Стивен фрай и биполярное расстройство

Стивен Фрай: «Я люблю свой недуг. Маниакальное состояние придает моей жизни вкус авантюры»

Биполярным расстройством, о котором известный 55-летний английский писатель и актер снял документальный фильм, страдают многие талантливые люди. На днях 44-летняя Кэтрин Зета-Джонс выписалась из психиатрической клиники после второго курса лечения этого же заболевания

На мировые экраны вышел комедийный боевик «Рэд-2». В нем снялись наиболее известные актеры Голливуда: Энтони Хопкинс, Брюс Уиллис, Джон Малкович, Мэри-Луиза Паркер, Ли Бен Хон, Кэтрин Зета-Джонс и Хелен Миррен. Особое внимание привлекла к себе Зета-Джонс. Актриса буквально на днях выписалась из клиники, в которой второй раз прошла курс лечения от биполярного расстройства. То, что она открыто говорила о своем недуге, активно поддержали врачи. Ведь Кэтрин помогает изменить представления об этой болезни.

«Психические заболевания заставляют людей чувствовать себя неловко… Они приобретают статус какого-то порока, люди стыдятся этого. Честность известных людей, бесспорно, помогает изменить взгляд общественности на этот недуг», — считает представитель Национального союза умственных заболеваний США Катрина Гэй.

Одним из самых известных больных является английский актер и писатель Стивен Фрай (многие зрители помнят его по мини-сериалу «Дживс и Вустер»), узнавший о своем диагнозе в 37 лет. Год назад он пытался покончить с собой. Запитые водкой таблетки спровоцировали такие сильные конвульсии, что Фрай сломал четыре ребра. К счастью, его вовремя обнаружил продюсер картины, в которой он снимался.

*Уже много лет Стивен Фрай и Хью Лори (слева) — лучшие друзья. Их дуэт в мини-сериале «Дживс и Вустер» зрители полюбили за тонкий английский юмор

«Я жертва собственного настроения, — рассказывает Фрай о своей болезни. — И подвержен его перепадам значительно сильнее, чем большинство людей. Поэтому мне иногда приходится принимать таблетки. Если я этого не делаю, становлюсь либо слишком депрессивным, либо, наоборот, излишне перевозбужденным».

Биполярное расстройство — это психическое заболевание, которое проявляется резкой сменой маниакальных и депрессивных состояний. Еще недавно болезнь называли маниакально-депрессивным психозом, что травмировало пациентов еще больше. Примерно 20 процентов людей с биполярностью кончают жизнь самоубийством, 40 процентов вынуждены жить с родителями. Но 20 процентов все же выздоравливают и добиваются огромных успехов.

Исследователи считают, что к биполярному расстройству приводит активная творческая деятельность, а также стремление человека быть на вершине мира. Изучая истории болезни страдающих этим расстройством людей, ученые обнаружили, что они имели самое сильное желание стать богатыми и знаменитыми, фокусировались на успехе, деньгах и славе. И некоторые достигли желаемого. Этим и объясняется то, что среди больных так много известных людей.

Жертвами заболевания стали Мэл Гибсон («Храброе сердце», «Смертельное оружие», «Чего хотят женщины»), певица Бритни Спирс. Биполярное расстройство было у художника Ван Гога, философа Фридриха Ницше, писателей Шарля Бодлера и Вирджинии Вульф, композитора Гектора Берлиоза, политических деятелей Теодора Рузвельта и Уинстона Черчилля. Этим психическим расстройством страдал Николай Гоголь.

Именно заболеванием объяснялись невероятные взлеты и падения, преследовавшие Фрая всю жизнь. «Впервые я почувствовал, что со мной происходит что-то неладное, когда мне было лет четырнадцать, — рассказывает Стивен. — Помню, жил тогда какой-то особой жизнью, словно в непрерывной эйфории. Наверное, именно это и называется манией. Я отказывался играть с друзьями и часто в одиночестве бродил по крышам домов. Помню свои смешанные чувства — страха и превосходства над теми, кто внизу. Я был скандалистом и выскочкой, со мной невозможно было справиться. А потом впервые украл. А потом — еще. Нет, я не нуждался ни в деньгах, ни в вещах, которые воровал. Испытывал ли я стыд? Полагаю, да. Но при этом, находясь в чужой комнате и пытаясь в ней отыскать какие-то вещи, чувствовал странное возбуждение. Казалось, что я смотрю кино, герои которого грабят квартиру. Мои нервы были на пределе, а сердце билось где-то в горле. Тогда я не занимался ни спортом, ни чем-то другим, что способно было дать подобный выброс адреналина. Возможно, именно его мне и не хватало». После того как Фрай украл кредитные карточки, его арестовали и отправили в дом предварительного заключения.

Первый раз Фрай пытался свести счеты с жизнью в 1995 году. Это произошло после того, как критика нелестно отозвалась о его новой театральной роли. «Было ощущение провала не только в этой роли, но и во всем, что я сделал хорошего до того, — вспоминает Стивен. — На следующий день утром я зашел в гараж, занавесил дверь альпинистской стеганой курткой, сел в свою машину и завел двигатель… Кажется, я просидел не менее двух часов, положив руки на руль. Это была попытка самоубийства. Но потом я представил, как меня увидят мои родители… Вся жизнь стала казаться сплошной неудачей. Правда, внешне это никак не проявлялось. Потом узнал, что многие люди, страдающие биполярным расстройством, выглядят вполне счастливыми, хотя их душа пребывает в депрессии. Я перебрался в Европу и был убежден, что больше никогда не вернусь в Англию. Но в Гамбурге прочел в нескольких газетах: люди волнуются, думая, что я покончил с собой. Пораженный этим, вернулся в Лондон и лег в госпиталь…»

Пытаясь рассказать людям об этой необычной болезни, англичанин снял документальный фильм под названием «Безумная депрессия со Стивеном Фраем».

«Я очень удивился, узнав, что врачи до сих пор используют для лечения электрошок, — говорит актер в фильме. — Причем тем, кто находится в состоянии глубокой депрессии, он помогает лучше, чем любое из известных сегодня лекарств. Об этом рассказал мне «электрический мальчик» Энди Берман, которому такое лечение спасло жизнь. В юности он прошел все, что только можно представить: был стриптизером, проституткой, наркоманом. Но после электрошока Энди стал успешным бизнесменом и помогает таким больным, как я…

Моя болезнь останется со мной до конца моих дней. Осознать это очень тяжело. По словам психотерапевта, мы можем уменьшить количество приступов и сделать их менее тяжелыми. Но я по-прежнему не соглашаюсь принимать лекарства. Понимаю, что так, как раньше, жить уже не смогу. Но в то же время я люблю свой недуг: маниакальное состояние приносит мне невероятное наслаждение, придает моей жизни вкус авантюры. Я даже думаю, что лучшее во мне сформировалось именно в результате невероятных перепадов настроения. Работая над этим фильмом, я интересовался у тех, кто страдает биполярностью, как они решают это противоречие. Спрашивал: если бы можно было избавиться от болезни, нажав на какую-нибудь кнопку, вы бы сделали это? И многие ответили: нет".

*»В периоды обострения болезни мне кажется, что вся моя жизнь — сплошная неудача, — говорит Стивен Фрай. — Многие люди, страдающие биполярным расстройством, выглядят вполне счастливыми, хотя их души пребывают в депрессии"

fakty.ua

Как я научилась жить с биполярным расстройством

Интервью: Александра Савина

Один из важных шагов на пути к дестигматизации психических заболеваний — открытый и честный разговор о проблеме. Мария Пушкина рассказала нам о жизни с биполярным расстройством, трудностях в постановке диагноза и особенностях жизни с болезнью в России.

Биполярное расстройство (БАР) — это заболевание, при котором спокойное состояние чередуется с периодами повышенной активности и настроения (маниакальные эпизоды) и периодами подавленности, упадка сил (депрессивные эпизоды). Прежнее название этого явления — маниакально-депрессивный психоз — современные медики считают не вполне корректным. Фазы чередуются у всех людей по-разному и выражены в разной степени. Различают БАР I и II типа. В БАР I типа ярко выражена мания — крайняя степень нервного возбуждения, вплоть до потери самоконтроля и связи с реальностью. В таком состоянии человек способен возомнить себя пророком, носителем тайных знаний и броситься в любую авантюру. БАР II типа отличается тем, что у человека не развивается настоящих маний, а бывают гипомании — эпизоды приподнятого, вплоть до эйфорического, настроения. Но преобладают фазы депрессии, они могут продолжаться месяцами и даже годами.

О БАР II типа я знаю на собственном опыте. Я с детства понимала, что со мной что-то не так, и всегда страдала от резких перепадов настроения. Как и у многих, всё проявилось в подростковые годы на фоне гормонального сдвига. Детство я помню как абсолютно счастливое, безоблачное — и буквально в один момент оно закончилось. Я почти на четыре года погрузилась в унылую подростковую депрессию.

Мне казалось, что я тяжело больна. Я ненавидела себя и окружающих, чувствовала себя самым ничтожным, ни на что не пригодным созданием. Всё это усугублялось упадком сил, когда не то что пробежать кросс — дойти утром до школы было тяжёлым испытанием. Я ни с кем тогда не дружила и общалась только с книгами и героями сериалов про убийства. Какие-то предвестники этого, наверное, были и раньше. Я хорошо помню, что первый свой план самоубийства придумала в 9 лет. В 12–14 лет я с такими мыслями просыпалась и засыпала. Если жизнь обычного человека более-менее похожа на прямую (детство, юность, взрослый возраст), то жизнь биполярника — это американские горки, на которых движешься по кругу. В гипомании ты превращаешься в вечного подростка, который жаждет приключений на свою голову, не может и минуты усидеть на месте. В депрессии ты ощущаешь себя немощным стариком, у которого ржавеют мозги и тело.

Закончилась моя первая депрессия тоже будто по щелчку: ближе к 16 годам я однажды проснулась с улыбкой во всё лицо и поняла, что хочу бегать, хохотать, общаться. Жизнь моментально стала суперактивной и насыщенной, казалось, мне всё по плечу. Я ощущала себя в постоянном полёте и иногда двигалась и говорила так быстро, что друзья спрашивали: «Ты что, на спидах?»

Я училась, работала, была волонтёром, непрерывно путешествовала. Я спала тогда в лучшем случае часов по шесть, не в силах остановиться, замедлить вихрь мыслей и планов в голове. Однажды я на целый месяц оказалась в совершенно безумной арктической экспедиции на велосипедах: там я бегала с 18-килограммовым рюкзаком за плечами, обгоняя здоровых мужчин.

У меня была пара нервных срывов. Однажды я наорала матом на начальника, из-за чего меня исключили из проекта. В тот момент, когда я покинула свой город, чтобы покорять Петербург, организм начал меня подводить. В 22 года я снова была самым несчастным человеком в мире, обессиленным, подавленным, без планов и амбиций. Работа превратилась в каторгу, чтобы просто сделать звонок, нужно было по часу себя уговаривать. Я стала постоянно болеть, врачи говорили о падении иммунитета. Думать и писать было физически трудно, я не могла ни на чём сосредоточиться, забывала английские и даже русские слова. Я благополучно пережила этот период благодаря поддержке любимого мужчины, который обо мне заботился: приносил еду, водил за руку гулять, искал врачей.

Дальше взлёты и падения повторялись. Я пыталась разобраться, что со мной происходит, общалась с несколькими психотерапевтами. Все они были классные, современные, отлично образованные, но только один понял, что то, что со мной происходит, выходит за границы комплексов и детских травм. Это серьёзный недостаток многих специалистов — вера в то, что психотерапия может вылечить всё без всяких лекарств.

Подбирали мне препараты долго и мучительно. Я чувствовала себя Алисой в Стране чудес — никогда не знаешь, каким человеком проснёшься с утра

Наконец, мой последний психотерапевт сказала: «Знаете, у вас налицо признаки депрессии. Я бы посоветовала встретиться с психиатром». Я была в шоке. Моё представление о себе радикально расходилось с картиной депрессии. Я привыкла думать о себе как об активном, жизнерадостном человеке, которому что-то мешает расправить крылья.

Первый психиатр, к которому я пошла, был частным врачом и принимал анонимно. Я бы не рискнула идти в государственный диспансер, где твои симптомы запишут и сохранят навеки. Если вы стоите на учёте, диагноз может потом помешать устроиться на работу, получить права — мало ли как ещё злоупотребит знаниями о тебе твоё государство. Врач пришла к выводу, что моя депрессия развилась из-за подавляемых негативных эмоций. Она назначила мне минимальную дозу нормотимика и рекомендовала разбираться с этими самыми эмоциями у психотерапевта.

Это не помогло, мне становилось всё хуже. Я спала часов по одиннадцать и просыпалась с раскалывающейся головой и дрожью в руках. По вечерам я могла только лежать на диване и плакать. Всё это сопровождалось высокой тревожностью и социофобией: я начала шарахаться от людей, меня пугали толпа в метро и едущие мимо машины. В какой-то момент мне было страшно отвечать на звонки и даже открывать сообщения в фейсбуке. Все силы я тратила на то, чтобы ходить на работу и делать вид, что у меня всё в порядке.

Я поняла, что среди психиатров есть два враждующих лагеря: «олдскульный», который от каждого симптома найдёт таблетку, и «продвинутый», который считает, что антидепрессанты вредны, потому что они не устраняют психологические причины проблемы, а только убирают симптомы. Соответственно, первые считают, что БАР — это врождённый дефект в балансе гормонов, который можно исправить только химически. Вторые не верят, что это врождённая болезнь, а верят в психотерапию.

В итоге я обратилась к государственному врачу (это, в принципе, тоже можно сделать анонимно) с советским образованием. К тому моменту я много прочитала об аффективных расстройствах и уже сама поняла, что моя проблема не только в депрессии. Проницательная пожилая врач буквально с первого взгляда поставила мне диагноз «БАР II типа». Она выписала более сильные лекарства и предостерегла, что от психотерапии в таком состоянии только вред: раскапывание негативного опыта из прошлого может ещё сильнее травмировать.

Я вовсе не хочу сказать, что психотерапия при БАР не помогает. Биполярное расстройство — недостаточно изученное заболевание, о причинах его возникновения до сих пор спорят. Я знаю истории, где причины расстройства (например, воспитание психически неуравновешенными родителями) можно было проработать с помощью психотерапии. Мне психотерапия со временем тоже помогла, в первую очередь научиться принимать себя вместе с недостатками, не чувствовать себя виноватой и неполноценной из-за болезни. Главное — найти «своего» терапевта, с которым вы будете говорить на одном языке.

Подбирали мне препараты долго и мучительно. У них масса побочных эффектов: то бессонница, то, наоборот, вялость и потеря внимания, проблемы со зрением, сыпь на коже… Я чувствовала себя Алисой в Стране чудес — никогда не знаешь, каким человеком проснёшься с утра. Биполярное расстройство сложно в лечении, потому что для мании и депрессии нужны совершенно разные препараты, а фазы сменяются непредсказуемо. БАР II типа, как и в моём случае, часто путают с депрессией, потому что на симптомы гипомании обычно не жалуются, до определённого момента они только радуют — это же сплошной драйв!

При этом, если лечить БАР только антидепрессантами, результат может быть плачевным: депрессия со временем перейдёт в манию, а мания может разогнаться до полной потери контроля и психоза. Об этом рассказывает шокирующая книга «Fast Girl»: её автор, олимпийская спортсменка, на фоне мании решила заняться проституцией.

Я не сразу осознала, что, чтобы чувствовать себя лучше, образ жизни нужно менять. Первое, что я сделала после постановки диагноза, — взяла много денег в кредит и отправилась на тропический курорт, где зависала в клубах и успокаивала нервы алкоголем. Я тогда не думала, что мне потом год придётся выплачивать долги, а думала о том, что нужно немедленно сбежать от этого уныния и серости. Загулы и растраты — это очень типичное для биполярников поведение. Но за праздником жизни неизбежно последовала очередная депрессия, и пришлось делать выводы.

На самом деле я до сих пор не смирилась с тем, что у меня в жизни много ограничений. Моё состояние и сейчас неидеально, хотя я не теряю надежды, что оно станет лучше. К сожалению, биполярное расстройство — это на всю жизнь, можно только несколько выровнять перепады настроения и приспособить к ним образ жизни. Если его не лечить, оно ухудшается с возрастом: депрессии будут чаще и тяжелее. Мне, в общем, повезло. Около половины людей с БАР не могут полноценно работать и не способны завести семью; у многих за плечами попытки самоубийств и месяцы в психиатрических клиниках. Другая половина вполне справляется со всеми социальными функциями, только это даётся им тяжелее, чем другим.

В депрессии очень трудно работать. Я примерно полгода не могла делать почти ничего осмысленного. Важно сократить число дел до минимума, не погребать себя под горой обязанностей. Но при этом нельзя совсем всё забрасывать: диванный образ жизни добьёт вас окончательно. Самая большая иллюзия в депрессии — что в твоём состоянии виноваты внешние обстоятельства: муж не любит, на работе не ценят, в стране бардак. Стоит бросить всё старое, например уехать на край света, и жизнь наладится. Я многое бросала и уезжала три раза; это помогает, но очень ненадолго. Со временем на тебя наваливаются все те же самые нерешенные проблемы. В фазе гипомании легко наломать дров, испортить отношения с близкими и коллегами. Нужно учиться притормаживать и расслабляться. Очень помогает йога.

Правила жизни биполярника довольно простые, они вписываются в избитое понятие здорового образа жизни: соблюдать режим, отказаться от алкоголя и прочего допинга, заниматься спортом, по ночам спать. И нужно себя беречь: не переутомляться, избегать лишнего стресса. Бури страстей и богемный образ жизни не для вас, хотя биполярная душа требует именно этого. Я стала себя ограничивать в увлечениях. Раньше если мне нравилось какое-то дело, я погружалась в него с головой, могла не есть и не спать. Теперь понимаю, что постоянное напряжение расшатывает психику. Полезно вести дневник, чтобы упорядочить мысли и переживания. Стоит завести шкалу настроения — табличку, в которую ты записываешь своё настроение и принятые лекарства. Это важно, чтобы точно представлять, как со временем развивается заболевание и насколько эффективно лечение.

В западной культуре биполярное расстройство широко обсуждается ещё с 80-х. Многие известные люди открыто говорят о своей борьбе с заболеванием, и это очень поддерживает. В первую очередь это нежно мной любимый Стивен Фрай, который выпустил фильм о своей жизни с БАР, «Stephen Fry: The Secret Life of the Manic Depressive», а ещё Кэтрин Зета-Джонс и Джереми Бретт. Кстати, песня Курта Кобейна «Lithium» тоже о биполярном расстройстве: БАР I типа лечат литием. Радует, что в популярных сериалах появляются яркие персонажи с биполярным расстройством, например Кэрри из «Родины», Йен и его мать из «Бесстыдников», Сильвер из «Беверли-Хиллз 90210: Новое поколение».

Из-за недостатка информации о БАР ты не можешь понять, что с тобой творится, чувствуешь себя проклятым

Меня очень поддержало чтение книг, написанных самими людьми с биполярным расстройством, где они рассказывают, как справляются с болезнью, что чувствуют. Позитивный пример необходим, чтобы поверить, что ты не обречён, ты справишься. Must read — книги Кей Джеймисон, известного американского психиатра, которая во время расцвета своей карьеры поняла, что сама страдает биполярным расстройством. Болезнь не помешала ей изменить мир к лучшему: открыть клинику для лечения БАР, вести исследования, написать книги, которые стали бестселлерами, в первую очередь автобиографию «An Unquiet Mind: A Memoir of Moods and Madness», а ещё «Touched with Fire» — впечатляющее исследование о связи БАР с творческими способностями (многие гениальные люди страдали этим заболеванием, психиатры подозревают в биполярности Марину Цветаеву и Владимира Высоцкого). К сожалению, ни одна популярная и доступная обычному читателю книга о БАР не переведена на русский. Я хочу восполнить этот пробел и уже практически перевела «An Unquiet Mind»; теперь думаю, как её издать. Кстати, только что вышел фильм о биполярном расстройстве «Touched with Fire» с Кэти Холмс в главной роли, названный в честь книги; очень надеюсь, что он доберётся до России.

В России для больных БАР главная трудность заключается в том, что никто не знает, что это за болезнь и что с ней делать. Как, впрочем, и с другими психиатрическими проблемами: люди воображают ужасное и думают, что это опасно для окружающих. Из-за недостатка информации ты не можешь понять, что с тобой творится, чувствуешь себя проклятым. На самом деле вокруг вас каждый день гуляет множество вполне симпатичных персонажей с психопатией, хронической депрессией или обсессивно-компульсивным расстройством. Если они знают свои особенности и умеют их контролировать, они ничем не отличаются от других людей. Я думаю, в России в массе психические проблемы «прячутся» за алкогольной зависимостью: алкоголь — это доступное «лекарство», с помощью которого люди пытаются держаться на плаву.

В британской прессе сейчас много говорят о том, что к психическим проблемам нужно относиться так же, как и к любым другим проблемам со здоровьем, например как к язве желудка или астме: ты полноценный член общества, но у тебя есть ограничения. Этот подход пока далёк от российских реалий. Ты не можешь взять больничный из-за депрессии. Не можешь вслух говорить о своих проблемах, боясь быть отвергнутым, лишиться работы. Люди шарахаются от психиатров и остаются наедине со своей проблемой, довольно трудно найти грамотного профильного специалиста. Почти нет литературы на русском, нет тех же групп поддержки. Есть пара сообществ в соцсетях, но в них очень не хватает экспертов.

Я хочу внести посильный вклад в то, чтобы ситуация в моей стране стала лучше. Как неплохой переводчик, я перевожу и выкладываю в сеть интересные статьи и книги о БАР. В планах — развивать профильный сайт о БАР и создать группу поддержки. И я в поиске единомышленников.

www.wonderzine.com

Стивен Фрай и биполярное расстройство личности

Предлагаю к рассмотрению натальную карту Стивена Фрая — актера, комика, писателя, телеведущего и 100%-ного англичанина, в детстве и юношестве проявившего множество признаков сложного личностного расстройства: острое чувство соперничества, лживость, воровство, любовь к физическим наказаниям в школе (как бы он ни открещивался от мазохизма), потакание низменным прихотям других, попытка самоубийства и многомесячный побег из дома.

Достоверность времени рождения: В. Стивен вряд ли похож на восходящую Деву с Солнцем в ней же — как внешне, так и по темпераменту, так что я буду полагать, что АСЦ находится во Льве, Солнце — в I доме, а Луна остается в XII. Во внешности чувствуется сильное влияние Сатурна: копна черных волос, высокий рост и худоба в детстве, опущенные уголки глаз и выдающийся нос.

Бросаются в глаза перегруженные личные факторы: все планеты, кроме Сатурна, находятся в левой полусфере; до отказа заполнен первый квадрант. АСЦ в знаке Льва с Солнцем в 1° Девы, приближающимся к нему. Луна тоже акцентирует знак Льва, но она, как мы увидим ниже, — темная лошадка.

Выводы: забота о собственной личности, имидже, репутации — первейшая забота владельца гороскопа. Он до болезненности к ним привязан (Луна). Девьи педантичность и скрупулезность вкладываются в совершенствование манер, этикета, речи.

Судя по автобиографии, Стивен начинал с речи: уже в средней школе он придумывал витиеватые фразы и с изощренностью садиста применял в своих ответах на уроках найденные в толковом словаре неслыханные доселе слова. Меркурий в обители и шахте, он диспозитор Солнца и управитель, кхе, львиной доли I дома. Владелец гороскопа многословен и может использовать десяток синонимов в одном предложении — это перезрелый Меркурий, однако наблюдаемая компульсивность этих действий, психологическая, а не интеллектуальная потребность не может исходить из одной только этой планеты, как и любовь к дикции. Похоже, тут строит козни Луна.

Но вернемся к обычному порядку рассмотрения гороскопа. На очереди — светила.

Солнце сильное, поражено партильными соединением с Плутоном и секстилем к Нептуну, квадратом к нижерасположенному Сатурну. Оно принимает вредительский оттенок из-за управления XII домом. Луна в неблагоприятном XII доме, перегрин в чуждой стихии в соединении с Ураном, в трине к Сатурну в IV доме, в Т-квадрате с Узлами — уже тянет на главного вредителя этого гороскопа.

Кажется, что информации предостаточно, но я бы пока придержала коней и не стала делать выводов. Все эти показатели не выглядят однозначно, и мне хотелось бы выяснить роль Сатурна в этом спектакле.

Но — по порядку. Сравним гендерные планеты. Марс — перегрин, но в угловом доме, слегка поражен квадратом к вездесущему Сатурну (именно этому аспекту я бы отвела вину за сломанный в детстве нос). Но Венера — просто блеск: в своем знаке, в соединении с Юпитером и даже без напряженных аспектов, но секстили, которые она делает, идут к вредоносной Луне и сомнительному Сатурну. Учитывая состояние светил, получаем вполне приличный набор мужских планет и притягательный, но коварный набор женских планет.

Однозначной гомосексуальности в этом раскладе я не вижу. Оттенок голубизны придает соединение Урана с Луной (но только вкупе со всем остальным). (UPD 18.01.16: С.Ф. так и пишет во второй автобиографической книге: «да, я гей, но гей только на 90%, и существуют женщины, которые попадают в оставшиеся 10%» — цитата по памяти)

Сатурн в IV доме — фактор, уходящий корнями в детство. Он аспектирует все планеты, кроме Меркурия и Нептуна. Вот откуда сильный дух козерожистости во внешности. Возможно, это какая-то врожденная особенность (Сатурн управляет VI домом). Стивену не хватало отца — он у него был, но в доме он как бы отсутствовал, увлеченный своими инженерными проектами. Он был очень умным, талантливым человеком, и Фрай сравнивает его с Шерлоком Холмсом — включая и эмоциональную холодность последнего. Он признается, что иррационально ненавидел его. Впрочем, это не означает, что отец, даже если его роль в семье и можно описать Сатурном в этой карте, и есть причина всех неурядиц в жизни нашего героя — хотя бы потому, что он не является вредителем.

Сатурн же с аспектами к Луне и Марсу, похоже, дает и упомянутое в начале поста неравнодушие владельца гороскопа к телесным наказаниям.

Итак, мы довольно подробно рассмотрели взаимоотношения планет. Прежде чем двинуться дальше, сделаем вывод по формуле совести:

  1. Восприятие сужено за счет Плутона и Нептуна в аспекте к планете на АСЦ. Сам АСЦ, как и Солнце на нем слишком ярок и активен, чтобы отличаться восприимчивостью.
  2. Искажения видения мира: звоночки от Луны в XII, активного, но изолированного Меркурия, Нептун посылает всего один аспект. Нельзя сказать, что искажения тут велики.
  3. Обратная связь с окружающими: есть сильная Венера, правда, довольно рафинированная.
  4. Признаки эгоцентризма: наличествуют, полный комплект.
  5. Это человек, который не всегда может быть приятен в общении, преследует свои цели, но социопатии здесь нет.

    Теперь перейдем к разбору действующих сил карты. Я до сих пор не упомянула экстра- и интро-планеты. И неспроста: до сих пор было сложно выделить, какой из аспектов — ведущий.

    На самом деле они распределяются на три конфигурации (отмечены на рисунке):

  6. Луна/Уран в XII — Венера/Юпитер во II — Сатурн в IV.
  7. Солнце/Плутон и Марс в отдалении в I — Сатурн в IV.
  8. Изолированный Меркурий во II.

Каждая из этих конфигураций включает собственную кипучую деятельность. В начальной школе заводилой был Меркурий. С его перезрелостью это выливалось в нездоровую говорливость, немотивированную ложь, мелкое воровство.

В своих школьных шалостях Стивен преследовал противоречивые цели: и провернуть их так, чтобы его не поймали, и не избежать наказания. Наказание включает Сатурн — проводник Меркурия к другим планетам, — и наказывающий был ему и отцом (аспект Солнца), и матерью (аспект Луны), и партнером (Сатурн — управитель VII дома).

Однозначно опасной выглядит первая конфигурация, связывающая вместе IV, VI, VIII и XII дома. Наиболее уязвимым местом оказывается Луна — эмоциональное состояние человека и темперамент. С включенным в нее Меркурием мы бы имели распространенный аспект шизофрении. Однако в данном случае ментальная сфера напрямую не задета.

Владелец гороскопа страдает биполярным расстройством — сменой экстатических маниакальных (яркие планеты в помпезных знаках — Луна, Венера, раздутая Юпитером, который, к несчастью, является управителем VIII) и депрессивных состояний.

В депрессии конфигурация сменяется на куда более обыденный квадрат Солнца, Марса и Плутона к Сатурну. Если присмотреться, и эта конфигурация — сплошь связи IV (Сатурн, управители Марс, Плутон), VI (управитель Сатурн), VIII (управитель Нептун), XII (управитель Солнце).

В первый приступ мании Стивен неделю не вылезал из кинотеатра (красноречиво описывает Льва в XII доме). В первую депрессию едва не покончил с собой с помощью медикаментов (Нептун — управитель VIII). В судьбоносную маниакальную фазу украл кредитные карточки и несколько месяцев колесил по стране, останавливаясь в лучших отелях и ни в чем себе не отказывая — ни в костюмах, ни в сигарах (знакомая поступь Льва и слишком благополучных Весов). Следующую фазу в несколько недель провел в тюрьме (Солнце — управитель XII). (UPD 18.01.16: как С.Ф. упоминает в автобиографии, на первом летнем балу в Кембридже у него обнаружилась острая аллергия на… шампанское — символ шика и всего того, к чему стремится личность в пик маниакальности и чего в психологической конституции героя и так перебор.)

В маниакальную фазу гомосексуализм Стивена выходил на поверхность, и наоборот, сильная гомосексуальная влюбленность включила манию. В депрессию он пытался побороть свою слабость. Это говорит о том, что проблема — в первой конфигурации.

Как же такой человек смог выбраться в люди? Все перечисленные события произошли до 18 лет, а тюрьма так напугала Фрая, что он решил взять себя в руки. Он преобразился: стал трудолюбивым, ответственным или хотя бы дисциплинированным. Похоже, на своей карте он нашел выход: это — Сатурн и помощь психотерапевта.

Какие выводы мы можем сделать для себя. Во-первых, в проблемном гороскопе ничто не может быть однозначно благоприятным: как в случае с Меркурием — да, он дал талант к иностранным языкам, но также дал и склонность ко лжи и воровству. Во-вторых, вот наглядный пример не просто искаженного, но и вредного проявления благополучно расположенных планет (Венеры и Юпитера). В-третьих, «формула совести» сработала! — человек оказался способным меняться и развиваться. Далее, именно соотношение сил планет может давать изменения в сексуальной ориентации (гораздо распространенней являются вполне определенные аспекты).

sacralife.wordpress.com

Высокая контрастность: что такое биполярное расстройство

Биполярное аффективное расстройство — одно из самых известных психических заболеваний, еще недавно носившее куда более пугающее название «маниакально-депрессивный психоз». «Теории и практики» объясняют, почему этот диагноз имеет мало отношения к маньякам, чем опасен неконтролируемый эмоциональный подъем и что мешает жить Стивену Фраю.

Сам термин «маниакально-депрессивный психоз» был придуман немецким психиатром Эмилем Крепелином в конце XIX века — и на тот момент относился ко всем расстройствам настроения. Впрочем, заболевание с чередованием маниакальных и депрессивных фаз было известно и до этого — в работах Жана-Пьера Фальре (там оно носило название «циркулярный психоз») и Жюля Байярже («двойственный психоз»). Но Крепелин впервые четко отделил это заболевание от шизофрении — на том основании, что в его клинической картине преобладали аффективные нарушения, а не расстройства мышления.

Немецкий психиатр и автор типологии темпераментов Эрнест Кречмер сделал вывод, что к маниакально-депрессивному психозу предрасположены люди определенного склада — в его классификации они называются циклотимиками. Это жизнерадостные, коммуникабельные, очень адаптивные и эмоционально лабильные люди, внешне, как правило, выглядящие вполне гармонично и способные наслаждаться жизнью. Но у их легкости и импульсивности есть оборотная сторона: они подвержены беспричинным изменениям настроения, которые под воздействием стресса могут выйти из-под контроля.

Впоследствии термин «маниакально-депрессивный психоз» заменили на куда более политкорректное «биполярное расстройство». Прежнюю формулировку отменили в том числе и из-за ее стигматизирующего воздействия — слово «маниакальный» в сознании большинства ассоциируется с маньяками, а биполярное расстройство — далеко не самый популярный диагноз среди серийных убийц (у большинства коллег Декстера находят признаки психопатии или диссоциативного расстройства личности).

Биполярное расстройство достаточно трудно диагностировать — по разным оценкам, от него страдает от 1% до 7% населения земного шара. Оно достаточно разнообразно — существует два подвида (БАР I и БАР II), плюс более мягкая версия — циклотимия.

Что почитать по теме:

Эмоциональные качели

Человек, страдающий от биполярного расстройства, не может управлять своим настроением: временами он испытывает мощный энергетический подъем, который не всегда бывает уместен и который редко получается направить в продуктивное русло, а временами — такой же беспричинный спад: он внезапно просыпается разбитым, слабым, усталым и потерявшим смысл жизни. В промежутках между фазами он может чувствовать себя нормально — и если «светлый» период затягивается (а он может длиться до 7 лет), пациент порой начинает забывать, что в его жизни вообще было место подобной болезни.

Одна из главных проблем этой своеобразной лотереи в том, что количество фаз и их порядок непредсказуемы, а кроме того, заболевание может проявляться только в маниакальных, только в гипоманиакальных (более мягко выраженная мания) или только в депрессивных фазах. Длительность фаз колеблется от нескольких недель до 1,5—2 лет (в среднем 3—7 месяцев), при этом маниакальные или гипоманиакальные фазы в среднем бывают в три раза короче депрессивных.

Гипоманиакальную фазу сложно диагностировать как психическое отклонение, потому что пациентом она воспринимается как вполне невинный приток сил и повышение настроения. Человек ощущает духовный подъем и веру в свои возможности, он проявляет живой интерес к самым разнообразным темам, очень мотивирован и готов к действию. В такой период он способен интенсивно работать, не ощущая усталости, и меньше спит. Он легок на подъем, легко заводит социальные контакты, весело и непринужденно ведет себя в обществе и проявляет большой аппетит к сексу и развлечениям. Подобному состоянию можно только позавидовать, не правда ли? Но и у него есть свои побочные эффекты: чем ярче ощущается подъем, тем сложнее человеку сконцентрироваться. Кроме того, он становится излишне самоуверен и может потерять способность здраво оценивать ситуацию. Он легко ввязывается в самые разнообразные дела (в том числе и те, которые в обычном состоянии ему не особо нужны), импульсивно принимает решения, легко идет на риск, склонен сорить деньгами и бездумно давать обещания.

На этом этапе на странности в поведении могут указать близкие — но самому пациенту вряд ли придет в голову, что с ним что-то не так (кроме случаев явных нестыковок между состоянием и реальными обстоятельствами: затяжная беспричинная эйфория на фоне потери любимой работы, болезни близкого человека или расставания с партнером должна насторожить даже не склонного к рефлексии человека).

Что творится в голове у пациента в период гипомании, хорошо описывает отрывок из книги Джеффри Евгенидиса «А порою очень грустны» — чтобы портрет одного из главных героев получился максимально реалистичным, автор консультировался с психиатрами: «Леонард шел, и мысли у него в голове сгущались, словно поток воздушных судов над аэропортом Логан в северо-западном направлении. Там была парочка аэробусов, набитых Великими Идеями, караван «Боингов-707», нагруженных чувственными впечатлениями (цвет неба, запах моря), а также легкие самолеты бизнес-класса, в которых летели важные одинокие импульсы, пожелавшие путешествовать инкогнито. Все эти самолеты просили разрешения на немедленную посадку».

Так или иначе, человек с гипоманией еще достаточно владеет собой, чтобы его активность выглядела более или менее нормальной и не причинила больших неудобств социуму. А вот на этапе мании ситуация совсем выходит из-под контроля: у больного начинают скакать мысли, могут проявиться бредовые идеи величия или безумные прожекты, которые он рвется немедленно выполнять, пациент может стать раздражительным или агрессивным и принимать более чем странные решения. Человек не может успокоиться и продолжает истощать запасы собственной энергии, а длительность его сна снижается до 3—4 часов в сутки. В этой фазе, даже если больной не успел наломать дров, окружающим с ним уже совсем некомфортно.

От того, какую форму принимает фаза подъема — гипомании или полноценной мании, — зависит диагноз: при наличии маниакальных или смешанных (когда сочетаются симптомы мании и депрессии — например, активность и тревожность) эпизодов пациенту ставят «биполярное расстройство I», а если у него в анамнезе лишь проявления гипомании — то «биполярное расстройство II». Второй вариант считается менее разрушительным, хотя у некоторых специалистов есть сомнения по этому поводу.

И в том, и в другом случае пациент будет с большой вероятностью периодически впадать и в другую крайность — депрессию. Что особенно неприятно, качели могут качнуться в обратную сторону сразу после фазы подъема — еще недавно человек верил, что его силы безграничны, а несколько дней спустя он едва может встать с кровати. Вначале ослабляется общий психический тонус, уменьшается работоспособность, начинаются нарушения сна и появляется тревога. Постепенно тьма сгущается: больной впадает в апатию, ему становится трудно сконцентрироваться на простейших делах, он теряет интерес ко всему, что было для него важно, и впадает в тихое отчаяние, смешанное с самоуничижением. Мотивирующие факторы, даже если они кажутся теоретически разумными, перестают действовать. При этом человек может маскировать свое состояние, не давая окружающим повода для тревоги. «В периоды обострения болезни мне кажется, что вся моя жизнь — сплошная неудача, — описывал свое состояние один из самых известных «биполярников», британский актер и писатель Стивен Фрай, снявший документальный фильм о своем заболевании. — Многие люди, страдающие биполярным расстройством, выглядят вполне счастливыми, хотя их души пребывают в депрессии». Самый опасный, с точки зрения суицида, период — начало или конец депрессии, когда настроение уже упало, а энергии еще достаточно, чтобы предпринять какие-то решительные действия.

Считается, что это заболевание обусловлено генетически, хотя принцип наследования до сих пор не ясен — возможно, склонность к расстройству проявляется не в определенном гене, а в сочетании нескольких генов. Тем не менее, исследовав близнецов, ученые пришли к выводу, что если один близнец подвержен этому заболеванию, шанс второго разделить его судьбу составляет от 40% до 70%. Кроме того, риск повышается у родственников тех, кто страдает от большого депрессивного расстройства или синдрома дефицита внимания. По современным данным, биполярными формами аффективных расстройств чаще страдают мужчины, а монополярные в три раза чаще развиваются у женщин.

На развитие болезни может влиять и строение мозга. Согласно «гипотезе воспламенения», когда люди, генетически предрасположенные к биполярному расстройству переживают стресс, их порог эмоционального напряжения значительно понижается, что вызывает спонтанное возникновение эпизодов. Есть также теория, что аномальные колебания настроения связаны с балансом двух нейромедиаторов — серотонина и норадреналина (нарушения в обмене допамина связаны с другими психическими расстройствами — психозом и шизофренией). Связь заболевания с эндокринной системой подтверждает и то, что аффективные расстройства у женщин часто обостряются в период менструаций, после родов и во время менопаузы.

Впрочем, некоторые специалисты считают, что симптомы биполярного спектра — это не аномальная «поломка» организма, а лишь гипертрофированное проявление адаптивной функции. Существует теория, согласно которой гены, которые вызывают сильные аффективные расстройства, в определенных ситуациях могут оказаться полезными для выживания. Склонность «затаиваться», уменьшать расход энергии и больше спать, свойственная пациентам с БАР во время депрессии, возможно, служила защитным механизмом для наших предков в тяжелые времена. Слабые проявления мании также могли быть преимуществом, потому что они дают приток энергии, уверенность в себе и усиливают творческие способности.

Еще одна теория говорит о том, что мания и депрессия — это своего рода механизм внутренней саморегуляции, самозащиты человека, которого терзает страх или большие внутренние противоречия. Глубокая депрессия защищает, изолируя человека от мира и заглушая апатией даже чувство отчаяния, а мания позволяет выплеснуть скрытую агрессию и справиться со страхом.

theoryandpractice.ru

Стивен Фрай: «Я сбежал после премьеры спектакля, не сказав никому ни слова»

Остроумный, добродушный, невозмутимый… 43-летний британский актер Стивен Фрай снял пронзительный фильм-исповедь, в котором мужественно рассказывает о том, что страдает биполярным расстройством. Эта душевная болезнь способна вознести человека к вершинам успеха – и делает его жизнь невыносимой. Фрагменты монолога из фильма.

Моя роль мне казалась творческим провалом, и критики отзывались о ней нелестно. Но почему-то было ощущение, что я провалился не только в этой роли, но и во всем, что сделал хорошего до того. На следующий день ранним утром я зашел в гараж, занавесил дверь альпинистской стеганой курткой и сел в свою машину. Мне кажется, я просидел не менее двух часов, положив руки на руль. Это была попытка самоубийства, а не крик о помощи. Но потом я представил, как меня увидят мои родители, и не стал этого делать…

Вся моя жизнь мне стала казаться сплошной неудачей. Но, как ни странно, внешне это никак не проявлялось. Потом я узнал, что многие люди, страдающие биполярным расстройством*, внешне могут выглядеть вполне счастливыми, когда их душа пребывает в депрессии. Я на пароме перебрался в Европу и был убежден, что больше никогда не вернусь в Англию. Но в Гамбурге обнаружил, что во множестве газет пишут обо мне. Оказывается, люди волновались, думая, что я покончил с собой. Пораженный этим, я вернулся в Лондон и лег в госпиталь.

В возрасте 37 лет я впервые услышал диагноз, объяснявший и невероятные взлеты, и невероятные падения, преследовавшие меня всю мою жизнь. «Маниакальнодепрессивный психоз» – я был в ужасе. Но одновременно и был рад, что врачи наконец обнаружили причину экстремальных проявлений моих чувств и моего поведения. Психиатр посоветовал мне взять длительный отпуск. И я прилетел в Америку, где в течение многих месяцев только общался с психотерапевтом и гулял по пляжу. Мозг буравили десятки вопросов: сумасшедший ли я? Откуда взялась эта болезнь? Можно ли было ее предотвратить? Излечима ли она? И что ждет меня в будущем? Тогда-то я и понял, насколько серьезен мой диагноз. В Англии этим недугом страдают четыре миллиона человек, многие из которых кончают жизнь самоубийством.

Почему я решился сказать о своей психической болезни открыто? После того как мне поставили этот диагноз, я продолжал работать. И о своей болезни молчал. Но теперь я хочу рассказать о ней, чтобы нарисовать подлинную картину, о которой большинство людей ничего не знают.

Впервые я почувствовал, что со мной происходит что-то неладное, когда мне было лет четырнадцать. Я помню, что жил тогда какой-то особой жизнью, словно в непрерывной эйфории. Наверное, именно это и называется манией. Я отказывался играть с друзьями и часто в одиночестве «бродил» по крышам домов. Помню свои смешанные чувства – страха и превосходства над теми, кто внизу. Я был скандалистом и выскочкой, со мной невозможно было справиться. Психиатр высказывал разные предположения: подростковая депрессия, легкое депрессивное состояние, ничего серьезного, крайняя инфантильность.

  • 1957 24 августа родился в Лондоне (Великобритания).
  • 1972 Исключен из нескольких частных школ за нарушение распорядка.
  • 1974 Бросив колледж, сбежал из дома. Три месяца провел в тюрьме.
  • 1979 Поступил в Кембридж, где изучал английскую литературу.
  • 1987 Первый выпуск юмористической телепередачи Стивена Фрая и Хью Лори «Шоу Фрая и Лори».
  • 1997 Сыграл главную роль в фильме «Уайльд» (реж. Брайан Гилберт).
  • 1990–1993 Звездная роль в сериале «Дживс и Вустер».
  • 2010 Озвучил Чеширского кота в фильме «Алиса в Стране чудес» (реж. Тим Бертон).

А потом я впервые украл. А потом – еще. Нет, я не нуждался ни в деньгах, ни в вещах, которые воровал. Испытывал ли я стыд? Полагаю, да. Но при этом, находясь в чужой комнате и пытаясь в ней отыскать какие-то совсем не мне принадлежащие вещи, я испытывал странное возбуждение. Мне казалось, что я смотрю кино, герои которого грабят квартиру. Мои нервы были на пределе, а сердце билось где-то в горле. Тогда я не занимался ни спортом, ни чем-то другим, что способно было бы дать подобный выброс адреналина. Возможно, именно его-то мне и не хватало.

Я не знаю, было ли это проявлением болезни, но и учителя, и родители (а сказать по совести – и я сам) считали мое поведение обычным юношеским протестом. Меня исключили из школы. И я начал красть кредитные карты у друзей своих родителей. Однажды я бродил по Лондону с двумя украденными кредитками в кармане, и меня переполняло ощущение свободы. Я покупал себе невероятные костюмы со стоячими воротничками и шелковые галстуки, какие носили в 20-е годы, пил коктейли в «Савойе» и «Ритце». Мысль о безнравственности того, что я делал, мне в голову не приходила. Я целиком был во власти своих маниакальных фантазий и забыл о существовании других людей. Я был центром собственной вселенной.…

Конечно, это не могло длиться долго. Несколько месяцев я ездил по стране с крадеными кредитками, а потом меня арестовали и отправили в дом предварительного заключения. Поскольку к тому времени большая часть моей жизни уже прошла в закрытых школах-пансионах, для меня в той обстановке не оказалось ничего нового, особенного. Только вместо старост и воспитателей там были тюремные надзиратели.

Я вспомнил свою первую депрессию, которую пережил примерно за полгода до той идиотской, нелепой кражи. К тому моменту моя самооценка была на нуле. Помню, какие нечеловеческие усилия мне были нужны, просто чтобы встать с дивана, дойти до холодильника. И все потому, что я ощущал себя полным ничтожеством. А еще я все время думал о смерти – о смерти вообще и о своей в частности. Тогда я впервые попытался покончить с собой – наелся таблеток. Мне было 17 лет. Таблетки вызвали рвоту, и это меня спасло. Потом подобные глубокие депрессии случались со мной еще раз пять или шесть…

Смог бы я избежать этих проблем, если бы узнал о своем заболевании раньше, еще в школе? Врачи говорят, что биполярность, резкая смена состояний эйфории и глубокой депрессии, сегодня приобрела масштабы эпидемии. И американские врачи с легкостью ставят этот диагноз детям. Но если бы мне поставили его в 16 лет, я бы с тех пор так и сидел на таблетках. И смог ли бы я тогда добиться успеха?

В течение всей моей жизни этот недуг терзал меня глубочайшими депрессиями – и одновременно служил мне мощнейшим источником творческой энергии. До сих пор я относился к нему без внимания, однако теперь не уверен, что поступал правильно. Я решился узнать, насколько серьезно мое состояние, нужно ли мне вообще лечить мою болезнь и кардинально менять жизнь.

«Безумная депрессия со Стивеном Фраем» (Stephen Fry: The Secret Life of the Manic Depressive). Реж. Росс Уилсон, BВC, 2006. Этот документальный фильм можно посмотреть на телеканале «Психология-21».

Результаты обследования, которое я прошел в Университете Кардиффа, меня буквально поразили. Профессор Ник Кредок сообщил: «Мы разработали специальную шкалу. Ноль означает полное отсутствие у вас признаков биполярности. Между 1 и 39 располагаются те, у кого был хотя бы один эпизод болезни – приступ эйфории. Между 40 и 59 – имеющие гипоманию. Выше 60 по шкале – люди, испытывающие мании в полном объеме. Я полагаю, что по нашей шкале у вас – выше 70. Вы относитесь к числу тех, у кого признаки биполярности проявляются вполне отчетливо». Мягко говоря, моя болезнь оказалась намного серьезнее, чем я думал. Потом выяснилось, что среди психиатров нет и единого подхода. Часто диагноз ставится, лишь когда проявления болезни достигают кризисной точки. Как, собственно, это произошло и со мной. Врачи советовали избегать стрессов, не перегружать себя работой и больше отдыхать. Я отнесся к этому совету серьезно. Хотя и не уверен, что именно стресс загоняет меня в маниакальное состояние или депрессию, потому что не могу вспомнить ни одного периода в своей жизни, когда бы я не испытывал стресса. Некоторые люди просто не понимают, что такое стресс. К примеру, если вы с легкостью можете провести в офисе целый день, то для меня это настоящий стресс. Один человек выдерживает, другой сходит с ума…

Гуляя тогда по пляжу, я думал и о другом способе лечения – лекарстве на основе лития. Это стандартное средство, которое прописывают семи из десяти страдающих биполярностью. Но оно имеет побочное действие: постепенно лишает человека чувств. Хотя врачи уверяют, что это не так и в зомби превращает скорее сама болезнь… С того момента как одиннадцать лет назад мне поставили диагноз, я не принимал лекарств. И сегодня сомневаюсь, что это правильно. Практически все мои «коллеги» из тех, с кем я разговаривал о нашей болезни, признают, что лекарства им помогают или когда-то помогли. Но меня пугает то, что впоследствии отказаться от них будет невозможно.

«Я СПРАШИВАЛ: ЕСЛИ БЫ МОЖНО БЫЛО ИЗБАВИТЬСЯ ОТ БОЛЕЗНИ, НАЖАВ НА КАКУЮ-НИБУДЬ КНОПКУ, ВЫ БЫ ЭТО СДЕЛАЛИ? И МНОГИЕ ОТВЕТИЛИ: НЕТ»

Я очень удивился, узнав, что врачи до сих пор используют и электрошок. Причем тем, кто в глубокой депрессии, он помогает лучше, чем любое из известных сегодня лекарств. Об этом рассказал мне «электрический мальчик» Энди Берман, которому такое лечение помогло выжить**. В юности он прошел все возможные круги экстрима: был стриптизером, проституткой, наркоманом. Но после электрошока Энди стал успешным бизнесменом и помогает таким больным, как я. Он рассказал мне, что примерно 20% людей с биполярностью кончают жизнь самоубийством, 40% неспособны на самостоятельную жизнь и вынуждены жить с родителями. Но 20% каким-то образом стабилизируются, выздоравливают и добиваются огромных успехов! И это удивляет меня больше всего.

Моя болезнь останется со мной до конца моих дней. Осознать это очень тяжело. По словам психотерапевта, мы можем уменьшить количество приступов и сделать их менее тяжелыми. Но я по-прежнему не могу согласиться жить на лекарствах. Понимаю, что так, как раньше, я жить уже не смогу. Но в то же время я люблю свой недуг: маниакальное состояние приносит мне невероятное наслаждение, придает моей жизни вкус авантюры. Я даже думаю, что лучшее во мне сформировалось именно в результате невероятных перепадов настроения. Работая над этим фильмом, я расспрашивал других, тех, кто тоже страдает биполярностью, о том, как они решают это противоречие. Я спрашивал: если бы можно было избавиться от болезни, нажав на какую-нибудь кнопку, вы бы сделали это? И многие ответили: нет.

А что выбрал бы я? Пожалуй, я тоже не стал бы нажимать эту кнопку, чтобы вернуться к нормальной жизни. Ни за какие сокровища мира».

* Другое название маниакально-депрессивного психоза. Врачи также используют термин «циклофрения».

www.psychologies.ru