Виды неврозов и их характеристики

16. Определение невроза. Виды неврозов. Проблемы и подходы в изучении невротических расстройств.

Невроз причины — влияние внешних психотравмирующих факторов — ситуация возникающая при вовлечении «ключевых» т.е. жизненно важных для пациента переживания. Они могут быть связаны с отношениями в семье и обществе.

При неврозе в отличие от психоза сохранена критика. Пациент воспринимает невроз как чуждое расстройство и стремится от невроза избавиться.

Невроз состоит из симптомов аффективного расстройства, тревожного расстройства, соматовегетативных проявлений: колебание артериального давления, учащенное сердцебиение, неприятные ощущения в теле, головные боли, расстройства желудочно — кишечного тракта и т.п.

Классические формы неврозов- классификация:

В отечественной психиатрии традиционно выделяют три основных невроза:

1. невроз навязчивых состояний.

В международной классификации болезней МКБ-10 — синдромальный принцип. Он включает большое количество различных форм невротических расстройств: тревожно-фобические расстройства, напр. социальные фобии; панические расстройства; обсессивно-компульсивное расстройство; острая реакция на стресс, посттравматическое стрессовое расстройство; диссоциативные расстройства, например диссоциативная фуга, диссоциативные судороги; соматоформные расстройства, например соматоформная вегетативная дисфункция сердца и сердечно-сосудистой системы; синдром деперсонализации-дереализации и др.

Неврозы по ведущим проявлениям иногда разделяют на астенический, обсессивный, фобический, ипохондрический, депрессивный синдромы, а также вегетативно-висцеральные расстройства, нарушения сна, сексуальные нарушения, анорексия, двигательные нарушения, нарушения чувствительности и др.

ОТКУДА И ПОЧЕМУ ВОЗНИК НЕВРОЗ И ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ НЕВРОЗА

Невроз возникает чаще не как прямая реакция личности на неблагоприятную ситуацию, а чаще опосредованно в связи с продуманным восприятием и переработкой ее человеком ( ее последствий и неспособностью приспособиться к новым условиям. ). Переживания становятся причиной невроза только если занимают базовое ( центральное ) место в системе взаимоотношений личности с реальностью.

— Социальные фобии — повторяющаяся абсурдная боязнь, страх оказаться в затруднительном или унизительном положении в обществе: во время общественного выступления, чтения лекции, на экзамене, в гостях. Нередко это действительно приводит к неудаче и закрепляет фобию.

— Обсессивно-компульсивные расстройства — навязчивые, повторяющиеся, «лезущие» в голову идеи, мысли, «приказы» совершить то или иное действие. Человек сопротивляется этому, осознавая и боясь нежелательности, абсурдности и бессмысленности такого действия (например, убийства любимого существа, родственника; постоянного мытья рук из-за страха заразиться или испачкаться; бесконечной проверки себя — закрыл ли дверь, выключил ли газ и т.п.).

— Простые фобии — постоянные немотивированные страхи и/или стремление избегать ситуаций, которые могут реализовать эти опасения (например, клаустрофобия, агорафобия, канцерофобия).

По МКБ-10 к истерическому неврозу относят состояния, включённые в разделы «F44. Диссоциативные (конверсивные) расстройства» и «F45. Соматоформные расстройства». В целом указанные группы расстройств характеризуются имитацией, но не симуляцией, пациентами болезней и богатыми соматоформными нарушениями. Последнее проявляется чрезмерным вниманием к своему здоровью, необоснованной тревогой за него, убеждённостью в наличии болезни, которая в действительности отсутствует. При истерии, как правило, имеется «желание болезни» и высокая внушаемость. Этим объясняется полиморфизм истерических расстройств, их нарочитый, демонстративный и утрированный характер.

— Причина: диссоциация («конфликт») между завышенными требованиями личности к окружающим и невозможностью их реализовать или достичь. Последнее обусловлено недооценкой либо игнорированием реальных условий и/или требований других людей. При этом перенапряжение и истощение корковых процессов способствуют формированию в подкорковых структурах «мобильных» очагов патологического возбуждения. Последние создают условия для развития сменяющих друг друга фазовых состояний (чаще — парадоксального, ультрапарадоксального, реже — наркотического, тормозного и др.) в коре головного мозга.

Неврастения считается наиболее распространённой формой невроза. В МКБ-10 эта разновидность невроза обозначена как «F48.0 Неврастения (или синдром усталости)».

— Причина: диссоциация («конфликт») между требованиями к самому себе (как правило, завышенными) и невозможностью их реализовать. Это обусловливает перенапряжение и срыв процесса коркового возбуждения.

В учении Павлова сущность невроза сводится к хроническому отклонению ВНД от нормы, которое произошло вследствие перенапряжения нервных процессов и изменения их подвижности. По мнению Павлова и его учеников, неврозы зависят от исходного типа нервной системы. Так, люди «художественного типа», очень эмоционально воспринимающие действительность, более склонны к истерии; «мыслительного типа» – к неврозу навязчивых состояний, а среднее между ними – к неврастении.

Первое определение понятия «невроз» принадлежит Гуллену. Неврозы суть «расстройства ощущений и движений, которые не сопровождаются лихорадкой и не зависят от местного поражения какого-либо органа, а обусловлены общим страданием, от которого специально зависят движения и мысль». Во второй половине ХХ в. наметились 2 основных направления в учении о происхождении неврозов: анатомическое и психологическое

Следует отметить, что поиски патологоанатомического субстрата неврозов до настоящего времени существенных результатов не принесли, хотя сторонники анатомического направления полагают, что достижения в области молекулярной биологии и генетики позволяют уверенно отрицать существование функциональных болезней и находить морфологические субстраты, адекватные любому нарушению функций.

Сторонники психологического направления наиболее многочисленны. Уже во второй половине 19 в. основой для возникновения у человека неврозов, в частности истерии, считали его повышенную внушаемость и самовнушаемость. Поэтому главным методом лечения невротических состояний предлагался гипноз.

По мнению З. Фрейда, возглавившего психоаналитическую школу, неврозы объясняются действием «ущемленных» аффектов, вытесненных в бессознательное различных влечений. Фрейд делил все психогенные расстройства, имеющие соматические корреляты, на 2 основные группы: конверсионные неврозы (истерия) и актуальные неврозы. Последние включали невроз страха, ипохондрию и неврастению. С позиций различных психологических направлений, связанных с фрейдизмом, сущность конфликта при неврозах – противоречие между инстинктами в сфере бессознательного и социальными нормами.

Всеми представителями психологического направления признается, что в этиопатогенезе неврозов ведущими являются психологические факторы.

studfiles.net

Классификация неврозов

Открытие экспериментально-психологических лабораторий и становление патопсихологии как области знаний. Общая характеристика неврозов, их формы: неврастения, истерический невроз, невроз навязчивых состояний. Систематичность в лечении больных неврозами.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Уже на рубеже нашего века некоторые учёные говорят о возникновении новой отрасли психологической науки. Так, В.М.Бехтерев пишет в 1904 году: «Новейшие успехи психиатрии, обязанные в значительной степени клиническому изучению психических расстройств у постели больного, послужили основой особого отдела знаний, известного под названием патологической психологии, которая уже привела к разрешению весьма многих психологических проблем и от которой, без сомнения, ещё большего в этом отношении можно ожидать в будущем».

Расстройства психики рассматривались как эксперимент природы, причём затрагивающий большей частью ложные психологические явления, к которым экспериментальная психология ещё не имела подхода. Принятый в школе В.М.Бехтерева принцип качественного анализа нарушений психологической деятельности стал традицией отечественной психологии В.М Бехтеревым, С,Д.Владычко, В.Я.Анфимовым и другими представителями школы было разработано множество методик экспериментально-психологического исследования душевнобольных, некоторые из которых вошли в число наиболее употребляемых в советской патопсихологии.

Видную роль в определении направления отечественной экспериментальной психологии сыграл ученик Бехтерева А.Ф.Лазурский, организатор собственной психологической школы. Л.С.Выготский писал, что Лазурский относится к тем исследователям, которые были на пути превращения психологии эмпирической в научную. А.Ф.Лазурский был новатором в экспериментальной-методической области: он раздвинул границы эксперимента в психологии, применяя его в обычных условиях повседневной жизни, и сделал предметом экспериментального исследования конкретные формы деятельности и сложные проявления личности. Естественный эксперимент, разработанный А.Ф.Лазурским, вначале для педагогической психологии, был внедрён в клинику. В клинике «естественный эксперимент» применялся в ходе организации досуга больных, их занятий и развлечений — со специальной целью давались счётные задачи, ребусы, загадки, задания по восполнению пропущенных букв и слогов в тексте.

Вторым центром, в котором развивалась клиническая психология, была психиатрическая клиника С.С.Корсакова в Москве. В этой клинике была организована с 1886 г. вторая в России психологическая лаборатория, которой заведовал А.А.Токарский. Как и все представители прогрессивных направлений в психиатрии, С.С.Корсаков придерживался того мнения, что знание основ психологической науки даёт возможность правильного понимания распада психической деятельности душевнобольного человека. Не случайно он начинал чтение курса психиатрии с изложения основ психологии.

Большую роль в становлении патопсихологии как определённой области знаний сыграли идеи о предметной деятельности выдающегося советского психолога Л.С.Выготского, которые были в дальнейшем развиты в общей психологии его учениками и сотрудниками А.Н.Леонтьевым, А,Р,Лурия, П.Я.Гальпериным, Л,И.Божович, А.В.Запорожцем и др.

Выготский высказал положения, что 1) мозг человека располагает иными принципами организации функций, нежели мозг животного; 2) развитие высших психических функций не предопределено одной лишь морфологической структурой мозга; психические процессы не возникают в результате одного лишь созревания мозговых структур, они формируются прижизненно в результате обучения, воспитания, общения и присвоения опыта человечества; 3) поражение одних и тех же зон коры имеет разное значение на разных этапах психического развития. Эти положения во многом определили путь патопсихологических и нейропсихологических исследований.

Изменяя психическую деятельность человека, болезнь приводит к различным формам патологии личностных особенностей. В психиатрической литературе имеются исключительные по яркости и правдивости описания нарушения личности, характерные для различных заболеваний и состояний. Однако анализ этих нарушений проводится в основном в терминах житейской либо устаревшей эмпирической психологии. Поэтому исследование личностных сдвигов в понятиях современной материалистической психологии является в настоящее время одной из наиболее перспективных задач. Эти исследования нужны не только психиатрической практике, они полезны и для разрешения теоретических вопросов психологии личности.

В настоящее время широко проводятся исследования изменений иерархического построения мотивов, их смыслообразующей функции; исследуется так называемая внутренняя картина болезни при разных психических заболеваниях. Используя теорию установки Д.Н.Узнадзе, ряд психологов и психиатров Грузии изучают нарушения установки при различных формах психических заболеваний. Все эти исследования позволяют подойти к изучению поставленного в своё время Л,С,Выготским вопроса о соотношении развития и распада психики, вопроса, имеющего методологическое значение.

Участие психологов становится сейчас не только необходимым, но часто ведущим фактором как в восстановительной работе, так и в области профилактики психических заболеваний.

Неврозы — обратимые пограничные психические нарушения, осознаваемые больными, обусловленные воздействием психотравмирующих факторов и протекающие с эмоциональными и соматовегетативными расстройствами.

Основной причиной невроза является психическая травма, однако имеют значение и пеморбидные особенности личности. Чем больше предрасположенность к развитию невроза, тем меньше имеет значение психическая травма. Понятие «преморбитная личностная предрасположенность к неврозам» включает унаследованные от родителей такие черты характера, как эмоциональная неустойчивость, тревожность, ранимость; особенности формирования личности и уровень её зрелости; различные астенизирующие факторы, предшествующие возникновению невроза (например, соматические болезни, переутомление, недосыпание).

Большое значение имеют особенности формирования личности. Так, отмечено, что психические травмы, перенесённые в детском возрасте, способствуют появлению невроза у взрослых. При этом играет роль и возраст, в котором ребёнок оказался в психотравмирующей ситуации, так как черты, свойственные этому периоду могут сохраниться у взрослого. Например, у взрослого человека в возрасте 7 — 11 лет потерявшего родителей, перенесшего длительную разлуку с ними или переболевшего тяжёлым соматическим заболеванием с длительным пребыванием в больнице, могут отмечаться такие личностные особенности, как чрезмерная непосредственность в общении, эмоциональная лабильность, то есть черты, свойственные детям 7 — 11 лет. Наличие их у взрослого человека создаёт трудности в общении с окружающими и ведёт к нарушению адаптации.

В возрасте 11 — 14 лет формируется интеллектуальная деятельность. С этого периода подросток может самостоятельно строить сложные умозаключения, планировать поступки. Обычно становление интеллектуальной деятельности сопряжено с усложнением эмоциональной сферы. При психотравмирующих ситуациях живость, активность, заинтересованность в происходящем, наблюдающиеся в норме, подавляются неприятными переживаниями. Развивающаяся интеллектуальная деятельность может приобретать отвлечённый характер. Подросток, переживший психическую травму, становится как бы более взрослым. Он начинает много читать, рассуждать о сложных проблемах в ущерб контактам со сверстниками и интересам, свойственным детям его возраста. При этом расстройства психики отсутствуют, но гармоничность процесса формирования личности нарушается.

Большую роль в неправильном формировании личности играют дефекты воспитания. Родители, чрезмерно опекающие ребёнка, подавляют его активность, навязывают ему собственные интересы, решают за него все проблемы, часто предъявляют повышенные требования к школьным успехам, унижают его. В таких условиях формируются такие черты характера, как робость, нерешительность, неуверенность в своих силах, появляются затруднения в общении со сверстниками. Эти черты, сохранившиеся у взрослых, могут предрасполагать к неврозам. Когда же ребёнок становится кумиром семьи, не знает никаких запретов, любым его поступком восторгаются, все желания немедленно удовлетворяются, у него не формируется целеустремлённость, способность преодолевать трудности, сдержанность и другие качества, необходимые в общении с окружающими.

Принято различать три основные клинические формы неврозов: неврастению, истерический невроз, невроз навязчивых состояний. В 70-80-е годы отечественные психиатры стали выделять также невротическую депрессию (депрессивный невроз). В Международной классификации болезней представлено большее число неврозов. Например, невротические фобии, невроз страха (тревоги), ипохондрический невроз. Клиническая практика и длительные катамнестические наблюдения свидетельствуют о том, что эти формы могут оцениваться как этапы в динамики основных форм неврозов.

Неврастения, сопровождаясь физическим истощением, характеризуется расстройством функций вегетативной нервной системы, повышенной раздражительностью, утомляемостью, слезливостью, подавленным настроением (депрессия).

В начальный период заболевания возникают вялость, пассивность или двигательное беспокойство с суетливостью, отвлекаемостью и истощаемостью внимания, усиливается утомляемость к концу дня или недели. Появляются необоснованные страхи, недовольство, подавленность настроения, непереносимость резких или громких звуков, запахов, температурных колебаний и других раздражителей. Жалобы на головную боль, неприятные ощущения в различных участках тела. Характерны также расстройства сна в виде трудности засыпания, стойкой бессонницы, сновидений с ночными страхами. Иногда у больных неврастенией отмечают нарушение аппетита, тошноту, необъяснимые расстройства стула, нейродермиты, энурез, тик, заикание, обморочные состояния. Основными симптомами неврастении является раздражительная слабость и повышенная истощаемость, в связи с преобладанием первой или второй выделяют:

а) гиперстеническую форму неврастении, основой которой является ослабление внутреннего торможения, что проявляется в раздражительности, эксплозивных реакциях, несдержанности, импульсивности;

б) гипостеническую, в основе которой лежит истощение раздражительного процесса с явлениями запредельного охранительного торможения. В клинике преобладают чувство усталости, слабости, сонливости, некоторая психомоторная заторможенность. Эти формы могут быть разными стадиями.

Течение обычно благоприятное. Хроническая психотравмирующая ситуация может быть причиной затяжных форм неврастении, приводящих к невротическому астеническому формированию личности.

Невроз навязчивых состояний характеризуется появлением после тяжёлой психотравмы различных по содержанию навязчивостей, фобий, повышенной тревоги, угнетённого настроения, различных вегетативных расстройств.

Невроз навязчивых состояний встречается реже, чем неврастения, чаще возникает у людей с тревожно-мнительными чертами характера, особенно при ослаблении организма соматическими и инфекционными заболеваниями. Доминирующими в картине невроза навязчивых состояний являются разнообразные навязчивые расстройства. В зависимости от характера преобладающих навязчивых расстройств несколько условно различают три разновидности невроза: обсессивный — характеризующийся навязчивыми мыслями, идеями, представлениями; компульсивный — навязчивыми влечениями и действиями; фобический — навязчивыми страхами.

В детском возрасте выделяют невроз навязчивых движений, невроз навязчивых мыслей и страхов, невроз навязчивых состояний смешанного типа.

Невроз навязчивых движений чаще встречается в возрасте 3-7 лет, реже — 7-12 лет и выражается в тикоидных гиперкинезах или движениях (учащённое мигание, повторяющиеся гримасы, облизывание или кусание губ, движение головой, подёргивание плечами, хмыкающие или хрукающие звуки, подпрыгивание, шаркание или периодические остановки при ходьбе). Навязчивые движения являются «очистительным актом», освобождающим ребёнка в возрасте сознательного» детства от неприятного чувства внутреннего напряжения, тревоги, страха, в основе которых лежат конфликтные невротические переживания. При затяжном течении навязчивые движения становятся привычными, теряют защитный смысл и исчезает эмоциональное отношение к ним. Навязчивые движения нередко сочетаются с повышенной истощаемостью, утомляемостью, раздражительностью, эмоциональной лабильностью, двигательной расторможенностью, нарушением сна, аппетита. С возрастом отмечается тенденция к постепенному исчезновению привычных действий. Примерно 2/3 больных к юношескому возрасту оказываются практически здоровыми.

Невроз навязчивых мыслей и страхов может проявляться страхом болезни и смерти, острых предметов, высоты, закрытых помещений, заражения, загрязнения, «упустить» мочу или кал в обществе, устного ответа в школе и т.п. Для временного уменьшения интенсивности страхов больные совершают навязчивые защитные (ритуальные) действия, прямо или символически связанные с содержанием страхов (навязчивое мытьё рук, отряхивание их, отплёвывание, повторение совершаемых действий определённое число раз, обведение, подчёркивание букв при письме и т.п.). К этому неврозу относят также невроз ожидания, проявляющийся тревожным ожиданием неудачи при выполнении привычных действий и физиологических функций — речи, чтения, ходьбы, глотания, мочеиспускания — и затруднениями при необходимости совершить их. При длительном течении происходят стойкое снижение настроения и переход в невротическое развитие личности обсессивно-фобического типа. Полное выздоровление к юношескому возрасту отмечается у половины больных.

Невроз навязчивых состояний смешанного типа проявляется чаще у детей в возрасте 10-13, реже — 7-9 лет сочетанием идеаторных навязчивостей (представления, счёт, воспоминания, мысли и др.) с аффективными и двигательными. Отмечаются страхи типа опасений, пугающих представлений, воспоминаний, тревожных сомнений; защитные действия символического характера или сложного многоступенчатого построения (длящиеся часами ритуалы одевания, раздевания, отхода ко сну и т.д.), реже идеаторные ритуалы типа «загадывания» и «заклинания». Так же, как и при других формах невроза навязчивых состояний, встречаются депрессивные и ипохондрические синдромы, признаки вегетососудистой неустойчивости. В большинстве случаев невроз переходит в невротическое (обсессивное) развитие личности с чертами нерешительности, неуверенности и педантизма, тревожности, склонности к застреванию на неприятных переживаниях, тормозящих привычную деятельность больных.

Больные не могут освободиться от навязчивых переживаний усилием воли, хотя у них сохраняется чёткое критическое отношение к навязчивым переживаниям, сознание их нелепости и болезненности. Состояния, объединяемые в невроз навязчивости, по сравнению с другими разновидностями неврозов, склонны к затяжному течению. Оно может проявляться рецидивами, чередующимися с периодами полного выздоровления, или протекать непрерывно с периодическими ослаблениями и обострениями болезненной симптоматики. Иногда проявление невроза может ограничиться однократным приступом.

Истерический невроз значительно чаще встречается в молодом возрасте, причём чаще у женщин, чем у мужчин, и легче возникает у психопатических личностей истероидного круга. Многообразие и изменчивость истерических расстройств в определённой степени объясняются характерными для этих больных основными истерическими чертами — большой внушаемостью и самовнушаемостью.

В клинической картине истерического невроза наблюдаются двигательные, сенсорные и вегетативные нарушения.

Двигательные нарушения проявляются в виде истерических припадков, гиперкинезов, параличей и парезов. С давних времён одним из классических проявлений истерии считается истерический припадок. Последний чаще всего возникает после ссоры, неприятного известия, волнения и т.п., как правило, в присутствии «зрителей» и крайне редко, когда больной бывает один. При истерическом припадке сознание утрачивается не полностью. В отличие от эпилептического при истерическом припадке общего тонического сокращения мышц не наступает, поэтому падение происходит в виде обессиленного постепенного опускания на пол. Затем возникают судороги клонического характера. Во время припадка больной выгибается, опираясь на затылок и пятки (истерическая дуга), стучит ногами, однообразно кричит, выкрикивает отдельные фразы, рвёт на себе волосы. Истерический припадок отличается также хаотичностью, театральностью и размашистостью, «требует» много места. Реакции зрачков на свет, на болевые и обонятельные раздражители сохраняются. Так, если больного облить холодной водой или дать ему понюхать нашатырный спирт, то можно оборвать приступ.

В настоящее время в связи с патоморфозом истерических расстройств развёрнутые истерические припадки встречаются редко. В современных проявлениях они напоминают гипертонический криз, стенокардию, диэнцефальные расстройства, возникающие в связи с психотравмирующей ситуацией.

Примером функциональных гиперкинезов могут служить тики, грубый и ритмичный тремор головы, хореиформные движения и подёргивания, дрожание всего тела, усиливающиеся при фиксации внимания, ослабевающие при спокойной обстановке и исчезающие во сне.

Истерические парезы и параличи в одних случаях напоминают центральные спастические, в других — периферические вялые параличи. Здесь, не смотря на кажущийся полный паралич конечностей, в них возможны непроизвольные автоматические движения. Нередко возникают расстройства походки, известные под названием «астазия-абазия». При этом больные не в состоянии стоять и ходить, в то же время в лежачем положении они могут производить ногами любые движения. В основе истерической афонии — потери голоса — лежит паралич голосовых связок. В отличие от органических при истерических параличах сухожильные рефлексы сохраняются, не изменяется и мышечный тонус.

К сенсорным нарушениям относят психогенно обусловленные нарушения, симулирующие расстройства со стороны того или иного органа чувств: истерическая слепота, глухота, потеря обоняния, вкуса.

Часто встречающиеся расстройства чувствительности в виде анестезии, гипо- и гиперестезии обычно не соответствуют законам иннервации и локализуются по типу «перчаток», «чулок», «куртки» и т.д. Иногда нарушения кожной чувствительности, отличаясь причудливым расположением и конфигурацией, локализуются в области конечностей.

Истерические боли (алгии) могут локализоваться в любой части тела: головные боли в виде обруча, стягивающие лоб и виски, вбитого гвоздя, боли в суставах, конечностях, в области живота и т.д. В литературе имеются многочисленные указания на то, что подобные боли могу стать причиной не только ошибочных диагнозов, но и оперативных вмешательств.

При истерическом неврозе больные, с одной стороны, всегда подчёркивают исключительность своих страданий, говоря об «ужасных», «непереносимых» болях, необыкновенный, неповторимый, неизвестный ранее характер симптомов, с другой — проявляют как бы безразличие к «парализованной конечности», не тяготятся «слепотой» или невозможностью говорить.

Симптомы, связанные с нарушениями вегетативной нервной системы, отличаются большим разнообразием. К ним относятся: истерический комок в горле при волнении, чувство непроходимости пищи по пищеводу, психогенная рвота, сочетающаяся со спазмом пилорического отдела желудка, спазмы в горле, сопровождающиеся одышкой и чувством нехватки воздуха (истерическая астма), сердцебиение и тягостные болевые ощущения в области сердца (истерическая стенокардия) и др. Следует особо заметить, что больные истерическим неврозом легко поддаются самовнушению. В литературе описан случай псевдобеременности, вызванной самовнушением. У больной, пытавшейся таким путём добиться смягчения судебного приговора, наблюдалось увеличение живота (истерический метеоризм) и грудных желез.

Лечение больных неврозами должно быть комплексным, включать наряду с психотерапией медикаментозное лечение психофармакологическими и общеукрепляющими средствами (витамины, ноотропные препараты, рациональная диета, прогулки, физические упражнения, массаж и др.), назначение психотропных средств. Большое значение имеют социальные мероприятия, направленные на устранение психотравмирующих факторов и нормализацию психологического климата вокруг больного. Для достижения этого целесообразно лечение проводить в стационарных условиях. Психотерапевтическое воздействие применяется дифференцированно, с учётом особенностей проявления невроза. Оно включает в себя как индивидуальные беседы, внушения в состоянии бодрствования и гипноза, так и групповую и семейную психотерапию. Если на высоте острого невротического состояния психотерапия призвана способствовать успокоению, уменьшению внутренней напряжённости и тревоги, то на последующих этапах её следует направить на перестройку нарушенных межличностных отношений.

Прогноз в отношении жизни благоприятный. Для восстановления работоспособности и социальной адаптации требуется длительное время, но при правильной организации комплексного лечения может наступить полное выздоровление.

Итак, основной причиной возникновения неврозов является психическая травма. Здесь в отличие от реактивных состояний невротические реакции возникают при длительно действующих психотравмирующих факторах, приводящих к постоянному эмоциональному напряжению. Возникновение невроза нередко обусловлено не прямой и непосредственной реакцией личности на неблагоприятную ситуацию, а длительной переаботкой ею сложившейся ситуации и неспособностью адаптироваться к новым условиям. Другими словами, для развития невроза, кроме психической травмы, необходимо наличие своеобразной структуры личности. Чем больше предрасположенность, тем меньшая психическая травма достаточна для развития невроза. По И.П.Павлову в патогенезе неврозов важная роль принадлежит воздействию на центральную нервную систему чрезмерных по силе или длительности внешних факторов, вызывающих срыв высшей нервной деятельности.

При развитии невроза отмечается определённая последовательность появления симптомов. Так, на первых этапах ведущими являются вегетативные нарушения, в дальнейшем присоединяются сенсомоторные (соматические), эмоциональные и идеаторные. Эти расстройства при разных неврозах имеют свои особенности. Например, идеаторные расстройства при неврастении выражаются в невозможности сосредоточиться, повышенной отвлекаемости, истощаемости интеллектуальной деятельности, невозможности усваивать необходимый материал.

При истерическом неврозе — в эмоциональной логике, когда в основе поступков, оценок и выводов лежит эмоциональная оценка окружающего, а не адекватный анализ событий. При неврозе навязчивых состояний — в усложнении навязчивостей, присоединении к фобиям «умственной жвачки», навязчивых сомнений. Значительная выраженность идеаторных нарушений свидетельствует о затяжном характере невроза и переходе их в невротическое развитие личности.

otherreferats.allbest.ru

2. Виды стрессовых состояний и их характеристика

Определение понятия психического состояния

С целью анализа понятия стрессовое состояние обратимся к категориипсихическое состояние. В литературе существует большое количество теоретических и экспериментальных работ, посвященных изучению психических состояний человека (Л.М. Аболин, 1987; Б.А. Вяткин, Л.Я. Дорфман, 1987; В.А. Ганзен, В.Н. Юрченко, 1981; М.Ю. Денисов, 1992; Е.П. Ильин, 1981; Л.В. Куликов, 1999; Н.Д. Левитов, 1955, 1964; А.В. Махнач, 1995; Н.И. Наенко, 1976; Ю.Б. Некрасова, 1994; А.О. Прохоров, 1991; А.С. Сунцова, 1996; М.Arnold, 1967; Н.Basowitsetal., 1955; и др.).

В отечественной психологии Н.Д. Левитов (1955) впервые поставил вопрос о психических состояниях как об особой категории, отличной от психических процессов и свойств личности. Он определил психическое состояние как целостную характеристику психической деятельности за определенный период времени, указал на сложность и динамичность структуры психических состояний.

Ю.Е. Сосновикова при анализе психических состояний применила категорию времени, основные параметры которого (длительность, необратимость, дискретность, периодичность, бесконечность и др.) включила в характеристику психических состояний. Через эти свойства автор раскрыла динамику развития и перехода одного состояния в другое. Определяя психическое состояние как «относительно устойчивую структурную организацию всех компонентов психики. представленную в данный момент времени конкретной ситуацией» (Ю.Е. Сосновикова, 1995, с. 20), она показала, что в психическом состоянии, которое всегда существует в настоящем, соотносятся прошлый опыт личности в виде испытанных в различные периоды жизни состояний и будущее человека, представленное в его планах, идеальных установках, представлениях и т.д.

В работах А.О. Прохорова (1991, 1994) и М.Ю. Денисова (1992) подробно исследуются положения о связи и единстве психических состояний с переживаниями и поведением личности, а также проблема обусловленности состояния ситуацией. Психическое состояние рассматривается как целостная, активная реакция личности на внешние и внутренние воздействия (А.О. Прохоров, 1991), как отражение личностью ситуации в виде устойчивого синдрома в динамике психической деятельности (М.Ю. Денисов, 1992, с. 14). Важным в исследовании А.О. Прохорова (1991) является положение о детерминированности психического состояния личностным смыслом, который выступает в качестве индивидуализированного отражения отношения личности к элементам, объектам ситуации и осознается ею как определенное значение.

Интересный анализ сущности, функций, детерминант и ведущих характеристик психического состояния несут в себе изыскания Л.В. Куликова(1995, 1999). Так, наиболее значимым для проникновения в сущность «психического состояния» Л.В. Куликов (1999, с. 9) определяет понятие согласования меняющихся потребностей, возможностей и условий. Устранение рассогласования между внешними условиями деятельности и внутренними ресурсами человека для состояния является системообразующим фактором. Состояния согласовывают потребности и устремления индивида с его возможностями и ресурсами (осуществляют соответствие между ними), обеспечивая его развитие в конкретных условиях среды. Другими словами, психическое состояние – это согласование личностных стремлений и возможностей с особенностями средовых факторов и силой их воздействия (Л.В. Куликов, 1999, с. 10). Отсюда следует, что основными функциями состояния являютсярегулятивная, заключающаяся в поддержании гармоничных отношений между структурами н образованиями личности и организма, иинтегративная, отвечающая за объединение отдельных психических состояний и образование функциональных единиц(процесс – состояние – свойство), состоящих из иерархически организованных в единую целостную совокупность психических процессов и психологических свойств (А.О. Прохоров, 1994). Кроме регулятивной и интегративной (синтезирующей) можно выделить и ряд других функций психического состояния: активизирующая, приспособительная, ориентирующая и др. Проведенный в работе В.А. Ганзена и В. Н. Юрченко (1981) системный анализ показал, что основное назначение психического состояния состоит в сохранении характера динамики и взаимодействия подсистем психики в различных изменениях среды.

В виде детерминант состояния выступают:

потребности, желания и стремления человека (или, более точно, осознанные и неосознанные потребности, стремления и желания);

его возможности (проявившиеся способности и скрытые потенциалы);

условия среды (объективное воздействие и субъективное восприятие и понимание текущей ситуации).

Соотношение между этими тремя составляющими и определяет главные характеристики состояния. Главными, по мнению Л.В. Куликова (1999, с. 16), являются следующие характеристики состояний:

активационные (отражающие интенсивность психических процессов);

тонические (отражающие тонус, ресурс сил индивида);

тензионные (отражающие степень напряжения);

временные (отражающие продолжительность, устойчивость состояний);

эмоциональные (эти характеристики иногда называют модальностными, понимая под модальностью качественное своеобразие: тревога, наслаждение, созерцание и т.п.);

полярность состояний, другими словами,знак описываемого состояния (благоприятное, положительное или неблагоприятное, отрицательное).

Как можно видеть, общим у вышеназванных авторов является понимание психического состояния в качестве активного целостного психического образования, представляющего собой реакцию (либо отражение) личности на ситуацию, рассматриваемую как комплекс внешних и внутренних условии жизнедеятельности человека. При этом акцент делается на исследовании психологического уровня проявления психического состояния, а в качестве основной единицы при его анализе берется, как правило, категория «переживания».

В литературе мы встречаем и несколько иное, но принципиально не противоречащее первому, понимание психического состояния как фона, на котором развиваются психические процессы, либо как общего функционального уровня, на фоне которого развиваются психические процессы (В.Н. Мясищев, 1960; С.Л. Рубинштейн, 1957; К.М. Гуревич, 1970; А.Б. Леонова, 1984, и др.). Здесь фоновое состояние выражает определенную меру мобилизации сил, активности личности, ее готовность или неготовность к действию, поступку (И.И. Чеснокова, 1987, с. 22). В таком контексте состояние выступает как одно из внутренних условий, способствующих или препятствующих течению различных психических процессов.

Функциональное состояние. Ряд авторов считают, что к пониманию состояния как фона психической деятельности близко по своей сути стоит понятиефункционального состояния (М.Ю. Денисов, 1992; Л.О. Прохоров, 1991), проблематика которого широко представлена в литературе (Л.Г. Дикая, 1990; А.Г. Кузнецов, 1979; В.И. Лебедев, 1989; В.И. Медведев, 1979; Т.А. Немчин, 1979, и др.). В этих работах внимание исследователей в основном привлекают состояния человека, возникающие в острых, экстремальных условиях (при стихийных бедствиях, в условиях изоляции, при аварийных ситуациях на предприятиях и т.п.) и в профессиональной деятельности, требующей высокой мобилизации психики (космонавтов, летчиков, спортсменов, операторов, врачей-хирургов и др.). Здесь чаще всего исследователей интересует вопрос о функциях психического состояния, которое может выступать мобилизующим или, напротив, деструктивным фактором в процессе деятельности. Использование термина «функциональное состояние» подчеркивает специфичность подхода к анализу состояний, оно вводится для характеристики «эффективностной стороны деятельности человека. предполагает, прежде всего, решение вопроса о возможностях человека, находящегося в том или ином состоянии, выполнять конкретный вид деятельности» (А.Б. Леонова, 1984, с. 5). В экспериментальных исследованиях изучаются такие функциональные состояния, как состояние нервно-психического напряжения (Н.И. Наенко, 1976; Т.А. Немчин, 1983, и др.), состояния монотонии и психического пресыщения при разных видах деятельности (В.П. Ильин, М.Н. Ильина, 1981; Н.П. Фетискин, 1984), состояние тревожности в процессе подготовки летных экипажей (Г.С. Никифоров, С.Р. Демидов, 1981), различные состояния человека в экстремальных условиях деятельности (В.А. Бодров, 1995; А.Г. Кузнецов, 1979; В.И. Лебедев, 1989 и др.).

Исследователи функциональных состояний исходят из положения о принципиальной связи состояния с деятельностью и понимают под состоянием качественно своеобразный ответ функциональных систем разных уровней на внешние и внутренние воздействия, возникающие при выполнении значимой для человека деятельности (А.Б. Леонова, 1984, и др.). При характеристике функциональных состояний берется показатель эффективности деятельности, по которому состояния человека делят на состояния адекватной мобилизации и состояния динамического рассогласования. Иными словами, состояние человека может способствовать эффективному выполнению деятельности даже в очень трудных ситуациях, когда оно характеризуется соответствием степени напряжения функциональных возможностей человека требованиям, предъявляемым конкретными условиями деятельности; в случае, когда требуемые психофизиологические затраты превышают актуальные возможности человека (Н.И. Наенко, 1976), возникает состояние динамического рассогласования, и человек не справляется с поставленными задачами.

При изучении этих состояний в основном исследуются показатели уровня функционирования различных физиологических систем, изменения в протекании тех или иных психологических процессов, то есть преобладающими являются физиологические и психофизиологические методы. Для нас выводы авторов, сделанные на основе изучения функциональных состояний, представляют актуальный интерес, поскольку в трудных, необычных условиях деятельности чаще всего возникают стрессовые состояния, которые имеют яркие проявления в поведении и деятельности человека и могут являться индикаторами его личностных характеристик.

Суммируя представления исследователей относительно характеристики психических состояний человека, мы должны отметить следующее.

Авторы исходят из понимания состояния человека как сложного, целостного полифункционального и полиструктурного явления психической жизни, то есть рассматривают его в качестве системного объекта изучения.

Целостность психического состояния подразумевает определенный уровень организации, стабильности входящих в него компонентов, синтез их в определенную иерархическую структуру (М.Ю. Денисов, 1992; Е.П. Ильин, 1985).

В процессе формирования психического состояния можно проследить участие трех систем человека (Е.П. Ильин, 1980):

1) моторной – обеспечивающей двигательную поведенческую реакцию человека (так, в агрессивном состоянии усиливается тонус мышц и наблюдаются двигательные действия наступательного характера);

2) вегетативного обеспечения ответа на внутренние или внешние воздействия (например, повышение частоты пульса и артериального давления при стрессе или противоположные изменения этих показателей в состоянии апатии);

3) психической сферы – проявляющейся в изменении динамики познавательных процессов и преобладании положительных или отрицательных эмоциональных переживаний.

Только при сопоставлении показателей всех трех компонентов друг с другом можно правильно оценить психическое состояние человека. В такой комплексной реакции человека заключается первая отличительная характеристика психического состояния.

Второй характерной чертой любого состояния является латентный (от лат. latens скрытый, невидимый) период его развития. Задержка в развитии психического состояния может колебаться от нескольких секунд, как это наблюдается при испуге (быстрое появление устрашающего образа в поле зрения), минут и часов, прошедших до начала мышечного или умственного утомления (на что влияет наличие запаса физических или духовных сил), и доходит до нескольких дней и недель при развитии состояния хронического стресса (во время подготовки к выпускным или вступительным экзаменам). То есть необходима определенная величина и длительность действия условий, вызывающих появление конкретного состояния.

Третьей, и последней, общей характеристикой любого психического состояния по Е.П. Ильину является активная природа развития самого состояния. Активность состояния заключается, с одной стороны, в сложности происходящих в организме человека процессов, направленных на формирование и стабилизацию текущего состояния, и, с другой стороны, в противодействии развитию нового психического состояния.

Структурированность проявляется в способности психического состояния сохранять определенный уровень организации компонентов при тех или иных энергетических затратах, проявляющихся в степени выраженности переживаний и сдвигов в функциональных системах человека (В.А. Ганзен, В.Н. Юрченко, 1981; Л.В. Куликов, 1999; А.О. Прохоров, 1991).

В структуре психического состояния выделяют физиологический, психофизиологический, психологический и социально-психологический подуровни (В.А. Ганзен, В.Н. Юрченко, 1981).

Физиологический уровень включает нейрофизиологические характеристики, морфологические и биохимические изменения.

Психофизиологический уровень – вегетативные реакции, изменения психомоторики, сенсорики.

Психологический уровень – изменения психических функций и настроения человека.

Социально-психологический уровень объединяет характеристики поведения, деятельности, отношения человека в том или ином состоянии.

Все перечисленные аспекты – это различные взаимосвязанные стороны одного и того же целостного явления, разделяющиеся условно для проведения качественного и количественного анализа.

Являясь активной целостной единицей психической жизни личности, психическое состояние понимается и как фон, на котором протекает развитие психических процессов.

Классификация психических состояний

В зависимости от доминирующего компонента в образовании психического состояния можно различать эмоциональные, функциональные, мотивационные, когнитивные и другие психические состояния. Также психические состояния могут быть проклассифицированы и на следующей основе (Л.Д. Столяренко, С.И. Смамыгин, 2000, с. 102):

в зависимости от роли личности и ситуации в возникновении психических состояний – личностные и ситуативные;

в зависимости от доминирующих (ведущих) компонентов (если таковые явно выступают) – интеллектуальные, волевые, эмоциональные и т.д.;

в зависимости от степени глубины – состояния (более или менее) глубокие либо поверхностные;

в зависимости от времени протекания – кратковременные, затяжные, длительные и т.д.;

в зависимости от влияния на личность – положительные и отрицательные, стенические, повышающие жизнедеятельность, и астенические;

в зависимости от степени осознанности – состояния более или менее осознанные;

в зависимости от причин, их вызывающих;

в зависимости от степени адекватности вызвавшей их объективной обстановки.

Классификация состояний по Л.В. Куликову

Показательной, и, на наш взгляд, очень продуктивной в прикладном аспекте, является классификация состояний Л.В. Куликова (1999), разработанная в соответствии с предложенными им же основными характеристиками психического состояния, рассмотренными нами ранее. Внутри каждого выделенного класса состояний психические состояния приводятся в порядке уменьшения степени их положительного воздействия. Характеристики состояний приводятся нами с некоторыми сокращениями и в незначительно переработанной форме, не меняющей сути описываемых Л.В. Куликовым явлений.

Азарт – состояние возбуждения, связанного с сильным желанием положительного результата собственной деятельности или того, за кого переживают.

Вдохновение – состояние высокой активности и ясности сознания. Характеризуется высоким уровнем организованности поведения, положительным эмоциональным фоном.

Деятельное (работоспособное) состояние – характеризуется достаточно высоким уровнем работоспособности для выполнения текущих задач поведения и деятельности.

Состояние вялости – характеризуется сниженной активацией, пассивным отношением к жизненной ситуации, пониженным настроением, преобладанием отрицательного эмоционального фона.

Апатия – состояние бездеятельности, безразличия к себе, близким и происходящему вокруг, а также обеднением эмоциональных проявлений.

Тонические состояния (отражающие тонус, ресурс сил)

Бодрствование – функциональное состояние, противоположное сну. Соединяя тонические характеристики состояния с активационными, в бодрствовании можно выделить различные уровни – от максимально активного уровня бодрствования до полностью пассивного.

Утомление – состояние снижения активности, работоспособности, являющееся закономерным итогом любой длительной активности. При утомлении наблюдается снижение чувствительности анализаторов и наличие чувства усталости.

Сон – функциональное состояние мозга и всего организма, характеризующееся торможением активного взаимодействия организма с окружающей средой.

Терминальное (конечное) состояние – состояние, непосредственно предшествующее полному прекращению жизнедеятельности.

Тензионные состояния (отражающие степень напряжения)

Созерцание – состояние инертности, пассивности, бездеятельности на фоне чувств успокоенности и умиротворения.

Монотония – психическое состояние, характеризующееся снижением внимания, способности к волевому усилию, сонливостью, ощущением скуки.

Стресс – состояние напряжения, возникающее при несоответствии приспособительных возможностей величине действующей на человека нагрузки, вызывающее активацию и перестройку адаптивных ресурсов психики и организма.

Состояние фрустрации – характеризуется переживанием неудачи, разочарования, напряженностью. В зависимости от ситуации переживания могут быть различны: от вины и подавленности до раздражения и гнева.

Предстартовая лихорадка – резко выраженное состояние перед началом ответственной деятельности, в положительном результате которой у субъекта нет полной уверенности, характеризующееся снижением способности к саморегуляции (сознательного самоуправления) поведения.

Эйфория – состояние с повышенным настроением, благодушием, неадекватной веселостью, беззаботностью, беспечностью, с пониженной критичностью мышления и восприятия действительности.

Состояние удовлетворения – характеризуется чувством удовольствия от удовлетворения значимых жизненных потребностей и пониженным уровнем активности.

Состояние синтонии – нейтральное состояние, выражающееся в уравновешенном, среднем, ровном, нейтральном настроении со слабо выраженными переживаниями удовлетворения и отсутствием дискомфорта.

Состояние тревоги – дискомфортное, обусловленное ожиданием угрозы, предчувствием неясной опасности, наступлением неблагоприятных событий психическое состояние.

Состояние страха – состояние, в котором доминирует сильное чувство угрозы биологическому или социальному существованию индивида, характеризующееся крайне негативным эмоциональным фоном, множеством отрицательных последствий и дезадаптацией.

Паника – состояние потери способности саморегуляции, дезорганизации поведения и деятельности, характеризуется хаотичной, бессмысленной активностью, выступающей двигательной разрядкой сильных эмоций.

Как можно заметить, в представленной классификации Л.В. Куликова выделение конкретного вида психического состояния и его отнесение к той или иной группе довольно условно, и, говоря о проблеме дифференциации состояний, можно заключить, что принципы разграничения состояний пересекаются, и это достаточно характерное явление для психологии в целом.

Виды стрессовых состояний

Изучение стрессовых психических состояний в литературе идет по двум направлениям:

1. При характеристике функциональных состояний в связи с исследованием качества и эффективности выполнения человеком деятельности в трудных, опасных, экстремальных условиях. Здесь под стрессовым критическим состоянием (дистрессом) понимается крайняя точка (крайняя степень) напряжения физиологических и психических функций организма. Как синонимы стрессовому состоянию употребляют понятия «предельное состояние», «состояние динамического рассогласования», «критическое состояние», «состояние нервно-психического напряжения», «экстремальное состояние» и др. Главное, что интересует исследователей стрессового функционального состояния, – это его роль в понижении устойчивости психических и двигательных функций человека вплоть до дезинтеграции деятельности.

2. Изучение стрессовых состояний, являющихся результатом воздействия трудных, критических ситуаций, возникающих в семейно-бытовых отношениях, в профессиональном межличностном взаимодействии и в других сферах жизнедеятельности, «носящих характер испытаний для человека» (Н.И. Наенко, 1976, с. 7). Здесь стрессовые состояния описываются в основном такими понятиями, как «дистресс», «конфликт», «кризис», «аффект», «фрустрация».

В психологической науке существуют целые направления, разрабатывающие, наряду с концепцией стресса, теорию фрустрации, теорию кризисов и т.д. Авторы по-разному рассматривают природу происхождения и механизмы протекания названных стрессовых состояний. Существует неоднозначность в их определениях, классификациях и описании. Мы приводим наиболее часто встречающиеся и общепринятые в психологии представления о названных стрессовых состояниях.

Под фрустрацией в психологии принято понимать психическое состояние человека, вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели или к решению задачи (Л.П. Гримак, 1989; Н.С. Лейтес, 1978; В.П. Петрунек, 1987; С.С. Чшмаритян, 1990; В.А. Якунин, М.М. Силенок, 1983).

То есть для возникновения фрустрации необходимо наличие двух моментов: сильной мотивированности достичь цель и преграды, препятствующей этому достижению (Ф.Е, Василюк, 1984; Л.П. Гримак, 1989). Встречается понимание фрустрации и как внутриличностного конфликта, возникающего вследствие противоречия личных желаний человека и ограничений, налагаемых общественными нормами и моралью (D.Krech,R.Crutchfield, N.Linson, 1974).

Анализируя литературу, отметим, что исследователи фрустрации в основном обращают внимание на изучение трех аспектов:

1) выделение и описание фрустраторов (преград, барьеров), вызывающих фрустрацию. Их делят на физические (например, лишение свободы), биологические (болезнь, старение), психологические (страх, интеллектуальная недостаточность), социокультурные (нормы, правила, запреты) (Ф.Е. Василюк, 1984; Л.П. Гримак, 1989). У С. Розенцвенга выделено три типа фрустрирующих ситуаций: лишения, отсутствие необходимых средств для достижения цели; потери (потеря близкого человека, родного дома); внешние и внутренние конфликты человека (цит. по Н.С. Лейтес, 1978);

2) описание видов фрустрационного поведения, например таких как двигательное возбуждение, апатия, агрессия, деструкция, бегство от ситуации и др. (Ф.Е. Василюк, 1984; Л.И. Ермолаева, 1993; Н.С. Лейтес, 1978; D.Krech,R.Crutchfield, N.Linson, 1974);

3) изучение проблемы толерантности и фрустрации, понимаемой как терпеливость, выносливость, отсутствие тяжелых переживаний и резких реакций, несмотря на наличие фрустраторов (И.С. Лейтес, 1978), или как «определенная пороговая величина уровня напряжения, превышение которой ведет к качественно иным воздействиям на поведение» (D.Krech,R.Crutchfield, N.Linson, 1974, с. 71).

Характеристика же самого психического состояния фрустрированной личности, анализ психологического смысла этого состояния представлены в литературе недостаточно. Н.Д. Левитов по этому поводу отмечает лишь то, что состояния фрустрации, вызванные различными фрустраторами, весьма различны в зависимости от силы фрустратора, значимости его действия, индивидуальных особенностей субъекта (Н.Д. Левитов, 1967, с. 123). Другие авторы ограничиваются описанием того, что фрустрированная личность испытывает беспокойство, напряжение, чувство безразличия, апатию, утрату интереса, тревогу, ярость и т.п. Однако заметим, что эти же самые чувства и переживания личность может испытывать не только при фрустрации, но и при других психических состояниях.

В качестве главной характеристики, раскрывающей психологический смысл явления фрустрации, Ф.Е. Василюк называет потерю терпения и надежды. Возникновение фрустрации, по мнению автора, осуществляется в двух измерениях – по линии утраты контроля со стороны воли, то есть дезорганизации поведения, и по линии утраты контроля со стороны сознания, то есть утраты «мотивосообразности» поведения. Категориальное поле понятия фрустрации изображено автором через жизненный мир, главным условием существования в котором является трудность, а внутренней необходимостью – реализация мотива. Деятельное преодоление трудностей – «норма» такой жизни, фрустрация возникает, когда трудность становится непреодолимой (Ф.Е. Василюк, 1984, с. 42).

Внутриличностный конфликт.Рассмотрим понятиевнутриличностного конфликта. В общем понимании конфликт означает столкновение.

Во внутриличностном конфликте могут сталкиваться цели, идеи, желания, ценности человека, то есть феномены сознания. Конфликт также понимается как одновременная актуализация двух или более мотивов человека (Х. Ремшмидт, 1994) и как порождение амбивалентных стремлений субъекта (А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский, 1990, с. 175).

Конфликтные тенденции могут быть внутренне противоположны по содержанию и не совместимы не принципиально, а лишь по условиям места и времени (Ф.Е. Василюк, 1984; D.Krech,R.Crutchfield, N.Linson, 1974). Конфликт вызывается не четко выраженной внешней причиной – конкретной ситуацией, а обусловливается сугубо внутренними субъективными противоречиями, причем осознанными индивидом. Исследователи отмечают, что конфликт предполагает наличие у человека довольно сложного внутреннего мира и актуализацию этой сложности требованиями жизни; также в качестве условий, в которых может развиться конфликт, выступает осознание личностью своих чувств и наличие внутренней системы ценностей (Ф.Е. Василюк, 1984; Л.Г. Дикая, 1990). Таким образом, решающая роль в возникновении конфликта принадлежит сознанию, внутренняя активность которого состоит в достижении согласованности и непротиворечивости внутреннего мира личности. Сознание призвано соизмерять мотивы, побуждения, желания; критическое конфликтное состояние возникает тогда, когда субъективно невозможно ни выйти из ситуации конфликта, ни разрешить ее, найдя компромисс между противоречащими тенденциями, словом, когда сознание капитулирует перед субъективно неразрешимым противоречием (Ф.Е. Василюк, 1994).

Кризис. Понятие «кризис» разрабатывается в психологии применительно к семье, малым и большим группам; самостоятельное направление имеет изучение проблематики возрастных кризисов человека. Что касается теории внутриличностных кризисов, исследователи отмечают ее сравнительно недавнее рождение и, как следствие, слабое развитие теоретических представлений и недостаточное количество экспериментальных данных, характеризующих подходы, методики и способы научного анализа кризисов (Ф.Е. Василюк, 1994; Р. М. Загайнов, 1992).

Как формы кризисов описывают многообразные явления – всевозможные нарушения на уровне организма и на уровне личности: неврозы и другие пограничные состояния, алкоголизм, психозы, органические и соматические заболевания (Р.М. Загайнов, 1992).

Л.П. Гримак различает два типа кризисов в зависимости от того, какую возможность они оставляют для человека в реализации последующей жизни. Кризис первого типа представляет собой серьезное потрясение, сохраняющее определенный шанс выхода на прежний уровень жизни; кризис второго типа – бесповоротно перечеркивает имеющиеся жизненные замыслы, оставляя в виде единственного выхода из положения модификацию самой личности, ее смысла жизни (Л.П. Гримак, 1989, с. 191).

Из всей совокупности форм кризисов выделяют две основные группы (Р.М. Загайнов, 1992): кризисы основной деятельности и биографические, вызванные кризисными ситуациями жизни. Анализ кризисов первой группы проводится в диссертации Р.М. Загайнова на примере спортивной деятельности. Под кризисом автор понимает следствие непреодоления специфических для данной деятельности кризисных ситуаций, критерием для определения которых выступают два признака: затрудненность решения стоящей перед человеком задачи и высокая значимость результата выполняемой им деятельности.

Биографические жизненные кризисы могут быть вызваны такими значимыми объективными событиями в жизни человека, как тяжелое заболевание, изменение социального статуса, смерть близкого человека и т.п. Естественно, что эти события вызывают у людей кризисы разного характера, различной глубины и симптоматики в зависимости от индивидуальных и пр. особенностей.

В работе Ф.Е. Василюка дано представление о кризисе в глобальном смысле как о кризисе всей жизни человека:

Кризис – это кризис жизни, критический момент и поворотный пункт жизненного пути (Ф.Е. Василюк, с.47).

За системообразующую категорию концепции кризиса автор предлагает взять категорию индивидуальной жизни человека, внутренней необходимостью которой является реализация своего пути, своего жизненного замысла. Сквозь трудности и сложности мира жизненные замыслы проводит психологический «орган» – воля; кризис возникает в случае, когда воля оказывается бессильной перед лицом событий, охватывающих важнейшие жизненные отношения человека (Ф.Е. Василюк, с. 47).

Таким образом, Ф.Е. Василюк дает понимание кризиса как состояния, присущего зрелой личности, обладающей жизненным опытом, в целостном и последовательном жизненном пути которой возникла фундаментальная кризисная ситуация. Нам представляется подобный подход автора к пониманию сущности кризиса весьма ценным, однако заметим, что кризис может возникнуть и в более юном возрасте как кризис мировоззрения, кризис, вызванный изменениями образа жизни и т.п., у личности с достаточным интеллектуальным уровнем и высоким уровнем нравственного отношения к жизни. В любом случае, кризис возникает тогда, когда создается потенциальная или актуальная угроза фундаментальным потребностям человека, когда перед личностью встает внутренняя проблема, от которой нельзя уйти и которую невозможно разрешить в короткое время и привычным способом.

Аффект.Как критическое рассматривается в ряде работ и состояние аффекта (Л.М. Аболин, 1987; Н.Д. Левитов, 1964; Л.С. Славина, 1966).

Под аффектом в психологии понимается:

сильное и относительно кратковременное эмоциональное состояние (А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский, 1990. с. 33);

бурно протекающая эмоциональная вспышка (Н.Д. Левитов, 1964, с. 130);

испытываемое человеком резкое потрясение (Л.А. Рогачевский, 1984, с. 5), связанное с неожиданным изменением важных для субъекта жизненных обстоятельств.

Среди характерных признаков аффекта называют:

властность, что означает подчиненность человека аффективному состоянию (Н.Д. Левитов, 1964) когда упрощается процесс мышления, падает активность высших уровней психики, «проявляется дефектность восприятия (так называемое сужение сознания), при котором сознание фиксируется только на том, что вызвало аффект» (Л.А. Рогачевский, 1984, с. 5–6) и целиком поглощается породившими аффект обстоятельствами и навязанными ими действиями (А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский, 1990);

бурность, которая «сказывается в интенсивности переживания, его остроте и яркости» (Н.Д. Левитов, 1964, с. 33). Бурность аффекта находит свое проявление во внешнем облике человека, резко выраженных движениях, речи и т.д.;

неожиданность возникновения, что делает человека неподготовленным к более спокойному восприятию аффективной ситуации и определяет силу и бурность протекания аффективного состояния (Н.Д. Левитов, 1964; А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский, 1990).

Среди аффектов различают аффект страха (Н.Д. Левитов), аффектгнева, аффектужаса (Л.А. Рогачевский, 1984).

Л.С. Славина изучила аффект неадекватности, связанный с неадекватной реакцией ребенка на неуспех. Автор использовала понятие аффективных переживаний, являющихся причиной длительного проявления форм аффективного поведения, которые возникают в случае неудовлетворения притязаний ребенка в областях, имеющих для него большое значение. К аффективным формам поведения Л.С. Славина относит такие, как повышенная обидчивость, упрямство, негативизм, замкнутость, заторможенность, эмоциональная неустойчивость (Л.С. Славина, 1966).

В контексте же анализа стрессовых состояний аффект чаще всего понимается как эмоциональная вспышка, являющаяся первой реакцией человека на неожиданно возникшее событие, воспринимаемое им как однозначно отрицательное. Аффект, как правило, быстро проходит (Л.В. Алексеева, 1996) и вслед за ним возникает другого рода психическое состояние. Аффективный способ реагирования опасен тем, что он может закрепиться в опыте столкновения и переживания личностью негативных событий, хотя исследователи отмечают, что «устойчивость к вовлечению в состояние аффекта зависит от уровня моральной мотивации личности» (А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский, 1990, с. 34).

Последствия непреодоления стресса.Рассмотрев основные разновидности стрессовых состояний, отметим, что их возникновение, безусловно, является психотравмирующим фактором. Однако эффективное преодоление дистрессового состояния предоставляет возможность для роста и развития личности. Неспособность к преодолению состояния стресса несет в себе опасность возникновения пограничных расстройств и патологических заболеваний, таких как неврозы. В психиатрии под неврозами понимаются нервно-психические заболевания разной степени глубины и выраженности – от легких обратимых психических нарушений, находящихся как бы на грани психической нормы и патологии, до грубых и сильно выраженных психических заболеваний, при которых нарушается сознание и связность частей психики (М.И. Буянов, 1992; А.С. Спиваковская, 1988; Г.К. Ушаков, 1987).

Среди форм проявления неврозов различают невротическую реакцию, невротическое состояние иневротическое формирование характера (М.И. Буянов, 1992, с. 78–79). Невроз может являться следствием несовладания со стрессовым состоянием и может быть вызван сильной психической травмой.

Детерминация стрессового состояния и жизненные ситуации.Обратимся к вопросу о детерминации психического стрессового состояния, рассмотрение которого поможет уяснить психологическую сущность развития данного явления. Очевидно, что причиной возникновения стрессового состояния может являться особая критическая (стрессогенная) ситуация, которая состоит из объективных обстоятельств и может квалифицироваться как «крайне сложная, трудная и опасная ситуация, ставящая перед личностью дилемму – поражение, психологическая капитуляция или победа» (М.И. Дьяченко, Л.А. Кандыбович, В.А. Пономаренко, 1985, с. 27).

Таким образом, становится очевидным, что адекватное понимание психического состояния личности вне конкретной жизненной ситуации невозможно, поскольку между человеком и условиями его жизнедеятельности обнаруживается неразрывная связь.

В наиболее общем виде под жизненной ситуациейпонимается естественный сегмент социальной жизни, определяющийся вовлеченными в нее людьми, местом действия, сущностью деятельности и др. (Е.Ю. Коржова, 1997, с. 75).

Первые исследования в области жизненных ситуаций датированы 1917 годом, когда К. Левин начинал разрабатывать теорию поля. На современном этапе понятием «ситуация» оперируют интеракционизм, психология социального научения, психология среды и психологическая экология, социо- и психолингвистика, социальная психология, психология обучения, а также клиническая психология. Можно встретить сотни работ, оперирующих понятием «ситуация», причем в самых различных областях науки и практики.

В психологии прослеживаются два основных направления к пониманию ситуации (А.С. Сунцова, 1996).

В первом подходе ситуация трактуется как внешние условия протекания жизнедеятельности на ее определенном этапе (Д. Магнуссон, 1983;L.Fergusson, 1952;W. Mischel, 1984, и др.). Следовательно, структура ситуации включает в себя: а) действующих лиц; б) осуществляемую субъектами деятельность; в) временные и пространственные аспекты деятельности.

Второй подход несет в себе представления о ситуации как системе субъективных и объективных элементов, объединяющихся в жизнедеятельности (Т. Шибутани, 1969;H. Thomae, 1988), в связи с чем выделяются объективные и субъективные ситуации в зависимости от преобладающей роли внешних обстоятельств или личности. В отечественной психологии подобной точки зрения на ситуацию придерживаются авторы, оперирующие категориейличностного смысла (А.Н. Леонтьев, 1975), понимаемого как оценка жизненного значения для субъекта объективных обстоятельств и его действий в них, а также представители грузинской научной школы (Д.Н. Узнадзе, 1966; Ш.А. Надирашвили, 1974), согласно которой реакция индивида, помимо стимула, обусловливается установкой как целостным психическим состоянием индивида, формирующимся у субъекта под воздействием действительности.

Разработчик теории отношений В.Н. Мясищев (1960) предложил понятие значимой ситуации, подчеркнув при этом уязвимость личности к определенным факторам среды.

В совместном исследовании В.Н. Воронина и В.Н. Князева (1989) ситуация рассматривается как когнитивный конструкт личности, отражающий часть объективной реальности, существующей в пространстве и во времени и характеризующейся тем или иным социальным контекстом.

Выделяется несколько подходов к анализу ситуаций. Прежде всего, следует различать структурный и содержательный аспекты анализа ситуаций. Другая классификация подходов к анализу ситуаций (Н. Пезешкиан, 1993) включает в себя следующие аспекты: 1) анализ особенностей восприятия ситуаций; 2) анализ мотивационной стороны; 3) анализ реакций на ситуацию. Таким образом, становится ясно, что в работах, опирающихся на понятия субъективной ситуации, интерпретации ситуации, субъективности ситуации, а также в какой-то мере ситуации как когнитивных конструктов, установок, значимой ситуации, личностного смысла, подразумевается именно перцептивный аспект ситуаций, если последние понимать как элементы среды. Тем самым, как заявляет Е.Ю. Коржова (1997, с. 77), «снимается кажущееся противоречие между подходами к определению понятия “ситуация”».

В настоящее время психологи склонны придерживаться модели личностно-ситуационного взаимодействия в детерминации психических состояний.

Критические ситуации и их классификации.Ф.Е. Василюк называет жизненную ситуациюкритической, если никакое преобразование не способно ее исправить, если ситуация необратима и личность утратила возможность реализации своих стремлений, мотивов и ценностей – всего того, что может быть вызвано внутренними необходимостями жизни (Ф.Е. Василюк, 1984).

Категория критической жизненной ситуации включает в себя широкий спектр жизненных невзгод, негативных событий, неудач, трудностей и т.д., связанных с системой отношений человека с окружающим миром.

Л.И. Анцыферова выделяет три типа жизненных невзгод:

1) повседневные неприятности;

2) негативные события, связанные с различными периодами жизни и возрастными изменениями (неудача при поступлении в вуз, понижение в должности, уход в отставку);

3) непредвиденные несчастья и горести (опасная болезнь, невосполнимый ущерб, трагическая потеря) (Л.И. Анцыферова, 1994, с. 11).

М. Тышкова среди трудных ситуаций, способных вызвать стресс, различает:

трудные жизненные ситуации (болезнь, опасность, инвалидность);

трудные ситуации, связанные с социальным взаимодействием (ситуации «публичного поведения», оценки, критика, конфликты);

трудные ситуации, связанные с выполнением какой-либо задачи (М. Тышкова, 1987, с. 28).

В литературе мы встречаем также классификации стрессоров и фрустраторов (Н.Д. Левитов), экстремальных факторов (В.И. Лебедев), чрезвычайных условий (В.Д. Небылицын) и др. Однако классифицировать сами по себе критические ситуации сложно; определить степень трудности, стрессогенности различных ситуаций представляется почти невозможным. Исследователи указывают на тот факт, что не всегда объективные экстремальные и трудные условия вызывают у человека стрессовое состояние и что одно и то же событие у разных людей может вызвать различные состояния: породить острые переживания, негативные чувства или пройти почти незамеченными. С другой стороны, стрессовое состояние может иметь сугубо внутриличностное, внутрипсихическое происхождение (возрастные кризисы, противоречивые тенденции в самооценке, противоречия между мотивами и др.).

Условная модель возникновения стресса.С учетом данных обстоятельств может быть предложен условный механизм возникновения стресса как процесс перехода из одного состояния в другое: из комфортного в дискомфортное, из эмоционально устойчивого в неустойчивое, напряженное, экстремальное. Возникновению стрессового состояния предшествует появление причины внешнего или внутреннего характера (стрессора, фрустратора, экстремальной ситуации, трудных обстоятельств).

Следующим этапом является индивидуальное отражение объективной реальности в сознании человека, восприятие ситуации посредством обработки информации на когнитивном и эмоциональном уровнях, в результате чего складывается субъективная оценка ситуации: степени ее опасности, трудности, неразрешимости, предположение о возможных последствиях.

Оценка ситуации формируется как с учетом характеристик самой ситуации, так и исходя из мотивов, целей, ценностей личности. В оценке может преобладать эмоциональный либо рациональный компонент. На данном этапе, при субъективном отражении и оценивании личностью ситуации, возникает, а затем и развивается состояние стресса. Однако при сильном психотравмирующем факторе (например, катастрофе, пожаре) главную роль в возникновении дистрессового состояния (чаще всего аффекта) может играть не столько оценка ситуации, сколько резкая эмоциональная реакция человека на событие, а при последующем рациональном анализе обстоятельств, когда личность видит или интуитивно чувствует потенциальный выход, может произойти преодоление стрессового состояния.

В заключение можно обозначить ряд важных положений. Во-первых, одинаковые внешние события могут привести к развитию стрессового состояния или будут индифферентными для разных людей, – степень их стрессорного значения для конкретного субъекта определяют личностные когнитивные оценки внешних событий.

Во-вторых, одни и те же люди могут одно и то же событие в одном случае воспринимать как стрессогенное, а в другом как обычное, нормальное, – такие различия могут быть связаны с изменениями в физиологическом или в психическом статусах субъекта.

В-третьих, не каждое даже эмоционально-негативное воздействие способствует развитию последующей стресс-реакции. Стрессоподобной может быть признана только такая реакция (состояние), которая достигает пороговых уровней, где физиологические и психологические интегративные способности человека напряжены до предела.

studfiles.net