Волевые нарушения при шизофрении

Шизофрения. Особенности нарушений психических функций

В переводе с греческого shiso – расщепляю, frenio – душа. Это психическое заболевание, которое протекает с быстро или медленно развивающимися изменениями личности особого типа (снижение энергетического потенциала, прогрессирующая интровертированность, эмоциональное оскудение, искажение психических процессов). Часто прогрессирование болезни приводит к разрыву прежних социальных связей, снижению психической активности, значительной дезадаптации больных в обществе.

Современная систематика форм течения шизофрении:

¨ рекуррентная (периодическое течение — наиболее благоприятный вариант).

По темпу течения процесса выделяют:

При шизофрении отмечаются различные по выраженности психических нарушений клинические симптомы (знаки) и синдромы (совокупность нескольких симптомов). Основными для диагностики являются негативные симптомы (минус-симптомы: нарушение мышления и эмоционально-волевой сферы). Позитивные симптомы (плюс-симптомы) при непрерывном течении шизофрении нарастают в определенной последовательности:

¨ галлюцинаторные (ложное восприятие, возникающее без соответствующего внешнего раздражения);

¨ параноидный бред — бред преследования (психические расстройства, проявляющиеся в ложных суждениях, умозаключениях);

¨ онейроидные помрачения сознания (с яркими фантастическими образами, грезоподобными переживаниями, якобы развивающимися фантастическими событиями, которые не находят отражения в поведении).

¨ парафренный бред — бред величия, отсутствие бредовой системы, разорванность мышления;

¨ гебефренные (дурашливое двигательное и речевое возбуждение, разорванность мышления, повышенное настроение);

¨ кататонические (психическое расстройство с преобладанием двигательных нарушений – ступор или кататоническое возбуждение);

При приступообразной шизофрении такая последовательность не соблюдается.

В зависимости от разных подходов психиатрических школ, в разных районах по эпидемиологическим исследованиям выявляется различное количество больных шизофренией. Оно колеблется от 2,5 до 10 человек на 1000 населения старше 15 лет. Болезнь может начаться в любом возрасте (чаще в 15-25 лет). Чем раньше проявляется заболевание, тем более неблагоприятен его прогноз.

Существует много форм шизофрении, например, шизофрения с навязчивостями, с астено-ипохондрическими проявлениями (психическая слабость с болезненной фиксацией на состоянии здоровья), паранойяльная шизофрения (стойкий систематизированный бред преследования, ревности, изобретательства и т.д.), галлюцинаторно-параноидная, простая, гебефреническая, кататоническая. При шизофрении выражено нарушение восприятия, мышления, эмоционально-волевой сферы.

У больных шизофренией отмечается снижение, притупление эмоциональности, состояние апатии (безразличие ко всем явлениям жизни). Больной становится безразличным к членам семьи, теряет интерес к окружающему, утрачивает дифференцированность эмоциональных реакций, у него появляется неадекватность в переживаниях. Имеет место нарушение волевых процессов: снижение волевого усилия от незначительного до резко выраженного, болезненного безволия (абулия). Нарастание способности к волевому усилию свидетельствует о реабилитации больного. Около 60% процентов больных нетрудоспособны.

Особенности мышления при шизофрении

Расстройства мышления при шизофрении описаны клиницистами-психиатрами и психологами. Для мышления больных шизофренией характерно то, что нарушение на уровне понятий не исключает относительной сохранности формально-логических связей. Происходит не распад понятий, а искажение процесса обобщения, когда у больных возникает множество случайных, ненаправленных ассоциаций, отражающих чрезвычайно общие связи.

Ю. Ф. Поляков у больных шизофренией отмечает нарушение актуализации сведений из прошлого опыта. По данным эксперимента, в сравнении со здоровыми больные лучше опознают те стимулы, которые являются менее ожидаемыми, и хуже – стимулы, более ожидаемые. В результате отмечается расплывчатость, причудливость мышления больных, что приводит к нарушению психической деятельности при шизофрении.

Эти больные не выделяют значимых существенных связей между предметами и явлениями, однако не оперируют, как олигофрены, второстепенными конкретно-ситуационными признаками, а актуализируют чрезмерно-общие, не отражающие реальной действительности, часто слабые, случайные, формальные признаки.

При проведении методик "исключение предметов", "классификация предметов" больные часто производят обобщение на основе личного вкуса, случайных признаков, предлагая несколько вариантов решения, при этом не отдавая предпочтения ни одному из них. В данном случае можно говорить о разноплановости мышления, когда суждение о каком-то явлении протекает в разных плоскостях.

Начальная стадия нарушений мышления раньше, чем в других методиках, выявляется в пиктограммах. Здесь обнаруживаются расстройства аналитико-синтетической деятельности (соотнесение абстрактно-смысловых и предметно-конкретных компонентов). Больные могут выбирать образ, неадекватный содержанию понятия, могут предлагать пустой, выхолощенный, бессодержательный набор предметов, псевдоабстрактные образы, сами по себе лишенные содержания, или часть, фрагмент какой-то ситуации и т.д.

При ассоциативном эксперименте отмечаются ассоциации атактические, эхололические, отказные, по созвучию.

Искажение процесса обобщения происходит в сочетании с нарушениями последовательности и критичности мышления. Например, разглядывая рисунки Х. Бидструпа, больные не понимают юмора, юмор переносится на другие, неадекватные объекты.

При проведении многих методик у больных отмечается резонерство. Резонерство при шизофрении отличается выхолощенностью ассоциаций, потерей целенаправленности, соскальзываниями, претенциозно-оценочной позицией, склонностью к большим обобщениям по поводу относительно незначительных объектов суждения.

Соскальзывание проявляется в том, что больные, адекватно рассуждая, вдруг сбиваются с правильного хода мыслей на ложную ассоциацию, затем опять могут рассуждать последовательно, не исправляя ошибок. Непоследовательность суждений не зависит от истощаемости, сложности заданий.

Таким образом, при шизофрении могут выявляться нарушения внимания и нарушения памяти. Однако при отсутствии органических изменений головного мозга эти нарушения являются следствиями нарушений мышления. Поэтому основное внимание психолог должен уделять исследованию мышления.

lartdoll.net

Волевые расстройства при шизофрении

Для больных шизофренией типична патология волевых функций. Особенно часто выявляются в разной степени выраженные слабость побуждений, снижение активности. В одних случаях отмечается лишь некоторое ослабление стремления к деятельности, вялость (гипобулия, или снижение энергетического потенциала), в других больные почти полностью бездеятельны. Их активность в лучшем случае сводится к бессмысленному хождению, курению, удовлетворению простейших биологических потребностей (абулия).

Больные шизофренией нередко живут и действуют как бы механически, без чувства внутренней активности. В соответствии со сложившимися стереотипами они выполняют служебные, семейные обязанности, не пытаясь что-либо изменить к лучшему.

С другой стороны, при общей слабости побуждений у части больных долго сохраняется профессиональная активность.

Апатия и абулия сочетаются, образуя апатоабулический, или вялоапатический, синдром, чрезвычайно характерный для шизофрении.

Преимущественно у больных шизофренией возникают такие волевые расстройства, как парабулия, амбитендентность, импульсивность.

Нередко встречающаяся при шизофрении патология влечений выражается в их угнетении, усилении или извращении. Больным с выраженным или грубым психическим дефектом иногда свойственны: прожорливость, поедание несъедобных предметов, сексуальные отклонения (вплоть до публичного мастурбирования), нанесение телесных самоповреждений, попытки самоубийства, выполняемые необычными, мучительными способами, жестокое обращение с людьми, истязание животных и другие проявления так называемых садомазохистских тенденций.

Формальные расстройства мышления, выявляемые у больных шизофренией, многочисленны и своеобразны. Главным образом при шизофрении отмечаются: разорванность мышления и речи, разноплановость мышления, паралогичное мышление, аутистическое мышление, символическое мышление, формальное мышление, резонерское мышление, аморфное мышление (недостаточная категоричность, уклончивость суждений), неологизмы, соскальзывания, ответы не в плоскости вопроса.

Вместе с тем у значительной части больных нарушения мышления мало выражены или клинически не определяются. Некоторым больным свойственны: высокий уровень абстрактного мышления, нестандартность, самобытность мыслительных процессов. Такие особенности мышления порой позволяют больным добиваться выдающихся результатов в различных областях профессиональной деятельности. Весомая доля непреходящих общечеловеческих ценностей создана больными шизофренией. Среди них есть выдающиеся математики, астрономы, физики, художники, писатели, артисты и спортсмены. В качестве примеров достаточно назвать И. Ньютона, Ф. Ницше, Н. В. Гоголя, В. Ван Гога.

Формальные способности памяти у большинства больных шизофренией не страдают. Нередко возникающее впечатление недостаточности памяти обусловлено слабостью побуждений и эмоционального компонента памяти.

Мимика у многих больных шизофренией болезненно изменена. Особенно характерны гипомимия, парамимия (вычурная, манерная мимика, гримасничанье). Возможна амимия.

psyera.ru

Нарушения волевой сферы при шизофрении

Шизофрения характеризуется отчетливыми явлениями психоза, также пациентам свойственно неадекватное поведение, отчетливые симптомы психоза, различные эмоциональные расстройства, а также нарушения волевой сферы. Тем не менее, при этом заболевании не происходит нарушения сознания, в том числе, остаются без изменения некоторые интеллектуальные процессы. При длительном течении заболевания нарушения возникают в памяти, процессе восприятия, страдает внимание. Цельность личности при шизофрении утрачивается, она расщепляется, больной не способен дифференцировать свое «Я». Пациенты могут считать, что их мысли доступны окружающим, и кто-то может влиять на процессы.

Нарушения волевой сферы у больных шизофренией возникают часто, и по мере развития заболевания они могут изменяться, усиливаться, периодически наблюдаются периоды ремиссии. Если лечение шизофрении проводится неправильно, происходит разрушение связей личности с социальным окружением, снижается энергетический потенциал, апатия нарастает. Нарушения волевой сферы проявляются, как правило, если течение заболевания тяжелое. В этом случае пациент выражает полное безучастии к происходящему, общение с окружающими прекращается. У больного отсутствуют желания, нет никаких побуждений. Человек может часами сидеть в одной позе, или постоянно лежит в постели.

Он пренебрегает гигиеной, не вступает ни с кем в разговор. В зависимости от вида шизофрении, симптоматика может варьироваться. При этом, общая тенденция прослеживается четко. То есть, чем более длительное время пациент страдает определенным видом шизофрении, тем более яркими становятся симптомы, и дефект личности усиливается. Нарушения волевой сферы хуже поддаются воздействию лекарственной терапии, если сравнивать с позитивными симптомами. Тем не менее, возникшие нарушения в некоторой степени корректируются при использовании современных препаратов. Это дает возможность вернуть пациенту способность общения с людьми, и оставаться частью общества.

Различные нарушения волевой сферы

Если речь идет непосредственно о нарушениях волевой сферы, то в данную категорию при шизофрении в первую очередь относят абулию. При данном расстройстве человек страдает снижением воли. Нарушение проявляется в том, что у пациента возникает стойкое негативное расстройство, и дополненное апатией, такое состояние является единым апатико-абулическим синдромом, который типичен для конечного состояния при шизофрении. Также, к нарушениям волевой сферы относится гипербулия, которая проявляется при шизофрении в виде повышения влечений к определенным занятиям. Например, такие пациенты, проходя лечение в стационаре, сразу же съедают всю пищу, которую им приносят. Гипербулия типична для пациентов с маниакальным синдромом.

В том числе, к нарушения волевой сферы относится и гипобулия, которая выражена в том, у больного снижены влечения и воля. Как правило, больные не испытывают интереса к общению, для них в тягость поддерживать беседу, отвечать на вопросы, и они просят, чтобы им дали возможность побыть одним. Такие пациенты полностью увлечены своими собственными страданиями и мыслями, заботу о близких и интерес к ним они не проявляют. При наличии у пациента навязчивого влечения больной может контролировать свои желания в соответствии с ситуацией. Отказавшись от удовлетворения, он очень переживает, и мысли больного не покидают мысли о неудовлетворенной потребности.

Например, если больной страдает страхом загрязнения, и некоторое время сдержит свое желание вымыть руки, то он очень переживает, и все равно сделает то, что считает нужным. Тем не менее, он выбирает время, когда его не видят посторонние, и пока он терпит, то его мысли лишь о данной потребности. Если нарушение волевой сферы выражено в компульсивном влечении, то следует отметить, что это более сильное чувство, близкое по силе к инстинктам. При этом патологическая потребность всегда доминирует, и больной быстро прекращает бороться со своим желанием, и удовлетворяет его, не смотря на то, что может последовать наказание, и действие является грубым асоциальным поступком.

Особенности нарушений волевой сферы

Следует напомнить, что нарушения волевой сферы свойственны не только шизофрении, но возникают и при других психических заболеваниях. Например, при маниакальном депрессивном синдроме, обсессивно-фобическом синдроме, алкоголизме, психопатиях, наркомании. Нарушения волевой сферы иногда принимают за слабоволие, или же, педагоги считают болезнью то, что в реальности представляет собой недостаток воспитания. Действительно, у взрослого человека выявить такое нарушение проще, когда он перестает быть активным, и становится ленивым и равнодушным ко всему. Иногда причиной нарушений волевой сферы является не только шизофрения, и проблема обусловлена черепно-мозговой травмой, инфекционным заболеванием, или даже стрессовой ситуацией. Поэтому установлению диагноза требуется серьезный подход.

Среди признаков нарушений волевой сферы в первую очередь специалисты называют равнодушное отношение к собственному виду. Пациента не беспокоит его внешность, он может отказываться от принятия ванны или душа, не менять белье неделями. К тому же, пациент прекрасно понимает, что необходимо действовать, но просто не в состоянии заставить себя это выполнить. При шизофрении подобная негативная симптоматика встречается нередко. Нарушения волевой сферы дают о себе знать снижением личностного потенциала, апатией, замкнутостью. На основании последних проведенных исследований ученые утверждают, что нарушения волевой сферы вызваны дисфункциями вегетативной системы, нейрокогнитивным дефицитом. Нарушения волевой сферы, обусловленные непосредственно шизофренией, устраняются путем лечения самого заболевания, поэтому нельзя их путать с нарушениями, свойственным другим заболеваниям.

www.psyportal.net

Связь нарушения осознания психической болезни и характеристик эмоционально-волевой сферы у пациентов с шизофренией Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Иржевская Виктория Петровна, Тхостов Александр Шамилевич, Морозова Маргарита Алексеевна

Целью работы является изучение связи осознания психической болезни и отдельных характеристик эмоционально-волевой сферы при параноидной шизофрении. Результаты эмпирического исследования позволяют заключить, что осознание психической болезни у больных шизофренией является сложным феноменом, характеризующимся многочисленными связями с уровнем эмоционального интеллекта и выраженностью депрессивной симптоматики.

RELATIONSHIP BETWEEN UNAWARENESS OF ILLNESS AND EMOTIONAL-VOLITIONAL DOMAIN IN SCHIZOPHRENIA PATIENTS

The purpose of our study is to examine association between awareness of illness and particular characteristics of emotionalvolitional domain in patients with schizophrenia. The results of study allow concluding that awareness of illness as a complex psychological phenomenon, characterized by extensive associations with emotional intellect and depressive symptoms in schizophrenia patients.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Иржевская Виктория Петровна, Тхостов Александр Шамилевич, Морозова Маргарита Алексеевна,

Текст научной работы на тему «Связь нарушения осознания психической болезни и характеристик эмоционально-волевой сферы у пациентов с шизофренией»

?СВЯЗЬ НАРУШЕНИЯ ОСОЗНАНИЯ ПСИХИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ И ХАРАКТЕРИСТИК ЭМОЦИОНАЛЬНО-ВОЛЕВОЙ СФЕРЫ У ПАЦИЕНТОВ С

Виктория Петровна Иржевская, младший научный сотрудник,

ГНИИЦ Профилактической медицины Росмедтехнологии,

Александр Шамилевич Тхостов, доктор педагогических наук, профессор,

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ), Маргарита Алексеевна Морозова, доктор медицинских наук, зав. лабораторией, Научный центр психического здоровья РАМН,

Ключевые слова: эмоциональный интеллект, депрессия, осознание болезни, инсайт, критичность.

RELATIONSHIP BETWEEN UNAWARENESS OF ILLNESS AND EMOTIONAL-VOLITIONAL DOMAIN IN SCHIZOPHRENIA PATIENTS

Victoria Petrovna Irzhevsky, research worker,

National Research Center for Prophylactic Medicine (Moscow).

Alexander Shamilevich Thostov, doctor of pedagogical sciences, professor,

Moscow State University,

Margarita Alexeevna Morozova, doctor of medical sciences, head of the laboratory, Centre of Science of Mental Health of Russian Academy of Medical Science

The purpose of our study is to examine association between awareness of illness and particular characteristics of emotional- volitional domain in patients with schizophrenia. The results of study allow concluding that awareness of illness as a complex psychological phenomenon, characterized by extensive associations with emotional intellect and depressive symptoms in schizophrenia patients.

Key words: emotional intellect, depression, awareness of illness, insight, critical ability.

Работа выполнена в рамках научного проекта «Нарушение осознания собственной болезни на модели психических и соматических расстройств» при поддержке гранта РФФИ № 07-06-00335-а.

В данном исследовании для операционализации осознания психической болезни выбрано понятие «инсайт», которое наиболее полно отражает сложную и многофакторную структуру репрезентации психической болезни в сознании пациента. Этот эмпирический конструкт широко применяется в клинической практике и является одним из важных критериев в диагностических руководствах МКБ-10 [14] и DSM-IV [9]. На сегодняшний день, в клинической практике используется определение инсайта как «осознание собственной психической болезни» [7]. Термин «осознание» здесь имеет специфический смысл. «Осознание» понимается как «формирование у пациента адекватных суждений о себе и своем душевном состоянии, совпадающих с культурносоциальной реальностью сообщества, частью которого он является» [7, С. 16].

Нарастание нарушений когнитивной, эмоционально-волевой и личностной сфер психики в рамках шизофренического процесса, несомненно, отражается на способности пациентов к восприятию, обработке и актуализации эмоциональной информации и

совладению с эмоциональными переживаниями. Следовательно, особый интерес представляет исследование связи осознания психической болезни и характеристик эмоционально-волевой сферы на различных этапах заболевания шизофренией.

Распространенным наблюдением при расстройствах эмоционально-волевой сферы при шизофрении является дефицит знаний и навыков эмоциональной саморегу-ляциии социального поведения, особенно на поздних этапах развития заболевания [2]. Понятие «эмоциональный интеллект» (ЭИ), описывающее способность к восприятию, пониманию и регуляции эмоций и социальных условностей [11], позволяет операцио-нализировать этот дефицит в рамках нашего исследования. Понятие «эмоциональный интеллект» дает возможность оценить уровень необходимых навыков и способностей, задействованных в разностороннем процессе эмоционального взаимодействия с внешним миром. В исследовании использована модель эмоционального интеллекта Дж. Мейера, П. Сэловея и Д. Карузо (1997). Данная модель рассматривает эмоциональный интеллект как набор способностей, измеряемых с помощью тестовых заданий с правильными и неправильными ответами.

Депрессивные расстройства как нарушения эмоционально-волевой сферы распространены при шизофрении в 25-54% случаев, а их распространенность на продромальном этапе, в острой фазе и ремиссии заболевания говорит о депрессии как одном из осевых расстройств [4]. Эмпирические исследования обнаруживают значимую связь между депрессивной симптоматикой и улучшением осознания болезни у пациентов с шизофренией [13]. Однако выраженность этой связи у пациентов с различной длительностью течения шизофрении остается неизученной.

Нами было выдвинуто предположение о том, что существуют различия в характере связей между уровнем инсайта и факторами эмоционально-волевой сферы у больных с первичной госпитализацией и повторными госпитализациями по поводу обострения параноидной шизофрении.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследование включены пациенты, находившиеся на стационарном лечении в психиатрической больнице №14 города Москвы. Согласие на участие в обследовании дали 62 пациента с установленным диагнозом параноидная шизофрения, приступообразное течение. Пациенты сформировали две группы согласно критерию срока течения болезни.

Тридцать пациентов были включены в группу с первичной госпитализацией. Во вторую группу вошли тридцать два пациента с повторными госпитализациями (не менее 3 госпитализаций по поводу обострения параноидной шизофрении за последние 5 лет). Испытуемые характеризовались преимущественно бредово-галлюцинаторной симптоматикой, с элементами эмоционально-волевых и когнитивных нарушений. На момент исследования все испытуемые (N=62) находились на стационарном лечении, их психическое состояние характеризовалось редуцированной психотической симптоматикой в рамках становления ремиссии при отсутствии выраженного когнитивного дефекта. В группе пациентов с первичной госпитализацией средний возраст испытуемых составлял 29,7 лет (SD=10,26); средний уровень образования (кол-во лет) — 13,6 (SD=1,84); количество госпитализаций — 1 (SD=0,0). В группе пациентов с повторными госпитализациями средний возраст испытуемых составлял 38,7 лет (SD=10,00); средний уровень образования (кол-во лет) — 12,6 (SD=3,11); количество госпитализаций — 5,72 (SD=3,00).

Для комплексной оценки осознания психической болезни у пациентов с шизофренией использована методика «Шкала нарушения осознания психического расстройства» (ШНОПР) [1]. Методика является переводом англоязычной шкалы «The Scale to Assess Unawareness of Mental Disorder» (SUMD)[6], произведенным с разрешения авторов.

Оценка осознания психического расстройства проводится по семи основным

аспектам и 3 параметрам инсайта, посредством присуждения ответам пациентов от 1 до 5 баллов по интервальной шкале.

В соответствии с подходом к изучению болезни как биопсихосоциальной системы, каждый аспект методики характеризует отдельные элементы этой системы по параметрам, которым соответствуют определенные моменты психического отражения. Другими словами, аспекты — это отдельные элементы внешней реальности болезни, а параметры — это внутренние характеристики репрезентации внешней реальности болезни. В качестве аспектов представлены следующие элементы системы осознания психической болезни:

«Осознание» — степень признания реальности факта наличия психической болезни, ее проявлений и последствий.

«Понимание причин» — понимание причинно-следственных связей между психической болезнью пациента и окружающей реальностью, его индивидуальной деятельностью в мире и его внутренним состоянием.

«Восприятие окружающих» — понимание пациентом восприятия психической болезни окружающими, т. е. восприятие психической болезни в системе отношений общества, в общественном сознании.

Для изучения эмоционального интеллекта использовалась методика MSCEIT,V.2.0 [10], адаптированная и апробированная Е.А. Сергиенко и И.И. Ветровой на базе Института психологии РАН в 2008 году [3].

Для исследования выраженности депрессивных симптомов использовался «Опросник депрессивности Бека» (ОДБ) [8], адаптированный в 1997 году Н.В. Тарабриной [5].

Статистический анализ результатов осуществлялся с помощью компьютерной программы SPSS v. 14 for Windows.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Исследование эмоционального интеллекта с помощью методики «The Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Test» (MSCEIT) выявило статистически значимое различие между группами первичных и хронических пациентов по общему баллу эмоционального интеллекта (U=252,0; р<0,038), а также веткам «Понимание и анализ эмоций» (U=233,0; р<0,016) и «Сознательное управление эмоциями» (U=219,5; р<0,009). Другими словами, пациенты на начальном этапе заболевания значимо превосходят пациентов на хроническом этапе заболевания по общему показателю эмоционального интеллекта; способности к пониманию эмоционального языка и отношений/взаимосвязей в структуре собственных эмоций и эмоций окружающих; а также способности к регуляции собственных и чужих эмоций в поведении. Средние значения по шкалам методики MSCEIT в группах пациентов с первичной и повторными госпитализациями, соответственно, в баллах ± SD:

• Общий балл ЭИ = 50,6±3.8/47,9±5.8;

• Восприятие и оценка эмоций = 19,4±2,7/18,5±3,7;

• Использование эмоций = 10,7±1,3/10,5±1,2;

• Понимание и анализ эмоций = 12,2±1,6/11,3±1,7;

• Сознательное управление эмоциями = 8,1±0,93/7,5±0,96.

Межгрупповое сравнение общего показателя депрессивной симптоматики по

методике «Опросник депрессивности Бека» (ОДБ) позволило установить статистически значимое различие между группами первичных пациентов и пациентов с хроническим течением заболевания (U=137,5; р<0,024). Выраженность депрессивной симптоматики у пациентов на хроническом этапе заболевания (М=19,5; SD=10.21) достоверно выше в сравнении с первичными пациентами (M=12,4; SD=11,7). Величина показателей методики ОДБ свидетельствует об умеренной степени выраженности депрессивных переживаний у пациентов обеих групп. Вместе с тем, среди пациентов с хроническим течением заболевания наблюдается тенденция к усилению депрессивной симптоматики до тяжелой степени выраженности (ОДБ>20 баллов).

Корреляционный анализ данных исследования, проведенный с использованием непараметрического статистического метода коэффициента корреляции Спирмена (Я), позволяет выделить следующие результаты:

1. Уровень эмоционального интеллекта демонстрирует статистическую связь с социально-демографическими характеристиками возраста и количества госпитализаций в обеих группах. Способность к пониманию и анализу эмоций ухудшается с возрастом (Я=-0,365; р<0,006) и большим количеством госпитализаций (Я=-0,362; р<0,007). Способность к сознательной регуляции и управлению эмоциями также ухудшается с увеличением количества госпитализаций (Я=-0,366; р<0,006). Таким образом, можно предполагать наличие связи возраста и длительности течения шизофрении с уровнем эмоционального интеллекта по веткам «Понимание и анализ эмоций» и «Сознательное управление эмоций».

2. Выраженность депрессивной симптоматики не демонстрирует статистической связи с социально-демографическими характеристиками возраста, пола, уровня образования и количества госпитализаций в обеих группах. Следовательно, развитие депрессии у пациентов с шизофренией происходит независимо от социальнодемографических факторов.

Результаты корреляционного анализа связи инсайта и характеристик эмоционально-волевой сферы представлены в таблице 1.

Результаты корреляционного анализа________________________

Гр. Общий ЭИ ВиО И ПиА СУ ОДБ

Осознание ПР 1 -0,56** -0,45* -0,54**

Понимание причин ПР 1 -0,49*

Восприятие окружающих ПР 1 -0,59** -0,59**

Осознание НЛ 1 -0,72**

Понимание причин НЛ 1 -0,46* -0,42*

Восприятие окружающих НЛ 1 -0,66** -0,57**

Понимание причин ЭМ 1

Восприятие окружающих ЭМ 1 -0,61**

Осознание СП 1 -0,48* -0,56** -0,67** -0,47*

Понимание причин СП 1 -0,43* -0,56** -0,71**

Восприятие окружающих СП 1 -0,43* -0,65**

*- корреляция значима при р<0,05; ** — корреляция значима при р<0,01

Аспект «Симптомы заболевания» не представлен в таблице, так как не обнаруживает связи с уровнем эмоционального интеллекта и уровнем депрессии в обеих группах. Сокращения, используемые в таблице: Аспекты методики ШНОПР, «ПР» -«Наличие психического расстройства»; «НЛ» — «Необходимость лечения»; «ЭМ» -«Эффект медикаментов»; «СП» — «Социальные последствия болезни». Группа 1 — пациенты с первичной госпитализацией; Г руппа 2 — пациенты с повторными госпитали-

зациями. Параметры методики М8СЕ1Т, «Общий ЭИ» — общий балл эмоционального интеллекта; «ВиО» — шкала восприятия и оценки эмоций; «И» — шкала использования эмоций; «ПиА» — шкала понимание и анализ эмоций; «СУ» — шкала сознательное управление эмоциями; Показатель методики ОДБ, «ОДБ» — общий балл методики ОДБ.

Обобщение результатов корреляционного анализа связи уровня инсайта и эмоционального интеллекта в обеих группах позволяет обозначить важную роль ветки «Понимание и анализ эмоций» в развитии осознания психической болезни. Способность к пониманию и анализу эмоций тесно связана с адекватным пониманием и использованием эмоционального языка, что обеспечивает доступ к культурному опыту, содержащемуся в понятиях. Можно предположить, что формирование инсайта по параметру «восприятие окружающих» связано с нарушением понимания культурных понятий как языковой формы эмоций.

Результаты данного исследования дополняют и уточняют выводы существующих исследований связи высокого уровня инсайта и депрессивных нарушений аффективного спектра: прямая связь депрессивных симптомов и уровня инсайта обнаруживается только на начальном этапе заболевания у пациентов с первичной госпитализацией. Точнее, связь депрессивных переживаний и уровня инсайта проявляется при осознании и осмыслении конкретных, социально-значимых объектов внешней реальности болезни, а именно, факта наличия хронической психической болезни, необходимости (стационарного) лечения и социальных последствий болезни. Это может быть обусловлено сравнительно молодым возрастом первичных пациентов, в котором ведущей деятельностью является социально-межличностное взаимодействие в обществе.

У пациентов с повторными госпитализациями, несмотря на более выраженную степень депрессивной симптоматики и более высокий уровень инсайта по сравнению с первичными пациентами, такой связи не обнаружено. Отсутствие связи депрессии и инсайта на хроническом этапе шизофрении можно объяснить специфическими изменениями личности больных. Изменения личности по «шизофреническому» типу приводят к обеднению потребностей и мотивов, уплощению эмоционально-волевой сферы и ослаблению регуляторной функции эмоций, которая проявляется, в частности, как депрессивные переживания эндогенного характера.

1. Осознание психической болезни у больных шизофренией является сложным, многофакторным феноменом, характеризующимся многочисленными связями с особенностями эмоционально-волевой сферы.

2. Связь показателей осознания психической болезни и эмоционально-волевой сферы у пациентов с параноидной шизофренией отличается в зависимости от длительности заболевания.

3. Связь между уровнем осознания психической болезни и эмоциональным интеллектом имеет стабильный характер у больных параноидной шизофренией с первичной госпитализацией и множественными госпитализациями. Наиболее выраженная связь осознания психической болезни обнаружена со способностью к пониманию эмоций в языковой форме и использованию социального эмоционального опыта.

4. Связь между уровнем осознания психической болезни и депрессивными симптомами у больных с первичной госпитализацией и множественными госпитализациями по поводу обострения параноидной шизофрении носит различный характер:

а. Корреляционная связь уровня осознания болезни и депрессивной симптоматики выражена у больных с первичной госпитализацией и проявляется при осознании социально-значимых объектов внешней реальности болезни, а именно, факта наличия хронической психической болезни, необходимости (стационарного) лечения и социальных последствий болезни.

b. У пациентов с множественными госпитализациями по поводу обострения параноидной шизофрении связь уровня осознания болезни и депрессивных переживаний отсутствует.

1. Иржевская, В.П. Методика исследования осознания психической болезни у пациентов с психической патологией различной степени тяжести / В.П. Иржевская [б.и.] // Культура и патология : (материалы рабочей группы «Влияние современных технологий на динамику границ нормы и патологии») : сб. науч. ст. Вып. 4. — М., 2007. — С. 9-13.

2. Морозова, М.А. Актуальные проблемы в развитии концепции психического дефекта при шизофрении / М.А. Морозова, А.Г. Бениашвили // Психиатрия и психофармакология. — 2008. — Т. 10. — № 2. — С. 4-12.

3. Сергиенко, Е.А., Ветрова И.И. Эмоциональный интеллект : модель, структура теста (MSCEIT V2.0), русскоязычная адаптация / Е.А. Сергиенко, И.И. Ветрова. -M. : ИП РАН, 2008. — 20 с.

4. Смулевич, А.Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях / А.Б. Смулевич. — М. : МИА, 2007. — 432 с.

5. Тарабрина, Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса / Н.В. Тарабрина. — СПб. : Питер, 2001. — 268 с. — (Серия "Практикум по психологии").

6. Amador, X.F. The assessment of insight in psychosis / X.F. Amador [et al.] // American Journal of Psychiatry. — 1993. — V. 150. — P. 873-79.

7. Amador, X.F. The description and meaning of insight in psychosis / X.F. Amador, H. Kronengold // Insight and Psychosis / X.F. Amador & A.S. David (Eds.). — New York : Oxford University Press, 1998. — Р. 15-32.

8. An Inventory for Measuring Depression / A.T. Beck, C.H. Ward, M. Mendelson, J. Mock, J. Erbaugh // Archives of General Psychiatry. — 1961. — V. 4. — P. 561-71.

9. Diagnostic and statistical manual of mental disorders (DSM-IV-TR). — 4th edition, text revision. — Washington, DC : American Psychiatric Press, Inc., 2000. — XX p.

10. Mayer, J. D. Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence. Intelligence Test (MSCEIT) User's Manual.Toronto / J.D. Mayer, P. Salovey, D.R. Caruso. — Canada : MHS Publishers, 2002. — 120 p.

11. Mayer, J.D. What is emotional intelligence? / J.D. Mayer, P. Salovey // Emotional development and emotional Intelligence : Educational Implications / P. Salovey & D. Sluyter (Eds.). — New York : Perseus Books Group, 1997. — P. 3-31.

12. McEvoy, J.P. Insight and the clinical outcome of schizophrenic patients / J.P. McEvoy [et al.] // Journal of Nervous and Mental Disease. — 1989. — V. 177. — P. 48-51.

13. Unawareness of illness and its relationship with depression and self-deception / O. Moore, E. Cassidy, A. Carr, O’Callaghan // European Psychiatry. — 1991. — V. 14 (5). — P. 264-9.

14. The ICD-10 classification of mental and behavioural disorders : Clinical descriptions and diagnostic guidelines. — Geneva : WHO, 1993. — 267 p.

ИССЛЕДОВАНИЕ ОБЩЕГО ДЕВИАНТНОГО СИНДРОМА АДАПТАЦИИ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ ВУЗА

Евгений Анатольевич Кобзев, доцент,

Магнитогорский государственный университет (МаГУ)

В статье рассматривается понятие общего девиантного синдрома адаптации личности. Обосновывается присутствие указанного синдрома у студенческой выборки. Представлены результаты исследования признаков общего девиантного синдрома личности студентов, обучающихся на различных факультетах государственного университета г. Магнитогорска.

cyberleninka.ru

Расстройства эмоционально-волевой и двигательной сферы

Эмоции, воля, моторика

Алкоголизм & Здоровый Образ Жизни (ЗОЖ). Эмоции – одна из важнейших составляющих психики, которая дает чувственно окрашенную общую оценку внутреннего состояния человека и сложившейся ситуации.

Эмоции – внутренние чувства человека, они недоступны непосредственному наблюдению. Эмоции оценивают по их внешнему выражению — аффекту, поэтому термины «эмоциональный» и «аффективный» рассматриваются как синонимы. Как уже сказано, эмоции во многом определяют поступки человека, непосредственное управление поведением осуществляет воля.

Воля – основной регулирующий механизм поведения, который позволяет сознательно планировать нашу деятельность, преодолевать возникающие на пути препятствия, удовлетворять существующие потребности (влечения) в такой форме, чтобы это способствовало большей адаптации.

Слабость воли как свойство личности или как проявление психического заболевания, с одной стороны, не позволяет человеку планомерно удовлетворить свои потребности, а с другой – приводит к немедленному удовлетворению любой возникающей потребности в такой форме, что это противоречит требованиям общества и вызывает дезадаптацию.

Набор потребностей у каждого человека индивидуален, хотя называют несколько основных потребностей (влечений), имеющих большое значение почти для всех людей: потребность в пище, сексуальное влечение, инстинкт самосохранения, потребность в общении и взаимодействии с другими, стремление сохранить семью и потомство (родительский инстинкт).

При психических заболеваниях может происходить усиление, ослабление и извращение одного или нескольких влечений. Расстройства воли и влечений могут сочетаться у одного больного или возникать отдельно друг от друга.

У здорового человека моторика (движения) не является самостоятельной сферой психики, поскольку каждое движение человека есть продолжение его внутренней психической жизни. Так, мимические движения выражают внутреннее эмоциональное состояние, движения языка и гортани передают мысли человека в виде речи, руки отрезают кусок хлеба, чтобы удовлетворить пищевую потребность, ноги помогают убежать от опасности.

Таким образом, при психических заболеваниях чаще наблюдаются психомоторные расстройства, которые вторичны по отношению к нарушениям в других психических сферах (восприятие, сознание, мышление, эмоции).

Истории наших читателей

Однако у больных шизофренией возникают состояния, при которых нарушается единство психических процессов, а двигательная сфера приобретает некоторую самостоятельность (автономность). Такие состояния возникают в рамках кататонического и гебефренического синдромов, при них наблюдаются чисто моторные расстройства, не связанные с какими-либо внутренними психическими переживаниями.

СЕНСАЦИЯ! Врачи ошарашены! АЛКОГОЛИЗМ уходит НАВСЕГДА! Нужно всего лишь каждый день после еды. Читайте далее—>

Психиатрия: расстройства воли и влечений

Расстройства влечений могут выражаться в их общем усилении, общем ослаблении или изолированном извращении отдельных влечений.

Гипербулия характеризуется общим повышением всех базовых влеченйй. У больных повышается аппетит. Повышенная сексуальность выражается стремлением наряжаться и кокетством у женщин, мужчины также проявляют повышенное внимание к своему внешнему виду, склонны ухаживать и делать множество комплиментов.

Гипобулия – общее ослабление всех основных потребностей человека. При этом резко снижается аппетит. Утрата сексуального влечения приводит к снижению внимания к своей внешности, женщины не пользуются косметикой, одеваются исключительно просто, не следят за аккуратностью прически и одежды, мужчины забывают бриться.

Наши читатели рекомендуют!

Наша постоянная читательница поделилась действенным методом, который избавил ее мужа от АЛКОГОЛИЗМА. Казалось, что уже ничего не поможет, было несколько кодирований, лечение в диспансере, ничего не помогало. Помог действенный метод, который порекомендовала Елена Малышева. ДЕЙСТВЕННЫЙ МЕТОД

Этому сопутствует постоянная замкнутость пациентов, отсутствие какой-либо потребности излить свои чувства окружающим. Подавление родительского инстинкта приводит к тому, что мать перестает ухаживать за детьми и мужем, не проявляет интереса к их заботам и достижениям.

Особенно тяжело переживается утрата ценности жизни, ничто не удерживает больных от самоубийства. Все это проявления депрессивного синдрома.

Несколько реже встречаются пациенты с повышением или ослаблением какого-либо одного влечения. Примером такого расстройства является снижение аппетита при нервной анорексии, когда больные настойчиво отказываются от пищи, вызывают рвоту, если их заставляют есть, резко теряют массу тела, что угрожает их физическому здоровью. Булимия, напротив, проявляется приступами неутолимого голода.

При мягких психических заболеваниях (неврозы) сохраняется критика к имеющимся нарушениям влечений (навязчивое, или обсессивное, влечение), имеется возможность избежать нежелательных поступков, поэтому такие больные не представляют опасности для окружающих. При тяжелых расстройствах личности (психопатии) нередко возможно очень выраженное (непреодолимое, компульсивное) влечение, которое больной реализует, хотя понимает, что поступает противоправно и опасно.

Наконец, при психозах (шизофрения, эпилепсия, тяжелая олигофрения, тотальное слабоумие) больной может действовать внезапно, резко, необдуманно и при этом вовсе не осознавать опасность и нелепость своего поведения (импульсивные поступки).

Компульсивные влечения и импульсивные поступки могут быть причиной опасного для общества поведения: убийств, насилия, воровства, самоповреждений, поджогов и др.

Расстройства влечений также могут быть симптомом соматического заболевания. Особенно часто они наблюдаются при заболеваниях желез внутренней секреции (щитовидной, гипофиза, надпочечников, половых и др.) и при нарушениях обмена веществ (анемия, дистрофия, беременность, энзимопатии).

Нарушение воли часто встречается в психиатрической практике. Для оценки воли следует обращать внимание не на мечты и планы пациента, а на конкретный результат его деятельности (совершенные поступки). Так, если человек говорит, что он хочет бросить курить, но не делает этого, скорее всего он не обладает достаточной волей, чтобы побороть патологическое пристрастие.

Резкое снижение воли называется абулией, такие пациенты становятся пассивными, ленивыми. Они совершенно не могут выносить даже кратковременную нагрузку, отказываются от задуманного при наличии малейшего препятствия, часто проявляют нетерпение, требуют, чтобы окружающие немедленно исполняли их желания. Любые занятия, требующие дополнительных усилий: чтение, учеба, домашние заботы, выход в магазин за покупками, забота о внешности, соблюдение режима и диеты – все это воспринимается ими с нежеланием, на требования близких они отвечают упорным отказом.

Вместе с тем они охотно предаются наслаждениям и легким развлечениям: охотно едят, целыми днями смотрят телевизор, слушают музыку, мастурбируют. При более выраженной абулии пациенты совершенно отказываются выходить из дома, ложатся в постель, не снимая одежды, не умываются, не чистят зубы, отказываются принимать душ.

Абулия – важнейший компонент апатико-абулического синдрома. Кроме абулии, в этот синдром входит утрата высших чувств (эмоций) человека: совести, любви, стыда, ответственности, страдания, вины, заинтересованности или скуки, гордости или торжества победы.

Утрата эмоций называется апатией, в зависимости от тяжести болезни она может проявляться холодностью, равнодушием или даже эмоциональной тупостью. Больные не испытывают привязанности к родным, не чувствуют стыда за свою лень и иждивенчество, не страдают от скуки и одиночества, не стремятся к работе и служебному росту, безразличны к заботам семьи.

Больной 23 лет с диагнозом «шизофрения» за годы болезни стал раздражителен и холоден к матери и сестре. Уже 5 лет назад оставил попытки поступить в институт, несколько раз устраивался на работу в фирму отца, но работал недолго, последние 3 года не работает совсем. Не выполняет никаких обязанностей по дому, на улицу выходит редко. Раньше увлекался спортом, ходил в тренажерный зал, бегал на лыжах. В настоящее время немного занимается с гантелями дома, к лыжам потерял интерес, так как «зимой холодно и неуютно – то мороз, то в пот бросает». Требует от матери, чтобы она готовила ему нежирную пишу, «чтобы не растолстеть», заставляет ее покупать белковые концентраты для спортсменов.

Несмотря на это, за последние 5 лет поправился на 20 кг. Если мать отказывает ему – бьет ее и ругается. Неделю назад ударил мать за то, что та принесла в квартиру старый ковер, от которого исходил затхлый запах. В состоянии раздражения пытался разрезать себе горло осколком стекла. При этом о смерти говорит монотонно и холодно: «Что страшного в смерти? Ученые доказали ведь, что после смерти ничего нет!».

Больные с апатико-абулическим синдромом не читают книг, не проявляют интереса к работе и учебе, постепенно теряют прежние навыки и знания. При исследовании их интеллектуальных способностей они отказываются отвечать на вопросы, не испытывают стыда за свою бестолковость и пассивность, все это позволяет расценивать их состояние как деменцию (шизофреническое слабоумие).

Чаще всего апатико-абулический синдром наблюдается в исходе злокачественных форм шизофрении, несколько реже его находят у больных с поражением лобных долей мозга (опухоли, атрофия, травмы). Сходное состояние развивается при тяжелом гипотиреозе.

Во всех случаях апатико-абулический синдром рассматривается как стойкая негативная симптоматика, современные лекарственные средства не дают при нем выраженного эффекта.

Психиатрия: аффективные расстройства

При психических заболеваниях естественные эмоции человека (радость, печаль, тревога, удивление, злоба) приобретают чрезвычайную выраженность и стойкость. В отличие от естественных чувств, которые в основном соответствуют сложившейся ситуации, болезненные эмоции могут оставаться неизменными, несмотря на смену жизненных обстоятельств. В некоторых случаях патология эмоциональной сферы проявляется, напротив, излишней подвижностью и неустойчивостью эмоций.

Повышение настроения (гипертимия) – стойкое болезненное, не зависящее от реальной ситуации чувство радости, приподнятости, веселья. В таком состоянии человек игнорирует всю неприятную информацию, не чувствует каких-либо препятствий на своем пути, стремится продемонстрировать свои способности, предлагает помощь, делает множество комплиментов окружающим.

На протяжении недель и месяцев больной постоянно сохраняет удивительный оптимизм, ощущение счастья. Гипертимию считают основным симптомом описанного далее маниакального синдрома.

Снижете настроения (гипотимия) выражается стойким чувством тоски, печали, подавленности. Характерен пессимизм, скептическое отношение к себе и к своему будущему. Настроение не зависит от ситуации: смех и шутка не могут вывести человека из состояния подавленности. Пациент во всем видит лишь крах и безнадежность.

Тяжелая гипотимия описывается больными как почти физическое чувство тяжести в груди – «камень на сердце» или как «душевная боль». Снижение настроения может возникать при большинстве психических заболеваний, особенно ярко оно проявляется при депрессивном синдроме.

Дисфория – внезапный приступ злобы, раздражения, агрессии, недовольства. В таком состоянии больные с гневом набрасываются на собеседника, оскорбляют, могут ударить его. Эти состояния редко бывают продолжительными, излив свою злобу, больные успокаиваются, иногда просят прощения.

Дисфория является типичным примером пароксизмо и чаще всего наблюдается при эпилепсии и других органических заболеваниях (последствия травмы головы, сосудистые заболевания головного мозга). Приступы дисфории могут проявляться агрессивными и социально опасными действиями.

Тревога – чувство неопределенной угрозы, сопровождающееся возбуждением, неусидчивостью, беспокойством. Тревога относится к важнейшим эмоциям человека, обеспечивающим его безопасность.

Однако при психических заболеваниях тревога дезорганизует поведение человека, мешает ему сосредоточиться, приступить к работе, заснуть. При неврозах тревога может проявляться в виде острых приступов с соматовегетативными расстройствами (панические атаки).

Апатия – стойкая утрата способности переживать какие-либо эмоциональные чувства (как положительные, так и отрицательные). Синонимами апатии являются равнодушие и безразличие. Отсутствие эмоций приводит к пассивности и бездеятельности – все эти симптомы составляют апатико-абулический синдром. Апатию относят к негативным симптомам, она не исчезает под воздействием лечения.

От равнодушия и апатии следует отличать симптом болезненного психического бесчувствия (anaesthesia psychica dolorosa). Главное его проявление – не отсутствие эмоций как таковых, а тягостное чувство утраты способности сопереживать другим людям, думать о чем-либо, кроме своего страдания. Это чувство нередко сочетается с бредом самообвинения.

Больные жалуются, что стали «как деревяшка», что у них «не сердце – а пустая консервная банка», сокрушаются, что не испытывают тревоги за малолетнего ребенка, не могут думать о супруге и престарелой матери. Беспокойство больного, страдальческая мимика, печальные переживания показывают, что в действительности он не потерял способность чувствовать: лечение антидепрессантами приводит к восстановлению здоровья. Данный симптом характерен для депрессивного синдрома.

Амбивалентность – возникновение противоречивых (или даже взаимоисключающих) эмоций. Больной испытывает одновременно любовь и ненависть, привязанность и брезгливость, радость и страх.

Чаще всего такое расстройство наблюдается при шизофрении, для этой болезни в целом характерна внутренняя противоречивость симптомов. Однако данный симптом не считают специфичным, он может встречаться при других заболеваниях (неврозы, психопатии) и изредка у здоровых людей.

При некоторых заболеваниях отмечается нарушение динамики эмоций, их чрезвычайная стойкость или, наоборот, подвижность. Эмоциональная лабильность характерна для больных истерией: пациенты быстро переходят от смеха к слезам, от бурной благодарности к недовольству и капризам.

Такое быстрое переключение эмоций свидетельствует об их поверхностности, отсутствии глубокого переживания. Одним из вариантов эмоциональной лабильности является слабодушие (эмоциональная слабость), при котором не только происходят быстрые перемены в настроении, но и отмечается неспособность сдерживать внешние выражения эмоций.

Это приводит к тому, что каждое (даже малосущественное) событие переживается неожиданно ярко. Характерный признак слабодушия – слезы, которые могут выражать не только печаль, но часто и умиление или восторг. Слабодушие – типичное проявление сосудистых заболеваний головного мозга (цереброваскулярный атеросклероз).

Эмоциональная ригидность – тугоподвижность, застреваемость эмоций, склонность к длительному переживанию чувств (особенно эмоционально неприятных). Характерны злопамятность, упрямство, мстительность, острое переживание обиды и несправедливости. В речи эмоциональная ригидность проявляется обстоятельностью (вязкостью).

Больной не может перейти к обсуждению другой темы, пока полностью не выскажется относительно интересующего его предмета. Эмоциональная ригидность характерна для многих органических заболеваний мозга (эпилепсии, последствий черепномозговых травм и инсультов), это признак стойких изменений личности, она плохо поддается лечению.

Аффективные расстройства встречаются практически при всех психических заболеваниях. Важнейшие синдромы аффективных расстройств – депрессия и мания.

Депрессивный синдром традиционно характеризуется триадой симптомов: снижением настроения, замедлением мышления и двигательной заторможенностью. Главным из этих симптомов является снижение настроения с чувством тоски, подавленности, безысходности, печали.

О замедлении мышления свидетельствует тихая медленная речь, односложные ответы, затруднения при выполнении простейших мыслительных операций. Двигательная заторможенность может выражаться в общей медлительности, безынициативности, но иногда достигает степени депрессивного ступора, когда больные часами не меняют позы, сидят с опущенной головой или лежат на спине с открытыми глазами.

Несколько реже встречается депрессивное состояние с сильной тревогой и беспокойством (ажитированная депрессия), когда больные мечутся по отделению, громко обвиняют себя, стонут, просят дать им яду, пытаются покончить с собой в присутствии персонала больницы.

Для больных с депрессией характерна пессимистическая оценка себя и своей прошлой и будущей жизни, они не верят в возможность выздоровления. Считают себя никчемными, лишенными талантов, отрицают какие-либо успехи. Нередко это достигает степени бреда самообвинения и самоуничижения.

Многие депрессивные больные жалуются на утрату яркости восприятия (гипестезия): они не чувствуют вкуса и запахи пищи, воспринимают мир как поблекший и бесцветный. Очень болезненно пациенты переживают утрату чувств к близким, винят себя в бессердечии и черствости (скорбное бесчувствие). Ничто не вызывает их интереса, снижены все важнейшие потребности.

Они очень мало едят, не следят за своим внешним видом, избегают общения, отказываются от помощи друзей, считают себя недостойными внимания. Снижение полового влечения сочетается с дисфункцией в сексуальной сфере: импотенцией у мужчин, нарушениями менструального цикла и аменореей у женщин.

Практически у всех больных возникают мысли о никчемности жизни, многие из них пытаются покончить с собой. В литературе описываются случаи расширенного суицида, когда больные вместе с собой пытаются убить малолетних детей, «чтобы избавить их от грядущих мучений».

Больная 52 лет поступила в больницу с жалобами на подавленное настроение, невозможность продолжать работу, бессонницу. Подобное состояние испытывала уже дважды – 16 и 5 лет назад, однако чувствовала себя не так плохо и к врачам не обращалась. Настоящий приступ болезни связывает с неудачей на работе: путевки, которые она как работник профсоюза закупила для сотрудников, «сгорели» из-за краха туристической фирмы. Винила себя во всем, хотя начальство не предъявляло к ней никаких претензий, потери сотрудников были частично компенсированы администрацией. Совершенно не могла спать, все время испытывала стеснение и боль в груди. Не смогла выйти на работу, ничего не делала по дому, не отвечала на телефонные звонки сотрудников, беспокоившихся о ее здоровье. Похудела на 5-6 кг, ела очень мало, только по требованию мужа. Особенно плохо чувствовала себя по утрам. Знакомая дала мужу пузырек с какими-то снотворными таблетками, и больная однажды ночью приняла их все одновременно.

Расстройства сна при депрессии проявляются не столько трудностями засыпания, сколько ранним пробуждением и ложным чувством, что ночью не удалось заснуть совсем (отсутствие чувства сна).

У большинства больных отмечается колебание настроения в течение суток: они чувствуют себя несколько легче вечером и испытывают самые тяжелые чувства в утренние часы. Раннее пробуждение больных с депрессией и усиление тоски после сна определяют высокую опасность суицидов в утренние часы.

Практически все больные с депрессией предъявляют те или иные жалобы на свое соматическое здоровье (ипохондрия). Нередко возникает боль в груди, голове, спине или животе. Почти все пациенты жалуются на запор.

При объективном обследовании обнаруживают повышение АД, тахикардию, реже аритмию. Больные выглядят истощенными (снижение массы тела достигает нескольких килограммов за месяц), характерны бледность и сухость кожи. Снижение тургора кожи приводит к увеличению количества морщин, пациенты выглядят старше своего возраста. Нередко отмечаются ломкость ногтей и выпадение волос. Интересно, что при общей подавленности больные практически никогда не плачут («все слезы выплакала»).

Все это становится причиной диагностических ошибок, длительного бессмысленного обследования и лечения у терапевта по поводу «ишемической болезни сердца», «гипертонической болезни», «дискинезии желчных путей», «вегетососудистой дистонии» и др. В этом случае говорят о маскированной депрессии.

У пациентов в инволюционном возрасте ипохондрические переживания нередко достигают степени бреда. Они уверены, что поражены тяжелыми неизлечимыми болезнями в самой последней стадии течения.

Некоторые пациенты утверждают, что болезнь «совершенно разъела организм», что «все органы сгнили и тело превратилось в мешок, наполненный жижей», что мир вокруг тоже подвержен тлению и распаду, «ото всего исходит запах мертвечины». Такой фантастический депрессивный ипохондрический бред называют синдромом Котара.

Депрессивный синдром может быть проявлением самых различных заболеваний: МДП, шизофрении, алкоголизма и наркоманий, болезней, вызванных стрессом, соматическими нарушениями, интоксикациями. Во всех случаях его рассматривают как острое продуктивное расстройство.

Без лечения депрессивное состояние может продолжаться несколько месяцев, все это время больной испытывает тяжелые страдания и совершенно неработоспособен. До появления эффективных методов лечения депрессия в большинстве случаев проходила самопроизвольно. Применение современных лекарственных средств позволяет достичь этого намного быстрее.

Депрессивный синдром – один из наиболее благоприятных в психиатрии, адекватное лечение приводит к купированию психоза в подавляющем большинстве случаев.

Маниакальный синдром также характеризуется классической триадой: повышением настроения, ускорением мышления и психомоторным возбуждением. Повышение настроения проявляется ничем не нарушаемым оптимизмом, сильными чувствами радости, счастья, приливом сил и бодрости.

Ускорение мышления заметно по быстрой скачущей речи больных, у них возникают мысли по любому поводу, они перебивают собеседника, постоянно отвлекаются на побочные темы. Иногда больные от беспрерывной речи теряют голос, слюна скапливается в уголках рта в виде пены.

Двигательное возбуждение лишь на первый взгляд кажется хаотичным, в действительности оно имеет отчетливую цель: помочь окружающим, продемонстрировать свои способности, привлечь внимание. В таком состоянии им трудно усидеть на месте, они просят отпустить их погулять, вспоминают о якобы неотложных делах.

Больная 63 лет вспоминает о нескольких перенесенных психотических приступах. Так, в 23 года она в состоянии возбуждения выступила на комсомольском собрании предприятия с речью о том, что прежнее бюро работало плохо, тогда ее избрали секретарем заводской организации, о чем она потом сожалела. В 32 года, будучи не замужем, проявила удивительную активность, чтобы удочерить девочку из детского дома, после завершения приступа мании поняла, что без помощи матери не справится с ее воспитанием. Всегда любила старинный фарфор, тратила много денег на приобретение редких статуэток и мелкой пластики. В 54 года во время приступа разделила всю свою коллекцию на 3 части и подарила соседям по лестничной клетке. Последний приступ мании наблюдался накануне госпитализации. Летом пришла в профком и потребовала, чтобы ей дали путевку на море. Находясь в доме отдыха, ежедневно ходила на танцы, сама приглашала мужчин и молодых парней, по вечерам вместе с другими отдыхающими пела хором. Приехав в Москву, решила обратиться на Мосфильм, где много снималась в массовках.

Маниакальные состояния встречаются несколько реже, чем депрессия, и, как правило, бывают менее продолжительны (от нескольких недель до месяцев). Чаще всего мания наблюдается у больных биполярным расстройством (МДП), атипичные маниакальные приступы могут возникать при шизофрении, эндокринных заболеваниях, наркотических и лекарственных интоксикациях (употребление кокаина и психостимуляторов, лечение стероидными гормонами, противотуберкулезными средствами, тетурамом и др.).

Мания рассматривается как острый преходящий психоз, она поддается лечению или проходит самостоятельно без вмешательства врачей.

Психиатрия: двигательные расстройства

Двигательные расстройства при психических заболеваниях обычно появляются вторично как последствия других нарушений психики. Расстройство двигательной сферы может проявляться возбуждением (гиперкинезия), ступором (обездвиженность, гипокинезия) или странными, вычурными, бессмысленными движениями (паракинезия).

Двигательное возбуждение может быть проявлением:

• острого чувственного бреда или острого галлюциноза;

• синдромов помрачения сознания (делирия, аменции, онейроида, сумеречного помрачения);

Психомоторное возбуждение может быть проявлением острого галлюцинаторно-бредового психоза. Такие больные спасаются бегством от воображаемых преследователей, уверены, что за ними осуществляется слежка и погоня, так как они слышат угрозы и оскорбления (галлюцинации), а в речи случайных людей они различают намеки и оклики (иллюзии), все кажется им изменившимся и подозрительным (дереализация).

Доведенные до отчаяния больные могут нападать на воображаемых обидчиков, портить свои вещи и документы (якобы избавляясь от улик), даже пытаться покончить с собой. Особенно дезорганизовано поведение больных при синдромах помрачения сознания. Эти больные не ориентируются в окружающей обстановке, не понимают, кто перед ними находится, могут выйти в окно вместо двери, напасть на ни в чем не повинного человека.

Состояние ажитированной депрессии сопровождается тревогой, метанием, стенаниями, растерянностью, упорной бессонницей. Больные не в состоянии терпеть тоску и мучения, просят защитить их или помочь им уйти из жизни.

Возбуждение при маниакальном синдроме обычно не представляет угрозы для окружающих, больные добродушны, благожелательны, их активность направлена на помощь окружающим, хотя они нередко бывают довольно навязчивы, мешают родным спать, пристают с советами и комментариями. Исключение составляет состояние гневливой мании, когда в ответ на запреты и ограничения больные проявляют злобу и агрессию, неистовствуют, оскорбляют и пытаются ударить обидчика.

Истерическое возбуждение является реакцией особой личности на психотравмирующую ситуацию. Расстройство возникает непосредственно после действия стресса. Внешний вид и поступки больных отличаются демонстративностью: они громко кричат, рыдают, бьются в судорогах, пытаются рвать волосы и одежду, заламывают руки, угрожают покончить с собой, встают на подоконник открытого окна.

Успокаивающие речи окружающих только усиливают их возбуждение. Неожиданные события и действия других людей (резкий оклик, хлопок), напротив, могут отвлечь человека и немедленно прекратить неистовство.

Ступор может быть проявлением:

• слабоумия вследствие поражения лобных долей мозга;

• острой психогенной или истерической реакции.

Ступор (обездвиженность) возникает при самых различных психозах. Депрессивный ступор никогда не бывает полным, с больным возможен контакт, он отвечает на некоторые вопросы и выполняет некоторые инструкции.

На лице всегда сохраняется скорбное выражение, голова и плечи печально опущены, голос слабый и тихий. Больные могут долго сидеть или лежать без движений, из-за резкого снижения аппетита они плохо едят, но настойчивыми уговорами их можно заставить немного поесть.

Истерический ступор возникает непосредственно после неприятного события всегда в присутствии свидетелей. Он также редко бывает полным, иногда больные теряют способность говорить, но объясняются жестами.

Лицо больного часто выражает ужас пережитого. И депрессивный, и истерический ступор относят к продуктивной симптоматике, данные расстройства являются временными, преходящими. Лечение и снижение актуальности эмоциональных переживаний приводят к полному восстановлению нормальной моторики.

При поражении лобных долей изредка возникает состояние неподвижности и аспонтанности, когда больные длительное время сидят без движений, пока им не дадут конкретные инструкции, что нужно делать. Больные никогда не отказываются от еды, без задержки (хотя иногда невпопад) отвечают на вопросы.

Лицо лишено мимики, речь бедна и однообразна, часто состоит из стереотипных выражений. Такое состояние может быть стойким, лечение не дает результата.

Наиболее яркие расстройства двигательной сферы наблюдаются у больных с кататоническим и гебефреническим синдромами. Особенностью этих синдромов является первичное нарушение двигательной сферы: движения и поведение больных не отражают их внутренних переживаний, бесцельны, ничем не мотивированы, странны и непредсказуемы. В отличие от психомоторных расстройств, описанных выше, двигательные нарушения при данных синдромах называют чисто моторными.

Кататонический синдром характеризуется чрезвычайно разнообразными двигательными расстройствами, в том числе резкой обездвиженностью (ступор), ничем не оправданным противодействием (негативизм), бесцельным возбуждением, бессмысленными стереотипными движениями, вычурными позами и мимикой.

Симптомы кататонического синдрома:

• полная или частичная обездвиженность (ступор);

• странная неестественная поза (утробная поза, симптом воздушной подушки, симптом капюшона и др.);

• растормаживание древних рефлексов (хватательного, сосательного и др.);

• общее повышение тонуса мышц и каталепсия (восковая гибкость);

• негативизм (активный и пассивный);

• мутизм (полное молчание);

• пассивная (автоматическая) подчиняемость;

• хаотичное нецеленаправленное возбуждение;

• двигательные и речевые стереотипии;

• манерность движений и позы;

• эхо-симптомы (эхолалия, эхопраксия, эхомимия).

Кататоническое возбуждение может возникать неожиданно на фоне ступора, внезапно прекращаться или продолжаться неопределеннодолгое время. Движения возбужденных больных нецеленаправленны, вычурны, часто стереотипны – раскачивание, размахивание руками, прыжки.

Нередко движения сопровождаются повторными криками, завыванием или стереотипными бессмысленными высказываниями (вербигерации). Иногда больные совершают неожиданные импульсивные поступки и даже ничем не спровоцированные агрессивные действия (хватают проходящих за одежду, наносят удары, выпрыгивают в окно, ломают мебель и пр.).

Для больных в кататоническом состоянии характерны странная мимика, манерная жестикуляция, вычурная походка. Выражение лица не соответствует какой-либо определенной эмоции: у одних больных улыбающиеся губы сочетаются со злым напряженным взглядом, у других — удивленно приподнятые брови с вытянутыми в трубочку губами и т.д.

Некоторые больные копируют действия, позу, мимику и речь собеседника (эхо-симптомы). Так, вместо ответа больной может просто повторить вопрос: «Как вы себя чувствуете?» – «Чувствую…» – «Что-нибудь болит?» – «Болит…».

Больной 39 лет страдает злокачественной формой шизофрении с 22-летнего возраста. Заболевание протекает без ремиссий. Главное проявление болезни – малоподвижность и почти полное молчание. В состоянии улучшения самостоятельно ест, ходит в туалет, пассивно выполняет требования родственников переодеться. На большинство вопросов не отвечает, основную часть дня проводит в постели. Не может мыться самостоятельно, по требованию родных раздевается, залезает в ванну и стоит под душем, пока его не намылят и ополоснут. В периоды обострения застывает в самых неожиданных позах, может часами стоять у окна, не ложится в постель ночью, ничего не ест, стискивает зубы, если ему подносят ложку с едой. В таком состоянии поступает в больницу, где ему проводят лечение психофармакологическими средствами. При этом не разговаривает ни с кем из окружающих, не встает с постели по просьбе персонала, отказывается открыть рот, не ест. Опытный санитар сумел накормить больного, отхлебнув из его тарелки, после чего больной взял ложку и по примеру санитара начал есть. Несмотря на полную обездвиженность, больной ходит в туалет без помощи персонала. На 4-й день госпитализации неожиданно зашел в процедурный кабинет и громко предложил помыть пол в палате, ловко работал шваброй, сам вылил грязную воду после уборки. В дальнейшем на вопросы окружающих не отвечал, ел медленно с уговорами.

Кататонический синдром – типичное проявление шизофрении, при других заболеваниях встречается исключительно редко. Бессмысленные движения больного могут напоминать расстройства при органических неврологических заболеваниях (параличи, парезы, гиперкинезы).

В отличие от органических симптомов кататонические расстройства обратимы (продуктивная симптоматика), назначение седативных средств (нейролептики или транквилизаторы) приводит к смягчению симптомов или даже к их полному исчезновению. Прогноз при кататоническом синдроме зависит от сопутствующих симптомов. Так, сочетание кататонии с помрачением сознания (онейроидная кататония) считается благоприятным вариантом болезни. Постепенно развивающийся психоз без помрачения сознания (люцидная кататония), напротив, протекает злокачественно и плохо поддается лечению.

Гебефренический синдром также проявляется бессмысленными движениями, преобладают дурашливое возбуждение, манерность и эйфория. Название синдрома происходит от имени Гебы, греческой богини юности.

Действительно, больные с данным расстройством ведут себя по-детски (инфантильно), хихикают, кривляются, дурачатся. В отличие от маниакального синдрома их веселость раздражает, не вызывает сочувствия и сопереживания.

Высказывания больных стереотипны, нелепы. Часто больные как бы в шутку произносят ругательства (копролалия), в ответ на замечания окружающих они настойчиво повторяют бранные слова. Характерны детские интонации в речи. Примитивность мышления может напоминать олигофрению.

Симптомы гебефренического синдрома:

• детскость, дурашливость, кривляние, гримасничанье;

• бессмысленное возбуждение, непоседливость;

• непродуктивная эйфория, бессодержательно-веселое настроение.

Гебефренический синдром является признаком злокачественной формы шизофрении. Он отличается стойкостью, плохо поддается терапии, практически всегда приводит к потере трудоспособности.

Публикуется по: Ю.Г. Тюльпин. Психические болезни с курсом наркологии.

alcoholismhls.ru