В леви стресс

Не только депрессия — охота за настроением

Миллионы людей мечтают выйти из депрессии и больше в нее никогда не входить. Выход из депрессии можно облегчить и ускорить. Понимая себя, научиться принимать жизнь.

Как облегчать и предупреждать падения настроения?

Какими узлами связаны депрессии и зависимости?

Как эти узлы распутывать?

Как исцелять травмы любовных разрывов?

Как душевно воскреснуть и обновиться и в самом тяжком, отчаянном положении? Все это здесь — в увлекательном, проникновенном, живом изложении.

Книга не только рассказывает о путях выхода из депрессии, но и помогает настроению и душе повернуться к свету.

Заряд юмора и оптимизма на каждой странице.

Комментарии читателей

Или, может быть, Вам нормальное лицо не нужно, как женщине-инвалиду из "Цвета судьбы"?

Ааа, Вы так же обоятельны, как выдуманный безногий и безрукий Борис Калган из "Везет же людям. "!

Что-то у Вас с фантазией стало бедновато, товарищ.

"Как душевно воскреснуть и обновиться и в самом тяжком, отчаянном положении? Все это здесь — в увлекательном, проникновенном, живом изложении"

Вас еще не тошнит от подобной "последовательности"?

"Кого же приглaсить нa сей рaз?

Нaверное, тех, кто приобщен, с того боку или другого, к прaктическому человекознaнию.

Дмитрий Сергеевич Кстонов (ДС), мой коллегa и соaвтор, знaкомый читaтелям "Искусствa быть Другим", "Нестaндaртного ребенкa", "Семейных войн". Врaч-психотерaпевт и психолог-прaктик.

Дa, мы еще прaктикуем, и Дмитрий Сергеевич, и я; иногдa рaботaем и нa пaру, кaк в прежние временa".

Фанаты еще и читать не умеют

Это единственная вменяемая фраза среди множества букафф

Автор оговаривает в начале книги, что Кстонов — вымышленный персонаж, а потом до конца книги делает вид, что общается с этим выдуманным персонажем

—>Не понимаю, что в этом плохого? Книга не позиционируется как научно популярная, а скорее как рассказ-рассуждение. В начале книги автор пишет:"Спасательных целей не ставил, нет, просто так получалось: врач не хотел уступать место писателю, писатель-врачу. ". Книга написана в доброй юмористичной форме и даёт взгляд на депрессию с разных сторон, в том числе и положительной (осторожно).Соглашусь, про жонглирование и голодание это я поспешил. Я имел в виду, что это полезно для развития. И не факт, что это всем поможет при депрессии. Я на самом деле просто поленился всё это делать, состояние было не то. Но факт, что книга меня отвлекла от некоторых нехороших мыслей это да. В общем книга хороша для общего развития, однако действенного эффекта на меня не произвела. А произвели лекции Торсунова А.Г.

ЗЫ: на 100% прав быть никто не может!

О пользе жонглирования при депрессии ты мог узнать только от самого Леви. Иначе давно бы дал ссылку на научные исследования.

В сети есть сомнительная инфа о том, что у жонглеров якобы больше мозг и это якобы означает пользу жонглирования при старческом слабоумии. Интересно, как измеряли мозг исследуемых и с чем сравнивали, гы-гы-гы?

В СССР голоданием пытался лечить психбольных профессор Николаев. Это были 40дневные голодания в условиях стационара.

Так что завязывай обманывать себя и других, а то так и останешься депрессующим

Никакого Кстонова никогда не существовало в действительности, просвещенный вы наш

www.koob.ru

В ночь с 31 октября на 1 ноября ушел из жизни Клод Леви-Стросс — один из самых видных гуманитариев XX века, антрополог, философ, эссеист и литературовед. Ему было 100 лет, и уже долгое время Леви-Стросс был вдалеке как от общественной, так и научной жизни, хотя осенью 2008 года из-за юбилея на него было обращено внимание прессы. Преклонным возрастом и удаленностью от дел объясняется и то, что о смерти ученого журналисты узнали только спустя три дня, со слов издателя и представителей Французской академии. И многим в России, где к гуманитарным наукам сохраняется зачастую пренебрежительное отношение, будет трудно понять, почему сообщение о смерти столетнего специалиста по индейцам Бразилии заняло первые полосы французских газет.

Будущий ученый родился в Брюсселе, где по контракту тогда работал его отец, художник. Вскоре семья вернулась в Париж, где Леви-Стросс прожил большую часть жизни и где умер. Дед по материнской линии был раввином в Версале, и именно там Клод жил в годы Первой мировой войны. В доме строго соблюдались правила еврейской религиозной жизни, однако несмотря на это бабушка Леви-Стросса воспитывала его в духе свободомыслия. Блестяще закончив школу, юноша стал изучать право и философию в Сорбонне; тогда же пережил увлечение политикой, состоял во Французской секции Рабочего Интернационала, писал диссертацию о философских предпосылках концепции исторического материализма.

Вплотную политикой Леви-Стросс не занялся, как пишут биографы, по чистой случайности — помешала автомобильная авария. Антропология же завлекла молодого Леви-Стросса еще в Сорбонне — там будущий классик посещал лекции этнографа Марселя Мосса. В 1935 году Леви-Стросс принял предложение занять должность профессора социологии в университете Сан-Паулу. По прошествии первого учебного года ученый с женой вместо отпуска во Франции отправились к племенам бразильских индейцев; собранная во время экспедиции этнографическая коллекция стала основой для выставки, которая неожиданно привлекла внимание научного сообщества. На исследования Леви-Стросса были выделены деньги, и с тех пор антропология стала его главным занятием.

Впоследствии на основе экспедиционных дневников того времени Леви-Стросс написал одну из самых знаменитых своих книг, «Печальные тропики» (эта работа принесла ученому широкую популярность, хотя собственно профессиональное сообщество поначалу восприняло ее сдержанно). «Я был в состоянии постоянного интеллектуального возбуждения, — позднее описывал антрополог свои ощущения от экспедиций. — Я как будто заново переживал опыт путешественников XVI века. Я открывал для себя новый мир».

В конце десятилетия Леви-Стросс возвратился из Бразилии во Францию, однако после вторжения гитлеровцев и принятия расовых законов его положение стало опасным. Выходом оказалось приглашение в США в рамках рокфеллеровской программы по спасению ученых из Европы. Американский период стал вторым этапным в жизни Леви-Стросса: в Нью-Йорке он познакомился со знаменитым антропологом Францем Боасом и филологом Романом Якобсоном, выходцем из России. Тогда же он принялся изучать материалы Национальной библиотеки, из-за чего задержался в Штатах и после окончания войны, до 1947 года. В Америке была завершена монография «Элементарные структуры родства», которую Леви-Стросс впоследствии защитил как докторскую диссертацию. В 1950-х антрополог издал работу «Раса и история» и статьи, впоследствии составившие «Структурную антропологию».

На рубеж 1960-х — 70-х пришелся выход фундаментальных «Мифологик», четырехтомного труда, который можно считать итоговым (его составные части — книги «Сырое и приготовленное», «От меда к пеплу», «Происхождение застольных обычаев», «Человек голый»). Удачно сложилась и академическая карьера: Леви-Стросс стал заведующим кафедрой социологии Коллеж де Франс, создал там же Лабораторию социальной антропологии и учредил антропологический журнал «Человек». В 1973 году ученого приняли во Французскую академию (Леви-Строссу суждено было стать первым столетним академиком); впоследствии наградили Большим крестом ордена Почетного легиона.

Леви-Стросс — фигура на пересечении главных гуманитарных дисциплин и течений мысли XX века, чем и обусловлено его общее признание. Говоря о философии, его обычно сравнивают с Кантом (Леви-Стросс узнал о работах немецкого мыслителя, читая в юном возрасте Маркса), упоминают о влиянии Руссо и полемике с экзистенциализмом. Однако по-настоящему знаковым явлением французский антрополог стал в структурализме — без преувеличения центральной методологии гуманитарных наук XX века. Традиционно структурализм возводят к швейцарцу Фердинанду де Соссюру, однако для Леви-Стросса доктрина стала важна в изводе, в каком она была представлена в трудах лингвистов Романа Якобсона и Николая Трубецкого. «Я был структуралистом, не зная того сам, — рассказывал Леви-Стросс о своем первом знакомстве с новой методологией. — Якобсон открыл мне глаза на систему, уже хорошо разработанную в языкознании. Это было просветление. «.

Пафос структурализма — в утверждении ценности гуманитарного знания: «неточные» науки, вооруженные новыми приемами, оказывались ничуть не хуже точных. Леви-Стросс увидел образец этого в фонологии Якобсона и Трубецкого (и, конечно, в фольклористике Владимира Проппа). «Истинно научный анализ должен соответствовать фактам, отвечать критерию простоты и иметь объясняющую силу», — такие условия ставил своим коллегам-антропологам Леви-Стросс, приводя лингвистов в качестве положительного примера. Именно структуралистскую научность изложения ставил себе в заслугу сам ученый, процитировавший в предисловии к книге такие слова о себе: «Леви-Стросс, конечно, не первый и не единственный, кто обратил внимание на структурный характер социальных явлений; однако ему принадлежит первенство в серьезном отношении к этому вопросу. » [курсив наш].

Леви-Стросс говорил и о бессознательном, столь модном в XX веке — однако не во фрейдистском или постфрейдистском духе. Если современный психоанализ наловчился находить в потемках человеческой души такое, узнав о чем и жить не хочется, то «отец структурализма» разрушению предпочитал созидание. По его версии, бессознательное — это тайная логика вещей, секретные правила, которые есть у каждого общества — и у европейцев, и у туземцев.

Отсюда закономерный вывод о равноправии культур и борьба против предубеждения, что одна цивилизация может быть лучше, чем другая. Ученый сопротивлялся пониманию эволюции, по которому западное общество находится на высшей ступени развития по сравнению с остальными; «Варвар — это прежде всего человек, который верит в варварство», — формулировал Леви-Стросс, находивший обоснования для разнообразия культур.

Этот тезис, конечно, был подхвачен философией второй половины XX века, с ее неприятием любых проявлений тоталитарного сознания. Леви-Стросс стал иконой «левого», радикального мышления — для западноевропейских интеллектуалов это все равно, что, скажем, Солженицын для российских. Этим, по всей видимости, и объясняется то, что французские СМИ вынесли на первые полосы заголовки о смерти «крупнейшего мыслителя» страны. Сам ученый, надо полагать, сначала верил в то, что новое знание о человеке и обществе поможет изменить жизнь к лучшему, иначе бы не говорил, что «XXI век будет веком гуманитарных наук — или его не будет вообще». Сохранял ли этот оптимизм 100-летний Леви-Стросс до самой смерти — нам уже не узнать.

m.lenta.ru

Родился в еврейской семье в Брюсселе. Его отец, Реймон Леви-Стросс (Raymond Levi-Strauss), был художником-портретистом, как и оба его брата; дед по материнской линии, Эмиль Леви (Emile Levy) — главным раввином Версаля.[1][2] В 1909 году семья возвратилась в Париж, а после призыва отца во французскую армию в 1914 году мать Клода — Эмма Леви (Emma Levy) — вернулась к родителям и будущий антрополог вырос в доме деда в Версале. В своих мемуарах Клод Леви-Стросс вспоминает, что атмосфера в доме была богемной, ему с детства прививалась любовь к музыке на примере его прадеда — композитора Исаака Стросса (Isaac Strauss, 1806—1888), родом из Эльзаса.

Посещал Lycee Janson de Sailly в Париже, затем изучал право и философию в Сорбонне. Посещал также семинары этнографа и социолога Марселя Мосса. Одновременно был левым политическим активистом, членом Французской секции Рабочего Интернационала; в 1932 году в возрасте 24 лет социалисты даже выдвигали его кандидатом на местных выборах. После окончания университета и службы в армии стал лицейским преподавателем. Однако, следуя совету Поля Низана, молодой агреже философии избирает иной путь реализации своих способностей — через познание жизни, как антрополог в краю, по его словам, «постоянного физического и психического истощения» [3] — в 1935 году вместе с женой Диной Дрейфус (Dina Dreyfus) Клод Леви-Стросс направляется в Бразилию, где вскоре становится профессором университета в Сан-Паулу.

После первого учебного года супруги Леви-Стросс совершили экспедицию к индейцам племён кадиувеу и бороро. Этнографическая коллекция, собранная там, была показана на выставке в Париже. Интерес, вызванный этой выставкой, помог Леви-Строссу получить финансовую поддержку для продолжения экспедиций. Он вернулся в Бразилию, где организовал экспедицию к индейцам намбиквара и тупи-кавахиб, длившуюся более года. О своих бразильских путешествиях учёный рассказал в книге «Печальные тропики».

Благодаря программе Рокфеллера по спасению европейских учёных Леви-Стросс был приглашён в США (1940). В Нью-Йорке читал лекции по социологии и этнологии в вечернем университете для взрослых. Тесно общался с Романом Якобсоном, благодаря влиянию которого сформулировал структуралистский подход к культурной антропологии. Благодаря общению с видными американскими этнологами, особенно с «отцом американской антропологии» Францем Боасом, Клод Леви-Стросс познакомился и с достижениями этнографии США. В 1942 году Ф. Боас умер в Колумбийском университете на руках Леви-Стросса.

В начале 1945 года вернулся во Францию, но вскоре вновь отправился в США в качестве советника по культуре во французском консульстве в Нью-Йорке. Пробыл на этой должности до 1947 года. Вернувшись на следующий год в Париж, получил докторскую степень в Сорбонне за работы «Семейная и социальная жизнь индейцев намбиквара» и «Элементарные структуры родства» (здесь интересно сотрудничество Леви-Стросса и выдающегося математика А.Вейля, который написал математическое приложение к этой книге).

В конце 1940-х и в начале 1950-х, Леви-Стросс ведет активную научную и преподавательскую деятельность во Франции. Он руководит одним из направлений в Национальном центре научных исследований (CNRS), одновременно с этим читает лекции и занимает должность заместителя директора по этнологии в Музее человека. Наконец, Леви-Стросс возглавляет пятую секцию Практической школы высших исследований, ранее руководимую Марселем Моссом. Во время его руководства секция была переименована из «Исследования религий» в «Сравнительное религиоведение бесписьменных народов».

В начале 1960 года Леви-Стросс стал руководить кафедрой социальной антропологии в Коллеж де Франс. На базе Коллеж де Франс он создал Лабораторию социальной антропологии, чтобы дать молодым учёным возможность исседовательской работы. В Лаборатории готовились диссертации, организовывались экспедиции в самые разные районы мира. Там стали работать не только французы, но и учёные из других стран. В 1961 году Леви-Стросс вместе с лингвистом Эмилем Бенвенистом и географом Пьером Гуру основал академический антропологический журнал «Человек» (l’Homme) по аналогии с англоязычными журналами «Man» и «American Anthropologist». Он руководил Лабораторией вплоть до своего выхода на пенсию в 1984 году.

Ученый скончался 30 октября 2009 года в своем доме в Париже от сердечного приступа. О смерти Леви-Стросса было объявлено 3 ноября, и в тот же день он был похоронен в деревне Линьероль (департамент Кот-д’Ор, Бургундия)

www.livelib.ru

Клод Леви?-Стросс ( фр. Claude Levi-Strauss [klod levi st?os] ; 28 ноября 1908 , Брюссель — 30 октября 2009 , Париж ) — французский этнограф , социолог и культуролог , создатель школы структурализма в этнологии (т. н. структурной антропологии ), теории « инцеста » (одной из теорий происхождения права и государства), исследователь систем родства, мифологии и фольклора. Родился в еврейской семье в Брюсселе. Его отец, Реймон Леви-Стросс (Raymond Levi-Strauss), был художником-портретистом, как и оба его брата; дед по материнской линии, Эмиль Леви (Emile Levy) — главным раввином Версаля . [1] [2] В 1909 году семья возвратилась в Париж , а после призыва отца во французскую армию в 1914 году мать Клода — Эмма Леви (Emma Levy) — вернулась к родителям и будущий антрополог вырос в доме деда в Версале. В своих мемуарах Клод Леви-Стросс вспоминает, что атмосфера в доме была богемной, ему с детства прививалась любовь к музыке на примере его прадеда — композитора Исаака Стросса (Штраусса; Isaac Strauss , 1806—1888), родом из Эльзаса .

После вторжения во Францию немецких войск оставаться в Париже Леви-Строссу из-за его еврейского происхождения было нельзя. Некоторое время он работал преподавателем в лицее Перпиньяна, а затем профессором философии в Политехнической школе Монпелье, но был уволен после вступления в силу «расовых законов».

В начале 1945 года вернулся во Францию, но вскоре вновь отправился в США в качестве советника по культуре во французском консульстве в Нью-Йорке. Пробыл на этой должности до 1947 года. Вернувшись на следующий год в Париж, получил докторскую степень в Сорбонне за работы «Семейная и социальная жизнь индейцев намбиквара» и «Элементарные структуры родства» (здесь интересно сотрудничество Леви-Стросса и выдающегося математика А. Вейля, который написал математическое приложение к этой книге) [4] .

В конце 1940-х и в начале 1950-х, Леви-Стросс ведет активную научную и преподавательскую деятельность во Франции. Он руководит одним из направлений в Национальном центре научных исследований (CNRS), одновременно с этим читает лекции и занимает должность заместителя директора по этнологии в Музее человека. Наконец, Леви-Стросс возглавляет пятую секцию Практической школы высших исследований, ранее руководимую Марселем Моссом. Во время его руководства секция была переименована из «Исследования религий примитивных народов» в «Сравнительное религиоведение бесписьменных народов».

В 1952 году по заказу ЮНЕСКО К. Леви-Стросс пишет работу «Раса и история», посвященную многообразию культур и межкультурным отношениям.

В начале 1960 года Леви-Стросс стал руководить кафедрой социальной антропологии в Коллеж де Франс. На базе Коллеж де Франс он создал Лабораторию социальной антропологии, чтобы дать молодым учёным возможность исследовательской работы. В Лаборатории готовились диссертации, организовывались экспедиции в самые разные районы мира. Там стали работать не только французы, но и учёные из других стран. В 1961 году Леви-Стросс вместе с лингвистом Эмилем Бенвенистом и географом Пьером Гуру основал академический антропологический журнал «Человек» (l’Homme) по аналогии с англоязычными журналами «Man» и «American Anthropologist». Он руководил Лабораторией вплоть до своего выхода на пенсию в 1984 году.

В 2008 году Леви-Строссу исполнилось 100 лет, он стал первым членом Французской академии, достигшим этого возраста. В этом же году Библиотека Плеяды приступила к публикации его работ (обычно этого при жизни автора не делается).

Ученый скончался 30 октября 2009 года в своем доме в Париже от сердечного приступа. О смерти Леви-Стросса было объявлено 3 ноября, и в тот же день он был похоронен в деревне Линьероль (департамент Кот-д’Ор, Бургундия) [5] .

www.litmir.me

Изобретение синих джинсов было только началом разработки Леви Строссом нового бренда джинсов прямого кроя. И на каждом витке истории Levi’s® инновации и качество оставались в основе всего, что мы делаем. Мы расскажем о том, как мы делали историю вместе с вами.

Леви Стросс, уроженец Баварии, переезжает в Сан-Франциско во время "золотой лихорадки", чтобы заняться торговлей галантерейными товарами. Он поставлял одежду, обувь и другие товары в небольшие розничные магазины американского Запада.

Якоб Девис, портной из Рено, штат Невада, объединяется с Леви Строссом для создания патентованной рабочей одежды из коричневой парусины и синего денима, с заклепками для прочности.

Так появились синие джинсы

Якоб Девис, портной из Рено, штат Невада, объединяется с Леви Строссом, чтобы создать патентованную рабочую одежду из оригинального синего денима, с заклепками для прочности. Двадцатого мая 1873 года Бюро патентов и торговых марок США выдает патент на изобретение № 139 121 компании Levi Strauss & Co и Якобу Девису. Так в мире появились синие джинсы, под первым названием "XX".

Логотип с изображением двух лошадей символизирует невероятную прочность одежды Levi’s®. В первый раз этот логотип был размещен на кожаной бирке джинсов "XX" в 1886 году и используется по сей день.

От серии "ХХ" до серии "501"

Первым джинсам "ХХ" был присвоен канонический номер партии 501®.

Представление одежды

Levi Strauss & Co представляет свои первые велосипедные штаны. Нам потребовалось 116 лет, чтобы представить Levi’s® Commuter, продукт для многоцелевого использования, разработанный для современного велосипедиста.

В сентябре этого года Леви Стросс умирает, и четверо его племянников наследуют бизнес и исполняют его завещательные распоряжения в пользу благотворительной организации "Bay Area", помогающей детям и беднякам.

Землетрясение и пожар

Восемнадцатого апреля в Сан-Франциско происходят землетрясение и пожар, которые разрушают главное здание и две фабрики компании Levi Strauss & Co. Зарплата рабочим продолжает выплачиваться, открываются два временных производства, чтобы работники могли продолжать трудиться. Новая фабрика строится по адресу Валенсия Стрит, 250 (250 Valencia Street).

Лошади выходят на мировой рынок

Торговая марка с двумя лошадьми регистрируется в Японии. Так начинается выход Levi’s® на мировой уровень, следом осваиваются рынки Австралии и Южной Африки.

В этом году происходит представление линии одежды LS&Co.: качественные брюки и рубашки цвета хаки.

LS&Co. представляет линию Koveralls для детей: цельный джинсовый костюм для подвижных игр.

Появляется линия одежды Freedom-Alls. Этот комбинезон был создан специально для того, чтобы подарить женщинам ощущение свободы движения и освободить их от неудобной одежды тех времен.

LS&Co. регистрирует название Levi’s® в качестве торговой марки.

Молодежь едет на Восток

Аутентичная одежда для ковбоев, джинсы Levi’s®, приобретает фантастическую известность и становится синонимом свободной жизни и независимости.

Жители восточной части страны, которые хотели познакомиться с образом жизни ковбоев, отправлялись на западные ранчо, где покупали свою первую пару джинсов Levi’s® и, вернувшись домой, поражали своих друзей. Этим они помогали распространить влияние Запада на всю страну.

Их называли "Levi’s®для дам"

Первые джинсы для женщин Lady Levi’s® сделаны из денима, прошедшего предварительную усадку, и имеют основные черты первых мужских джинсов модели 501®. Более женственный вид им придает по моде широкий стянутый пояс.

Красная бирка впервые помещается на задний правый карман джинсов. Слово LEVI’S® вышито на ней белыми прописными буквами только с одной стороны. Красная бирка была придумана, чтобы отличать джинсы Levi’s® от продукции конкурентов.

Не тратить и не хотеть

Комитет по военно-промышленному производству устанавливает правила экономии сырья, для соблюдения которых приходится вводить серьезные изменения в продукцию Levi’s®. Известные дугообразные швы на задних карманах теперь рисуются, а не прошиваются, чтобы экономить нитки. Затяжка на поясе сзади полностью исчезает, а вместе с ней и заклепки на кармашке для часов, для экономии металла. Вместе с тем, для этого периода времени характерно глобальное расширение бренда, так как солдаты Второй мировой войны демонстрируют его на себе в других странах.

В 1950-е годы джинсовая ткань была запрещена в некоторых школах, особенно на Востоке, как символ дурного влияния. Изображение "малолетнего преступника" в джинсах, распространяемое в кино и на телевидении, заставило многих школьных администраторов запретить ношение джинсовой одежды в классах. Они боялись, что эта бунтарская форма одежды толкнет учеников на выражение протеста в той или иной форме.

Запускается линия джинсовой одежды для всей семьи, создается новое представление о джинсах как одежде для отдыха. То, что когда-то было рабочей одеждой, превращается в повседневный наряд.

Открывается первая фабрика Levi Strauss & Co. на Юге. Она расположена в городе Блэкстоун, штат Вирджиния. Компания настаивает на том, что предприятие осуществило интеграцию тогда, когда десегрегация еще не была утверждена федеральным законом.

Новые, более тонкие линии 1960-х вдохновляют на создание Slim Fits, новых саржевых брюк с 5 карманами, предназначенных для молодых людей. Подростки называют их White Levi’s®, потому что никто не знает, как называть синие джинсы, которые на самом деле не синие.

Фиолетового цвета, не требуют усадки

Мы делаем усадку для вас. Представлены прошедшие предварительную усадку джинсы Levi’s®, которые избавляют людей от процедуры усадки джинсов в горячей воде.

Одежда, созданная с целью впечатлять

Levi Strauss & Co. патентует процесс Sta-Prest®, создающий постоянные складки на брюках и рубашках. Линия брюк The Sta-Prest® была снова представлена в коллекции Levi’s® Весна 2012.

Международные отношения

Международное подразделение компании создано для объединения и развития всех послевоенных рынков сбыта в Европе и Азии.

Марка "batwing" была разработана компанией Landor & Associates, годы спустя она стала частью бренда Levi’s®.

Компания объявляет художественный конкурс Levi’s® Denim Art Contest и приглашает покупателей отправить фото собственноручно украшенных джинсов и курток на суд специального жюри. Коллекция победителей путешествует с Американским музеем народного искусства на протяжении 1975 года.

Итак, давайте начнем игру!

Levi Strauss & Co. создает одежду для участников Олимпийских Игр 1980 и 1984 годов.

Известная телевизионная рекламная кампания джинсов серии 501® Blues запускается во время Олимпийских Игр в Лос-Анджелесе.

Levi Strauss & Co. представляет бренд Dockers®, заполняя пустую нишу для мужчин послевоенного поколения, которым требовалось что-то, что можно было бы повесить в шкафу между джинсами 501® и деловым костюмом.

Мы смотрим в будущее, но не забываем о прошлом

Более чем 150-летняя история компании сохранена в архивах Levi Strauss & Co., расположенных в основном здании в Сан-Франциско.

Levi Strauss & Co. создает первый универсальный набор стандартов для наемных работников по всему миру, "Условия контракта", призванный поддерживать честные стандарты труда и права работников.

История Levi’s® нашла свое отражение в коллекции Levi’s® Vintage Clothing. Эта линия достоверно воспроизводит модели, ткани и особенности исторической одежды Levi’s®.

Самая модная вещь столетия

Журнал "Time" называет джинсы серии 501® самой модной вещью столетия. В этом же году джинсы серии 501® создаются заново, и линия Engineered Jeans выходит в продажу во всем мире.

Представлена линия одежды для женщин Levi’s® Curve ID. Для создания линии джинсов Curve ID была использована революционная система посадки, основанная на изучении более 60 000 замеров женских фигур и с учетом пожеланий женщин всего мира, всех форм и размеров.

На последней стадии изготовления обычной пары джинсов используется 42 литра воды. Коллекция Levi’s® Water<Less™ сокращает потребление воды на 96%. Это точка пересечения стиля и экологичности.

Городские велосипедисты и мотоциклисты по всей стране используют джинсы как одежду для ежедневных поездок. Вдохновленная этим явлением, компания Levi’s® создает линию Commuter — продукт многоцелевого использования, созданный для гонщиков всего мира.

www.levi.com

Леви-Строс Клод. Книги онлайн

Клод Леви-Стросс (фр. Claude Lévi-Strauss, 28 ноября 1908, Брюссель — 30 октября 2009, Париж) — французский этнограф, социолог и культуролог, создатель школы структурализма в этнологии (т. н. структурной антропологии), теории «инцеста» (одной из теорий происхождения права и государства), исследователь систем родства, мифологии и фольклора.

Родился в Брюсселе. В парижском университете изучал философию и юриспруденцию, затем в течение нескольких лет преподавал в школе. В 1934 году отправился в Бразилию, участвовал в полевых экспедициях. В 1941-1945 гг.работал в Нью-йоркском университете, гдепознакомился с лингвистом Р. О. Якобсоном. После войны Леви-Стросс вернулся во Францию; в 1959 году он стал профессором социальной антропологии в Коллеж-де-Франс, а в Парижском университете вплоть до 1974 года возглавлял исследовательский отдел Практической школы.

Первый из крупных трудов Леви-Стросса, «Элементарные структуры родства», был опубликован в 1949 году. В 1955 году вышли в свет «Печальные тропики», принесшие автору известность и вне профессионального круга. Главным же трудом Леви-Стросса по праву считается работа «Структурная антропология» (1961, 1973 —2-йтом), а также четырехтомные «Мифологические»(1964-1971).

Леви-Строс Клод — французский философ, этнограф и социолог, один из основных представителей французского структурализма, исследователь первобытных систем родства, мифологии и фольклора. Его работы получили мировую известность и оказали большое влияние во многих областях философско-культурологических исследований.

Ключевое место в творчестве Леви-Строса занимает исследование мифологии и фольклора, его называют отцом структурной типологии мифа как важнейшей части структурной антропологии. Леви-Строс совершил переход от символической теории мифа (Юнг, Кассирер) к собственно структурной, использующей операциональные методы теории информации и структурной лингвистики.

Леви-Строс К. — французский философ, этнограф и социолог, один из основных представителей французского структурализма, исследователь первобытных систем родства, мифологии и фольклора. Его работы получили мировую известность и оказали большое влияние во многих областях философско-культурологических исследований.

Исследуя особенности мышления, мифологии и ритуального поведения людей "первобытных" обществ с позиций структурной антропологии, автор раскрывает закономерности познания и психики человека в различных социальных, прежде всего традиционных, системах, в культурной жизни народов.

Книга адресуется философам, психологам, историкам, этнографам, а также всем интересующимся вопросам культуры и религиоведения.

Клод Леви-Стросс — выдающийся французский этнограф, социолог и культуролог, создатель школы структурализма в этнологии, исследователь систем родства, мифологии и фольклора. Автор таких всемирноизвестньгх работ как: «Раса и история», «Структурная антропология», «Тотемизм сегодня», «Человек голый».

«Печальные тропики» — рассказ очевидца и глубокое размышление о судьбах народов и культур, о направлении развития цивилизации, о тех проблемах, которые и в XXI веке не утратили актуальности.

В настоящее издание включены работы выдающегося французского ученого-этнолога, члена Французской академии, создателя структурно-семиотического метода изучения мифов и верований Клода Леви-Строса.

Книги «Путь масок» и «Ревнивая горшечница» созданыв поздний период творчества ученого, когда его метод и концепция мифологического мышления уже обрели зрелость и прозаичность. Все вошедшие в настоящее издание произведения публикуются на русском языке впервые.

Книга адресована всем, кто интересуется этнологией, психологией, культурологией, философией.

Книга «Структурная антропология» из числа тех, которые, будучи написанными талантливыми и разносторонне образованными людьми, вызывают широкий резонанс и интерес далеко за пределами того научного направления, в русле которого созданы.

Произведение известного этнографа и философа Клода Леви-Строса изучают и анализируют не только коллеги по цеху, но и социологи, лингвисты, психологи, литературоведы. Его имя ставят в один ряд с такими выдающимися мыслителями, как Фрейд, Камю, Хомской, и относят к ряду «властителей дум современности». Он популярен не только в научных кругах, но и в мире искусства.

Соавтор: Островский А.Б.

Эти две книги дают представление об интеллектуальном инструментарии, которым располагали люди в традиционных бесписьменных обществах, об их способах классификации и обобщения.

Написанные одна за другой и опубликованные в течение одного и того же года (1962), эти произведения, в совокупности, отодвигают ложную завесу мистических «сопричастий», которые прежде приписывались т. н. первобытному мышлению, отчетливо демонстрируют его логические, семиотические возможности, а также общие и специфические черты сравнительно с современным типом мышления.

Три лекции крупнейшего этнографа и культуролога XX века Клода Леви-Стросса (1908-2009), составляющие эту книгу, посвящены фундаментальным проблемам, стоящим перед современным человечеством.

Подчеркивая важное значение антропологии как нового, «демократического» гуманизма, Клод Леви-Стросс ставит вопрос о «конце культурного верховенства Запада», о связях между культурным релятивизмом и нравственными суждениями. Рассматривая проблемы глобализованного общества, Леви-Стросс касается и экономики, и искусственного оплодотворения, и связей между научным мышлением и мифологическим.

Он высказывает наконец свои опасения относительно тех узловых проблем, с которыми мир столкнулся в преддверии ХХI века, в том числе по поводу общей природы разного рода «идеологических вспышек» и набирающих силу фундаменталистских течений.

www.koob.ru

Клод Леви-Стросс — выдающийся французский этнограф, социолог и культуролог, создатель школы структурализма в этнологии, исследователь систем родства, мифологии и фольклора. Автор таких всемирноизвестньгх работ как: "Раса и история", "Структурная антропология", "Тотемизм сегодня", "Человек голый".

Впервые на русском языке печатается полный перевод знаменитой книги "Печальные тропики", ранее выходивший с сокращениями. Эта книга — рассказ очевидца и глубокое размышление о судьбах народов и культур, о направлении развития цивилизации, о тех проблемах, которые и в XXI веке не утратили актуальности.

Клод Леви-Стросс — выдающийся французский этнограф, социолог и культуролог, создатель школы структурализма в этнологии, исследователь систем родства, мифологии и фольклора. Автор… Развернуть

"Структурная антропология" Леви-Стросса — одно из уникальных произведений, вышедших далеко за пределы собственно философской науки и оказавшее значительное влияние на такие разные научные направления, как этнография и психология, культурология, лингвистика и литературоведение. Проблемы формирования и развития цивилизации и ее многочисленных культур, которым посвящена эта книга, не утратили своей значимости и в наши дни, — напротив, сама идея "мультикультурности" современной человеческой цивилизации становится все более актуальной.

"Структурная антропология" Леви-Стросса — одно из уникальных произведений, вышедших далеко за пределы собственно философской науки и оказавшее значительное влияние на такие разные… Развернуть

Три лекции крупнейшего этнографа и культуролога XX века Клода Леви-Стросса (1908—2009), составляющие эту книгу, посвящены фундаментальным проблемам, стоящим перед современным человечеством.

Получившие всемирное признание труды Клода Леви-Стросса ныне являют собой лабораторию мысли, открытую для будущего.

Три лекции крупнейшего этнографа и культуролога XX века Клода Леви-Стросса (1908—2009), составляющие эту книгу, посвящены фундаментальным проблемам, стоящим перед современным… Развернуть

Издание знакомит российского читателя с творчеством выдающегося представителя французского структурализма, этнографа и социолога Клода Леви — Строса (род. 1908). Исследуя особенности мышления, мифологии и ритуального поведения людей `первобытных` обществс позиций структурной антропологии, Леви — Строс раскрывает закономерности познания и психики человека в различных социальных, прежде всего традиционных, системах, в культурной жизни народов. Среди публикуемых произведений такие широко известные книги, как `Тотемизм сегодня` и `Неприрученная мысль`.

Издание знакомит российского читателя с творчеством выдающегося представителя французского структурализма, этнографа и социолога Клода Леви — Строса (род. 1908). Исследуя… Развернуть

Знаменитый французский философ, этнограф и социолог Клод Леви-Стросс считается отцом структурной типологии мифа, а его фундаментальный 4-х томник "Мифологики" — классическим трудом всей современной культурологии. Однако, это больше чем авторитетная монография, скорее — четырехчасная научная симфония, в которой исследователь, сопоставляя подробные записи легенд и преданий индейских племен Северной и Южной Америки, выявляет скрытые закономерности мифа как такового, угадывая за причудливым, пугающим или откровенно эротическим сюжетом неукоснительно соблюдаемую музыкальную логику, строгую и живую.

Знаменитый французский философ, этнограф и социолог Клод Леви-Стросс считается отцом структурной типологии мифа, а его фундаментальный 4-х томник "Мифологики" — классическим… Развернуть

Книга классика современной социологии и антропологии Клода Леви-Стросса (1908–2009) посвящена Японии — удивительной стране, сумевшей сохранить равновесие между верностью прошлому и обновлением, порожденным развитием науки и техники.

Книга классика современной социологии и антропологии Клода Леви-Стросса (1908–2009) посвящена Японии — удивительной стране, сумевшей сохранить равновесие между верностью прошлому… Развернуть

Переиздаваемые к 100-летию со дня рождения Клода Леви-Строса — выдающегося французского этнолога, создателя структурального метода изучения мифов, — эти две книги дают представление об интеллектуальном инструментарии, которым располагали люди в традиционных бесписьменных обществах, об их способах классификации и обобщения. Написанные одна за другой и опубликованные в течение одного и того же года (1962), эти произведения, в совокупности, отодвигают ложную завесу мистических "сопричастий", которые прежде приписывались т. н. первобытному мышлению, отчетливо демонстрируют его логические, семиотические возможности, а также общие и специфические черты сравнительно с современным типом мышления.

Издание адресовано весьма широкому кругу исследователей и аспирантов, студентов, обучающихся гуманитарным специальностям.

Переиздаваемые к 100-летию со дня рождения Клода Леви-Строса — выдающегося французского этнолога, создателя структурального метода изучения мифов, — эти две книги дают… Развернуть

www.livelib.ru

Опубликовано в рубрике Дети