имеет место, например, при ревматоидном артрите или некоторых формах рака; чем ближе степень родства к больному и больше больных в семье, тем эта предрасположенность выше; в то же время само по себе заболевание не является в чистом виде наследственным и для его проявления требуется воздействие ряда внешних факторов – в частности, жизненного стресса; важным механизмом, с которым связано появление симптомов болезни является нарушения обмена в головном мозге нейромедиаторов, прежде всего увеличение содержания дофамина.

Широко распространено мнение о том, что диагностические критерии этой болезни весьма расплывчаты, субъективны («шизофрению при желании можно найти у каждого второго») и, что хуже всего, этот диагноз может в некоторых случаях выполнять роль социального заказа, когда шизофренией называют выраженную непохожесть человека на других, если он одевается, думает и ведет себя не так, как это принято в данном обществе и как требуют от него социальные нормы. Симптомы шизофрении действительно разнообразны – к ним относятся бредовые (то есть явно ошибочные и не поддающиеся разубеждению) идеи отношения, воздействия, преследования или величия и особых способностей, чувство постороннего управления мыслями, словами и поступками, слуховые галлюцинации («голоса»), которые комментируют действия или мысли пациента, а также необычное, непоследовательное и парадоксальное и символическое мышление, эмоциональная холодность, социальная отгороженность, поглощенность своим внутренним миром и другие.

К сожалению нужно признать, что и это мнение возникло не на пустом месте – вплоть до конца 80-х годов диагностические критерии этого заболевания в отечественной психиатрии действительно были весьма широки и расплывчаты, многое зависело от субъективных взглядов тех или иных психиатров или психиатрических школ, что облегчало возможность для прямых злоупотреблений этим диагнозом в целях, далеких от медицинских. Впрочем, и в странах Запада в послевоенные годы диагностические границы шизофрении весьма отличались – местами были очень широкими, местами узкими; например, до конца 60-х годов этот диагноз в США ставился врачами в два раза чаще, чем в Западной Европе (в действительности распространенность заболевания не отличалась).

Ситуация в корне изменилась с принятием в 1992 г. новой Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10), которая содержит точные и единые диагностические критерии для всех психических расстройств (Раздел F) и где рамки шизофрении стали значительно точнее и уже, чем они были ранее в отечественной психиатрии. Использование этих критериев позволяет достичь совпадения диагнозов среди психиатров различных стран и континентов до уровня 80-85%. Классификация МКБ-10 начнет использоваться в Республике Беларусь с 1 января 2002 г.

К шизофрении не относится целый ряд других психических расстройств, которые хотя и имеют с ней некоторые общие симптомы, но отличаются другим (как правило, более благоприятным) течением, прогнозом и требуют несколько другого лечения. В эту группу входят:

И это убеждение возникло не само по себе — оно отражает взгляд психиатров конца 19 в., когда шизофрению называли «ранним слабоумием». К счастью, ошибочность этого мнения стала видна довольно скоро, еще задолго до появления активных методов лечения болезни. Сегодня же можно с уверенностью утверждать, что это является заблуждением; правда же состоит в том, что шизофрения – болезнь хотя и тяжелая и часто хроническая, но при соблюдении ряда условий хорошо поддается лечению и может иметь самый разный отдаленный прогноз, в том числе и весьма благоприятный. Сегодняшние цифры говорят следующее:

примерно в 15% случаев болезнь протекает в виде однократного достаточно короткого приступа и больше вообще не повторяется, сам факт заболевания обычно окружающим не известен;

через 10 лет от начала болезни полностью здоровыми являются 25% пациентов, еще у 25% отмечается значительное улучшение, позволяющее им жить обычной жизнью, сохранять семью, работу и т.д.;

еще у 25% состояние хотя и несколько улучшается, но не до такой степени, чтобы жить независимо, работать в обычных условиях и т.д.;

через 30 лет от начала болезни полностью здоровы 20-25% пациентов, значительное улучшение отмечается еще у 30-35%;

тяжелое хроническое течение заболевания с частыми госпитализациями и без стойких периодов улучшений отмечается сегодня только примерно у 15% больных;

симптомы болезни, наиболее выраженные в возрасте 20-35 лет после 45-50 лет обычно ослабевают; факторами, говорящими о хорошем отдаленном прогнозе болезни являются: отсутствие в семье случаев шизофрении, более позднее (после 30 лет) и более острое начало болезни, связь ее начала с отчетливыми психотравмирующими факторами, женский пол, гармонический склад личности до болезни, пикнический тип телосложения, наличие постоянной семейной поддержки, как можно более раннее начало лечения антипсихотическими средствами (см. ниже).

В общественном сознании доминирует убеждение о том, что эта болезнь всегда ведет к профессиональной деградации и социальной второсортности, что вполне естественно сочетается с убеждением в неизлечимости и плохом прогнозе при шизофрении. Сильным аргументом против этого является сам по себе перечень выдающихся людей, которые, несмотря на наличие у них этой болезни, внесли уникальный вклад в самые разные области человеческой деятельности. Шизофренией, причем в неблагоприятных ее формах страдали великие Н.В.Гоголь и Винсент Ван Гог, выдающиеся российские художники начала 20 в. М.А.Врубель и М.К.Чюрленис, один из лучших балетных танцовщиков за всю историю В.Нижинский, русский поэт В.В.Хлебников, немецкий поэт Иоаганн Гельдерлин, шведский писатель Август Стриндберг, французский поэт Жерар де Нерваль, ирландский писатель Джейм Джойс, лауреат Нобелевской премии в области экономических наук 1994 г. математик Д.Ф.Нэш. Без сомнения, список этот может быть существенно продолжен, несмотря на то, что большинство страдавших шизофренией выдающихся и просто известных людей вряд ли стремится широко этот факт обнародовать.

Не обсуждая здесь вечного вопроса о связи гениальности с психической болезнью, отметим только, что основные достижения перечисленных выше людей приходятся, как правило, на период после начала заболевания

Основным и единственным методом лечения шизофрении в амбулаторных условиях, эффективность которого научно доказана является прием антипсихотических препаратов (нейролептиков). К сожалению, в обществе распространены взгляды об эффективности различных «нетрадиционных», «народных» методов лечения, которые в значительной степени поддерживаются как средствами массовой информации, так и самими носителями этих методов – экстрасенсами, биоэнергетиками, народными целителями и т.д. Никаких полученных стандартным научным путем данных в пользу эффективности при шизофрении этих методов, так же, как и лечебного голодания, специальных диет, витаминов, пищевых добавок, иглоукалывания, массажа, физических упражнений, гипноза, медитации, йоги, использования «биотоков мозга», лечения травами и других «нетрадиционных» методов не существует. Если Вы встретили врача или другого специалиста, который говорит о нецелесообразности лечения обострения шизофрении нейролептиками (антипсихотиками), лучше обойти его стороной, так как он в этой области просто некомпетентен; вообще не допускайте к лечению своих близких никаких лиц, говорящих о «нетрадиционности» и «уникальности» своего лечения.

Обращение к таким людям часто обусловлено предубеждениями по поводу нейролептиков (антипсихотиков), главные из которых – «они отравляют организм и чужды для организма»,

«они вызывают привыкание и зависимость», «они не лечат заболевание, а лишь снимают его симптомы».

Что касается чуждости для организма – то для него также «чужды» и большинство других высокоэффективных лекарств, спасающих жизнь людям, однако никому не придет в голову запретить на этом основании антибиотики для лечения пневмонии или кровезаменители при кровопотере. Привыкания и зависимости нейролептики не вызывают даже при очень длительном применении и вызвать в принципе неспособны, поскольку при приеме не дают ощущения «подъема», эйфории. Утверждение о том, что они воздействуют не на первопричину, а лишь на симптомы заболевания в принципе верно, но этого не должно вызывать опасений – ведь точно так же симптоматически действуют инсулин при сахарном диабете или гипотензивные средства при гипертонической болезни и ни у кого не возникает предложений на этом основании от них отказаться.

Основные цели лечения – подобрать препарат и его дозу, которая, с одной стороны, вызвала бы значительное уменьшение или исчезновение симптомов болезни, а с другой – хорошо переносилась пациентом, выработать удобную для пациента схему приема и получить его согласие этой схеме следовать. Поэтому схема приема должна быть как можно более простой – лучше один препарат в 1-2 приема в день, а сам пациент должен активно участвовать в выработке плана лечения.

Выбор имеющихся сегодня нейролептических (антипсихотических) препаратов весьма велик и включает в себя как более старые, используемые с 60-х годов препараты «первого поколения» — галоперидол, трифлуоперазин (трифтазин), этаперазин, пимозид (Орап), пипортил, флюфеназин (модитен-депо) и другие, а также более новые так называемые атипичные антипсихотические средства или препараты «второго поколения», — клозапин (лепонекс), рисперидон (рисполепт), оланзапин (зипрекса), сертиндол и др., из числа которых на сегодняшний день зарегистрированы и используются в Республике Беларусь клозапин и рисперидон (рисполепт). Атипичные антипсихотики (за исключением клозапина) пришли в психиатрию совсем недавно – в 90-е годы и главным их преимуществом перед традиционными нейролептиками является гораздо более низкая частота экстрапирамидных (паркинсонических) побочных эффектов, а значит, более высокое качество жизни пациента, что особенно важно при проведении поддерживающего лечения. Кроме того, они эффективны в отношении так называемой негативной симптоматики – уменьшают замкнутость, отгороженность, ведут к улучшению социального функционирования пациента и т.д.

К сожалению, в современном языке во многих странах слово «шизофрения» используется сегодня довольно широко, однако все больше отрываясь от своего первоначального значения и становясь своеобразной метафорой. В газетных статьях и политических диспутах оно нередко употребляется для обозначения чего-либо странного, нелогичного, непредсказуемого, противоречащего здравому смыслу, или просто опасного. Еще одна любимая для СМИ тема – описание преступлений, особенно громких, которые были совершены психически больными, в том числе и больными шизофренией (примерами их могут служить покушения на президента США Р.Рейгана или на кандидата в канцлеры ФРГ О.Лафонтена). Понятно, что работников СМИ эта тема привлекает своей остротой и сенсационностью, однако всегда важно помнить, что такие публикации резко ухудшают и без того полное предубеждения общественное мнение по отношению к психически больным. Это, в свою очередь, усиливает со стороны больного и его семьи страх огласки болезни и обращения за помощью, препятствует раннему началу лечения, ведет к социальной изоляции больных и т.д.

Отметим, кроме того, что закрепившееся в общественном сознании мнение о склонности психически больных, в том числе больных шизофренией, к совершению общественно опасных действий является скорей эмоциональным – по результатам исследования, проведенного в ФРГ среди общего числа правонарушителей в населении, привлекавшихся к уголовной ответственности, психически больные составляют лишь 3%. Иными словами – хотя лица с психическими расстройствами и совершают иногда общественно опасные действия, но подавляющее большинство преступлений в обществе совершают все же психически здоровые люди.

Постарайтесь повнимательнее понаблюдать за его поведением, больше узнать о его мыслях, настроениях, переживаниях путем более частого и доверительного общения с ним. Можно попросить сделать это наиболее психологически близкого пациенту члена семьи. Не критикуйте, не высмеивайте, не требуйте прекратить неправильное, на Ваш взгляд, поведение этого человека, не давайте ему советов «выбросить все из головы» или «взять себя в руки», поскольку это приведет лишь к сокрытию им своих переживаний и потере контакта.

Постарайтесь больше узнать о заболевании из литературы. Чтение это надо начинать не с медицинских энциклопедий или студенческих учебников, сведения в которых, как правило, устарели. Столь же нецелесообразно получать эти сведения из пособий по психиатрии для врачей, поскольку они написаны, как правило, сложным специальным языком, который мало понятен непрофессионалам. Гораздо лучше прочитать книгу, рассчитанную на потребителей психиатрической помощи и их родных – лучшей из таких книг, переведенных на русский язык является сегодня, на взгляд автора статьи, книга американского психиатра Э.Фуллера Торри (см. далее список рекомендованной для чтения литературы).

Как можно раньше обратитесь к врачу-психиатру. Не тратьте время и деньги в хождениях по экстрасенсам, целителям, биоэнергетикам, гадалкам и т.д. – в данном случае они Вам явно не помогут. Если речь идет о шизофрении – нужен не психолог и не психотерапевт, но именно врач-психиатр, получивший стандартное профессиональное образование и имеющий опыт лечения таких больных. Важно также, чтобы этот врач имел взгляды на болезнь и методы ее лечения, сходные с традиционными, говорил понятным языком, был последователен и предсказуем в поведении и внушал Вам и пациенту личное доверие. Если этого не происходит – не бойтесь поискать другого психиатра, поскольку без взаимного доверия и доверительности процесс длительного лечения вряд ли возможен.

Если диагноз подтверждается — важно как можно раньше начать лечение антипсихотическими препаратами, в ряде случаев (но далеко не всегда) может потребоваться госпитализация.

vk.com

Храм святителя Василия Великого

Краткая классификация и особенности психических расстройств

Извините за беспокойство, но тревога за судьбу близкого мне человека побуждает меня написать это письмо. Хочу описать историю болезни моей жены N. Нам обоим по 50 лет, православные. Но путь к православию был очень извилистым, через различные восточные премудрости и, в частности, через трансцендентальную медитацию, которую мы бросили на этапе «полетов», почувствовав энергии далеко не божественные. Конечно, мы прошли покаяние, но не так, видимо, легко отделаться от этой бесовщины. И вот в 1994 году произошло нечто такое, что св. отцы называют прелестью. После праздника Рождества Пресвятой Богородицы моя жена, совершая домашние молитвы, стала видеть светящиеся и оживающие иконы, кроме Распятия. Одновременно с этим к ней потекли сильные посторонние внушения, побуждающие ее вынести из комнаты Распятие и не допускать окропления св. водой себя и помещения. При этом внушались еще мысли о ее каком-то высоком предназначении. В некоторые моменты мне удавалось убедить ее в ложности происходящих видений, но из-за слабой воли к сопротивлению и давней жажды чудес, она вновь впадала в эти состояния. Потом ей было внушено, что я, священники и Церковь вообще, являются ее врагами, и это было показано ей в страшных образах. Затем ей начали внушаться мысли, что она такая грешница, которую невозможно простить, что она хулила Святаго Духа. В нее вселился жуткий страх, и она уже пребывала в истериках. Пришлось прибегнуть к психиатрической помощи, и она попала в психиатрическую больницу. После шоковой терапии она быстро пришла в себя, но в течение месяца, все-таки, находилась в больнице.

Необходимо еще отметить, что до этого она занималась практикой Иисусовой молитвы без должного руководства и во весь период недуга в течение нескольких дней почти беспрерывно повторяла эту молитву. К тому же, все случившееся произошло на фоне умственного утомления, связанного в тот период со сложными переводами с иностранного языка и нервного потрясения после потери зубов. В больнице ей поставили диагноз » вегетососудистая дистония».

После больницы все было спокойно до Рождественского поста, хотя она и испытывала тревогу по поводу случившегося. Эта тревога побуждала ее часто исповедоваться, а с началом поста ей стало казаться, что она чего-то не доисповедует. Появились волнение, суетливость, нарушился сон. Четвертого декабря она причастилась, и в нее вошел страх, что она не исповедала один грех и теперь ее душу ждет вечная погибель. На следующий день наступило некоторое просветление в ее сознании, и мы договорились поехать в Троице-Сергиеву Лавру к о. Герману, но когда настал момент отъезда, последовал целый каскад отговорок. Я стал кропить ее св. водой, но она стала сопротивляться вплоть до драки. После окропления она несколько успокоилась, и мне удалось опять уговорить ее поехать в Сергиев Посад, но она теперь поставила условие ехать не к о. Герману, а к мощам преп. Сергия.

По приезде в Лавру получили благословение о. Германа па отчитку, но она стала сопротивляться и пришлось силой держать ее весь молебен. К концу молебна она несколько успокоилась. Но после молебна она опять начала укорять меня, что привел ее на отчитку, однако с благоговением приложилась к мощам преп. Сергия. Набрав св. воды из источника мы вернулись домой. По приезде на нее опять было нападение. Я окропил ее св. водой и ей стало легче. Ночью на нее было совершено страшное нападение. Ее трясло на койке, она лаяла и рычала по-собачьи. Когда она садилась в койке, то делала броски, подобно собачьим. Пробовал кропить ее св. водой и читать молитвы — стоял страшный крик. В таком состоянии пришлось отправить ее в психбольницу.

После этого случая она еще три раза с такими же симптомами попадала в больницу. В больнице ее приводят в сознание в течение 2-4-х дней, а последующие три недели отводятся па восстановительный период.

В промежутках между обострениями болезни она вполне нормальный православный человек: исполняет домашние молитвы, ходит в церковь, исповедуется и причащается. Перед кризисом ею начинают овладевать помыслы, которым она не сопротивляется в силу слабой воли и отсутствия духовного руководства. Наступает бессонница, что-то стягивает голову в затылке, взгляд становится тусклым, холодным; меня воспринимает как ближайшего врага. Затем появляются страх погибели души и истерика с собачьим лаем и конвульсиями. Будучи в больнице, она, после того как приходит в себя, принимает просфоры, св. воду. Я заказываю сорокоусты о ее здравии в нескольких монастырях. По выходе из больницы она принимает лекарства.

Для того, чтобы мне правильно, как мне кажется, строить свои взаимоотношения с женой во время кризисов и после них, я выстроил для себя версию ее заболевания, которая сводится к тому, что Господь попустил эти бесовские нападения за грехи наши, для вразумления и спасения души.

«Духовная сущность психических расстройств»

hramnagorke.ru

Психические заболевания: православный взгляд

«Православие и современность». Свято-Михайловские чтения, 2008, часть 2-я, стр. 21-50

Причины психических заболеваний

директор Института проблем формирования христианского

отношения к психическим заболеваниям,

кандидат медицинских наук,

«Церковь рассматривает психические заболевания как одно из проявлений общей греховной поврежденности человеческой природы. Выделяя в личностной структуре духовный, душевный и телесный уровни ее организации, святые отцы различали болезни, развившиеся «от естества», и недуги, вызванные бесовским воздействием либо ставшие следствием поработивших человека страстей. В соответствии с этим различением представляется одинаково неоправданным как сведение всех психических заболеваний к проявлениям одержимости, что влечет за собой необоснованное совершение чина изгнания злых духов, так и попытка лечения любых духовных расстройств исключительно клиническими методами.

Психическое заболевание не умаляет достоинства человека. Церковь свидетельствует, что и душевнобольной является носителем образа Божия, оставаясь нашим собратом, нуждающимся в сострадании и помощи. »

Из Основ Социальной Концепции Русской Православной Церкви

Распространенность психических заболеваний

По опубликованным данным, в мире на сегодняшний день насчитывается более 500 миллионов психически больных людей, и число их постоянно увеличивается. Вообще за последнее десятилетие количество психически больных возросло на 35–50 %. Более того, думается, что даже эти показатели не отражают истинных реалий. В действительности психически больных людей значительно больше. Это лишь учтенные данные. В России на каждые 100 тыс. населения приходится 2,5 тыс. психически больных. Подростки же болеют чаще — 3,8 тыс. человек на 100 тыс. населения. Ежегодно в России 39 человек на каждые 100 тыс. населения заканчивают жизнь самоубийством, 70 тысяч молодых людей умирают от наркотиков.

Проблема психического здоровья становиться не только медицинской, но и остро социальной, имеющей важные последствия для всего общества.

Общие сведения о психических заболеваниях

И слепому, и прокаженному, и поврежденному рассудком,

и грудному младенцу, и уголовному преступнику, и язычнику

окажи почтение, как образу Божию. Что тебе за дело

до его немощей и недостатков? Наблюдай за собой,

чтобы тебе не иметь недостатка в любви.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Психическая болезнь представляет собой изменения деятельности головного мозга, при которых психика не соответствует окружающей действительности, отражает ее искаженно. Проявляются психические заболевания в нарушении психики и поведения человека.

Как классифицируются психические заболевания? Принципиально в психиатрии выделяют два уровня патологических изменений. К первому уровню (или группе) относятся психотические состояния. Это обширная группа заболеваний, имеющих непсихогенное (непсихологическое) происхождение и связанных с рядом генетических, обменных и иных нарушений. Среди основных заболеваний этой группы выделяются шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, эпилептические и старческие психозы. Болезни могут протекать непрерывно или приступообразно, вяло или ярко, тяжело или умеренно тяжело.

Типичные симптомы психозов: бред, галлюцинации, поведенческие нарушения (чаще при шизофрении); расстройства эмоциональной сферы в виде мании или депрессии (при маниакально-депрессивном психозе) и т. д. Со временем может измениться весь психический «облик» человека.

Другая группа патологических заболеваний включает в себя разнообразные непсихотические расстройства. Отличительной чертой этих заболеваний является связь их возникновения со стрессами, психотравмирующими обстоятельствами, дефектами воспитания, социальными условиями.

В отличие от психозов, в случае непсихотических расстройств, составляющих так называемую «малую» психиатрию, больные относятся к своему психическому состоянию критически, пытаются бороться с постигшим их недугом.

Психические болезни протекают во многом отлично от соматической (телесной) патологии. Одной из особенностей психических болезней является как бы отсутствие у них видимого повреждающего фактора. Сколько-нибудь существенные анатомические изменения отсутствуют в мозге при шизофрении и маниакально-депрессивном психозе. Неврозы также не проявляют себя видимыми дефектами со стороны центральной нервной системы. При эпилептических и старческих психозах болезненные изменения в головном мозге скорее предшествуют клинике психических расстройств, нежели порождаются ими.

От чего же возникают психические расстройства и болезни? Попытаемся рассмотреть этот вопрос. Существует несколько точек зрения. Одна из причин — естество человека, его индивидуально-биологические свойства.

Преподобный Иоанн Лествичник приводит определенные признаки, по которым он советует различать возникающие, помимо воли монахов, расстройства настроения духовного происхождения от таких же, не уступающих молитве и силе крестного знамения, настроений, развитие которых зависит, как он пишет, «от естества».

В книге «Православное пастырское служение», говоря о психиатрии, архимандрит Киприан (Керн) указывает на то, что существуют состояния души, которые трудно определить категориями нравственного богословия и которые не входят в понятия добра и зла. Эти состояния, по мнению автора, принадлежат не к аскетической области, но к психопатологической, и развиваются от природы человека.

Преподобноисповедник, старец-архимандрит Георгий (Лавров), подвизавшийся в свое время в Даниловом монастыре, очень четко различал психические болезни. Одним он говорил: «Ты, деточка, иди ко врачу», — а другим: «Тебе у врачей делать нечего». Бывали случаи, когда старец, наладив духовную жизнь, рекомендовал сходить к психиатру или, наоборот, брал от психиатра людей к себе на духовное окормление.

Подводя некоторый итог вышесказанному, можно предположить, что душевные болезни могут быть, в этой плоскости сравнения, сопоставимы с телесными и что они посылаются человеку Господом, как и телесные болезни, во спасение.

В данном случае душевный недуг — это Господом возложенный крест.

О естественных, индивидуально-биологических факторах возникновения психической патологии говорят и научно-медицинские данные. Например: возникновение психопатологических симптомов на фоне соматической или неврологической патологии, появление психических нарушений под воздействием разнообразных вредоносных факторов (отравление нейротропными ядами, СВЧ-поле, сильный шум, работа в условиях темноты и т. д.).

Подтверждает выдвинутое положение и то, что психопатологические проявления часто и успешно излечиваются медикаментами. Стоит упомянуть и о том, что проведены генетические исследования на предмет предрасположенности к психическим заболеваниям и выявлены определенные закономерности.

Понятно, что плоть человека не может болезновать изолированно от остальной его природы. Любая болезнь, будь то психопатология, заболевание желудка, костей или глаз, имеет и духовную природу, ибо все болезни человечества — следствие грехопадения. То есть, когда мы говорим, что эта или иная болезнь естественная, это означает, что в ее природе как бы более явственно и зримо проявляются психопатологические или соматические симптомы. В этой связи мне хочется привести пример.

Известно, что шизофрения характеризуется своеобразным расщеплением психической деятельности. Но и у людей, считающих себя здоровыми, есть эта двойственность. О таком «двойничестве» падшего человека писал святой апостол Павел: Не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех (Рим. 7, 15–20).

В случае «естественных» психических нарушений следует обратить внимание на следующее важное обстоятельство. Психопатологические синдромы и симптомы являются нарушением не самой души, а ее, если можно так сказать, «телесного», «соматического» выражения, проявления душевных процессов. В своей книге «Исцеление психических болезней» известный французский богослов Жан-Клод Ларше пишет: «За этими видимыми повреждениями сама душа не поражена, она остается нетронутой в своей сущности».

Святитель Григорий Нисский замечает по этому поводу: «Для того чтобы ты знал, что природа души отделена (в глубине своего разума) от членов тела и что через свою деятельность посредством тела она приводится в движение чувствами последнего, обрати внимание, что когда происходит ранение одного из внутренних членов, или в мозг, или в сердце, то поражена не природа души, а поражена деятельность, которую душа осуществляет через эти члены. Когда повреждена струна у цитры или труба у органа, поврежден не палец, который их трогает, но артистической деятельности пальца мешают струны цитры или труба, и так как те части, через которые выражалось искусство, были повреждены, то само воздействие руки на них сведено к тишине, при этом ни искусство не исчезло из руки, ни рука не была ранена. Также знание души сохранено в ее природе, и поэтому она пользуется членами тела».

Таким образом, нарушения касаются формы проявления души. Это обстоятельство, кстати, оправдывает назначение больному с лечебной целью психотропных средств, основной «мишенью» которых и будет воздействие на биологический компонент проявления душевных дисфункций.

Психические нарушения, вызванные демоническим воздействием

Психические расстройства могут появляться и в результате действия злых духов на человека. В Священном Писании злые духи изображаются входящими в людей и выходящими из них (см.: Мф. 4, 24; Мк. 1, 23; Лк. 4, 35 и др.). Особенно замечательным примером является исцеление Господом гадаринского бесноватого. Этот несчастный влачил жизнь свою не в человеческих жилищах, а в гробовых пещерах; бился о камень с пеной на губах, испускал вопли. Пробовали сковать его, но он, как веревки, разрывал оковы. Что это за болезнь?

Неверующие скажут: падучая болезнь, нервное расстройство. Но про гадаринского бесноватого нельзя сказать, что он был только нервно расстроен; это видно вот из чего: изгнанные из несчастного бесы просили у Христа дозволения войти в стадо свиней. Спаситель дозволил, и вот стадо бросилось с крутизны в море (см.: Мф. 8, 28–32). Кто же потопил свиней? Не бесноватый, который сидел у ног Господа, а легион бесов, изгнанных из него.

В результате одержимости злым духом душа делается неестественной, она томится и страдает. В Священном Писании бесноватые прямо и ясно отличаются от людей, одержимых душевными и телесными болезнями. Последние, как указано, развиваются от расстройства душевных сил, воображения, рассудка и т. п.

Но вот, что говорят святые отцы. «Ибо мы должны твердо верить, во-первых, что никто не подвергается им (бесовскому нападениюД.А.) без попущения Божия; во-вторых, что все, что посылается нам от Бога, кажется ли оно прискорбным в настоящее время или радостным, посылается как от нежнейшего отца и сострадательного врача для нашей пользы. Потому они, подвергаясь им (злым духам и искушениям), как учителям, смиряются, чтобы, переселяясь из этого мира, они переходили в другую жизнь более очищенными…».

Святитель Иоанн Златоуст также утверждает, что бесовское действие, в том числе и при одержимости, имеет (естественно, против воли диавола) конечной целью «вразумление человека», которое не означает здесь наказание, но «преображение», «исправление», а главное – «обращение».

Можно сделать вывод, что те, кто подвергся такому испытанию, находятся в более «выгодном» положении чем те, кто, находясь в столь же греховном состоянии, не претерпели подобного рода искушения.

Как указывает преподобный Иоанн Кассиан: «Но надобно считать истинно несчастными и достойными сожаления тех, которые, оскверняя себя всеми пороками и преступлениями, не терпят явно не только никакого нападения диавольского, но и никакому не подвергаются искушению, соответствующему их делам, и никакому бичу для исправления. Ибо не заслуживают скорого и легкого уврачевания в этом времени те, которых упорство и нераскаянность сердца, превосходя наказание настоящей жизни, собирает им гнев и негодование в день гнева и откровения праведного суда Божия (Рим. 2, 5)…». Поистине, подвергшимся бесовскому нападению дается возможность очиститься, преобразиться, переосмыслить свою жизнь и принести плоды покаяния. По всей видимости, иным путем это было бы для них недостижимо.

Одержимость и безумие, которое она чаще всего порoждает, могут также постичь тех христиан, которые обратились вспять в духовном делании, отвратились от Бога и предались страстям.

В проповедях святителя Луки (Войно-Ясенецкого) есть замечательные рассуждения на эту тему. «Один из учителей Церкви второго века Тертуллиан сказал удивительно верные и глубокие слова: «Душа человеческая по природе христианка». Она жаждет пищи духовной, чистоты и святости, она жаждет Христа. Душа по природе христианка, и если не питается она пищей духовной, то наступает тяжелое хроническое голодание этой несчастной души.

И как человек голодающий, не имеющий пищи, становится раздражительным, так и эти люди, голодающие духовно, раздражаются: легко брызжут слезы из глаз их. И нет им покоя, и не могут забыться они ни в каких развлечениях, ибо душа их — «по природе христианка», жаждет пищи духовной, а они этой пищи ей не дают.

Это тоже одержимость бесами, в малой, слабой степени, — но все же одержимость, одна из форм бесноватости.

Почему же, отчего люди становятся бесноватыми?

Человек живет в общественной среде. Его мысли, желания, дела, миропонимание определяются в огромной мере воздействием той среды, которая его окружает. Знаете вы, что если здоровый человек будет долгое время находиться возле чахоточного больного и дышать тем же воздухом, то он сам заражается. Так же заражаемся мы и от больных гриппом.

Так бывает и в жизни духовной. Если человек живет в атмосфере множества духов злобы поднебесных, среди соблазнов, среди тяжких примеров нечестия, развращенности, в атмосфере безудержных страстей человеческих, если он живет в атмосфере глупости и пошлости, то не может эта атмосфера не заражать его душу. Изо дня в день вдыхает он этот ядовитый воздух, который кишит духами злобы поднебесными. И заражается несчастная душа, и сама становится жилищем бесов.

Что же делать нам? Куда уйти нам от этой тяжкой, смертельно опасной атмосферы? Где прибежище наше? Где наша защита от бесов, духов злобы поднебесных? На все трудные вопросы всегда ищите ответа в Священном Писании.

Посмотрите псалом 61-й и там найдете ответ:

Только в Боге успокаивается душа моя; от Него спасение мое. Только Он — твердыня моя, спасение мое, убежище мое.

Вот где прибежище наше, вот где противоядие от того яда, который воспринимаем мы из окружающей нас среды».

Психические заболевания, развившиеся вследствии поработивших человека греховных страстей

К этой группе относятся многие заболевания, которые составляют сферу компетенции современной клинической психиатрии. Это и разнообразные формы невротических и психосоматических расстройств, многие виды депрессий (в особенности невротическая депрессия), и др.

Духовные причины неврозов

Пограничные психические расстройства, среди которых значительное место занимают неврозы, прочно удерживают лидирующее положение в обширной группе психических заболеваний. По данным Всемирной Организации Здравоохранения, около 10 % населения индустриально развитых стран больны неврозами и за последние 65 лет их число возросло в 24 раза. Неврозы, как эпидемия, распространяются повсеместно. Известно, что от 30 до 65 % посетителей у общепрактикующих врачей — это люди с выраженной невротической симптоматикой. В среде специалистов, изучающих эту патологию, бытует грустная шутка: вместо вопроса, страдает ли человек неврозом, надо задавать вопрос, каким именно видом невроза он страдает.

Согласно определению, невроз — психогенное (возникающее на нервной почве) нервно-психическое расстройство, которое формируется в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека. Проще говоря, невроз развивается тогда, когда человек в силу различных обстоятельств не может найти подходящего выхода из сложного положения, разрешить психологически значимую ситуацию или перенести какую-то трагедию.

Симптомы невротического срыва общеизвестны: раздражительность, бессонница, чувство внутреннего дискомфорта, вялость, апатия, ухудшение аппетита. Могут появляться навязчивости, вспышки агрессивности и т. п. Вся эта симптоматика сопровождается общим недомоганием, неприятными телесными ощущениями, вегетативными нарушениями. Проявления неврозов обобщенно могут быть именованы как устойчивая потеря душевного мира. При неврозе человек сохраняет ясную критику, тяготится своим состоянием, но ничего не может с собой поделать.

Вместе с тем существуют и состояния, по клинике напоминающие неврозы, но развивающиеся по иному механизму. Они определяются как неврозоподобные и возникают при многих соматических заболеваниях, инфекционных процессах, при атеросклерозе сосудов головного мозга и других патологических состояниях.

Термин «невроз» прочно вошел в нашу жизнь и неизвестен разве что младенцу. Выделяют школьные и пенсионные неврозы, неврозы достижения и одиночества, соматогенные, экологические, детские, «воскресного дня» и даже неврозы судьбы. Особую группу составляют так называемые ноогенные неврозы, связанные с утратой или отсутствием у человека смысла жизни, ценностными конфликтами. Существуют данные о том, что примерно каждый пятый невротический случай имеет ноогенную основу, в действительности же представляется, что едва ли не каждый невроз имеет духовные корни. Впрочем, обо всем по порядку.

Впервые понятие «невроз» было предложено в 1776 году шотландским врачом Кулленом. Это, конечно, не означает, что до Куллена неврозов вообще не существовало. Их появление, как и появление болезней вообще, произошло вследствие грехопадения человека. Описание неврозов встречается уже в древнейших письменных источниках человечества. Так, в папирусах Кахун (ок. 1900 г. до Р. Х.) и Эберса (ок. 1700 г. до Р. Х.) содержатся данные о болезненных состояниях женщин, которые очень напоминают клинику истерического невроза.

Первый этап развития научных представлений о неврозах связан с именем немецкого философа и врача Карла Ясперса. Ясперс говорил о связи между психотравмирующей ситуацией и болезненным состоянием, а также о том, что выздоровление пациента наступает после прекращения действия психотравмирующих факторов.

Следующий этап можно связать с концепцией другого немецкого психиатра и психолога Эрнста Кречмера о индивидуально-психологических типах. Кречмер обращает внимание на личность человека. «Ситуация подходит к человеку как ключ к замку», — говорил Кречмер. Далее в неврозологии длительное время господствовали психоаналитические концепции.

Причем на острие научных дискуссий находятся не только вопросы систематики неврозов, а и само существование их как нозологической (болезненной) формы. Крайняя точка зрения некоторых психиатров выглядит примерно так: невроз — плохая, упорная привычка неадаптивного поведения (Джозеф Вольпе).

Основные теории неврозогенеза кратко могут быть представлены следующим образом: мозговая дисфункция; вытеснение в бессознательное внутреннего конфликта; бескомпромиссность установок и догматический строй мышления; неумение прогнозировать конфликт и готовиться к нему; неверные стереотипы поведения; неудовлетворенность потребности в самоактуализации и т. д. Одни исследователи относят истоки неврозов к особенностям мышления человека, другие — к патологии эмоций, третьи — к нарушению процесса самопознания, четвертые — к психологической незрелости и инфантильности. Иные – отдают предпочтение нейрофизиологическим факторам. Другие ученые делают акцент на чрезмерный темп нашей жизни.

К примеру, М. М. Хананашвили говорил о неврозе как о заболевании, обусловленном избытком информации. В своей книге «Информационные неврозы» он приводит следующие подтверждения своим взглядам: «. Подсчитано, что в экономически развитых странах к 1970 году каждый человек в среднем совершал в течение одного года поездки на большие расстояния, встречался с большим количеством людей, получал больше информации, чем человек к 1900 году в течение всей его жизни. Около 25 % населения земного шара подвержено влиянию резко возросших информационных перегрузок. ». Риск развития заболевания этот исследователь видит в длительном выполнении большого объема работ в условиях дефицита времени и высокого уровня мотивации.

Академик П. В. Симонов, напротив, характеризует невроз как болезнь недостатка информации. Так, по мнению этого ученого, утверждения которого представляются также обоснованными и логичными, ярость, к примеру, компенсирует недостаток сведений, необходимых для организации адекватного поведения, страх — недостаток сведений для организации защиты, горе возникает в условиях острейшего дефицита сведений о возможности компенсации утраты и т. д.

Большинство современных исследователей сходятся во мнении, что невроз — болезнь личности. Человек заболевает неврозом не вдруг, у этого недуга есть свой период предболезни. Можно нарисовать своеобразный портрет «потенциального» невротика, вернее, это будет целая галерея типов, каждый из которых имеет склонность к переходу потенциальных, скрытых болезненных сил в реальные. Одной из отличительных особенностей таких людей является стиль мышления, носящий характер бескомпромиссности; в их оценках сквозит выраженная категоричность, многое из происходящего не имеет для них оттенков и строится на контрасте: плохо — хорошо.

Невроз чаще возникает в результате внутренних личностных процессов. Внешние провоцирующие факторы и обстоятельства представляют собой лишь последнюю каплю, пусковой механизм развития невротических нарушений. У человека, склонного к этому недугу, вырабатывается своеобразная «способность» нервозно реагировать на жизнь. Одни причины для переживаний (конфликты, стрессы) со временем уходят, становятся неактуальными, но вскоре их место занимают другие, и недуг возобновляется. Отношение к неврозу как к легкой психической дисфункции в значительной степени изменяется. Принцип функциональности (легкой обратимости) не подтверждается современной клинической практикой. По опубликованным в печати данным, выздоровление при неврозах наступает менее чем у 40–50 % заболевших. Часто страдания длятся годами и даже десятилетиями.

В течении болезни выделяют невротическую реакцию, острый и затяжной неврозы и невротическое развитие. Предложенная схема позволяет видеть и анализировать возможность перехода одного типа течения в другой (реакция — невроз — развитие). Больные с диагнозом «невротическое развитие» являются практически нетрудоспособными, и их часто переводят на инвалидность.

Следует подчеркнуть, что каждое психологическое направление, каждая научная школа только тогда представлялась состоявшейся в глазах коллег, когда ее представителям удавалось аргументировано и по-новому заявить о взглядах на проблему невроза.

Итак, точек зрения много, но ясности нет. Наука запуталась. Все чаще говорят о неврозе как о мультикаузальном (многопричинном) психическом расстройстве и стоит с этим согласиться. Однако в тени осталась, на мой взгляд, громадная часть проблемы. Невротическая патология, помимо всего прочего, имеет духовную основу, которой психиатрия, к великому сожалению, всегда пренебрегала и пренебрегает.

Безудержный рост неврозов порожден не только стрессами и научно-техническим прогрессом с его информационными перегрузками, но, прежде всего, духовными факторами и обстоятельствами, порабощенностью души человека греховными страстями.

Во все времена истории человечества были войны, различные природные бедствия, наводнения, засухи, смерчи. И трудно сопоставить, скажем, в какой степени нынешнее время тревожнее и беспокойнее, например, эпохи царствования Ивана Грозного. Почему же проблема неврозов стала столь острой лишь в последнее столетие? Причина, думается, одна — безверие, потеря человечеством духовного фундамента, а с ним и истинного смысла жизни. Оказывается, что главное в происхождении невроза не стрессы и неприятности, а личность человека. Причем личность внутренне расстроенная.

В письме к автору этих строк Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий ΙΙ написал, что «Ритм и широко распространенный образ жизни современного человека, к сожалению, оставляет мало возможностей для заботы о состоянии своей души, поэтому зачастую греховные наклонности, укореняясь, становятся источником и причиной многих серьезных заболеваний».

Грех, как корень всякого зла, влечет за собой и невротические расстройства. Совершаясь в глубине человеческого духа, он возбуждает страсти, дезорганизует волю, выводит из-под контроля сознания эмоции и воображение. По словам святителя Феофана Затворника, «внутренний мир человека-грешника исполнен самоуправства, беспорядка и разрушения». Глубокий невроз — показатель нравственного нездоровья, духовно-душевного разлада. Перечисление симптомов невроза порой попросту представляет собой перечень грехов (раздражительность, гневливость, нетерпеливость и т.п.) и диагнозу медицинскому может соответствовать «диагноз» духовный.

Мертвящая сила греха состоит, по слову святителя Феофана, «в отъятии и как бы убитии сил душевных и телесных. Грех назван ядом: и точно, он есть яд. Как ржа съедает железо, так он съедает душу и тело. Он отнимает у ума живость, сообразительность, быстроту, у воли — крепость и стойкость, у сердца — вкус и такт. Ядовитость же греха для тела всем очевидна. В сем отношении человек, работающий греху, есть то же, что умирающий или томящийся предсмертно. Как ощутимо это выражается в беспрерывном, безотрадном состоянии человека грешника!»

Известный отечественный психиатр, профессор Д. Е. Мелехов полагал, что в основе многих психических расстройств лежит несмирение, а именно — гордость. Невроз в этом смысле не является исключением. Общепризнанно, что заболевание это развивается ввиду конфликта личности с собой (интрапсихический конфликт) или с другими людьми (интерпсихический). Невроз есть столкновение между желаемым и действительным. Чем мощнее это столкновение, тем острее протекает заболевание. «Вера же есть смирение», — говорит святой Варсонофий Великий. Многолетний опыт и наблюдения свидетельствуют, что греховные страсти становятся причиной многих психических расстройств, в том числе и неврозов. Неврозы справедливо называют запущенной формой страстей (имеется в виду страсть в святоотеческом понимании этого слова как греховное расположение души).

Что представляют собой греховные страсти и как они действуют на душу человека? Страсти – это греховные навыки души, обратившиеся от долгого времени и частого упражнения в грехе как бы в природные качества. Так, например, кто постоянно раздражается, воспламеняется гневом, при всяком даже незначительном действии или слове ближнего обижается, наполняется чувством мести и проч. – тот одержим страстью гнева. Кто любит думать и говорить о себе высоко, а о других низко, злословя и осуждая их, — тем владеет страсть гордости, самая гибельная страсть. Итак, всякий грех порождается какой-либо страстью.

Как указывают святые отцы, семя нравственного зла в человеке – самолюбие, которое «разрастается» в самовозношение (славолюбие), любовь к наслаждениям (сластолюбие) и своекорыстие (сребролюбие). У святых отцов мы встречаем выделение восьми главных страстей: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие, гордость. О гордости нужно сказать особо.

Гордость — начало греха. В ней заключены все виды зла: тщеславие, славолюбие, властолюбие, холодность, жестокость, безразличие к страданиям ближнего; мечтательность ума, усиленное действие воображения, демоническое выражение глаз, демонический характер всего облика; мрачность, тоска, отчаяние, ненависть; зависть, приниженность, у многих срыв в плотскую похоть; томительное внутреннее беспокойство, непослушание, боязнь смерти или наоборот — искание покончить жизнь и, наконец, что нередко, — полное сумасшествие. Вот признаки демонической духовности. Но, доколе они не проявятся ярко, для многих остаются незамеченными.

В глубинной основе разнообразной невротической симптоматики лежит оскудение любви в сердце человека, а там, где нет любви, зреют равнодушие, неприязнь, нетерпимость, раздражительность, гневливость, завистливость, страх и др. Один пациент, страдающий затяжной формой невроза, во время приема признался мне: «Меня губит зависть. Как увижу, что у соседа или знакомого что-нибудь лучшее, так и места себе не могу найти, словно сгораю изнутри».

Священник Александр Ельчанинов писал: «Нервность и т. д., мне кажется, просто виды греха, и именно гордости. Самый главный неврастеник — диавол. Можно ли представить себе неврастеником человека смиренного, доброго, терпеливого?»

«Раздражительность нрава происходит от непознания себя, от гордости и от того еще, что мы не рассуждаем о сильном повреждении своей природы и мало познали кроткого и смиренного Иисуса» (святой праведный Иоанн Кронштадтский).

Вспыльчивости, раздражительности всегда предшествует гордость, самомнение, самопревозношение.

О причинах раздражительности и потери душевного мира архиепископ Арсений (Жадановский) говорил: «Иногда вдруг у тебя появляется какая-то раздражительность, недовольство окружающими тебя людьми, а то и просто дурное, угнетенное состояние духа, тоска, разочарование. Малейший повод — и твое настроение испорчено. Отчего это? Очевидно, ранее душевная твоя почва была подготовлена к такому настроению. Раздражительность, недовольство людьми вызываются завистью, недоброжелательством к ним. ».

Пастыри Церкви особенно обращали внимание на сохранение мира в душе при любых жизненных (внешних) обстоятельствах. «Я вам не желаю ни богатства, ни славы, ни успеха, ни даже здоровья, а лишь мира душевного. Это самое главное. Если у вас будет мир — вы будете счастливы» (преподобный Алексий Зосимовский). Отсюда напрашивается логический вывод: лучшее лекарство от невроза — христианский образ жизни с терпеливым несением своего креста, благодарением Бога за все, смирением.

Жизнь многих современных людей далека от христианского благочестия, от Христа Спасителя и Его святой Церкви. Эта удаленность и приводит очень часто к душевному разладу.

Многие невротики говорят о душевном бесчувствии, каком-то внутреннем холоде. Преподобный Серафим Саровский поучал: «Бог есть огнь, согревающий и разжигающий сердца и утробы. Итак, если мы ощущаем в сердцах своих хлад, который от диавола, ибо диавол хладен, то призовем Господа, и Он, пришед, согреет наше сердце совершенною любовию не только к Нему, но и к ближнему. И от лица теплоты изгонится хлад доброненавистника».

У всякой болезни есть духовные корни, но распознать их подчас бывает невозможно. Невроз выделяется из числа остальных психических и соматических заболеваний тем, что является своего рода чутким нравственным барометром. Его связь с духовной сферой очевидна, и возникновение этого недуга вследствие душевных терзаний и угрызений совести может быть стремительным. Однако грех лишь создает духовную почву для возникновения невроза, развитие же невротических проявлений зависит от особенностей характера, условий жизни и воспитания, нейрофизиологических предпосылок, а также различных стрессов и других обстоятельств, многие из которых трудно учесть.

Все в одну схему не уложить, жизнь гораздо сложнее. У одного человека формируется невроз, а у другого реакция ограничивается потрясением, но болезни не возникает. Глубинная сущность неврозов — тайна, известная только Господу.

Надо заметить, что клиника невротических расстройств за последние 10–15 лет существенно изменилась. Она стала более сложной, запутанной (как, впрочем, и души обращающихся за помощью людей), а течение недуга — более затяжным. Постоянно растет непонимание между людьми, даже самыми близкими; «достучаться» до ума и сердца пациента становится все труднее и труднее. И это не только мое наблюдение, но и мнение многих коллег по работе.

В заключение хочется подчеркнуть, что человек, страдающий неврозом, не лучше и не хуже остальных. Его заболевание — лишь частный случай последствия греха. Человеческая природа повреждена грехом со времен наших прародителей, посему всем нам надлежит, уповая на помощь и милосердие Господне, каяться и исправляться.

В духовном смысле лечение неврозов — это шествие путем любви, кротости, смирения, терпения ко Христу. Путь борьбы с грехами и страстями.

Депрессия (от латинского слова depressio, что означает «прижимать, угнетать») — сниженное, подавленное настроение, сопровождающееся вялостью, утом­ляемостью, уныло-пессимистической оценкой происходящего. Страдание это известно человечеству с незапамятных времен. С того времени, как произошло грехопадение человека. Еще Гиппократ описывал сходное психическое состояние, которое именовалось как «меланхолия». В Священном Писании приступы депрессии неоднократно описываются на страницах Ветхого Завета. Достаточно вспомнить, например, царя Саула, которому облегчение от тоски приносили псалмы Давида.

Современное понимание депрессии как болезни начинается с середины XIX века.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сравнивает депрессию с эпидемией, охватившей все человечество. На 51-й сессии ВОЗ было объявлено: депрессия уже вышла на первое место в мире среди причин неявки на работу, на второе — среди болезней, приводящих к потере трудоспособности. Если не будет принято соответствующих мер, то к 2020 году депрессия парализует экономическую жизнь как развитых, так и развивающихся стран. В 1997 году 146 миллионов человек в мире лишились трудоспособности из-за депрессий.

По некоторым оценкам — количество больных депрессией в России увеличивается на 3—5% ежегодно. На сегодняшний день до четырех пятых населения России перенесли депрессии различной тяжести. Женщины заболевают депрессией в два раза чаще, нежели мужчины (8—12% против 20—26% соответственно). Скорее всего, дело не в «иммунитете» сильной половины человечества перед депрессией, а в том, что мужчины гораздо реже, нежели женщины, обращаются за врачебной помощью, предпочитая глушить ее симптомы алкоголем, принимать лекарственные препараты, уходить в работу и т. п. Специальные исследования показали, что у 60% больных, обращающихся в поликлиники, обнаруживают депрессивные расстройства различной степени тяжести. Между тем обычно в поликлиниках депрессия диагностируется не более чем у 5% всех обращающихся туда депрессивных больных. От 45 до 60% всех самоубийств на планете совершают больные депрессией.

Еще не так давно пик заболевания депрессией приходился на возраст между 30 и 40 годами, но на сегодняшний день депрессия резко «помолодела» и поражает людей до 25 лет. Среди тех, кто родился до 1940 года, число переболевших депрессией в возра­сте до 25 лет составляет 2,5%. Среди родившихся в 1940—1959 годах этот показатель составляет уже 10%. По более поздним годам точных данных нет, но рост данной тенденции сохраняется. У 2—3% человечества депрессия не зависит от внешних обстоятельств (эндогенная депрессия), а у остальных она возникает преимущественно как реакция на стресс. Ежегодный каталог новых антидепрессантов достигает толщины 3 сантиметра. При единственном эпизоде депрессии — вероятность рецидива составляет 50%, при втором — 70%, при третьем — уже 90%. Депрессия — самый распространенный синдром душевных заболеваний. К при­меру, в структуре психических заболеваний позднего воз­раста 40—60% — депрессия. Около 75% людей, стра­дающих депрессией, хотя бы единожды помышляли о самоубийстве, а 10—15% лиц от этого числа совершали его. Поэтому трудно переоценить всю важность и сложность поднимаемой темы.

Выделяют более 60 разновидностей депрессии. Де­прессия помолодела. Жертвами ее становятся не только люди преклонного и «бальзаковского» возраста, но также молодежь и даже дети. В среде психиатров все чаще и чаще говорят о детской депрессии, особенно­стях ее происхождения и клинической картины.

Диагноз «депрессия» выставляется настолько часто, что к нему привыкаешь как к чему-то обыденному. Довольно продолжительное время мне приходилось заниматься реабилитацией лиц, пострадавших от разрушительного, психодеструктивного действия тоталитарных сект и оккультного воздействия. В числе наиболее частых психических осложнений — депрессия, всевозможные фобии (страхи), тревога.

Депрессивные расстройства — спутник пристра­стившихся к выпивкам, наркотическим средствам. Ссоры, разводы, конфликты, болезни и т. п. — это ежедневный депрессивный «груз», с которым мне, как врачу-психотерапевту, приходится встречаться практически ежедневно. У многих людей при себе постоянно имеются успокоительные таблетки на случай стресса, нервного срыва.

Уныние, безрадостность, хандра, меланхолия, увы, так свойственны нашим современникам. Сегодня многие считают, что депрессия — болезнь цивилизации с ее непосильными требованиями к человеку и психоэмоциональными перегрузками. Во многом, безусловно, эта точка зрения оправдана. Существует даже такой вид депрессивных расстройств, как депрессия истощения. В специальной литературе все чаще говорят об экзистенциальной, или ноогенной, депрессии, то есть таком виде депрессивных расстройств, который связан с утратой или отсутствием смысла жизни. Порой кажется, что даже погода «разучилась» улыбаться (вспомните наши мрачные, серые зимы).

Депрессия может быть связана с неврологическими и соматическими заболеваниями (болезнь Паркинсона, рассеянный склероз, инсульт, гипотиреоз и др.). Причиной депрессии может стать гормональная перестройка в организме (например, при климаксе). В некоторых случаях депрессию вызывают лекарственные препараты. К ним относятся, в частности, гормональные контрацептивы и анаболические стероиды.

Часто депрессии возникают на фоне стрессов или длительно существующих тяжелых травмирующих ситуаций. Иногда они возникают без видимых причин. Депрессия может сопутствовать соматическим заболеваниям (сердечно-сосудистым, желудочно-кишечным, эндокринным и т. д.). В таких случаях она существенно утяжеляет течение и прогноз основного соматиче­ского заболевания. Депрессии могут возникать в виде единичных, разных по тяжести эпизодов болезни или протекать длительно в виде повторяющихся обострений. У некоторых пациентов депрессия носит хронический характер и продолжается в течение многих лет, не достигая значительной тяжести.

Иногда депрессия ограничивается в основном телесными симптомами без отчетливых эмоциональных проявлений. При этом клинические и лабораторные обследования могут не выявлять каких-либо органических изменений.

Классификация депрессий

Если привести систематизацию депрессивных расстройств, то она может выглядеть следующим образом. Различают депрессии соматогенные, психогенные и эндогенные. Это деление в известной мере условно, так как существует много промежуточных форм.

Психогенные — возникающие, условно говоря, «на нервной почве» в результате нервных потрясений, конфликтов (внешних и внутренних, (душевных) у потенциально здорового в психическом отношении человека. Большинство исследователей подчеркивают роль личностных особенностей в формировании указанных депрессивных расстройств.

Соматогенные — как психические нарушения в результате соматических заболеваний.

Эндогенные — развитие которых обусловлено конституциональными факторами. Подобного рода де­прессии встречаются в клинике шизофрении, маниакально-депрессивного психоза при инволюционных (возрастных) психозах. Описываемый вид депрессий не связан с ситуационными факторами и обстоятельствами жизни, но развивается «от естества». При эндогенной депрессии, в частности, наблюдаются: грубая дезорганизация личности с отрывом от реального мира; наследственная отягощенность; цикличность в течении: сезонность обострений (весна, осень — ухудшение самочувствия), более выражено ухудшение психического состояния больного в утренние часы; склонность к затяжному течению.

Скрытые (маскированные) — которые проявляются различными телесными недомоганиями (боли в серд­це или в желудке, головные боли и т. п.). В данном случае не депрессия сопровождается телесным недомоганием, а это самое недомогание и является проявлением депрессии.

Психогенная депрессия

К психогенным депрессиям относят невротиче­скую депрессию, реактивную депрессию (возникающую после тяжелых стрессов и потрясений) и депрессию истощения. Поговорим о невротической депрессии.

Невротическая депрессия в духовной своей основе — это психопатологическое состояние, развившееся вследствие «поработивших душу человека страстей» уныния и печали. Науке многое известно о возникновении депрессивных расстройств, но в среде ученых не принято говорить о грехе, тогда как причиной многих форм депрессии является именно он, о чем свидетельствуют святые отцы и весь аскетический опыт Православия.

Задолго до научных психиатрических наблюдений касательно происхождения невротической депрессии святые отцы очень точно и достоверно описали этот душевный недуг, определив его греховными страстями уныния и печали. Так что в этом случае диагнозу медицинскому соответствует «диагноз» духовный.

Депрессия — своего рода сигнал души о ее неблагополучии, бедственном положении. Но это не плач о грехах, а мучение нераскаянной души. Депрессивный невроз чаще всего начинается из-за жизненных сложностей. При этом у человека снижается настроение, его ничто не радует, все раздражает, он впадает в уныние, тоску, печаль, окружающее предстает в мрачном свете. Очень часто подобные состояния возникают из-за того, что жизнь сложилась не так, как хотелось бы; не осуществилось желаемое, произошел какой-то конфликт, нанесена была та или иная обида.

Конечно, и ложь, и низкая клевета, и обиды не приносят душе радости. Но если человек, а тем паче христианин, ими совершенно сломлен и длительно пребывает в печальном настроении или, более того, в состоянии отчаяния, полной потери самообладания, надежды на милость Божию и веры в святость Промысла Божия о человеке, то это — отнюдь не христианский настрой, это уже грех.

Печаль — это всегда сожаление (о потерянном, не­осуществившемся и т. п.). Унынию же зачастую предшествуют леность, праздность, чрезмерное любление комфорта, самовлюбленность.

Печаль, по утверждению святых отцов, приходит тогда, когда какая-либо страсть не нашла себе удовлетворения. К примеру, человек не получил ту сумму денег, какую хотел, или чувства были отвергнуты его избранницей, а может быть, давно не продвигали по службе и тому подобное.

Греховные страсти взаимосвязаны и находятся во взаимном влиянии друг на друга. Так, гордость и тщеславие «поддерживаются» чревоугодием и блудом, а также все эти страсти связаны со сребролю­бием. А результатом этого «содружества» являются: гнев, печаль, уныние. Образно говоря — синдром «разбитого корыта».

Уныние, печаль подстерегают того, кто не обрел крепкую веру в Бога. Эти страсти, зачастую, хозяйничают в душе тех, кто, отвергая Небесное, накрепко прилепился к земному. То есть в своей глубинной основе невротическая депрессия — следствие неверия в спасительный Промысел Божий. Скорби и страдания, в этом случае, для человека — что-то отвратительное, совершенно ненужное. Собственно говоря, это закономерное следствие философии гедонизма, жизни «в свое удовольствие», к которой стремятся очень многие.

Страдает, мучается человек от печали, тоски, душа его томится. И вот он идет к врачу, который выписывает ему успокаивающие и улучшающие настроение препараты для искусственного облегчения страдания, уменьшения душевной боли. Но при этом, как справедливо замечает православный врач В. К. Невярович, часто совершенно не лечится больная душа и человек лишь уводится в сторону от страданий, имеющих почти всегда врачующий смысл. Подчеркиваем, что здесь речь идет о невротической депрессии. При эндогенной депрессии тактика иная.

Истинная причина депрессивных расстройств, как правило, заключается в совершаемых человеком грехах. Святые отцы считали, что в основе всех душевных страданий лежит гордыня. Поэтому, чтобы избавиться от невротической депрессии, надо стремиться обрести смирение. Завышенный уровень притязаний человека, не осуществившихся в его жизни, конфликт между желаемым и действительным всегда оставляют в душе чувство неудовлетворенности печали, горечи, досады.

Думается, в конце главы о невротической депрессии целесообразно поговорить о тяжком грехе самоубийства (суицид), поскольку именно уныние и отчаяние являются предвестниками этого страшного греха.

Суицид есть добровольное лишение себя жизни. Печальная статистика самоубийств в нашей стране долгое время была закрытой. В начале 1989 года впервые за последние 60 лет были обнародованы ошеломляющие цифры, за каждой из которых — безысходное отчаяние, утрата смысла жизни.

Ежегодно накладывают на себя руки более 60 тысяч россиян — это целый город самоубийц. И что особенно трагично, более всего, в 2,9 раза, за последние 10 лет выросли самоубийства среди молодых людей в возрасте 20—24 лет. В остальных возрастных группах взрослого населения этот прирост составил 1,6—1,8 раза. Вот еще один красноречивый факт: уровень самоубийств в России в 1915 году равнялся 3,4 человека на 100 000 на­селения, в 1985 году он составлял 24,5, в 1991-м — 31, а в 1993 году уже 38,7 человека. 1999 год отмечен еще более высокими суицидальными показателями — 39,3. 20% от общего числа всех самоубийств совершают дети и подростки. В 92% случаев самоубийства совершались детьми из неблагоприятных семей. На один завершенный суицид приходится до 20 незавершенных. Вдумайтесь в эти цифры! И еще. Среди самоубийц лишь 10 % психически больных, а 90 % суицидентов признаются людьми без видимых психических заболеваний, но, добавим, духовно эти люди глубоко повреждены.

В чем причины самоубийств? Точка зрения врачей такова: подавляющее число самоубийц психически здоровы. Суицид — это личностный кризис. Социальные факторы не имеют здесь сколько-нибудь решающего значения, это проблема духовная.

Архиепископ Иоанн (Шаховской) пишет:

«Бедные страдальцы самоубийцы. Вы не приняли искупления, кратких земных очищающих страданий — сладких для принявшего, — о, гораздо более сладких, чем те призрачные наслаждения, в тоске по которым вы умерли. Да, в вашей власти было сделать это, как подсказала, шепнула вам сила зла, не имевшая над вами тогда никакой власти, но в вашей же власти было не делать этого. В вашей власти было знать, что есть Бог, что Он есть не только высшее выражение Правды и Справедливости, недоступных нашему пониманию, но даже гораздо более всех этих слабых человеческих понятий. В вашей власти было понять, что не может Бог дать Крест и не дать сил, — что в вашей власти было обратиться к Богу, спастись призыванием (не ложным) Его Имени.

Самоубийцы пред самоубийством своим совсем не знают, что около них стоит гадкий, (невыразимо) злой дух, понуждая их убить тело, разбить драгоценный «глиняный сосуд», хранящий душу до сроков Божиих. И советует этот дух, и убеждает, и настаивает, и понуждает, и запугивает всякими страхами: только чтобы человек нажал гашетку или перескочил через подоконник, убегая от жизни, от своего нестерпимого томления. Человек и не догадывается, что «нестерпимое томление» не от жизни, а от того, от кого и все мысли, «обосновывающие» убиение себя. Человек думает, что это он сам рассуждает, и приходит к самоубийственному заключению. Но это совсем не он, а его мыслями говорит тот, кого Господь назвал «человекоубийцей искони».

Человек только безвольно соглашается, невидимо для себя берет грех диавола на себя, сочетается с грехом и с диаволом. Одно покаянное молитвенное слово, одно мысленное хотя бы начертание спасительного Креста и с верою воззрение на него — и паутина зла расторгнута, человек спасен силой Божией от своей гибели. Только малая искра живой веры и преданно­сти Богу — и спасен человек! Но все ли люди, спасшиеся от убиения себя или от какого-либо другого греха, понимают, что около них стоял (а может быть, и еще стоит или иногда к ним приближается) отвратительный злой дух, существо, обнаруживаемое только некоей духовной чуткостью и обостренным духовным вниманием?

Далеко не все (даже христиане) отдают себе отчет в действиях и проявлениях злых духов, о которых с такой удивляющей силой и ясностью говорит слово Божие. 90 процентов самоубийц делают свой последний шаг под непосредственным влиянием духов человекоубийц искони (Ин. 8, 44). И собственно, почти всякое самоубийство есть убийство демоном человека — руками самого человека».

Если говорить о лечении депрессии, то становится понятно, что психогенные депрессии — это проблема личности и лечится такой вид депрессий преимущественно духовными и психологическими средствами. Для православного человека — это борьба со страстями, шествие ко Христу путем терпения, смирения, незлобия, любви. Наряду с этим, конечно, необходимы: непродолжительный отдых, физическая активность, разумное и душеполезное общение. Нелишне будет пройти курс общеукрепляющей терапии, показаны свежий воздух, достаточный сон.

Депрессия эндогенная, как правило, не может быть излечима без назначения необходимых медикаментов. Назначает их врач-психиатр. В ряде случаев требуется госпитализация и интенсивная терапия в условиях стационара. Попытки ограничиваться, в данном случае, лишь наставлениями, увещеваниями практически безрезультатны. Оценивать такого рода уныние как греховную страсть — неверно. Это состояние болезненное, психопатологическое.

Аддиактивные (зависимые) расстройства

(алкоголизм, наркомания, игромания и др.)

«В Библии говорится, что вино веселит сердце человека (Пс. 103, 15) и полезно. если будешь пить его умеренно (Сир. 31, 31). Однако и в Священном Писании, и в творениях святых отцов мы многократно находим строгое осуждение порока пьянства, который, начинаясь незаметно, влечет за собою множество других погибельных грехов. Очень часто пьянство становится причиной распада семьи, принося неисчислимые страдания как жертве этого греховного недуга, так и близким людям, особенно детям.

«Пьянство — вражда на Бога. Пьянство — это добровольно накликаемый бес. Пьянство отгоняет Святого Духа», — писал святитель Василий Великий. «Пьянство — корень всех зол. Пьяница — живой мертвец. Пьянство и само по себе может служить вместо всякого наказания, наполняя души смятением, исполняя ум мраком, делая пьяного пленником, подвергая бесчисленным болезням, внутренним и внешним. Пьянство. — это многообразный и многоглавый зверь. Здесь вырастает у него блуд, там — гнев; здесь — тупость ума и сердца, а там — постыдная любовь. Никто так не исполняет злой воли диавола, как пьяница», — наставлял святой Иоанн Златоуст. «Пьяный человек способен на всякое зло, идет на всякие соблазны. Пьянство делает своего приверженца неспособным ни к какому делу», — свидетельствует святитель Тихон Задонский.

Еще более пагубной является широко распространяющаяся наркомания — страсть, которая делает порабощенного ею человека крайне уязвимым для действия темных сил. С каждым годом этот страшный недуг охватывает все больше людей, унося множество жизней. Наиболее подвержена наркомании молодежь, что представляет особую угрозу для общества. Корыстные интересы наркобизнеса также оказывают влияние на формирование — особенно в молодежных кругах — особой «наркотической» псевдокультуры. Незрелым людям навязываются стереотипы поведения, предлагающие употребление наркотиков в качестве «нормального» и даже непременного атрибута общения.

Основная причина бегства многих наших современников в царство алкогольных или наркотических иллюзий — это духовная опустошенность, потеря смысла жизни, размытость нравственных ориентиров. Наркомания и алкоголизм становятся проявлениями духовной болезни не только отдельного человека, но и всего общества. Это расплата за идеологию потребительства, за культ материального преуспевания, за бездуховность и утрату подлинных идеалов. С пастырским состраданием относясь к жертвам пьянства и наркомании, Церковь предлагает им духовную поддержку в преодолении порока. «Не отрицая необходимости медицинской помощи на острых стадиях наркомании, Церковь уделяет особое внимание профилактике и реабилитации, наиболее эффективных при сознательном вовлечении страждущих в евхаристическую и общинную жизнь». (Основы Социальной Концепции РПЦ).

Игромания. Юноша опускает 5-рублевую монету в прорезь «Столбика». Автомат «съедает» добычу. Пятак, еще пятак, и еще, и еще. В глазах у парня то напряженное ожидание, то разочарование. Бесспорно одно — это глаза зомби. В них нет ничего живого. Только страсть и азарт.

Женщина 35 лет буквально стонет от душевной боли во время врачебного приема, умоляя избавить ее от жуткой зависимости к игре.

Седовласая старушка со слезами на глазах, захлебываясь от горя, рассказывает о своем внуке, который распродал все в доме, чтобы насытить утробу чудовища по имени «однорукий бандит».

Мама 14-летней девочки каждый день провожает дочь в школу и встречает после уроков. Школа близко, но по пути к ней — игровой автомат. Если мама не встречает и не провожает дочь, то все деньги, которые ей дают на обед и карманные расходы, будут немедленно проиграны.

Недавно писали о сельском почтальоне, который проиграл всю пенсию тамошних стариков, а сам скрылся. Возбуждено уголовное дело.

Ради денег игроман может пойти на страшное преступление. В Барнауле сын убил родную мать, завладел ее деньгами и отправился в клуб продолжать игру.

Другой случай произошел на Урале, в поселке Пышма. Там на автоматы «подсели» 65 % населения этого небольшого населенного пункта. Не так давно один из жителей Пышмы закончил жизнь самоубийством, а его семья (жена, дети) должны продать квартиру, чтобы расплатиться с долгами отца.

Теперь эта проблема остра не только в столице. Она — повсеместно. Читаю в газете: «Когда едешь по улицам столицы Кубани, невольно задаешься вопросом: „Где я, в Лас-Вегасе?“ Количество казино, игорных клубов и отдельно стоящих игровых автоматов растет не по дням, а по часам. И если не предпринять меры сейчас, то через несколько лет родной Краснодар превратится в одно сплошное казино. И что больше всего тревожит — к азартным играм все больше приобщается молодежи и подростков. Медики считают, что этот интерес переходит в болезнь. А за ней стоят разорение, несчастье, загубленные жизни, криминал».

Волны страсти захлестывают Россию. Понятно, что игорный бизнес выгоднее, чем, к примеру, общепит. Реклама в метро бьет «не в бровь, а в глаз»: «Если в жизни не везет, приходи играть в «Джекпот»! Вместе с входными билетами в ночной клуб вручают бесплатные фишки для рулетки. Слово «проигрыш» не произносится. Время в игровых залах остановлено: здесь не вешают часы, а сами залы оборудованы так, чтобы не было видно, день или ночь за окном.

Игровые автоматы появились в России в 1992 году. Шло время, и зависимость от болезненного пристрастия к ним приняла характер стихийного бедствия.

Термин «игромания» (лудомания, патологический гемблинг) обозначает патологическую страсть к азартным играм. Как и в случае с наркотиками и алкоголем зависимость от игры наступает постепенно.

Выделяют три периода в развитии этой зависимости. На первом этапе человек играет от случая к случаю. Игра превращается в сверхсильную доминанту в поведении человека. На втором этапе присоединяется потеря контроля над собой. И, наконец, на третьем этапе, когда безудержная игра чередуется с периодами паники, депрессии или агрессии, человек может проиграть все, он может совершить преступление и даже покончить с собой.

Игромания относится к тяжелым формам расстройств влечения. Ее также иногда называют наркоманией в социальной форме. К психиатрам и наркологам обращается все больше и больше пациентов с диагнозом «игромания». Среди них и дети, и пенсионеры, и состоятельные люди, и едва-едва сводящие «концы с концами».

Известны случаи, когда стариков, проигравших пенсию, увозили с инфарктом на «скорой» прямо из игрового зала. Среди игроманов много тех, кто проигрывает немалые деньги, а семья остро нуждается, порой голодает.

В психиатрии есть понятие «аддиктивное (зависимое) поведение». Оно включает в себя различные типы поведения: наркотическая зависимость, алкоголизм, курение, пристрастие к обильной еде, пристрастие к азартным играм, компьютерная и интернет-зависимость. Болезням зависимости свойственны: синдром психической зависимости (навязчивое влечение) и синдром физической зависимости (компульсивное влечение, потеря контроля над собой, абстинентный синдром). В наиболее запущенных случаях врачи рекомендуют госпитализацию в психиатрическую лечебницу с целью оградить человека от предмета его страсти.

Как относились к азартным играм на Руси в прошлом? Из воеводских наказов ХVII века видно, что игравших в азартные игры наказывали кнутом, а карты отбирались и сжигались. При Петре I первоначально военным было строго воспрещено играть в карты или кости на деньги, а потом данный запрет был распространен на всех. Это распоряжение было подтверждено при императрице Анне Иоанновне 23 января 1733 года: «Чтобы никто, съезжаясь в партикулярных и вольных домах, как на деньги, так на пожитки, дворы и деревни и на людей ни в какую игру не играли». Во время царствования Александра I Петербургскому и Московскому генерал-губернаторам повелевалось неослабно наблюдать, чтобы не было азартных игр, виновных — отдавать под суд.

Богата примерами и классическая литература. Вспомним «Пиковую даму» Пушкина. По мнению психиатров, это блистательное изложение истории болезни лудомана. Или роман «Игрок» великого Достоевского, самого отдавшего страшную дань этой пагубе: «Я как будто одеревенел, точно загряз в какой-то тине. »

Игроманам пытаются помочь таблетками, внушением, беседами. И результаты невелики. Почему? Да потому, что этот недуг прежде всего — греховная страсть. Не верьте, что эта болезнь подобна гриппу или ангине. Экспансия медицины, в данном случае, неуместна. Психопатология (депрессия, стойкая потеря душевного мира и т. п.) — лишь следствие греховного поражения души.

Самое главное для человека, одержимым этим недугом, — понять греховные истоки своего страдания. Честно признаться себе в порабощенности греховной страстью азарта. Принять твердое решение не играть совсем, никогда! И Господь поможет. Вся врачебная и психологическая помощь без такого внутреннего преображения невозможны. Таблетками, уколами или какими-то увещеваниями греховную страсть не одолеть.

Эта проблема, в первую очередь, — подтверждает доктор медицинских наук, профессор, руководитель Душепопечительского православного центра имени святого праведного Иоанна Кронштадтского иеромонах Анатолий (Берестов), — не медицинская, а духовная. Так как это закабаление души азартом, призраком того, будто человек может выиграть баснословные суммы. Но дьявол — лжец и отец лжи (см.: Ин. 8, 44). Эту духовную болезнь, название которой страсть, — продолжает отец Анатолий, — много веков назад подробно описали православные святые. Они же дали рецепт исцеления: страсть побеждается не своею, человеческою силой, а благодатию Божией. Условия — осознание своей греховности, уразумение того, что попал в сети дьявола, искреннее покаяние с деятельным исправлением. А помощь — в благодати Божией, получаемой человеком в таинствах исповеди, Причастия и в молитве.

«Играя, — говорил святитель Феофан Затворник, — не проиграйте своего спасения».

В 1992 году Всемирная Организация Здравоохранения исключила «гомосексуализм» из перечня диагнозов. Но, поступив так, она просто последовала за Американской психиатрической ассоциацией (AПA), которая исключила гомосексуализм из своего «Справочника по диагностике и статистике» (DSM), то есть из перечня психологических расстройств. Вот как это было.

Для того чтобы понять действия АПА, нужно вернуться назад, в политическую обстановку 60–70-х годов. Тогда оказались поставленными под сомнение все традиционные ценности и убеждения. Это было время бунта против каких бы то ни было авторитетов. Молодые люди больше не хотели верить «специалистам и экспертам». В расчет принимались только чувства, субъективные переживания и личные эмоции. «Ты есть то, что ты чувствуешь», — таков был главный лозунг. А «если ты не дашь выхода своим чувствам, ты предашь самого себя и заболеешь».

В этой атмосфере небольшая группа радикально настроенных американских гомосексуалистов развернула политическую кампанию за признание гомосексуализма нормальным альтернативным образом жизни. «Я голубой и счастлив этим», — таков был их главный лозунг.

И им, на самом деле, удалось одержать победу в комитете, занимавшемся пересмотром «Диагностического и статистического справочника» АПА. В коротком слушании, которое предшествовало принятию решения, ортодоксально настроенных психиатров обвинили во «фрейдистском смещении».

Под заголовком «Ни научно, ни демократично» Джеффри Сэтиновер собрал основные материалы о том механизме, благодаря действию которого АПА приняла решение об исключении гомосексуализма из своего перечня сексуальных расстройств.

В 1963 году Нью-Йоркская медицинская академия дала поручение своему Комитету общественного здравоохранения подготовить отчет по вопросу о гомосексуализме, поскольку гомосексуальное поведение становилось все более широко распространенным. Комитет пришел к следующим выводам.

Гомосексуальность, действительно, является заболеванием. Гомосексуал — это индивидуум с нарушениями в эмоциональной сфере, не способный к формированию нормальных гетеросексуальных отношений.

Кроме того, в этом отчете было сказано: «Некоторые гомосексуалы выходят за рамки чисто оборонительной позиции и начинают доказывать, что такое отклонение представляет собой желательный, благородный и предпочтительный образ жизни».

Под влиянием политики, а не научных данных, AПA проголосовала за признание гомосексуализма нормальным явлением. Это признают даже те, кому данное решение симпатично. Рональд Байер был в то время членом Института Хастингса в Нью-Йорке. Он писал о том, как в 1970 году лидеры фракции гомосексуалистов в АПА запланировали «систематические действия, направленные на срыв ежегодных заседаний АПА». Они отстаивали правомерность такого «воздействия» на том основании, что АПА представляет «психиатрию как социальный институт», а не как сферу научных интересов профессионалов.

На заседании 1970 года Ирвинг Бибер, выдающийся психоаналитик и психиатр, представил доклад о «гомосексуальности и транссексуализме». Его подвергли резкой критике.

Попытки Бибера объяснить свою позицию. были встречены оскорбительным смехом. Один из критиков высказался так:

«Я читал вашу книгу, доктор Бибер, и если бы в этой книге говорилось о чернокожих так, как в ней говорится о гомосексуалистах, вас бы выпотрошили и четвертовали, как вы того заслуживаете».

Принятая тактика сработала. Уступив оказанному на них давлению, организаторы следующей конференции АПА в 1971 году согласились создать комиссию не по гомосексуализму, а из гомосексуалистов. Если состав комиссии не будет одобрен, предупредили председателя программы, заседания всех секций будут сорваны активистами из числа гомосексуалов.

Но комиссии оказалось недостаточно. Байер продолжает: «Несмотря на согласие позволить гомосексуалистам провести самим обсуждение состава комиссии на конференции 1971 года, их активисты в Вашингтоне решили, что они должны нанести еще один удар по психиатрии. Слишком гладкий переход лишил бы движение его главного оружия — угрозы беспорядков. Они обратились к Фронту освобождения гомосексуалистов с призывом провести демонстрацию в мае 1971 года. Вместе с руководством фронта они тщательно разработали стратегию организации беспорядков, уделив внимание самым незначительным деталям. В мае 1971 года протестующие психиатры ворвались на собрание избранных представителей своей профессии. Они схватили микрофон и передали его активисту со стороны, который провозгласил: «Психиатрия — враждебное образование. Психиатрия ведет против нас безжалостную войну на истребление. Вы можете считать это объявлением войны против вас. Мы отрицаем полностью вашу власть над нами».

Никто не высказал никаких возражений. Затем эти активисты появились перед Комитетом АПА по терминологии. Его председатель предположил, что, возможно, гомосексуальное поведение и не является признаком психического расстройства и что в «Справочнике по диагностике и статистике» этот новый подход к проблеме обязательно должен найти свое отражение.

Когда в 1973 году Комитет собрался на официальное заседание по этому вопросу, за закрытыми дверями было принято заранее выработанное решение.

На первом этапе АПА решила, что в будущем диагноз «гомосексуальность» должен применяться только в случаях «эгодистонического» гомосексуализма, то есть в случаях, когда гомосексуальная ориентация приводила к «видимым страданиям» пациента. Если же пациент, со своей стороны, чувствовал себя нормально с этой сексуальной ориентацией, то теперь считалось недопустимым ставить ему диагноз «гомосексуалист».

На втором этапе слова «гомосексуализм» и «гомосексуальность» были вовсе изъяты из «Справочника», потому что, как сказано в комментарии к 10-му изданию, этот диагноз признан «дискриминирующим».

В 1973 году, как и в настоящее время, не было никаких научных аргументов и клинических свидетельств, которые оправдывали бы такое изменение позиции в отношении гомосексуализма».

Необходимо заметить, что решение АПА об исключении «гомосексуализма» из перечня диагнозов принесло немало неприятностей тем, кто хотел преодолеть свою сексуальную ориентацию (например, потому что мечтал о настоящей семье и детях). Проблема гомосексуальности исчезла из повесток дня конференций и симпозиумов при растущем невежестве в отношении того, что же на самом деле представляет собой гомосексуальная ориентация.

В 1978 году, пять лет спустя после того, как АПА решила исключить «гомосексуализм» из «Справочника», было проведено голосование среди 10 000 американских психиатров, являющихся членами АПА. 68 % тех психиатров, кто заполнил и вернул анкету, по-прежнему считали гомосексуальность психологическим расстройством.

В настоящее время дискриминации подвергаются те, кто хочет избавиться от своей гомосексуальной ориентации, потому что, с одной стороны, они не хотят подавлять свои чувства, а, с другой стороны, видят, что гомосексуальный образ жизни не соответствует их базовым ценностям и представлению о полноценной жизни.

Сейчас, когда прошло уже двадцать лет, мы видим еще более тревожные перемены. Джозеф Николози пишет в своей статье «Педофилия не всегда психическое расстройство»:

«В последнем издании «Справочника по диагностике и статистике», выпускаемого Американской психиатрической ассоциацией, мы видим тревожные изменения в отношении определения педофилии. Согласно DSM-IV, человек больше не считается педофилом, если он просто пристает к детям или фантазирует на предмет интимного контакта с ними. Он считается педофилом только в том случае, если осознает, что поступает плохо и испытывает на этот счет тревогу, либо если педофилия препятствует его нормальной жизни.

Во время сексуальной и культурной революции 60-х определенные политически активные группы громко заявили о том, что гомосексуализм является теперь уже не нежелательной, а, напротив, желанной формой поведения и что не отдельный человек был «болен», а, скорее, нужно считать «больным» общество, и тогда в связи со всеми этими событиями психоаналитическое понятие «болезни» стало еще более туманным.

Вместо того чтобы ориентироваться на АПА и вычеркивать вслед за нею гомосексуализм из списка диагнозов, ВОЗ могла бы провести первое и решающе подлинное исследование социальной приемлемости гомосексуального образа жизни и проанализировать имеющиеся на этот счет медицинские факты. С медицинской точки зрения, такой образ жизни никак нельзя считать «желанным». Он сопряжен, не говоря уже о СПИДе, со множеством других серьезных заболеваний, оказывающих влияние не только на отдельного человека, но и на общество в целом*.

Содомия — это, безусловно, грех. В ряде случаев — это греховный недуг. А нам навязывают вначале терпимость к этому явлению, а затем пытаются представить его как норму. Транслируются передачи об однополых браках, показывают соответствующие фильмы, пытаются устроить гей-парады. Заказчики этих проектов не останавливаются ни перед чем.

Как сказано в основах Социальной Концепции РПЦ: «Священное Писание и учение Церкви недвусмысленно осуждают гомосексуальные половые связи, усматривая в них порочное искажение богозданной природы человека».

Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость (Лев. 20, 13). Библия повествует о тяжком наказании, которому Бог подверг жителей Содома (см.: Быт. 19, 1–29), по толкованию святых отцов, именно за грех мужеложства. Апостол Павел, характеризуя нравственное состояние языческого мира, называет гомосексуальные отношения в числе наиболее «постыдных страстей» и «непотребств», оскверняющих человеческое тело: Женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение (Рим. 1, 26–27). Не обманывайтесь. ни малакии, ни мужеложники. Царства Божия не наследуют, — писал апостол жителям развращенного Коринфа (1 Кор. 6, 9–10). Святоотеческое предание столь же ясно и определенно осуждает любые проявления гомосексуализма. «Учение двенадцати апостолов», творения святителей Василия Великого, Иоанна Златоуста, Григория Нисского, блаженного Августина, каноны святого Иоанна Постника выражают неизменное учение Церкви: гомосексуальные связи греховны и подлежат осуждению. Вовлеченные в них люди не имеют права состоять в церковном клире (Василия Вел. пр. 7, Григория Нис. пр. 4, Иоанна Постн. пр. 30). Обращаясь к запятнавшим себя грехом содомии, преподобный Максим Грек взывал: «Познайте себя, окаянные, какому скверному наслаждению вы предались. Постарайтесь скорее отстать от этого сквернейшего вашего и смраднейшего наслаждения, возненавидеть его, а кто утверждает, что оно невинно, того предайте вечной анафеме, как противника Евангелия Христа Спасителя и развращающего учение оного. Очистите себя искренним покаянием, теплыми слезами и посильною милостынею и чистою молитвою. Возненавидьте от всей души вашей это нечестие, чтобы не быть вам сынами проклятия и вечной пагубы».

Дискуссии о положении так называемых «сексуальных меньшинств» в современном обществе клонятся к признанию гомосексуализма не половым извращением, но лишь одной из «сексуальных ориентаций», имеющих равное право на публичное проявление и уважение. Утверждается также, что гомосексуальное влечение обусловлено индивидуальной природной предрасположенностью. Православная Церковь исходит из неизменного убеждения, что богоустановленный брачный союз мужчины и женщины не может быть сопоставлен с извращенными проявлениями сексуальности. Она считает гомосексуализм греховным повреждением человеческой природы, которое преодолевается в духовном усилии, ведущем к исцелению и личностному возрастанию человека. Гомосексуальные устремления, как и другие страсти, терзающие падшего человека, врачуются Таинствами, молитвой, постом, покаянием, чтением Священного Писания и святоотеческих творений, а также христианским общением с верующими людьми, готовыми оказать духовную поддержку.

Относясь с пастырской ответственностью к людям, имеющим гомосексуальные наклонности, Церковь в то же время решительно противостоит попыткам представить греховную тенденцию как «норму», а тем более как предмет гордости и пример для подражания. Именно поэтому Церковь осуждает всякую пропаганду гомосексуализма. Не отказывая никому в основных правах на жизнь, уважение личного достоинства и участие в общественных делах, Церковь, однако, полагает, что лица, пропагандирующие гомосексуальный образ жизни, не должны допускаться к преподавательской, воспитательной и иной работе среди детей и молодежи, а также занимать начальственное положение в армии и исправительных учреждениях.

Порой извращения человеческой сексуальности проявляются в форме болезненного чувства принадлежности к противоположному полу, результатом чего становится попытка изменения пола (транссексуализм). Стремление отказаться от принадлежности к тому полу, который дарован человеку Создателем, может иметь лишь пагубные последствия для дальнейшего развития личности. «Смена пола» посредством гормонального воздействия и проведения хирургической операции во многих случаях приводит не к разрешению психологических проблем, а к их усугублению, порождая глубокий внутренний кризис. Церковь не может одобрить такого рода «бунт против Творца» и признать действительной искусственно измененную половую принадлежность. Если «смена пола» произошла с человеком до Крещения, он может быть допущен к этому Таинству, как и любой грешник, но Церковь крестит его как принадлежащего к тому полу, в котором он рожден. Рукоположение такого человека в священный сан и вступление его в церковный брак недопустимо.

От транссексуализма надлежит отличать неправильную идентификацию половой принадлежности в раннем детстве в результате врачебной ошибки, связанной с патологией развития половых признаков. Хирургическая коррекция в данном случае не носит характер изменения пола».

Некоторые выводы и предложения

  1. В основах социальной концепции Русской Православной Церкви, в частности, сказано: «Церковь рассматривает психические заболевания как одно из проявлений общей греховной поврежденности человеческой природы. Выделяя в личностной структуре духовный, душевный и телесный уровни ее организации, святые отцы различали болезни, развившиеся «от естества», и недуги, вызванные бесовским воздействием либо ставшие следствиями поработивших человека страстей». Эти положения полностью подтверждаются и данными клинических наблюдений.

  • Многие формы так называемых «пограничных» психических расстройств имеют духовные причины их возникновения.

  • Терапия психических расстройств должна соответствовать причинам их возникновения. Как указано в Основах Социальной Концепции: «В соответствии с этим различением представляется одинаково неоправданным как сведение всех психических заболеваний к проявлениям одержимости, что влечет за собой необоснованное совершение чина изгнания злых духов, так и попытка лечения любых духовных расстройств исключительно клиническими методами».

  • Можно выделить две основные обязанности священника в отношении больных: 1) побудить больного к врачебному обследованию и, в случае необходимости, к систематическому лечению и 2) помочь больному в борьбе с болезнью, в критическом осознании и преодолении своих аномалий характера и поведения. В этой связи становится совершенно понятной необходимость приобретения священнослужителем соответствующих знаний и подготовки в области психологии и психиатрии. Нередко именно пастырь может оказаться первым человеком, который сталкивается с проявлением тех или иных психических расстройств.

  • «В области психотерапии, — как сказано в Основах, — оказывается наиболее плодотворным сочетание пастырской и врачебной помощи душевнобольным при надлежащем разграничении сфер компетенции врача и священника». Основные принципы православной психотерапии: Исповедание Православной веры и привнесение ее спасительной Истины и духовной чистоты в лечебный процесс. Психотерапевты, соприкасаясь с душой своего подопечного, должны иметь чувство благоговения, ибо каждый человек — обладатель величайшего дара Божиего — святыни души, которая есть образ и подобие Творца. Базирование психотерапевтической деятельности на святоотеческом наследии. Обучение пациентов необходимым навыкам в аспектах самопознания, духовного совершенствования и нравственного воспитания. Содействие в воцерковлении больных и страждущих. Неприятие методов, связанных с насилием над личностью, ложью, лицедейством, оккультно-мистических, механистических психотехник (типа программирования, кодирования и прочих) и иных душевредных воздействий.

  • Психическое заболевание не умаляет достоинства человека. Церковь свидетельствует, что и душевнобольной является носителем образа Божия, оставаясь нашим собратом, нуждающимся в сострадании и помощи. В 1992 году был принят закон об оказании психиатрической помощи в России. В статье 37 «Права пациентов, находящихся в психиатрических стационарах», в частности, сказано: «Все пациенты, находящиеся на лечении или обследовании в психиатрическом стационаре, вправе: обращаться без цензуры с жалобами и заявлениями в органы представительной и исполнительной власти, прокуратуру, суд и к адвокату; встречаться с адвокатом и священнослужителем наедине; исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, в том числе пост, по согласованию с администрацией иметь религиозную атрибутику и литературу; выписывать газеты и журналы».

  • Пастырское душепопечение следует осуществлять в соответствии с особенностями нозологической формы, характера течения и тяжести психических расстройств. Следует повсеместно распространять опыт организации молитвенных комнат, строительства часовен и больничных храмов при психиатрических лечебницах.

  • Алкоголизм, наркоманию и другие аддиктивные (зависимые) расстройства можно с уверенностью отнести к греховным недугам. Наряду с медико-психологическими мероприятиями, которые обычно составляют начало лечения, совершенно необходимы духовные усилия для преодоления этих греховных страстей. Вера в Бога, покаяние во грехах, устроение жизни по заповедям Христовым вкупе с трезвением, самоконтролем и воздержанием — слагаемые истинного, а не мнимого исцеления.
  • www.daavdeev.ru