Водопьянова не психодиагностика стресса

Водопьянова Н.Е. Психодиагностика стресса

Для управления стрессом необходимо знать его причины, научиться распознавать его признаки, учитывать негативные последствия. Издание содержит как теоретические аспекты психодиагностики стресса, так и конкретные методики, позволяющие осуществлять комплексную диагностику стресса.

Психодиагностика стресса как составная часть стресс-менеджмента

Стресс-менеджмент: теория и практика управления стрессами

Стресс как предмет психодиагностики

Научные подходы к изучению стресса на работе

Методическое обеспечение оценки стрессовых симптомов и состояний

Инвентаризация симптомов стресса

Симптоматический опросник «Самочувствие в экстремальных условиях»

Опросник «Определение нервно-психического напряжения»

Шкала психологического стресса РSМ-25

Диагностика состояния стресса

Методика «Дифференциальная диагностика депрессивных состояний»

Шкала оценки субъективной комфортности

Шкала дифференциальных эмоций

Методическое обеспечение диагностики и измерения стрессов на работе

Шкала организационного стресса

Экспресс-диагностика стрессогенных факторов в деятельности руководителя

Анкета «Пространство организационных проблем»

Теоретическое введение: ситуационный подход к стрессу

Понятие и характеристики трудной ситуации в аспекте стресса

Основные понятия и типы стрессовых ситуаций

Методическое обеспечение диагностики трудных ситуаций в жизни и на работе

Оценка стрессогенности трудных ситуаций на рабочем месте

Шкала оценки стрессогенности ПТС на рабочем месте

Шкала оценки трудности и неопределенности ситуации (ОТНС)

Анкета «Эмоционально-напряженные ситуации» (ЭНС)

Анкета «Стрессонаполненность жизни»

Методика «Измерение стрессонаполненности жизни»

Теоретическое введение. Теория и методология изучения стресс-синдромов

Специфика развития стресс-синдромов в зависимости от особенностей профессиональной деятельности, возраста, стажа работы и гендерных различий

Методологические подходы к изучению стресс-синдромов

Синдром выгорания в аспекте профессионального стресса

Понятие, симптомы и модели изучения

Методический инструментарий для изучения синдрома выгорания

Опросник «Синдром выгорания»

Методика «Эмоциональное выгорание»

Опросник «Эмоциональное выгорание»

Синдром одиночества в аспекте экзистенциального стресса

Теоретическое введение. Трагедия одиночества

Переживание одиночества и психическое выгорание

Типы людей с учетом аспекта одиночества

Шкала одиночества (UKL)

Тайм-синдром как последствие информационного стресса в профессиональной деятельности

Дифференциальная диагностика состояний сниженной работоспособности (ДОРС)

Современное состояние проблемы преодолевающего поведения

Модели и механизмы преодоления стресса

Модели оценки эффективности использования

Гендерные особенности преодолевающего поведения

Возрастные особенности преодолевающего поведения

Семейные и профессиональные факторы преодолевающего поведения

Проблема взаимосвязи преодоления стресса и адаптации

Методическое обеспечение оценки копинг-стратегий

Копинг-поведение в стрессовых ситуациях

Методика «Оценки стратегий поведения в конфликтных ситуациях»

Стратегии поведения в конфликтной ситуации. Как вы действуете в условиях конфликта?

Стратегии преодоления стрессовых ситуаций (SACS)

Преодоление трудных жизненных ситуаций (ПТЖС)

Проактивное совладающее поведение

Опросник «Проактивное совладающее поведение»

Шкала оптимизма и активности

Опросник «Потери и приобретения персональных ресурсов» (ОППР)

www.twirpx.com

/ Н.Е.-Водопьянова-Психодиагностика-стресса

ББК 88.492я7 УДК 159.98(075)

Р е ц е н з е н т ы :

А. Л. Свенцицкий, доктор психологических наук, профессор, факультет психологии Санкт-Петербургского государственного университета;

Л. В. Куликов, доктор психологических наук, профессор, факультет психологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Водопьянова Н. Е.

В62 Психодиагностика стресса. — СПб.: Питер, 2009. — 336 с.: ил. — (Серия «Практикум»).

Книга предназначена для студентов и вузовских преподавателей психологического профиля, менеджеров по персоналу, специалистов по стресс-менеджменту и руководителей всех уровней.

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

© ООО «Питер Пресс», 2009

Тема 1. Психодиагностика стресса как составная часть

1.1. Стресс менеджмент: теория и практика управления

Научные подходы к изучению стресса на работе .

Тема 2. Психодиагностика стрессовых симптомов и состояний .. 27

2.2. Методическое обеспечение оценки стрессовых

Инвентаризация симптомов стресса .

Симптоматический опросник «Самочувствие

в экстремальных условиях» .

Опросник «Определение нервно психического напряжения» .

Шкала психологического стресса РSМ 25 .

Диагностика состояния стресса .

Методика «Дифференциальная диагностика депрессивных

Шкала оценки субъективной комфортности .

Шкала дифференциальных эмоций .

Тема 3. Организационная диагностика стресса. Оценка

стресс факторов в профессиональной деятельности .

3.2. Методическое обеспечение диагностики и измерения стрессов на работе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 62

Шкала организационного стресса .

Экспресс диагностика стрессогенных факторов

в деятельности руководителя .

Анкета «Пространство организационных проблем» .

Тема 4. Трудные ситуации в жизни и на работе .

4.1. Теоретическое введение: ситуационный подход

Понятие и характеристики трудной ситуации

в аспекте стресса .

Основные понятия и типы стрессовых ситуаций .

4.2. Методическое обеспечение диагностики трудных

Оценка стрессогенности трудных ситуаций на рабочем месте .

Шкала оценки стрессогенности ПТС на рабочем месте .

Шкала оценки трудности и неопределенности ситуации

Анкета «Эмоционально напряженные ситуации» (ЭНС) .

Анкета «Стрессонаполненность жизни» .

Методика «Измерение стрессонаполненности жизни» .

Тема 5. Диагностика синдромов профессионального

5.1. Теоретическое введение. Теория и методология

Специфика развития стресс синдромов в зависимости

от особенностей профессиональной деятельности, возраста,

стажа работы и гендерных различий .

Методологические подходы к изучению стресс синдромов .

5.2. Синдром выгорания в аспекте профессионального

Понятие, симптомы и модели изучения .

Методический инструментарий для изучения синдрома

Опросник «Синдром выгорания» .

Методика «Эмоциональное выгорание» .

Опросник «Эмоциональное выгорание» .

5.3. Синдром одиночества в аспекте экзистенциального стресса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 171

Теоретическое введение. Трагедия одиночества .

Переживание одиночества и психическое выгорание .

Типы людей с учетом аспекта одиночества .

Шкала одиночества (UKL) .

5.4. Тайм синдром как последствие информационного

стресса в профессиональной деятельности . . . . . . . . . . . .

Тайм синдром менеджера .

5.5. Дифференциальная диагностика состояний

Тема 6. Преодолевающее поведение в стрессогенных

Современное состояние проблемы преодолевающего

Модели и механизмы преодоления стресса .

Психологическое предназначение и классификация

Гендерные особенности преодолевающего поведения .

Возрастные особенности преодолевающего поведения .

Семейные и профессиональные факторы преодолевающего

Проблема взаимосвязи преодоления стресса и адаптации .

6.2. Методическое обеспечение оценки копинг стратегий . . .

Опросник «Копинг стратегии» .

Копинг поведение в стрессовых ситуациях .

Методика «Оценки стратегий поведения в конфликтных

Стратегии поведения в конфликтной ситуации. Как вы

действуете в условиях конфликта? .

Стратегии преодоления стрессовых ситуаций (SACS) .

Преодоление трудных жизненных ситуаций (ПТЖС) .

Проактивное совладающее поведение .

Опросник «Проактивное совладающее поведение» .

Опросник «Копинг механизмы» .

Варианты копинг механизмов .

Тема 7. Ресурсы стрессоустойчивости .

Шкала оптимизма и активности .

Опросник «Потери и приобретения персональных

Тест «Мое отношение к работе» .

Практикум посвящен проблеме диагностики стресса как составной

и необходимой части стресс менеджмента. В целях профилактики

и нейтрализации негативных последствий стрессов на работе стресс менеджмент как наука и практика ориентирован на выявление воз можных причин стресса, оценку динамики стресс реагирования, а также на внедрение психотехнологий профилактики и преодоления нега тивных последствий стрессов. Стресс на работе возникает из за вы сокой психической напряженности и связан с выполнением профес сиональных задач и функциональных обязанностей в определенной организационной структуре. Психологический стресс проявляется в эмоциональных переживаниях, мотивационно волевых, поведенче ской и когнитивных сферах (субсиндромах). Интегральная оценка уровня стресса на работе предполагает системную психодиагностику индивидуального стресс реагирования на рабочие стресс факторы

и стресс ситуации. Данная задача является достаточно сложной, так как необходимо оценить многоуровневые проявления стресса. Систе матизация и разработка адекватных психодиагностических средств для определения многообразных проявлений стресса приобретает ис ключительное научное и прикладное значение для развития современ ных технологий мониторинга и превенции психической напряженно сти работающих людей.

В практикуме представлены как известные, ранее опубликованные в других изданиях методики авторитетных авторов, так и новые ори гинальные методики, находящиеся на разных этапах апробации и стан дартизации. Практикум был задуман как настольный помощник для широкого круга специалистов, понимающих важность диагностики стресса для оказания психологической помощи лицам, переживаю щим стресс, для разработки технологий его профилактики и преодо ления. Собранные в практикуме методики и приведенные примеры их использования будут полезными и для руководителей нового по коления, заинтересованных в получении доступной информации о стрессовых переживаниях, стратегиях поведения персонала в стрес согенных ситуациях, а также об организационных стресс факторах,

влияющих на снижение производительности, качество работы и со стояние здоровья. Методический инструментарий, представленный в практикуме, будет полезен консультирующим психологам, препода вателям психологических факультетов, аспирантам и студентам пси хологических специальностей.

Несмотря на то что проблема стресса разрабатывается достаточно давно, учеными и практиками признается недостаточность раскрытия многих ее аспектов. Это относится и к диагностике многообразных проявлений психологического стресса. В настоящее время отмечаются методологические и методические трудности диагностики и измере ния психологического стресса. Дискутируются возможности и ограни чения психологических тестов и опросников, построенных на субъек тивных оценках. Безусловно, опросники имеют свои ограничения, и их возможности — предмет дискуссии и критики. Разработка надежных и валидных методик — сложный и длительный процесс. Поэтому каж дая тема в практикуме начинается с теоретического введения, где об суждаются как общепринятые теории и концепции стресса, так и дис куссионные вопросы, имеющее отношение к диагностике широкого спектра стресс реагирования. Вторая часть каждой темы — методиче ское обеспечение, где представлены отдельные методики и примеры их использования в реальных условиях нового времени в России.

Несомненно, комплексная психодиагностика стресса — важное звено в мониторинге его многочисленных причин и разрушающих последствий, а также — необходимая часть для определения эффек тивности технологий управления стрессами. Практикум будет поле зен не только для научно теоретических изысканий, но также и для будущих творческих разработок психологического инструментария, полезного для теории и практики стресс менеджмента.

Автор составитель выражает глубокую благодарность за кон сультативную помощь доктору психологических наук, профессору МГУ А. Б. Леоновой и кандидату психологических наук, доценту СПбГУ В. М. Снеткову.

Н. Е. Водопьянова, кандидат психологических наук, доцент СПбГУ

Тема 1 Психодиагностика стресса как составная часть стресс менеджмента

1.1. Стресс менеджмент: теория и практика управления стрессами

Стресс менеджмент как самостоятельное научно практическое на правление выделилось относительно недавно, в начале 1990 х гг. Его появление в значительной мере обусловлено явной тенденцией к по вышению стрессогенности мирового социального пространства как следствия глобальных социальных, политических, экономических изменений, интенсификации в сфере производства и образования, учащения появления природных, экологических катаклизмов и тех ногенных катастроф. Существенно изменилось также и рабочее про странство. Оно подверглось воздействию широкого спектра психоло гических, социально экономических и технологических изменений: рост численности «старослужащих»; расширение информационных

и коммуникационных технологий; информационная глобализация с сопутствующими изменениями в шаблонах работы, повышение тре бований к профессионализму работников; увеличение сложности

и количества задач; расширение функций и необходимых умений; рост доли населения, занятого в сфере услуг; интенсификация ком муникаций; увеличение количества форс мажорных ситуаций, повы шение требований к быстроте принятия решений и др. Все это значи тельно повысило риск психологического стресса, профессиональных заболеваний и нестабильности человеческого фактора в современных организациях.

Привлечение внимания ученых и практиков к проблемам управле ния организационными и профессиональными стрессами — стресс ме неджменту связано с очевидными потребностями в новых технологиях

studfiles.net

Психодиагностика стресса

Наталия Евгеньевна Водопьянова

Наталия Евгеньевна Водопьянова

В практикуме представлены как известные, ранее опубликованные в других изданиях методики авторитетных авторов, так и новые оригинальные методики, находящиеся на разных этапах апробации и стандартизации. Практикум был задуман как настольный помощник для широкого круга специалистов, понимающих важность диагностики стресса для оказания психологической помощи лицам, переживающим стресс, для разработки технологий его профилактики и преодоления. Собранные в практикуме методики и приведенные примеры их использования будут полезными и для руководителей нового поколения, заинтересованных в получении доступной информации о стрессовых переживаниях, стратегиях поведения персонала в стрессогенных ситуациях, а также об организационных стресс–факторах, влияющих на снижение производительности, качество работы и состояние здоровья. Методический инструментарий, представленный в практикуме, будет полезен консультирующим психологам, преподавателям психологических факультетов, аспирантам и студентам психологических специальностей.

Несмотря на то что проблема стресса разрабатывается достаточно давно, учеными и практиками признается недостаточность раскрытия многих ее аспектов. Это относится и к диагностике многообразных проявлений психологического стресса. В настоящее время отмечаются методологические и методические трудности диагностики и измерения психологического стресса. Дискутируются возможности и ограничения психологических тестов и опросников, построенных на субъективных оценках. Безусловно, опросники имеют свои ограничения, и их возможности – предмет дискуссии и критики. Разработка надежных и валидных методик – сложный и длительный процесс. Поэтому каждая тема в практикуме начинается с теоретического введения, где обсуждаются как общепринятые теории и концепции стресса, так и дискуссионные вопросы, имеющее отношение к диагностике широкого спектра стресс–реагирования. Вторая часть каждой темы – методическое обеспечение, где представлены отдельные методики и примеры их использования в реальных условиях нового времени в России.

Несомненно, комплексная психодиагностика стресса – важное звено в мониторинге его многочисленных причин и разрушающих последствий, а также – необходимая часть для определения эффективности технологий управления стрессами. Практикум будет полезен не только для научно–теоретических изысканий, но также и для будущих творческих разработок психологического инструментария, полезного для теории и практики стресс–менеджмента.

Автор–составитель выражает глубокую благодарность за консультативную помощь доктору психологических наук, профессору МГУ А. Б. Леоновой и кандидату психологических наук, доценту СПбГУ В. М. Снеткову.

Н. Е. Водопьянова, кандидат психологических наук, доцент СПбГУ

Психодиагностика стресса как составная часть стресс–менеджмента

1.1. Стресс–менеджмент: теория и практика управления стрессами

Привлечение внимания ученых и практиков к проблемам управления организационными и профессиональными стрессами – стресс–менеджменту связано с очевидными потребностями в новых технологиях развития стрессоустойчивости и стабильности персонала. По выражению А. Б. Леоновой, стресс–менеджмент стал «печальной необходимостью» для современных управленцев, понимающих значение сохранности кадрового потенциала, личного здоровья и зависимости «здоровья» организации в целом от умения управлять корпоративными или организационными стрессами [5]. При росте конкуренции и интенсивности развития современных компаний управление рабочими стрессами является неотъемлемой частью эффективной стратегии управления кадровым потенциалом организаций. Стресс–менеджмент в организации ориентирован на профилактику стрессов на рабочем месте, разработку и применение методов нейтрализации или смягчения негативных последствий стрессов, разработку технологий быстрого восстановления сил и работоспособности персонала.

Стресс–менеджмент как теория и практика управления стрессами опирается на современные научные концепции стресса, практические результаты профилактической медицины, психогигиены, психологии здоровья, психологии труда, организационной психологии, психологии менеджмента и др. На Западе, и в первую очередь в США, исследования в области физиологии и психологии стресса ведутся с 1930–х гг. Специальные исследования рабочих (или профессиональных) стрессов стали проводиться только лишь после 1980–х гг. Привлечению внимания исследователей к проблеме «стресс и работа» способствовало то, что стало очевидным негативное влияние рабочих стрессов на здоровье работников. В связи с широким спектром психологических, социально–экономических и технологических изменений в рабочем пространстве в конце ХХ в. значительно повысился риск психологического стресса и профессиональных заболеваний. Стал остро ощущаться недостаток теоретических и прикладных исследований по управлению стрессом на работе.

Исследование Международной ассоциации управления стрессом (ISMA), проведенное в Великобритании накануне Национального дня информации о стрессе (6 ноября 2002 г.), показало, что 64 % опрошенных испытывали стресс на работе за последние 12 месяцев, при том что в 2001 г. аналогичный показатель составлял 53 %. Среди них 67 % мужчин и 62 % женщин. 57 % опрошенных признали, что за прошлый год переживания стресса стали сильнее [8]. Наиболее распространенными источниками стресса в рабочей среде были названы: слишком большой объем работы (62 %), сжатые сроки выполнения заданий (58 %), агрессивный стиль управления или плохая коммуникативная система (49 %), рабочая среда без поддержки (43 %) и проблемы с достижением приемлемого баланса работа/личная жизнь (42 %). 64 % тех, кто испытал стресс на рабочем месте, заявили, что он снизил степень их удовлетворенности работой, 36 % – что он снизил их производительность, 31 – он нарушил их социальные отношения, у 29 % стресс нанес прямой вред здоровью. Только 14 % подвергшихся профессиональному стрессу была оказана медицинская помощь, а 78 % не получили никакого профессионального совета, как справляться с подобными проблемами. Больше половины респондентов, испытывающих сильные негативные последствия стрессов на работе (58 %), ожидают, что с такими или еще более негативными последствиями стресса они столкнутся и в будущем году.

Имеется множество эмпирических свидетельств того, что рабочие стрессы являются фактором, оказывающим негативное влияние на здоровье людей, их удовлетворенность своей работой и в конечном счете на эффективность их деятельности. Рабочие и профессиональные стрессы способны изнутри подтачивать человеческие ресурсы и приводить к снижению производительности, мобильности и динамичности стратегического развития организации. Высокий уровень организационных стрессов ведет к повышению неконструктивной напряженности, конфликтности в коллективе, негативно сказывается на здоровье персонала, его лояльности по отношению к организации, может приводить к текучести кадров.

Управление стрессами на работе может осуществляться различными способами. Традиционно выделяются три направления: организационное, медицинское, психологическое.

Организационная парадигма. В данной парадигме мероприятия направлены на максимально возможное снижение стрессогенности рабочей среды и организационной культуры, оптимизацию рабочих нагрузок, внедрение новых, более совершенных технологий работы. Снижение уровня стресса у работников осуществляется посредством выявления и устранения факторов, вызывающих стресс, т. е. за счет перепроектирования работы. Однако в этом направлении могут возникать психологические трудности и новые психологические стрессы, связанные с организационными изменениями и сопротивлением инновациям.

Устранение или смягчение организационных и профессиональных стресс–факторов может производиться в следующей последовательности:

1. Анализ стрессообразующих факторов для сотрудников организации, выполняющих различные виды работ: выявление стрессогенных (имплицитно–стрессовых видов работ, профессионально–трудных ситуаций (ПТС).

2. Выявление должностных позиций и видов профессиональной деятельности, характеризующихся наибольшей стрессовой нагрузкой (стрессогенностью).

3. Определение ключевых (ведущих) организационных факторов, которые могут быть изменены для снижения стрессогенности работы персонала.

4. Выявление тех организационных условий, которые в данный момент времени нельзя быстро изменить или для их изменения потребуется длительное время, например «гуманизации» организационной культуры.

5. На основе проведенного анализа разработка проекта организационных изменений как последовательного решения выявленных организационных проблем, вызывающих стрессы на рабочем месте.

6. Внедрение проекта организационных изменений и мониторинг динамики изменения уровня организационного стресса у работников.

Медицинская парадигма. В рамках данного подхода стресс рассматривается как личная проблема, поэтому помощь адресована конкретному человеку. Для оказания помощи используется широкий спектр терапевтических и профилактических методов. Лечение профессиональных заболеваний, вызванных длительным переживанием стресса, предоставление терапевтической помощи сотрудникам, подвергшимся воздействию чрезмерного стресса в форс–мажорных обстоятельствах. К сожалению, данный подход далеко не всегда применим в связи с ограниченностью материальных и временных ресурсов, необходимых для реализации данных программ, а также с трудностями, возникающими при определении источников стресса для каждого работника.

Психологическая парадигма. По своему содержанию данная парадигма подразделяется на два основных подхода:

1. Психопрофилактика стресса (консультативная поддержка), которая направлена на снижение индивидуальной уязвимости к стрессу и повышение устойчивости к стрессу у работников.

2. Собственно психологическая помощь, направленная на преодоление уже приобретенных стресс–синдромов, личностных деформаций или заболеваний стрессогенного происхождения.

Для этого используются различные формы психокоррекции и обучения. Данные подходы дополняют друг друга, но каждый из них имеет свою специфику. Профилактика стресса ориентирована прежде всего на устранение потенциальных источников стресса – не только во внешнем, но и во внутреннем мире человека. Особое значение здесь имеет обучение навыкам психической саморегуляции, которые при комплексном и грамотном применении позволяют повысить общий уровень работоспособности человека и эффективно восстановить затраченные ресурсы в ситуациях повышенного напряжения. Важным аспектом профилактической работы является обучение работников методам, позволяющими правильно анализировать и интерпретировать ситуации жизненных и профессиональных стрессов, давать им реалистические оценки, расширять репертуар конструктивных копинг–стратегий и повышать мотивацию к личностному росту в аспекте жизненной стойкости и противостояния различным видам стресса. Одной из составляющих профилактики стресса (консультативной поддержки) является персональная психодиагностика нервно–психической напряженности (стресс–состояний) и стрессоустойчивости работников, разработка индивидуальных рекомендаций по снижению уязвимости к стрессу с учетом личностных, социально–демографических и других особенностей и специфики работы. Психологическая коррекция личности для преодоления стресс–синдромов и «неравновесных» стресс–состояний в большей степени связана с оптимизацией существующего дисбаланса между стресс–воздействиями и личностными ресурсами. Она осуществляется с помощью специализированных программ обучения и психологических тренингов. Коррекционная работа предполагает глубинную проработку восприятия (субъективной репрезентации) и способов преодоления стрессов в социальных, профессиональных и жизненных ситуациях.

А. Б. Леонова и А. С. Кузнецова отмечают, что профилактика и коррекция отрицательных функциональных состояний, в том числе стрессовых состояний, важна по следующим причинам. Во–первых, функциональные состояния напрямую связаны с эффективностью деятельности человека, под которой понимается не просто результативность, но также оптимальность поставленной перед субъектом деятельности цели. Переживание острых и хронических стресс–состояний приводит к ухудшению таких характеристик труда, как надежность, продуктивность, быстродействие, качество работы, а иногда может быть причиной аварий и травм.

Во–вторых, профилактика и коррекция стрессовых состояний важна для сохранения профессионального здоровья. В условиях сверхнагрузок, вызванных разными причинами, затраты внутренних ресурсов могут быть слишком высокими, что отрицательно сказывается на психосоматическом и психосоциальном здоровье человека. Постоянное влияние неблагоприятных стрессовых состояний способствует личностным изменениям (деструкциям, деформациям). Так, например, хронические стрессовые состояния формируют такие качества, как нерешительность, тревожность, апатичность, повышенную истощаемость и др. [6].

Система профилактических мер должна быть направлена на предупреждение развития или на ликвидацию (полную или частичную) уже возникших дезадаптивных или стрессовых состояний. А. Б. Леонова и А. С. Кузнецова выделили следующие особенности профилактических мероприятий:

1. Конкретные цели профилактической работы определяются с учетом специфики конкретной ситуации, конкретной профессиональной группы и типа состояний.

2. Подбор адекватных средств оптимизации функциональных состояний может вестись только на основе конкретизированных целей работы [6].

К сожалению, не существует универсальных профилактических средств, позволяющих одним и тем же способом предупредить многообразные последствия рабочих стрессов, поэтому профилактические средства должны подбираться в зависимости от типа функционального состояния, личностных особенностей, специфики ситуации и профессиональной деятельности. В связи с этим важной составной частью любых программ психологической профилактики и коррекции является комплексная психодиагностика, включающая в себя методы изучения стрессовых состояний, стрессоустойчивости личности, профессиональных и организационных стресс–факторов, а также стратегий преодолевающего поведения (копинга). Кроме этого одной из задач стресс–менеджмента является оценка эффективности используемых антистрессовых технологий. С этой целью должны разрабатываться надежные диагностические процедуры, позволяющие осуществлять мониторинг изменений объективных и субъективных характеристик стресс–ситуаций до и после применения превентивных программ. Для этого должны быть определены валидные критерии оценки их эффективности: внешняя успешность деятельности, внутренняя удовлетворенность человека работой, улучшение или стабилизация его состояния и настроения, восполнение психологических ресурсов и др. Ниже представлены отдельные диагностические методики, которые могут быть использованы при решении различных задач стресс–менеджмента.

1.2. Стресс как предмет психодиагностики

Понятие стресса используется для характеристики обширного круга состояний человека, возникающих в ответ на чрезвычайные или экстремальные события, обстоятельства жизнедеятельности, стрессогенные факторы внешней среды. В обиходной речи под стрессом понимается состояние, противоположное покою и душевному равновесию, а при чрезмерном стрессе – горе, страдание и другие проявления дистресса 1 . Оптимальный уровень стресса способен вызвать положительные эффекты: приятное возбуждение, душевный и творческий подъем, сверхмобилизация адаптационных возможностей. Стрессорный эффект зависит от интенсивности требований к приспособительной способности организма. Г. Селье полагает, что неспецифическая адаптационная активность в биологической системе существует всегда, а не только в ситуациях, достигших какого–то критически опасного уровня взаимоотношений со средой, что «полная свобода от стресса означает смерть», и в метафорической форме назвал стресс вкусом и ароматом жизни [9]. С другой стороны, стрессом называются все раздражители (физические, социально–психологические), которые вызывают состояние высокой напряженности, физического и психического дискомфорта, душевного потрясения и другие стресс–эффекты.

В современной научной литературе термин «стресс» используется в различных значениях. Во–первых, под стрессом понимается сильное неблагоприятное, отрицательно влияющее на организм воздействие, названное Г. Селье термином «стрессор» [11]. Позже «стрессор» или «стресс–фактор» стали использоваться как синонимы. Во–вторых, под стрессом понимаются субъективные реакции, отражающие внутреннее психическое состояние напряжения и возбуждения. Данное состояние интерпретируется как эмоции, оборонительные реакции и процессы преодоления (копинг), происходящие в самом человеке. В третью группу объединяются понятия стресса как неспецифических черт физиологических и психологических реакций организма при сильных, экстремальных для него воздействиях, вызывающих интенсивные проявления адаптационной активности. Эти реакции направлены на поддержание поведенческих действий и психических процессов по преодолению этих стрессовых эффектов. Следует признать, что не все определения стресса в полной мере отражают его сущность. В одних представление о неспецифичности его некоторых черт подменяется представлением о чрезвычайности этого процесса в целом. В других определениях не учитывается факт наличия неспецифических черт адаптационных процессов как при негативных, так и при позитивных воздействиях на организм. В. А. Ганзен рассматривает состояние стресса как полидетерминированное, интегральное качество личности, как целостная реакция личности на внешние и внутренние стимулы, направленная на достижение полезного результата [2].

В многочисленных исследованиях установлено, что неспецифичность физиологических и психологических адаптационных процессов проявляется при разных по силе воздействиях, а интенсивность адаптационной активности связана со значимостью для человека действующего стресс–фактора. Наиболее адекватной трактовкой, по мнению Л. А. Китаева–Смыка, ведущего отечественного специалиста в данной области, является понимание стресса как неспецифических физиологических и психологических проявлений адаптационной активности при сильных, экстремальных для организма воздействиях, имеющих определенную значимость для человека [3]. Вследствие неоднозначности трактовки понятия «стресс» многие отечественные авторы предпочитают использовать другое понятие – «психическая напряженность», в котором подчеркивается необходимость изучения психологического функционирования человека в сложных условиях. В психологической структуре психической напряженности особая роль принадлежит мотивационным и эмоциональным компонентам. Состояние психической напряженности определяется как неспецифическая реакция активации организма и личности в ответ на воздействие сложной (экстремальной) ситуации, которая зависит не только от характера экстремальных факторов, но и от степени адекватности и восприимчивости к ним организма конкретного человека, а также от индивидуальных особенностей личностного отражения ситуации и регуляции поведения в ней [9].

Следует отметить, что не прослеживается четкого разграничения между терминами «психологический стресс» и «психическая напряженность». Часто эти термины рассматриваются как синонимы, характеризующие особенности психических состояний в сложных условиях деятельности. Иногда стресс рассматривается как крайняя степень психической напряженности, оказывающая сильное и отрицательное влияние на деятельность, в то время как психическая напряженность характеризует повышенное и адекватное условиям функционирование организма и личности.

Психическим проявлениям общего адаптационного синдрома, описанного Г. Селье, было присвоено наименование «эмоциональный стресс», которое породило разночтение обозначенных им явлений. В его содержание включают и первичные эмоциональные психические реакции, возникающие при критических психологических воздействиях, и эмоционально–психические симптомы, вызванные телесными повреждениями, аффективные реакции при стрессе и физиологические механизмы, лежащие в их основе [3]. Иными словами, под термином эмоциональный стресс понимается широкий круг изменений психических проявлений, сопровождающихся выраженными неспецифическими изменениями биологических, электрофизических и других корреляторов стресса. Ю. А. Александровский с эмоциональным стрессом связывает напряжение барьера психической адаптации. Важно различать понятия «эмоциональный стресс» и «эмоции»; в основе эмоционального стресса лежит эмоциональное напряжение, но эти термины не являются тождественными [1].

Современные исследования показывают, что специфика эмоциональных реакций при стрессе опосредована как гормональными, так и многими другими физиологическими реакциями организма, в частности нервной системы. Обнаружено, что при гневе у человека активизируются некоторые парасимпатические реакции; при страхе – симпатические, а при воздействиях, вызывающих чувство отвращения, – те и другие. По данным З. Г. Туровской [11], лицам с доминированием симпатических реакций при эмоциональном стрессе более свойственно стеническое, агрессивное поведение, а лицам с преобладанием парасимпатических реакций – депрессивное поведение.

В ряде исследований установлена зависимость стрессовых реакций от типологических особенностей центральной нервной системы. Так, лица со слабой нервной системой более устойчивы к стрессу в условиях монотонной, однообразной деятельности, чем лица с сильной нервной системой. Имеются данные об индивидуальной склонности к тем или иным эмоциональным состояниям в стрессовых ситуациях в зависимости от межполушарной асимметрии «коркового торможения», определяемой показателями электроэнцефалограммы [11].

Шведские исследователи выявили различные биохимические корреляты эмоционального стресса. Одним из итогов обширных исследований, проведенных в лаборатории М. Франкенхойзера, является вывод о том, что объективные, физиологические проявления стресса зависят от его субъективной оценки. Нейроэндокринные реакции на социально–психологическое окружение отражают степень воздействия этого окружения на индивида, при этом разные внешние условия могут вызвать одни и те же эндокринные реакции вследствие того, что они имеют общий психологический знаменатель [12].

Таким образом, имеются многочисленные данные, свидетельствующие о возможности использования показателей стрессового изменения физиологических функций в качестве «объективных». Однако не для всех психологических проявлений стресса можно найти коррелирующие с ними физиологические изменения. Исследователями отмечается, что психологические («субъективные») показатели во многих случаях являются наиболее чуткими индикаторами физического и психического состояния человека по сравнению с физиологическими («объективными») показателями.

Для системного понимания состояния стресса полезным является изучение процессуальной характеристики стресса (стресс–реакции), которая связана с выявлением его причин и механизмов возникновения с учетом личностных и ситуационно–средовых факторов. Изучение процессуальных характеристик стрессовых изменений способствует развитию патогенетического подхода к управлению стрессом, ориентированного на снятие причин стресс–реакций и стресс–синдромов, в отличие от симптоматического подхода, рассматривающего только результативную сторону стресса (стресс–состояние) и направленного на снятие неблагоприятных стресс–симптомов.

Научные подходы к изучению стресса на работе

Первый подход трактует стресс как ответную реакцию на беспокоящее или вредное окружение, проявляющееся в состояниях нервно–психической напряженности, негативных эмоциональных переживаниях, защитных реакциях, состояниях дезадаптации и патологии. Концепция общего адаптационного синдрома Г. Селье является наиболее известной в данном подходе.

Для понимания механизмов управления психологическим стрессом концепция Г. Селье содержит три основных и важных положения. Первое положение – о том, что физиологическая реакция на стресс не зависит от природы стрессора. Синдром ответной реакции – универсальная модель защитных реакций, направленных на сохранение целостности организма. Вне зависимости от источника стресса имеется некоторая неспецифическая защитная реакция – «общий адаптационный синдром» для всех видов животных, в том числе и человека. Второе положение относится к динамике развития общего адаптационного синдрома. Г. Селье выделил три стадии адаптации. Первая – стадия тревоги, или мобилизации, во время которой в организме появляются изменения, характерные для первоначального воздействия стрессора, и наступает временное снижение резистентности организма. Вторая стадия – резистентность и устойчивость адаптации к воздействию стрессора. В организме исчезают реакции тревоги и появляются изменения, свидетельствующие об адаптации к данной ситуации. При длительном воздействии стресса наступает третья стадия – стадия истощения как следствие истощения адаптационных возможностей. На данной стадии опять появляются симптомы, характерные для стадии тревоги и истощения организма. Третье положение касается силы и продолжительности защитной реакции организма. Если защитная реакция длительна и истощает ресурсы физиологических механизмов, то она переходит в состояние болезней адаптации и далее к летальному исходу.

А. Каган и Л. Леви развили представления Г. Селье о стрессе посредством теоретической модели, описывающей психологические факторы как посредники физических заболеваний [14]. Согласно их модели, внешние влияния (психосоциальные стимулы) переплетаются с генетическими факторами и с прежними воздействиями окружающей среды (реакция), образуя так называемую психобиологическую программу. Данная программа обусловливает «склонность к реагированию по определенному образцу». Психосоциальные стимулы вместе с психобиологической программой определяют ответную реакцию на стресс, которая может вызвать состояние предболезни, а затем и саму болезнь. На любой стадии этого процесса могут вмешаться различные процессы–помехи (внутренние или внешние, психические или физические), способные модифицировать влияние причинных факторов (психосоциальных стимулов и психобиологической программы). Психосоциальная модель внесла существенный вклад в понимание стресса, который стал рассматриваться не как односторонний процесс, а как процесс с неразрывной обратной связью между всеми его причинными факторами. Стресс как реакции и психофизические состояния организма стал оцениваться с позиции его влияния на продуктивность деятельности.

Несмотря на то что имеется много свидетельств о сложной взаимосвязи между эффективностью деятельности и уровнем стресса, достаточно популярным является интерпретация стресса в терминах его положительного или отрицательного влияния на динамику работоспособности человека. В этом случае психодиагностика стресса в целях стресс–менеджмента должна быть сфокусирована на оценке степени психической напряженности, определении стрессовых состояний, препятствующих или способствующих сохранности продуктивной профессиональной деятельности, здоровья как отдельных работников, так и состояния здорового социально–психологического климата в коллективе.

Второй подход к пониманию стресса описывает и трактует его как характеристику внешней среды с точки зрения беспокоящих или разрушающих стимулов (стресс–факторов). Это определение стресса рассматривает любые субмаксимальные требования к человеку со стороны условий или деятельности как стрессогенные. Данное отношение описывается в виде перевернутой U–образной функции, являющейся графическим изображением отношений эффективности деятельности человека к предъявленным к нему требованиям (рис. 1.1).

В рамках данного подхода психодиагностика ориентирована на выявление стресс–факторов как внутренней среды организации, так и внешней бизнес–среды. Стресс понимается как «ряд причин, а не симптомов». В связи с этим диагностический комплекс методик должен быть ориентирован на выявление как отдельных стресс–факторов, их сложной взаимосвязи, так и на интегральную оценку их стрессового воздействия. Дальнейшим развитием данного подхода стало изучение стрессов на работе не как отдельных стресс–факторов среды, а как сложной их совокупности, определяющей типичные стрессовые ситуации. В данном аспекте перспективными являются попытки выделить «универсальные» ситуации, которые являются стрессогенными для всех или для большинства категорий людей. Дж. Вайтц назвал 8 вариантов таких стрессогенных ситуаций [16]. К ним относятся те, которые требуют ускоренной обработки информации, содержат вредные стимулы окружающей среды, осознаваемую угрозу, нарушение физиологических функций (болезнь, бессонница, изменчивые состояния и др.), изоляция и заключение, остракизм, групповое давление и разочарование. В дополнение к этому перечню М. Франкенхойзер [12] добавил ситуацию отсутствия контроля над событиями, Р. Лазарус – стрессовую ситуацию, когда угрозе подвергаются самые важные для человека ценности и цели [4].

Рис. 1.1. Зависимость эффективности деятельности человека от условий

Одной из психодиагностических задач является определение субъективных и объективных параметров стрессовых ситуаций, вызывающих те или иные стрессовые последствия (реакции, состояния, синдромы, болезни адаптации).

Таким образом, для решения практических задач стресс–менеджмента с позиций подхода, основанного на стрессовых стимулах, необходимо выявление стресс–факторов физического и социального пространства организации, стрессогенных факторов внешней бизнес–среды, определение типичных стрессогенных ситуаций и особенностей их восприятия работниками с точки зрения стрессогенности или степени психологической угрозы. Далее, в теме 3 описаны отдельные примеры подобных методик, сфокусированных на оценке стрессогенности профессионально–трудных ситуаций и выявлении стресс–факторов организационной среды.

В общих чертах между подходом к стрессу, основанным на ответных реакциях организма и основанным на стимулах, много общего. Более существенно отличается от них третий подход – модель взаимодействия человека и среды, представляемая стресс как ответную реакцию на отсутствие «соответствия» между возможностями личности и требованиями со стороны среды. В этом случае стресс рассматривается как результат предшествующих ему факторов и его последствий. Наиболее известной концепцией данного направления является трансактная модель стресса Кокса и Макэйя [13]. Согласно данной модели, стресс наиболее точно может быть описан как часть комплексной и динамической системы взаимодействия человека и окружающей среды. Стресс является индивидуально воспринимаемым феноменом, опосредованным психологическими особенностями личности. В отличие от предыдущих подходов трансактная модель подчеркивает наличие обратной связи между всеми компонентами системы, т. е. рассматривает стресс не как линейную реакцию, а как замкнутую систему (рис. 1.2).

Т. Кокс и Дж. Макэй выделили в данной системе 5 стадий. Первая стадия – воздействие на человека фактических требований внешней природы (среды). Вторая стадия – когнитивная оценка – осознавание человеком, с одной стороны, предъявленных к нему требований, с другой – своих возможностей справляться с ними. В случае нарушения равновесия между осознаваемыми требованиями и осознаваемой возможностью возникает стресс.

Рис. 1.2. Трансактная модель стресса (Т. Кокс, Дж. Макэй)

Другим вариантом трансактного анализа является когнитивная модель психологического стресса Р. Лазаруса [15]. Согласно данной модели, «стресс развивается в том случае, когда требования, предъявляемые человеку, становятся для него испытанием или превосходят его возможности приспосабливаться». Развитие стресса, по его мнению, зависит не только от внешних условий, но также от конституциональной уязвимости человека и от адекватности его механизмов когнитивной защиты. Особое значение для появления психологического стресса имеют оценка человеком ситуации, в которой он находится, переживание разочарования, конфликта или угрозы.

Р. Лазарус рассматривает разочарование как особую форму опасности и вреда, которые уже испытал человек при достижении какой–то важной цели; что помешало ему или задержало при достижении важной цели. Конфликт – это наличие одновременно двух или более несовместимых тенденций в действиях или целях. Из конфликта может возникнуть угроза ожидания возможного вреда. Разочарование, в отличие от угрозы уже испытанный вред в виде физиологического или социального ущерба. Интенсивность угрозы зависит от уверенности и возможности человека справиться с опасностью или вредом, с которыми он может встретиться. Исходя из этого стресс–реагирование зависит от чувства силы или беспомощности справиться с ситуацией.

Подводя итог, можно отметить, что трансактная модель является психологически обоснованным подходом, более широко оперирующим психологическими факторами, чем другие подходы. Трансактный подход позволяет наметить конкретные пути профилактики и преодоления психологического стресса. Т. Кокс отмечает, что этот подход, вероятно, непригоден в тех ситуациях, когда организм подвергается внезапному физическому утомлению, не успевая влючать психологические механизмы защиты. Такие ситуации лучше описывают две предыдущие «механистические» модели.

Для управления рабочими (или профессиональными) стрессами необходимо учитывать сложное взаимодействие между возможностями человека и требованиями к нему со стороны работы. Исходя из понимания психологического стресса как индивидуального феномена следует учитывать ролевой и должностной статус субъекта труда в социальной (или корпоративной) среде, а также персональные и корпоративные стратегии преодоления профессионально трудных (стрессогенных) ситуаций.

В соответствии с трансактным подходом к стрессу психодиагностический инструментарий должен быть направлен на выявление стрессогенных (профессионально–трудных, неординарных, экстремальных) ситуаций, предъявляющих повышенные или чрезвычайные требования к человеку, далее – на определение особенностей восприятия (субъективной репрезентации или когнитивной оценки) данных ситуаций и оценку продуктивности преодолевающего поведения. Конструируемые для этого методики и шкалы оценки должны быть построены с учетом гендера, возраста и социального статуса.

При взаимодействии субъекта деятельности со стрессогенными ситуациями на работе подверженность стрессу зависит от многих факторов: индивидуально–типологических особенностей (психобиологической склонности к стрессовому реагированию), личностных характеристик, подготовленности (положительного опыта), прошлого негативного опыта травмирующих ситуаций, статуса личности в социуме, наличия или отсутствия социально–психологической поддержки и др. Поэтому в психодиагностический комплекс должны входить также методики оценки личностного адаптационного потенциала, ресурсов стрессоустойчивости.

2. Ганзен В. А. Системное описание в психологии. – Л.: ЛГУ, 1984.

3. Китаев–Смык Л. А. Психология стресса. – М.: Наука, 1983.

4. Кокс Т. Стресс. – М.: Медицина, 1981.

5. Леонова А. Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса. Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 2000. № 3.

6. Леонова А. Б. Стресс–менеджмент: печальная необходимость. Что подстерегает самых успешных менеджеров. –

7. Леонова А. Б., Кузнецова А. С. Психопрофилактика стрессов. – М.: МГУ, 1993.

8. Мальцева Н. Стресс–менеджмент. –

9. Наенко Н. И. Психическая напряженность. – М.: МГУ, 1976.

10. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. – М.: Медицина, 1960.

11. Селье Г. Стресс без дистресса. – М.: Прогресс, 1982.

12. Туровская З. Г. О соотношении типологических особенностей высшей нервной деятельности с некоторыми характеристиками вегетативного реагирования. – В кн.: Проблемы дифференциальной психофизиологии. – М.: Педагогика, 1974. С. 228–242.

13. Франкенхойзер М. Эмоциональный стресс. – М., 1970.

14. T., Mackay C. J. A psychological model of occupational stress. A paper presented to Medical Research Council meeting Mental Health in Industry. – London, November, 1976.

15. Kagan A., Levi L. Healt and environment – psycholocial stimuli: a review. In Society, Stress and Desease. – V. 2. NY, 1975.

16. Lazarus R. S. Patterns of Adjusiment. – McGraw–Hill, NY, 1976.

17. WeitzJ. Psychological research needs on the problems of human stress. In: Social and Psychological Factors in Stress (ed. J. E. MsGrath). – Holt Rinehart and Winston, New York, 1970.

Психодиагностика стрессовых симптомов и состояний

2.1. Теоретическое введение

• ощущение потери контроля над собой;

• дезорганизация продуктивности деятельности (рассеянность, принятие ошибочных решений, снижение работоспособности);

• вялость, апатия, повышенная утомляемость;

• расстройства сна (в том числе более долгое засыпание, раннее пробуждение);

• нарушения в эмоциональной сфере (раздражительность, снижение настроения, придирчивость, необоснованная критичность);

• увеличение количества выпиваемого алкоголя;

• увеличение потребления психоактивных средств (успокаивающих или стимулирующих);

• расстройство половой функции;

• переживание психического дискомфорта и жалобы со стороны нервно–психической сферы;

• нарушение продуктивности познавательных функций (снижение внимания, памяти, мыслительных процессов и др.);

• наличие физического дискомфорта и неприятных ощущений со стороны соматической системы организма (головная боль, боли в мышцах, спине, изжога, повышение давления).

Хорошо известно, что стрессовая симптоматика достаточно разнообразна и изменение психического состояния может проявляться во всех сферах психики. В эмоциональной сфере – это чувство эмоционального подъема или, наоборот, обострение тревоги, апатии, депрессии, эмоционального дискомфорта. В когнитивной – восприятие угрозы, опасности, оценка ситуации как неопределенной. В мотивационной – мобилизация сил или, напротив, капитуляция (избегание, уход от стресс–факторов), потеря мотивации и интересов. В поведенческой сфере – изменение активности, привычных темпов деятельности, часто появление «зажатости» в исполнительных движениях. Общее для этих изменений – сдвиг интенсивности процессов в соответствующей сфере в сторону увеличения или уменьшения [3]. Интенсивность (величина, продолжительность) стресс–реакций имеет индивидуальный характер и зависит от личностных и нейротипологических особенностей. Знание признаков стрессовых состояний, тонкая саморефлексия стрессовых изменений, а также наблюдательность за проявлениями стресса у других людей – первая ступень в управлении жизненными и профессиональными стрессами.

Интерес к субъективным параметрам психологического стресса связан с тем, что они являются тонким индикатором психической устойчивости (адаптированности к стрессовой ситуации) и опосредованно характеризуют отношение (когнитивную оценку) к стресс–факторам.

2.2. Методическое обеспечение оценки стрессовых симптомов и состояний

Инвентаризация симптомов стресса

Методика позволяет развить наблюдательность к стрессовым признакам, осуществить самооценку частоты их проявления и степень подверженности негативным последствиям стресса [1].

Опросник «Инвентаризация симптомов стресса»

Инструкция: прочитайте вопросы и оцените, как часто проявляются нижеперечисленные симптомы.

Обработка и интерпретация результатов. Подсчитывается общее количество набранных баллов.

До 30 баллов. Вы живете спокойно и разумно, справляетесь с проблемами, которые преподносит жизнь. Вы не страдаете ни ложной скромностью, ни излишним честолюбием. Однако советуем вам проверить свои ответы вместе с хорошо знающим вас человеком: люди, имеющие такую сумму баллов, часто видят себя в розовом свете.

31–45 баллов. Для вашей жизни характерны активная деятельность и напряжение. Вы подвержены стрессу как в положительном смысле слова (стремитесь добиться чего–либо), так и в отрицательном (хватает проблем и забот). По всей видимости, вы и впредь будете жить так же, постарайтесь только выделить немного времени для себя.

45–60 баллов. Ваша жизнь – непрекращающаяся борьба. Вы честолюбивы и мечтаете о карьере. Вы довольно зависимы от чужих оценок, что постоянно держит вас в состоянии стресса. Подобный образ жизни, может быть, приведет вас к успеху на личном фронте или в профессиональном отношении, но вряд ли это доставит вам радость. Все утечет, как вода сквозь пальцы. Избегайте ненужных споров, подавляйте гнев, вызванный мелочами, не пытайтесь всегда добиться максимума, время от времени отказывайтесь от того или иного плана.

Более 60 баллов. Вы живете, как шофер, который жмет одновременно и на газ, и на тормоз. Поменяйте жизненный уклад. Испытываемый вами стресс угрожает и вашему здоровью, и вашему будущему. Если перемена образа жизни представляется вам невозможной, постарайтесь хотя бы отреагировать на рекомендацию.

Симптоматический опросник «Самочувствие в экстремальных условиях»

Симптоматический опросник был разработан для выявления предрасположенности военнослужащих к патологическим стресс–реакциям в экстремальных условиях. Практический опыт показывает, что значительное число молодых людей не справляется с адаптацией к военной и морской службе в период первых 3–4 месяцев. Наиболее часто это проявляется в психосоматических и эмоциональных расстройствах (патологических стресс–реакциях). Опросник позволяет определить предрасположенность к патологическим стресс–реакциям и невротическим расстройствам в экстремальных условиях военной службы по следующим симптомам самочувствия: психофизическое истощение (сниженная психическая и физическая активность), нарушение волевой регуляции, неустойчивость эмоционального фона и настроения (эмоциональная неустойчивость), вегетативная неустойчивость, нарушение сна, тревога и страхи, склонность к зависимости.

Методика создана на основе клинико–психологического обследования 1500 здоровых военнослужащих и 133 военнослужащих, впервые заболевших неврозами и неврозоподобными состояниями в первый год военной службы. Возраст обследованных 18–35 лет. Из наблюдаемых признаков, относящихся к феноменологии неврозов, были отобраны 42, которые наиболее часто встречались у 133 военнослужащих, заболевших невротическими расстройствами вследствие работы в экстремальных условиях военной службы. Многолетнее применение данного метода показало высокую валидность и надежность данной методики.

Симптоматический опросник самочувствия (СОС)

Инструкция: предлагаемый опросник выявляет особенности вашего самочувствия в данный период времени. Вам необходимо однозначно ответить на 42 вопроса: либо «да», либо «нет».

Обработка и оценка результатов. Ответы «да» – 1 балл, «нет» – 0 баллов. В соответствии с «ключом» подсчитываются суммы баллов по каждой шкале и общее количество набранных баллов – суммарный показатель невротизации.

До 15 баллов. Высокий уровень психологической устойчивости к экстремальным условиям, состояние хорошей адаптированности.

16–26 баллов. Средний уровень психологической устойчивости к–экстремальным условиям, состояние удовлетворительной адаптированности.

27–42 балла. Низкая стрессоустойчивость, высокий риск патологических стресс–реакций и невротических расстройств, состояние дезадаптации.

Опросник «Определение нервно–психического напряжения»

Автор методики НПН профессор Психоневрологического института им. В. А. Бехтерева Т. А. Немчин при разработке опросника НПН использовал результаты многолетних клинико–психологических исследований, проведенных на большом количестве испытуемых, находящихся в условиях экстремальной ситуации. Первый этап разработки опросника состоял в составлении и систематизации перечня жалоб–симптомов, полученных от реципиентов в стрессовой ситуации: от 300 студентов в период экзаменационной сессии и от 200 больных неврозами с ведущей симптоматикой в форме фобий, страха, тревоги перед выполнением болезненных процедур и стресс–интервью. На втором этапе разработки методики из 127 первичных признаков, относящихся к феноменологии нервно–психического напряжения, были отобраны лишь 30 признаков, которые систематически повторялись при повторных обследованиях [8].

Наиболее высокие частоты повторяемости 30 признаков были обнаружены в группе больных неврозами. Различная степень выраженности признаков у разных испытуемых позволила автору разделить каждый из пунктов опросника на три степени: слабо выражен, средняя степень выраженности, резко выражен, получившие условную оценку в очках соответственно 1, 2, 3. По содержанию опросника все признаки можно разделить на три группы утверждений: первая группа отражает наличие физического дискомфорта и неприятных ощущений со стороны соматических систем организма, вторая группа утверждает о наличии (или отсутствии) психического дискомфорта и жалоб со стороны нервно–психической сферы, в третью группу входят признаки, описывающие некоторые общие характеристики нервно–психического напряжения – частоту, продолжительность, генерализованность и степень выраженности этого состояния. Опросник рекомендуется использовать для диагностики психической напряженности в условиях сложной (экстремальной) ситуации или ее ожидания.

Инструкция: заполните правую часть бланка, отмечая знаком «+» те строки, содержание которых соответствует особенностям вашего состояния в настоящее время.

Вид деятельности (работа, ожидание экзамена, процедуры и др.)

Обработка результатов и их характеристика. После заполнения испытуемым правой части опросника производится подсчет набранных баллов. При этом за знак «+», поставленный против подпункта А, начисляется 1 очко; поставленный против подпункта Б, начисляется 2 очка; поставленный против подпункта В, начисляется 3 очка. Максимальное количество очков, которое может набрать испытуемый, равно 90, минимальное количество равно 30 баллам, когда испытуемый отрицает наличие у себя каких–либо проявлений нервно–психического напряжения.

Характеристики трех степеней НПН по данным опросника

Согласно статистическим данным, представленным Т. А. Немчиным, по сумме набранных очков индексу НПН (ИН) выделяются три степени НПН и их характеристики (табл. 2.1).

ИН < 42,5 – первая степень НПН – относительная сохранность характеристик психического и соматического состояния.

42,6 > ИН < 75 – вторая степень НПН – ощущение подъема, готовности к работе и сдвиг в сторону симпатикотонии.

ИН > 75 – третья степень НПН – дезорганизация психической деятельности и снижение продуктивности деятельности.

На всех стадиях НПН имеются определенные различия между мужчинами и женщинами.

Шкала психологического стресса RSM–25

Шкала PSM–25 Лемура—Тесье—Филлиона (Lemyr—Tessier—Fillion) предназначена для измерения феноменологической структуры переживаний стресса [14]. Цель – измерение стрессовых ощущений в соматических, поведенческих и эмоциональных показателях. Методика была первоначально разработана во Франции, затем переведена и валидизирована в Англии, Испании и Японии. Перевод и адаптация русского варианта методики выполнены Н. Е. Водопьяновой.

При разработке методики авторы стремились устранить имеющиеся недостатки традиционных методов изучения стрессовых состояний, направленных в основном на косвенные измерения психологического стресса через стрессоры или патологические проявления тревожности, депрессии, фрустрации и др. Лишь немногие методики предназначены для того, чтобы измерять стресс как естественное состояние психической напряженности. С целью устранения этих методологических несоответствий Лемур—Тесье—Филлион разработали опросник, который описывает состояние человека, переживающего стресс, вследствие чего отпала необходимость в определении таких переменных, как стрессоры или патологии. Вопросы сформулированы для нормальной популяции в возрасте от 18 до 65 лет применительно для разных профессиональных групп. Все это позволяет считать методику универсальной для применения к различным возрастным и профессиональным выборкам в нормальной популяции.

Методика апробирована авторами на выборке более чем на 5 тыс. человек в Канаде, Англии, США, Пуэрто–Рико, Колумбии, Аргентине, Японии. Также эту методику применяли Клемент и Янг в Университете

Оттавы, Ларси в Университете и в госпитале Монреаля, а также Тесье и его коллеги в госпиталях св. Франциска Ассизского и св. Жюстины в Монреале. В России методика апробировалась Н. Е. Водопьяновой на выборке учителей, студентов и коммерческого персонала в количестве 500 человек.

Многочисленные исследования показали, что PSM обладает достаточными психометрическими свойствами. Были обнаружены корреляции интегрального показателя PSM со шкалой тревожности Спилбергера (r = 0,73), c индексом депрессии [Beck Depression Inventory] (r = 0,75). Величины этих корреляций объясняются генерализованным переживанием эмоционального дистресса или депрессии. При этом исследование дивергентной валидности показывают, что PSM концептуально отличается от методик исследования тревожности и депрессии.

Инструкция: предлагается ряд утверждений, характеризующих психическое состояние. Оцените, пожалуйста, ваше состояние за последнюю неделю с помощью 8–балльной шкалы. Для этого на бланке опросника рядом с каждым утверждением обведите число от 1 до 8, которое наиболее точно определяет ваши переживания. Здесь нет неправильных или ошибочных ответов. Отвечайте как можно искреннее. Для выполнения теста потребуется приблизительно пять минут. Цифры от 1 до 8 означают частоту переживаний: 1 – «никогда»; 2 – «крайне редко»; 3 – «очень редко»; 4 – «редко»; 5 – «иногда»; 6 – «часто»; 7 – «очень часто»; 8 – «постоянно (ежедневно)».

Примечание. * Обратный вопрос.

Обработка и интерпретация результатов. Подсчитывается сумма всех ответов – интегральный показатель психической напряженности (ППН). Вопрос 14 оценивается в обратном порядке. Чем больше ППН, тем выше уровень психологического стресса.

ППН больше 155 баллов – высокий уровень стресса, свидетельствует о состоянии дезадаптации и психического дискомфорта, необходимости применения широкого спектра средств и методов для снижения нервно–психической напряженности, психологической разгрузки, изменения стиля мышления и жизни.

ППН в интервале 154–100 баллов – средний уровень стресса.

Низкий уровень стресса, ППН меньше 100 баллов, свидетельствует о состоянии психологической адаптированности к рабочим нагрузкам.

Диагностика состояния стресса

При искренних ответах методика позволяет определить уровни стрессового состояния и может быть использована при аутодиагностике.

Инструкция: обведите кружком номера тех вопросов, на которые вы отвечаете положительно.

1. Я всегда стремлюсь делать работу до конца, но часто не успеваю и вынужден(а) наверстывать упущенное.

2. Когда я смотрю на себя в зеркало, я замечаю следы усталости и переутомления на своем лице.

3. На работе и дома – сплошные неприятности.

4. Я упорно борюсь со своими вредными привычками, но у меня не получается.

5. Меня беспокоит будущее.

6. Мне часто необходим алкоголь, сигареты или снотворное, чтобы расслабиться после напряженного дня.

7. Вокруг происходят такие перемены, что голова идет кругом.

8. Я люблю свою семью и друзей, но часто вместе с ними я испытываю скуку и пустоту.

9. В жизни я ничего не достиг(ла) и часто испытываю разочарование в самом(ой) себе.

Обработка результатов и их характеристика. Подсчитывается количество положительных ответов. Каждому ответу «да» присваивается 1 балл.

0–4 балла. Вы ведете себя в стрессовой ситуации довольно сдержанно и умеете регулировать свои собственные эмоции.

5–7 баллов. Вы всегда правильно ведете себя в стрессовой ситуации. Иногда вы умеете сохранять самообладание, но бывают такие случаи, когда вы заводитесь из–за пустяка и потом об этом жалеете. Вам необходимо заняться выработкой своих индивидуальных приемов самоконтроля в стрессе.

8–9 баллов. Вы переутомлены и истощены. Вы часто теряете самоконтроль в стрессовой ситуации и не умеете владеть собой. Следствие – страдаете и вы, и окружающие вас люди. Развитие у себя умений саморегуляции в стрессе – сейчас ваша главная жизненная задача.

По данным, полученным автором методики, было замечено, что подавляющее большинство работников банка имеют оценку в интервале 5–7 баллов (80 % респондентов). Примерно 18 % респондентов имеют 8–9 баллов. И только около 2 % имеют оценку 0–4 балла. Следовательно, большинство банковских работников настоятельно нуждаются в том, чтобы повысить у себя средства самоконтроля в стрессовых ситуациях.

Одной из причин возникновения депрессивных состояний является истощение нервно–психического потенциала вследствие продолжительного стресса или психотравмы. Депрессия – специфическое аффективное состояние индивида, которое характеризуется отрицательными эмоциями, а также трансформацией мотивационной, когнитивной и поведенческой сфер. В состоянии депрессии индивид испытывает мучительно–тяжелые переживания, такие как тоска, отчаяние, страхи, подавленность, чувство вины за прошлые события, беспомощность–инфантильность перед лицом жизненных трудностей. Депрессивные состояния, как правило, характеризуются сниженной самооценкой, скептицизмом, склонностью никому не доверять, безынициативностью, утомляемостью, падением активности и др. Методика позволяет дифференцировать шесть состояний – уровней депрессии: апатия, гипотимия, дисфория, растерянность, тревога, страх.

Инструкция: из каждой группы показаний выберите и обведите вариант ответа 0, 1, 2 или 3, который в наибольшей степени характеризует ваше состояние.

Обработка и интерпретация результатов. Определяется сумма всех отмеченных вариантов (баллов) ответов. В соответствии с данной суммой производится оценка степени выраженности депрессии.

1–9 баллов – депрессия отсутствует или очень незначительна;

10–24 баллов – депрессия минимальна;

25–44 балла – легкая депрессия;

45–67 баллов – умеренная депрессия;

68–87 баллов – выраженная депрессия;

88 баллов и более – глубокая депрессия.

Качественная характеристика депрессивных состояний

Апатия. Состояние безучастности, равнодушия, полной индифферентности к происходящему, окружающим, своему положению, прошлой жизни, перспективам на будущее. Это стойкое или проходящее тотальное выпадение как высших и социальных чувств, так и врожденных эмоциональных программ.

Гипотимия (сниженное настроение). Аффективная подавленность в виде опечаленности, тоскливости с переживанием потери, безысходности, разочарования, обреченности, ослабления привязанности к жизни.

Положительные эмоции при этом поверхностны, быстро истощяемы, могут полностью отсутствовать.

Дисфория («плохо переношу», несу плохое, дурное). Мрачность, озлобленность, враждебность, угрюмое настроение с ворчливостью, брюзжанием, недовольством, неприязненным отношением к окружающим, вспышками раздражения, гнева, ярости с агрессией и разрушительными действиями.

Растерянность. Острое чувство неумения, беспомощности, непонимания самых простых ситуаций и изменений своего психического состояния. Типичны сверхизменчивость, неустойчивость внимания, вопрошающее выражение лица, позы и жесты озадаченного и крайне неуверенного человека.

Тревога. Неясное, непонятное самому человеку чувство растущей опасности, предчувствия катастрофы, напряженное ожидание трагического исхода. Эмоциональная энергия действует столь мощно, что возникают своеобразные физические ощущения: «внутри все сжалось в комок, напряглось, натянулось как струна, вот–вот порвется, лопнет…»

Страх. Разлитое состояние, переносимое на все обстоятельства и проецирующееся на все в окружающем. Страх также может быть связан с определенными ситуациями, объектами, лицами и выражается переживанием опасности, непосредственной угрозы жизни, здоровью, благополучию, престижу и др. Может сопровождаться своеобразными физическими ощущениями, свидетельствующими о внутренней концентрации энергий: «внутри похолодело», оборвалось», «шевелятся волосы», сковало грудь» и т. п.

Методика «Дифференциальная диагностика депрессивных состояний»

Депрессивные состояния возникают как постстресовые или посттравматические реакции. Опросник может быть использован для дифференциальной диагностики депрессивных состояний для скрининг–диагностики при массовых исследованиях и в целях предварительной доврачебной диагностики. Полное обследование занимает 20–30 минут.

Инструкция: прочитайте внимательно каждое из приведенных ниже предложений и зачеркните соответствующую цифру справа в зависимости от того, как вы себя чувствуете в последнее время. Над вопросами долго не задумывайтесь, поскольку правильных или неправильных ответов нет.

Варианты ответов: 1 – «никогда» или «изредка»; 2 – «иногда»; 3 – «часто»; 4 – «почти всегда» или «постоянно».

Обработка и интерпретация результатов. Уровень депрессии (УД) рассчитывается по формуле: УД = S + Z, где S – сумма зачеркнутых цифр к «прямым» высказываниям № 1, 3, 4, 7, 8, 9, 10, 13, 15, 19; Z – сумма цифр «обратных», зачеркнутым, высказываниям № 2, 5, 6, 11, 12, 14, 16, 17, 18, 20. Например, у высказывания № 2 зачеркнута цифра 1, мы ставим в сумму 4 балла; у высказывания № 5 зачеркнут ответ 2, мы ставим в сумму 3 балла; у высказывания № 6 зачеркнут ответ 3 – ставим в сумму 2 балла; у высказывания № 11 зачеркнут ответ 4 – ставим в сумму 1 балл и т. д.

В результате получаем УД, который колеблется от 20 до 80 баллов. УД <50 баллов – депрессии нет.

50 <УД <59 баллов – легкая депрессия ситуативного или невротического генеза.

60 <УД <69 баллов – субдепрессивное состояние или маскированная депрессия.

УД > 70 баллов – депрессия.

Шкала оценки субъективной комфортности

Русскоязычная версия шкалы оценки субъективной комфортности разработана А. Б. Леоновой. Методика направлена на оценку степени субъективной комфортности переживаемого человеком функционального состояния в данный момент времени [9]. Она состоит из 10 биполярных шкал, полюса которых обозначены противоположными по своему значению прилагательными, описывающими характерные признаки «хорошего» и «плохого» субъективного состояния.

Инструкция: прочтите каждую из представленных ниже пар полярный утверждений и на оценочной шкале отметьте, в какой степени ваши ощущения в данный момент времени ближе к тому или иному полюсу шкалы. Отсутствию сколько–нибудь выраженного сдвига в сторону того или иного переживания по данной шкале соответствует оценка «0». Не задумывайтесь, пожалуйста, долго над выбором ответа – обычно первое ощущение, которое приходит в голову, оказывается наиболее точным.

Обработка и интерпретация результатов. При подсчете результатов тестирования шкала трансформируется от 7 до 1 баллов. 7 баллов присваивается максимально позитивной оценке признака, а 1 балл – максимально негативной. Оценка 4 балла соответствует нейтральному пункту «0».

Прямые шкалы: 1, 2, 4, 5, 7, 9.

Обратные: 3, 6, 8, 10.

Индекс субъективной комфортности (ИСК) рассчитывается как общая сумма баллов по всем шкалам. Интерпретация результатов:

Шкала дифференциальных эмоций

Инструкция: перед вами список прилагательных, которые характеризуют различные оттенки разных эмоциональных переживаний человека. Справа от каждого прилагательного расположен ряд цифр – от 1 до 5, – соответствующих по нарастанию различной степени выраженности данного переживания. Мы просим вас оценить, насколько каждое из перечисленных переживаний присуще вам в данный момент времени, зачеркнув соответствующую цифру. Не задумывайтесь долго над выбором ответа: наиболее точным обычно оказывается ваше первое ощущение!

Ваши возможные оценки:

1 – «переживание полностью отсутствует»; 2 – «переживание выражено незначительно»; 3 – «переживание выражено умеренно»;

4 – «переживание выражено сильно»; 5 – «переживание выражено в максимальной степени».

Обработка и интерпретация результатов. Индекс положительных эмоций характеризует степень позитивного эмоционального отношения субъекта к наличествующей ситуации. Подсчитывается: ПЭМ = I, II, III (Интерес + Радость + Удивление).

Индекс острых негативных эмоций отражает общий уровень негативного эмоционального отношения субъекта к наличествующей ситуации. Подсчитывается:

НЭМ = IV, V, VI, VII (Горе + Гнев + Отвращение + Презрение).

Индекс тревожно–депрессивных эмоций отражает уровень относительно устойчивых индивидуальных переживаний тревожно–депрессивного комплекса эмоций, опосредующих субъективное отношение к наличествующей ситуации. Подсчитывается: ТДЭМ = VIII, IX, X (Страх + Стыд + Вина).

Для интерпретации данных по обобщенным показателям ШДЭ используются следующие градации по каждому из названных индексов:

2. Ильин Е. П. Теория функциональной системы и психофизиологические состояния // Теория функциональных систем в физиологии и психологии. – М., 1978.

3. Куликов Л. В. Стресс и стрессоустойчивость личности // Теоретические и прикладные вопросы психологии. Вып. 1. Ч. 1 / Ред. А. А. Крылова. – СПб., 1995. С. 123–132.

4. Леонова А. Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 2000. № 3. С. 4–21.

5. Леонова А. Б. Психодиагностика функциональных состояний человека. – М.: МГУ, 1984.

6. Леонова А. Б. Психологическая саморегуляция и профилактика неблагоприятных функциональных состояний // Психологический журнал. 1988. Т. 10. № 3. С. 43–52.

7. Леонова А. Б., Величковская С. Б. Дифференциальная диагностика состояний сниженной работоспособности // Психология психических состояний / Под ред. А. О. Прохорова. Вып. 6. – Казань, 2006.

8. Немчин Т. А. Состояние нервно–психического напряжения. – Л.: ЛГУ, 1988.

9. Методы субъективной оценки функциональных состояний человека // Практикум по инженерной психологии и эргономике / Под ред. Ю. К. Стрелкова. – М.: Академия, 2003. С. 139–140, 146–148.

10. Практическая психодиагностика. Методика и тесты: Учебное пособие / Под ред. Д. Я. Райгородского. – Самара, 1998.

11. Прохоров А. О. Методики диагностик и измерения психических состояний личности. – М.: ПЕР–СЭ, 2004. С. 44, 64–64.

12. Прохоров А. О. Психология неравновесных состояний. – М., 1998.

13. Lemyre L., TessierR., Fillion L. Psychological Stress Mesurement (PSM): A transiation. ОчієЬєс, PQ: Universite Laval, 1991.

Организационная диагностика стресса. Оценка стресс–факторов в профессиональной деятельности

3.1. Теоретическое введение

В зарубежной и отечественной научной литературе используются два понятия стресса рабочего пространства – организационный и профессиональный стресс. Понятия «профессиональный» и «организационный стресс» пересекаются, но не совпадают полностью. В зарубежной литературе, как правило, используется понятие «стресс на работе» или «трудовой стресс» без дифференцирования стрессоров, связанных с организационными проблемами и стрессорами со стороны специфики профессиональной деятельности. По мнению А. Б. Леоновой, система оценки профессионального стресса – более сложная, чем оценка стресса на работе [5]. К более сложному явлению по причинной обусловленности относится профессиональный стресс, который возникает в ответ на трудности и специальные требования со стороны профессии. Профессиональный стресс детерминирован также личными амбициями, субъективным образом профессионального развития и самореализации личности.

Организационный стресс – психическое напряжение, связанное с преодолением несовершенства организационных условий труда, с высокими нагрузками при выполнении профессиональных обязанностей на рабочем месте в конкретной организационной структуре (в организации или в ее подразделении, фирме, компании, корпорации), а также с поиском новых неординарных решений при форс–мажорных обстоятельствах.

Согласно психофизиологическому подходу, организационный стресс представляет собой многомерный феномен, детерминированный внутриорганизационными факторами трех уровней (индивидуальные характеристики персонала, групповое взаимодействие, организационная среда) и внешними (макросредовыми) стресс–факторами, зависящими от качества и успешности взаимодействия организации с микро–и макробизнес–средой. Другими словами, организационный стресс проявляется в напряжении адаптационных механизмов в ответ на определенную организационно–производственную ситуацию [10]. По мнению американских специалистов, при комплексном изучении организационного стресса целесообразно выделять три подструктуры на личностном уровне:

Чем выше привлекательность работы в данной конкретной организации, больше уверенность в карьерном продвижении и «защищенности рабочего места», чем больше удовлетворенность профессиональной самореализацией и качеством жизни, которую обеспечивает работа, тем меньше вероятность переживания работниками дистресса. Имеется некоторый оптимальный уровень рабочей напряженности (стресса), который стимулирует работников к профессиональному развитию и личностному росту, а также способствует их лояльности по отношению к своей организации.

Общим признаком и причиной организационного стресса выступает наличие внутреннего конфликта между требованиями со стороны организации, привлекательностью работы в ней, ожиданиями и реальными возможностями работника. Несоответствие между личностью и организационной средой может проявляться на нескольких уровнях:

К субъективным причинам и проявлениям организационного стресса, по мнению немецких психологов В. Зигерта и Л. Ланга [4], относятся следующие страхи у работников:

• страх не справиться с работой;

• страх допустить ошибку;

• страх быть обойденным другими;

• страх потерять работу;

• страх потерять собственное Я.

Е. С. Кузьмин [9] выделил следующие причины организационного стресса:

• нарушение чувства комфорта и безопасности труда;

• дефицит времени для завершения плановых заданий;

• трудные и ранее незнакомые производственные задачи;

• чрезвычайные происшествия, стихийные бедствия, несчастные случаи;

• конфликты с вышестоящими руководителями, с подчиненными, потеря руководителем своего авторитета и управляющего влияния на коллектив;

• длительная работа без отдыха, переутомление;

• несправедливые наказания, незаслуженное осуждение или пристрастная критика, лишение вознаграждения.

К стресс–факторам рабочего пространства относятся также ролевые конфликты, высокие профессиональные требования, экстремальные условия деятельности для определенных профессий (летчик, космонавт, полярник, диспетчер АС и др.). Особую категорию организационных стрессов составляет фактор высокой личной ответственности за коллег и подчиненных, за общее дело. Например, современные исследования показывают, что лица с высокой ответственностью в большой степени подвержены развитию стресс–синдрома «профессионального выгорания» [2].

В качестве организационных стрессоров могут выступать неизвестность о планах и перспективах развития компании, несправедливость («непрозрачность») материального поощрения работников, отстраненность от активного участия в принятии решений. В том случае, если работники не привлечены к обсуждению или информированию о готовящихся организационных изменениях, они чувствуют себя «неучтенными». Данное обстоятельство выступает как негативный опыт и способствует развитию эмоционального стресса. Если работники не имеют возможности повлиять на важные события, касающиеся их работы, то они испытывают чувство беспомощности и потери контроля над ситуациями. Это ведет к развитию неудовлетворенности самореализацией и качеством жизни и – как следствие – к снижению уверенности в профессиональной самоэффективности. В. Дибшлаг выделил шесть причин, вызывающих организационный стресс:

• доминирование фактора времени;

• недостаточность или высокая интенсивность общения;

• различные внешние воздействия;

• резкое нарушение обычной системы (порядка) работы [15].

Возникать эти причины могут из–за слабого руководства или неудовлетворительного психологического климата. В последнем случае нарушается профессиональная взаимоподдержка коллег. В результате этого ограничены возможность обсуждать профессиональные проблемы, получать одобрение, поддержку и спокойствие от осознания того, что коллеги переживают те же трудности.

Установлено, что тип поведения и личностная уязвимость к организационному стрессу обусловливают развитие ишемической болезни сердца. Наибольший риск коронарных заболеваний имеют лица, вынужденные часто менять род занятий и условия работы, приспосабливаться к новым требованиям, новому положению (статусу) в обществе или должностной позиции, постоянно сталкивающиеся с высоким темпом жизни, конкуренцией, большим дефицитом времени, экономическими трудностями и имеющие «особый и довольно специфический тип эмоциональной активности», названный типом «А» [16]. М. Фридман в своей книге дал следующее описание «личностных» характеристик людей, которые склонны к заболеванию ишемической болезнью сердца:

• высокий темп жизни для достижения выбранной, но нечетко сформулированной цели;

• постоянное стремление к соревнованию и конкуренции;

• настойчивое желание признания и выдвижения, высокая мотивация достижения успеха;

• постоянное участие в разнообразных видах деятельности и вечный дефицит времени;

• привычка ускорять темп выполнения физических и психических функций;

• исключительная психическая и физическая готовность к действию;

• малоподвижный образ жизни;

• курение и другие вредные привычки.

Тип личности «Б», «иммунный» к ишемической болезни, является полной противоположностью типу «А» – спокойный и размеренный образ жизни, четко поставленные цели и рациональные средства их достижения, умеренная мотивация, чередование активности и отдыха и др. Тип поведения «АБ» занимает среднюю позицию по склонности к коронарным заболеваниям.

Итак, к негативным последствиям организационных и профессиональных стрессов относятся:

• болезни и физиологические последствия;

• снижение стабильности персонала (текучесть кадров, увеличение числа несчастных случаев на производстве);

• снижение производительности (количества и качества труда);

• снижение трудовой мотивации, вовлеченности в работу, лояльности и привлекательности работы в организации;

• психологические последствия (нарушение волевого контроля, увеличение конфликтности в коллективе, переживания депрессии и переутомления, переживание одиночества и неудовлетворенности жизнью, различные комплексные переживания, называемые стресс–синдромами).

Обобщение эмпирических фактов зарубежных отечественных исследований показывает, что последствием длительного организационного стресса может быть «профессиональное выгорание» как совокупность негативных переживаний, связанных с работой, коллективом и всей организацией в целом. В соответствии с понятием стресса как беспокоящих или разрушающих стимулов (стресс–факторов) ниже представлены методики организационной диагностики стресса – инструментарий для выявления стрессоров и оценки личностной уязвимости к ним.

3.2. Методическое обеспечение диагностики и измерения стрессов на работе

Шкала организационного стресса

Данная шкала измеряет восприимчивость к организационному стрессу (ОС), связанную с недостаточным умением общаться, принимать ценности других людей, адекватно оценивать ситуацию без ущерба для своего здоровья и работоспособности, негибкостью поведения и пассивностью по отношению к активным формам отдыха и восстановления жизненных сил. Чем выше показатель ОС, тем больше уязвимость к рабочим стрессам, чаще переживания дистресса, таких стресс–синдромов, как психическое выгорание, хроническая усталость, синдром менеджера [1]. Высокий уровень ОС связан с предрасположенностью к поведению типа «А» [13].

Методика позволяет определить общий индекс ОС и пять дополнительных показателей:

• способность самопознания (когнитивность);

• принятие ценностей других;

• активность и продуктивность деятельности.

Инструкция: внимательно прочитайте представленные ниже утверждения и оцените степень вашего согласия с ними, используя шкалу от «абсолютно верно» до «абсолютно неверно».

Обработка и интерпретация результатов. В соответствии с общим «ключом» подсчитывается общее количество баллов – общий индекс ОС. Чем меньше его величина, тем выше толерантность к стрессу и устойчивость продуктивной деятельности.

ОС больше 50 баллов – высокая восприимчивость к организационному стрессу и предрасположенность к поведению типа «А» (по Фридману).

ОС в интервале 49–40 баллов – средняя стресс–толерантность и предрасположенность к поведению типа «АБ» (промежуточный тип поведения).

ОС меньше 39 баллов – высокая толерантность к организационному стрессу и предрасположенность к поведению типа «В» – «иммунному» типу поведения.

Полезную информацию для разработки антистрессовых мероприятий, направленных на коррекцию персональной восприимчивости организационных стрессов, может дать сравнительный анализ показателей пяти субшкал.

1. Способность самопознания (когнитивность): утверждения 4, 9, 13, 18.

2. Широта интересов: утверждения 2, 5, 7, 16.

3. Принятие ценностей других: утверждения 3, 8, 14, 20.

4. Гибкость поведения: утверждения 1, 11, 17, 19.

5. Активность и продуктивность: утверждения 6, 10, 12, 15.

Ответы на утверждения субшкал оцениваются также в соответствии с общим «ключом».

Пример использования шкалы ОС

По результатам исследования Е. В. Жукиной [3] инженерно–технических работников (ИТР) в количестве 84 человек (55 мужчин и 29 женщин) были получены средние значения общего индекса ОС для разных возрастных групп (табл. 3.1).

Показатель организационного стресса на разных возрастных этапах профессионализации

Сравнительный анализ индекса организационного стресса на возрастных этапах профессионализации достоверных различий не выявил (рис. 3.1). Однако видно, что самый низкий показатель стресса имеют ИТР на 2–м этапе профессионализации (36–45 лет), а самый высокий – на 5–м этапе. Автор связывает это с особенностями восприятия профессионально–трудных ситуаций и профессиональным опытом преодоления стрессовых ситуаций. Очевидно, возраст 3645 лет – период «расцвета» по классификации А. К. Марковой [8] – является наиболее устойчивым к стрессам на работе.

ИТР 1–го и 5–го этапа профессионализации имеют относительно высокие показатели организационного стресса. У первых это связано с недостаточным профессиональным опытом, а у последних, очевидно, – с состоянием здоровья и ожиданием прекращения трудовой деятельности.

Рис. 3.1. Показатель организационного стресса на разных возрастных этапах профессионализации

Экспресс–диагностика стрессогенных факторов в деятельности руководителя

Данная методика может быть использована для выявления рабочих стресс–факторов или для аутодиагностики степени риска развития психологического стресса у менеджеров среднего звена. С ее помощью можно быстро определить, в каких видах управленческой деятельности имеется наибольшая напряженность («проблемность») и в каком направлении необходимо развивать менеджерские умения.

Инструкция: на каждый вопрос возможен один из пяти предложенных ответов: «никогда» – 1 балл; «редко» – 2 балла; «иногда» – 3 балла; «часто» – 4 балла; «всегда» – 5 баллов. Прочитайте внимательно каждое из приведенных ниже предложений и против каждого вопроса поставьте соответствующий ответ. Затем суммируйте результат ответов.

Сферы рабочих стрессов:

Конфликтность коммуникаций – вопросы 1–3. Стрессы рабочих перегрузок – вопросы 4–6. Информационный стресс – вопросы 7–9. Стрессы «вертикальных» коммуникаций – вопросы 10–12.

Обработка и интерпретация результатов

1. Суммировать баллы, проставленные за ответы на вопросы с 1–го по 3–й включительно. Результат выше 12 баллов свидетельствует о повышенной конфликтности делового общения – высокой стрессогенности организационных коммуникаций. Стресс–менеджмент должен быть направлен на выявление «слабых звеньев» коммуникаций в организации, обучение эффективному деловому общению управленческого персонала, развитию организационной культуры.

2. Суммировать баллы, проставленные за ответы на вопросы с 4–го по 6–й включительно. Результат выше 12 баллов свидетельствует о наличии психологических перегрузок у руководителя. Рекомендуется обучение тайм–менеджменту, оптимизации рабочих нагрузок и технологиям психической саморегуляции.

3. Суммировать баллы, проставленные за ответы на вопросы с 7–го по 9–й включительно. Результат выше 12 баллов говорит о том, что причиной рабочих стрессов является низкая компетентность, неконструктивная организация работы. Срочно требуется повышение профессиональной квалификации и компетенции. Имеющиеся управленческие проблемы могут быть частично решены с помощью сплоченной команды или рациональных инновационных преобразований.

4. Суммировать баллы, проставленные за ответы на вопросы с 10–го по 12–й включительно. Результат выше 12 баллов свидетельствует о психологической напряженности в отношениях с вышестоящим руководством. В целях снижения стрессогенности в корпоративных отношениях необходима углубленная психодиагностика вертикальных коммуникаций, стилей управления и подчинения, поведенческих моделей и специализированные психологические тренинги, направленные на развитие организационной культуры и коммуникаций.

Анкета «Пространство организационных проблем»

Методика направлена на выявление того, что, по мнению сотрудников, препятствует более эффективной работе на разных уровнях:

• на личном уровне (рабочее место, на котором конкретный работник выполняет свои функциональные задачи, например место руководителя проекта, бортпроводника, летчика, сторожа и т. д.);

• на уровне подразделения (служба маркетинга и продажи, сервисная служба, служба безопасности, производственный цех и т. п.);

• на уровне организации (компании) в целом.

Инструкция: опишите наиболее часто встречающиеся проблемы в вашей организации (стрессы на работе), которые, по вашему мнению, вызывают стрессовые переживания, отрицательно влияют на продуктивность работы, общий психологический климат, психическое самочувствие и другие негативные переживания.

1. Сформулируйте 2–3 наиболее важные проблемы, которые вызывают стрессовые переживания (на вашем рабочем месте).

2. Укажите, пожалуйста, 2–3 наиболее важные проблемы, которые вызывают стрессовые переживания, снижают эффективность деятельности вашего подразделения (отдела).

3. Перечислите, пожалуйста, 2–3 наиболее важные проблемы, которые вызывают стрессовые переживания у сотрудников и затрудняют работу организации в целом.

Обработка и интерпретация результатов. Обработка данных осуществляется с помощью контент–анализа ответов респондентов. Ответы интерпретируются и классифицируются в соответствии с модульно–функциональной моделью организации – элементов организации (модулей) как объектов управления. Каждый из приведенных ниже модулей объединяет общий для деятельности всех подразделений фактор [11]:

Материально–технический модуль – включает в себя весь комплекс материально–технического обеспечения деятельности организации (оборудование, транспорт, условия труда и др.).

Кадровый модуль – объединяет в себе политику организации в области трудовых ресурсов (систему подбора, обучения, расстановки и аттестации персонала, трудовую мотивацию и стимулирование).

Социально–психологический модуль – это морально–психологический климат в коллективе и все аспекты межличностных отношений, возникающие в ходе производственной деятельности.

Управленческий модуль – представляет собой совокупность распределения обязанностей и полномочий, управленческую иерархию (систему подчиненности, ответственности и подотчетности), принятые в организации методы принятия и согласования управленческих решений и стиль руководства.

Производственный модуль – комплекс элементов организации, который включает в себя факторы, непосредственно связанные с процессом производства продукта компании (технологии, производственные процессы).

Финансовый модуль – отражает видение финансовых вопросов организации и финансовую политику.

Информационно–аналитический модуль – особенности каналов передачи информации, ее хранения и информационного обеспечения деятельности организации.

Маркетинговый модуль – это ведущие потребности потребителя и покупателя, их удовлетворение путем реализации услуг, производимых предприятием.

Внешний модуль – все характеристики макросреды, которые оказывают влияние на жизнедеятельность компании, например цены на сырье, топливо, отношения с государственными структурами, политические настроения в стране и т. д.

Подсчитывается общее количество высказываний о проблемах на всех уровнях по каждому модулю (в процентах) для каждого подразделения или должностного уровня. Данные представляются в виде диаграмм. Осуществляется сравнительный анализ видения организационных проблем для сотрудников разных уровней и подразделений. Большие рассогласования в видении «пространства проблем» свидетельствуют о наличии существенных разногласий в представлениях о факторах, мешающих работе и провоцирующих психическую напряженность (стресс), и организационных приоритетах. Чем больше рассогласования в видении «пространства проблем», тем больше риск переживания стресса на работе. По всей выборке определяется наиболее проблемный модуль по общему количеству высказываний (в процентах). На основании сравнения всех модулей определяется тот модуль, в котором находится наибольшее количество проблем. Анализируется содержание данных проблем и далее разрабатываются рекомендации по организационным изменениям для «смягчения» стрессогенности рабочего пространства. Сравнение «пространства проблем» в разных подразделениях организации позволяет выявить наиболее неблагополучные структуры, в которых прежде всего следует произвести организационные изменения.

Пример использования анкеты «Пространство организационных проблем»

Результаты анкетирования в одной из крупных производственных компаний представлен на рис. 3.2. Диаграмма показывает в количественном виде, какие проблемы, по мнению сотрудников, являются наиболее острыми. Анализ:

• Большинство проблем сосредоточено в материально–техническом (24 %), кадровом (25 %), социально–психологическом (20 %) и управленческом модулях (14 %). Работники в основном недовольны условиями труда, организацией рабочего места, нехваткой помещений, качеством оборудования и невнимательным отношением руководства к ним. Рядовые сотрудники практически не видят проблем в финансовом модуле, т. е. они считают, что организация обладает достаточным финансовым ресурсом и четкой финансовой системой.

Рис. 3.2. Восприятие рядовыми сотрудниками проблем компании

Общая значимость («удельный вес») проблем по модулям

Наиболее важные проблемы, которые ограничивают эффективность личной работы (на личном рабочем месте), показаны на рис. 3.3.

Ниже даны примеры ответов на анкету по отдельным модулям.

Материально–технический модуль – проблемы, связанные с материально–техническим обеспечением деятельности работников (38 % всех ответов).

• плохая организация рабочего места (плохие условия труда, нехватка помещений);

Рис. 3.3. Проблемы организации на личном уровне

• бытовые проблемы: курение коллег, плохое освещение, нет нормального туалета (финансовые службы);

• плохие условия проживания в зимний период;

• плохое обеспечение оборудованием и инструментами, необходимыми для работы;

• нерациональное использование служебного транспорта (финансовые службы, служба безопасности);

• шум (финансовые службы);

• удаленность других служб (маркетинг и продажи);

• отсутствие мобильной связи (отдел грузоперевозок);

• отсутствие необходимых компьютерных программ» (финансовые службы, маркетинг и продажи).

Кадровый модуль – проблемы с кадровой политикой (34 % всех ответов).

• низкая заработная плата (эту проблему отметили сотрудники всех отделов, но наиболее сильно проблема выражена в отдельных службах);

• недостаток персонала при постоянном увеличении работы, отсутствие возможности обучения (тренингов, курсов), нет кадрового резерва;

• недостаточная квалификация сотрудников;

Социально–психологический модуль – неудовлетворенность межличностными отношениями и психологическим климатом (10 % всех ответов).

• неуважение и непонимание со стороны руководства.

Управленческий модуль – управленческие проблемы (7 % всех ответов).

Наиболее значимые из них:

• неумение руководителей правильно ставить перед подчиненными задачи и распределять их;

• косность и консервативность;

• ограничение самостоятельности менеджеров среднего звена.

Информационно–аналитический модуль – проблемы, связанные с информационно–аналитическим обеспечением (7 % всех ответов). Наиболее значимые из них:

• отсутствие автоматизированных систем управления и учета;

• информация поступает медленно;

• нет необходимого объема информации.

Производственный модуль – производственные проблемы (1 % всех ответов).

«Нет проблем» – 2 % ответов. Это означает, что только 2 % рабочих считают, что в организации дела находятся на должном уровне. Процентное содержание подобных ответов соответствует статистическим стандартам опросов.

2. Водопьянова Н. Е., Старченкова Е. С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. – М., СПб., 2005.

3. Жукина Е. В. Стратегии совладания со стрессом на разных этапах профессионализации инженеров // Вестник СПбГУ. Серия «Психология». – СПб, 2007.

4. Зигерт В., Ланг Л. Руководить без конфликтов. – М. 1990.

5. Леонова А. Б. Комплексная методология анализа профессионального стресса: от диагностики к профилактике и коррекции // Психологический журнал. 2004. № 2. С. 75–85.

6. Леонова А. Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 2000. № 3. С. 421.

7. Леонова А. Б., Величковская С. Б. Дифференциальная диагностика состояний сниженной работоспособности. Психология психических состояний / Под ред. А. О. Прохорова. Вып. 4. – Казань, 2002. С. 326–343.

8. Маркова А. К. Психология профессионализма. – М.: Знание, 1996.

9. Психология – производству и воспитанию / Под ред. Е. С. Кузьмина. – Л.: ЛГУ, 1977.

10. Свенцицкий А. Л. Социально–психологические проблемы управления. – Л., 1975.

11. Снетков В. М. Модульно–функциональная база данных управления организацией // Практикум по психологии менеджмента и профессиональной деятельности / Под ред. Г. С. Никифорова, М. А. Дмитриевой, В. М. Снеткова. – СПб., 2001. С. 347–357.

12. Социально–психологическая диагностика развития личности и малых групп / Под ред. Н. П. Фетискина и соавт. – М., 2002.

13. Сушко Н. Г. Личностные детерминанты организационного стресса: Автореф. дисс. … канд. псих. наук. – М., 2008

14. Baron R. A. Behavior in organizations. – Boston, 1983.

15. Debshlag V. 1989.

16. Fridman M., Roseman R. H. Type A Behayoir and Yor Heart. – Knoft, NY.

Трудные ситуации в жизни и на работе

4.1. Теоретическое введение: ситуационный подход к стрессу

Согласно трансактным концепциям стресса, стрессовое реагирование наиболее полно может быть описано как часть комплексной и динамической системы взаимодействия человека и окружающей среды. Личность и среда – зависимые переменные в понимании стресса и его преодоления, они взаимно влияют друг на друга, обусловливая психодинамику стресса в направлении адаптации и сохранения здоровья или в направлении развития функциональных расстройств. Поскольку стресс возникает из взаимоотношений личности и среды, то управление им – также результат действия многих факторов. Адаптация к среде может требовать как изменения требований среды, так и личностного развития.

Изучение социальной и психологической среды обитания человека как новая отрасль исследования получила в конце 1960–х гг. название психологии среды (environmental psychology), или психологической экологии, основателем которой считается Р. Баркер. Проблемы, рассматривающиеся в психологической экологии, касаются изучения личности в реальной жизни. Среда понимается как комплекс неких условий, внешних сил и стимулов, воздействующих на индивида. Полагают, что растущий интерес к психологии среды должен скорректировать традиционные направления исследований в психологии, сосредоточившие внимание на человеке как едином замкнутом целом. При этом часто забывается о существовании неразрывной связи между человеком и условиями его жизни. Переменные среды следует подвергать анализу в той же мере, что и личностные переменные. Различия в понятиях среды и ситуации состоят в том, что, во–первых, понятие ситуации не совпадает с видами среды, являющейся сложным образованием, с географической, социальной, макро–и микросредой и т. п. Во–вторых, среда внесубъектна, а ситуация всегда субъективна (это всегда «чья–то» ситуация). Кроме того, среда характеризуется устойчивостью и длительностью, стабильностью, а ситуация всегда относительно кратковременна [15].

Использование понятия «ситуация» в психологическом тезаурусе возможно только в случае понимания ее не как совокупности элементов объективной действительности, а в качестве результата активного взаимодействия личности и среды. При таком подходе выделяют объективные и субъективные параметры ситуации по преобладающей роли внешних обстоятельств или личности. Предпринимаются попытки обосновать отсутствие тождественности понятий среды и ситуации, несмотря на их близость. В данном случае ситуация определяется как система субъективных и объективных элементов, объединяющихся в деятельности субъекта. Объективные элементы – это совокупность экологических, географических, архитектурных, психосоциальных и других переменных ситуативной среды и их атрибутов, а также это структурные элементы ситуации, включающие в себя действующих лиц, осуществляемую ими деятельность, ее временные и пространственные аспекты. К объективным параметрам ситуации обычно относят актуальное физическое и социальное окружение, а к субъективным параметрам – восприятие, оценки и интерпретации любых компонентов ситуации, в результате которых вся ситуация получает ту или иную значимость или эмоциональную привлекательность – непривлекательность. Структура ситуации включает в себя действующих лиц, осуществляемую ими деятельность, ее временные и пространственные аспекты.

В настоящее время в психологических исследованиях возникает тенденция придерживаться принципа «компонентной перспективы», согласно которому поведение является функцией личности, ситуации и их взаимодействия. В многочисленных исследованиях среды неизменно подчеркивается, что среда оказывает влияние на поведение человека. Однако в исследованиях личности принцип учета среды зачастую только декларируется. Без выяснения того, что стоит за понятием ситуации, невозможно корректно оперировать понятием не только личности, но и поведения. Расширение круга психологических исследований обусловливает необходимость рассмотрения личности не только в контексте социальных процессов, происходящих в обществе, но и в контексте естественных социальных, в том числе и профессиональных ситуаций, в которых функционирует личность. Разнообразие существующих подходов к пониманию и принципам изучения ситуации привело к многозначности используемых понятий и возможности их различной интерпретации. Следует признать, что до настоящего времени отсутствует единство в понимании сущности ситуации.

Понятием ситуации оперируют интеракционизм, психология социального научения, психология среды и психологическая экология, социо–и психолингвистика, социальная психология, психология обучения, наконец, клиническая психология. Понятие ситуации используется сегодня в самых различных областях исследований – от архитектуры до антропологии, от маркетинга до микросоциологии. К понятию ситуации помимо психологов обращались философы, теологи, юристы и др. Несмотря на многозначность понятия ситуации, интерес к ситуационным детерминантам поведения является, безусловно, перспективным, особенно к поведению человека в стрессовых или в экстремальных условиях.

В. М. Снетков считает, что ситуация должна стать основной категорией и единицей познания жизни и развития человека [17]. Он определяет ситуацию как социально–психологическую систему (СПС). По своей сути СПС – это динамическая и открытая система, неотъемлемым и смыслообразующим атрибутом внутреннего пространства которой является целостный человек. Структура каждой ситуации СПС включает в себя как минимум три элемента: 1) отдельный человек как объект и/или субъект взаимодействия; 2) пространство, в котором он осуществляет свое взаимодействие; 3) социальная организация как наличие и соблюдение законов, установленных норм и правил взаимодействия и поведения людей, что определяет целостность, пространственные и временные границы ситуации как СПС. Количественные и качественные изменения элементов СПС, существенно меняющие систему ценностей, смысло–жизненные ориентиры, ролевой статус и характер взаимодействия с ситуацией выступают для человека как жизненное событие.

При рассмотрении ситуации как единицы взаимодействия человека с миром, с окружающей средой, важно знать, как человек ее воспринимает. Конечный результат взаимодействия человека с ситуацией зависит от мировоззрения человека, от того, как он воспринимает мир и свою роль в нем. В. М. Снетков предлагает определять особенности восприятия человеком социальных ситуаций с помощью шкальных критериев: сложность – простота; рациональность – иррациональность; закрытость – открытость; стабильность – динамичность. Данные критерии могут быть использованы как для классификации профессионально–трудных ситуаций, так и для оценки их стрессогенности с точки зрения человека – субъекта взаимодействия с данными ситуациями. Подход к ситуации как СПС, на наш взгляд, является весьма перспективным, так как он позволяет классифицировать все ситуации по целому ряду субъективных и объективных показателей и выявлять ситуационные детерминанты успешных и неуспешных поведенческих стратегий для различных типов ситуаций.

Исследования, проводимые под руководством Д. Магнуссона, опираются на положение, согласно которому влияние ситуации опосредуется так называемыми воспринимающе–когнитивными системами индивида [13]. В отечественной психологии с таким восприятием ситуации перекликаются исследования, оперирующие понятием личностного смысла, введенным А. Н. Леонтьевым и понимаемого как оценка жизненного значения для субъекта объективных обстоятельств и его действий в них, а также со сторонниками теории установки (Д. Н. Узнадзе, Ш. А. Надирашвили), согласно которой реакция индивида помимо стимула обусловливается установкой как целостным психическим состоянием индивида, формирующимся у субъекта под воздействием действительности. В. Н. Мясищев в концепции отношений личности предложил понятие значимой ситуации, подчеркнув при этом уязвимость личности к определенным факторам среды. В одном из отечественных исследований В. Н. Воронина, В. Н. Князева предпочтение также отдается второму подходу, а ситуация описывается как когнитивный конструкт личности, который отражает часть объективной реальности, существующей в пространстве и времени и характеризующейся тем или иным социальным контекстом.

По поводу представленности ситуации в сознании индивида выделяются два момента: формирование и развитие конструкта ситуации; функционирование конструкта, отражающего ситуацию в качестве элемента целостной системы, представляющей картину мира. В связи с этим описываются уровни психологической репрезентации ситуации в зависимости от степени полноты представленности в целостной картине мира. Отмечается, что ситуация задает контекст восприятия человека, внося упорядоченность в общую картину социального мира [3].

В контексте трансактного подхода к стрессу особую значимость приобретает изучение трудных ситуаций человеческого бытия и среды. Для понимания механизмов адаптации к стрессу важно определить, как осуществляется взаимодействие человека с трудными или неординарными ситуациями, по каким критериям (объективным и субъективным) можно выделить трудные ситуации, как под влиянием ситуационных факторов происходит выбор преодолевающего поведения.

Интерес к ситуационным детерминантам поведения не является новым и исключительным для психологии стресса и стресс–менеджмента. Интерес к ситуационным детерминантам существует в различных областях психологии, социологии, медицине. Сложная взаимосвязь между когнитивными, эмоциональными и поведенческими переменными, существующая при столкновении человека со стрессогенными условиями или обстоятельствами социальной жизни, в том числе и с профессиональными стрессами, обусловливает необходимость отказа от упрощенных схем рассмотрения психодинамики стресса в виде «стимул – реакция». Более совершенным подходом, несомненно, является ситуационный подход, рассматривающий человека как субъекта активного взаимодействия с ситуацией посредством эмоциональных переживаний, интерпретаций и когнитивного переосмысления, различных видов преодолевающего поведения и адаптации.

Значение факторов ситуации в развитии и проявлении психического фактически признано всеми подходами к объяснению человеческого поведения. Однако само понятие ситуации до сих пор не нашло однозначного толкования в психологической литературе. В наиболее общем виде под ситуацией понимается естественный сегмент социальной жизни, определяющийся вовлеченными в нее людьми, местом действия, сущностью деятельности и др. Такое общее определение необходимо конкретизировать. Толкования этого понятия могут быть самыми разнообразными в зависимости от уровня анализа и фокусирования внимания на «объективном» или «субъективном» аспектах ситуации. Фундаментальный вклад в теоретическое объяснение и описание отношения «объективного» и «субъективного» аспектов ситуации был сделан с помощью введения методологического концепта «определение ситуации».

Приоритет в четкости постановки и формулировки данного концепта отдается американскому социологу У. Томасу. Он не просто подчеркивал роль ситуации, ситуационной обусловленности в поведении человека, но и делал акцент на возможности его адекватного объяснения лишь с помощью понимания субъективного значения ситуации для данного индивида. Как считает У. Томас, всякой деятельности предшествует «стадия рассмотрения, обдумывания, которую можно назвать определением ситуации». Более того, по мнению ученого, определение ситуации не просто детерминирует следующие из данного определения действия индивида, но и «весь образ жизни и самое личность следует из цепи таких определений». При этом имеется в виду социальная ситуация, или, в терминах У. Томаса, «ситуация социальных отношений». По мнению У. Томаса, индивидуальные восприятия и когниции об окружающей социальной реальности более важны, чем объективно изменяемые социальные факты, описывающие эту реальность [16]. В психологии неоспоримый приоритет в формулировке методологических требований к целостному изучению ситуации (а не просто набору предлагаемых ею стимулов или раздражителей) и ее психологическому пониманию, т. е. принятию ее в интерпретации самого действующего субъекта, принадлежит К. Левину [11]. Его принципиальная точка зрения состоит в том, что ситуация должна описываться скорее с «позиций индивида, поведение которого исследуется, нежели с позиции наблюдателя» [16]. Благодаря работам К. Левина, а также других представителей когнитивного феноменологического подхода в настоящее время фактически общепринятым является представление о том, что «поведение определяет не ситуация, которая может быть описана объективно или по согласованному мнению нескольких наблюдателей, а ситуация, как она дана субъекту в его переживании, как она существует для него» [21].

Значению и определению ситуации много внимания уделено также в трудах Т. Шибутани, показавшего, что определение ситуации происходит посредством придания личностного значения объективной ситуации. Тем самым она становится субъективной. Поведение человека обусловлено не столько внешним окружением, сколько его интерпретацией этого окружения [3].

М. Аргайл, А. Фернхем и Дж. Грахам [16] выделяют следующие подходы в изучении социальных ситуаций:

1) измерительный подход, объединяющий разнообразные попытки что–либо измерить, например перцептивные факторы или типы реакций на разные ситуации;

2) компонентный подход, пытающийся выделить отдельные компоненты, или элементы, и их взаимосвязь в конкретной уникальной ситуации;

3) изучение особых видов социального поведения (например, конформность, альтруизм) или специфических типов коммуникаций (например, доктор—пациент);

4) «средовой» подход, делающий акцент на физических параметрах ситуаций (например, особенности помещения, наличие шумового фона и т. д.);

5) экологический подход, придающий особое значение субкультурным факторам; при этом используются детально разработанные процедуры наблюдения; предметом изучения является именно наблюдаемое поведение, а не когнитивные процессы;

6) этогенический подход, уделяющий основное внимание анализу социальных эпизодов с их ролями и правилами; при данном подходе используется оценка событий самими действующими лицами (в их собственных терминах).

Понятие и характеристики трудной ситуации в аспекте стресса

При обсуждении учеными понятия трудной жизненной ситуации отсутствует ясность, определенность не только в понимании того, что такое ситуация как предмет психологического познания, но также в описании объективных и субъективных критериев (характеристик) ее трудности. Интересным является взгляд Е. Ю. Коржовой на соотношение термина «жизненная ситуация» со смежными понятиями. Она отмечает, что всякая социальная ситуация, например конфликтная, является жизненной, так как она включена в контекст жизненного пути, человек непосредственно «соприкасается» с ней. Однако жизненная ситуация не всегда бывает социальной, если рассматривать последнюю в узком смысле, как ситуацию общения; в широком смысле они тождественны. Любая критическая ситуация является жизненной, но не всякая жизненная ситуация является критической, потому что в жизни человека есть и эмоционально положительно окрашенные ситуации [9]. Жизненная ситуация, в которой человек видит противоречие, выделяется им как проблемная, но не все жизненные ситуации являются проблемными и не все трудные ситуации являются стрессовыми. Таким образом, понятие «жизненная ситуация» оказывается многозначным вследствие того, что оно обогащается смыслами смежных с ней категорий.

Так же неоднозначно обстоит дело с определением трудной жизненной ситуации, в том числе и профессионально–трудной ситуации. Согласно психологии человеческого бытия, трудная ситуация – это не субъект и внешние обстоятельства жизни, воздействующие на него, а человек, находящийся внутри ситуации и оценивающий, интерпретирующий, понимающий ее как трудную для себя. Будет ли ситуация понята как трудная, зависит, во–первых, от индивидуальной специфики ее восприятия и когнитивной оценки субъектом ситуации и, во–вторых, от его личностных ресурсов стрессоустойчивости.

Итак, очевидно, что феномен трудной жизненной ситуации является предметом изучения психологии человеческого бытия и неразрывно связанной с ней психологии стресса и совладающего поведения.

В научной литературе в качестве характеристик трудной ситуации называются: значимость, неподконтрольность, неопределенность, малая прогнозируемость, динамичность, стрессогенность, а также недостаточное соответствие собственных ресурсов требованиям ситуации. С. А. Трифонова (1999) выделила четыре уровня анализа ситуации: ситуация как система внешних по отношению к субъекту условий, обусловливающая его активность и задающая пространственно–временные границы ее реализации; как комплекс условий, опосредующий активность человека; как продукт и результат взаимодействия личности и среды; как состояние субъекта в условиях неопределенности [18].

Для описания трудной ситуации в аспекте стресса В. Абабков и М. Перре предлагают использовать как объективные, так и субъективные характеристики ситуации [1]. В качестве психологических объективных параметров стрессовой ситуации авторы называют:

• валентность – присущую ситуации стрессогенность;

• контролируемость – имеющиеся возможности для контроля над ситуацией;

• изменчивость – вероятность того, что ситуация изменится сама по себе, т. е. в результате собственной динамики (например, погода);

• неопределенность – степень, в которой ситуация не содержит достаточной информации для ясного понимания ее смысла;

• повторяемость – вероятность повторения стрессовой ситуации.

Справедливо отмечается, что стрессовые ситуации могут изменять свои объективные психологические особенности в результате копинга или же, напротив, оставаться стабильными, несмотря на прилагаемые человеком усилия. Объективные параметры ситуации также подвержены изменениям в результате собственной динамики вне зависимости от человека. Субъективное восприятие характеристик стрессового события также имеет собственную психодинамику, не всегда совпадающую с объективными параметрами ситуации. Тем самым подчеркивается важность многомерного описания стрессовой ситуации с позиций объективности и субъективности.

К основным субъективным параметрам стрессовой ситуации А. Абабков и М. Перре относят:

• валентность – субъективное значение ситуации, которое влияет на ее стрессогенность, что индивидуально обусловлено;

• контролируемость – субъективную оценку личной способности контроля над стрессовой ситуацией;

• изменчивость – субъективную оценку того, что стрессовая ситуация изменится самостоятельно, без участия субъекта;

• неопределенность – субъективную оценку неопределенности и неясности ситуации;

• повторяемость – субъективную оценку повторяемости стрессовой ситуации;

• осведомленность – степень личного опыта переживания подобных ситуаций.

Все приведенные объективные и субъективные характеристики могут быть отнесены к системно–экстернальным (внешним) или системно–интернальным (внутренним) состояниям.

Американские ученые Дж. Браун и Дж. Блок оценивали различные характеристики ситуаций с помощью Калифорнийского ситуационного теста (CSQ). В результате проведенных опросов и оценок разного типа ситуаций (в основном познавательного или проблемного характера) и математического анализа данных были получены семь основных и четыре дополнительные характеристики – ситуационные параметры, среди которых такие, как структура, конвергентность, дивергентность, оцениваемость и др. Все эти параметры по результатам исследования получили числовое выражение, и чем его значение выше, тем в большей мере данный параметр выражен в ситуации. Как считают авторы, каждая ситуация может и должна быть охарактеризована набором этих параметров. Следует признать, что в настоящее время нет единства в понимании или интерпретации объективных и субъективных элементов стрессовых ситуаций, отсутствует русскоязычный инструментарий для оценки стрессогенности трудных ситуаций. Ниже мы приводим некоторые модели методик для оценки стрессогенности трудных ситуаций в профессиональной деятельности.

Основные понятия и типы стрессовых ситуаций

Анализ литературы и систематизации таких понятий, как «стресс» и «ситуация», позволяет констатировать отсутствие общепринятого понятия «стрессовая ситуация». В научной литературе понятия «стрессовая» и «стрессогенная ситуация» используются либо как синонимы воздействия стресс–факторов, либо рассматриваются различные стресс–факторы как внешние детерминанты стрессовых состояний, их классификации без соотнесения с динамикой изменения состояния человека и его субъективных параметров восприятия и копинга, а также динамики изменения качества взаимодействия субъекта и внешних ситуативных факторов. На наш взгляд, необходимо дифференцировать понятия «стрессогенной» и «стрессовой ситуации».

Стрессогенная ситуация – это ситуация, содержащая некоторые объективные и субъективные характеристики с потенциальным риском (вероятностью) стресс–реагирования участников – субъектов данной ситуации. Стрессогенная ситуация – это имплицитно–стрессовая ситуация. Структурные и содержательные элементы «стрессогенной ситуации» содержат преимущественно имплицитные детерминанты стрессового реагирования как мобилизации адаптационных возможностей. Стрессогенная ситуация превращается в стрессовую ситуацию для человека в результате субъективной репрезентации (когнитивной репрезентации) ситуации. Стрессоры ситуаций в профессиональной деятельности скорее привносятся в работу, а не появляются в результате работы, но в любом случае они неотъемлемая часть профессионального стресса. Возможность успешной адаптации или преодоления стрессовой ситуации определяется личностными ресурсами стрессоустойчивости, субъективными характеристиками восприятия и оценки, отношением к ситуации. Эмоциональная стрессогенность ситуации связана, с одной стороны, с субъективной значимостью ситуации (мотивацией достижения цели, эмоциональной привлекательностью и др.), с другой – с неопределенностью ситуации – оценкой вероятности успешного развития, исхода и последствий данной ситуации для человека. Оценка вероятностных значений зависит от степени неопределенности структурных (объективных) компонентов ситуации для субъекта ситуации, т. е. от его концептов–знаний, необходимых для понимания фактических требований ситуации, и тех личных ресурсов, которые необходимы для адаптации к данным требованиям. Информационная стрессогенность ситуации обусловлена количеством и качеством доступной информации, которой оперирует субъект (субъекты) ситуации во временном аспекте (интервале).

kniga.com

Опубликовано в рубрике Дети