Шизофрения и работа

Профессии при шизофрении

Диагноз «шизофрения» пугает и шокирует. Для близких людей больного шизофренией и самого шизофреника возникает ощущение конца света. Кажется, что поставлен «крест» на всю дальнейшую жизнь.

Но жизнь продолжается, несмотря на страшный диагноз. Просто нужно научиться жить и работать с болезнью, понимая её особенности, чувствовать свое состояние и добиваться нормального качества собственной жизни.

Не все шизофреники получают пенсию по инвалидности. Большинство больных шизофренией должны учиться зарабатывать себе на жизнь самостоятельно. Это ещё более актуально, так как кроме обычных расходов, больные шизофренией вынуждены тратить большое количество средств на медикаментозную поддержку своего состояния.

Для больного шизофренией важен правильный выбор рода деятельности, который даст материальную обеспеченность, возможность самореализации и социальной адаптации. Кроме того, правильно подобранная работа поможет человеку в выражении своих эмоций, проявлению интереса и желания к деятельности.

Работа может быть методом профилактики обострения шизофрении. При шизофрении наблюдается такое явление, как апатия ко всему окружающему, включая деятельность. Трудовая деятельность не приемлет ситуативных желаний, а формирует дисциплинированность. Таким образом, в период апатии человеку приходится заставлять себя совершать определенные действия, а значит, двигаться по пути борьбы с болезнью.

Универсальный список профессий, которые подходят больным шизофренией, составить просто невозможно. Причина в том, что больные шизофренией, как и здоровые люди, имеют целый ряд индивидуальных особенностей, которые оказывают влияние и на профессиональный выбор, и на саму деятельность.

Тем не менее, можно определить ряд закономерностей и рекомендаций по профессиональному самоопределению больных шизофренией.

Какая профессиональная деятельность нежелательна при шизофрении?

В рекомендациях по профессиональному самоопределению учитывается, прежде всего, безопасность для самого больного. Некоторые особенности профессиональной деятельности могут негативно сказаться не только на больном, но и иметь последствия для окружающих.

Во-первых, нужно избегать таких видов деятельности, которые связаны с нарушением циклического биоритма. Особенно пагубно на состояние больного оказывает работа в ночное время. Насилие над собственным состоянием может спровоцировать ухудшение состояния и даже тяжелые приступы.

Во-вторых, для большинства больных шизофренией опасна работа, связанная с нервным или эмоциональным напряжением, стрессами, психологическими перегрузками. На течение заболевания негативно сказываются конфликты на работе, волнительные состояния и переживания.

В-третьих, больным шизофренией противопоказана работа, которая предусматривает контакт с оружием. Деятельность, связанная с охраной, работой в правоохранительных органах, военными действиями, предусматривающая ношение оружия. Военнослужащих с первыми признаками шизофрении комиссуют из вооруженных сил сразу же при обнаружении расстройств.

В-четвертых, виды профессиональной деятельности, связанные с повышенным риском для жизни. К таким профессиям относят работу с электричеством, приборами газификации, высотные виды деятельности и др.

В-пятых, опасность для больного и окружающих вызывает ситуация, если вид деятельности или кто-то из коллег является причиной шизофренического бреда. В этом случае от работы нужно сразу отказаться.

В-шестых, для больных шизофренией противопоказана деятельность, связанная с ответственностью за других людей. Это опасно для окружающих по причине возможного невыполнения своих обязанностей, и для больного по причине повышенного нервного напряжения.

Трудовые мастерские как вариант трудоустройства больных шизофренией

Во время СССР государство уделяло большое внимание реабилитации больных людей, в том числе и шизофреников. Существовали целые комплексы лечебно-трудовых мастерских, в которых больные шизофренией осваивали несложные профессии, получали трудовые навыки, осваивали способы взаимодействия с окружающими людьми и основы трудовых отношений.

К сожалению, сейчас этот опыт канул в прошлое и современное общество не уделяет должного внимания людям с шизофренией, не задумываясь, что число больных этой категории неустанно растет, а группа людей активно омолаживается.

Трудовые мастерские – это прекрасная возможность реализации себя. Действия с различным материалом, в процессе которой получается определенный продукт, учит людей не только трудовым навыкам, но и удовлетворению собственным трудом. Человек начинает чувствовать себя нужным, принятым в общество, способным себя обеспечивать. Это благотворно сказывается и на лечении болезни, и на возможности нормально адаптироваться в обществе.

Кроме того, практическая деятельность в мастерских отвлекает от болезненных переживаний, увлекает деятельностью, меняет приоритеты человека.

Трудности трудоустройства

При возникновении болезни в зрелом возрасте, люди, как правило, уже профессионально реализованы. Признаки шизофрении заставляют их пересмотреть свою профессиональную деятельности и отношение к ней.

Одни меняют режим работы, добиваясь сокращенного рабочего дня, или меняя глубину ответственности, а другие начинают осваивать новые виды деятельности.

Люди с заболеванием шизофрении проводят большое количество времени в больницах. И хотя, современные листы нетрудоспособности не указывают диагноз, каким-то непостижимым образом окружающие становятся обладателями информации о заболевании человека и его особенностях.

Психиатрическая неграмотность людей приписывает шизофрении массу совершенно необъективных свойств и качеств, опасных для окружающих и качества работы. Далеко не все работодатели с уважением и пониманием относятся к болезни подчиненного. Большинство начальников стараются как можно быстрее «избавиться» от больного коллеги: отказать в продолжение трудовых отношений, подвести под сокращение штата, довести до увольнения по собственному желанию.

Единственным способом сохранения отношения к себе для больного шизофренией часто является работа на дому: на приусадебном участке, в интернете, в собственных мастерских.

Но и этот вариант подходит далеко не всем больным. Материальная обеспеченность многих не позволяет реализовать себя в творческой деятельности.

В любом случае, проблемы трудоустройства нужно решать. Поощрение стремления к труду со стороны родных больного благотворно влияет на состояние пациента и на процесс лечения. Нужно поддерживать человека в попытках трудоустроиться, а не сокрушаться о сложностях жизни и невозможности найти работу.

Если даже шизофрения протекает остро, нельзя полностью отказываться от трудовых действий. Оберегать больного от самообслуживания или простейших бытовых функций крайне нежелательно.

Любой шизофреник может оказать посильную помощь в приготовлении пищи, уборке, работе на приусадебном участке, строительной деятельности. Самое главное – побуждать человека к деятельности и поддержка стремления заботиться о себе и своих близких.

Перечень профессий при шизофрении

  1. Профессии, которые допускают перерывы и переключение внимания: слесарь, жестянщик, столяр, плотник, бондарь, мастер по ремонту электроприборов, работники на производствах, оформитель, художник, портной, архивариус, агроном, лаборант, фотограф, регистратор, статист.
  2. Профессии, требующие узкого объема деятельности при однообразных операциях: рабочие на производстве, швея, мастер росписи и отделки, садоводы, работники на фермах.
  3. Работа, не связанная с материальной ответственностью из списков 1, 2.
  4. Работа, не требующая постоянного общения и выполняемая в маленьком коллективе: инженер-плановик, бухгалтер, конторщик, секретарь, мастера по ремонту оборудования, ветврач, зоотехник, лаборант, оформитель.
  5. Работа, не связанная с нервно-психическим напряжением.
  6. Профессии, не требующие физического напряжения и тяжелых условий труда.

Больные шизофренией имеют нормальный и высокий интеллект, поэтому остро понимают, осознают и переживают свою никчемность и ненужность.

Родным и близким нужно приложить все силы, чтобы трудоустроить или занять своего больного родственника, и положительный результат не заставит себя долго ждать.

www.psyportal.net

Шизофрения и работа, могут ли работать шизофреники

Шизофрения – это психологическое заболевание, которое может настигнуть человека в разном возрасте. Несмотря на такой диагноз, пациент должен продолжать жить и стараться максимально адаптироваться в социуме. Работа – это один из самых важных аспектов в вопросе функционирования человека в обществе.

Кем может работать шизофреник?

Занятость шизофреника в период ремиссии, является хорошей профилактикой психозов. Это касается любого вида деятельности, как физической, так и интеллектуальной. Пациент должен проходить социальную адаптацию и реализовывать себя в труде, чтобы не чувствовать себя ущербным. Группу инвалидности получают далеко не все, страдающие этим расстройством люди. Очень часто шизофреник не осознает своего недуга и отказывается от приема лекарств, не говоря уже о прохождении медицинского освидетельствования. Таким образом, работа для больных шизофренией – это не только способ тормозить развитие болезни, но и насущная необходимость.

Ответ на вопрос, могут ли работать шизофреники – однозначно положительный. А вот кем работать и где – это уже сугубо индивидуально. Психически больные люди, так же как и здоровые имеют разный интеллектуальный уровень, разные способности и предрасположенности, поэтому один пациент может работать на стройке, другой – в проектном институте, третий – быть посудомойкой, четвертый – программистом, пятый – художником-оформителем.

Скажем так, есть должности, на которые допускаются люди, только предоставившие справку из ПНД. К ним относятся специальности, требующие от сотрудников высокой ответственности и нервно-психологического напряжения, имеющие доступ к оружию, опасному оборудованию и агрегатам, химическим веществам. К любым водительским профессиям и работам на высоте также не допускаются шизофреники.

Все вышеперечисленные ограничения относятся к стороне работодателя, но есть некоторые общие ограничения и со стороны сотрудника шизофреника. Пациент не выдерживает восьмичасовой рабочий день – трудовое время должно быть сокращено. Крайне не рекомендуется работа в смену – сбой биоритмов может спровоцировать выход из ремиссии.

Шизофреник не должен работать там, где его задачей будет общение с людьми. То есть, к примеру, больной может быть завхозом или кладовщиком, где он будет вынужден общаться с небольшим количеством людей пару раз в день, но ему нельзя быть продавцом в магазине. Поэтому ответить однозначно, кем может работать шизофреник без инвалидности – невозможно.

Важны степень проявления симптоматики в ремиссии и личные способности человека. Многое зависит и от того, кем был человек до момента, как его настигла болезнь. Естественно, чем раньше начался недуг, тем труднее организовать ему трудоустройство.

Как шизофренику устроиться на работу?

Главная проблема при организации труда больного то, что проявлениями шизофрении является апатия, потеря мотивации и отстраненность. То есть помимо поиска подходящего места работы, близкие пациента вынуждены еще и повлиять на то, чтобы шизофреник принял и смирился с ее необходимостью, преодолев патологическое безразличие.

Для того чтобы это осуществить – необходима поддерживающая терапия больного в периоды ремиссии, сюда входит, как фармакологическая часть, так и психотерапия. Только заручившись мотивацией, можно говорить об успешном поиске работы.

Возможно ли больному шизофренией найти работу? Конечно, да. Это можно осуществлять официально, через центр занятости населения. Причем при наличии определенной группы инвалидности, законодательство регламентирует, какие именно вакансии подойдут. Если инвалидности нет, горизонты расширяются.

Чаще всего, если работа предполагает ответственность за жизни других людей, при трудоустройстве требуется медицинское освидетельствование. Во всех других случаях, что не запрещено – то разрешено, человек не обязан докладывать работодателю о своем диагнозе. Но по факту скрыть шизофрению не удается. К сожалению, многие работодатели не находят нужным входить в положение людей с диагнозом F20. Это проблема нашего не толерантного общества, отторжение чего-то странного и непонятного.

Но ведь работа для шизофреников – это «лечение», которого лишают работодатели, не желающие проблем.

При официальном трудоустройстве через биржу труда, предприятия, берущие на работу инвалидов, имеют некоторые льготы, поэтому шансов устроиться немного больше. Но в реальности, большой процент шизофреников, которые работают, занимаются несложным физическим трудом и получили свое место благодаря связям своих родственников. В других ситуациях, больной может столкнуться с враждебностью коллектива, что спровоцирует лишь ухудшение симптоматики.

Работа для шизофреников на дому

Как тяжело бы не проходила болезнь, ни в коем случае не нужно полностью ограничивать пациента от дел по дому. Чаще всего, шизофреник может справиться с простым физическим трудом, таким как уборка, мойка посуды, приготовления пищи, работа на приусадебном участке. Возможно, он делает что-то не очень хорошо, но это неважно. Задача родни – поддерживать, чтобы он старался, чувствовал себя нужным и полезным. Если человек после того, как заболел не смог сохранить свою прежнюю работу – особо ценно, чтобы он реализовывался в домашних заботах.

В наш век информационных технологий, большие перспективы открывает для пациентов интернет и возможность работы на дому.

Полезно это для тех, кто имел определенные навыки до постановки диагноза. Программисты, архитекторы, инженеры – могут попробовать себя на поприще фриланса. Удаленная работа – просто отличный выход для людей, имеющих социальный дефект. Происходит реализация способностей и умений, при этом сведено к минимуму общение с посторонними людьми. В интернете есть масса ресурсов, занимающихся контактом работодателей с исполнителями в очень разных сферах деятельности.

Что делать с шизофреником на работе?

Шизофрения и работа в ремиссии это вполне совместимые понятия. Многие люди с таким неутешительным диагнозом могут быть полезными сотрудниками, в связи с их нестандартным мышлением. Истории известны примеры гениальных личностей, страдающих шизофренией. Но даже если у принятого на работу пациента не наблюдается гениальных наклонностей и выполняет он несложную физическую работу – постарайтесь, как работодатель, проявлять максимальное терпение. Вы бы не сердились на человека с одной рукой за то, что он делает какое-то задание медленнее, чем сотрудник с двумя руками? Относитесь точно также и к промахам и неудачам в работе шизофреника.

Трудоустраивая к себе больного, вы оказываете большую поддержку его психологическому состоянию, и просто делаете доброе дело. Да, пациент психиатрической клиники может предоставить хлопоты, да, у него может случиться кризис в рабочее время, но в абсолютно большинстве, шизофреники гораздо менее опасные для общества люди, чем другие, не имеющие отклонений психики. Не стоит представлять себе убийцу в каждом больном человеке. Для того чтобы совместная работа с таким человеком была безопасна, просто предусмотрите некоторые моменты, такие как – что делать, если с вашим сотрудником случится острый психоз. Например, наготове должен быть номер телефона психиатрической бригады.

Шизофреник на работе в период ремиссии, чаще всего безобиден, главное не провоцировать его специально.

Противоречить и вступать в дискуссии крайне не рекомендуется – ведь пациент начисто лишен критики собственного мнения, поэтому спорные моменты в общении могут вызывать конфликт в его голове. Главный совет людям, взаимодействующим на работе с шизофреником – оставить его в покое и обращаться с терпением и пониманием.

Итак, можно ли работать с диагнозом шизофрения? Можно! Возникают ли трудности с трудоустройством? Конечно! В наше время безработица является глобальной проблемой даже для психически здорового населения, что говорить о людях с расстройствами. Тем не менее работа очень важна для борьбы с социальной дисфункцией, которая является симптомом заболевания.

О социальной адаптации людей, больных шизофренией, о том, могут ли работать шизофреники и как к этому относятся работодатели, рассказывают в этом видео

psihodoc.ru

Трудоустройство для больных шизофренией

Шизофрения – расстройство психики, которое оказывает влияние на социальные аспекты жизни личности. Связано это, прежде всего с тем, что болезнь проявляется в неуверенности в себе, нарастании замкнутости, утрате эмоциональных контактов, страхе перед окружающей действительностью, потере умения ее адекватной оценки и социальных контактов. Одним из основных симптомов шизофренического расстройства является апатия – отсутствие желания что-то делать.

Результатом влияния этих симптомов становится выпадение больных из социума, что еще больше усугубляет их состояние и способствует прогрессированию болезни. Нарушению социальных контактов иногда способствуют родные больного либо излишне, навязывая социальные контакты, либо ограничивая общение носителя расстройства, пытаясь скрыть «позорную» болезнь родственника.

В связи с этим одной из задач лечащего врача является просветительская работа с родственниками пациента, цель которой заключается в формировании осознания ситуации. Сам больной и его близкие должны прийти к пониманию того, что это не конец Света, жизнь идет своим чередом, просто теперь нужно научиться жить немного по-другому, чтобы сохранить качество бытия. Однако не только этот аспект вызывает озабоченность у психически нездоровых людей и их родных.

Далеко не все пациенты с диагнозом «шизофрения» имеют группу инвалидности, которая позволяет им получать пенсию – небольшую, но все-таки поддержку от государства. Остальных больных волнует вопрос трудоустройства. Несмотря на наличие болезни, им нужно откуда-то брать средства на свое содержание: питание, одежду, оплату коммунальных услуг и приобретение лекарства, стоимость которого достаточно высока.

Тенденции развития современного общества направлены на восприятия всех групп инвалидов как полноценных членов общества. Больные шизофренией не являются исключением. Они имеют некоторые особенности, но у них есть и свои права, и обязанности. Психиатры считают, что такая позиция способствует успешному исцелению больных, тогда как чрезмерная опека, отстранение больных от социума становятся основными причинами, способствующими инвалидизации.

Одной из основных целей врача, занимающегося лечением больных шизофренией, является возвращение носителя расстройства в социум. Главный упор в своей работе психиатр делает на обучение жизни в новых условиях. Эту часть работы врача называют психосоциальной реабилитацией.

Она включает в себя обучение взаимодействию, восстановление мотивационных ресурсов, формирование утраченных в результате болезни способностей и функций. В ходе реабилитационных мероприятий больному предоставляется возможность найти для себя новую профессию с учетом имеющихся у него особенностей.

В настоящее время существует масса самых разнообразных методик, позволяющих психически нездоровым людям пройти курс реабилитации. К ним относят тренинги:

  • самоуважения,
  • независимого проживания,
  • общения,
  • уверенного поведения,
  • семейную терапию,
  • обучение умению справляться с остаточными симптомами психоза.
  • Практика показывает, что чем раньше начинается реабилитационная работа, тем успешней проходит восстановление социальных навыков, а значит, тем меньше последствий оставляет болезнь.

    При выборе вида профессиональной деятельности необходимо учитывать новые особенности личности больного и его способности. Правильно подобранная работа помогает носителю расстройства реализовать себя, обеспечить свои финансовые потребности, способствует социализации и, как следствие, помогает справиться с болезнью, не допустить ее рецидива.

    Трудовая реабилитация предусматривает прохождение трех этапов:

    • В зависимости от того учился или работал заболевший, имеющейся симптоматики расстройства, утраты трудовых навыков, пожеланий носителя расстройства больному можно продолжить выполнять тот вид деятельности, которым он занимался до болезни. В случае утраты имевшихся трудовых навыков больному рекомендуется прохождение тренингов с отработкой действий, направленных на их восстановление. Первое время в таких случаях применяется защищенное трудоустройство – больной работает под контролем соцработника или врача в упрощенном режиме.
    • Затем предусмотрено «переходное» трудоустройство, при котором больные работают в обычных условиях на предприятиях, но под присмотром специалистов по трудовой реабилитации.
    • Следующим этапом является трудоустройство на общих основаниях. В современных условиях принято опускать первые два этапа трудовой реабилитации и сразу переходить к последнему с обучением на рабочем месте. Однако, несмотря на такое упрощение процедуры, первое время больной работает под наблюдением соцработников.

    Универсальных советов относительно трудоустройства и выбора новой профессии для больных шизофреническим расстройством не существует: кто-то способен добиться высоких результатов, выполняя исследовательские виды деятельности, для кого-то подойдут творческие профессии, а кто-то сможет выполнять только несложные физические манипуляции.

    Не рекомендуемые виды деятельности при шизофрении

    Существует ряд профессий, связанных с особыми производственными вредностями, которые способны принести вред здоровому человеку, не говоря о тех, у кого уже имеются проблемы. В перечень не рекомендуемых для больных шизофренией профессий включены следующие:

  • Профессии, предусматривающие трудовую деятельность, связанную с нарушением циклических биоритмов. Частые ночные смены могут спровоцировать ухудшение состояния больного.
  • Не рекомендуется для носителя шизофренического расстройства работа, которая сопряжена с выраженным психоэмоциональным напряжением. Завышенные требования, конфликты способны негативным образом отразиться на состоянии больного и спровоцировать рецидив расстройства.
  • Придется так же отказаться от работы, которая связана с бредовой симптоматикой больного либо с кем-то конкретным из коллектива.
  • Не рекомендуется психически нездоровым людям работа, связанная с опасностью – электричеством, огнем, газом.
  • Запрещаются людям, страдающим психическими расстройствами, все виды деятельности, связанные с контактом с оружием: вооруженная охрана, военные. В связи с этим при приобретении оружия или устройстве на работу, связанную с оружием, требуется прохождение медкомиссии.
  • Трудности трудоустройства

    Современная действительность отличается особой жесткостью. Завышенные требования к человеку, безработица не позволяют найти достойную, интересную работу здоровым людям, что тогда говорить о больных, имеющих такой страшный диагноз как шизофрения. Устроиться на хорошую работу или сохранить имеющуюся практически нереально.

    Несмотря на то, что сейчас непринято указывать вид конкретного заболевания, о наличии психического расстройства у соискателя рано или поздно станет известно. Любой уважающий себя начальник отдела кадров, прежде чем принять в свой коллектив человека, «наведет о нем справки». И далеко не все работодатели и сотрудники согласятся работать с больным человеком. В некоторых случаях работодателю и узнавать ничего не нужно, у больных явно просматриваются странности поведения.

    Несмотря на такое безрадостное положение дел, отчаиваться все же не стоит. Во-первых, не все люди избегают контактов с психически нездоровыми людьми; во-вторых, ситуация, благодаря всеобщему психопросвещению, обещает со временем стать лучше; а в третьих, существует ряд видов деятельности, которые не требуют трудоустройства: творчество, работа на дому, предпринимательство.

    Где можно работать больному с шизофреническим расстройством

    Больным с шизофреническим расстройством, не имеющим инвалидности можно работать на обычных предприятиях, инвалидам II группы — в мастерских при диспансерах, инвалидам III группы – на предприятиях и организациях с учетом рекомендаций лечащего врача.

    Что касается конкретных видов деятельности, то больным с диагнозом «шизофрения» без группы можно работать в библиотеках, научных лабораториях, на производстве, в области просвещения и культуры. При отсутствии ограничений и позитивной симптоматики, сохранении навыков и знаний они могут выполнять работу лифтера, слесаря, инженера, бухгалтера, секретаря-референта, редактора, преподавателя ВУЗа, врача, руководителя среднего звена.

    Больные шизофренией с мировой известностью

    Жизнь многих знаменитостей является прямым доказательством того, что психическое расстройство не может стать причиной невозможности самореализации. Несмотря на закрытость общества и наличие ряда ограничений, эти люди смогли доказать не только самим себе, но и всему миру, что шизофрения – это не приговор.

    Огромные возможности таким людям предоставляет творчество. Оно не ограничивает человека ни в чем, а напротив, создает условия для самовыражения. Среди таких людей великий живописец Винсент Ван Гог. Своеобразное восприятие действительности нашло отражение в его трудах, сделав его всемирно известным.

    Этим же расстройством страдал Антонио Гауди, великий испанский архитектор. Данная патология была диагностирована у знаменитого джазмена Тома Харелла и у писателя Филлипа К. Дика, получившего известность благодаря роману «Воспоминания оптом и в розницу», по которому был снят фильм со Шварценеггером «Вспомнить все».

    Примеры жизни этих по-настоящему великих людей, сумевших использовать свой недуг, подталкивают к пониманию истины, что человек способен сам строить свою жизнь независимо ни от каких обстоятельств.

    indepress.ru

    Глава 3. Работа с детьми с шизофренией.

    3.1. Лечение заболевания шизофрения.

    Выбор методов лечения детской шизофрении зависит, прежде всего, от возраста ребенка и его психофизиологических особенностей, определяющих чувствительность организма к терапевтическому воздействию и его переносимость. Чем младше ребенок, тем более ограничены возможности лечения, так как не исключены непредвиденные реакции на те или иные препараты, особенно на транквилизаторы, возможно возникновение осложнений и побочных явлений.

    При лечении детской шизофрении широко используются нейролептики, однако их применение нередко сопровождается серьезными побочными эффектами. Хотя медикаменты могут помочь контролировать психотические симптомы у детей, страдающих шизофренией, необходимо использовать также и психосоциальные методы лечения, к которым относятся тренинг социальных навыков, вмешательство с участием семьи и помещение больных в специальные школы.( Информационный портал психологического центра «МАЦПЕН» http://www.matzpen.ru/)

    Детская шизофрения – болезнь генетическая. Она не распространяется путем заражения от общения с больными людьми. Развитию шизофрении, заложенной на генетическом уровне, могут предшествовать различные факторы, дополняющие и увеличивающие риск заболевания. Сильный продолжительный стресс, психотравмы, агрессия по отношению к матери во время ее беременности, неблагоприятная экологическая среда и т.п.

    Поэтому психотерапевты используя когнитивно-поведенческую психотерапию, работая с ребенком и родителями, выясняют все тонкости и природу развития этого заболевания у ребенка и в процессе сеансов корректируют причины спровоцировавшие развитие шизофрении. Специалисты по когнитивной терапии обучают больных шизофренией, как проверять соответствуют ли реальности их мысли и ощущения, как «не слушать» голоса и как стряхнуть с себя сковывающую их апатию. Постепенно, ребенка готовят к полноценному социальному образу жизни, прививая ему навыки адекватного восприятия окружающего мира. Ребенок учится правильно воспринимать речь и эмоции окружающих его людей, адекватно им отвечать, строить реальные планы на будущее, а главное осознавать, в чем проявляется его болезнь и предотвращать ее симптомы. Это лечение эффективно облегчает симптоматику и снижает риск рецидивов.

    Начало психодинамической психотерапии положил австрийский невролог Зигмунд Фрейд. Поддерживающая психотерапия психодинамической ориентации дает ребенку психологическую поддержку в обычной жизни при взаимодействии его с обществом здоровых детей, которые, как правило, из-за своей детской жестокости, не принимают в свое общество тех, кто ведет себя иначе, чем это принято. Поскольку подобное отвержение приводит ребенка в смятение и нежелание жить среди здоровых детей, психотерапия помогает с этим справиться и является незаменимым элементом лечения, особенно на этапе реабилитации и обучения общения со здоровым обществом. Кроме того, психотерапевт помогает ребенку принять факт болезни, научиться строить свою жизнь с учетом шизофрении, справиться с депрессией, победить страх и желание отказаться от всех внешних контактов, нередко возникающее у больных, страдающих этим заболеванием.

    Инструктаж членов семьи, с целью обучения правильному общению с больным ребенком и оказанию действенной помощи на пути его возвращения к обычному образу жизни, занимает одну из важных и ключевых задач при лечении детской шизофрении.

    С родителями проводятся отдельные сеансы, которые помогают им в дальнейшем взаимодействовать с ребенком и учат справляться с приступами и симптомами заболевания. У родителей появляются необходимые инструменты для правильного психологического подхода к ребенку, по способам контакта и правильному поведению с ним, а также по его особенностям мышления и реакция. Умение близких помочь и правильно контактировать с больным положительно влияет на течение заболевания.

    4.Медикаментозная поддержка при детской шизофрении.

    Медикаментозное лечение, оказывающее успокоительное действие на организм и психику, позволяет ребенку вести обычную жизнь. Но, медикаменты, использующиеся для борьбы с детской шизофренией, которая требует пожизненного лечения даже в период затухания симптомов, также не являются безопасными для детского здоровья. Большинство антипсихотических лекарств, используемых при лечении детей, те же, что используются при лечении взрослых больных шизофренией. Эти медикаменты не являются специально предназначенными для детского лечения в основном потому, что они не были тщательно протестированы.

    Социальная реабилитация представляет собой комплекс программ, направленных на обучение больных шизофренией способам сохранения независимости как в условиях больницы, так и в быту. Реабилитация сосредоточена на обучении социальным навыкам взаимодействия с другими людьми, навыкам, необходимым в повседневной жизни, таким, как уборка дома, совершение покупок, пользование общественным транспортом и т. п., и непрерывное обучение для тех пациентов, которые хотят закончить среднюю школу, учиться в колледже или закончить колледж; некоторые больные шизофренией успешно получают высшее образование.

    studfiles.net

    Работа для больного шизофренией: значимость, трудности и варианты решения проблемы

    Даже если у человека возникла шизофрения, это еще не конец света, ведь жизнь продолжается, поэтому необходимо научиться жить с болезнью, работать, сохранять нормальное качество жизни.

    Далеко не все больные имеют группу инвалидности, являющуюся залогом получения пенсии – хоть и небольшой, но ощутимой финансовой поддержки от государства. В остальных случаях необходимо откуда-то брать деньги на еду, одежду, жилье, оплату коммунальных расходов. К тому же у человека, страдающего шизофренией, появляется еще один важный пункт в расходах – покупка медикаментов, которые, кстати, стоят недешево.

    Правильно подобранный вид деятельности не только позволяет человеку, страдающему шизофренией, реализовать себя, но и положительно влияет на его психическое состояние, способствует социальной адаптации, тренировке трудовых навыков и финансовому обеспечению своих собственных потребностей. Грамотно подобранная работа – своеобразная профилактика шизофрении, ее обострения.

    Одним из ведущих симптомов шизофрении является апатия – нежелание что-либо делать, а любимое дело может стать возможностью заинтересовать человека, побудить его к каким-до действиям, к борьбе с самой болезнью.

    Универсальных советов по поводу трудоустройства человека, страдающего психическим недугом, дать нельзя. Кому-то подходят творческие профессии, кто-то вполне может добиться определенных результатов в научной деятельности, а для кого-то оптимальный вариант – физический труд.

    Какие виды деятельности не желательны при шизофрении?

    Определенная работа или связанные с ней производственные вредности могут негативно отразиться на психическом состоянии больного человека, быть опасными для него или для окружающих.

    1. Необходимо избегать видов трудовой деятельности, связанных с нарушением циклических биоритмов. Особенно это касается регулярной работы в ночное время. Частая работа, выполнение определенных заданий в то время, когда больной человек должен спать, может спровоцировать ухудшение его состояния.
    2. Не желательна также работа, связанная с выраженным психоэмоциональным напряжением, стрессами. Завышенные требования, конфликты на работе могут негативным образом отразиться на течении заболевания, спровоцировать усиление или появление новых признаков болезни.
    3. Людям, страдающим данным психическим расстройством, запрещены все виды деятельности, в ходе которых возможен контакт с оружием. Военные, вооруженная охрана, люди, оформляющие разрешение на ношение оружия, должны быть психически здоровыми. Не зря даже с армии комиссуют, если появляются первые признаки шизофрении.
    4. Виды деятельности, связанные с опасностью как для самого человека, так и для его окружающих, также нежелательны в качестве работы для больного шизофренией – работа электриком, работа газовщиком.
    5. Также лучше отказаться от работы, если бредовая симптоматика связана именно с работой больного, с кем-либо из коллектива и устойчиво сохраняется.
    6. Лечебно-трудовые мастерские

      В советское время государство уделяло трудовой реабилитации психически больных людей, в том числе и шизофренией, значительно большее значение, чем сейчас. Существовали специальные лечебно-трудовые мастерские, благодаря которым больные могли освоить новую профессию, тренировать бытовые навыки. К сожалению, сейчас даже лечебно-трудовые мастерские, которые уцелели (их очень мало), находятся в очень жалком состоянии.

      Сами по себе такие трудовые мастерские — хорошая возможность для больных реализовать себя, закрепить эффект после полученного медикаментозного лечения. Благодаря таким мастерским многие люди, страдающие психическим расстройством, чувствуют себя нужными, у них появляется возможность внести разнообразие в свой собственный режим дня, отвлечься от своих болезненных переживаний.

      К тому же, во время такой работы, больные продолжают получать поддерживающее лечение шизофрении, являющееся залогом благоприятного течения болезни.

      Трудности с трудоустройством

      Каждый человек уникален, и течение болезни существенно отличается у разных больных, поэтому кто-то сможет сохранить прежнюю работу с некоторыми поправками (например, сокращенным рабочим днем), а кому-то придется осваивать что-то новое.

      У больных шизофренией очень часто возникают трудности с сохранением работы. Хотя в больничном листе не указывается, каким конкретно заболеванием страдает человек, и почему он лежал в больнице, однако «слухами полнится земля», и такая информация очень быстро распространяет. Далеко не все работодатели с пониманием относятся к болезни своего сотрудника, некоторые могут и уволить, нарушая законодательство, но есть и такие, кто понимает проблему больного подчиненного, стараются ему помочь, идут на уступки.

      Трудности возникают и с трудоустройством психически больных: видя странности в поведении, большинство работодателей предпочитают отказать в трудоустройстве такому человеку.

      Поэтому единственной возможностью для некоторых остается работа по дому, на приусадебном участке, творческая деятельность.

      Больные шизофренией, ставшие всемирно известными

      Некоторые больные проявили себя с лучшей стороны на творческом поприще, став художниками, музыкантами, скульпторами. Такой вид деятельности не ставит человеку определенных рамок, а наоборот, создает условия для творчества, самовыражения. Например, шизофренией страдал голландский живописец Винсент Ван Гог. Своеобразное восприятие мира отразилось и в его живописи, сделав его популярным (правда, уже после его смерти).

      Американский математик, страдавший шизофренией, Джон Форбс Нэш, за свой труд был удостоен Нобелевской премии.

      Правда, работа, принесшая ему признание, была написана еще до того, как у Нэша развился психический недуг. Немного приукрашенный вариант жизни, работы, борьбы с болезнью этого величайшего человека лег в основу фильма «Игры разума», удостоенного четырех «Оскаров».

      В любом случае, как бы ни протекала болезнь, нельзя полностью отказываться от любых занятий. Бездеятельность только усугубляет заболевание, способствует развитию шизофренического дефекта.

      Если прежняя работа в меру ее сложности, чрезмерного воздействия на психику не подходит больному, необходимо стимулировать его к физическому труду. Это может быть и простая работа по дому, помощь в приготовлении пищи, уборке, и работа на приусадебном участке, и строительные работы. Главное – побуждать человека к занятости, к выполнению определенных функций, поддерживать его и хвалить. И этим должны заниматься близкие люди, которые лучше всего знают больного и могут наблюдать за ним в повседневной жизни.

      Поощрение больных к труду – это еще одна возможность для родственников помочь больному шизофренией быстрее вернуться к нормальной жизни, социально адаптироваться, и ней ни в коем случае нельзя пренебрегать.

      PS: Обязательно посмотрите фильм «Игры разума» про Джона Нэша.

      psi-doctor.ru

      Курсовая работа «Шизофрения»по дисциплине «Психологии развития и возрастная психология»

      по дисциплине «Психология развития и возрастная психология»

      История развития учения о шизофрении…………………………….……3

      Определение основных понятий и положений……………………………5

      Психологические особенности личности при шизофрении…………..16

      Стадии развития шизофрении…………………………………………….30

      История развития учения о шизофрении

      Описания шизофреноподобных симптомов встречаются уже в XVII веке до нашей эры, в «Книге Сердец», — части древнего египетского папируса Эберса . Изучение древних греческих и римских источников говорит о том, что, вероятно, в обществах того времени были осведомлены о психотических расстройствах, но не встречается описаний, которые удовлетворили бы сегодняшним критериям шизофрении. В то же время симптомы, напоминающие шизофрению, отмечены в арабских медицинских и психологических текстах, датируемых Средними Веками. К примеру, в Медицинском Каноне Авиценна описывает состояние, отчасти напоминающее шизофрению, которое он именует «джунун муфрит» (тяжелое безумие) и отделяет от других форм безумия, «джунун», — таких как мания , бешенство и маниакально-депрессивный психоз .

      Хотя общая концепция безумия существовала на протяжении тысячелетий, лишь в 1893 году шизофрения была выделена в качестве самостоятельного душевного расстройства Эмилем Крепелиным . Он впервые провёл грань, разделившую психотические расстройства на то, что он тогда назвал dementia praecox (буквально — «ранняя деменция », синдром, описанный в 1853 году Бенедиктом Морелем под названием demence precoce) и маниакальную депрессию . Эта дихотомия остаётся важной концепцией и в современной науке.

      В первой половине XX века шизофрения считалась наследственным дефектом, и во многих странах больные стали объектом манипуляций поборников евгеники . Сотни тысяч людей, как по собственному согласию, так и без него, были стерилизованы — в первую очередь в нацистской Германии, США и Скандинавских странах. В числе других лиц с клеймом «ментальной непригодности» многие больные шизофренией пали жертвой нацистской программы умерщвления.

      Заслуга обоснования шизофрении как единого самостоятельного заболевания принадлежит великому ученому и выдающемуся реформатору в области психиатрии Э. Крепелину. Обновив и углубив описание параноидного слабоумия, данное еще Маньяном, Э. Крепелин в 1896 г. сблизил его с описанными ранее Е. Hecker (1871) и К. Kahlbaum (1890) гебефренией и кататонией. Крепелин ввел понятие «раннего слабоумия» (dementia praecox), описал симптомы заболевания и основные закономерности его течения. Были выделены 5 форм раннего слабоумия — простая, гебефреническая, кататоническая, параноидная и циркулярный психоз. Э. Крепелин заложил основы нозологического подхода в психиатрии в целом и применительно к шизофрении в частности.

      Значительный вклад в понимание природы и клиники шизофрении внес швейцарский психиатр Е. Bleuler. Его психопатологические исследования шизофрении (1911 г.) убедительно показали нозологическое своеобразие этой болезни. Он доказал, что болезнь не всегда начинается в молодом возрасте и что при ней речь не всегда идет о слабоумии (хотя и не исключает его), а об особом основном расстройстве — «психическом расщеплении», откуда и произошло затем быстро закрепившееся название болезни «шизофрения». Выделение таких признаков, как особые расстройства мышления, аутизм, амбивалентность, аффективные диссоциации, расширяло диагностические возможности. Со временем понятие «слабоумие» сменилось представлением о своеобразном дефекте, а термин «ослабоумливающий процесс» уступил место понятию прогредиентности. Шизофрению стали считать заболеванием, включающим в себя и тяжелые, прогредиентные, и более благоприятные, в том числе мягкие, вялотекущие формы. Концепция раннего слабоумия — шизофрении быстро распространилась в Германии и России, проблему изучали представители московской психиатрической школы, в частности В.П. Сербский, и возражали против фатального прогноза, обязательного ослабоумливания при этом заболевании. Во Франции, где всегда были сильные синдромологические тенденции, долгое время не признавалась нозологическая самостоятельность шизофрении. В американской психиатрии в последние десятилетия доминирует взгляд на шизофрению как на проявление личностных реакций с их психоаналитической трактовкой. В психиатрических школах США, придерживающихся клинической ориентации, диагноз ставится путем вычисления процента из стандартной шкалы в 10-12 симптомов.

      В российской психиатрии выделились 3 направления в трактовке шизофрении. А.Л. Зпштейн, А.С. Чистович, П.Е. Вишневский и др. не признавали нозологической самостоятельности шизофрении и трактовали её как неблагоприятные исходы затяжных инфекционных психозов. Петербургская психиатрическая школа в лице П.А. Останкова, В.П. Осипова И.Ф. Случевского и др. исходила из несомненной нозологической самостоятельности шизофрении, трактовала её в духе крепелиновского клинико-биологического направления, дигностировала на основе специфической симптоматики и распознавала в виде 4 основных форм. Школа А. В. Снежневского в диагностике, распознавании болезни первостепенное значение придавала закономерностям трансформации психопатологических синдромов у больных шизофренией. Исходя из этого основного положения, ею утверждается решающее значение типа течения и типологии шизофрении, изучения ее патогенеза и решения вопросов ее терапии и прогноза. Эта точка зрения остается ведущей в настоящее время.

      2. Определение основных понятий и положений

      Шизофрени?я (от др.-греч. ????? — раскалываю и ???? — ум, рассудок), ранее лат. Dementia praecox («преждевременное слабоумие») — полиморфное психическое расстройство или группа психических расстройств [1] , связанное с распадом процессов мышления и эмоциональных реакций [2] . Шизофренические расстройства в целом отличаются характерными фундаментальными расстройствами мышления и восприятия, а также неадекватным или сниженным аффектом . Наиболее частыми проявлениями болезни являются слуховые галлюцинации , параноидный или фантастический бред либо дезорганизованность речи и мышления на фоне значительной социальной дисфункции и нарушения работоспособности.

      Многообразие симптоматики породило дебаты о том, является ли шизофрения единым заболеванием или представляет собой диагноз, за которым кроется ряд отдельных синдромов . Синдромы шизофрении у многих больных очень изменчива, но у многих имеются симптомокомплексы, поддающиеся описанию как в поперечном срезе, так и в длительных отрезках времени. Эти синдромы вначале расценивались как самостоятельные болезни (например, парафрения, кататония, ге-бефрения), пока исследования Крепелином психопатологии и течения не показали, что эти симптомообразования переходят незаметно от одного к другому или появляются заново. Они и были затем объединены в группу шизофрений (Э. Блейлер).

      Этимология слова, от «расщепления рассудка», вызывает путаницу — в популярной культуре заболевание смешивают с «раздвоением личности» — неточным наименованием диссоциативного расстройства личности . Первое известное ошибочное употребление термина отмечено в статье поэта Т. С. Элиота , опубликованной в 1933 году.

      Шизофрения одинаково часто поражает лиц обоих полов, но у мужчин обычно начинается раньше, с пиком заболеваемости в 20-28 лет против 26-32 лет у женщин. Гораздо реже шизофрения случается в раннем детском возрасте, также редки случаи поздней (начало в среднем возрасте) и очень поздней (в пожилом возрасте) шизофрении. Распространённость за период жизни обычно указывается равной 1 %, однако систематический обзор исследований, проведённый в 2002 году , дал результат в 0,55 %. Вопреки популярному мнению о равномерном распространении шизофрении по всему миру, обнаруживается вариация заболеваемости в масштабах земного шара, внутри отдельных стран, и на более низких уровнях, вплоть до городских районов . Одна из наиболее устойчивых находок — повышенная заболеваемость шизофренией в городских условиях: корреляция сохраняется даже при контроле возможных спутывающих факторов, таких как наркомания , этнические различия и размер социальных групп.

      У больных шизофренией с большой вероятностью диагностируются коморбидные расстройства (сопутствующие болезни), — в их числе депрессии и тревожные расстройства ; риск алкоголизма и наркомании составляет около 40 %. Частые социальные проблемы, такие как длительная безработица, бедность и бездомность. Повышенный риск самоубийства и проблемы со здоровьем обусловливают снижение продолжительности жизни, которая у больных на 10-12 лет короче по сравнению с людьми, не страдающими шизофренией.

      Шизофрения является одной из основных причин, приводящих к инвалидности . В исследовании, проведённом в 14 странах в 1999 году, было показано, что состояние активного психоза занимает в этом отношении третье место после полного паралича (квадриплегии) и деменции , превосходя по инвалидизирующему воздействию параплегию и слепоту . Однако течение болезни обнаруживает значительное многообразие и никоим образом не связано с неизбежностью хронического развития или прогрессирующего нарастания дефекта. В некоторых случаях выздоровление бывает полным или почти полным. В числе факторов, обусловливающих более благоприятное течение, — женский пол, преобладание позитивных (в противовес негативным) симптомов, больший возраст при первом эпизоде, хороший уровень функционирования до болезни, принятие и поддержка со стороны близких и знакомых и др.

      При тяжёлом варианте течения заболевания, если больной представляет риск для себя и окружающих, может потребоваться недобровольная госпитализация, но в Западной Европе частота и сроки пребывания в клинике снизились по сравнению с прежними временами, в России ситуация существенно не изменилась.

      3. Синдромы шизофрении

      До настоящего времени сохраняется деление шизофрении на четыре подформы, или подгруппы (так названы синдромы шизофрении). В пользу этого говорят многие аргументы: господствующая симптоматика может быть определена; семейные исследования определяют значительную частоту сходных подформ у родственников; синдромы коррелируют в определенной степени с тенденциями течения; они могут давать указания к выбору лечения; наконец нет убедительного подразделения шизофрении, так что эти «подформы» вошли и в новые классификации. И все же это подразделение остается неудовлетворительным, особенно в этиологическом аспекте.

      Галлюцинаторно — параноидная форма. Шизофрении могут начинаться с параноидно-галлюцинаторного синдрома. Часто они имеют предстадию с нехарактерной симптоматикой. Длительное наблюдение показывает, что у 80 % хронически больных шизофренией хотя бы однажды в течение болезни появляется бредовая симптоматика.

      Шизофрении с чисто параноидно-галлюцинаторной симптоматикой начинаются позже других форм. Разгар болезни приходится на четвертое десятилетие, у 35 % еше позже. Если болезнь развивается десятилетия или дольше, говорят о поздних шизофрениях (раньше они причислялись к инволюционным психозам). В таких случаях личность мало меняется, а резидуальные состояния невыраженные; но сама параноидно-галлюцинаторная симптоматика становится хронической. У стареющих и одиноких больных говорят о параноиде недостаточного контакта.

      Кататоническая форма. Острая кататоническая симптоматика дает в целом благоприятный прогноз. Часто наряду с кататони-ческой симптоматикой наблюдаются бред и галлюцинации. При хронически протекающих шизофрениях и при выраженных ре-зидуальных состояниях кататонические симптомы отсутствуют редко. При поздних шизофрениях кататонические формы едва ли встречаются.

      Эпизодические кататонии. Это особый тип течения: остро возникающая и резко выраженная кататоническая симптоматика, хорошо поддается терапии, краткая длительность эпизодов болезни. Имеются тенденции к рецидивам, но не к резидуальным состояниям. Эта форма близка к шизоаффективным психозам.

      Злокачественная кататония. Наряду с кататоническими симптомами при этой форме развивается высокая лихорадка (без явной инфекции), отмечаются расстройства кровообращения, эксикоз, цианоз и иногда геморрагии. Больные или чрезмерно возбуждены (они буйствуют и кричат), или находятся в ступоре с напряженным мышечным тонусом и очевидной аффективной напряженностью (тихое возбуждение). Это состояние угрожает жизни.

      Раньше злокачественные кататонии часто были с летальным исходом, отсюда их название: «острая смертельная кататония». При современных возможностях лечения прогноз значительно улучшился. Отграничение от сходных синдромов при энцефалитах и от злокачественного нейролептического синдрома довольно затруднительно.

      Гебефреннческая форма. Определение «гебефренический», с одной стороны, отражает определенную симптоматику, это прежде всего несерьезное, нелепое расположение духа и поверхностность, как и расторможенность, а с другой стороны, это определенный тип течения — начало заболевания в юношеском возрасте и довольно неблагоприятный прогноз. Таким образом, это понятие неоднозначно. Однако симптоматика и неблагоприятный прогноз совпадают. Поэтому правильнее разделить определения «гебефренический» и «гебефрения». Американская психиатрия говорит о дезорганизованном типе шизофрений.

      Характерным для шизофренических психозов в юношеском возрасте является быстро меняющееся поведение между психо-тически неприспособленным и нормально приспособленным. С таким юношей можно настойчиво поговорить и вывести из психотического поведения и мышления, но, конечно, на очень короткое время. Эта быстрая смена легко порождает впечатление, что пациента нельзя принимать всерьез, а его поведение называется «нелепым».

      Простая шизофрения . При этой форме болезнь развивается почти незаметно и в своем течении остается недраматической. Не возникает каких-либо острых синдромов с параноидно-галлюцинаторной или кататонической симптоматикой. Постепенно, а вначале для окружающих вряд ли заметно, развиваются ведущие симптомы шизофрении.

      Когда больные попадают к врачу, позади у них уже много лет болезни. Они постепенно ослабевают в витальности и динамичности, обращают на себя внимание в конце концов падением инициативы и бессилием, все больше запускают свои дела, слабеют их межчеловеческие связи и вообще их отношение к реальности озабочивает, больные становятся аутичными. Чаще всего показательны расстройства мышления, дополнительные симптомы отсутствуют, хотя могут наблюдаться отдельные бредовые явления и легкие кататонические симптомы, например гримасничанье. Болезнь протекает прогредиентно и приводит, хотя и не без исключений, к выраженным резидуальным состояниям.

      При простой форме шизофрении симптоматика редуцируется до основных симптомов. Речь идет не об абортивных формах, а о ядерной группе шизофрений. Возможности терапевтического влияния значительно меньше, чем при шизофрениях с острой манифестацией и с дополнительными симптомами.

      Легкие формы простой шизофрении нередко обнаруживаются среди родственников больных шизофренией, многие из которых никогда не попадают на лечение. В таких случаях говорят о латентной шизофрении или ее стертых формах. Многие чудаки и отчужденные личности — это латентные шизофреники. Они выделяются в своей среде упрямством, необычным образом жизни и малой приспособляемостью. О латентной шизофрении приходится думать и тогда, когда без видимых причин падает витальность и динамичность, и личность опускается в своем развитии. Это может случиться в пубертате и юношестве, а также в более позднем возрасте.

      Приблизительные синонимы используют в таких понятиях, как псевдоневротические шизофрении, пограничные шизофрении и шизотипические расстройства; они обозначают скорее дифференциально-диагностические проблемы, чем картины болезни.

      Дифференцировать следует и с органическими психозами, поскольку в начальных стадиях и при легкой выраженности разграничение психоорганической симптоматики бывает затруднительно. При этом следует принимать во внимание, что шизофрения может возникать на психоорганической почве. В сомнительных случаях при малосимптомных и хронически протекающих психозах показана диагностика мозговых нарушений.

      Особые формы шизофрении

      Эти формы не всеми психиатрическими школами включаются в рамки шизофрении. Иногда их рассматривают как отдельные психические заболевания, иногда же их включают в число других нешизофренических психических расстройств — причисляют к расстройствам личности (психопатиям), к маниакально-депрессивному психозу и т.п.

      Вялотекущая шизофрения — псевдоневротическая и псевдопсихопатическая шизофрения, пограничная шизофрения. Начало заболевания постепенное, а развитие обычно медленное. Даже без лечения возможны значительные улучшения, вплоть до практического выздоровления. Основные негативные симптомы шизофрении при данной форме выражены слабо, иногда мало заметны, особенно в начале болезни. В одних случаях картина сходна с затяжными неврозами, в других — с психопатиями.

      Неврозоподобная шизофрения — чаще всего напоминает картину затяжного обсессивного невроза, реже ипохондрического, невротической деперсонализации, а в подростковом возрасте — дисморфомании и нервной анорексии.

      Обсессии отличаются от невротических неодолимостью, большой силой принуждения. Больные могут совершать нелепые ритуалы часами, не стесняясь посторонних. Могут даже заставить совершать ритуалы других людей. Фобии утрачивают эмоциональный компонент; о страхах говорят без волнения, они бывают особенно нелепы. Тем не менее, наплывы навязчивостей могут доводить больного до суицида.

      Ипохондрические жалобы крайне вычурны и нелепы («кости рассыпаются, «кишечник сбился в комок»), часто возникают мучительные сенестопатии. Астения отличается монотонностью. О деперсонализации чаше свидетельствуют жалобы на «изменение самого себя»; дереализация выступает в высказываниях о «незримой стене» между собой и окружающим миром. Дисморфоманические переживания нелепы и не имеют под собой никаких оснований. Аноректический синдром выражается в вычурных и необычных диетах, в нечёткой и немотивированной причине голодания. У мальчиков упорная анорексия чаше оказывается началом шизофрении.

      Наряду с неврозоподобными расстройствами могут возникать идеи отношения. Больные считают, что на них все смотрят, над ними смеются, делают неприличные намеки.

      Психопатоподобная шизофрения — (латентная шизофрения, гебоидная, псевдопсихопатическая, препсихотическая или продромальная шизофрения) — по клинической картине сходна с различными типами психопатий -шизоидной, эпилептоидной, неустойчивой, истерической.

      С шизоидной психопатией сходен синдром нарастающей шизоидации. Усиливается замкнутость. Ухудшаются отношения с родными и близкими, жизнь заполняется необычными хобби, падает работоспособность; больные склонны экспериментировать над собой, нелепо фантазировать.

      При наличии черт сходства с эпилептоидной психопатией, кроме постоянной угрюмости и замкнутости, характерна холодная жестокость. Внезапно появляются и исчезают мало мотивированные аффекты злобы. Сексуальность может обращаться на членов семьи (у юношей чаще на мать). Больные могут наносить себе повреждения, бывают опасны для окружающих, проявляют сексуальную агрессивность.

      При сходстве с клиникой неустойчивой психопатии легко оказываются в асоциальной компании, алкоголизируются, принимают участие в хулиганских действиях. Но в этих группах остаются чужаками, пассивными наблюдателями или исполнителями чужой воли. С близкими держатся холодно-враждебно, учёбу и работу забрасывают, любят надолго уходить из дома, могут пьянствовать и употреблять наркотики в одиночку, но даже при интенсивном употреблении физическая зависимость от различных веществ формируется слабее.

      При сходстве с истерической психопатией больной постоянно разыгрывает одну и ту же роль («супермена», «таланта», кокетки и т.д.) без учёта ситуации и впечатления окружающих. Отсутствует присущий истерикам тонкий артистизм, умение оценить обстановку. Но зато выражены утрированные гримасы, кривлянье, манерность в сочетании с холодным безразличием к близким, с патологической ревностью, имеется тенденция к нелепому фантазированию.

      Паранойяльная шизофрения (паранойя) — по МКБ-10 «бредовое расстройство».

      В начале заболевания характерен монотематический бред (изобретательства, ревности, сутяжничества), к которому вскоре присоединяется бред преследования и величия. Все виды бреда соединяются в единый комплекс («меня преследуют за все мои исключительные таланты»). Галлюцинации отсутствуют, но могут быть обусловленные бредом иллюзии.

      Заболевание начинается исподволь, обычно в возрасте 30-40 лет, часто проявляется под воздействием психических травм. Бред формируется недели и месяцы и сохраняется многие годы. В периоды обострения больные начинают мигрировать, спасаясь от «преследователей», могут становиться опасными для окружающих, превращаясь в «преследуемых преследователей». В подобных ситуациях, доведённые до отчаяния, могут убить «неверную жену» или мнимого врага.

      В отличие от параноидной шизофрении, бред внешне выглядит правдоподобным основывается на реальных событиях, действительных конфликтах, вполне вероятных поступках и словах окружающих. При оценке паранойяльных идей в качестве бредовых следует особенно тщательно проверить, являются ли эти идеи продуктом индивидуального творчества или той субкультуры, к которой принадлежит больной. Особенно осторожной должна быть диагностика паранойи в случаях бреда реформаторства. Настойчиво предлагаемые проекты перестройки общества не должны трактоваться как бредовые, даже если они являются продуктом индивидуального творчества. Критерием бреда служит явное противоречие здравому смыслу, например, предложение заточить всех алкоголиков в концентрационные лагеря, или закрыть все школы и перевести всех обучающихся на домашнее обучение.

      Фебрильная шизофрения — «смертельная» — (гипертоксическая шизофрения, в старых руководствах -«острый бред») была выделена в 30-е годы благодаря работам Е.К. Краснушкина, Т.И. Юдина, К Stander, К Scheid. Встречается при рекуррентной и приступообразно-прогредиентной шизофрении. Распознавание ее крайне важно, т.к. это состояние представляет опасность для жизни больных. Даже при лечении смертность достигает 20 %. Начало внезапное, болезнь развертывается за 1-2 суток. Развивается кататоно-онейроидное состояние с преобладанием ступора, чередующегося с периодами двигательного возбуждения. При углублении расстройств наблюдаются аментивноподобное состояние и гиперкинетическое возбуждение с хореиформными гиперкинезами.

      Соматическое состояние больных тяжёлое: температура повышается от субфебрильной до 40° и выше. Температурная кривая не характерна для каких-либо соматических или инфекционных заболеваний и достаточно узнаваема — температура утром выше, чем вечером. Типичен внешний вид больных: лихорадочный блеск глаз, сухие запёкшиеся губы, покрытые геморрагическими корками, гиперемия кожных покровов; возможен герпес, кровоподтеки на теле, спонтанные носовые кровотечения. Отмечаются патологические реакции сердечнососудистой системы; ослабление сердечной деятельности с падением АД, учащённым слабым пульсом. Часты коллапсы. Реакции крови неспецифичны: лейкоцитоз, лимфопения, токсическая зернистость лейкоцитов, увеличенная СОЭ. В моче обнаруживается белок, эритроциты, гиалиновые или зернистые цилиндры. Наибольшее повышение температуры приходится на период аментивноподобного и гиперкинетического возбуждения. Смерть может наступить от сердечной недостаточности (иногда на фоне мелкоочаговой пневмонии) в стадии аментивноподобного или гиперкинетического возбуждения при переходе в кому; от нарастания аутоинтоксикации и явлений отёка мозга.

      Приступообразная шизофрения , острая политоморфная шизофрения, (острый полиморфный синдром при приступообразной шизофрении, по МКБ-10 — «острое полиморфное психическое расстройство с симптомами шизофрении», по американской классификации — «шизофреноформное расстройство») — развивается в течение нескольких дней и удерживается в течение нескольких недель. На фоне бессонницы, тревоги, растерянности, недопонимания происходящего проявляется крайняя эмоциональная лабильность: без причины страх чередуется с эйфорическим экстазом, плач и жалобы — со злобной агрессией. Эпизодически возникают галлюцинации (чаще слуховые, вербальные), псевдогаллюцинации («голос внутри головы»), психические автоматизмы («сделанные кем-то мысли», звучание собственных мыслей в голове с ощущением, что они слышны всем — открытость мыслей). Обонятельные галлюцинации присутствуют и отличаются необычностью запахов («пахнет радиоактивной пылью») или причудливостью их обозначений («сине-зеленые запахи»).

      Бредовые высказывания отрывочны, не систематизированы, одна бредовая идея сменяет другую, забывается. Бредовые высказывания обычно провоцирует обстановка: если у больного берут кровь — «его хотят заразить СПИДом, выпустить всю кровь, убить». Особенно характерен бред инсценировки: больницу принимают за тюрьму, где «все изображают больных». Нередко символическое толкование всего происходящего (больного положили на койку в углу — это означает, что в жизни его «загоняют в угол»).

      Во многих случаях даже без лечения приступ острой полиморфной шизофрении заканчивается выздоровлением. В связи с этим существует мнение, что диагноз шизофрении в таких случаях нужно ставить, если психоз затягивается на несколько месяцев.

      Шизоаффективyые психозы (реккурентная, периодическая, циркулярная шизофрения, атипичный аффективный психоз) — занимают промежуточное положение между шизофренией и маниакально-депрессивным психозом. Поэтому эти психозы рассматривают то как форму шизофрении, то как атипичный аффективный психоз, то как их сочетание или как особое психическое заболевание. Проявляется депрессивными и маниакальными фазами с атипичной картиной. Между фазами бывают светлые промежутки (интермиссии), часто с практическим выздоровлением после первых фаз, но с признаками нарастающего шизофренического дефекта по мере их повторения.

      Атипичные маниакальные фазы — характеризуются тем, что кроме повышения настроения, речедвигательного возбуждения, идей величия, обычно разворачивается бред преследования «большого размаха». Сам бред величия становится нелеп, он может переплетаться с «активным» бредом воздействия. В этом случае больные утверждают, что они могут воздействовать на других людей каким-либо образом. Бред отношения принимает эйфорическую окраску. Возникают слуховые галлюцинации, которые дают советы, учат, угрожают.

      Явления психического автоматизма проявляются неприятным наплывом мыслей в голове, ощущением, что мозг работает как компьютер или «передатчик мыслей». Характерен бред инсценировки: больные считают, что все вокруг переоделись, разыгрывают порученные им роли, всюду «что-то творится», «идет киносъемка».

      Атипичные депрессивные фазы — отличаются не столько тоской и угнетенностью, сколько тревогой и страхом. Больные даже не могут понять, чего они боятся («витальный страх»), или ждут каких-то ужасных событий, катастроф, стихийных бедствий. Легко возникает бред преследования, который может сочетаться с бредом самообвинения и отношения («из-за ужасного поведения расправятся с его родственниками», на больного все смотрят, «потому что глупость видна на лице»).

      Депрессивную окраску приобретает бред воздействия («создают пустоту в голове», «лишают половой потенции»), бред инсценировки (кругом переодетые тайные агенты и провокаторы, чтобы подвести больного под арест), дереализация («все вокруг как неживое») и деперсонализация («стал как будто неживым»). Могут возникать галлюцинации (слуховые), описанные при параноидной шизофрении (угрозы, обвинения, приказы).

      Смешанные состояния: особенно характерны для повторных фаз. Одновременно сосуществуют депрессия и маниакальные симптомы. Больные взвинчены, гневливы, активны и стремятся всеми командовать и во всем участвовать. При этом жалуются на скуку, иногда на тоску и беспричинную тревогу. Иx высказывания и эмоциональная окраска часто не соответствуют друг другу. С веселым видом могут говорить, что их заразили сифилисом, и с тоскливым выражением лица о том, что голова переполнена гениальными мыслями.

      Онейроидные состояния: чаще развиваются на высоте маниакальных фаз, реже депрессивных. Картина соответствует описанной выше онейроидной кататонии.

      Продолжительность всех видов фаз различна — от нескольких дней до нескольких месяцев. Светлые промежутки разнообразны по длительности. Иногда одна фаза сменяет другую, иногда межу ними проходит много лет.

      4. Психологические особенности личности при шизофрении

      Структура синдрома складывается из специфических особенностей когнитивной, эмоциональной и мотивационной сфер.

      Когнитивная сфера включает в себя ряд характерных признаков, по которым различаются как восприятие, так и процессы внимания, памяти, мышления.

      Восприятие во многих случаях является начальным признаком шизофренических изменений, что предшествует появлению специфических особенностей мышления и эмоциональности больного. При нарушении мотивационной стороны восприятия снижаются интерес к заданию, реакция на оценку экспериментатора и т. д. Изменения субъективного значения отдельных элементов действительности могут приводить к ограниченности, нереалистичности, фантастичности восприятия. Нарушения восприятия при шизофрении легко обнаруживаются при выполнении теста Роршаха. Диссоциативный процесс проявляется на уровне восприятия продуцированием расщепленных, фрагментарных,диссоциированных образов. Так, при выполнении теста Роршаха больные демонстрируют, как правило, три патологические категории образов: дефицитарные («человек без головы», «пиджак без рукавов», «тигр без хвоста»);диссоциативные («раздавленное животное», «расплющенная кошка», «раскатанные по асфальту внутренности человека»); символические («торжество справедливости», «наказание зла»). Подобные интерпретации тесно связаны с характерными для больных шизофренией – нарушениями мышления и аффективно-личностными нарушениями.

      Внимание при шизофреническом симптомокомплексе также имеет свои специфические особенности. Как правило, при относительно сохранном интеллектуальном уровне и относительно сохранной памяти внимание нарушается в значительно большей степени. Характерен диссонанс между большей сохранностью непроизвольного и более заметным нарушением произвольного внимания. Изменение субъективного значения отдельных элементов действительности может приводить к неадекватной направленности внимания. Степень устойчивости внимания варьирует. При исследовании внимания с помощью проб Шульте, «счета с переключением» можно выявить изменения объема и переключаемости произвольного внимания, отметить отвлекаемость на посторонние раздражители, связанные с формальностью мотива. Истощаемость, особенно субъективная, в основном бывает повышенной. Непроизвольное внимание обычно страдает меньше, характерно снижение внимания к ошибкам, реакциям экспериментатора.

      Память страдает преимущественно за счет снижения ее мотивационного компонента. При этом может уменьшаться объем непосредственной памяти, нарушаться динамика мнестической функции. Опосредованная память страдает в значительно большей степени вследствие нарушения функции опосредования. При исследовании непосредственного запоминания можно отметить нарушение его динамики – феномен «плато» (мнемограмма по типу 3/5/7/7/7/4). В силу нарушения процессов ассоциирования продуктивность опосредованного запоминания (методика пиктограмм) также обычно невысока и может быть ниже объема непосредственного.

      Мышление при шизофрении в большей части нарушено. Его нарушение является первичным и одним из ведущих компонентов данного патопсихологического симптомокомплекса. Нарушается функция всех основных звеньев мыслительной деятельности – операционального, динамического, мотивационного компонентов, критичности. Необходимо отметить, что встречающееся выделение различных вариантов данного синдрома обусловливается разной степенью представленности и выраженности описанных нарушений.

      Нарушение операциональной стороны мышления включает в себя следующее:

      1. Искажение процесса обобщения по типу актуализации несущественных (преимущественно латентных или гиперабстрактных) признаков, а также частая опора на второстепенные, поверхностные, личностно значимые признаки. Искажение процесса обобщения и отвлечения у больных шизофренией особенно легко выявить, применяя методику классификации. Распределение карточек на группы производится больными чрезмерно обобщенно, без связи с реальным содержанием явлений либо по несущественным, необычным, неадекватным признакам. Например, к одной группе могут быть отнесены все предметы удлиненной формы, все предметы желтого цвета или все предметы, названия которых начинаются с буквы «к». При выполнении заданий по методике исключения больные также производят обобщение по несущественным, формальным признакам. Например, больной объединяет в одну группу ножницы, катушку и трубку, потому что «все они имеют сквозные отверстия».

      2. Расстройство (ослабление) категориального строя мышления. В тех случаях, когда ошибочные суждения единичны, эпизодичны, можно говорить о соскальзываниях. Соскальзывания наблюдаются у больных шизофренией при их относительной сохранности. Б. В. Зейгарник относил соскальзывания к нарушениям логического хода мышления и характеризовал их следующим образом: верно решая какое-либо задание или адекватно рассуждая о каком-либо предмете, больные неожиданно сби-. ваются с правильного хода мыслей из-за возникшей ложной ассоциации, а затем вновь способны продолжать рассуждение последовательно, не исправляя допущенной ошибки.

      3. Снижение уровня обобщения, которое обнаруживается на более поздних стадиях развития заболевания в связи с обусловленным различными причинами нарастанием «органического» профиля изменений.

      Нарушение мотивационного компонента мышления может проявляться в следующих формах:

      1. Разноплановости (суждения о каком-либо явлении протекают в разных плоскостях; определения и выводы не представляют собой планомерного и целенаправленного высказывания). При исследовании методикой исключения нередко у больных шизофренией обнаруживаются явления разноплановости мышления. Одно и то же задание больной выполняет в нескольких вариантах (иногда один из них правильный). При этом предпочтение какому-либо решению не отдается. Например, задание, требующее обобщения измерительных приборов, больной решает так: «Здесь могут быть три плана. Первый план – я исключаю очки. При этом руководствуюсь не желанием слепоты духовной. Очки – это символическая согласованность, свидетельствующая о слепоте. Второй план – при рассмотрении с позиций человеческой необходимости использования в быту – нужны все четыре предмета. Есть и третий план – все эти предметы, кроме весов, являются более единичными, цельными по своей природе». Эти явления разноплановости наблюдаются и при обследовании больных шизофренией с помощью других экспериментальных методик, где предполагается целенаправленная и последовательная деятельность (например, соотношение пословиц и фраз), так как разноплановость – проявление нарушения целенаправленности мышления.

      2. В резонерстве (склонности к рассуждениям со своеобразной аффективной захваченностью, сужением круга смыслообразующих мотивов, с повышенной тенденцией к оценочным суждениям). Случайные, неадекватные ассоциации обнаруживаются в пиктограммах больных шизофренией. Применяя методику пиктограмм, можно выявить нарушения ассоциативного процесса зачастую тогда, когда они еще остаются незаметными при исследовании другими методами. Обнаруженные в пиктограммах у больных шизофренией расстройства соотнесения абстрактно-смысловых и предметно-конкретных компонентов аналитико-синтетической деятельности можно расценивать как результат нарушения взаимодействия сигнальных систем.

      При указанной методике исследований у больных нередко отмечается своеобразная легкость, с которой они подбирают образы для опосредования. Иногда вся пиктограмма представлена чрезмерно отвлеченными, абстрактными значками. Такие формально-схематические пиктограммы наблюдаются только у больных шизофренией. По Г.В. Биренбаум, они отображают характерную для мышления этих больных «пустую» символику – это не присущая здоровым способность абстрагироваться как высшее проявление психической деятельности, а вычурный, формальный способ искаженного отражения действительности, обусловленный аутизмом больных шизофренией.

      С преобладанием случайных, несущественных ассоциаций, с актуализацией «слабых» признаков предметов и явлений связаны и наблюдающиеся у больных шизофренией явления бесплодного мудрствования – резонерства, которое проявляется при объяснении больными смысла прочитанных рассказов. Вот как был понят больным рассказ «Колумбово яйцо»: «Колумб, прежде чем отправиться в экспедицию, все предварительно взвесил: ибо самое трудное – это подготовка к экспедиции, а не свершение. Что касается яйца, то теоретически оно не может стоять вертикально, так как разбитое яйцо – это уже не яйцо. Дело в том, что яйцо – это идея путешествия. Идеи бывают разные – осуществимые и неосуществимые. Поставив яйцо вертикально, Колумб продемонстрировал согражданам превращение идеи неосуществимой в осуществимую».

      3. В общем нарушении процесса саморегуляции познавательной деятельности. Снижается целенаправленность познавательной деятельности, предпочтение отдается легко актуализируемым способам, избегаются трудности и интеллектуальное напряжение. По характеру проведения классификации больными шизофренией нередко можно судить о нарушении у них целенаправленности мышления, приводящем к непродуктивности мыслительной деятельности, хотя выполнение отдельных, достаточно сложных заданий свидетельствует о том, что интеллектуальный уровень у них не снижен. Примером этого является классификация, построенная на несопоставимых критериях, когда в основе классификации не лежит какая-то единая система: отдельные группы подбираются по количеству букв в названиях предметов, в то время как другие группы выделяются по критериям «живое-неживое», «существа женского или мужского пола».

      Нарушение динамики мышления также в значительном числе случаев характерно для больного шизофренией: чаще встречается ускорение ассоциативного процесса, реже – его замедление. Могут выявляться лабильность мышления (колебание темпов выполнения и использование разных уровней обобщения); иногда, особенно на начальных этапах параноидной шизофрении, – инертность мышления.

      Нарушение критичности мышления характерно для всех этапов заболевания, что является важным диагностическим признаком в случаях, когда расстройства операционального и мотивацион-ного компонентов не носят еще развернутого характера.

      Воображение на ранних стадиях болезни, особенно в психотических состояниях, характеризуется относительно высокой продуктивностью. Наблюдается разнородность образов, их нереалистичность, сверхоригинальность, а также склонность к символизации. На более поздних стадиях развития заболевания и при неблагоприятном течении шизофренического процесса обнаруживается снижение уровня воссоздающего и творческого воображения.

      Речь больного также имеет специфические черты. В устной речи происходят изменения семантической стороны (шизофазия, неологизмы, изменение значений слов, избыточная смысловая насыщенность речи) и просодической стороны (невыразительность и монотонность речи, недостаточная эмоциональная окраска речевых высказываний). Возможно преобладание монологовой активности. Письменная речь отличается своеобразием почерка, «набивкой» (заполнением пустых пространств листа), орнаментацией, привнесением символики, персеверацией отдельных элементов.

      Нарушение эмоциональной сферы является, как правило, неизменным спутником шизофренического процесса. Ее нарушение может проявляться в снижении нюансировки, динамики, адекватности эмоциональных реакций. Характерны неадекватные по амплитуде и направленности реакции на относительно стандартный стимул, выраженная эмоциональная амбивалентность, обеднение всех параметров эмоционального ответа (повышение порога возникновения, ослабления амплитуды, динамики, спектра, субъективного переживания, экспрессии). Впечатление об эмоциональных особенностях обследуемого складывается в процессе самого экспериментально-психологического исследования, даже без применения специальных методик. При этом учитываются характер установления контакта с обследуемым, его отношение к данной ситуации, интерес к оценке экспериментатором его решения. Больные шизофренией часто безразлично относятся к патопсихологическому исследованию, замечания исследующего о неправильности избранного модуса решения заданий не влияют на дальнейшую деятельность больного. Эмоциональные расстройства наряду с искажением процесса обобщения играют определенную роль в том, что ошибочные суждения больных шизофренией в эксперименте не корригируются.

      В эмоциональной сфере больных шизофренией обращает на себя внимание наличие амбивалентных элементов с одновременным проявлением противоположных по модальности переживаний: любви и ненависти, безразличия и заботы, нежности и эмоциональной холодности. При наличии выраженных патопсихологических расстройств отмечается постепенное обеднение, оскудение эмоциональной сферы со своеобразным уплощением аффективности. Больные становятся безразличными ко всему происходящему, равнодушными к чужим бедам, неспособными к сопереживанию.

      Отмечаются также нарушения в мотивационной сфере. Интересы, склонности, ценности больного перестают выполнять для него побудительную функцию. Поведение не подчиняется значимым для личности задачам. Нарушения мотивационной сферы неизбежно приводят к нарушениям личностного смысла. Личностный смысл – это то, что в норме создает пристрастность человеческого сознания и придает определенную значимость явлениям, изменяет в восприятии человека сущность, значение этих явлений. Выбор значимых для человека признаков, предметов и явлений, т. е. селективность информации, определяется личностным смыслом, который эти предметы или явления приобретают для индивида. У больных шизофренией личностный смысл предметов и явлений часто не совпадает с общепринятыми и обусловленными реальной ситуацией знаниями человека о них.

      Мотивационно-потребностная сфера при шизофреническом патопсихологическом симптомокомплексе характеризуется нарушением структуры и иерархии потребностей, часто проявляется в виде сосуществования гомеостатических и отдельных высших потребностей (познавательных, эстетических) при ослаблении потребности в безопасности, самопроявлении и т.д. Отмечается также нарушение побудительной и смыслообразующей функции мотивов. Характерными становятся ослабление побудительной функций мотивов, парадоксальность мотивации, что выражается в сосуществовании нескольких взаимоисключающих мотивов, искажении целеполагания и целедостижения.

      В беседе можно отметить снижение заинтересованности в контакте, в обсуждении эмоционально значимых тем, в ряде случаев – неадекватную направленность интереса (сосредоточенность на обсуждении психопатологической продукции). Наблюдаются ослабление и парадоксальность мимического сопровождения, характерные речевые нарушения. При экспериментальном исследовании преобладающим является формальное участие в эксперименте, часто отмечается снижение интереса к его целям, процессу и результатам, ослаблена реакция на критику. Исследуемые пациенты не задают вопросов, не ищут оценки и одобрения, не следят за реакцией экспериментатора, легко нарушают инструкцию, отказываются от выполнения заданий. Отказ при этом, как правило, не насыщен аффективно, в ряде случаев его можно преодолеть достаточно легко, хотя и ненадолго. В связи с нарушением критичности помощь экспериментатора больным используется мало или отвергается. Темп работы испытуемого в эксперименте может быть повышен. Часты указания на субъективную истощаемость. Возможна фиксация внимания пациента на случайных, хаотично и причудливо выхваченных из общего контекста деталях стимульного материала.

      К видам нозологических форм, при которых встречается данный патопсихологический симптомокомплекс, относятся шизофрения, шизоаффективное расстройство, шизотипическое расстройство, шизоидное расстройство личности.

      5. Диагностика шизофрении

      Диагностические описания шизофрении со временем претерпевали изменения. После проведённого в 1971 году американо-британского диагностического исследования стало ясно, что в США диагноз шизофрения ставится гораздо чаще, чем в Европе. Это отчасти было связано с менее формальными критериями диагностики в США, в которых тогда использовались диагностические критерии DSM-II , в противовес Европе, где применялся классификатор ICD-9 . Это открытие в ряду других факторов привело к пересмотру не только диагностики шизофрении, но и всего справочника DSM, с последующей публикацией очередной версии, DSM-III.

      Диагноз ставится на основании анализа жалоб пациента и его поведения. Это включает рассказ самого человека о своих переживаниях, с возможным дополнением этой информации родственниками, друзьями или коллегами, с последующей клинической оценкой пациента психиатром, социальным работником , клиническим психологом либо иным специалистом в области психиатрии. При психиатрической оценке обычно проводится анализ психического статуса и составление психиатрического анамнеза . Выработанные стандартные диагностические критерии учитывают наличие определённых признаков и симптомов, их тяжесть и продолжительность. Симптомы психоза свойственны не только шизофрении. Они могут проявляться при ряде состояний, таких как биполярное расстройство , пограничное состояние , шизоаффективное расстройство , передозировка психоактивных веществ , индуцированный приёмом наркотиков короткий психоз, шизофреноформное расстройство . В настоящее время не существует лабораторного теста для диагностики шизофрении.

      Иногда при диагностике проводятся общий медицинский или неврологический осмотры для исключения соматических заболеваний, изредка приводящих к психотическим шизофреноподобным состояниям [26] : нарушений метаболизма , системных инфекций, сифилиса, ВИЧ, эпилепсии и повреждений мозга. Бывает необходимо исключить делирий , выделяющийся наличием визуальных галлюцинаций, острым началом, флуктуациями уровня сознания, и указывающий на скрытое соматическое заболевание .

      В диагностике шизофрении наиболее широкое использование получили две системы: Справочник по диагностике и статистике психических расстройств (в настоящее время DSM-IV-TR), публикуемый Американской Психиатрической Ассоциацией , и Международная классификация болезней , созданная Всемирной Организацией Здравоохранения (в настоящее время МКБ-10 ). МКБ обычно используется в Европейских странах, в том числе в России, а DSM — в США и других странах мира, а также в ходе большинства исследований. Критерии МКБ придают больший вес Шнейдерианским симптомам первого ранга, но на практике обе системы сильно совпадают. ВОЗ разработала инструментарий SCAN ( англ. Schedules for Clinical Assessment in Neuropsychiatry , Системы Клинического Анализа в Нейропсихиатрии), который можно использовать в диагностике ряда психиатрических состояний, в том числе и шизофрении.

      Согласно МКБ-10 должен наблюдаться хотя бы один из следующих признаков:

      Эхо мыслей (звучание собственных мыслей), вкладывание или отнятие мыслей, открытость мыслей окружающим.

      Бред овладения, воздействия, или пассивности, отчётливо относящийся к телу или конечностям, мыслям, действиям, или ощущениям; бредовое восприятие.

      Галлюцинаторные голоса, комментирующие или обсуждающие поведение больного; другие типы «голосов», идущих из различных частей тела.

      Устойчивые бредовые идеи, которые культурно неадекватны, нелепы, невозможны и/или грандиозны по содержанию.

      Либо должны наблюдаться по крайней мере два из следующих «меньших» симптомов:

      Стойкие галлюцинации любой сферы, сопровождающиеся лабильным или неполностью сформированным бредом, но без выраженного аффекта; либо постоянные, навязчивые сверхценные идеи.

      Неологизмы, шперрунги , разорванность речи.

      Достоверные и последовательные изменения общего качества поведения, проявляющиеся утратой интересов, бесцельностью, поглощенностью собственными переживаниями, социальным аутизмом .

      Негативные симптомы (но не обусловленные при этом депрессией или фармакотерапией ), которые могут быть выражены

      бедностью или неадекватностью эмоциональных реакций

      При этом указанные симптомы должны отмечаться не менее месяца. Состояния, отвечающие данным критериям, но продолжающиеся менее месяца, классифицируются как острое шизофреноподобное психотическое расстройство с добавочным четвёртым знаком, обозначающим характер расстройства), а если они впоследствии продолжаются свыше месяца, то диагноз изменяется (перекодируется) на соответствующую форму шизофрении.

      При развитии симптомов шизофрении вместе с выраженными симптомами других расстройств (аффективными, эпилептическими, при других болезнях мозга, при интоксикации лекарствами и психоактивными веществами) диагноз шизофрении не выставляется, и применяются соответствующие диагностические категории и коды.

      Согласно DSM IV-TR , диагноз шизофрении подразумевает:

      (A) Характерные симптомы : Два или более из нижеперечисленных, каждый в наличии на протяжении большей части месячного промежутка (или менее, если лечение прервало симптомы)

      дезорганизованная речь (напр. частые соскальзывания или непоследовательность; абстрактное содержание речи).

      сильно дезорганизованное (напр., неподобающий выбор одежды, частый плач) или кататоническое поведение

      негативные симптомы, в том числе плоскость аффекта (отсутствие или снижение яркости эмоциональных реакций), алогия (молчание или обеднение речи) или аволиция (сниженная или отсутствующая мотивация).

      Примечание: Если бредовые идеи сочтены фантастическими, или галлюцинации представляют собой один голос, комментирующий текущие действия пациента или двое и более беседующих друг с другом голосов, достаточно наличия лишь одного этого симптома из всего вышеперечисленного. Критерий дезорганизации речи достаточен лишь тогда, когда это радикально нарушает коммуникацию с пациентом.

      (B) Социальная/профессиональная дисфункция : В течение существенной части времени с начала расстройства, уровень достижений в сфере работы, отношений между людьми или ухода за собой гораздо ниже, чем до заболевания, а если заболевание началось в детстве — неспособность достичь ожидаемого уровня в области отношений между людьми, работы или учёбы.

      (C) Длительность : Симптомы длятся по крайней мере полгода. Из этого полугода по крайней мере в течение одного месяца симптомы удовлетворяют критерию (A) (активная фаза), а в остальное время (остаточная и продромальная фаза), есть негативные симптомы или же по крайней мере два из симптомов критерия (A) сохраняются в стёртой, ослабленной форме (например, странные убеждения или необычный чувственный опыт).

      (D) Исключаются шизоаффективное расстройство и маниакально-депрессивный психоз . Или фазы депрессивных, маниакальных или смешанных эпизодов нет в течение активной, или их продолжительность мала по сравнению с общей продолжительностью активной и остаточной фазы.

      (E) Причина не в приёме наркотиков или лекарств и не в какой-то непсихической болезни.

      (F) Если больной страдал аутизмом или другими отклонениями в развитии, для диагностики шизофрении необходимо, чтобы выраженный бред или галлюцинации продолжались по крайней мере месяц (или меньше в случае успешного лечения).

      6. Типы течения шизофрении

      Систематика шизофрении, основанная на синтезе синдромологии и общих тенденций течения (А.А. Снежневский, 1960, 1966, 1969) включает 3 основных типа течения:

      2. Приступообразный (периодический, реккурентный);

      3. Приступообразно-прогредиентный (шубообразный).

      Хотя каждая форма течения содержит различные клинические варианты, отличающиеся по темпу прогредиентности, по возрастному фону, общий стереотип развития болезни внутри каждой из основных групп остается единым.

      Непрерывнотекущий тип течения шизофрении.

      Характерен для параноидной, гебефренической и простой форм. Этот тип течения наиболее полно отражает особенности шизофрении как прогредиентного заболевания, в клинических проявлениях которого сочетаются продуктивные и негативные симптомы. Без лечения болезнь развивается неуклонно и беспрерывно до возникновения дефекта. «Ремиссии» (в условном смысле) обычно бывают следствием лечения и удерживаются до тех пор, пока применяется поддерживающая терапия. Темп развития болезни различен:

      A) малопрогредиентная, вялотекущая шизофрения — характеризуется вялым, доброкачественным течением, не глубокими изменениями личности, неврозоподобной, психопатоподобной и паранойяльной продуктивной симптоматикой.

      Б) среднепрогредиентная, параноидная шизофрения характеризуется постепенной сменой паранойяльного, параноидного и парафренного синдромов, нарастанием шизофренического дефекта и исходом в параноидное слабоумие.

      B) злокачественная шизофрения — включает в себя простую шизофрению (быстрое нарастание шизофренического дефекта без продуктивной симптоматики), кататоническую (гебефреническую) и раннюю параноидную форму. Заболевание у этих больных возникает в подростковом и юношеском возрасте и в течение 3-5 лет приводит к выраженному дефекту (параноидное, кататоно-гебефренное и бормочущее слабоумие).

      Приступообразно-прогредиентный (шубообразный) тип течения шизофрении.

      Характеризуется смешанным типом течения, при котором приступы чередуются с непрерывным течением. Начало обычно в подростковом возрасте, часто с изменений личности. Манифестные приступы длительны (несколько лет), особенно деперсонализационные и психопатоподобные (гебоидные). Последующие приступы полиморфны, сочетают в себе аффективные, неврозоподобные, бредовые и псевдогаллюцинаторные расстройства; либо мономорфные, в которых доминируют расстройства параноидного ряда (острый параноидный синдром, острый синдром Кандинского-Клерамбо, вербальный галлюциноз, острый парафренный синдром). Возможно течение с утяжелением каждого последующего приступа. Может быть исход в непрерывное течение. В ремиссиях отмечаются выраженный инфантилизм, психопатизация, чудаковатость, нажитая циклотимия, остаточная продуктивная симптоматика. Ремиссия — светлый промежуток, который может быть полным (практически временное выздоровление) и неполным (с признаками шизофренического дефекта или с остаточными симптомами прошедшего приступа).

      Прогноз в случаях приступообразно-прогредиентной шизофрении должен быть осторожным: отмечаются случаи поздних ремиссий после многолетних кататоно-бредовых приступов, а так же — повторные тяжелые приступы после многолетних ремиссий. Наиболее типичен для параноидной формы шизофрении.

      Приступообразный (периодический, рекуррентный) тип течения шизофрении.

      Характеризуется полиморфностью приступов онейроидно-кататонического или аффективного типов. Первые приступы, обычно стертые, аффективные, не всегда распознаются. Манифестные приступы более глубокие, с помрачением сознания, псевдогаллюцинациями, фантастическим бредом. С течением времени происходит удлинение приступов, но клиническая картина их становится более простой (аффективной). Частота приступов различна: от 1-2 в течение жизни, до ежегодных обострений. Возможно возникновение серии приступов с кратковременными и неполными ремиссиями. Изменения личности выражены незначительно в виде легкой астенизации, снижения активности, повышения сенситивности и полярных колебаний аффекта.

      7. Стадии развития шизофрении

      Шизофрения, как и большинство заболеваний, проходит в своем развитии несколько стадий: инициальную, стадию развития заболевания, конечную.

      Инициальная стадия — возникает остро, подостро и медленно (постепенно). При остром начале шизофрении продуктивная психопатологическая симптоматика возникает внезапно, бурно и нарастает в течение нескольких дней. У больных отмечается растерянность, аффект недоумения, тревоги и страха, бредовое восприятие окружающего ложные узнавания, симптом инсценировки. Характерно для острой начальной шизофрении состояния возбуждения или ступора (чаще кататонического). Параноидный синдром при остром начале характеризуется более конкретными бредовыми расстройствами, яркими галлюцинациями, выраженной эмоциональной реакцией, беспорядочной сменой аффекта. Состояние больного крайне изменчиво, различные синдромы сменяют друг друга или сочетаются одновременно в статусе больного. Острое начало наблюдается при приступообразном типе течения заболевания.

      При развитии заболевания и нарастании его на протяжении недель и месяцев говорят о подостром начале шизофрении. Симптоматика в этом случае характеризуется изменениями личности с нарастанием аутизма и эмоционального оскудения, либо с грубостью, расторможенностью, дурашливостью. Выявляются навязчивости, сенестопатически-ипохондрические расстройства, депрессия. Постепенно утрачивается критика к своим ощущениям, навязчивости приобретают характер автоматизмов, ипохондрические расстройства — характер бредовых идей, депрессивная заторможенность — вялости или кататонического ступора. Подостро чаще манифестируют приступы приступообразно-прогредиентной шизофрении.

      При медленном, постепенном развитии шизофрении бывает трудно установить год начала заболевания. Оно возникает незаметно, меняя характер, личность больного. Отмечается появление вялости, снижение или изменение интересов, явления «метафизической интоксикации», аутизм, эмоциональное оскудение, неадекватность. Полиморфные навязчивости возникают по типу тиков, двигательных стереотипии, постепенно становятся чрезвычайно инертными, однообразными с исчезновением компонента борьбы, быстрым присоединением ритуалов. Возникают деперсонализационные расстройства, истерические, сенестопатически-ипохондрические. Бредовые идеи характеризуются паранойяльным синдромом, постепенно расширяющимся и усложняющимся. Медленное начало характерно для непрерывной вялотекущей и параноидной форм. Конечные состояния при шизофрении характеризуются различной степенью шизофренического дефекта от снижения уровня личности с астенизациеи и дисгармонией до выраженного слабоумия.

      Среди конечных состояний отмечаются:

      апатическое слабоумие с уменьшением психической активности и нарастанием аутизма;

      параноидное слабоумие с отрывочными бредовыми идеями величия, отдельными слуховыми галлюцинациями, распадом бредовой системы, непостоянными кататоническими расстройствами;

      «бормочущее слабоумие» — с преобладанием стереотипного беспокойства, гебефреническими проявлениями, эпизодами кататонического возбуждения с негативизмом, речевого возбуждения в виде невнятного бормотания без побуждения извне (разорванность до вербигерации — шизофазия).

      8. Прогноз при шизофрении

      Смертельные исходы бывают при фебрильной шизофрении, суициды наиболее опасны при императивных слуховых галлюцинациях, при атипичной депрессии (шизоаффективные психозы), при постшизофренической депрессии.

      Шизофреническим дефектом завершается без лечения параноидная, гебефреническая и простая формы. При острой полиморфной шизофрении каждый приступ может закончиться и практическим выздоровлением, и выраженным дефектом. При повторении приступов дефект обычно нарастает, за что их называют «шубами» (т.е. сдвигами). Дефект может поначалу проявляться изменениями характера типа нажитой астенизации, психопатизации, подозрительности, паранойяльного толкования окружающего, чудаковатостью, резидуальными психотическими расстройствами.

      Даже при интенсивном лечении прогностически малоблагоприятными признаками являются гебефреническая симптоматика, синдром Кандинского-Клерамбо, обонятельные галлюцинации, стойкий вербальный галлюциноз, а так же нарастающая прибавка массы тела без улучшения психического состояния.

      При вялотекущей шизофрении прогноз значительно лучше. Около 1/3 случаев завершается хорошей стойкой ремиссией, граничащей с практическим выздоровлением; в другой 1/3 психопатоподобные или неврозоподобные нарушения оказываются стойкими и препятствуют социальной адаптации; наконец, еще в 1/3 случаев вялотекущая шизофрения сменяется параноидной или простой формой.

      Паранойя трудно поддается лечению, и улучшение происходит нередко лишь с постарением и падением активности.

      При шизоаффективных психозах прогноз тем лучше, чем ближе картина фаз к маниакально-депрессивному психозу.

      9. Причины заболевания

      Хотя низкая надежность диагностики представляет проблемы при вычислении относительного вклада генетических вариаций и воздействий окружающей среды (например, тяжелая форма биполярного расстройства может пересекаться по симптомам с клинической депрессией), получены свидетельства того, что болезнь может вызываться комбинацией этих двух групп факторов. Эти данные говорят о том, что диагноз в значительной степени обусловлен наследственностью , но начало болезни заметно зависит от факторов окружающей среды и стрессоров . Идея, предполагающая наличие у некоторых людей врождённой предрасположенности (« диатеза »), проявляющей себя под воздействием биологических, психологических или средовых стрессоров, получила название «модель стресс-диатез». Представление о важности биологических, психологических и социальных факторов воплотилось в понятии «биопсихосоциальная модель».

      Поскольку трудно отделить вклад генетических факторов от воздействия окружающей среды, численные оценки обычно разнятся, однако близнецовые исследования говорят о высокой степени наследственной обусловленности заболевания. Предположительно, наследование носит сложный характер, с возможным взаимодействием нескольких генов, повышающим риск до критического значения либо вызывающим несколько патологических процессов, складывающихся в единый диагноз. Исследования указывают на неспецифичность обнаруживаемых генов риска шизофрении: они способны повышать вероятность развития других психотических заболеваний, таких как биполярное расстройство .

      Согласно недавно полученным данным, редкие делеции и дупликации ДНК-последовательностей (см. вариация числа копий ) также связаны с повышенным риском развития шизофрении. Есть также данные о возможной связи полиморфизмов гена RELN и уровня его экспрессии с шизофренией.

      В половине случаев генетически обусловленной шизофрении виноваты случайные мутации, которые отсутствуют в генах родителей больного.

      Пренатальные факторы

      Считается, что уже на раннем этапе нейронального развития, в том числе во время беременности, причинные факторы могут вступить во взаимодействие, обусловив повышенный риск будущего развития болезни. В связи с этим интересна обнаруженная зависимость риска шизофрении от сезона рождения: болезнь чаще наблюдается у рождённых зимой и весной (по крайней мере в северном полушарии). Получены свидетельства того, что пренатальные (дородовые) инфекции повышают риск, и это является ещё одним подтверждением связи заболевания с нарушениями внутриутробного развития.

      Существует устойчивая корреляция риска шизофрении со степенью урбанизации местности. Ещё одним фактором риска является низкий социальный статус, в том числе бедность и миграция в связи с социальными трениями, расовая дискриминация, неблагополучие семьи, безработица или плохие условия проживания. Перенесённые в детстве издевательства и травмирующие переживания также фигурируют в качестве стимула к будущему развитию шизофрении. Считается, что на риск не влияет родительское воспитание, но свой вклад могут вносить нарушенные взаимоотношения, для которых характерно отсутствие поддержки. К социальным факторам риска шизофрении относится также одиночество.

      Наркомания и алкоголизм

      Шизофрению и наркоманию связывают сложные отношения, непозволяющие с лёгкостью отследить причинно-следственные связи. Убедительные свидетельства говорят о том, что у некоторых людей определённые наркотики способны вызвать болезнь либо спровоцировать очередной приступ. Однако возможно и то, что больные используют психоактивные вещества в попытке преодолеть негативные ощущения, связанные как с действием антипсихотиков , так и с самим заболеванием, ключевыми признаками которого считаются негативные эмоции , паранойя и ангедония , ведь известно что при депрессии и стрессе уровень дофамина понижается. Амфетамины и алкоголь стимулируют выброс дофамина , а избыточная дофаминергическая активность как минимум отчасти обусловливает психотическую симптоматику при шизофрении. Различные исследования показали что амфетамины увеличивают концентрацию дофамина в синаптическом пространстве усиливая ответ постсинаптического нейрона. Дополнительным аргументом является доказанный факт обострения симптомов шизофрении под воздействием амфетаминов. Шизофрению может спровоцировать чрезмерное использование галлюциногенных и стимулирующих средств . Одно исследование говорит о возможной роли каннабиса в развитии психоза, однако авторы подозревают, что пропорциональное воздействие этого фактора невелико.

      Психологические факторы

      Множество психологических механизмов рассматривалось в качестве возможных причин развития шизофрении и поддержания этого состояния. Когнитивные искажения, выявляемые у пациентов и лиц из группы риска , особенно под воздействием стресса или в запутанных ситуациях, включают избыточное внимание к возможным угрозам, поспешные умозаключения, склонность к внешней атрибуции , искажённое восприятие социальной обстановки и ментальных состояний, трудности в различении внутренней и внешней речи, и проблемы с низкоуровневой обработкой визуальной информации и концентрацией внимания. Часть таких когнитивных особенностей могут отражать общие нейрокогнитивные нарушения памяти, внимания, решения проблем, исполнительных функций и социального познания, другие могут быть связаны с конкретными проблемами и переживаниями. Несмотря на типичную « сглаженность аффекта », проведённые недавно исследования говорят о том, что многие лица с диагнозом «шизофрения» очень эмоционально реагируют в особенности на стрессовые и негативные стимулы, и что подобная чувствительность может обусловливать предрасположенность к проявлению симптомов шизофрении и развитию самого заболевания. Есть основания предполагать, что содержание бреда и психотических переживаний может отражать эмоциональные причины заболевания, и что характер интерпретации человеком этих переживаний способен оказать влияние на симптоматологию. Возможно, развитие «безопасных привычек» в поведении во избежание воображаемых угроз способствует сохранению хронических бредовых идей. Методом получения дополнительной информации о психологических механизмах является наблюдение за воздействием терапии на симптомы

      Нейрональные механизмы

      МРТ и другие технологии визуализации позволяют исследовать отличия в характере активации мозга у больных шизофренией.

      Нейровизуализация с помощью аппаратуры фМРТ и ПЭТ работы мозга при шизофрении указывает на функциональные отличия, затрагивающие чаще всего фронтальные и височные доли, а также гиппокамп Эти отличия связывают с нейрокогнитивными нарушениями, часто отмечаемыми при шизофрении, однако трудно отделить возможный вклад в эти нарушения, связанный с антипсихотическими препаратами , которыми лечились почти все пациенты, принимавшие участие в исследованиях.

      10. Терапия и поддержка

      Сама по себе концепция излечения от шизофрении остается объектом споров, поскольку не выработано общепринятого определения этого понятия, хотя в последние годы были предложены рациональные критерии ремиссии легко применимые в исследованиях и в клинической практике, которые могут стать консенсусными, и существуют стандартизованнные методики оценки, из которых общепринятой является шкала PANSS. Коррекция симптомов и повышение уровня функционирования представляются более реалистичными целями, нежели полное исцеление. Революционные изменения в терапии в 1950-х годах были связаны с внедрением хлорпромазина . В настоящее время получает всё большее признание модель восстановления, подчёркивающая надежду на улучшение, расширение возможностей и общественную интеграцию.

      Госпитализация может потребоваться при тяжелых эпизодах шизофрении. Она может быть добровольной или, если это позволяет местное законодательство в области охраны психического здоровья, недобровольной (препровождение в гражданском порядке). В России недобровольная госпитализация регулируется Законом о психиатрической помощи . В ряде других стран была проведена деинституционализация , что сделало редкостью долгое пребывание в больнице, хотя оно всё ещё возможно. Вслед за помещением в госпиталь, либо вместо него, в дело вступает поддержка, в том числе центры с открытым посещением, визиты районных групп по душевному здоровью или команд ассертивной терапии на дому, поддерживаемая трудозанятость и группы поддержки, руководимые самими пациентами.

      Во многих странах за пределами Западного мира решающее слово в терапии могут иметь местные сообщества и лечение может протекать менее формально. В действительности в этих странах результаты терапии могут быть лучше, чем на Западе. Причины такой статистики неясны, с целью их выяснения в настоящее время проводятся кросс-культурные исследования.

      Медикаментозное лечение

      У лиц, страдающих шизофренией, обнаруживается повышенная дофаминергическая активность в мезолимбическом пути и сниженная в мезокортикальном поэтому основным методом лечения шизофрении является использование антипсихотических препаратов (нейролептиков), действующих на «продуктивные» симптомы психоза и препятствующих его дальнейшему развитию, воздействие которых обусловлено в первую очередь подавлением дофаминовой активности, несмотря на их существенные побочные эффекты . Используемая в настоящее время дозировка антипсихотиков, как правило, ниже по сравнению с первыми десятилетиями их применения. Считается, что атипичные нейролептики действуют также на негативную симптоматику, в то время, как «классические» способны сами вызывать дефицитарную симптоматику .

      Психологическая и социальная терапия

      Психотерапия также широко рекомендуется и используется при шизофрении, хотя иногда возможности терапии ограничены фармакологией из-за проблем с финансированием или недостаточной подготовкой персонала. Помимо лечения самой болезни, она психотерапия направлена также на социальную и профессиональную реабилитацию пациентов.

      Когнитивно-поведенческую терапию (КПТ) используют для смягчения симптомов и улучшения связанных с ними аспектов — самоуважения, социального функционирования и осознания своего состояния. Хотя ранние испытания не давали чёткого результата, в последующих обзорах говорится о возможной эффективности КПТ в воздействии на симптомы шизофрении. Кроме того, был сделан вывод, что КПТ позволяет немного снизить частоту рецидивов у пациентов.

      Ещё один подход — когнитивная тренировка ( англ. cognitive remediation therapy ), приёмы которой направлены на борьбу с когнитивными нарушениями, иногда присутствующими при шизофрении. Первые результаты говорят о когнитивной эффективности этого направления, основанного на методиках нейропсихологической реабилитации, причём некоторые позитивные подвижки сопровождаются изменениями характера активации мозга, отмечаемыми при фМРТ -сканировании. Аналогичный подход под названием «терапия когнитивного улучшения», направленный, помимо нейрокогнитивной сферы, на социальное познание , также показал эффективность.

      Семейная терапия или обучение, подходы, направленные в целом на семейную систему, частью которой является больной, в исследованиях обычно признаются полезными, по крайней мере при долговременном вмешательстве.Помимо собственно терапии, признание получает серьёзное воздействие болезни на семью и та тяжелая ноша, что ложится на плечи заботящихся о больном, в связи с чем публикуется всё больше «книг самопомощи» на эту тему. Некоторые свидетельства говорят о пользе обучения социальным навыкам, но в этом направлении были и значительные негативные результаты. В некоторых работах рассматривается возможная польза музыкотерапии и других креативных форм терапии. В качестве альтернативы жёсткой системе психиатрических учреждений, где отношение к людям часто воспринимается как авторитарное, недружелюбное или жестокое, а лечение сводится к регулярному применению психиатрических (в частности, антипсихотических ) средств, рассматриваются Дома-Сотерии, получившие своё название от названия первого дома « Сотерия », созданного Лореном Мошером . Дома-Сотерии или дома по образцу Сотерий в настоящее время функционируют в Швеции , Финляндии , Германии , Швейцарии , Венгрии и некоторых других странах. [161] В своей работе 1999 года «Сотерия и другие альтернативы неотложной психиатрической госпитализации» Лорен Мошер, разработавший метод Сотерии, охарактеризовал его как «применение по 24 часа в день межличностных феноменологических вмешательств, осуществляемых непрофессиональным персоналом, обычно без лечения нейролептическими препаратами , в контексте немногочисленного, аналогичного домашнему, тихого, поддерживающего, защищающего и толерантного социального окружения». Результаты исследований скудны, но их систематический обзор в 2008 году показал, что программа аналогична по эффективности лечению нейролептиками при первом и втором эпизодах шизофрении.

      Арт-терапия показала неэффективные результаты при лечении шизофрении.

      Электросудорожная терапия (ЭСТ) не рассматривается при первоначальном выборе стратегии терапии, но может быть прописана при неудаче других методов. Она более эффективна при наличии симптомов кататонии ,и правила NICE в Великобритании рекомендуют применение ЭСТ при кататонии, если у данного пациента она уже с успехом проводилась, однако других рекомендаций относительно ЭСТ при шизофрении нет. Психохирургия в наше время стала редкостью и при шизофрении не рекомендуется.

      infourok.ru