Защитные механизмы и неврозы

Невроз – заболевание нервной системы человека, обусловленное целым комплексом неврологических проблем, чаще всего, постоянного стрессового состояния, имеющий тенденцию к длительному протеканию. В настоящем мире невроз является достаточно распространенной болезнью, и свойственна она не только взрослым, но и детям. Невроз является не только заболеванием нервной системы, но и оказывает влияние на все функции организма. Поэтому в болезни различных органов и систем это заболевание играет не последнюю роль.

Кожа человека – это как раз тот орган, который первым может указать на появление невроза. Вы чувствуете боль при прикосновении в любом участке тела, появляется сыпь или красные пятна, которые зудят, или ощущается жжение – стоит предположить, что невроз. Безусловно, эти признаки могут проявляться и при внутренних заболеваниях, но зачастую, причина кроется в нервном расстройстве. Почему же болит кожа при неврозе?

Причины заболевания очень обширны, и нельзя с уверенностью сказать, что именно привело к болезни. Иногда это может быть целый комплекс признаков и внешних факторов, повлекших за собой невроз кожи.

  • Умственное напряжение. У вас тяжелая работа, на которой нужно много выполнять тяжелых математических операций или вы – ученик школы или вуза, готовящийся к экзаменам – такая нагрузка на организм может приводить к его усталости, вследствие чего, срабатывает защитный механизм.
  • Стресс и нервное переутомление. В вашей жизни произошли серьезные изменения или на работе вам все время приходится переживать за результат – вот самая явная причина развития нервных расстройств.
  • Хроническая усталость и недосыпание. Безусловно, любому организму нужен отдых и смена обстановки, если его все время лишать сна и покоя – стоит ожидать, что скоро начнутся проблемы с нервной системой.
  • Сложная семейная ситуация. В данном случае это в большей степени касается детей. Если они видят своих родителей постоянно ругающимися, ссоры и скандалы происходят с использованием оскорблений или даже физического насилия – нужно понимать, что нервная система ребенка, скорее всего, не выдержит и потребуется лечение.
  • Инфекционные или хронические заболевания, которые вызывают у человека не только физическое, но и нервное угнетение.
  • Гормональные сбои.
  • Симптомы невроза часто напоминают кожные заболевания типа дерматитов, на самом деле, не стоит заниматься самолечением, точно определить диагноз сможет только специалист.

  • Чувствительность кожи. Она может либо увеличиться, либо, наоборот, уменьшиться. Характерно, чаще всего, для спины. Если участки кожных покровов не чувствуют тепла или холода, воды или тканей одежды – это уже говорит о сбое в работе нервных окончаний не только спины, но и головного мозга.
  • Сыпь и покраснение. Иногда, после перенесенных волнений, человек может наблюдать, что та теле, в некоторых участках тела могут появляться волдыри или просто красные пятна. Иногда они могут становиться даже синюшного цвета. Как правило, появление этих симптомов влечет за собой появление следующих.
  • Зуд и жжение. Появившиеся на теле волдыри или красные пятна могут чесаться или даже жечь. Этот симптом может распространяться как на определенных участках, так и на всем теле.
  • Затруднение движения. Данный симптом может возникнуть в случае сухости кожи. Ощущается ее стянутость, иногда даже онемение.
  • Отсутствие сна и, как следствие, сонливость.
  • Тактильные ощущения. У человека с кожным неврозом может развиваться ощущение, что к нему прикасаются чем-то неприятным или кусают какие-нибудь насекомые. Могут появляться мурашки. В этом случае человек всячески пытается избавиться от этого, постоянно принимая ванну и стирая свою одежду.
  • Симптомы такого заболевания обычно сильно преувеличены, потому что их развивает в своем воображении сам человек. Помимо вышеперечисленного, больной может испытывать раздражение, он достаточно рассеянный и не может сосредоточиться на выполнении одного дела. Иногда ему кажется, что заболевание достигло своей кульминации, поэтому выполнять работу он не может или, наоборот, человек не придает значение таким симптомам и доводит себя до полного изнеможения.

    Лечение направлено, прежде всего, на устранение причин заболевания. Определить это сможет только опытный невролог. При посещении врача, он наверняка станет расспрашивать вас о вашем образе жизни, работе и стрессах. Не стоит утаивать свои беспокойства, в противном случае назначить лечение будет достаточно трудно или оно не даст нужных результатов.

    Пациенту назначаются препараты, оказывающие действие на его нервную систему:

  • Для улучшения сна;
  • Препараты, успокаивающие и восстанавливающие нервное равновесие в организме;
  • Болеутоляющие средства, способные снять боли, вызываемые неврозом;
  • Препараты местного назначения, такие как мази или кремы, помогающие снять зуд и жжение;
  • Спазмолитики.
  • Прием лекарственных препаратов не должен продолжаться постоянно, исключение можно сделать только для успокоительных препаратов, которые принимают или до ответственного мероприятия или после для исключения развития симптомов заболевания.

    Совместно с приемом лекарственных препаратов нужно проводить и работу с психологом. Он поможет разобраться с проблемами и страхами, которые периодически посещают человека, и научит, как с ними бороться.

    Кроме того, не стоит забывать и о следующих факторах:

    • Витамины. Человек, переживающий стресс и усталость, потерю аппетита может испытывать дефицит витаминов и минеральных веществ, поэтому на протяжении всего лечения стоит употреблять витаминные комплексы. Их сейчас огромное множество в наших аптеках.
    • Питание. Это еще один фактор, который поможет человеку восстановиться. Многие микроэлементы, содержащиеся в овощах и фруктах, помогут не только восстановить нервную систему, но и улучшить состояние кожи в целом. Дадут возможность ей быстрее омолаживаться и восстанавливаться.
    • Спорт и закаливание. Это важно делать, но уже только после проведенного лечения. Внедрять в свою жизнь физические нагрузки стоит постепенно и только под присмотром опытных тренеров. Это касается и закаливания. Поможет окрепнуть организму и исключит в дальнейшем развитие заболеваний нервной системы. Не стоит забывать, что спорт – это лучший антидепрессант.
    • Отдых. Этому пункту, пожалуй, стоит отдать самое важное место. Любой организм испытывает в течение дня стрессы, расстройства, радости и кучу других эмоций, плюс, прибавляются умственные и физические нагрузки, без передышки нам никогда не справиться. Поэтому очень важно соблюдать правильный режим дня, ложиться спать вовремя и давать полноценно организму отдохнуть на выходных.
    • Прогноз болезни благоприятный. Соблюдая все правила и режим дня можно предотвратить нервные заболевания. Подавление симптомов и лечение неврозов напрямую зависит от образа жизни человека. Стоит максимально постараться оградить себя от негативных эмоций, пересмотреть свои взгляды на жизнь и научиться находить в ней только положительные моменты.

      apatii.net

      Защитные механизмы и неврозы

      Следует помнить, что главными отличительными признаками защитных механизмов являются следующие особенности.

      А. Защитные механизмы имеют бессознательный характер: в этом их отличие от различных стратегий поведения, в том числе манипулятивных.

      Б. Результатом работы защитного механизма является то, что они бессознательно искажают, подменяют или фальсифицируют реальность, с которой имеет дело субъект. С другой стороны, роль защитных механизмов в адаптации человека к реальности имеет и положительную сторону, так как они являются в ряде случаев средством приспособления человека к чрезмерным требованиям реальности (или к чрезмерным внутренним требованиям человека к самому себе, что обычно является следствием критического, жесткого, нечувствительного отношения людей, окружавших ребенка в детстве). В случаях различных посттравматических состояний человека, например после серьезной утраты (близкого человека, части своего тела, социальной роли, значимых отношений и т.д.), защитные механизмы нередко играют спасительную (на определенный период времени) роль. Более того, человек, лишенный вообще защитных механизмов,- это миф. А поспешное избавление человека от какого-либо защитного симптома в процессе непрофессионально оказанной психологической или психотерапевтической помощи приводит в лучшем случае к формированию новой защитной реакции либо в худших случаях к серьезным паническим, депрессивным и иным расстройствам. www.edutarget.ru

      Каждый из описанных выше механизмов – это отдельный способ, которым бессознательное человека защищает его от внутренних и внешних напряжений. С помощью того или иного защитного механизма человек бессознательно избегает реальности (подавление), исключает реальность (отрицание), предопределяет реальность (рационализация), обращает реальность в свою противоположность (реактивное образование), разделяет реальность в свою противоположность (реактивное образование), разделяет реальность (изоляция), уходит от реальности (регрессия), искажает топографию реальности, помещая внутреннее во внешнее (проекция) или внешнее во внутреннее (интроекция) и т.п. Однако в любом случае для поддержания работы определенного механизма требуется постоянное расходование психической энергии субъекта: иногда эти затраты очень существенны, как, например, при использовании отрицания или подавления; иногда они не столь энергоемки и более «самоокупаемы», как например, в случае сублимации. Кроме того, энергия, уходящая на поддержание защиты, уже не может быть использована человеком на более позитивные и конструктивные формы поведения. Что ослабляет его личностный потенциал и приводит к ограничению подвижности и силы «Я». Защиты как бы «связывают» психическую энергию, а когда они становятся слишком сильными и начинают преобладать в поведении, то это уменьшает способность адаптации человека к изменяющимся условиям реальности. В противоположном случае, когда защита терпит неудачу, также наступает кризис, поскольку, как писал Фрейд: «Я» уже не имеет точки отступления и опоры и оказывается захваченным тревожностью». Тревожность же является не только важным в жизни человека сигналом опасности, но и в ряде других случаев неотъемлемым составным компонентом психических расстройств, самыми распространенными среди которых являются неврозы.

      Крупнейший современный отечественный психиатр и психотерапевт Б.Д. Карвасарский определяет неврозы как «психогенное (как правило, конфликтогенное) нервно-психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особенно значимых жизненных отношений человека, проявляется в специфических клинических феноменах при отсутствии психотических явлений». Можно посмотреть на невротическое поведение и как на неадекватный или неприемлемый бессознательно выработанный и используемый конкретным человеком метод справляться со стрессом, вызванным внешними и/или внутренними факторами его жизненной ситуации. В предыдущем параграфе упоминалось о некоторых связях между определенными видами невротических расстройств и защитными механизмами. Неврозы бывают различными по причинам возникновения, процессу протекания, симптомам, но для всех них характерна такая составляющая, как тревога, на что первым обратил внимание Фрейд.

      Из полученных анкетных данных можно сказать, что основными положительными качествами являются: усердность, трудолюбие, ответственность, коммуникабельность[56]. Это проявляется по отношению к работе. Сама работа по себе, проектирование аэропортов, несет большую ответственность, помимо того, что нужно рассчитать все так, что бы объекты эк .

      Для дошкольника сверстники выступают как носители норм и форм поведения, задаваемых взрослыми. В этом возрасте закладываются основные стереотипы социального поведения личности. Мотивы межличностной привлекательности не осознаются дошкольниками. Контакты, возникающие либо спонтанно (когда дети сами выбирают себе партнера для совместной и .

      Застенчивость – явление гораздо более распространенное, чем думают многие, в особенности застенчивые люди. Исследования показывают, что почти половина молодых людей страдает от застенчивости, а в возрасте от 12 до 14 лет стеснительными являются 50 процентов мальчиков и 60 процентов девочек.[12, c.47-48] Рассказы застенчивых мальчиков и .

      www.psyways.ru

      Защитные механизмы психики

      Защитные механизмы психики служат для устранения или минимизации негативных, травмирующих переживаний.

      Зачем нужны защитные механизмы психики?

      Эти переживания могут быть связаны с внутренними или внешними конфликтами, состояниями тревоги или дискомфорта. В конечном итоге действие защитных механизмов направлено на сохранение стабильности самооценки человека, его представлений о себе и образа мира.

      Это устранение из сознания неприемлемых влечений и переживаний. Это так называемое «мотивированное забывание». Например, человек, имевший негативный опыт общения с кем-то, может совершенно этого не помнить. Однако память о вытесненных событиях продолжает жить в бессознательном и периодически прорываться «наружу» в шутках, оговорках, и т.д.

      Это подсознательное приписывание другим людям собственных вытесненных мотивов, черт характера и переживаний. Этот защитный механизм является следствием вытеснения. Благодаря вытеснению влечения подавлены и загнаны вновь внутрь: но от этого они никуда не исчезают и продолжают оказывать свое влияние. Искоренять свои желания – это слишком болезненно, поэтому они проецируются на других. Так, например, бабулька-старая дева будет яростно осуждать нравы современной молодежи. Но еще суровее она будет относиться к своей соседке по лавочке – такой же старой деве. Дескать, характер у нее скверный, вот никто замуж и не взял. Проекция направлена на того, чья ситуация схожа с ситуацией проецирующего. Человек, у которого работает проекция, склонен к непорядочным поступкам, хотя находит эту непорядочность у окружающих, он склонен к зависти, к поиску негативных причин успеха окружающих.

      Это стремление не принимать за реальность нежелательные для себя события: и настоящие, и давно прошедшие. Например, многие панически боятся серьезных заболеваний. Человек, у которого работает механизм отрицания, не будет замечать у себя наличия явных симптомов заболевания. Механизм отрицания позволяет игнорировать травмирующие проявления реальности. Отрицание часто встречается в семейных отношениях, когда один из супругов совершенно игнорирует наличие проблем с партнером.

      Это нахождение приемлемых причин и объяснений для неприемлемых мыслей или действий. Рациональное объяснение как защитный механизм направлено на снятие напряжения при переживании внутреннего конфликта. Самым простым примером рационализации может служить оправдательные объяснения школьника, получившего двойку. Признаться себе в том, что сам виноват, не доучив урок – слишком болезненно для самолюбия. Поэтому школьник объясняет свою неудачу плохим настроением учителя.

      Это наиболее распространенный защитный механизм, когда мы, стараясь забыть о травмирующем событии (переживании), переключаемся на различные виды деятельности, приемлемые для нас и общества. Разновидностью сублимации может быть спорт, интеллектуальный труд, творчество.

      Это возвращение к более примитивным способам эмоционального или поведенческого реагирования, которые были у человека в более раннем возрасте. Например, надуть губки, отвернуться и молчать весь день.

      Реактивные образования

      Это поведение, прямо противоположное желаемому. Классический пример – мальчишеские подростковые «ухаживания» за девочками, сводящиеся к тому, чтобы побольнее стукнуть, дернуть за косичку, и т.д. Это связано с тем, что в подростковой среде нежность воспринимается как нечто постыдное. Поэтому мальчики стараются свести свое проявление чувств к действиям, по их мнению, полностью противоположным ухаживаниям.

      Для разрешения внутреннего конфликта человек обычно применяет сразу несколько защитных механизмов. Но все они служат одной цели: сохранить целостность представлений о себе и о мире.

      medportal.ru

      Механизмы и формы психологической защиты

      Теория защитных механизмов. Защитные механизмы и неврозы. Интеллектуальные защиты. Развитие защитных механизмов у детей и подростков. Путь самоусовершенствования. Власть над своими поступками. Уверенность в своих силах.

      Соглашение об использовании материалов сайта

      Просим использовать работы, опубликованные на сайте, исключительно в личных целях. Публикация материалов на других сайтах запрещена.

      Данная работа (и все другие) доступна для скачивания совершенно бесплатно. Мысленно можете поблагодарить ее автора и коллектив сайта.

      Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

      Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

      Цели психологической защиты. Сущность защитных механизмов Холла и Линдсей: отрицание или искажение реальности, действие на бессознательном уровне. Анализ первичных защитных механизмов. Формы психологической защиты: экстрапунитивность, праведный гнев.

      Влияние факторов внешней и внутренней среды, которые отрицательно сказываются на психике человека. Теория защитных механизмов. Функциональное назначение и цель психологической защиты. Основные виды защитных механизмов. Замещение одного чувства другим.

      Современные научные представления о защитных механизмах личности. Основные механизмы защиты личности. Защитные автоматизмы. Особенности психологической защиты у младщих школьников. Особенности влияния семьи на развитие психологической защиты ребенка.

      Приемы, с помощью которых человек оберегает себя от психологических травм. Две основные характеристики защитных механизмов. Защитные механизмы, которые человек вырабатывает с помощью «Я». Искажение информации таким образом, чтобы защитить самооценку.

      Психологические защитные механизмы как психологический феномен, развитие подростковой Я-концепции. Влияние семьи на формирование защитных механизмов и копинг-поведения у детей подросткового возраста. Исследования по методике способов совладания.

      Функциональное назначение и цель психологической защиты по З. Фрейду, понятие внутриличностного конфликта. Основные характеристики защитных механизмов: отрицание реальности и действие на подсознательном уровне. Первичные и вторичные защитные механизмы.

      Анализ теории защитных механизмов Анны Фрейд — дочери классика психоанализа З. Фрейда. Ориентация защитных процессов в соответствии с источником тревоги и опасности. Психологические механизмы защиты, их роль в поддержании душевного равновесия человека.

      Обоснование защитных механизмов у Фрейда. Депрессия как источник скрытого гнева. Природа данного психического расстройства. Механизмы психологической защиты при реактивной депрессии. Защитные механизмы психики при различных депрессивных состояниях.

      Понятие защитных механизмов и их роль в развитии личности. Особенности формирования защитных механизмов личности в подростковом возрасте. Психологическая характеристика социальной среды неполной семьи. Специфика воспитания подростка в неполной семье.

      Феномен психологической защиты в отечественной и зарубежной психологии. Причины возникновения и развития защитных механизмов. Характеристика юношеского возраста. Типология современного студенчества. Диагностика стратегии защиты в общении с партнерами.

      knowledge.allbest.ru

      Начиная с раннего детства, и в течении всей жизни, в психике человека возникают и развиваются механизмы, традиционно называемые ‘психологические защиты, психики, защитные механизмы личности. Эти механизмы как бы предохраняют осознание личностью различного рода отрицательных эмоциональных переживаний и перцепций, способствуют сохранению психологического гомеостаза, стабильности, разрешению внутриличностных конфликтов и протекают на бессознательном и подсознательном психологических уровнях.

      С помощью защитных механизмов личность бессознательно оберегает свою психику от травм, которые могут причинить ей реальные жизненные ситуации, грозящие разрушить Я-концепцию личности. Но вместе с тем эти механизмы мешают человеку осознавать свои заблуждения относительно собственный черт характера и мотивов поведения, что зачастую затрудняет эффективное разрешение личных проблем.

      Впервые данные понятия были введены в психологию известным австрийским психологом Зигмундом Фрейдом в 1894 году в небольшой штудии Защитные нейропсихозы’. Затем они были продолжены, интерпретированы, трансформированы, модернизированы как представителями разных поколений исследователей и психотерапевтов психоаналитической ориентации, так и других психологических направлений — экзистенциальной психологии, гуманистической психологии, гештальт-психологии и др.

      Уже в ранних работах Фрейд указывал на то, что прототипом психологической защиты является механизм вытеснения, конечной целью которого является избегание неудовольствия, всех негативных аффектов, которые сопровождают внутренние психические конфликты между влечениями бессознательного и теми структурами, которые отвечают за регуляцию поведения личности. Наряду с редукцией отрицательных аффектов происходит вытеснение содержания этих аффектов, тех реальных сцен, мыслей, представлений, фантазий, которые предшествовали появлению аффектов.

      Представительница второго эшелона психоаналитиков Анна Фрейд уже достаточно однозначно обозначила тот аффект, который включает работы защитных механизмов, — это страх, тревога. Концепция механизмов психологических защит представлена А.Фрейд, в частности в ее работе Психология Я и защитные механизмы’, русскоязычный вариант которой издан в 1993 году. Она указала на три источника тревоги. Во-первых, это — тревога, страх перед разрушительными и безоговорочными притязаниями инстинктов бессознательного, которые руководствуются только принципом удовольствия (страх перед Оно). Во-вторых, это — тревожные и невыносимые состояния, вызванные чувством вины и стыда, разъедающими угрызениями совести (страх Я перед Сверх-Я). И наконец в-третьих, это — страх перед требованиями реальности (страх Я перед реальностью).

      А.Фрейд (вслед за своим отцом З.Фрейдом) считала, что защитный механизм основывается на двух типах реакций:

      блокирование выражения импульсов в сознательном поведении;

      искажение их до такой степени, чтобы изначальная их интенсивность заметно снизилась или отклонилась в сторону.

      Анализ работ своего отца, а также собственный психоаналитический опыт привели Анну Фрейд к выводу, что использование защиты конфликт не снимает, страхи сохраняются и, в конечном счете, велика вероятность появления болезни. Она показала, что определенные наборы психозащитных техник ведут к соответствующей, совершенно определенной симптоматике. Это доказывается и тем, что при определенных психологических патологиях используются соответствующие защитные техники. Так, при истерии характерно частое обращение к вытеснению, а при неврозе навязчивых состояний происходит массированное использование изоляций и подавления.

      Анна Фрейд перечисляет следующие защитные механизмы: вытеснение, регрессия, реактивное образование, изоляция, отмена бывшего некогда, проекция, интроекция, обращение на себя, обращение в свою противоположность, сублимация. Существуют и другие приемы защиты. В этой связи она называла также отрицание посредством фантазирования, идеализацию, идентификацию с агрессором и пр.

      А.Фрейд говорит об особом отношении к вытеснению, которое объясняется тем, что оно ‘количественно совершает гораздо большую работу, чем другие техники. Кроме того, оно используется против таких сильных влечений бессознательного, которые не поддаются переработке другими техниками. В частности, эта исследовательница выдвигает предположение, что функция вытеснения в первую очередь состоит в борьбе с сексуальными влечениями, тогда как другие техники защиты направлены в основном на переработку агрессивных импульсов.

      Мелани Кляйн еще в 1919 году на заседании Будапештского психологического общества показала, что вытеснение как защитный механизм снижает качество исследовательской деятельности ребенка, не освобождая энергетического потенциала для сублимации, т.е. перевода энергии на социальную деятельность, в том числе интеллектуальную.

      М.Кляйн описывала в качестве простейших видов защиты расщепление объекта, проективное (само)отождествление, отказ от психической реальности, претензию на всевластие над объектом и пр.

      Противоречиво отношение к такой техники психической регуляции как сублимация, в задачу которой входит переработка неудовлетворяемых влечений эроса или деструктивных тенденций в социально полезную активность. Чаще всего сублимация противопоставляется защитным техникам; использование сублимации считается одним из свидетельств сильной творческой личности.

      Психоаналитик Вильгейм Райх на чьих идеях сейчас выстраиваются самые различные телесные психотерапии считал, что вся структура характера человека является единым защитным механизмом.

      Один из ярких представителей эго-психологии Х.Хартманн высказал мысль о том, что защитные механизмы Я могут одновременно служить как для контроля над влечениями, так и для приспособления к окружающему миру.

      В отечественной психологии один из подходов к психологическим защитам, представлен Ф.В.Бассиным. Здесь психологическая защита рассматривается как важнейшая форма реагирования сознания индивида на психическую травму.

      Другой подход содержится в работах Б.Д.Карвасарского. Он рассматривает психологическую защиту как систему адаптивных реакций личности, направленную на защитное изменение значимости дезадаптивных компонентов отношений — когнитивных, эмоциональных, поведенческих — с целью ослабления их психотравмирующего воздействия на Я — концепцию. Этот процесс происходит, как правило, в рамках неосознаваемой деятельности психики с помощью целого ряда механизмов психологических защит, одни из которых действуют на уровне восприятия (например, вытеснение), другие на уровне трансформации (искажения) информации (например, рационализация). Устойчивость, частое использование, ригидность, тесная связь с дезадаптивными стереотипами мышления, переживаний и поведения, включение в систему сил противодействия целям саморазвития делают такие защитные механизмы вредными для развития личности. Общей чертой их является отказ личности от деятельности, предназначенной для продуктивного разрешения ситуации или проблемы.

      Следует также заметить, что люди редко используют какой-либо единственный механизм защиты — обычно они применяют различные защитные механизмы.

      Откуда же берутся разные типы защиты? Ответ парадоксален и прост: из детства. Ребенок приходит в мир без психологических защитных механизмов, все они приобретаются им в том нежном возрасте, когда он плохо осознает, что делает, просто пытается выжить, сохранив свою душу.

      Одним из гениальных открытий психодинамеческой теории было открытие важнейшей роли ранних детских травм. Чем в более раннем возрасте ребенок получает психическую травму, тем более глубокие слои личности оказываются ‘деформированными’ у взрослого человека. Социальная ситуация и система отношений может породить в душе маленького ребенка переживания, которые оставят неизгладимый след на всю жизнь, а иногда и обесценят ее.

      Задача самой ранней стадии взросления, описанной Фрейдом, — установить нормальные отношения с первым в жизни ребенка ‘объектом’ — материнской грудью, а через нее — со всем миром. Если ребенок не брошен, если матерью движет не идея, а тонкое чувство и интуиция, ребенок будет понят. Если такого понимания не происходит — закладывается одна из самых тяжелых личностных патологий — не формируется базовое доверие к миру. Возникает и укрепляется чувство, что мир непрочен, не сможет удержать меня, если я упаду. Такое отношение к миру сопровождает взрослого человека всю жизнь. Неконструктивно решенные задачи этого раннего возраста приводят к тому, что человек воспринимает мир искаженно. Страх переполняет его. Человек не может трезво воспринимать мир, доверять себе и людям, он часто живет с сомнением, что сам он вообще существует. Защита от страха у таких личностей происходит при помощи мощных, так называемых примитивных, защитных механизмов.

      В возрасте от полутора до трех лет ребенок решает не менее ответственные жизненные задачи. Например, приходит время и родители начинают приучать его к туалету, к контролю над собой, своим организмом, поведением и чувствами. Не описаться, не опрокинуть горшок — трудная задача для ребенка. Когда родители противоречивы, ребенок теряется: то его хвалят, когда он испражняется в горшок, то громко стыдят, когда он гордый приносит этот полный горшок в комнату показать сидящим за столом гостям. Растерянность и главное — стыд, чувство, описывающее не результаты его деятельности, но его самого, — вот что появляется в этом возрасте. Родители, слишком фиксированные на формальных требованиях чистоты, предъявляющие к ребенку не выполнимую для этого возраста планку ‘произвольности’, просто педантичные личности, добиваются того, что ребенок начинает бояться собственной спонтанности и непосредственности. Что победит: стыд и сверхконтроль, который поможет избежать стыда? Или все-таки, спонтанность и доверие к себе? Взрослые, у которых вся жизнь расписана, все под контролем, люди, не представляющие себе жизни без списка и систематизации и вместе с тем не справляющиеся с ситуацией аврала и любыми неожиданности, — это те, кем как бы руководят их собственные маленькие ‘я’, двух лет от роду, посрамленные и пристыженные.

      Ребенок трех-шести лет сталкивается с тем, что не все его желания могут быть удовлетворены, а значит, он должен принять идею ограничений. Дочка, например, любит отца, но выйти замуж за него не может, он уже женат на ее маме. Другая важнейшая задача — научиться решать конфликты между ‘хочу’ и ‘нельзя’. Инициативность ребенка борется с чувством вины — отрицательным отношением к тому, что уже сделано. Когда побеждает инициативность — ребенок развивается нормально, если вина — то, скорее всего, он так и не научится доверять себе и ценить свои усилия при решении задачи. Постоянное обесценивание результатов труда ребенка по типу ‘Ты мог бы лучше’ как стиль родительского воспитания также приводит к формированию готовности дискредитировать собственные усилия и результаты своего труда. Формируется страх неудачи, который звучит так: ‘Не буду даже пробовать, все равно не получится’. На этом фоне формируется сильная личностная зависимость от критикующего. Основной вопрос этого возраста: как много я могу сделать? Если удовлетворительный ответ на него не найден в пять лет, всю оставшуюся жизнь человек будет бессознательно отвечать на него, попадаясь на удочку ‘не слабо ли тебе?’.

      Развитие личности определяется индивидуальной судьбой ее влечений. Другими словами, у влечения может быть разная судьба, разные пути реализации.

      Во-первых, часть влечений может быть и должна быть удовлетворена напрямую, сексуальные влечения удовлетворены на сексуальных объектах, предпочтительно на сексуальных объектах другого пола, агрессивные импульсы отреагированные на деструкцию.

      Во-вторых, другая часть влечений находит свое удовлетворение на замещающих объектах, но при этом сохраняется качество энергии, которая обеспечивает акт удовлетворения. Либидо остается либидо, танатос — танатосом, но у них подменены объекты удовлетворения. Например, человек может получать сексуальное удовлетворение, глядя на вещь любимого человека, или же ученик может с остервенением рвать учебник по предмету, который преподает ненавистный ему педагог.

      Далее, третья судьба влечений — сублимация. Сублимация это изменение качества энергии, ее направления, смена объектов, это социализация инфантильных либидо и танатоса. Благодаря сублимации и происходит становление человека как социального и духовного существа, а не просто созревание его как некой природной телесности. Социум (и Дух) связывают энергии либидо и танатоса не с прямыми объектами соответствующих влечений, а с объектами, которые имеют прежде всего социальную и культурно-духовную значимость. Сублимация — это личностно созидательный акт, он необходим для личности и полезен для социума. Половой акт тоже созидательный и по сути своей социальный, но это не сублимация, потому что здесь не меняется ни качество энергии, ни объекты ее влечения.

      И, наконец, последняя судьба влечений — это вытеснение.

      Влечение, Оно, как природный, естественный процесс стремится к своему удовлетворению, влечение функционирует по принципу удовольствия, а не социальной реальности или социальной оценки. Удовольствие ‘глухо’ к чувству безопасности. Оно слепо и может идти на погибель своего носителя ради своего удовлетворения.

      В задачу социального окружения ребенка входит канализация энергий влечения к жизни и смерти и выработка соответствующего к ним отношения в каждой конкретной ситуации, оценки и принятия решения по поводу судьбы влечений: плохо это или хорошо, удовлетворить или не удовлетворить, как удовлетворить или какие меры принять, чтобы не удовлетворить. За осуществление этих процессов как раз и отвечают эти две инстанции, Сверх-Я и Я, которые развиваются в процессе социализации человека, в процессе его становления как культурного существа.

      Инстанция Сверх-Я развивается из бессознательного Оно уже в первые после рождения недели. Поначалу она развивается бессознательно.

      Ребенок усваивает нормы поведения через реакцию одобрения или осуждения первых взрослых, которые его окружают — отца и матери. Позднее в Сверх-Я сосредотачиваются уже осознаваемые ценности и моральные представления значимого для ребенка окружения (семья, школа, друзья, общество).

      Третья инстанция Я (Ich) формируется для того, чтобы преобразовать энергии Оно в социально приемлемое поведение, т.е. то поведение, которое диктуют Сверх-Я и Реальность. Эта инстанция включает эмоционально-мыслительный процесс между притязаниями инстинкта и его поведенческой реализацией. Инстанция Я находится в самом трудном положении. Ей нужно принять и осуществить решение (учитывая притязания влечения, его силу), категорические императивы Сверх-Я, условия и требования реальности.

      Действия Я энергетически обеспечиваются инстанцией Оно, контролируются запретами и разрешениями Сверх-Я и блокируются или освобождаются реальностью.

      Сильное, творческое Я умеет создавать гармонию между этими тремя инстанциями, в состоянии уладить внутренние конфликты.

      Слабое Я не может справиться с ‘бешеным’ влечением Оно, непререкаемыми запретами Сверх-Я и требованиями и угрозами реальной ситуации.

      В ‘Наброске научной психологии’ Фрейд ставит проблему защиты двояким образом: 1) ищет истории так называемой ‘первичной защиты’ в ‘опыте страдания’ подобно тому, как прообразом желаний и Я как сдерживающей силы был ‘опыт удовлетворения’; 2) стремиться отличать патологическую форму защиты от нормальной.

      Защитные механизмы, оказав помощь Я в тяжелые годы его развития, не снимают свои заслоны. Окрепшее Я взрослого человека продолжает обороняться от опасностей, которых больше нет в реальности, оно даже чувствует себя обязанным выискивать в реальности такие ситуации, которые хотя бы приблизительно могли бы заменить первоначальную опасность, чтобы оправдать привычные способы реакций. Итак, нетрудно понять, как защитные механизмы, все более и более отчуждаясь от внешнего мира и ослабляя на протяжении долгого времени Я, подготавливают вспышку невроза, благоприятствуя ей.

      Начиная с З.Фрейда и в последующих работах специалистов, изучающих механизмы психологической защиты, неоднократно отмечается, что привычная для личности в обычных условиях защита, в экстремальных, критических, напряженных жизненных условиях обладает способностью закрепляться, приобретая форму фиксированных психологических защит. Это может ‘загнать в глубь’ внутриличностный конфликт, превратив его в бессознательный источник недовольства собой и окружающими, а так же способствовать возникновению особых механизмов названных З.Фрейдом сопротивлением.

      В работах по стрессу психологическая защита сопоставляется с так называемыми механизмами совладания.

      Исследовательская группа Р.Лазаруса выделила следующие параметры дифференциации механизмов совладания и защиты.

      Временная направленность. Защита, как правило, пытается разрешить ситуацию ‘сейчас’, не связывая эту актуальную ситуацию с будущими ситуациями. В этом смысле психологическая защита обслуживает актуальный психологический комфорт.

      Инструментальная направленность. Защита ‘думает’ только о себе, если она и учитывает интересы окружения, то только для того, чтобы они в свою очередь обслуживали мои интересы.

      Функционально-целевая значимость. Имеют ли механизмы регуляции функцию восстановления нарушенных отношений между окружением и личностью (механизмы совладания) или скорее функцию только регуляции эмоциональных состояний (защитные механизмы).

      Модальность регуляции. Имеют ли место поиск информации, непосредственные действия, рефлексия (характерно скорее для совладания), или подавление, уход и т.д.

      Р.Лазарус даже создал классификацию психозащитных техник, выделив в одну группу симптоматические техники (употребление алкоголя, транквилизаторов, седативных препаратов и т.д.) и в другую группу так называемые внутрипсихические техники когнитивной защиты (идентификация, перемещение, подавление, отрицание, реактивное образование, проекция, интеллектуализация).

      С позиций психоанализа, вытесненное из сознания переживается забывается человеком, но сохраняет в бессознательном присущую ему психическую энергию влечения

      xreferat.com

      Защитные механизмы личности

      Бывали ли с вами такие случаи, когда вы стали свидетелем происшествия, оно потрясло вас, а когда попросили рассказать, что случилось, вы ничего не смогли вспомнить? Или начальник ни за что накричал на вас, а вы пришли домой и сорвались не близких. Наверняка многие бывали в подобных ситуациях. И дело здесь не в нервах или вашей эмоциальности. Главные виновники такого поведения – психологические защитные механизмы личности. Они всегда стоят на страже безопасности нашей психики, и порой могут навредить нам больше, чем принесли бы пользы. Поэтому каждый обязан знать, что происходит с его сознанием в тот или иной момент.

      Самосознание и защитные механизмы личности

      Человек уязвим по своей природе. Но если животные защищаются от внешних угроз благодаря инстинктам, то у нас за этот процесс отвечает психика. Согласно психологии, защитные механизмы личности — это способы адаптации к окружающей среде. Их суть заключается в бессознательных действиях в поведении человека, которые призваны обороняться от различных угроз внешнего мира и даже от собственных желаний, потребностей и фантазий человека. Наиболее подробно эту особенность психики рассматривал австрийский психолог Зигмунд Фрейд. Он утверждал, что в процессе жизни личность постоянно развивается и неизменно состоит из трех частей – «Оно», «Эго» и «СуперЭго». А защитные механизмы личности по Фрейду помогают сохранить гармонию и целостность между этими тремя гранями. Однако то, что обеспечивает нам безопасность, может само стать опасным. Защитные механизмы ограничивают нас и требуют огромных энергетических затрат со стороны нашей психики. Однажды появившись в определенной ситуации, они не исчезают, а фиксируются и становятся постоянным способом реагирования на схожие переживания. Последствия и проблемы, которые могут при этом возникнуть, можно перечислять бесконечно. Вот лишь некоторые из них:

    • искажение реальности;
    • ухудшение отношений с родными и близкими;
    • социальная дезадаптация;
    • отрицание каких-либо событий, доводящее до невроза и истерии.
    • После такой атаки на наше сознание, немудрено, что психика начинает истощаться. И чтобы хоть немного научиться толковать свое поведение в той или иной ситуации, важно запомнить, каковы основные защитные механизмы личности.

      Характеристика защитных механизмов личности

      Большинство оборонительных механизмов нашей психики вырабатываются в детстве. Например, если в семье оба родителя ведут себя агрессивно, часто кричат и ругаются при ребенке, то у него формируется огромное количество защит, которые делают его менее уязвимым. Но в старшем возрасте избавиться от багажа защит можно только с помощью психотерапевта. Однако есть и положительные стороны этого момента. В состоянии переживания, связанного с наличием помехи в достижении цели, то есть фрустрации, защитные механизмы личности помогают в восстановлении устойчивости к происходящему. Рассмотрим, какие механизмы вырабатывает наша психика:

      1. Отрицание. Используется при внезапных и травматичных ситуациях. Когда случается что-либо страшное, психике требуется время, чтобы привыкнуть к тому, что произошло. И тогда включается этот механизм, характеризующийся тем, что человек не верит в происходящее. «Нет, я не верю, этого не могло произойти» и т.д.
      2. Вытеснение. Также наиболее частый пример защитного механизма. Заключается в забывании мыслей или ситуаций, которые не приятны человеку.
      3. Проекция. Свойства характера человека, которые человек видит в других и неприемлет ни в каком виде на самом деле принадлежат ему самому. Например, тот, кто обвиняет в окружающих в зависти и лицемерии, скорее всего сам обладает этим же набором качеств.
      4. Интроекция. Механизм, с помощью которого ребенок без критики усваивает нормы и правила, которые диктуют ему родители. Заметить интроекты можно по речи. Например, это слова «должен», «всегда», «надо» и т.д.
      5. Изоляция. Отделение событий, которые человеку сложно пережить из-за чувств, которые эти события могут вызвать. Например, человека осознает, что произошла неприятность, но старается не испытывать никаких эмоций. На самом деле, чувства, подавленные таким образом, никуда не исчезают и при долгом накоплении могут перерасти в депрессию.
      6. Регрессия. В момент опасной для себя ситуации человек как будто снова превращается в ребенка, переходит к примитивным способам мышления. Он не хочет обсуждать проблему, не хочет уступать, становится упрямым и как будто не понимает о чем идет речь.
      7. Смещение. Тоже один из распространенных видов защитных механизмов личности. Заключается в переносе негативных эмоций и чувств на другой объект. Например, если на работе возникли проблемы с начальством, и у человека нет возможности дать достойный отпор, он может сорваться на близких ему людях.
      8. Рационализация. Самый опасный защитный механизм. Человек логически может объяснить свои поступки и действия, скрывая истинные мотивы поведения. Опасность кроется в том, что объясняя свое поведение наиболее приемлемым способом, человек сам себя обманывает.
      9. Сублимация. Переключение социально неприемлемого действия в одобряемое. Например, не политкорректные или эротические мысли талантливых людей могут выражаться в картинах, музыке, фильмах и т.п.

      Защитные механизмы личности таят в себе одну хитрость – они не замечаются самим человеком, поскольку являются бессознательными процессами. Лучший выход из ситуации – попросить стороннего человека проанализировать, все ли в порядке с вашим поведением. Иначе вы рискуете не только оградиться от внешних угроз, но и заработать себе внутриличностный конфликт, который станет постоянным источником столкновения с окружающими.

      kak-bog.ru

      А. ТЕОРИЯ ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ

      IV. ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ

      Психоаналитическая теория и защитные механизмы. Термин «защита», которым я так свободно пользовалась в предыдущих трех главах, является самым первым отражением динамической позиции в психоаналитической теории.

      Он впервые появился в 1894 г. в работе Фрейда «Защитные нейропсихозы» и был использован в ряде его последующих работ («Этиология истерии», «Дальнейшие замечания о защитных нейропсихозах») для описания борьбы Я против болезненных или невыносимых мыслей и аффектов. Позже этот термин был оставлен и впоследствии заменен термином «вытеснение». Отношения между двумя понятиями, однако, остались неопределенными. В приложении к работе «Торможения, симптомы и тревожность» (1926) Фрейд возвращается к старому понятию защиты, утверждая, что его применение имеет свои преимущества, «поскольку мы вводим его для общего обозначения всех техник, которые Я использует в конфликте и которые могут привести к неврозу, оставляя слово «вытеснение» для особого способа защиты, лучше всего изученного нами на начальном этапе наших исследований». Здесь прямо опровергается представление о том, что вытеснение занимает среди психических процессов исключительное положение и в психоаналитической теории отводится место другим процессам, служащим той же цели, а именно «защите Я от инстинктивных требований». Значение вытеснения сведено до «особого метода защиты».

      Это новое представление о роли вытеснения требует исследования других конкретных способов защиты и сопоставления таких способов, открытых и описанных исследователями, работающими в психоаналитической традиции.

      В том же приложении к «Торможениям, симптомам и тревожности» высказывается предположение, на которое я ссылалась в предыдущей главе, о том, что «дальнейшие исследования могут показать, что имеется тесная связь между конкретными формами защиты и конкретными заболеваниями, как, например, между вытеснением и истерией». Регрессия и реактивное изменение Я (формирование реакции), изоляция и «уничтожение» – все они рассматриваются как защитные техники, используемые при неврозах навязчивости.

      Двигаясь в этом направлении, нетрудно пополнить список защитных методов Я способами, описанными в других работах Фрейда. Например, в «Ревности, паранойе и гомосексуальности» (1922) интроекция, или идентификация, и проекция указываются как важные защитные способы, используемые Я при болезненных эмоциях данного типа, и характеризуются как «невротические механизмы». В своей работе по теории инстинкта (1915) Фрейд описывает процессы борьбы Я с самим собой и обращения, обозначая их как «изменения инстинкта». С точки зрения Я эти два последних механизма также могут быть зачислены в рубрику защитных средств, поскольку истоки всех превращений, которым подвергаются инстинкты, лежат в определенной активности Я. Если бы не вмешательство Я или внешних сил, которые представляет Я, каждый инстинкт знал бы только одну участь – удовлетворение.

      К девяти способам защиты, которые очень хорошо знакомы на практике и исчерпывающе описаны в теоретических работах по психоанализу (регрессия, вытеснение, формирование реакции, изоляция, уничтожение, проекция, интроекция, борьба Я с самим собой и обращение), мы должны добавить десятый, который относится, скорее, к изучению нормы, а не к неврозу: сублимацию, или смещение инстинктивных целей.

      Насколько нам известно на данный момент, в своих конфликтах с производными инстинктов и с аффектами Я имеет в своем расположении эти десять способов. Задачей практикующего аналитика является определить, насколько они эффективны в процессах сопротивления Я и формирования симптома, которые он имеет возможность наблюдать у разных людей.

      Сопоставление результатов, достигнутых с помощью разных механизмов в отдельных случаях. В качестве иллюстрации я рассмотрю случай молодой женщины, работавшей в детском учреждении. Она была средним по возрасту ребенком из нескольких братьев и сестер. В детстве она страдала от необузданной зависти к пенису, связанной с ее старшим и младшими братьями, и от ревности, которая повторно вызывалась беременностями ее матери. И наконец, к зависти и ревности добавилась сильная враждебность по отношению к матери. Но, поскольку детская фиксация любви была не слабее, чем ненависть, жестокий защитный конфликт с отрицательными импульсами последовал вслед за начальным периодом непокорности и непослушания. Она боялась, что из-за проявлений своей ненависти она утратит любовь матери, которую она не хотела терять. Она боялась также, что мать накажет ее, и еще сильнее критиковала себя за свои запретные желания отмщения. Когда она вошла в подростковый возраст, эта ситуация тревожности и конфликта стала становиться все более и более острой и ее Я пыталось овладеть ее импульсами различными способами. Для того чтобы разрешить проблему амбивалентности, девочка сместилась к одной стороне своего амбивалентного чувства. Мать продолжала оставаться для нее любимым объектом, но с этого времени в жизни девочки всегда была вторая важная фигура женского пола, которую она жестоко ненавидела. Это облегчало дело; ненависть к более удаленному объекту не сопровождалась столь безжалостно чувством вины, как ненависть к своей матери. Но даже перемещенная ненависть оставалась источником сильных страданий. По прошествии определенного времени стало ясно, что в качестве способа овладения ситуацией это первое перемещение было неадекватным.

      Тогда Я маленькой девочки прибегло ко второму механизму. Оно обратило вовнутрь ненависть, которая до этого была связана исключительно с другими людьми. Ребенок начал мучить себя самообвинениями и чувством неполноценности. В течение всего детства и подросткового возраста вплоть до взрослой жизни она делала все, что могла, чтобы поставить себя в невыгодное положение и повредить своим интересам, всегда подчиняя собственные желания требованиям других. После принятия такого способа защиты по всем своим внешним проявлениям она стала мазохисткой.

      Но эта мера также оказалась неадекватной в качестве способа овладения ситуацией. Тогда пациентка прибегла к механизму проекции. Ненависть, которую она испытывала по отношению к объектам любви женского пола или их заменителям, трансформировалась в убеждение, что они ненавидят, унижают и преследуют ее саму. Ее Я освободилось от чувства вины. Непослушный ребенок, питавший грешные чувства по отношению к окружающим людям, превратился в жертву жестокости, пренебрежения и преследования. Но использование этого механизма привело к тому, что на характер пациентки наложился постоянный параноидальный отпечаток, который стал для нее источником очень больших трудностей как в юности, так и в зрелые годы.

      Пациентка была уже взрослой, когда пришла на анализ. Те, кто знал ее, не считали ее больной, но ее страдания были тяжелыми. Несмотря на всю ту энергию, которую ее Я затратило на свою защиту, ей так и не удалось действительно овладеть своей тревожностью и чувством вины. В каждом случае, когда возникала опасность активизации зависти, ревности и ненависти, она прибегала ко всем своим защитным механизмам. Однако ее эмоциональные конфликты так и не пришли ни к какому разрешению, которое оставило бы в покое ее Я, не говоря уже о том, что конечный результат всей ее борьбы был крайне скудным. Ей удалось сохранить иллюзию того, что она любит свою мать, но она осталась переполненной ненавистью и из-за этого презирала себя и не доверяла себе. Ей не удалось сохранить чувство того, что она любима; оно было разрушено механизмом проекции. Не удалось ей также избежать наказаний, которых она боялась в детстве; обернув свои агрессивные импульсы вовнутрь, она сама причинила себе все те страдания, которые раньше переживала из-за ожидания наказания со стороны матери. Три использованных ею механизма не смогли предохранить ее Я от постоянного состояния напряжения и бдительности, не принесли Я облегчения от налагаемых на него непомерных и мучительных чувств, приносящих пациентке столько страданий.

      Сравним эти процессы с соответствующими процессами при истерии или неврозе навязчивости. Предположим, что проблема в каждом случае остается той же самой: как овладеть ненавистью к матери, развивающейся на основе зависти к пенису. Истерия решает ее при помощи вытеснения. Ненависть к матери вытесняется из сознания, и любые ее возможные производные, которые стремятся войти в Я, энергично отбрасываются. Агрессивные импульсы, связанные с ненавистью, и сексуальные импульсы, связанные с завистью к пенису, могут быть трансформированы в телесные симптомы, если пациент обладает способностью обращения и если этому благоприятствуют соматические условия. В других случаях Я защищает себя от реактивации исходного конфликта, развивая фобию и избегая возможностей затруднения. Это накладывает ограничения на его деятельность, заставляя избегать любой ситуации, которая может привести к возвращению вытесненных импульсов.

      В неврозах навязчивости, как и в истериях, ненависть к матери и зависть к пенису вначале вытесняются. Затем Я принимает меры безопасности против их возвращения при помощи формирования реакций. Ребенок, бывший агрессивным по отношению к матери, развивает по отношению к ней исключительную нежность и заботится о ее безопасности; зависть и ревность трансформируются в бескорыстие и заботу о других. Создавая навязчивые ритуалы и меры предосторожности, ребенок защищает любимого человека от любой вспышки своих агрессивных импульсов, а при помощи чрезмерного строгого морального кодекса он контролирует проявление своих сексуальных импульсов.

      У ребенка, овладевающего своими детскими конфликтами в описанной выше истерической или навязчивой форме, патология выражена сильнее, чем у описанной выше пациентки. Осуществившееся вытеснение лишает таких детей контроля над частью их аффективной жизни. У них исходные отношения с матерью и братьями и не менее важное отношение к своей собственной женственности были изъяты из дальнейшей сознательной ассимиляции и оказались навязчиво и бесповоротно зафиксированы в реактивном изменении, которое претерпело Я. Большая часть их активности затрачивается на поддержание антикатексисов, которые должны впоследствии обеспечить безопасность вытеснения, и эта трата энергии проявляется в торможении и сокращении других видов жизненной активности. Но Я ребенка, разрешившего свои конфликты при помощи вытеснения, при всех патологических последствиях этого, находится в покое. Оно страдает вторично, от последствий невроза, вызванного вытеснением. Но оно, по крайней мере в пределах истерии обращения или невроза навязчивости, обуздало свою тревожность, избавилось от чувства вины и удовлетворило свою потребность в наказании. Разница заключается в том, что, если Я использует вытеснение, формирование симптомов избавляет его от задачи овладения своими конфликтами, тогда как, если Я использует другие способы защиты, оно по-прежнему должно решать эту проблему.

      На практике использование вытеснения в противоположность иным способам защиты встречается реже, чем сочетание двух различных способов у одного и того же индивида. Это хорошо иллюстрирует история пациентки, также страдавшей в раннем детстве от острой зависти к пенису, в данном случае – по отношению к отцу. Сексуальные фантазии этого периода достигли своего максимума в возникшем у нее желании откусить пенис отца. В этот момент Я воздвигло свою защиту. Шокирующая мысль была вытеснена. Она была замещена своей противоположностью – общим неприятием кусания, которое вскоре развилось в трудности при еде, сопровождаемые истерическим чувством отвращения. Одной частью заторможенного импульса – той, которая была представлена в оральной фантазии, – удалось овладеть. Но агрессивное содержание, т.е. желание нанести ущерб своему отцу или замещающему его лицу, осталось в сознании до тех пор, пока с развитием Сверх-Я моральное чувство Я не отвергло этот импульс. При помощи механизма замещения, который более подробно я опишу позже, побуждение причинить вред трансформировалось в своеобразную удовлетворенность и непритязательность. Мы видим, что два последовательных способа защиты сформировали субстрат истерии, на который наложилось специфическое изменение Я, не имеющее само по себе патологического характера.

      Впечатление, созданное этими примерами, подтверждается и в других случаях, когда мы детально рассматриваем результат воздействия различных защитных механизмов. Теоретически вытеснение может быть подведено под общее понятие защиты и рядоположено другим конкретным способам. Однако с точки зрения эффективности по сравнению со всеми остальными оно занимает уникальную позицию. Оно достигает большего в количественном отношении, т.е. оно способно справиться мощными инстинктивными импульсами, перед лицом которых остальные защитные механизмы оказываются неэффективными. Оно действует лишь единожды, хотя антикатексис, осуществляемый для обеспечения вытеснения, является постоянным формированием и требует постоянной затраты энергии. Другие механизмы, напротив, должны вновь приводиться в действие всякий раз, когда возрастает инстинктивная энергия. Но вытеснение не только самый эффективный, это еще и самый опасный механизм. Отъединение от Я, наступающее вследствие изоляции сознания от всего хода инстинктивной и аффективной жизни, может полностью разрушить целостность личности. Так вытеснение становится основой формирования компромисса и невроза. Последствия других способов защиты не менее серьезны, но, даже приобретая острую форму, они все же в большей мере остаются в пределах нормы. Они проявляются в многочисленных изменениях, диспропорциях и искажениях Я, которые частично сопровождают, а частично замещают невроз.

      Предложения к хронологической классификации. Даже после того, как мы определили, что вытеснение занимает среди способов защиты Я исключительную позицию по отношению ко всем остальным, нам не перестает казаться, что мы объединили под одним названием разнородные явления. Такие способы защиты, как изоляция и уничтожение, стоят бок о бок с истинно инстинктивными процессами типа регрессии, обращения и оборота против себя. Некоторые из них служат для овладения большим количеством инстинктов или аффектов, а другие – для овладения лишь малыми их количествами. Соображения, определяющие выбор со стороны Я того или иного механизма, остаются неясными. Возможно, вытеснение используется главным образом при борьбе с сексуальными желаниями, тогда как другие способы могут быть более пригодны для борьбы против инстинктивных сил различного рода, в частности против инстинктивных импульсов. Возможно также, что эти другие способы лишь завершают то, что оставило несделанным вытеснение, или же имеют дело с нежелательными мыслями, возвращающимися в сознание при неудавшемся вытеснении2. Возможно также, что каждый защитный механизм вначале формируется для овладения конкретными инстинктивными побуждениями и связан, таким образом, с конкретной фазой детского развития3.

      В приложении к «Торможениям, симптомам и тревожности», на которое я уже не раз ссылалась, содержится предварительный ответ на эти вопросы. «Возможно, что до расщепления на Я и Оно и до формирования Сверх-Я психический аппарат использует различные способы защиты из числа тех, которыми он пользуется уже после достижения этих стадий организации» (S.Freud, 1926, p. 164). Это можно раскрыть следующим образом. Вытеснение состоит в извлечении, или исторжении, мысли или аффекта из сознательного Я. Бессмысленно говорить о вытеснении, когда Я все еще слито с Оно. Точно так же мы можем предположить, что проекция и интроекция были способами, зависевшими от дифференции Я от внешнего мира. Исторжение мыслей или аффектов из Я и их изгнание во внешний мир могут принести Я облегчение лишь тогда, когда Я научилось отличать себя от этого мира. Таким же образом интроекция из внешнего мира в Я не может обогатить его до тех пор, пока не имеется ясного различения между тем, что принадлежит одному, и тем, что принадлежит другому. Но ситуация, без сомнения, не так проста. В случае проекции и интроекции исходные моменты крайне сложны4 (S.Freud, 1913). Сублимация, т.е. замещение инстинктивной цели в соответствии с высшими социальными ценностями, означает принятие или, по крайней мере, знание этих ценностей, что, в свою очередь, предполагает существование Сверх-Я. Соответственно защитные механизмы вытеснения и сублимации могут быть использованы лишь относительно поздно в процессе развития, тогда как время использования проекции и интроекции зависит от принятой теоретической точки зрения. Такие процессы, как регрессия, обращение и борьба против себя самого, по-видимому, не зависят от стадии, достигнутой психической структурой, и являются столь же древними, как сами инстинкты, или, по меньшей мере, столь же древними, как конфликт между инстинктивными импульсами и любыми препятствиями, с которыми они могут встретиться на пути к удовлетворению. Нас не должно удивлять, что это самые ранние защитные механизмы, используемые Я.

      Однако предлагаемая хронологическая классификация противоречит тому полученному в опыте факту, что самым ранним проявлением невроза, с которым мы сталкиваемся у маленьких детей, оказываются истерические симптомы, связь которых с вытеснением не подлежит сомнению, при этом истинно мазохистские явления, возникающие в результате оборота инстинкта против себя, встречаются в раннем детстве очень редко. В соответствии с теорией английской школы психоанализа интроекция и проекция, которые, с нашей точки зрения, должны быть приписаны тому периоду, когда Я уже отдифференцировалось от внешнего мира, являются теми самыми процессами, при помощи которых развивается структура Я и без которых дифференциация никогда бы не осуществилась. Эти различия во мнениях выявляют тот факт, что хронология психических процессов остается одним из самых темных мест в аналитической теории. Это хорошо видно на примере дискуссии о том, когда формируется индивидуальное Сверх-Я. Таким образом, классификация защитных механизмов по их положению во времени неизбежно подвергается всем тем сомнениям, которые и сегодня связаны с хронологическими моментами в анализе. По-видимому, лучше будет прекратить попытки такой их классификации и вместо этого детально исследовать ситуации, провоцирующие защитные реакции.

      bookap.info