Зависимым расстройством личности

Зависимое расстройство личности – расстройство личности, проявляющееся беспомощностью, неспособностью самостоятельно принимать решения, ощущением некомпетентности и потребностью в постоянной поддержке других людей. Больные страдают от заниженной самооценки и играют подчиненную роль в отношениях, что нередко становится причиной недобросовестной эксплуатации окружающими. Количество социальных контактов ограничено. Диагноз выставляется на основании анамнеза и беседы с пациентом. Лечение – психотерапия. При сопутствующих расстройствах применяется лекарственная терапия.

Зависимое расстройство личности

Зависимое расстройство личности (астеническая психопатия, расстройство личности астенического типа) – расстройство личности, для которого характерны беспомощность, выраженные затруднения при принятии решений и постоянная потребность в поддержке других людей. Не входило в старые российские классификации психических расстройств данного типа. Включено в МКБ-10. Составляет 2,5% от общего количества расстройств личности. Женщины страдают чаще мужчин.

Из-за ощущения нежизнеспособности, страха перед самостоятельным существованием и потребности занимать подчиненное положение больные зависимым расстройством личности нередко оказываются участниками деструктивных отношений, например, долгое время живут в браке с жестоким партнером или продолжают работать под началом начальника-тирана. При проживании с психически больным человеком такие пациенты чаще других страдают от индуцированного бреда. После разрыва значимых отношений нередко переживают тяжелые депрессии. Лечение осуществляют специалисты в области клинической психологии, психиатрии и психотерапии.

Причины зависимого расстройства личности

Причины развития расстройства точно не установлены. Предполагается, что данная патология возникает под влиянием внешних и внутренних факторов. К числу внутренних факторов относят наследственно обусловленные особенности характера и темперамента: нерешительность, тревожность, повышенную эмоциональная чувствительность, низкую устойчивость к стрессам и т. д. В качестве основных внешних факторов, провоцирующих развитие зависимого расстройства личности, современные психологи рассматривают чрезмерную опеку или депривацию важных потребностей в раннем детском возрасте.

Представители психоаналитического направления считают, что зависимое расстройство возникает при фиксации на оральной стадии развития. Некоторые психоаналитики связывают развитие расстройства у женщин с неудовлетворенными фаллическими желаниями. Сторонники других направлений указывают на возможную связь между зависимым расстройством личности и подавляющим стилем воспитания. Ряд специалистов акцентируют внимание на традиционных социальных стереотипах, предписывающих женщинам быть слабыми, несамостоятельными, зависимыми от мужчин.

Симптомы зависимого расстройства личности

Основным проявлением расстройства является покорное зависимое поведение. Пациенты испытывают затруднения при принятии решений (даже обычных повседневных), не могут начать новое дело, не заручившись поддержкой окружающих, руководствуются чужими советами и чужим мнением. Постоянная потребность в поддержке и одобрении становится причиной формирования особых отношений, в которых больной зависимым расстройством личности исполняет подчиненную роль, а его партнер доминирует и несет на себе ответственность за происходящее.

Из-за потребности занимать подчиненное положение и перекладывать ответственность за решения на партнера пациентам редко удается построить гармоничные отношения. Люди, настроенные на равноправное партнерство, обычно не удерживаются в таких отношениях, в результате больные с зависимым расстройством личности оказываются в окружении доминирующих личностей, которые нередко используют пациентов в своих целях. Женщины с этим расстройством могут годами жить с алкоголиком или наркоманом, терпеть насилие и постоянные измены.

Характерным признаком зависимого расстройства личности является паттерн «тревожной привязанности», который проявляется постоянными сомнениями во взаимности, отзывчивости и доступности партнера. Пациенты боятся, что их несогласие, недостаточная покорность и услужливость могут стать причиной разрыва. Это становится одной из причин формирования чрезмерной зависимости. Расставание с партнером сопровождается растерянностью, ощущением беспомощности и падением самооценки. При разрыве существует высокая вероятность развития депрессии.

Больные зависимым расстройством личности настолько боятся отвержения, что соглашаются с другими людьми, даже когда уверены, что те неправы. Они преуменьшают свои способности и возможности, по своей воле совершают унизительные или неприятные действия, чтобы понравиться окружающим. Пациенты с зависимым расстройством личности легко уязвимы. Критика другого человека, изменение условий жизни или новые обязанности могут провоцировать приступы паники. Возможно развитие генерализованного тревожного расстройства.

Установлено, что больные зависимым расстройством личности чаще других страдают фобическими расстройствами. Эта закономерность обусловлена как изначальной повышенной тревожностью, так и целым рядом вторичных выгод. Фобии существенно ограничивают жизнь больных зависимым расстройством личности, избавляют их от необходимости работать, продвигаться по карьерной лестнице, принимать серьезные решения и т. д. Одновременно фобии создают впечатление слабости и беспомощности, побуждают партнера взять на себя ответственность за материальное обеспечение и моральную поддержку пациента.

Специалисты в области психического здоровья также отмечают, что у больных зависимым расстройством личности часто развиваются соматические заболевания и соматоформные расстройства. Нередко выявляются различные зависимости: склонность к перееданию, курение, алкоголизм, злоупотребление лекарственными препаратами и пр. Психологи объясняют развитие зависимостей при данной патологии склонностью к пассивному поведению, стремлению «убежать» и «спрятаться» от проблем.

Диагностика зависимого расстройства личности

Диагноз устанавливается на основании беседы с больным и анамнеза жизни. Для постановки диагноза зависимое расстройство личности необходимо минимум четыре критерия из следующего списка: склонность пассивно или активно перекладывать на окружающих важные решения; подчиненное положение и излишняя податливость в близких отношениях; неспособность предъявить разумные требования партнеру или партнерам; возникающий в одиночестве страх неспособности позаботиться о себе; чрезмерный страх покидания; ограничение способности к принятию повседневных решений без поддержки других людей.

Дифференциальную диагностику проводят с драматическим расстройством личности, шизоидной психопатией, фобическими расстройствами и пограничным расстройством личности. Больные с зависимым расстройством личности испытывают выраженную потребность в близости, занимают подчиненное положение, способны долго сохранять отношения и достаточно редко напрямую манипулируют партнером. При драматическом и пограничном расстройстве личности наблюдаются частые разрывы отношений, пациенты имеют более выраженную склонность к активным манипуляциям. У больных с шизоидной психопатией преобладает потребность в изоляции. Пациенты с фобическими расстройствами используют окружающих только для компенсации фобии и не занимают подчиненное положение в отношениях.

Лечение обычно осуществляется в амбулаторных условиях. Основным методом лечения является индивидуальная и групповая психотерапия. В процессе индивидуальных консультаций психолог помогает пациенту с зависимым расстройством личности скорректировать представление о том, что независимость и способность самостоятельно принимать решения не связаны с одиночеством и потерей близких отношений. Группы обычно формируют по половому признаку – это обеспечивает более высокий уровень доверия и взаимопонимания. В ходе групповой терапии больные получают поддержку людей со сходными проблемами и сами учатся оказывать поддержку, создавая равные отношения.

Типичные трудности, возникающие во время лечения со стороны пациента с зависимым расстройством личности – быстрый прогресс на начальных стадиях, сменяющейся устойчивым регрессом при необходимости отказаться от поддержки терапевта, а также проблемы при отделении от доминирующего партнера, являющегося причиной социальной дезадаптации (например, насильника или алкоголика). Характерные сложности со стороны психолога – «застревание» в роли спасателя и подавленные отрицательные эмоции из-за постоянного желания больного зависимым расстройством личности переложить ответственность на терапевта.

При наличии сопутствующей депрессии и генерализованного тревожного расстройства показана лекарственная терапия. Пациентам назначают антидепрессанты и транквилизаторы. Фармакотерапию проводят с осторожностью, учитывая склонность больных манипулировать симптомами для сохранения зависимости от психолога. Прогноз при зависимом расстройстве личности относительно благоприятный. Полного выздоровления не наступает, симптомы сохраняются в течение всей жизни, однако при адекватной терапии возможна устойчивая компенсация.

www.krasotaimedicina.ru

Зависимое расстройство личности (ЗРЛ) является одним из наиболее часто диагностируемых расстройств личности. Зависимому расстройству личности подвержены одинаково мужчины и женщины, оно может возникнуть в юношеском возрасте или в более зрелом.

Люди с зависимым расстройством личности эмоционально зависимы от других людей и тратят огромные усилия, пытаясь угодить другим. Люди с зависимым расстройством личности склонны показывать окружающим, насколько они в них нуждаются, они ведут себя пассивно и всячески сопротивляются той ситуацией, чтобы оказаться вне подчинения и зависимости от кого-либо.

Другими симптомами зависимого расстройства личности являются:

  • Неспособность человека принимать решения, которые касаются даже таких повседневных мелочей, как, что надеть без рекомендаций или одобрения других.
  • Избегание обязанностей взрослого, пассивные и беспомощные действия, зависимость от супруга или друга в плане принятия решений, где жить или работать.
  • Сильный страх, чувства заброшенности, опустошения и беспомощности, когда заканчиваются отношения с близким человеком. Человек, страдающий зависимым расстройством личности, сразу же бросается в новые отношения, как только предыдущие закончились.
  • Сверхчувствительность к критике.
  • Пессимизм и отсутствие уверенности в себе, в том числе потому, что человек уверен, что не в состоянии самостоятельно позаботиться о себе.
  • Избегание соглашаться с другими в любых вопросах из-за боязни потерять поддержку или одобрение.
  • Невозможность запуска проектов или решения задач из-за отсутствия уверенности в себе.
  • Страх одиночества.
  • Готовность терпеть плохое обращение и насилие со стороны других.
  • Готовность относиться к потребностям окружающих выше, чем к своим собственным.
  • Склонность к наивным и фантазиям.
  • Что вызывает зависимое расстройство личности?

    Точная причина возникновения заболевания неизвестна. Скорее всего, этому способствует ряд биологических и других факторов. Некоторые исследователи считают, что зависимое расстройство личности способен спровоцировать чересчур авторитарный стиль воспитания.

    Как диагностируется зависимое расстройство личности?

    Диагноз зависимого расстройства личности иногда путают с пограничным расстройством личности. Симптомы двух этих заболеваний похожи. Однако при пограничном расстройстве личности человек реагирует на опасения получить отказ, проявляя гнев или чувствуя пустоту. При зависимом расстройстве личности он реагирует на страх отказа с покорностью и все равно стремиться поддерживать отношения зависимости.

    Не существует специфических лабораторных анализов для диагностики зависимого расстройства личности, но врач может использовать различные диагностические тесты, чтобы исключить физическое заболевание как причину возникновения психических и психологических симптомов.

    Если физических симптомов не выявлено, пациент направляется к психологам или психиатрам, которые используют специально разработанные интервью и оценочные инструменты для определения у человека расстройства личности.

    Лечение зависимого расстройства личности

    Как и в случае со многими расстройствами личности, люди с ЗРЛ, как правило, не обращаются за медицинской помощью по поводу самого расстройства. Скорее, они могут обратиться за лечением, когда отклонения в их поведении, связанные с данным заболеванием становятся слишком заметными, а сами они уже не в состоянии с ними справиться. Люди с зависимым расстройством личности склонны к развитию депрессии или беспокойства, что и может побудить индивида обратиться за помощью.

    • Психотерапия (тип консультирования) является основным методом лечения зависимого расстройства личности. Целью терапии является помощь человеку с ЗРЛ стать более активным и независимым, и научиться формировать здоровые отношения. Краткосрочная терапия с конкретными целями является предпочтительной, когда акцент делается на управлении поведением, мешающим нормальному функционированию. Часто для пациента и терапевта бывает полезно обратить совместное внимание на роль терапевта, чтобы распознать адресные способы, которыми пациент может сформировать такую же пассивную зависимость от лечения, что он формирует за его пределами. Конкретные стратегии могут включать обучение человека самоутверждению, развитие уверенности в себе и когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), чтобы помочь развить новые подходы и оценить перспективы по отношению к себе и к другим людям. Более значимые изменения в структуре личности могут быть достигнуты долгосрочной психоаналитической или психодинамической психотерапией, где рассматривается опыт формирования защитных механизмов для преодоления стресса и изменения отношения к привязанностям в близких отношениях.
    • Лекарства для лечения зависимого расстройства личности могут быть использованы те же самые, которые принимают люди, страдающие от депрессии или тревоги. Тем не менее, нужно тщательно проверять при лекарственной терапии, не впадает ли человек в зависимость от применяемых препаратов, не начинает ли злоупотреблять наркотиками.
    • Каковы осложнения зависимого расстройства личности?

      Люди с зависимым расстройством личности могут страдать депрессией, тревожными расстройствами и фобиями, а также склонны к злоупотреблению психоактивных веществ. При этом они представляют потенциальную опасность для окружающих, так как готовы практически на все, чтобы сохранить отношения с доминирующим партнером или тем, от кого зависят по службе или работе.

      Каковы перспективы людей с зависимым расстройством личности?

      Лишь психотерапия позволит людям с ЗРЛ понять, как именно они могут сделать собственную жизнь более независимой.

      Можно ли предотвратить зависимое расстройство личности?

      Профилактика данного заболевания невозможна. Возможно лишь лечение человека с зависимым расстройством личности, в процессе которого он узнает и начинает применять наиболее продуктивные способы борьбы с заболеванием.

      Развитие структуры личности является сложным процессом, который начинается с самого раннего возраста. Психотерапия направлена на изменение личности может быть более успешной, когда началась рано, пациент высокомотивирован для того, чтобы победить недуг, а между врачом и пациентом установились доверительные рабочие отношения.

      moskovskaya-medicina.ru

      Зависимое расстройство личности

      Описываемое расстройство также заимствовано из DSM. В российской и немецкой классической психиатрии указанный тип расстройства отсутствовал.

      Эпидемиология. По некоторым данным, распространенность этой категории составляет 2,5% из всех расстройств личности. Встречается чаще у женщин, чем у мужчин, в большей степени выражено в раннем детском возрасте. Предрасполагающим фактором являются хронические соматические заболевания детского возраста.

      Клиника. Стержневым проявлением является неуверенность в себе, низкая самооценка. Больных характеризует пессимистическое видение действительности, страх выражения сексуальных и агрессивных побуждений. Они избегают ответственности, необходимость выполнения лидерских функций вызывает выраженную тревогу. Одни и те же задачи составляют проблему или удаются легко в зависимости от того, решаются ли они самостоятельно или под чьим-то руководством. Отношения с окружающими искажены тем, что пациенты играют в них лишь вспомогательные, подчиняемые роли, унижаются ради того, чтобы быть принятыми и часто недобросовестно эксплуатируются в интересах других. Утрата значимых отношений с доминирующим лицом чревата последующим развитием депрессивного эпизода. Круг общения сужен и включает лишь доминирующих лиц, перспективы профессионального роста ограничены. В folie a deux член диады, перенимающий бредовую систему, обычно страдает зависимым расстройством личности.

      Женщины этого типа подолгу переносят агрессивного, неверного, алкоголизирующегося супруга для сохранения чувства зависимости от него. У мужчин зависимый тип может парадоксально проявляться в гиперкомпенсаторных стереотипах доминирования, сопровождаемого страхом обнаружения базисной зависимой организации личности и негативной оценки ее другими.

      В беседе с врачом больные податливы и не готовы к равноправному сотрудничеству с ним, проявлению собственной инициативы в работе над своими проблемами.

      Диагноз. Для диагностики зависимого расстройства личности состояние, помимо общим для расстройств личности (F60), должно соответствовать по меньшей мере четырем из нижеследующих качеств или поведенческих стереотипов: 1) активное или пассивное перекладывание на других большей части важных решений в своей жизни; 2) подчинение собственных потребностей нуждам других людей, от которых зависит пациент, и неадекватная податливость их желаниям; 3) недостаточная готовность к предъявлению даже разумных требований людям, от которых пациент находится в зависимости; 4) дискомфорт при пребывании в одиночестве из-за чрезмерного страха неспособности к самостоятельной жизни; 5) частая озабоченность страхом быть покинутым другими людьми и остаться предоставленным самому себе; б) ограниченная способность принимать повседневные решения без многочисленных советов и ободрения окружающих.

      Хочется все же оставить вопрос открытым — правомерно ли данный тип безоговорочно признавать расстройством личности, т.е. психопатией, даже при соответствии не четырем, а всем признакам? Если рядом социально-положительный, с достаточной эмпатией «опекун» (например, супруг), то в течение всей жизни может сохраняться достаточная социальная адаптация. Легче таким личностям было адаптироваться и в «суровом комфорте» тоталитарных режимов с четкой регламентацией всех сфер жизни и патриархальным типом семьи. Возможно, и с этим обстоятельством связано отсутствие описаний подобного расстройства в классической немецкой и российской психиатрии.

      Дифференциальный диагноз. О дифференцировке тревожного и зависимого типов см. в рубрике F60.6. Тенденции к зависимости от окружающих обнаруживаются и в случаях истерического и пограничного типов, но в отличие от них пациенты тревожного типа менее склонны к манипулятив-ному поведению и способны длительно сохранять зависимые отношения с одним и тем же лицом. Пациенты шизоидного типа и с шизотипическим расстройством стремятся к тому, чтобы быть не столько зависимыми, сколько изолированными. Больных с агорафобией отличает специфический характер зависимости, представляющий собой не психологическое подчинение, а использование окружающих для компенсации основного симптома.

      Лечение. Принципы терапии сходны с изложенными для тревожного типа, основной задачей также является повышение уровня самоутверждения. Задачей психодинамической терапии является коррекция нереалистических представлений больного о том, что психологическая независимость означает одиночество и потерю любви близких.

      Групповая терапия с женщинами в особенности эффективна в гомогенных по полу группах. У женщин зависимость определяется не только нарушениями индивидуального развития личности, но и социальными ожиданиями полоролево-го поведения. Критической может оказаться ситуация, когда для выведения из социальной дезадаптации требуется отделение от доминирующего лица, являющегося причиной дезадаптации (например, агрессивного и алкоголизирующегося супруга). Пациентка может оказаться перед крайне для нее мучительным выбором между необходимостью сотрудничества с врачом и лояльностью к патологическим отношениям с супругом.

      Врач всегда должен подчеркивать большое уважение к чувству зависимости больного, сколь бы патологичным оно ни являлось. Врачу важно также самому не «застрять» в роли доминирующего лица, обеспечив достаточные условия для формирования автономного поведения больного. Обычным и опасным противопереносом являются отрицательные эмоции, возникающие у психотерапевта в связи с чрезмерными ожиданиями больного опекать его и принимать за него решения.

      Сопутствующие тревожно-депрессивные проявления являются показанием для соответствующей симптоматической психофармакотерапии, которую следует проводить с соответствующей настороженностью. Манипулирование симптомами и лекарственными назначениями может быть одним из внешних проявлений психологической зависимости от врача, к которой склонны эти пациенты.

      psyera.ru

      / Расстройства личности_1

      Три года назад она стала получать психотерапию и сначала с готовностью идеализи­ровала своего терапевта, находя его невероятно прозорливым и чутким. Позднее она начала относиться к нему враждебно и требовательно, желая все больше и больше сессий, иногда по две в день. Ее жизнь сосредоточилась на терапевте; все другие люди к тому моменту были из нее вычеркнуты. Хотя се враждебность к терапевту была очевидна, она не могла это ни осознать, ни сдержать. Трудности общения с терапев­том завершались многочисленными порезами предплечья и суицидальными угроза­ми, которые привели к госпитализации (Spitzer et al., 1994, p. 233).

      Клинические наблюдения за людьми с пограничным личностным расстрой­ством четко указывают на неспособность достигнуть гармоничного ощущения сво­его «я» как главный предрасполагающий причинный фактор. Этим людям не уда­ется завершить процесс приобретения гармоничной и устойчивой самоидентично­сти, и это фиаско ведет к осложнениям в межличностных отношениях.

      Несмотря на то что люди с пограничным личностным расстройством обычно ориентируются в обстоятельствах и окружающей обстановке, у них бывают отно­сительно кратковременные, или преходящие, эпизоды, когда кажется, что они по­теряли контакт с реальностью и бредят или переживают другие психозоподобные симптомы: галлюцинации, параноидальные убеждения, искажения образа тела или диссоциативные симптомы. У госпитализированных больных с тяжелым погра­ничным личностным расстройством психотические симптомы могут возникать часто и длиться подолгу. Установлено, что у 20-40% людей с таким расстройством развивается преходящий систематизированный бред (ложные убеждения) и гал­люцинации (ложные сенсорные перцепции) (Gunderson et al., 1995). Среди боль­ных с диссоциативными симптомами риск членовредительства представляется особенно высоким (Brodsky, Cloitre & Dulit, 1995).

      Установлено, что диагнозу пограничного личностного расстройства могут удов­летворять около 2% населения, хотя они представляют диспропорциональное ко­личество больных, находящихся как в стационарных, так и в амбулаторных усло­виях (Widiger & Trull, 1993). Есть данные о том, что около 8% амбулаторных и около 15% стационарных больных, обращающихся за помощью, имеют погранич­ное личностное расстройство. Примерно 75% индивидов, которым ставится дан­ный диагноз, — женщины.

      Коморбидность с другими расстройствами I оси

      С учетом многочисленных и разнообразных симптомов и дефектов ощущения лич­ностной идентичности, неудивительно, что данное личностное расстройство обыч­но сочетается с различными другими, относящимися к I оси, в диапазоне от рас­стройств настроения и тревожных расстройств (особенно панического и ПТСР) до злоупотребления психоактивными веществами и расстройств питания (Widiger & Trull, 1993). Особенно выражена его связь с расстройствами настроения, так, что в какой-то момент своей жизни около 50% лиц с ПЛР также удовлетворяет диагно­зу расстройства настроения (Widiger & Trull, 1993). В прошлом это заставило не­которых исследователей предположить, что пограничные расстройства располага­ются ближе к «границе аффективных», нежели шизофренических психозов (Akiskal et al, 1985, p. 45), или что пограничное личностное расстройство может представлять собой «в буквальном смысле пограничное состояние между патологией личности и патологией настроения» (Widiger & Trull, 1993, p. 377). Это означает, что у погранич­ной личности имеет место как нарушение способности регулировать свое настрое­ние, так и патология структуры личности (Soloff, Cornelius & George, 1991).

      Взаимное пересечение пограничной личности и депрессии частично связано с пересечением симптомов, наличие которых необходимо для постановки диагнозов пограничного личностного расстройства и расстройств настроения. Несмотря на наличие этой внешней особой связи между данными расстройствами, сейчас все­ми признано, что это не так (Gunderson & Philips, 1991). Например, другие рас­стройства II оси сочетаются с депрессией чаще, чем пограничное личностное рас­стройство. Более того: переживание депрессии пограничными личностями в изве­стном смысле отчетливо отличается от переживаний других депрессивных лиц тем, что в первом случае чаще присутствует хроническое чувство одиночества (Soloff et al., 1991; Westen et al., в изложении Gunderson & Philips, 1991). Кроме того, по­граничные пациенты гораздо чаще считают свои отношения с друзьями и близки­ми враждебными и непрочными, а также демонстрируют более первазивную дис­функцию в социальных отношениях, чем депрессивные больные (Benjamin & Wonderlich, 1994; Sack et al., 1996). Помимо того, пограничные пациенты с депрес­сией не так хорошо поддаются традиционному лечению основными антидепрессан­тами, как другие депрессивные больные (Gitlin, 1996; Gunderson & Philips, 1991).

      Коморбидность с другими личностными расстройствами

      Пограничное личностное расстройство нередко сочетается и со многими другими личностными расстройствами, особенно с истероидным, зависимым, асоциальным и шизотипичным. Тем не менее Уидигер и Трулль (Widiger & Trull, 1993) отмети­ли, что прототипическую пограничную личность можно отличить от прочих сле­дующим образом: «Прототипическая эксплуатация окружающих пограничными личностями обычно является злобной и импульсивной реакцией на разочарование, тогда как у личностей асоциальных она представляет собой расчетливое, не отяго­щенное чувством вины действие, направленное на извлечение личной выгоды. Сексуальность может играть большую роль в отношениях истероидных, нежели пограничных личностей, что явствует из свойственной первым тенденции к эро­тизации ситуации, соперничеству с представителями одного с ними пола и не­уместным обольщающим действиям. Прототипическая шизотипичная личность не обладает эмоциональностью, отличающей пограничную личность, однако ей свойственна большая тяга к уединению и странному, чудаковатому поведению» (р. 377).

      Избегающее личностное расстройство

      Для индивидов с избегающим личностным расстройством характерен паттерн крайней социальной заторможенности и интроверсии, ведущий к пожизненным паттернам ограниченности социальных отношений и нежелания вступать в соци­альные интеракции. Будучи гиперсензитивными к критике, испытывая чувство боязни, они не ищут чужого общества; и в то же время им хочется любви, они часто страдают от одиночества и тоски. В отличие от шизоидных лиц, одиночество их не радует; неспособность спокойно общаться с другими людьми вызывает острую тревогу и сопровождается низким самоуважением и чрезмерной застенчивостью. В связи с гиперсензитивностью, при малейших признаках отвержения или соци­ального пренебрежения они готовы видеть насмешки и оскорбления даже там, где ничего подобного не имелось в виду, как видно из следующего случая.

      Разбор случая: библиотекарь с избегающим личностным расстройством. Салли, 35 лет, библиотекарь, вела сравнительно уединенную жизнь; у нее было мало знако­мых и не было близких друзей. С детских лет она боялась, что ее обидят или подвер­гнут критике, а потому была очень робкой и воздерживалась от установления тесных отношений с окружающими. За два года до начала психотерапии она отправилась на свидание с человеком, с которым познакомилась в библиотеке; они были приглаше­ны на вечеринку. К моменту, когда они прибыли на место, Салли чувствовала себя крайне неуютно, потому что была «плохо одета». Она быстро ушла и отказалась от дальнейших встреч со своим знакомым. Этот случай не давал ей покоя на протяже­нии двух лет. Именно это послужило причиной обращения Салли к психотерапевту, хотя она страшно боялась, что тот будет ее осуждать.

      На первых лечебных сессиях она большую часть времени сидела молча, находя слиш­ком трудным говорить о себе. После нескольких сессий Салли прониклась доверием к терапевту и перечислила множество случаев из детства, когда бывала «опустоше­на» отвратительным поведением на людях своего отца-алкоголика. Она старалась сделать все, чтобы школьные товарищи ничего не знали об ее домашних проблемах.

      Однако Салли пришлось, когда скрывать это уже стало невозможно, ограничить круг друзей, защищая себя от неловких ситуаций и критики.

      Когда Салли только начала лечиться у психотерапевта, она сторонилась людей до тех пор, пока не приобретала уверенность в том, что «нравится им». По ходу терапии, которая фокусировалась на улучшении ее социальных навыков и успешности, Сал­ли достигла некоторого прогресса в сближении и общении с людьми.

      Настоятельная потребность Салли избегать ситуаций, вызывающих у нее чув­ство стеснения, является главным отличительным признаком избегающей лично­сти. Жизнь полна риска, но некоторые люди не в состоянии вынести даже малей­шей опасности оказаться в неловком положении или подвергнуться критике. Они хотят гарантированного успеха, прежде чем примутся за что-либо, и, если таких гарантий нет, просто не вступают в игру.

      Главное различие между нелюдимами с избега­ющим и шизоидным личностными расстройства­ми состоит в том, что избегающий индивид гиперсензитивен к критике, робок и неуверен. Шизоидный индивид холоден, равнодушен и безразличен к критике.

      Из результатов некоторых исследований следует, что избегающее расстройство может быть биологически обусловленным и часто возникает в младенчестве или в детстве, подкрепляется факторами окружающей среды и далее превращается в вы­соко устойчивый и хронический поведенческий паттерн (Alden & Карр, 1988; Kagan, 1997; Kagan, Reznick & Snidman, 1988). Главное его отличие от нелюдима с шизо­идной личностью состоит в том, что избегающий индивид гиперсензитивен к кри­тике, тогда как человек с шизоидной личностью равнодушен, холоден и безразли­чен к ней (МШоп & Martinez, 1995). Избегающую личность нелегко от­личить и от зависимой. В данном случае отличием может быть то, что зависимым индивидам очень труд­но обособиться в отношениях в силу чувства собственной некомпе­тентности, тогда как избегающим лицам сложно завязывать эти отно­шения, ибо они боятся критики и от­вержения (Millon & Martinez, 1995). Кроме того, зависимая личность со­средоточена прежде всего на забот­ливом отношении к ней, тогда как избегающая — на избегании унижения и отвержения (American Psychiatric Asso­ciation, 1994). Однако следует отметить, что эти два расстройства достаточно часто сочетаются.

      Еще одной серьезной проблемой является дифференцирование между избегаю­щим личностным расстройством и генерализованной социальной фобией (глава 5). В ходе многочисленных исследований было выявлено значительное сходство меж­ду этими расстройствами и сделан общий вывод, согласно которому избегающее личностное расстройство — более тяжелая форма генерализованной социальной фобии (Alpert et al., 1997; Holt, Heimberg & Hope, 1992; Noyes et al., 1995; Turner et al, 1992). Это согласуется с данными исследований, подтверждающими существова­ние генерализованной социальной фобии без избегающего личностного расстрой­ства и наличие очень немногих случаев избегающего личностного расстройства без генерализованной социальной фобии. В этом случае наблюдается совпадение с данными, где индивиды с избегающим личностным расстройством отличаются несколько более высоким уровнем дисфункции и дистресса, включая большую его устойчивость и низкое самоуважение (Millon & Martinez, 1995). Более того: оба расстройства поддаются лечению одними и теми же психофармакологическими препаратами (Gitlin, 1996; Liebowitz etal., 1992). Эти факты привели Уидигера (Widiger, 1992) к предположению, что эти два расстройства «могут быть промежу­точными состояниями между тревожными и личностными расстройствами и, по сути, подразумевающими одну и ту же психопатологию» (р. 341). Аналогичное мнение недавно было отражено в DSM-IV, где отмечается, что эти расстройства настолько близки, «что могут являть собой альтернативные представления об од­них и тех же или сходных состояниях» (pp. 663-664).

      Зависимое личностное расстройство

      Индивиды с зависимым личностным расстройством отличаются крайней зависи­мостью от других людей, особенно своей потребностью в заботе, что приводит к навязчивому и подчиненному поведению. Они также начинают сильно волновать­ся и даже пугаются при возможности разлуки или простой необходимости побыть какое-то время в одиночестве, что часто приводит к необоснованным обращениям за неотложной медицинской помощью (Bornstein, 1992, 1997). Такие индивиды обычно окружают себя людьми. Они подчиняют свои потребности и взгляды чу­жим интересам, чтобы удерживать людей рядом с собой, что нередко ведет к не­разборчивости в выборе товарищей. В случае некорректного обращения они, как правило, не могут выказать окружающим свой гнев, что вызвано страхом лишения их поддержки, из-за чего способны сохранять тесные отношения с людьми, кото­рые оскорбляют их либо психологически, либо физически. Им крайне трудно при­нимать даже самые обыденные решения, не заручившись многочисленными сове­тами и гарантиями. Это может быть связано с тем, что им не хватает чувства уве­ренности и они ощущают себя беспомощными, даже имея хорошие социальные навыки или иные способности. Они могут хорошо функционировать, если от них не требуется самостоятельности. В представленном ниже случае женщина с зави­симым личностным расстройством пережила сильный дистресс и ей пришлось обратиться за помощью, когда ее бросил муж.

      Разбор случая: мать с зависимым личностным расстройством. Сара, 32-летняя мать двоих детей, работающая бухгалтером по налогообложению с неполной занятостью, однажды вечером обратилась в кризисный центр, после того как ее муж Майкл, с которым она прожила полтора года, оскорбил ее действием и ушел из семьи. Он, хотя ни разу не бил детей, часто грозился это сделать, когда был пьян. Сара выглядела крайне встревоженной и обеспокоенной своим будущим; ей хотелось узнать «как быть дальше». Она хотела, чтобы ее муж вернулся, и ее, казалось, совершенно не волновала его склонность к рукоприкладству. В свою очередь, он, на тот момент безработный, ле­чился в специальном реабилитационном учреждении по программе амбулаторной по­мощи закодированным наркоманам и алкоголикам, призванной обучать воздержанию от всех аддиктивных веществ посредством отвращения к ним и единения с группой.

      Хотя Сара хорошо зарабатывала, она сомневалась в своей самостоятельности. Она понимала, что «глупо» было зависеть от мужа, которого она сама называла «закон­ченным неудачником». (С первым мужем, который бросил ее с ребенком, когда ей было 18, у нее были такие же отношения.) За последние месяцы Сара несколько раз собиралась подать на развод, но так и не решилась это сделать. Она грозилась уйти, но, когда наступало время переходить к действиям, «застывала на пороге», чувствуя слабость во всем теле и пустоту в желудке при мысли о «жизни без Майкла».

      Из-за неуверенности в себе зависимые личности пассивно разрешают посторон­ним принимать за них жизненно важные решения: где им жить и работать, с кем дру­жить и даже как проводить свободное время. Такие индивиды, как правило, кажутся «бескорыстными» и ласковыми, так как не чувствуют себя вправе обнаруживать даже намеки на собственную индивидуальность. Они часто охвачены страхом, что их бросят, оставят в одиночестве, и если одни отношения прекращаются, то пытают­ся безотлагательно завязать новые. В качестве сопутствующего диагноза для людей с зависимым личностным расстройством нередко могут быть тревожные расстрой­ства (особенно социальная фобия, паническое расстройство или генерализованное тревожное расстройство) (Bornstein, 1995). У больных с расстройствами питания зависимое личностное расстройство также встречается очень часто.

      Некоторые черты зависимого личностного расстройства напоминают черты пограничного, истероидного и избегающего расстройств, но существуют и разли­чия. Например, пограничные и зависимые лица одинаково боятся быть брошенны­ми. Однако человек с пограничным расстройством, оказавшись в такой ситуации, реагирует чувством опустошенности или ярости. В то время как зависимый инди­вид реагирует прежде всего смирением и попытками уладить дело; если он и оста­ется в одиночестве, то немедленно пускается на поиски новой связи. Более того: для зависимой личности не характерен тот паттерн неистовых и бурных отноше­ний, которым отличается индивид с пограничным расстройством. Как истероидные, так и зависимые индивиды испытывают сильную потребность в утешении и одобрении. Истероидные лица намного общительнее, напыщеннее, более активно требуют к себе внимания, тогда как зависимые покладистее и скромнее. Наконец, как уже отмечалось, избегающие и зависимые личности объединяет чувство непол­ноценности и гиперсензитивность. Однако избегающий индивид более робок в социальном плане и не пробует налаживать отношения, чтобы не быть отвергну­тым, тогда как зависимый человек стремится к построению отношений, невзирая на страх отвержения (Hirschfeld, Shea & Weise, 1995).

      Обсессивно-компульсивное личностное расстройство

      Индивиды с обсессивно-компульсивным личностным расстройством (ОКЛР) отличаются перфекционизмом (стремлением к безупречности) и чрезмерной заботой о поддержании порядка. Они также озабочены сохранением сознательного межличностного контроля посред­ством тщательного соблюдения правил и расписаний. Такие люди, боясь ошибить­ся, крайне осмотрительны в делах и многократно проверяют себя, чтобы подстра­ховаться. Поскольку мелочи, которыми они поглощены, зачастую тривиальны, они тратят время впустую. Кроме того, их перфекционизм нередко оказывается совер­шенно дисфункциональным в связи с тем, что задуманное никогда не доводится до конца. Такие люди все отдают работе, жертвуя досугом; им трудно расслаблять­ся или сосредоточиваться только на развлечениях (Widiger & Frances, 1994).

      В соответствии с существующими представлениями, главным отличием людей с обсессивно-компульсивным личностным расстройством является их чрезмерное чувство ответственности, включающее в себя стремление быть осмотрительными, дисциплинированными, компетентными, целеустремленными и организованными, а также абсолютно ригидные морально-этические установки (Widiger & Frances, 1994). Кроме того, им трудно расстаться со старыми, пришедшими в негодность предметами обихода; иногда у них развиваются крайние скупость, жадность. Им трудно делиться своими полномочиями с другими людьми, они отличаются край­ней инертностью и упрямством. Неудивительно, что окружающие считают обсессивно-компульсивных индивидов ригидными, чопорными и холодными.

      Ранее предполагалось, что обсессивно-компульсивное личностное расстрой­ство представляет собой диатез в плане развития полномасштабного обсессивно-компульсивного расстройства (глава 5). В настоящее время эта точка зрения счи­тается ошибочной (Pfohl & Blum, 1995), хотя некоторые исследователи придержи­ваются мнения, что имеющиеся данные еще недостаточно убедительны. Например, в двух исследованиях, предпринятых Баером с коллегами (Baer et al., 1990,1992), было обнаружено, что лишь от 6 до 16% больных с обсессивно-компульсивным расстройством удовлетворяет критериям для обсессивно-компульсивного лично­стного расстройства; другое, более позднее исследование показало, что критериям для ОКЛР удовлетворяет 30% больных (Diaferia et al., 1997). Понятно, что эти цифры, несомненно, были выше, если бы личностное расстройство служило диа­тезом для обсессивно-компульсивного расстройства (Pollak, 1995). Более того, из обзоров научной литературы следует, что приблизительно у 35% людей с обсес-сивно-компульсивным расстройством нет никаких обсессивно-компульсивных личностных черт (Barlow, 1988) и что оно чаще встречается при двух других лич­ностных расстройствах: зависимом и избегающем (Pfohl & Blum, 1995).

      Рис. (нет) Человек с обсессивно-компульсивным личност­ным расстройством отличается высоким пер­фекционизмом, который серьезно мешает ему доводить до конца разнообразные замыслы. Та­кие люди слишком преданы своей работе. Кро­ме того, они абсолютно ригидны в морально-этических вопросах, и им трудно делиться свои­ми полномочиями с другими. Также они склонны быть беспощадными к себе и окружающим.

      Чтобы подчеркнуть различие между этими двумя расстройствами, вспомним, что при развернутом обсессивно-компульсивном расстройстве человек страдает от постоянного вторжения особенно неприятных мыслей или образов (обсессий), которые являются источником сильнейшей тревоги или дистресса. Последние можно ослабить только при помощи компульсивных ритуалов, например гигиени­ческими процедурами или проверками. Значительная часть жизни такого челове­ка может быть потрачена на регулярное исполнение этих обрядов. Для людей с обсессивно-компульсивным личностным расстройством характерен, напротив, стиль жизни, отмеченный сверхсознательностью, отсутствием гибкости, перфекционизмом без выраженных обсессий и компульсивных ритуалов. Несмотря на то что такие люди могут переживать по поводу соответствия выполненной работы их собственным строгим стандартам, в отличие от индивидов с обсессивно-компульсив­ным расстройством, свойственная им компульсивность их не тревожит. В представ­ленном ниже случае можно видеть пример обсессивно-компульсивной личности.

      Разбор случая: Алан, обсессивно-компульсивная личность. Казалось, что Алан, работавший диспетчером на железной дороге, находится на своем месте. Он был доб­росовестен, отличался перфекционизмом и был внимателен к любым мелочам. Од­нако он не поддерживал тесных отношений с сослуживцами, и те, но их словам, счи­тали, что он немного «не в себе». Он сильно расстраивался при малейших изменениях в своем обыденном расписании. Например, он весьма раздражался, когда его сослу­живцы нарушали тщательно составленные им графики и планы. Если он застревал в пробке, то колотил по рулевому колесу и проклинал других водителей, заставляю­щих его ждать.

      Короче говоря, Алан получал мало удовольствия от жизни и постоянно переживал из-за пустяков. Следовать его жестким правилам было невозможно, и у него, когда он не мог выполнить свои запутанные планы, часто возникали головные боли от на­пряжения или боли в животе. Его врач, обративший внимание на слишком частые жалобы соматического порядка и достаточно перфекционистский подход к жизни, направил его на психологическое освидетельствование. Алану порекомендовали пси­хотерапию, хотя прогноз в отношении значительных поведенческих изменений пред­ставлялся сомнительным. Он не стал выполнять лечебных рекомендаций, так как посчитал, что не может позволить себе отвлекаться от работы.

      Некоторые черты обсессивно-компульсивного личностного расстройства пере­секаются с чертами нарциссического, асоциального и шизоидного расстройств, хотя между ними есть и различия. Перфекционизм, например, присущ как людям с обсессивно-компульсивным личностным расстройствам, так и нарциссическим индивидам. Однако нарциссический индивид более претенциозен и склонен счи­тать, что уже достиг совершенства, тогда как обсессивно-компульсивный человек нередко бывает весьма самокритичным. Общей чертой индивидов с нарцисси­ческим и асоциальным личностными расстройствами может быть также недоста­точное великодушие по отношению к другим людям, что свойственно обсессивно-компульсивной личности, но первые склонны извинять себя, тогда как последние одинаково черствы как к себе, так и к окружающим. Наконец, и шизоидные, и об­сессивно-компульсивные индивиды могут отличаться известным формализмом и социальной отчужденностью, но только шизоидная личность не способна к по­строению близких отношений. Обсессивно-компульсивной личности трудно под­держивать межличностные отношения из-за чрезмерной преданности работе и не­умения выражать свои чувства.

      Условные категории личностных расстройств в DSM-IV

      Пассивно-агрессивное личностное расстройство

      Одним из самых спорных личностных расстройств считается пассивно-агрессив­ное личностное расстройство. Важной причиной, по которой этот диагноз вызы­вает сомнения, служит недостаточное эмпирическое подкрепление его надежнос­ти и валидности. Отчасти это связано с тем, что речь в данном случае может идти больше о ситуационной реакции, нежели о черте личности. Подобная реакция воз­никает, в частности, в случаях, когда индивид возмущен налагаемыми на него огра­ничениями, необходимостью следовать различным правилам и установкам (Widiger & Chat, 1994). Поэтому, невзирая на то что данное расстройство включалось в DSM-3 и DSM-III-R, в DSM-IV, оно было помещено в Приложении и сопровожда­лось некоторыми новыми критериями, которые нуждаются в дальнейшем изуче­нии, чтобы можно было получить более точное концептуальное представление о нем (Millon & Radovanov, 1995).

      Согласно существующему сегодня мнению, люди с пассивно-агрессивным лич­ностным расстройством демонстрируют первазивный паттерн пассивного сопро­тивления требованиям социальной или производственной ситуации. Для них так­же характерен паттерн негативистских установок, не связанный с сопутствующи­ми тяжелыми депрессивными или дистимическими состояниями. Их пассивное противодействие требованиям оказывается разными способами, начиная от про­стого сопротивления выполнению рутинных задач и заканчивая угрюмой медли­тельностью, конфликтностью или чередованием неповиновения с подчинением. Такие люди обычно жалуются на то, что их не понимают и недооценивают, и в то же время могут глубоко презирать и порицать стоящих над ними. Они также сетуют на свою невезучесть и завидуют другим людям, которые кажутся более удачливыми.

      Паттерн пассивно-агрессивной личности представлен в следующем случае.

      Разбор случая: пассивно-агрессивный психиатр. На первую беседу 34-летний пси­хиатр опоздал на 15 минут. Недавно его уволили из психиатрического центра, так как он, по словам начальника, часто опаздывал на работу и собрания, пропускал приемы, забывал о назначенных встречах, поздно подавал отчеты, отказывался выполнять инструкции и казался незаинтересованным в своем деле. Он был удивлен и возму­щен. Пациент полагал, что если взять во внимание невыносимые условия, в которых ему приходилось трудиться, то он просто замечательно справлялся с делом, и считал своего начальника слишком назойливым и требовательным. Тем не менее он признал, что у него длительное время не складываются отношения с начальством.

      Пациент состоит в несчастливом браке. Он жалуется на жену, называя ее «придирой», говоря, что она его не понимает. Жена, в свою очередь, жалуется на его необязатель­ность и упрямство. Он отказывается от любых домашних работ и часто не доводит до конца то немногое, за что считает себя ответственным. Декларация о доходах подает­ся с опозданием, счета не оплачиваются. Пациент общителен и весьма обаятелен. Однако друзей, как правило, раздражает его нежелание считаться с компанией. Если, например, ему не хочется идти в ресторан, то он дуется весь вечер или «забывает» бумажник (по Spitzer et al., 1989, pp. 107-108).

      Итак, пассивно-агрессивная личность в проблемной ситуации не вступает в прямую конфронтацию, оказывая пассивное сопротивление посредством медли­тельности, забывчивости или мрачного настроения. Эти характерные способы ре­агирования, неэффективное поведение досаждают окружающим, а также вызыва­ют фрустрацию у самого индивида, поскольку его действия не ведут к конструк­тивному решению проблем.

      studfiles.net

      10 видов расстройств личности и их внешние проявления

      Расстройствами личности (иначе – конституциональными психопатиями) страдает около 10% людей. Патологии такого рода внешне проявляются стойкими нарушениями поведения, которые отрицательно сказываются на жизни самого больного и его окружения. Разумеется, далеко не каждый человек, ведущий себя эксцентрично или непривычно для других, психопат. Отклонения в поведении и характере считаются патологическими, если они прослеживаются с юности, распространяются на несколько аспектов жизни и приводят к личностным и социальным проблемам.

      Параноидное расстройство

      Человек с параноидным расстройством личности никому и ничему не доверяет. Он болезненно воспринимает любые контакты, всех подозревает в недоброжелательности и враждебных намерениях, негативно истолковывает любые поступки других людей. Можно сказать, что он считает себя объектом всемирного злодейского заговора.

      Такой больной постоянно недоволен или чего-то опасается. В то же время он агрессивно настроен: активно обвиняет окружающих в том, что они его эксплуатируют, обижают, обманывают и т. д. Большинство таких обвинений не только не имеет оснований, но и прямо противоречит реальному положению дел. Страдающий параноидным расстройством очень злопамятен: он может годами вспоминать свои реальные или мнимые обиды и сводить счеты с «обидчиками».

      Обсессивно-компульсивное расстройство

      Обсессивно-компульсивная личность склонна к абсолютному педантизму и перфекционизму. Такой человек все делает с преувеличенной аккуратностью, стремится подчинить свою жизнь раз и навсегда установленным схемам. Любая мелочь, например, изменение расстановки посуды на столе, может привести его в ярость или вызвать истерику.

      Страдающий обсессивно-компульсивным расстройством считает свой стиль жизни абсолютно верным и единственно приемлемым, поэтому агрессивно навязывает подобные правила окружающим. На работе он мешает сослуживцам постоянными придирками, а в семье нередко становится настоящим тираном, не прощающим близким даже малейшего отклонения от своего идеала.

      Асоциальное расстройство

      Асоциальное расстройство личности характеризуется неприятием любых правил поведения. Такой человек плохо учится не из-за отсутствия способностей: он просто не выполняет заданий преподавателя и не ходит на занятия, потому что это обязательное условие обучения. По той же причине он не приходит на работу вовремя и игнорирует указания начальников.

      Поведение асоциального типа не является протестным: человек нарушает все нормы подряд, а не только те, которые представляются ему неправильными. И он очень быстро вступает в конфликт с законом, начиная с мелкого хулиганства и порчи или присвоения чужого имущества. Правонарушения обычно не имеют реальной мотивации: человек бьет прохожего без всякого повода и отнимает у него кошелек, не нуждаясь в деньгах. Те, кто страдает асоциальным расстройством, не удерживаются даже в преступных сообществах – там ведь тоже есть свои правила поведения, соблюдать которые больной неспособен.

      Шизоидное расстройство

      Для шизоидного типа личности характерен отказ от общения. Человек кажется окружающим неприветливым, холодным, отстраненным. Он обычно не имеет друзей, ни с кем не контактирует, кроме ближайших родственников, работу выбирает так, чтобы делать ее в одиночку, не встречаясь с людьми.

      Шизоид слабо проявляет эмоции, одинаково безразлично относится к критике и похвале, практически не интересуется сексом. Человека этого типа сложно чем-то порадовать: он почти всегда равнодушен или недоволен.

      Шизотипическое расстройство

      Подобно шизоидам, люди, страдающие шизотипическим расстройством, избегают создания дружеских и семейных связей, предпочитая одиночество, но исходный посыл у них другой. Личности с шизотипическими отклонениями экстравагантны. Они часто разделяют самые нелепые суеверия, считают себя экстрасенсами или магами, могут странно одеваться и подробно, художественно излагать свои воззрения.

      У людей с шизотипическим расстройством бывают разнообразные, почти не связанные с реальностью фантазии, зрительные или слуховые иллюзии. Больные представляют себя главными действующими лицами событий, не имеющих к ним никакого отношения.

      Истероидное расстройство

      Страдающий истероидным расстройством личности считает, что обделен вниманием окружающих. Он готов сделать все, чтобы его заметили. При этом истероид не видит существенной разницы между настоящими достижениями, достойными признания, и скандальными выходками. Критику такой человек воспринимает болезненно: если его осуждают, впадает в ярость и отчаяние.

      Истероидная личность склонна к театральности, вычурности поведения, преувеличенной демонстрации эмоций. Такие люди очень зависимы от чужого мнения, эгоистичны и весьма снисходительны к собственным недостаткам. Обычно стремятся манипулировать близкими, шантажом и скандалами добиваться от них выполнения любых своих капризов.

      Нарциссическое расстройство

      Нарциссизм проявляется в уверенности в безоговорочном превосходстве над другими людьми. Человек, страдающий таким расстройством, уверен в своем праве на всеобщее восхищение и требует поклонения от всех, с кем сталкивается. Он неспособен на понимание чужих интересов, сопереживание и критическое отношение к себе.

      Лица, склонные к нарциссизму, постоянно хвастаются своими достижениями (даже если в реальности ничего особенного не совершают), демонстрируют себя. Свою любую неудачу нарцисс объясняет завистью к его успеху, тем, что окружающие не в силах оценить его по достоинству.

      Пограничное расстройство

      Такая патология проявляется в крайней нестабильности эмоционального состояния. Человек мгновенно переходит от радости к отчаянию, от упрямства к доверчивости, от спокойствия к тревоге, и все это без реальных причин. Он часто меняет политические и религиозные убеждения, постоянно обижает близких, как будто нарочно отталкивая их от себя, и в то же время панически боится остаться без их поддержки.

      Пограничное расстройство означает, что человек будет периодически впадать в депрессию. Такие личности склонны к неоднократным попыткам суицида. Пытаясь утешиться, они нередко впадают в наркотическую или алкогольную зависимость.

      Избегающее расстройство

      Человек, страдающий избегающим расстройством, считает себя абсолютно никчемным, непривлекательным и неудачливым. В то же время он очень боится, что окружающие подтвердят это мнение, и в итоге избегает любого общения (кроме контактов с людьми, которые гарантированно не выразят негативного мнения), фактически прячется от жизни: ни с кем не знакомится, старается не браться за новые дела, опасаясь, что ничего не получится.

      Избегающее расстройство личности можно считать гипертрофированной формой застенчивости, основанной на тяжелейшем комплексе неполноценности.

      Зависимое расстройство

      Человек с зависимым расстройством личности страдает совершенно необоснованной уверенностью в собственной беспомощности. Ему кажется, что без совета и постоянной поддержки близких он не выживет.

      Больной полностью подчиняет свою жизнь требованиям (реальным или мнимым) тех лиц, в помощи которых он, как ему кажется, нуждается. В самом тяжелом случае человек вообще не может оставаться в одиночестве. Он отказывается принимать самостоятельные решения, требует советов и рекомендаций даже по мелочам. В ситуации, когда его вынуждают проявить самостоятельность, больной впадает в панику и начинает следовать любым советам, вне зависимости от того, к какому результату они могут привести.

      Психологи считают, что истоки расстройств личности лежат в детских и юношеских впечатлениях, в тех обстоятельствах, которые сопровождали человека первые 18 лет его жизни. С годами состояние таких больных почти не меняется. Расстройства личности не корректируются с помощью медикаментов. Этих больных лечат, используя психотерапевтические методы (семейные, групповые и индивидуальные сеансы) и такие способы, как терапия средой (проживание в специальных общинах). Однако вероятность улучшения состояния большинства пациентов невысока: 3 из каждых 4 страдающих расстройствами личности не считают себя больными и отказываются от диагностики и помощи специалистов.

      www.neboleem.net